WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Психологическая война немецко-фашистских войск против частей красной армии и населения временно оккупированных территорий в годы великой отечественной войны (на материалах воронежской области. 1942 –

На правах рукописи

Филоненко Михаил Иванович

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК ПРОТИВ ЧАСТЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ И НАСЕЛЕНИЯ ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (НА МАТЕРИАЛАХ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ. 1942 1943 ГГ.)

Специальность 07.00.02 отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Воронеж 2006

Работа выполнена на кафедре истории Отечества ФГОУ ВПО

«Воронежский государственный аграрный университет им. К.Д. Глинки»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

ПЛАКСИН Виктор Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

САВУШКИН Леонид Михайлович

кандидат исторических наук

МАРКОВА Светлана Васильевна

Ведущая организация: Курский государственный университет

Защита состоится 13 ноября 2006 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета К 212.036.01 в Воронежском государственном педагогическом университете по адресу:

394043, г. Воронеж, ул. Ленина, 86 (ауд. 408).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Воронежского государственного педагогического университета (ауд. 326).

Автореферат разослан 12 октября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук,

доцент ПЕРЕПЕЛИЦЫН А.В.

3

Изучение истории Великой Отечественной войны продолжает оставаться сегодня одним из ведущих направлений в исторической науке. Великая Отечественная война стала для нашего Отечества суровым испытанием, так как в ее ходе решался вопрос о самом существовании нашего государства. Гитлеровская Германия и ее сателлиты ставили своей целью не просто территориальные приобретения или контрибуции, а уничтожение России как государства.

В этом году исполняется 65 лет начала Великой Отечественной войны. Сегодня нуждаются в переосмыслении и уточнении ранее широко известные теоретические положения, ведется поиск новых методов исследования, позволяющих обеспечить объективную реконструкцию процессов прошлого. Одним из важнейших факторов движения современного российского общества вперед является изучение и сохранение опыта старших поколений, передача его от одного поколения к другому. Однако в последнее время появилась тенденция, когда авторы публикаций о войне «забывают» о человеконенавистнической сущности фашизма и для того, чтобы сгладить впечатление от злодеяний захватчиков, в противовес им приводят неподкрепленные документами мифы, в свое время активно распространявшиеся немецко-фашистской пропагандой, что является попыткой заставить россиян забыть об истинных целях войны, развязанной Германией против Советского Союза.

Актуальность научной разработки избранной темы обусловлена следующими факторами: 1) необходимостью дальнейшего освещения исторических аспектов разгрома немецко-фашистских войск и их сателлитов в годы Великой Отечественной войны; 2) противоречивыми, неполными и несистематизированными материалами и сведениями о психологическом противостоянии воюющих сторон в период Великой Отечественной войны; 3) потребностью в объективном освещении и анализе всей подрывной деятельности органов немецко-фашистской пропаганды на территории Воронежской области в военный период на основе вновь «открывшихся» документальных источников; 4) необходимостью усиления научно обоснованной аргументации в опровержении голословных утверждений и нападок оппонентов, принижающих героическое прошлое нашего государства и оспаривающих решающий вклад СССР в победу над фашизмом; 5) важностью усиления военно-патриотического воспитания молодежи на боевых традициях армии и народов России.

В настоящее время является очевидной высокая актуальность научного изучения вопросов теории и истории психологических войн. Чтобы понять настоящее и дать адекватный прогноз будущего, следует обратиться к анализу прошлого, а ближайшим историческим примером массированного психологического воздействия на Вооруженные Силы и гражданское население нашей страны является деятельность нацистской пропаганды в годы Великой Отечественной войны.

Состояние научной разработки темы. Вопросы ведения психологической войны, военно-политической пропаганды в годы Великой Отечественной войны в общих чертах или фрагментарно освещались в некоторых работах советских, российских и иностранных историков.

В отечественной историографии, имеющей отношение к теме исследова-

4

ния, целесообразно условно выделить следующие периоды: 1) начало 1940-х – середина 1950-х годов; 2) вторая половина 1950-х – 1980-е годы; 3) с 1990-х годов по настоящее время. Точные даты этапов фиксировать нецелесообразно, так как изменения в литературе, особенно научной, появляются не сразу после тех или иных исторических или политических событий.

Первые работы, затрагивающие некоторые аспекты интересующей нас проблемы психологической войны появились уже в первые годы Великой Отечественной войны[1]. Издания военных лет носили пропагандистский, патриотический характер. В них давалась характеристика фашистского «нового порядка», рассматривались вопросы по антифашистской и оборонной тематике. В работах воронежских историков рассматривался ход боев за Воронеж, борьба воронежцев против оккупантов, разоблачались преступления захватчиков на временно оккупированной территории[2]. Ценность этих работ в том – что они написаны непосредственно очевидцами событий. Недостатком их являлась идеологическая заданность публикаций, несколько однобокая, односторонняя оценка действий немецко-фашистских оккупантов.



В первое послевоенное десятилетие продолжилась работа по систематизации различных документальных материалов по истории Великой Отечественной войны[3]. В начале 1950-х гг. Генштаб Советской Армии выпускал «Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны», в котором раскрывались роль и место наиболее важных событий, сражений, операций в 1941-1945 гг., обобщался опыт ведения коалиционной войны в Европе, рассматривались ее итоги и уроки. В 1953 г. в одном из выпусков этого сборника была опубликована статья военного историка В.П. Морозов «Острогожско-Россошанская наступательная операция войск Воронежского фронта», а в 1956 г. отдельной книгой вышла его же работа «Западнее Воронежа»[4] в которых наряду с исследованием наступательных операций советских войск на Воро

5

нежском фронте зимой 1943 г., затрагивалась проблема идеологической работы в действующей армии в ходе боев на воронежской земле.

Второй этап развития исторических исследований психологической войны в исследуемый период характеризовался кроме процесса естественного накопления информационно-фактического материала, процессом более детального анализа различных аспектов истории Великой Отечественной войны, в том числе психологического, пропагандистского противостояния фашисткой Германии, ее сателлитов и Советского Союза. В эти годы значительно выросла источниковая база для изучения истории Великой Отечественной войны. Появилось множество работ о борьбе советского народа против оккупантов в годы войны1. В этих трудах содержатся сведения и о планах немецко-фашистских захватчиков, и об оккупационном режиме, и о борьбе советского народа в тылу врага.

Для характеристики психологической войны, проводимой немецко-фашистскими захватчиками против населения временно оккупированных районов больший интерес представляют специальные сборники документов, опубликованные в 60-е годы прошлого столетия2. В них имеется фактический материал, характеризующий сущность «нового порядка», устанавливаемого захватчиками на оккупированных советских территориях.

На этом этапе отмечался существенный количественный рост научных публикаций по истории Великой Отечественной войны, в том числе многотомных фундаментальных трудов3. Появилось большое количество публикаций и в Воронежской области. В работах И.Ф. Бирюлина, А.И. Гринько, Р.Г. Гостева и других авторов рассматриваются вопросы борьбы партизан и подпольщиков против оккупантов, идеологическая работа местных партийных и комсомольских организаций среди населения4.

______________________________

? См.: Бессмертие юных. (О подпольных комсомольских организациях. Сборник статей). – М.: Правда, 1960; Бычков Л.Н. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. – М.: Мысль, 1965; Гринько А.И., Улаев Г.Ф. Богатыри земли Воронежской. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1965; Дандыкин Т.К. Еще одна страница подвига народного (Организаторская деятельность партии по налаживанию военно-хозяйственной и политической жизни в партизанских краях и зонах Курской, Орловской, Смоленской областей). – Брянск, 1971, и др.

? См.: Поражение германского империализма во второй мировой войне. Статьи и документы. – М.: Воениздат, 1960; СС в действии. Документы о преступлениях СС. – М.: Изд-во иностр. лит., 1960; Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944 гг.). – М.: Госполитиздат, 1963; «Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Док. и материалы. – М.: Наука, 1967, и др.

? История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945: В 6-ти томах. – М.: Воениздат, 1960-1965; История второй мировой войны. 1939–1945 гг. В 12-ти томах. – М.: Воениздат, 1973-1982.

? Кривцун Л.В. Воронежские комсомольцы в годы Великой Отечественной войны / Л.В. Кривцун. – Воронеж: Обл. кн. изд-во, 1958; Гринько А.И. Двести героических дней: (Докум. очерки) / А.И. Гринько. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1965; Гринько А.И. Богатыри земли Воронежской / А.И. Гринько, Г.Ф. Улаев. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1965; Бирюлин И.Ф. Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне / И.Ф. Бирюлин. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1970; Бирюлин И.Ф. Воронежские рубежи / И.Ф. Бирюлин, Л.И. Суслов. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1972; Гостев Р. Воронежские комсомольцы в Великой Отечественной войне / Р. Гостев, П. Фоменко. – Воронеж: Коммуна, 1975.

6

Второй период историографии был насыщен рядом крупных исследований, выходом монографий, определявших первые шаги в изучении темы психологического, пропагандистского противостояния в годы Великой Отечественной войны.

Вышедший в 1971 г. фундаментальный труд А.Ф. Юденкова1, в прошлом одного из руководителей партизанского движения на Смоленщине, освещает основные направления идеологической борьбы на временно оккупированной советской территории. В отдельном разделе исследования, посвященному оккупационному режиму автор рассматривает содержание и формы фашистской пропаганды среди населения оккупированных советских территориях. Привлечение широкого круга архивных документов, анализ всех аспектов деятельности советского подполья делает эту монографию наиболее серьезным исследованием в советской историографии по данной проблеме.

Проблема немецко-фашистского оккупационного режима на захваченной территории Советского Союза затрагивается в работе Т.К. Дандыкина «Страницы подвига»2. Одна из глав монографии посвящена исследованию организации политической, хозяйственной деятельности немецкой администрации на оккупированной территории. Автор рассматривает планы гитлеровцев, показывает механизм насаждения «нового порядка», административное деление оккупированных территорий, систему экономической эксплуатации гражданского населения, механизмы отправки населения оккупированных территорий на работу в Германию. В данной работе характеризуются основные методы, средства и цели фашистской идеологической обработки населения, делаются выводы о значительном влиянии немецкой пропаганды на население оккупированных областей.

В работе И.А. Ивлева и А.Ф. Юденкова «Оружием контрпропаганды»3 пропагандистская деятельность на оккупированной территории как советской, так и немецко-фашистской стороны связаны воедино. Авторы не только проанализировали формы и средства советской пропаганды, но и дали оценку психологической войне фашистов на оккупированной территории Советского Союза.

В трудах, посвященных идеологическому противостоянию СССР и Запада в годы «холодной войны», рассматривались общие вопросы немецко-фашистской пропаганды. Главной целью авторов этих исследований4 было доказательство

______________________________

1 Юденков А.Ф. Политическая работа среди населения оккупированной советской территории (1941-1945 гг.) / А.Ф. Юденков. – М.: Мысль, 1971.

2 Дандыкин Т.К. Страницы подвига. Военно-хояйственная деятельность коммунистической партии в партизанских краях и зонах центра России (1941-1943 гг.) / Т.К. Дандыкин. – Тула: Приокское кн. изд-во, 1979.

3 Ивлев И.А. Оружием контрпропаганды: Советская пропаганда среди населения оккупированных территорий СССР, 1941-1944 / И.А. Ивлев, А.Ф. Юденков. – М.: Мысль, 1988.

4 Стрепетов В.И. Просчеты идеологических диверсантов / В.И. Стрепетов. – Л.: Лениздат, 1976; Арбатов Г.А. Идеологическая борьба в современных международных отношениях: доктрины, методы и организация внешнеполитической пропаганды империализма / Г.А. Арбатов. – М., 1970; Волкогонов Д.А. Психологическая война. Подрывные действия империализма в области общественного сознания / Д.А. Волкогонов. – М.: Воениздат, 1983.

7

прямого заимствования странами НАТО методов и приемов нацистской пропаганды.

Однако предметом специального исследования советских историков не были - сущность немецко-фашистского пропагандистского аппарата, его структура и деятельность на временно оккупированных советских территориях. Как правило, в своих трудах по данной проблеме авторы ограничивались разоблачением антисоветской направленности гитлеровской пропаганды и констатацией факта краха попыток фашистов заручиться поддержкой жителей временно захваченных советских территорий через проведение активной пропагандистской деятельности. При этом советские историки достаточно глубоко и всесторонне исследовали идеологическую работу Коммунистической партии в частях и подразделениях Красной Армии и среди населения в тыловых районах страны1.

Историки журналистики Я.Н. Засурский и Ю.Я. Орлов также обращались к теме нацистской пропаганды. В своих работах они рассматривали и подвергали критике принципы нацистского манипулирования массами2.

В 1981 г. вышла книга воспоминаний М.И. Бурцева «Прозрение»3. Автор в период Великой Отечественной войны возглавлял отдел (с августа 1944 г. управление спецпропаганды) Главного политического управления Красной Армии. Он рассказывает о малоизвестных событиях войны, о том, как происходила борьба за прозрение солдат и офицеров вражеских армий.

Организаторская, идеологическая работа местных партийных и комсомольских организаций по нейтрализации нацистской идеологии и воспитанию советских людей в духе патриотизма, верности делу социализма и преданности идеалам марксизма-ленинизма во время оккупации части территории Воронежской области получила освещение в исследовании В.Г. Шамаева4 и очерках истории партийной и комсомольской организаций, подготовленных к печати коллективами авторов5.

Третий период историографии, начавшийся на рубеже 80–90-х гг. ХХ столетия дал определенный толчок в изучении проблемы психологического противостояния в годы Великой Отечественной войны. Выходившие в свет работы были основаны на новых архивным материалах, были лишены идеологиче-

_______________________________

? Кондакова Н.И. Идеологическая победа над фашизмом (1941-1945 гг.) / Н.И. Кондакова. – М.: Политиздат, 1982; Комков Г.Д. На  идеологическом фронте Великой Отечественной... / Г.Д. Комков. – М.: Наука, 1983; Идеологическая работа КПСС в действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. / А.Д. Киселев, В.А. Глазачев, П.М. Глазунов и др. – М.: Воениздат, 1985., и др.

2 Техника дезинформации и обмана / под ред. Я.Н. Засурского. – М.: Мысль, 1978; Орлов Ю.Я. Крах немецко-фашистской пропаганды в период войны против СССР / Ю.Я. Орлов. – М.: Изд. МГУ, 1985.

3 Бурцев М.И. Прозрение (Военные мемуары) / М.И. Бурцев. – М.: Воениздат, 1981.

4 Шамаев В.Г. Партийное руководство военно-патриотическим воспитанием населения Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны / В.Г. Шамаев. – Воронеж: ВГУ, 1988.

5 Очерки истории Воронежской организации КПСС. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1967; Очерки истории комсомольских организаций Центрального Черноземья. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1978.

8

ских шор. В этом отношении несомненную теоретическую и практическую ценность представляет четырехтомник «Великая Отечественная война 1941-1945: Военно-исторические очерки»1. Из интересующих нас проблем в «Очерках» выделены и кратко рассмотрены темы партизанской борьбы в тылу врага, обстановки на оккупированной территории2, сотрудничества с врагом3.

В обзорном томе Всероссийской Книги памяти вышедшем в 1995 г. в главе «Гимн подвигу»4 рассказывается о деятельности советских журналистов, писателей, художников и других деятелей культуры по противостоянию фашисткой пропаганде, по отпору психологической агрессии захватчиков.

Современные российские историки, имея доступ к широкому кругу архивных источников, более подробно стали изучать психологическое противостояние в годы Великой Отечественной войны. В исследованиях Ю.В. Басистова, В.А. Горелкина, Н.В. Дорониной, Б.Н. Ковалева, С.И. Филоненко, И.И. Широкорад и других авторов проводится научный анализ различных аспектов деятельности пропагандистских аппаратов, СМИ Германии и Советского Союза на советско-германском фронте5. В исследовании В.Г. Крысько «Секреты психологической войны», одна из глав посвящена психологическим операциям, проводимым Германией, Великобританией, США и Советским Союзом в годы Второй мировой войны6. В 2003 г. к 60-летию военной контрразведки была издана книга «Смерш»: Исторические очерки и архивные документы»7. В издании описывается деятельность советской контрразведки по пресечению подрывной работы фашистских агентов на советской территории.

В последние годы одной из самых востребованных в отечественной исторической литературе стала проблема коллаборационизма. Среди обширного круга

_______________________________

? Великая Отечественная война. 1941 – 1945: Военно-исторические очерки: В 4 кн. – М.: Наука, 1998.





2 Великая Отечественная война 1941 – 1945: Военно-исторические очерки в 4 кн. – М.: Наука, 1998. Кн. 2: Перелом. – С. 328-354.

3 Великая Отечественная война 1941 – 1945: Военно-исторические очерки в 4 кн. – М.: Наука, 1999. Кн. 4: Война и народ. – С. 153-157.

4 Всероссийская Книга памяти, 1941–1945: Обзорный том. – М.: Воениздат, 1995. – С. 457-494.

5 Басистов Ю.В. Особый театр военных действий: Листовки на фронтах Второй мировой войны / Ю.В. Басистов. – СПб.: Русско-Балтийский информационный центр Блиц, 1999; Горелкин В.А. Пропагандистская деятельность нацистской Германии среди военнослужащих Красной Армии и населения временно оккупированных территорий СССР в период Великой Отечественной войны: 1941-1945: дис. … канд. ист. наук / В.А. Горелкин. – Волгоград, 2003; Доронина Н.В. Нацистская пропаганда на оккупированных территориях Ставрополья и Кубани в 1942-1943 гг.: цели, особенности, крах: дис. … канд. ист. наук / Н.В. Доронина. – Ставрополь, 2005; Ковалев Б.Н. Антифашистская борьба: анализ пропагандистского противостояния (1941-1944 гг.). На материалах временно оккупированной территории Северо-Запада РСФСР: дис. … канд. ист. наук / Б.Н. Ковалев. – СПб., 1993; Филоненко С.И. Крах фашистского «нового порядка» на Верхнем Дону (июль 1942 – февраль 1943) / С.И. Филоненко, Н.В. Филоненко. – Воронеж, 2003; Широкорад И.И. Центральная периодическая печать СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): дис. … докт. ист. наук / И.И. Широкорад. – М., 2002.

6 Крысько В.Г. Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт) / В.Г. Крысько. – Минск: Харвест, 1999. – С. 350-376.

7 «Смерш»: Исторические очерки и архивные документы. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2003.

9

исследований на эту тему для нас наибольший интерес представляют труды С.И. Дробязко, Б.Н. Ковалева, А.В. Окорокова и М.И. Семиряги. В своих работах эти авторы наряду с другими вопросами рассматривают действия пропагандистского аппарата фашистской Германии, формы и методы его работы, направленные на вербовку советских граждан в оккупационные органы власти, в полицейские и карательные органы фашистской Германии, действовавшие на фронте и временно оккупированных районах СССР1.

История Второй мировой войны, отдельных ее сторон, в частности вопросы пропагандистского, психологического противостояния фашистской Германии и Советского Союза, являлись предметом изучения ряда зарубежных исследователей. Прежде всего, следует отметить научные труды и мемуары немецких авторов. В германской историографии много исследований посвящено личности и деятельности министра пропаганды Й. Геббельса2, большое внимание в германской историографии также уделено пропаганде на территории нацистской Германии3. Одним из первых исследователей, обратившихся к вопросам военной пропаганды Германии был Рудольф Зульцман4. Изучением внешней пропаганды фашисткой Германии и СССР также занимался К. Кирхнер, чьи работы посвящены структуре, организации и деятельности листовочной пропаганды на фронтах Второй мировой войны. Им опубликовано 18 томов листовок периода Второй мировой войны, 10-й том содержит каталог немецко-фашистских листовок, распространявшихся на советско-германском фронте в 1941 г.5

В процессе исследования темы нами были изучены и труды английских и американских историков. Наиболее полным трудом о нацистской пропаганде внутри Германии является монография Р. Герцштейна6. Анализ же внешней пропаганды ограничен кратким описанием деятельности отдела пропаганды вермахта и Министерства восточных оккупированных территорий. Пропагандистская деятельность фашистской Германии на советско-германском фронте рассматривалась в исследовании М. Балфора7.

________________________________

? Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил 1941-1945 гг. / С.И. Дробязко. – М.: Изд-во Эксмо, 2004; Ковалев Б.Н. Нацистский оккупационный режим и коллаборационизм в России (1941-1944 гг.) / Б.Н. Ковалев. – М: ООО «Транзиткнига», 2004; Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы второй мировой войны / А.В. Окороков. – М.: Военный университет, 2000; Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявление в годы Второй Мировой войны / М.И. Семиряга. – М., 2000.

2 См., например: Брамштедте Е. Йозеф Геббельс: Мефистотель улыбается из прошлого / Е. Брамштедте, Г. Френкель, Р. Манвелл. – Ростов н/Д, 2000.

3 См., например: Ветте В. Психологическая мобилизация немецкого населения 1933-1939 гг. / В. Ветте // Вторая мировая война: дискуссии, основные тенденции, результаты исследований. – М., 1997. – С. 160-175.

4 См.: Зульцман Р. Пропаганда как оружие в войне / Р. Зульцман // Итоги Второй мировой войны: Выводы побежденных / К. Типпельскирх, А. Кессельринг, Г. Гудериан и др. – СПб.-М.: Полигон-АСТ, 1998. – С. 516-545. (В ФРГ данная книга вышла в 1953 г. – М.Ф.).

5 Kirchner K. Flugblattpropaganda im 2. Weltkrieg. Band 10. Flugbltter aus Deutschland 1941: Bibliographie, Katalog / Klaus Kirchner. – Erlangen: Verlag D+C 1987.

6 Герцштейн Р.Э. Война, которую выиграл Гитлер / Пер. с англ. – Смоленск: Русич, 1996.

7 Balfour, Michael. Propaganda in war, 1939-1945. Organizations, policies a. publics in Britain a. Germany. – London etc. Routledre & Kegan Paul. – 1979.

10

Пропагандистское воздействие на население временно оккупированных советских территорий исследовалось в работе А. Даллина «Немецкое правление в России. 1941-1944. Исследование оккупационной политики»1. К. Рисе была написана первая биография Й. Геббельса на основе свидетельств сотрудников министерства просвещения и пропаганды, друзей и знакомых Геббельса2.

Таким образом, историографический анализ исследуемой темы показал ее научную неразработанность в данных территориальных и хронологических рамках. Принимая во внимание недостаточную изученность и актуальность темы данная работа ставит своей целью дать исторический анализ информационно-психологического воздействия гитлеровской Германии и ее сателлитов на население временно оккупированных районов Воронежской области и советских военнослужащих в 1942-1943 гг., в условиях противостояния ему советской контрпропаганды. Исходя из поставленной цели, нами выдвигаются следующие задачи:

  • описать структуру информационно-пропагандистского аппарата нацистской Германии;
  • изучить и выделить лейтмотивы психологической войны оккупационных войск на Дону;
  • исследовать и проанализировать формы и методы нацистской пропаганды в ходе боев на Верхнем и Среднем Дону;
  • определить цели, характер и особенности фашистской пропаганды на советские Вооруженные Силы и население временно захваченных территорий Воронежской области;
  • рассмотреть практическую деятельность партийных, советских органов, партизан и подполья по проведению контрпропаганды среди жителей оккупированных районов Воронежской области;
  • исследовать направления и содержание партийно-политической работы среди военнослужащих Воронежского, Юго-Западного и Брянского фронтов в 1942-1943 гг.

Объект и предмет исследования. Объектом данного диссертационного исследования является психологическая война на Верхнем и Среднем Дону в годы Великой Отечественной войны. Предмет исследования – исторические аспекты психологической войны, а именно содержание, цели и особенности немецко-фашистской пропаганды; формы и методы работы советских, партийных и военных структур по противодействию немецко-фашистской пропаганде; отношение населения временно оккупированных районов Воронежской области к идеологии и политике оккупационного режима; причины поражения фашистов в психологической войне.

Методологической основой диссертационного исследования явились принципы историзма, научности и системности. Принцип историзма позволил ис-

______________________________

? Dallin A. German Rule in Russia. 1941-1944. A Study of Occupation Policies. – New York; London, 1957. (На русском языке книга вышла в 1961 г. – М.Ф.).

2 Рисе К. Адвокат дьявола. Геббельс / К. Рисе. – М., 2000.

11

следовать нацистскую информационно-пропагандистскую машину в эволюции и взаимосвязи с военными действиями фашисткой Германии, в том числе в Воронежской области. Принцип научности включает использование без искажения всей суммы исторических фактов, относящихся к данному явлению, с учетом степени их достоверности. Согласно принципу системности факты рассматриваются в совокупности, развитии, образуют определенную целостность. На основе историко-типологического метода было разграничено пропагандистко-психологическое воздействие фашистской Германии и ее сателлитов на военнослужащих советских войск и население временно оккупированных районов. При рассмотрении различных документов использовался метод критического анализа.

Источниковая база исследования включает в себя различные по видам и информационной насыщенности источники. Во-первых, в ряду источников следует отметить опубликованные и широко известные официальные документы и материалы по широкому кругу вопросов, относящихся к исследуемой проблеме1.

Несомненную ценность, несмотря на субъективность изложенного материала, для данного исследования представляет мемуарная литература. Она позволила взглянуть глазами очевидцев двух противоборствующих сторон на события психологической войны в 1941-1945 гг.2 В том числе и на территории Воронежской области3.

Следующую группу источников составила периодическая печать исследуе-

_______________________________

? Важнейшие законы и постановления Советского государства за время Великой отечественно войны. – М., 1946; Пропаганда и агитация в решениях и документах ВКП(б). – М.: Госполитиздат, 1947; Воронежская область в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов. – Воронеж: Облиздат, 1948; Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сборник материалов. В 7-ми т. / Под общ. ред. Р.А. Руденко. – М.: Госюриздат, 1958; В тылу врага: Листовки партийных организаций и партизан периода Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. – М.: Госполитиздат, 1962; Преступные цели – преступные средства: Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944 гг.). – М.: Госполитиздат, 1963; Во имя победы: (Воронежская областная партийная организация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.): Сб. документов и материалов / Сост. Аброськин С.В., Васильева Г.И. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1975; Во имя победы: (Воронежская областная партийная организация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.): Сб. документов и материалов / Сост. Аброськин С.В., Васильева Г.И. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1975; История Отечества в документах. Ч 3. (1939 – 1945 гг.) – М.: ИЛБИ, 1995; «Смерш»: Исторические очерки и архивные документы. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2003, и др.

2 Гальдер Ф. Военный дневник: Ежедневные записки начальника Генерального штаба сухопутных войск. 1939 – 1942. В 3-х т. / Ф. Гальдер. – М.: Воениздат, 1968 – 1971; Бурцев М. Прозрение. Серия «Военные мемуары» / М. Бурцев. – М.: Воениздат, 1981; Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне «третьего рейха» против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания / Пер. с нем. и сост. Г.Я. Рудой. – Смоленск: Русич, 2000; Цизер Б. Дорога на Сталинград. Воспоминания немецкого пехотинца. 1941-1943 / Пер. Л.А. Игоревского. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2006, и др.

3 Воронеж в годы грозовые: Воспоминания. Очерки. Статьи. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1998; Морозов А.Я. Война у моего дома / А.Я. Морозов. – Воронеж: Ред. газ. «Коммуна», 2000; По ту сторону фронта: Очерки, статьи, воспоминания ветеранов войны и труда о боевых действиях партизанских отрядов, подпольщиков-разведчиков в тылу гитлеровцев. – Воронеж: Б.и., 2001; И память отзовется болью. Письма, воспоминания, документы. – Воронеж: ИСТОКИ, 2003, и др.

12

мого периода. Это областные газеты «Коммуна» и «Молодой коммунар», а также газеты оккупационных властей, издававшиеся в различных районах Воронежской области: «Бирюченский вестник», «Острогожский листок», «Россошанский вестник» и другие. Кроме того, при написании диссертационной работы были использованы советские и фашистские листовки, плакаты и брошюры.

Основу же источниковой базы исследования составили материалы различных архивов. Фонд №203 Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО) – «Полевое управление Воронежского фронта» содержит сводки, политдонесения частей и соединений Воронежского фронта характеризующие политико-моральное состояние войск в ходе оборонительных и наступательных операций Красной Армии на Дону в 1942-1943 гг. К сожалению остается труднодоступным для исследователей трофейный фонд ЦАМО №500 который содержит значительный массив документов, до недавнего времени имевших гриф «секретно». Наиболее ценные документы получены в Государственном архиве Воронежской области в фонде №2100 – «Фонд трофейных документов периода Великой Отечественной войны», который содержит коллекцию немецко-фашистских листовок, плакатов, воззваний распространявшихся на территории Воронежской области в 1942-1943 гг. В фонде №3478 «Штаб партизанского движения Воронежского фронта» Государственного архива общественно-политической истории Воронежской области (ГАОПИВО) содержатся документы о деятельности партизан, партийного и комсомольского подполья на территории временно оккупированных районов Воронежской области.

Нами также изучена коллекция листовок 2-й венгерской армии, которая находится в фондах архива Военно-исторического института и музея Министерства обороны Венгерской республики, г. Будапешт (HONVDELMI MINISZTRIUM HADTRTNETI INTZET S MZEUM FIGAZGAT).

Всего же в процессе исследования было изучено более 400 архивных дел из 4 архивов.

Важнейшим хранилищем документов периода Великой Отечественной войны является Центральный музей Вооруженных Сил Российской Федерации (ЦМВС). Особый интерес для нас представляет серия антифашистских листовок.

Многообразие видов источников, различных по содержанию и характеру способствовали всестороннему и глубокому анализу различных аспектов психологической войны на территории Воронежской области в 1942-1943 гг. Они обеспечили возможность всестороннего решения задач, поставленных в диссертационном исследовании.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом с июля 1942 по лето 1943 гг. Психологическая война в Воронежской области активизировалось с момента захвата части ее территории войсками фашистской Германии и ее сателлитов в ходе первой фазы немецкого летнего наступления 1942 г. (первый этап операции «Блау») в июле. Освобождение оккупированных территорий Воронежской области советскими войсками завершилось в ходе Воронежско-Касторненской наступательной операции, закончившейся в феврале 1943 г., а интенсивность психологической войны на территории Воронежской области снизилась к лету 1943 г.

13

Территориальные рамки работы охватывают территорию Воронежской области в ее довоенных административных границах.

Научная новизна диссертации определяется анализом и введением в научный оборот, в том числе через публикацию монографии, коллекции фашистских пропагандистских материалов, содержащей около 200 документов. Это первая в отечественной и зарубежной историографии публикация коллекции фашистских листовок, распространявшихся на советско-германском фронте в 1942-1943 гг. В научный оборот также введены документы, подтверждающие факты массового героизма и стойкости советских солдат и офицеров в ходе боев на Дону в 1942-1943 гг.

Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в 7 публикациях, в том числе в монографии «Психологическая война на Верхнем Дону: Мифы фашистской пропаганды» (Воронеж, 2006), а также докладывались на заседаниях кафедры истории Отечества ВГАУ им. К.Д. Глинки, на научно-практических конференциях, в том числе на международной конференции «Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне», посвященной 60-летию Великой Победы (2005 г.).

Практическое использование результатов исследования многопланово. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при написании обобщающих работ по истории Центрального Черноземья, Воронежской области в годы Великой Отечественной войны. Обширный фактический материал диссертации может быть применим и уже используются в лекционных курсах по истории Отечества, в военно-патриотическом воспитании российской молодежи. Содержащиеся в исследовании положения, выводы и обобщения могут иметь прикладное значение в практической деятельности государственных органов, общественных организаций, средств массовой информации.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура работы является логическим отражением характера, целей и задач исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя 6 параграфов, заключения, списка источников и литературы.

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, раскрыта степень ее разработанности в исторической литературе и источниковая база, определены цель и задачи, объект и предмет исследования, его хронологические и территориальные рамки. методологическая основа, методы, раскрывается научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава «Пропаганда как оружие агрессоров» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе дано определение понятия «психологическая война» и рассматривается процесс создания пропагандистского аппарата нацистской Германии, предназначенного для ведения психологической войны.

К началу Второй мировой войны нацистская Германия сделала все возможное, чтобы вести психологическую войну по-новому, не повторяя ошибок прошлого. 14

Пропагандистскую работу в нацистской Германии и на территории оккупированных в течение Второй мировой войны стран вело не только суперминистерство народного просвещения и пропаганды, но и ряд других ведомств, к числу которых относились внешнеполитическое ведомство НСДАП, министерство культуры, управление прессы и пропаганды министерства иностранных дел, созданное в июле 1941 г. министерство оккупированных восточных областей, специальные структуры вермахта, СС и т.д. Вся эта гигантская система была предназначена для ведения информационно-психологического воздействия, ставшего неотъемлемой частью Второй мировой войны. Имея богатый опыт сначала партийной, и затем общегосударственной пропаганды, нацисты с 1 сентября 1939 г. активнейшим образом использовали ее как оружие в войне против европейских стран, а с 22 июня 1941 г. – и против СССР.

С начала войны гитлеровская пропаганда стала военной как по содержанию, так и по форме организации: на первое место выдвинулись структуры не ведомства Геббельса, а вермахта. В апреле 1939 г. при штабе Верховного главнокомандования был сформирован отдел пропаганды, который возглавил полковник Хассо фон Ведель.

Отдел пропаганды ОКВ осуществлял общее руководство пропагандистскими частями вермахта: назначал персонал и занимался вопросами технического обеспечения, вырабатывал директивы и указания для проведения крупных пропагандистских акций и т.п. Отдел также занимался всеми мероприятиями по влиянию на общественность внутри рейха и за границей, если они затрагивали интересы вермахта или обороны страны. Отделу пропаганды вермахта подчинялись специальные воинские подразделения – роты пропаганды (Propagandakompanie). В круг их обязанностей входила, во-первых, пропаганда среди немецкого населения и военнослужащих («пропаганда на родину»), во-вторых, пропаганда в действующей армии («фронтовая пропаганда») и, в-третьих, «пропаганда на врага» – на его вооруженные силы и гражданское население.

Осуществлением пропагандистского воздействия на местное население и войска противника также занимались батальоны пропаганды, приданные ОКВ группам армий «Север», «Центр» и «Юг», которые вели боевые действия на советско-германском фронте. Эти батальоны осуществляли свою деятельность не только на фронте, но и в тылу на оккупированных территориях. Так, батальон пропаганды батальон «D» был ответствен за пропаганду на Дону.

Что касается общего идеологического руководства и стратегических разработок в области пропаганды на Вооруженные Силы и гражданское население СССР, то оно осуществлялось ведомством Геббельса.

На оккупированных территориях СССР пропагандистскую деятельность также осуществляло возглавляемое Розенбергом имперское министерство по делам оккупированных восточных областей, при котором существовало свое Управление прессы и пропаганды во главе с майором Кранцем, и отдельные структуры имперского министерства иностранных дел Риббентропа. Пропагандистскую работу были обязаны вести также все германские учреждения, офицеры, чиновники и работники, находящиеся на оккупированной территории. В систему пропаганды

15

оккупационных властей были включены не только комендатуры и управы, но и все низовые звенья администрации – бургомистры, старосты, начальники полиции, полицейские и т.д. Наконец, нацистами велась большая работа по подготовке пропагандистов из местного населения: было создано значительное количество школ и курсов пропагандистов, где проходили соответствующую подготовку лица из числа местной интеллигенции и военнопленных.

Подводя итог, можно сказать, что нацистская пропаганда, которая с величайшим цинизмом использовала объективные научные данные массовой психологии, имела большой опыт и располагала огромным разветвленным аппаратом и передовыми техническими средствами, представляла собой чрезвычайно опасное оружие, и это оружие было в полной мере использовано агрессорами в войне против СССР.

Во втором параграфе исследуются основные мифы нацистской пропаганды, которые она пыталась внушить военнослужащим Красной Армии и населению временно оккупированных территорий с целью психологически сломить и подчинить их своей воле.

В самом сжатом виде план психологической войны против СССР изложен в дневниковой записи Геббельса от 5 июня 1941 г.: «Директивы о пропаганде против России: никакого антисоциализма; никакого возвращения царизма; не говорить открыто о расчленении русского государства, так как мы озлобим армию, которая состоит в основном из русских; против Сталина и стоящих за ним евреев; земля – крестьянам, но колхозы пока сохраняются, чтобы спасти урожай; острые обвинения в адрес большевизма»1. Эти идеи служили руководством при создании разнообразной пропагандистской продукции; впрочем, только перечисленными пунктами пропаганда нацистов не ограничивалась.

Прежде всего, гитлеровская пропаганда стремилась перенести вину за развязывание войны с Германии на СССР, так что, по версии фашистов, последний оказывался агрессором, а первая – обороняющейся стороной и вообще защитницей мира. Эта идея использовалась гитлеровцами как для пропаганды на СССР, так и для пропаганды на собственное население и вооруженные силы; нацисты пытались доказать, что их преступное нападение на Советский Союз на самом деле является мерой вынужденной и необходимой, и что это справедливая для них война.

В дальнейшем эти мотивы широко варьировались в пропаганде нацистов на РККА и гражданское население захваченных областей СССР. Так, в своих листовках в 1942 г., фашисты писали: «Почему Германия в войне с СССР? Потому что Сталин и его управление желали нападения на Германию, так как они напали на Финляндию, Эстляндию, Латвию и Литву». В другой листовке можно было прочесть, что «германский народ не желал этой войны... Эту войну затеяли англо-американские капиталисты и империалисты и их верный слуга Сталин. Сталин ведет чисто захватническую и антинародную политику. Он доказал это нападением на целый ряд стран...»2.

________________________________

? http://www.vrazvedka.ru/main/analytical/lekt-02_02.shtml

2 ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 256. Л.1.; Д. 248. Л. 8.

16

Конечно, это была ложь; но это была ложь, в которую должны были поверить объекты пропаганды, и в которую хотели верить сами ее субъекты.

Значительные усилия нацистская пропаганда также прикладывала к созданию позитивного образа Адольфа Гитлера, который выстраивался с учетом предпочтений и особенностей массового восприятия населения СССР. Из богато иллюстрированной брошюры под говорящим само за себя названием «Адольф Гитлер – простой и скромный сын народа»1 любой советский человек мог узнать, что Гитлер якобы побеждает зло, его «германская армия совершает подлинные чудеса доблести и героизма, которые и тебя, крестьянин, и тебя, рабочий, освобождают от ваших угнетателей».

Несущей идеологической конструкцией всей немецко-фашистской пропаганды было фактическое отождествление сионизма, капитализма и коммунизма, в рамках которого западная финансовая олигархия («плутократия») и советская коммунистическая бюрократия оказывались двумя сторонами одной медали – «мирового еврейства, преследующего свои низменные интересы».

Нельзя утверждать, что все в нацистской пропаганде было ложью: о своей ненависти к евреям и коммунистам они говорили чистую правду, говорили честно, откровенно и вполне искренне. Но вот о своей любви к России и русским нацисты лгали – лгали лицемерно и нагло. Не спасать Россию от «жидов и большевиков», не освобождать русских от сталинизма пришли гитлеровцы; они пришли уничтожить Россию, сломить русский народ – народ стоявший на пути к окончательной победе «тысячелетнего рейха». Розенберг утверждал: «Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он был не в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе»2.

Великая Отечественная война была не только войной моторов; это была еще и войной психологов, борьбой за души людей, в которой нацистская пропаганда представляла собой поистине дьявольское оружие. Советский народ устоял перед злом, и мы сокрушили его; однако нельзя забывать, что сегодня, как и всегда, у России достаточно явных и скрытых врагов, которые стремятся к тем же целям и используют те же средства, и надо помнить, что никто не защитит нас, кроме нас самих.

В третьем параграфе на основе широкого круга архивных документов дан анализ форм и методов немецко-фашистской пропаганды.

Немецко-фашистская пропаганда использовала самые разнообразные формы информационно-психологического воздействия на вооруженные силы и гражданское население противника. Главными из этих форм являлись устная, радио-, кино- и печатная пропаганда. Удельные вес той или иной формы пропаганды в общей массе пропагандистской продукции широко варьировал в зависимости от характеристик объекта пропаганды и конкретных условий, в которых осуществлялась пропагандистская деятельность. В ходе Великой Отечественной войны основной формой воздействия на военнослужащих РККА и гражданское насе-

_______________________________

? ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 185. Л. 1–7.

2 Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. В 7 т. Т. 3. – С. 145–146.

17

ление СССР стала пропагандистская печать. Развернуть широкомасштабную устную пропаганду гитлеровцам мешал языковой барьер, демонстрация киноматериалов могла быть использована только на оккупированных территориях и была сопряжена с немалыми техническими и организационными трудностями, а эффективность радиопропаганды была резко ограничена тем фактом, что даже то небольшое количество частных радиоприемников, которые имелись до начала войны у советских граждан, были изъяты у них властями (с целью воспрепятствовать вражеской пропаганде) еще в конце июня 1941 г.1

Что же касается печатных средств пропаганды, то гитлеровцы широко использовали периодическую печать, однако сфера ее распространения по необходимости ограничивалась территорией временно оккупированных областей; самой же эффективной формой пропаганды, воздействие которой распространялось не только на население захваченных районов, но и на военнослужащих РККА и, до определенной степени, на население ближнего тыла, являлись малолистные печатные издания – в первую очередь, листовки.

По данным немецкого исследователя листовочной пропаганды К. Кирхнера, германские пропагандисты с 1939 по 1945 г. изготовили и распространили на фронтах около 5 млрд. экз. листовок2.

Особенностью немецких листовок, равно как и малолистных «раскладушек», буклетов, брошюр, было то, что они довольно часто маскировались под соответствующие типы советской печатной продукции. Нацистскими специалистами по ведению психологической войны применялся такой прием: пропагандистские материалы типографическим способом воспроизводили особенности оформления и шрифты партийных и комсомольских билетов, советских агитационных брошюр, газет и т.п. документов, первичное визуальное восприятие которых должно было способствовать формированию на подсознательном уровне доверия к их содержанию. Кроме того, такое маскировочно-мимикрирующее оформление должно было облегчить возможность чтения, хранения и распространения соответствующих материалов. В частности, листовка 409 Zb была оформлена в виде вырезки из газеты «Правда» от 28 мая 1942 г.3, составлявший всего 1/6 от общей площади листовки пропагандистский текст содержал в себе целый набор мифов: немцы хорошо относятся к пленным, союзники по антигитлеровской коалиции на самом деле враги, грядет новая антисталинская революция, Красная Армия обречена на поражение, так что пора переходить к немцам; все это в обрамлении подлинных текстов официально-официозной газеты «Правда» должно было подсознательно восприниматься как побудительно-оправдательное руководящее указание, побуждающее к соответствующему действию.

С течением времени в структуре листовок серии Zb оригинального советского текста становилось все меньше, а пропагандистского – все больше, что,

_____________________________

? Ковалев Б.Н. Нацистский оккупационный режим и коллаборационизм в России (1941-1944 гг.) / Б.Н. Ковалев. – М: ООО «Транзиткнига», 2004. – С. 281.

2 Kirchner К. Krankheit retten. Psychologiesche Kriegsfuhrung. – Berlin, 1976. – S. 9.

3 ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 247. Л. 1.

18

очевидно, отражало попытки германских специалистов психологической войны компенсировать снижение эффективности информационно-психологического воздействия в результате изменения положения на фронтах.

Важной составной частью нацистской пропаганды являлась контрпропаганда. Германские специалисты психологической войны старались опровергнуть сообщения советских СМИ о жестоком отношении немцев к советским военнопленным, о зверствах нацистов на временно оккупированных территориях. В частности одна из листовок серии RA/vp была посвящена опровержению ноты наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова от 27 апреля 1942 г., в которой приводились многочисленные примеры подлинного, а не пропагандируемого, отношения фашистов к военнопленным. Опровержение строилось на антитезах типа: «Молотов говорит, что немцы терроризируют военнопленных и население освобожденных областей. Правда же такова: Сталин безжалостно гонит на смерть изголодавшихся красноармейцев»1. Таким образом, антитеза была смещенной – гитлеровцы не столько оправдывались, сколько обвиняли, иных способов доказать, что «на самом деле» сотни тысяч красноармейцев не погибли в немецком плену, а продолжают вкушать радости безмятежного мирного существования в тылу армий вермахта, у составителей контрпропагандистских изданий не было.

Но при всей ловкости пропагандистов вермахта, изобретавших всевозможные аргументы и конструировавших любые «факты» с целью внушить советским людям, что правда – это ложь, а ложь – это правда, цели своей добиться они не смогли. Красноармейцы своими глазами видели, а жители временно оккупированных областей на своем опыте знали, что на деле представляет собой фашистский «новый порядок», и никакой пропагандистский гипноз не мог ничего с этим поделать. Нацистская пропаганда была и ловкой, и изобретательной, но «превратить в представлении народа самый ад в рай», как говорил о ней Адольф Гитлер, не смогла. Слова у фашистов постоянно противоречили делам.

Вторая глава «Психологическая война на Дону. Немецко-фашистская пропаганда и советская контрпропаганда в период временной оккупации части территории Воронежской области» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе исследуется фашистская пропаганда на военнослужащих частей и соединений Воронежского, Юго-Западного и Брянского фронтов в 1942-1943 гг.

Главными задачами информационно-психологического воздействия фашистов на военнослужащих Вооруженных Сил СССР являлись: устрашение противника; усиление тревоги за судьбу родных; усиление пораженческих настроений; подрыв авторитета государственного и военно-политического руководства СССР; подрыв авторитета командиров и начальников, неповиновение им; создание позитивного представления о плене; побуждение к добровольной сдаче в плен и к дезертирству.

______________________________

? ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 286. Л. 2.

19

Пропагандистским службам прямо предписывалось применять все имеющиеся возможности влияния на сознание и волю противника, не стесняясь использовать заведомую ложь и провокации.

Главная цель пропагандистского воздействия – снижение боеспособности частей и соединений Красной Армии. С этой целью фашистская пропаганда стремилась внедрить в сознание советских военнослужащих позитивное представление о плене. Активная пропаганда перехода на сторону противника велась фашистами в течение всего 1942 года. Пропагандисты вермахта не оставили надежд на массовую измену бойцов и командиров Красной Армии и в следующем, 1943 г., однако после сокрушительных поражений армий Германии и ее сателлитов под Сталинградом, на Среднем и Верхнем Дону, тезис о «неизбежном» военном поражении СССР перестал быть решающим аргументом. В листовках 1943 г. главный акцент делался не на том, что вермахт якобы уже победил РККА, а на том, что РККА не сможет победить вермахт: «Войне нет конца, на фронте и в тылу все плохо, и из этого бесконечного тупика есть лишь один выход – перейти к немцам».

Однако, немецко-фашистская пропаганда проигрывала свою психологическую войну против советских Вооруженных Сил точно так же, как и войска Германии и ее сателлитов на советско-германском фронте.

Во втором параграфе анализируется фашистская пропаганда на население временно оккупированных районов Воронежской области.

На территории Придонья, захваченной немецко-фашистскими войсками в июле 1942 г. основным средством пропаганды оккупантов была печать, а именно – малолистные издания (листовки, воззвания, приказы, распоряжения и т.п.) и периодика. Весь арсенал печатной продукции использовался в первую очередь для того, чтобы внушить людям мысль, что оккупанты – это не оккупанты, не захватчики, а освободители, несущие им избавление от коммунистического гнета1.

Значительную роль в немецко-фашистской пропаганде на население временно оккупированных районов Придонья играла идея совместного с «освободителями» восстановления народного хозяйства, «разрушенного большевиками». Пропагандистские воззвания доказывали, что «в ранее освобожденных западных областях хозяйственная и культурная жизнь, несмотря на войну, уже в полном расцвете. Миллионы прилежных рук взялись за работу и залечивают раны, нанесенные большевиками и войной. Немедленно принимайтесь за восстановление городов и сел», – призывали население создатели пропагандистской продукции2.

Главной задачей пропаганды среди сельского населения временно оккупированных районов Воронежской области стала популяризация так называемого «нового аграрного порядка», который широко рекламировался и в листовках, и на страницах периодической оккупационной печати, было обеспечение

_______________________________

? ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 211. Л. 5.

2 ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 161. Л. 1 об.

20

экономических целей оккупантов – изъятия как можно большего количества сельскохозяйственной продукции у жителей Придонья.

Важное место в информационно-психологическом воздействии на население временно оккупированных районов Воронежской области занимала пропаганда вербовки рабочей силы для отправки в Германию. Многочисленные листовки, плакаты, брошюры, газетные статьи и другие виды пропагандистской печатной продукции прежде всего старались создать у потенциальных «остарбайтеров» («восточных рабочих») позитивный образ Германии. В гитлеровской Германии – доказывали тексты, тезисы которых иллюстрировались красочными фотографиями – мужчины и женщины живут и трудятся совсем в других условиях, чем в СССР, где «“рабоче-крестьянская” советская власть эксплоатировала рабочих и крестьян так, как и не снилось никаким капиталистам». В рейхе нет ни коммунистов, ни буржуев, зато «цеха и мастерские полны света и воздуха», персонал заводов и фабрик дешево, сытно и вкусно обедает в «больших, чистых, хорошо обставленных столовых», рабочие живут в собственных уютных коттеджах с садами и огородами, а «старые рабочие получают пенсию, которая им дает возможность не работая хорошо жить»1. Однако реальная действительность сильно отличалась от идиллических картинок фашистской пропаганды.

Жители захваченного немцами и их венгерскими и итальянскими сателлитами Придонья на собственном опыте, равно как и из рассказов своих родных, близких, знакомых имели полную возможность убедиться в циничной лживости немецкой пропаганды, поэтому, сколько бы не пыталась вражеская пропаганда перетянуть их на сторону захватчиков, ее усилия оказались тщетными.

В третьем параграфе анализируется советская контрпропаганда среди войск РККА и гражданского населения в тылу врага.

В июле 1942 г. в результате летнего наступления немецко-фашистских войск (операция «Блау») часть Воронежской области оказалось в оккупации. Было оккупировано 34 (29 полностью и 5 частично) района из 832. На временно оккупированной территории фашисты проводили массированную психологическую обработку населения.

Преодолев трудности первых дней оккупации, обкомы ВКП(б) и ВЛКСМ наладили работу по связи с подпольными райкомами и руководили их работой на оккупированной территории. Воронежский обком ВКП(б) поставил перед засылаемыми и оставшимися на захваченной территории подпольщиками и партизанами задачу «развернуть среди населения антинемецкую агитацию, призывать и организовывать саботаж населением всех проводимых немцами мероприятий, не дать оккупантам воспользоваться урожаем, скотом и личным имуществом колхозников»3.

Для работы среди населения подпольщики использовали различные формы и средства политического воздействия, но особенно эффективным средством в

____________________________

? ГАВО. – Ф. 2100. Оп. 1. Д. 223. Л. 1–1 об.

2 ГАВО. – Ф. 1440. Оп. 18. Д. 134. Л. 2.

3 ГАОПИВО. – Ф. 3478. Оп. 1. Д. 7. Л. 22-22об.

21

условиях фашистского террора и преследований была печатная пропаганда и агитация. С первых дней организации работы подполья Воронежский обкомом ВКП(б) организовал издание печатных материалов для проведения пропагандистской и контрпропагандистской работы среди населения временно оккупированных районов. В июле-сентябре 1942 г. были изданы, совместно с политуправлением Воронежского фронта, и распространены среди населения письмо-обращение «К колхозникам и колхозницам временно оккупированных немцами районов Воронежской области» (30 тыс. экз.); обращение рабочих, колхозников, интеллигенции, принятое на общих собраниях трудовых коллективов Воронежской области, к населению оккупированных районов (30 тыс. экз.); листовка о зверствах немецко-фашистских оккупантов (30 тыс. экз.); листовка к партизанам временно оккупированных районов области (20 тыс. экз.); обращение к молодежи оккупированных районов Воронежской области (30 тыс. экз.); листовка к населению оккупированных районов о прорыве нашими войсками обороны немцев на Западном и Калининском фронтах (100 тыс. экз.); были выпущены три специальных номеров газеты «Коммуна» для населения оккупированных районов, (20 тыс. экз. каждый)1.

Наряду с печатной продукцией, получаемой районными комитетами партии от обкома ВКП(б), некоторые райкомы с первых же дней перехода на нелегальное положение наладили выпуск своих листовок. В листовках помещались сводки Совинформбюро и другие материалы, отражавшие положение на фронтах, разоблачавшие оккупационную политику немецко-фашистских захватчиков2. В листовках звучали призывы к населению саботировать приказы и распоряжения фашистских властей3. Тираж листовок из-за недостатка бумаги был небольшим – по 200-300 экземпляров. Значительная часть документов писалась от руки, размножалась через копировальную бумагу. От жителя к жителю, от села к селу они быстро распространялись, находили живой отклик в сердцах советских людей. Газеты и листовки помогли населению оккупированных районов правильно оценить действия оккупационных властей, понять их намерения при подготовке и проведении каких-либо акций. В данном случае можно говорить о значительной контрпропагандистской деятельности подполья.

О действенности агитационно-пропагандистской работы, проводимой среди населения захваченных районов свидетельствовали многочисленные акты саботажа уборочных и полевых работ, укрытие от оккупантов урожая.

Хотя следует признать, что партизаны и подпольщики не в состоянии были обеспечить листовками, спецномерами газет все население захваченных фашистами городов, сел и деревень.

Во время боев на Воронежской земле в 1942-1943 гг. в частях Воронежского, Юго-Западного и Брянского фронтов проводилась многогранная агитационно-пропагандистская работа. Основными формами этой работы являлись группо-

________________________________

? ГАОПИВО. – Ф. 3478. Оп. 1. Д. 2. Л. 15, 16.

2 ГАОПИВО. – Ф. 3478. Оп. 1. Д. 9. Л. 24.

3 ГАОПИВО. – Ф. 3478. Оп. 1. Д. 9. Л. 23.

22

вые и индивидуальные беседы, митинги. Огромное значение придавалось печати и наглядной агитации. Одной из главных задач этой работ было воспитание у личного состава чувства ненависти к немецко-фашистскими захватчиками, желание скорее вступить в бой с ненавистным врагом. Политической работой были охвачены все подразделения частей и соединений воевавших на донских рубежах. Это позволило поднять наступательный порыв личного состава, обеспечить высокие темпы наступления зимой 1942/43 г., отмечался массовый героизм солдат и офицеров в боях.

В заключении подводятся итоги исследования, делаются обобщающие выводы.

Информационно-психологическое воздействие, реализуемое с помощью разнообразных пропагандистских технологий, являлось важной частью теории и практики германского нацизма. Сам Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс и другие лидеры НСДАП придавали огромное значение пропаганде как средству захвата и удержания политической власти и как одному из неотъемлемых компонентов вооруженного противоборства. Опираясь на данные социальной психологии, нацистские идеологи разработали концепцию пропаганды как способа эффективного воздействия на волю, чувства и разум широких народных масс, позволяющего установить над ними тотальный контроль и добиться искренней активной поддержки правящего режима. Для реализации этой концепции нацистами был создан мощный разветвленный аппарат, использовавший в своих целях всю совокупность средств массовой информации.

Преступно развязав Второму мировую войну, гитлеровская Германия и ее сателлиты стремились добиться победы любыми средствами, не последнее место среди которых занимала военная пропаганда, организацией и ведением которой занимались специализированные службы, такие, как Отдел пропаганды ОКВ – Верховного командования вермахта. Готовясь к нападению на СССР, гитлеровцы придавали большое значение пропагандистскому обеспечению агрессии, что нашло свое отражение в разработке планов информационно-психологического воздействия на советские Вооруженные Силы и гражданское население, усилении кадрового и технического потенциала «вермахт-пропаганды». В ходе начавшейся 22 июня 1941 г. войны против Советского Союза пропагандистскую деятельность осуществляли также соответствующие структуры войск СС, военной разведки – Абвера, а также невоенных ведомств фашистской Германии – министерства народного просвещения и пропаганды, министерства иностранных дел, министерства по делам оккупированных восточных областей; пропаганду обязаны были вести все германские учреждения, офицеры, чиновники и работники, находящиеся на оккупированной территории СССР.

Важнейшей составной частью осуществляемого нацистской Германией и ее сателлитами комплексного информационно-психологического воздействия на граждан Советского Союза являлась пропаганда на военнослужащих Красной Армии, изученная в настоящем исследовании на примере и материале Придонья периода 1942–1943 гг. В течение первой половины данного периода пропаганда

23

противника пыталась внушить бойцам, командирам и политработникам РККА, что Красная Армия проиграла войну, и лучшим выходом для них является добровольная сдача в плен. В связи с этим нацистскими пропагандистами были затрачены большие усилия, чтобы внедрить в сознание советских военнослужащих позитивное представление о плене, которое было диаметрально противоположным истине. Для стимуляции добровольного перехода на сторону противника, чему придавалось основное значение в течение второй половины рассматриваемого периода, использовались разнообразные варианты психологической мотивации, начиная с обещаний хорошего содержания и заканчивая напоминаниями о возможности для перебежчика скорого возвращения к своей семье и мирному труду. Одновременно пропагандистские материалы стремились скомпрометировать в глазах солдат и офицеров высшее военное командование и политическое руководство Советского Союза, советский строй в целом, союзников СССР по антигитлеровской коалиции.

Не менее важную роль играла пропаганда на гражданское население оккупированных территорий, отношение немецких захватчиков (а также их итальянских и венгерских союзников, войска которых оккупировали территорию Придонья) к которому в связи с изменением положения дел на фронте эволюционировало от террористического подавления реального и даже потенциального сопротивления до попыток привлечь его к сотрудничеству с оккупантами и добиться признания большей позитивности «нового порядка» по сравнению с положением дел при советской власти. Захватчики внушали местным жителям, что они выступают «освободителями» русского и других народов СССР от изображаемого самыми черными красками коммунистического режима, пытались побудить его к отказу от поддержки сопротивления, выдавая партизан за агентов сталинизма и врагов мирного населения. В то же время для положительной оценки оккупационного режима использовались обещания о роспуске колхозов и даже передачи земли в частную собственность, которые в условиях жесточайшего грабежа и эксплуатации сельского и городского населения захватчиками в целом так и остались лишь обещаниями. Важное место в психологической войне против населения временно оккупированных областей также занимала пропаганда вербовки рабочей силы для отправки в Германию; реальное положение дел и в этом случае резко противоречило распространяемой информации, поэтому оккупанты часто прибегали к методам насильственной депортации как более эффективным по сравнению с чисто пропагандистскими.

Содержание немецко-фашистской пропаганды как на военнослужащих Красной Армии, так и на гражданское население оккупированных территорий, строилось в соответствии с несколькими основными идеями, которые можно обозначить как лейтмотивы психологической войны. Прежде всего, гитлеровская пропаганда стремилась перенести вину за развязывание войны с Германии на СССР, доказывая, что Советский Союз нарушал действовавшие договоренности с Германией и агрессивно стремился к войне, так что, нападая,

24

Германия «на самом деле» защищалась, это было необходимой предупредительной мерой. Образ самого Гитлера, как лидера страны, вынужденной начать превентивную войну, истинными виновниками которой являются ее противники, в нацистской пропаганде строился в соответствии с идеалом народного вождя – выходца из народа и борца за дело народа, причем, ориентируясь на существующие психологические установки советских людей, германский фюрер изображался как лидер революционного движения. Эта национал-социалистическая «революция» трактовалась как борьба одновременно против капитализма («плутократии») и коммунизма («большевизма»), якобы являющихся внешне противоположными, но внутренне едиными стратегиями борьбы «мирового еврейства» за мировое же господство; антисемитизм здесь интегрировался не только с антикоммунизмом, но и с некоторыми «антикапиталистическими» идеями. Нацисты доказывали, что финансовый, биржевой, акционерный капитал есть формы, с помощью которых евреи стараются установить свой контроль над Германией, как этого они добились в Великобритании и США, а в СССР их власть выступает уже в форме прямого насильственного господства, поэтому советская коммунистическая бюрократия и англо-американская финансовая олигархия и являются союзниками в войне против Германии. Несмотря на явную абсурдность этих «идей», сближение вплоть до отождествления антисемитизма, антикоммунизма и антикапитализма являлось несущей конструкцией всей нацистской пропаганды, которая, исходя именно из этого, всячески старалась доказать, что Германия воюет не против России, не с русским и другими народами СССР, а только и исключительно лишь с большевистской системой, против сталинизма. Этот тоже чрезвычайно важный мотив нацистской пропаганды, конечно, ни в малейшей мере не соответствовал истинным целям гитлеровской агрессии против СССР, стремившейся к уничтожению нашего государства и максимально возможной эксплуатации населения и природных ресурсов нашей страны.

Важнейшей формой немецко-фашистской пропаганды в ходе Великой Отечественной войны являлось использование малолистных печатных изданий и, в первую очередь, листовок. Гитлеровские пропагандисты также широко применяли в своих целях периодическую печать, но сфера ее распространения по необходимости ограничивалась территорией временно оккупированных областей. Что касается радиопропаганды, то в этом случае возможность эффективного воздействия была резко ограничена тем фактом, что проводное радиовещание, которое можно было задействовать для пропаганды на оккупированных территориях, было развито относительно слабо. Еще ниже был охват населения кинопропагандой, а ведению эффективной устной пропаганды препятствовал языковой барьер. В силу этих обстоятельств основное внимание уделялось листовочной пропаганде – листовки можно было производить очень оперативно и с относительно низкими затратами, с помощью авиационных (реже – других) средств доставки они распространялись на большой территории, вплоть до тыловых областей

СССР, объекты воздействия имели возможность хранить их и передавать друг другу, что расширяло аудиторию и действенность листовок. 25

Для повышения степени доверия к сообщаемой информации нацистские специалисты психологического войны часто использовали прием стилизации своих пропагандистских материалов под оригинальные советские документы – партийные и комсомольские билеты, газеты, брошюры и др. С той же целью широко задействовался прием адресности пропаганды, обращаемой от имени конкретных лиц конкретным же адресатам. По возможности пропагандистские службы противника использовали в своих интересах объективную статистическую информацию, оперируя цифровыми выкладками потерь советских войск и т.п. Ставка на объективность реализовывалась германскими пропагандистами не только с помощью цифр, но и путем воспроизведения и негативного комментирования различных подлинных или фальсифицированных советских документов, законодательных актов, военных приказов (например, знаменитого приказа НКО № 227). Наконец, большое значение придавалось контрпропаганде – попыткам разными способами опровергнуть сообщения советских СМИ о жестоком обращении немцев с советскими военнопленными, о зверствах нацистов на временно оккупированных территориях.

Агрессоры проиграли развязанную ими психологическую войну так же, как и войну против СССР в целом. Захватчикам не удалось сломить волю бойцов и командиров Красной Армии, крестьян и горожан временно оккупированных территорий и советского тыла, и никакая, даже самая изощренная пропаганда не могла и не смогла помочь врагу избежать бесславного поражения.

Основные положения диссертации нашли отражение

в следующих публикациях автора:

  1. Филоненко М.И. Фашистская пропаганда на временно оккупированных территориях Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны (краткий обзор) / М.И. Филоненко // Актуальные проблемы гуманитарных, социально-политических наук: мезвуз. сб. науч. тр. – Воронеж, 2004. – Вып. VIII. – С. 49-52.
  2. Филоненко М.И. Виды и средства немецко-фашистской пропаганды в годы Великой Отечественной войны / М.И. Филоненко // Материалы науч. и уч.-метод. конф. проф.-препод. состава, науч. сотр. и аспир. Воронеж. гос. аграрн. ун-та. – Воронеж, 2005. – С. 26-30.
  3. Филоненко М.И. Пропаганда фашистской Германии, направленная на военнослужащих Красной Армии и население временно оккупированных территорий СССР в годы Великой Отечественной войны. Историография вопроса / М.И. Филоненко // Вестн. Воронеж. гос. аграрн. ун-та. – Воронеж, 2005. – № 10. – С. 72-79.
  4. Филоненко М.И. Фашистская пропаганда, направленная на советские войска и население временно оккупированных территорий СССР в годы Вели-

26

кой Отечественной войны / М.И. Филоненко // Воронеж. вестн. архивиста. – 2005. – Вып. 3. – 148-169.

  1. Филоненко М.И. Психологическая война: пропагандистское воздействие агрессоров на советские войска и население временно оккупированных территорий Придонья / М.И. Филоненко // Филоненко С.И., Филоненко А.С. Острогожско-Россошанская операция – «Сталинград на Верхнем Дону». – Воронеж: Кварта, 2005. – С. 26-52.
  2. Филоненко М.И. Пропагандистское воздействие фашистской Германии на советские войска и население временно оккупированных территорий СССР в годы Великой Отечественной войны / М.И. Филоненко // Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне: Материалы междунар. науч. конф. – Воронеж, 2006. – С. 392-414.

Монография

  1. Филоненко М.И. Психологическая война на Дону: Мифы фашистской пропаганды / С.И. Филоненко, М.И. Филоненко. – Воронеж: Кварта, 2006. – 416 с. (авт. объем 30 п.л.).

Общий объем публикаций по теме диссертации: 33,8 п.л.


[1] Варга Е. Фашистский «новый порядок» в Европе / Е. Варга. – М.: Госполитиздат, 1942; Трайнин И.П. Механизм немецко-фашистской диктатуры / И.П. Трайнин. – Ташкент: Госиздат УзССР, 1942; Пузин А. Моральный облик гитлеровской армии / А. Пузин. – М.: Госкиноиздат, 1941; Пузин А. О некоторых задачах печати в дни Отечественной войны / А. Пузин. – М. Госполитиздат, 1942, и др.

[2] Аброськин С.В. Бои за Воронеж / С.В. Аброськин. – Воронеж: Обл. из-во, 1944; Аброськин С.В. Зверства фашистов в Воронежской области / С.В. Аброськин. – М.: Госполитиздат, 1943; Аброськин С. Земля, залитая кровью / С. Аброськин, В. Нейно, М. Сергеенко. – Воронеж: Обл. из-во, 1944; Севастьянова Т.М. Под фашистским игом. (Что испытали женщины Воронеж. обл. в дни нем. оккупации) / Т.М. Севастьянова. – Воронеж: Воронежское обл. кн-во, 1944; Кабаров В. Партизаны. Очерк о боевых действиях партизан Ладомировского района Воронежской области / В. Кабаров. – Воронеж: Воронежское обл. кн-во, 1944, и др.

[3] Пропаганда и агитация в решениях и документах ВКП(б). – М.: Госполитиздат, 1947; Воронежская область в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов. – Воронеж: Облиздат, 1948; Очерки истории Великой Отечественной войны, 1941-1945 /А.М. Самсонов, Б.С. Тельпуховский, Б.И. Баринов и др. – М.: Изд-во АН СССР, 1955, и др.

[4] Морозов В.П. Острогожско-Россошанская наступательная операция войск Воронежского фронта (13-27 января 1943 г.) / В.П. Морозов // Сборник Военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Вып. 9. – М.: Воениздат, 1953. – С. 3-118; Морозов В.П. Западнее Воронежа. Краткий военно-исторический очерк наступательных операций советских войск в январе-феврале 1943 г. / В.П. Морозов. – М.: Воениздат, 1956.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.