WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Исторический опыт подготовки научных кадров в ссср в 1964-1985 гг.

На правах рукописи

Филатова Александра Васильевна

Исторический опыт подготовки научных кадров

в СССР в 1964-1985 гг.


Специальность 07.00.02- Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Астрахань – 2011

Работа выполнена на кафедре истории Отечества

социально-гуманитарного факультета

Российского государственного социального университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент

ПЕЛИХ Алексей Леонидович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

Команджаев Александр Нармаевич

кандидат исторических наук, доцент

Чеботарев Алексей Николаевич

Ведущая организация: Московский государственный университет

им. М.В.Ломоносова

Защита диссертации состоится 8 июля 2011 г. в 17-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.08 при Астраханском государственном университете по адресу 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, д.20, ауд.___

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Астраханского государственного университета по адресу 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20а.

Автореферат разослан «__» июня 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук,

доцент Е.В. Савельева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется возросшей ролью науки в условиях перехода Российской Федерации на путь модернизации и инновационного развития. Процессы глобализации, формирование единой информационной среды, новые вызовы современности предъявляют особые требования к уровню компетентности и профессионализма работников научной сферы. Высокий уровень подготовки научных кадров свидетельствует о степени зрелости общества и государства, повышает статус страны на международной арене.

Необходимость модернизации современной России требует пересмотра существовавших прежде подходов к формированию научных кадров. Обеспечить качественный рост научных школ невозможно без поддержки инновационных проектов при вузах, решения проблем интеллектуальной собственности, создания новых рабочих мест для молодых ученых. Президент Д.А. Медведев подчеркивает, что высокое качество жизни российских граждан должно обеспечиваться не столько за счет сырьевых источников, сколько за счет возможностей инновационной экономики, создающей уникальные знания и новые технологии.[1] Успех модернизации, которая согласно заявлениям действующей власти является сутью и главным содержанием политики современной России,[2] во многом зависит от создания новых интеллектуальных ресурсов, пополнения научных коллективов, способных обеспечить включение страны в мировые информационные связи. Без этих составляющих успеха невозможно преодолеть пагубную тенденцию «утечки мозгов» из России.

Для обеспечения подлинного прорыва в научном и информационном развитии необходимы не только государственный патернализм и высокие объемы финансирования, но и творческая инициатива самих научных коллективов, заинтересованность научной общественности в скорейшем внедрении результатов своего интеллектуального труда в производство. Государственная политика способна лишь создать условия для появления инноваций, которые возникают благодаря накопленному интеллектуальному потенциалу нации.

Историография проблемы начала формироваться в середине 1960-х гг. и прошла в своем развитии два этапа. Подобное деление обусловлено теми существенными изменениями, которые происходили в исторической науке на рубеже 1980-1990-х гг. Отход от марксистко-ленинского понимания исторического процесса и закономерностей развития общества породил не только новые методологические подходы к изучению истории, но и заставил исследователей переосмыслить уже накопленный к тому времени историографический материал.

Советский этап в развитии историографии отличался апологетикой научных достижений СССР, чрезмерной политизацией исследований, преувеличением значения партийности научных кадров, повышенным вниманием к их идейной подготовке. Несмотря на то, что общие подходы к изучению исторических процессов по сравнению с более ранними исследованиями, в целом, не изменились, анализ литературы 1960-х гг. бесспорно свидетельствует о том, что определенные сдвиги в трактовке и понимании отечественной истории все же имелись. В частности, в научных трудах стало реже встречаться цитирование «Краткого курса ВКП(б)», оценки и выводы стали не столь бескомпромиссны. В то же время, идеологический и политический диктат, в условиях которого существовала советская наука, не мог не сказаться на позиции каждого отдельного ученого.[3]

Отечественные учёные, работавшие в условиях строгого идеологического контроля, в своих работах исходили из господствовавшего тезиса о том, что только социализм обеспечивает подлинный прогресс в деле подготовки научных кадров.[4] Политический заказ поощрял научный поиск, появилось большое количество публикаций, характеризовавших различные аспекты государственной поддержки научных исследований. Однако комплексных исследований подготовки научных кадров в то время так и не появилось.[5]



Приоритетной задачей партийное руководство считало формирование научных кадров, способных обеспечить связь теоретической науки с производственной практикой.[6] Разработка новых научных проблем осуществлялось в контексте требований научно-технического прогресса и задач воспитания молодежи.[7] В исследованиях 1960-1980-х гг. основное внимание уделялось показу успехов научных кадров в техническом переоснащении производства.[8] Исследователи стремились показать достижения советских ученых, обеспечившие прорыв нашей страны в освоении космоса, самолетостроении, развитии тяжелой промышленности, горного дела.[9]

Важной чертой исторических исследований, созданных в советский период, является ориентация на материалы съездов КПСС и партийно-государственные решения, регулировавшие темпы и направления подготовки научных кадров в Советском Союзе. В соответствии с принципами господствовавшей идеологии, историки высоко оценивали принципы государственной политики в сфере подготовки научных кадров, отмечали успехи и достижения научных школ, их творческий потенциал и бескорыстное служение Родине. Апологетический характер большинства исследований сохранялся вплоть до перестройки, которая положила начало переосмыслению ряда ключевых проблем отечественной истории.[10]

В эпоху перестройки появились критические замечания в адрес государственной политики в сфере подготовки научных кадров, исследователи впервые стали отмечать издержки идеологизации учебного процесса, вмешательства партийных структур в жизнь творческих коллективов.[11] Однако в целом в годы перестройки еще не удалось преодолеть сложившиеся историографические стереотипы в оценке реалий советского общества, и, в частности, подготовки научных кадров.

Во второй половине 1980-х гг. вопросы подготовки научных кадров косвенно затрагивались в трудах, посвященных хозяйственно-экономической проблематике.[12] Наиболее ярким явлением в историографии этого времени является научная деятельность коллектива исследователей, сложившегося под руководством Т.И. Заславской.[13] Под влиянием работы этого коллектива принципиально изменился подход к изучению научных кадров СССР, исследователи стали уделять больше внимания не идейно-политической, а профессиональной подготовке кадров технической интеллигенции.

Авторы научных трудов стремились выявить те методы, которыми партия и правительство планировали обеспечить приоритет советской науки в мире. В монографиях Е.З. Разумова[14] и В.А. Яцкова[15] обобщен исторический опыт кадровой политики эпохи «зрелого социализма». К сожалению, большинство выводов данных исследований лежат в русле официальной идеологии, что существенно снижает их научную ценность.

Для советского времени характерен высокий общественный интерес к проблемам науки и образования, связанный с верой в безграничные возможности НТР. Во второй половине 1980-х гг. исследования велись по широкому кругу вопросов, охватывающих исторический, социологический и теоретический аспекты подготовки научных кадров.[16] На завершающем этапе перестройки, когда историческая наука начала обогащаться новой методологией и несколько расширилась источниковая база исследований, появились научные труды, посвященные работе творческих коллективов и НИИ различных регионов страны.[17]

К числу новых позитивных явлений рубежа 1980-х – 1990-х гг. следует отнести успешную деятельность ряда научных фондов, свободу планирования научных работ, расширение возможностей выезда ученых за рубеж и издания научной литературы. В то же время эпоха демократизации общественно-политической жизни привнесла в отдельные исследования излишний негативизм по отношению к советскому прошлому, что едва ли можно признать научным достижением.[18]

Для историографии 1990-х гг. характерен поиск новой модели подготовки научных кадров.[19] Особое значение приобрели работы, в которых содержалась критика слабых, непродуманных сторон кадровой политики в научной сфере.[20] В постсоветский период исследователи стремились обосновать вывод о тяжелом положении научной интеллигенции в СССР, что, в целом, не соответствует действительности. Много внимания уделялось анализу работы отдельных творческих коллективов, научно-исследовательских институтов, закрытых научных организаций, особенно в ВПК.[21] Повышение у исследователей интереса к проблемам формирования научно-технических кадров СССР было связано не только с желанием осмыслить советский период истории, проанализировать причины краха социалистической системы хозяйствования и советского государства в целом, но и с необходимостью использования исторического опыта Советского Союза в процессе государственного строительства в новых условиях.[22]

По мере преодоления системного кризиса 1990-х гг. исследователи стали акцентировать внимание на высоких достижениях советской науки, успехах отдельных ученых, методиках преподавания в советских вузах.[23] Существенный вклад в исследование проблемы внесли региональные ученые.[24] В частности, ряде публикаций А.Л. Пелиха показан сложный комплекс взаимоотношений власти и регионального научного сообщества в условиях строительства социализма.[25]

В начале нового XXI века в историографии остался так и не решенным комплекс проблем взаимодействия власти и научной интеллигенции, формирования научных кадров, внедрения новых научных достижений в производство. Ученых по-прежнему интересовала проблема финансирования подготовки научных кадров, механизмы регулирования НТП в условиях «развитого социализма».[26] Большинство этих вопросов остается открытым вплоть до настоящего времени, что и определяет необходимость дальнейшего исследования темы.

В целом, анализ историографии показал, что до настоящего времени система подготовки научных кадров в СССР на завершающем этапе индустриальной модернизации не являлась предметом отдельного исторического исследования. В то же время, опубликованные по смежным проблемам труды содержат в себе комплекс ценной информации по изучаемой проблеме, что обусловило необходимость их объективного изучения.

Актуальность и недостаточная научная разработанность темы диссертации определили цель и задачи исследования. Цель работы – с привлечением обширной источниковой базы проанализировать исторический опыт подготовки научных кадров в СССР в 1964-1985 гг.

Поставленная цель определила следующие задачи:

- проанализировать концептуальные основы государственной политики СССР в сфере подготовки научных кадров;

- показать традиции и новации подготовки кадров научно-технической интеллигенции СССР на завершающем этапе индустриальной модернизации;

- рассмотреть пути развития гуманитарных научных школ СССР в 1964-1985 гг. и показать особенности подготовки специалистов в области общественных наук.

Хронологические рамки диссертационного исследования ограничены 1964-1985 гг. Данный период, получивший в историографии название «эпохи застоя», отличался динамичным развитием новых научных школ, интенсивным формированием кадров научной интеллигенции, внедрением в производство новых научных достижений. Хронологические рамки диссертации совпадают по времени с периодом разработки, реализации и свертывания экономических реформ А.Н. Косыгина, которые были ориентированы на поддержку научных инноваций, рост кадрового потенциала советской науки и внедрения ее результатов в производственной практике.





Источниковая база. Необходимость объективного исследования темы потребовала привлечения разнообразного круга источников. При подготовке работы использовались архивные документы, материалы партийных и государственных органов власти и управления, статистические сборники, пресса, мемуары и воспоминания партийных работников.

Наиболее значимым источником диссертации являются материалы центральных российских архивов (ГАРФ, РГАСПИ, РГАНИ). В ГАРФе автором широко использовались документы фонда Совета Министров РСФСР (Ф. А-259), ВАК СССР (Р-9506), Всесоюзного комитета по высшему техническому образованию СССР (Р-8060), Академии наук СССР (Р-3415). В ходе исследования привлекались также документы Центрального статистического управления СССР (Ф. 1562). В Ф. 17 РГАСПИ (фонд Центрального Комитета КПСС) содержатся интересные данные о численном составе и структуре научных учреждений СССР. В РГАНИ интерес представляют материалы фонда 89 (Коллекция рассекреченных материалов).

Среди открытых публикаций следует выделить комплекс политических и нормативно-правовых документов.[27] Ценным источником при написании работы послужила документация КПСС, главным образом, материалы конференций и съездов партии,[28] трудов ее лидеров.[29] Дополнительным источником фактических данных являются материалы центральной и местной периодической печати.[30] В целом, привлечение обширного комплекса источников предопределило достоверность и объективность проведенного исследования.

Научная новизна диссертации определяется тем, что в ней впервые на основе анализа литературы и источников, в том числе ранее не вводившихся в научный оборот, с применением новых методологических подходов в комплексе исследуется исторический опыт подготовки научных кадров в СССР на завершающем этапе индустриальной модернизации в 1964-1985 гг.

Исследование показало, что высокий потенциал и творческая активность научной интеллигенции в СССР использовались в интересах социалистической модернизации, преодоления научно-технического отставания от развитых стран Запада, обеспечения безопасности и экономической самодостаточности государства. Государственный патернализм в сфере подготовки научных кадров, четкий контроль над составом и численностью научного сообщества позволил СССР занять лидирующие позиции в таких областях, как космические исследо­вания, самолетострое­ние, ракетостроение, производство вооружений, добывающая промышленность, геологоразведка, связь и др.

Использование новых архивных материалов позволило выявить две центральные тенденции в развитии научно-исследовательских учреждений страны в 1960-1980-е гг.: все более широкое рассредоточение научных учреждений и научных кадров по территории страны и их концентрацию в крупных городах, главным образом, столицах союзных республик. Данные процессы, безусловно, носили объективный характер и были характерны для всех развитых в научно-техническом отношении стран.

Анализ развития сети научных учреждений в СССР показал, что отделения Академии наук, отраслевые НИИ и лаборатории существовали практически во всех крупных экономических районах страны. При этом, большинство отраслевых институтов, их филиалов и отделений располагалось в промышленных и административных центрах европейской части, значительно меньше их было в восточных и северных районах.

Ценой огромных финансовых и административных усилий государству удалось в целом равномерно распределить научные учреждения по территории Советского Союза. Если в начале исследуемого периода почти 90% научно-исследовательских учреждений и приблизительно столько же научных работников было сосредоточено в Москве и Ленинграде, то в конце 1980-х гг. в столицах располагалось около 50% институтов и около 60% научных работников.

В работе впервые проанализирована многоплановая деятельности партии и правительства в сфере подготовки научных кадров, развитии системы послевузовского образования и повышения квалификации научных работников. Автор делает вывод о том, что, несмотря на попытки власти решить кадровую проблему, темпы роста преподавателей с ученой степенью кандидата и доктора наук по ряду специальностей существенно отставали от темпов роста общего числа преподавателей. В различных регионах страны заметно различалась квалификация профессорско-преподавательского состава. К середине 1980-х гг. в стране наметилось падение престижа научной работы, что проявилось, главным образом, в подготовке молодых специалистов.

Новизна исследования заключается в оценке адекватности системы подготовки научных кадров реалиям исследуемой эпохи. В работе показано, что череда реформ советского высшего и послевузовского образования была вызвана несоответствием между уровнем подготовки специалистов высшей квалификации и развитием культурной и производственной среды эпохи научно-технической революции. Лидеры партии и советского правительства стремились обеспечить высокий уровень интеллектуализации всех сфер общест­венной жизни, что привело к качественным изменениям в системе подготовки специалистов высшей квалификации.

В исследуемый период партийно-государственное руководство по сложившейся в стране традиции осуществляло непосредственное управление наукой, разрабатывая не только узловые проблемы ее организации, планирования, управления, подбора, расстановки и воспитания кадров, но и частные, узкоспециальные вопросы НИР. Контроль партии далеко не всегда приносил лишь отрицательный результат. Исторически сложившаяся в СССР система управления, планирования и координации научно-исследовательских работ яв­лялась одним из тех определяющих факторов, которые обес­печивали концентрацию научных сил и материальных ресурсов для ре­шения важнейших научных и научно-технических проблем. Направления подготовки научных кадров в стране были тесно связаны с задачами обеспечения обороноспособности страны и успешной конкуренции на мировых рынках вооружений.

В середине 1980-х гг. в стране сложилась уникальная ситуация, когда высокий потенциал научной интеллигенции вступил в противоречие с экономическими возможностями потерявшего прежний темп развития государства. В условиях начавшейся перестройки система подготовки научных кадров СССР вступила в полосу непрерывных реформ, которые в целом не завершены вплоть до настоящего времени.

Теоретико-методологическую основу исследования составляет совокупность идей, относящихся к диалектико-материалистическому пониманию истории, сочетание принципа историзма и объективности. Исследование проведено при соблюдении принципа историзма. Все рассматриваемые в диссертации вопросы исследуются с учетом конкретно-исторических условий, в контексте социально-политического и экономического развития. В работе использованы, прежде всего, специфические методы исторической науки, а также общенаучные методы. В диссертации строго соблюдены хронологические рамки. Автор отверг субъективные подходы к оценке исторического опыта, допускавшиеся в освещении исторического процесса в России искажения, выводы, сделанные в угоду политическим и партийным интересам. В исследовании исторического процесса автор исходит из требования научности, аргументированности, достоверности.

Практическое значение диссертации. Материал проведенного исследования, сделанные выводы и предложенные рекомендации представляют интерес для государственных органов, научно-исследовательских заведений, а также могут быть использованы в чтении курса «Отечественная история» в высших и профессиональных учебных заведениях.

Апробация исследования. Основные результаты диссертации отражены в публикациях автора, его выступлениях на научных и научно-практических конференциях.

Структура работы формируется в соответствии с поставленными целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи исследования, его хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе - «Концептуальные основы государственной политики СССР в сфере подготовки научных кадров» - диссертантом проведен анализ целей и задач политики советского государства в области подготовки научных кадров в 1960-1980-е гг., выявлены основные тенденции и главные противоречия в работе научных и научно-педагогических коллективов страны.

Автор отмечает, что в советский период вопросы образования и науки находились в числе приоритетных. Благодаря осуществленной в стране культурной революции были обеспечены всеобщая грамотность, всеобщее среднее образование и создана система высшего образования, насчитывающая более тысячи высших учебных заведений и около 1800 научных учреждений.[31] Наукой и преподаванием в вузах занимались несколько миллионов человек. Благодаря высокому уровню образования и современному научному потенциалу были созданы надежная индустриально-промышленная база и военно-промышленный комплекс. Советская наука и образовательная система справедливо признавались лучшими в мире.

Однако это не означало, что в сфере подготовки научных кадров все было благополучно. Партия разрабатывала образовательную концепцию, исходя не только из социально-экономических потребностей, но и из политических задач. Использованные в диссертации архивные материалы показывают, что научная интеллигенция была озабочена состоянием подготовки специалистов высшей квалификации, открыто говорила о пробелах в знаниях подрастающего поколения. Это понимали и в высших эшелонах власти: «Обозначилась тенденция к замедлению развития сферы образования в сравнении с мировым уровнем, и не переломить ее в короткий срок - значит со временем погрузиться в самое опасное для общества отставание, выход из которого потребует десятилетия».[32]

Череда реформ системы послевузовского образования была вызвана несоответствием между уровнем подготовки специалистов высшей квалификации и развитием культурной и производственной среды эпохи научно-технической революции. Лидеры партии и советского правительства стремились обеспечить высокий уровень интеллектуализации всех сфер общест­венной жизни, что привело к качественным изменениям в системе подготовки специалистов. Как результат, на завершающем этапе индустриальной модернизации отечественное образование приобрело фундамен­тальный характер, обеспечивало интенсивное развитие науки и тех­ники, преимущественно в оборонных отраслях.[33]

В то же время, система подготовки научных кадров СССР, являясь элементом существо­вавшей общественной системы и функционируя в ее рамках, призвана была решать те идеологические задачи, которые декларировались КПСС, выступающей ядром этой системы. Автор подчеркивает, что отраслевой характер развития высшей школы привел к ущербности университетской подготовки специалистов. Число университетов в СССР росло очень медленно. К середине 1980-х гг. их насчитывалось всего 70 и обу­чалось в них около 600 тыс. студентов. СССР оказался на одном из последних мест среди развитых стран по доле студентов вузов, обу­чающихся в университетах (11-12%). Выпуск специалистов с универ­ситетским образованием составлял 7-8% от общего выпуска высшей школы.[34]

Проведенный в разделе анализ партийных и государственных документов советского времени, посвященных проблемам подготовки научных кадров, убедительно показывает, что одним из приоритетов государственной политики был признан рост образования и стимулиро­вание НТР. О форсированном росте качественных и количественных показателей высшего и послевузовского образования в середине 1960-х на­чале 1970-х гг. свидетельствуют данные статистики и архивные докумен­ты.[35]

Стремительное расширение вузовской системы СССР, как показало исследование, было связано с особенностями понимания государственными лидерами поли­тического престижа страны в условиях постоянно нарастающей поли­тической и идеологической конфронтации времен «холодной войны». Как показано в разделе, в условиях «биполярного» мира любые достижения в области науки и образования, культуры и спорта трактовались как доказательства преимущества того или иного социального строя, часто олицетворяемых с СССР или США.[36] Именно в таком ракурсе рассматривали, например, достижения в области кос­монавтики не только западные и советские политики, но и деятели нау­ки и образования. Причем, такие выдающие ученые, как создатель ФАУ Вернер фон Браун, Президент Всемирной Федерации научных работников С. Паэулл напрямую связывали советские успехи в космосе с достижениями и масштабами развития образования в СССР, прежде всего высшего.[37] По словам Дж. Бертралла, «...сигналы советского спутника возвестили всему миру, что СССР является пионером в области высшего образования, даже по сравнению с США и Англией».[38]

В разделе показаны не только позитивные, но и негативные стороны советской системы подготовки научных кадров. Отсутствие социального заказа на инновации, невосприимчивость к новому, харак­терные для всех сфер общественной жизни, привели к тому, что к середине 1980-х гг. СССР стал постепенно утрачивать лидирующие позиции в сфере фундаментальной и прикладной науки. На фоне нехватки профессорско-преподавательских кадров в высшей школе происходило сокращение списка учебных заведений, осуществлявших подготовку аспирантов и докторантов.[39]

Кризисные явления в сфере подготовки научных кадров стали обнаруживаться в снижении финансирования, что, как показано в разделе, было связано с гонкой воо­ружений и колоссальными затратами на оборону.

В разделе показаны отдельные негативные тенденции в подготовке научных кадров, которые были порождены общими деформациями советской системы. В частности, с начала 1970-х гг. наблюдалось снижение относительной доли студентов в населении страны. В результате на рубеже 1970-1980-х гг. выявилась тенденция к старению преподавательского состава высшей школы: к 1982 г. доля специалистов моложе 30 лет сократилась по сравнению с 1976 г. на 6,7%. В разделе это объясняется тем, что молодые не имели гарантий продвижения по службе в зависимости от квалификации.[40] В данной связи, молодежь утрачивала интерес к высшему образованию, уменьшился ее приток в вузы. Использованные в диссертации архивные материалы показывают, что научная интеллигенция была озабочена состоянием подготовки специалистов высшей квалификации, открыто говорила о пробелах в знаниях подрастающего поколения.

В середине 1980-х гг. трудности в подготовке научных кадров, сложное состояние в системе образования, в том числе и послевузовского, заставили руководство страны пойти на проведение масштабных реформ. Ощущая стремительные изменения в мире, власть пыталась приспособиться к новым условиям, создать кадровый потенциал информационного общества будущего. Однако все предложенные мероприятия лишь усовершенствовали работу уже имеющейся системы подготовки научных кадров, оставляя в стороне вопросы коренного преобразования содержания образования, научно-педагогического, кадрового и материально-технического его оснащения.

Во втором разделе «Подготовка кадров научно-технической интеллигенции на завершающем этапе индустриальной модернизации в СССР» - анализируются основные направления деятельности власти по созданию кадрового потенциала российской науки в рамках отраслевых образовательных и научно-исследовательских учреждений страны.

На завершающем этапе индустриальной модернизации большое значение партийно-государственное руководство придавало связи науки и производства. Научные центры на производстве были представлены различными конструкторскими бюро и научно-исследовательскими институтами, которые занимались разработками прикладного характера для своих промышленных предприятий. С конца 1960-х гг. в Советском Союзе появляются такие формы соединения науки с производством как ПО (производственные объединения), НПО (научно-производственные объединения), МНТК (межотраслевые научно-технические комплексы). Целью их создания являлось стремление обеспечить более быстрое прохождение процесса внедрения в производство результатов научных исследований.[41]

Автор делает вывод о том, что руководство страны стремилось проводить сбалансированную научно-техническую политику. Принимая очередной пятилетний план развития народного хозяйства, всегда определялись задачи по развитию науки и техники и внедрению их достижений в производство. Государство стремилось ориентировать проводимую научную политику на приоритетные направления каждого нового этапа научно-технической революции.[42] В соответствии с указаниями правительства в министерствах и ведомствах создавались единые фонды развития науки и техники для финансирования НИР и возмещения затрат в период освое­ния новой техники и выпуска новых видов продукции.[43]

Несмотря на все усилия, партия и правительство не ликвидировали все препятствия на пути развития науки. Главное из них состояло в слабом знании учеными, про­ектировщиками и конструкторами самого производства. Подтвержда­лась справедливость слов К. Маркса, писавшего: «Чтобы действовать с ка­кими-либо шансами на успех, надо знать тот материал, на который пред­стоит воздействовать».[44] Объективный анализ показывает, что по этой причине не могли дать эффективных результатов многие научные центры концентрации интеллигенции, цен­тральные и региональные институты. В конце 1970-х годов распространенным явлением в научной среде стало признание исключительно «чистой науки», свободной от каких-либо эко­номических обязательств. Подобное наблюдалось в институтах «Гидроуглегормаш», Карагандагипрошахт», филиале ВНИМИ, научных органи­зациях Украины и Казахстана.[45]

Нарастанию дисбаланса между профессиональной структурой специалистов и реальными потребностями экономики способствовал рез­кий уклон в пользу высшей школы технического профиля, исходящий из общей технократической политики. В 1960 - 1980-е гг. в государственной политике господствовала идея, что ускорение НТР зависит от масштабов подготовки инженерно-технических специалистов с высшим обра­зованием. Поэтому в эти годы их подготовка шла постоянно нарастаю­щими темпами. Объективные процессы социально-экономического и полити­ческого развития страны и высшего образования неизбежно привели к необходимости реформирования высшей школы и системы послевузовского образования в середине 1980-х гг.

В целом, 1970-1980-е гг. оказались для советской науки парадоксальным временем одновременно ее расцвета и вызревания кризисных тенденций, связанных с общей экономической ситуацией в стране.

В третьем разделе «Развитие гуманитарных научных школ и подготовка специалистов в области общественных наук в 1964-1985 гг.» - показано, что в годы «застоя» политика государства в сфере развития гуманитарных наук носила крайне противоречивый характер, поскольку именно обществоведение было призвано отражать все существенные колебания официального идеологического курса.[46] Сама внутринаучная динамика, в конечном счете, зависела от изменений в государстве и его стратегии, ведь именно коммунистическая власть была подлинным творцом как института советской науки, так социополитической системы, интеллектуально-культурного пространства, элементом которой она выступала. В условиях «железного занавеса» советское социогуманитарное знание развивалось во многом самостоятельно и независимо от западных образцов. Однако с точки зрения интеллектуальной проработки, глубины и содержательности теоретических проблем советская наука в целом не уступала ведущим западным национальным школам.

В разделе подробно освещается многоплановая деятельность партийно-государственных структур в направлении стабилизации вузовской системы обществоведческого образования.[47] В соответствии с требованиями новой политической конъюнктуры «исправлялась» учебная литература. обозначилась тенденция к утверждению одного, одобренного ЦК КПСС, стабильного учебника, вместо десятка учебных пособий на один предмет с различными трактовками.[48] Стремление к унификации отразилось в разработке единых учебных планов, программ, что, с одной стороны, обеспечивало преемственность в изучении обществоведческих дисциплин, с другой, приводило к формализации и обезличиванию учебного процесса.[49]

Не менее важной для повышения качества преподавания общественных наук являлась кадровая политика. Остро стояла задача повышения квалификации вузовских обществоведов. К концу 1960-х гг. в СССР была создана единая централизованная система повышения квалификации. В середине 1980-х гг. ею были охвачены практически все преподаватели высшей школы.[50]

В разделе осуществлен научный анализ деятельности партийно-государственных структур по выработке идеологических и методологических ориентиров в развитии общественных наук.[51] Автор делает вывод о том, что вектор теоретических изысканий определялся общегосударственными задачами, решаемыми на том или ином этапе развития страны. Общественные науки, призванные обслуживать партийные доктрины, все более утрачивали функции социальной критики, прогнозирования общественного развития. Разработки партийных теоретиков служили основанием для формирования обществоведческого знания, что ограничивало направления научных исследований.[52]

Особое внимание автор уделяет многоплановой деятельности отделов ЦК КПСС по координации научных разработок (подготовке научной литературы, введению новых специальностей и обществоведческих дисциплин, внесению изменений в их структуру и содержание, повышению квалификации обществоведческих кадров), осуществлению функций контроля за исполнением принятых решений. К концу исследуемого периода гуманитарные науки все более утрачивали свою связь с современностью.

В заключении подводятся итоги работы, делаются обобщения и выводы, даются рекомендации по дальнейшему исследованию поставленной проблемы.

По теме исследования опубликованы

следующие работы:

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Филатова А.В. Приоритетные направления государственной политики СССР в сфере подготовки научных кадров в 1960-1980-е гг. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «История». М., 2010. № 2. С. 31-39. (0,5 п.л.).

2. Филатова А.В. Исторический опыт и уроки подготовки кадров научной интеллигенции Советской России 1964-1985 гг. // Ученые записки Российского государственного социального университета. М., 2011. № 1. С. 16-19. (0,4 п.л.).

3. Филатова А.В. Подготовка кадров научно-технической интеллигенции на завершающем этапе индустриальной модернизации в СССР (1970-е гг.) // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. 2011. № 2. С. 23-27. (0,5 п.л.).

Статьи:

4. Филатова А.В. Наука и научная политика в СССР в условиях экономических реформ середины 1960-х гг. // Гуманитарий. История и общественные науки. (Сборник научных трудов) Выпуск 2. М., 2008. С. 153-159. (0,5 п.л.).

5. Филатова А.В. Развитие гуманитарных научных школ и подготовка специалистов в области общественных наук в 1964-1985 гг. // Российский университет дружбы народов. Сборник научных трудов. Выпуск 4. М., 2009. С. 103-106. (0,4 п.л.).

6. Филатова А.В. Подготовка научных кадров в НИИ СССР: опыт и уроки истории (1960-1980-е гг.) // Социально-гуманитарные науки на современном этапе. Москва. МГУС, 2011. С. 218-225. (0,7 п.л.).


[1] См.: Материалы заседания Президентской комиссии по модернизации и попечительского совета фонда «Сколково» // http://www.ng.ru/politics/2011-04-26/3_modernize.html

[2] См.: Видеоблог Дмитрия Медведева. 23 ноября 2010 г. // http://blog.kremlin.ru/post/119

[3] См.: Иванов А.П. Советская наука на пути к коммунизму. М., 1965; Проблемы социализма и коммунизма в СССР. М., 1965; Социалистическая демократия в действии. М., 1971; Развитой социализм: проблемы теории и практики. М., 1979 и др.

[4] См., напр.: Артоболевский И.И., Шухардин С.В. Партия и научно-технический прогресс. - М., 1968; Проблемы соединения достижений НТР с преимуществами социализма. - Воронеж, 1974; Таксир К.И. Сущность и формы соединения науки с производством при социализме. - М., 1974; Научно-техническая революция и преимущества социализма. - М., 1975; Использование результатов НТР в социалистическом обществе. - Л., 1979; Лельчук В.С. Ускорение научно-технического прогресса - важное направление стратегии КПСС. - М., 1979; Научно-техническая революция и социалистическая система хозяйства. - М., 1983; Ивахнов А.В., Колчин А.И. Ключевые задачи науки: стратегия ускорения технического прогресса. - М., 1986.

[5] См.: Кедров Б.М. Классификация наук. Кн. 1, 2. М. 1961, 1965; Наука о науке: Сб. статей. М., 1966; Румянцев А.М. Проблемы современной науки об обществе. М., 1969; Стефанов Н. Теория и метод в общественных науках. М., 1967; Философские проблемы исторической науки: Сб. статей / Отв. ред. А.В. Гулыга и Ю.А. Левада. М., 1969 и др.

[6] См.: Трапезников С.П. Советская наука и перспективы ее развития // Коммунист. 1973. № 11; Гурченко В.Н. Научно-техническая революция и революция в образовании. М., 1974; Щербаков А.В. Советская школа и педагогические кадры. Алма-Ата, 1975; Семенов B.C. Диалектика развития социальной структуры советского общества. М., 1977; Научно-техническая революция и проблемы образования. Новосибирск, 1977; Владиславлев А.П. Непрерывное образование: Проблемы и перспективы. М., 1978.

[7] См.: Алексеев П.В. Наука и мировоззрение: Союз марксистской философии и естествознания. М., 1983; Научно-техническая революция и общественные науки. Вып. 1–3. Л., 1976, 1978, 1984; Советская наука: Итоги и перспективы, 1922–1982: Сб. статей. М., 1982 и др.

[8] См.: Партия и современная научно-техническая революция в СССР. - М., 1974.

[9] См., напр.: КПСС и научно-технический прогресс. - Свердловск, 1974; Смирнов В.Ф., Травин В.И. В авангарде научно-технического прогресса. - М., 1975; Утенков А.Я., Фролов А.В., Буймов П.С. Деятельность КПСС по повышению эффективности общественного производства. - М., 1978; Деятельность КПСС по ускорению научно-технического прогресса. - М., 1980; Соколов Е.Е., Фролов А.В. Роль КПСС в ускорении темпов интенсификации производства. - М., 1983; Борьба КПСС за ускорение научно-технического прогресса в период зрелого социализма. - Л., 1984; Чернышев Г.И. Деятельность КПСС по развитию науки и техники в период развитого социализма. - М., 1985; Лельчук В.С. Научно-техническая революция и промышленное развитие СССР. - М., 1987.

[10] См.: Говорян М.Н. Партийное руководство высшей школой и повышение ее роли в формировании нового человека в условиях развитого социализма. Киев, 1984; Изместьева Г.П. Деятельность московской городской партийной организации по идейно-политическому воспитанию обществоведов вузов и НИИ (1966–70-е гг.). Калинин, 1986; Сергунцов П.Р. Формирование кадров научной интеллигенции в СССР в годы восьмой пятилетки. М., 1995; Малов В.И. Деятельность коммунистической партии по руководству научно-исследовательскими организациями в Центральных районах РСФСР. М., 1984; Грановская О.Н. Наука и техника в СССР. Свердловск, 1985; Сергеев К.В. Связь науки и производства. М., 1986.

[11] См.: Королев А.А. Политика КПСС по повышению роли государственных органов и общественных организаций в коммунистическом воспитании молодежи: тенденции и противоречия (сер. 60-х и 80-е гг.): Автореф. дис… д-ра ист. наук. М., 1989; Квициани Д.Д. Подготовка специалистов в высшей школе в 1960–1980-е гг.: Опыт и проблемы (на материалах Северного Кавказа). Ростов-на-Дону, 1990; Зубкова Е.Ю. Власть, общество, человек // История Отечества: люди, идеи, решения. М., 1991; Луков В.А. Молодежное движение в социалистическом обществе: Вопросы теории и практики. М., 1987 и др.

[12] См., напр.: Булавина Г., Плотников А., Шурматов Б. Курсом эффективности и качества. - Саратов, 1988; Новожилов В.В. Вопросы развития науки и техники в СССР. - М., 1989; Разуваева Н.И Экономическая политика КПСС в 1980-е гг.: противоречия и трудности развития // Вопросы истории КПСС. 1988. № 9.

[13] См.: Заславская Т.И. Кадровая политика партии и правительства в СССР. М., 1988.

[14] См.: Разумов Е.З. Проблемы кадровой политики КПСС. - М., 1986.

[15] См.: Яцков В.А. Кадровая политика КПСС: опыт и проблемы. - М., 1986.

[16] См., напр.: Возможности науки и будущее человечества // Сб. статей. М., 1986; Гурченко В.Н. Научно-техническая революция и революция в образовании. М., 1987; Развитие системы образования на современном этапе и формирование научно-технических кадров. Сб. статей. М.: АПН СССР, 1987 и др.

[17] См.: Грановская О.Н. Наука и техника в СССР. Свердловск, 1985; Наука и технический прогресс в СССР. М., 1987; Боровский А.В. Актуальные научно-технические проблемы и развитие производства. М., 1989; Лейбин В.М. Глобальная проблематика: научные исследования и дискуссии. М., 1991; Борисов Н.Ф. Творческие коллективы и НИИ в Пензенской области. Пенза. М., 1991.

[18] См.: Моторыгин Б.Д. Механизм регулирования НТП в условиях рыночной экономики // Наука в условиях рынка. М., 1992; Закономерности цикличной динамики и генетики науки, образования и культуры. М., 1993; Иванов А.Е. Присуждение ученых степеней в СССР. М., 1994; Информационные технологии и образование. М., 1996.

[19] См.: Кара-Мурза А.А., Панарин А.С., Пантин И.К. Духовно-идеологическая ситуация в современной России // Полис. 1995. № 4; Чемберс Э. Мировое сообщество выиграет, если поддержит российскую науку // Финансовые известия. 1996; Савельев Г.В. Формирование научной интеллигенции в постсоветской России. М., 1996.

[20] См.: Цаненко И.П. Мифы о науке // Вопросы философии. 1996. № 9; Ахияров К.Ш., Фортов B.E. Состояние и проблемы российской науки // Российская наука: состояние и проблемы развития. Обнинск, 1997; Тагиров К.К. Национальная система общего образования как условие повышения эффективности обучения и воспитания школьников. Уфа, 1999 и др.

[21] См.: Козельский М.А. Научные разработки ВПК СССР в 1980-е гг. М., 1994; Ладонин П.Т. Источники финансирования российской науки // Поиск. 1997. № 27.

[22] См.: На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. М., 1990; Шаванс Б. Наука и техника советского типа: крах и перспективы // Вестник Мос. ун-та. Сер. 6. 1992. № 3; Барабанов Н.В. Структурный кризис советской науки: пути преодоления. // Мир. 1991. №3.

[23] См.: Машковская Т.О. Государственная политика СССР и Российской Федерации в сфере науки и научно-технического прогресса (1955-1997). Дисс. д.и.н. М., 2000; Тимофеева Е.Г. Государственная политика в сфере обществоведческого образования российской молодёжи в 50-е – 90-е гг. ХХ века. М.: Прометей. МПГУ, 2002.

[24] См.: Пелих А.Л. О деятельности на Северном Кавказе Всесоюзной ассоциации работников науки и техники для содействия социалистическому строительству // Археология, этнография и краеведение Кубани. Материалы 15-й межвузовской конференции. Армавир, 2007; Пелих А.Л. Фундаментальная наука в СССР (1953-1991 гг.) // Сборник научных трудов МПГУ. М., 2007; Пелих А.Л. Политика советского государства по организации и развитию научных исследований (1917-1991 гг.). Автореф. дисс. д.и.н., М., 2008.

[25] См.: Пелих А.Л. Разработка государственной политики в области подготовки научных кадров в 1917-1991 гг. // Социально-экономические и культурологические проблемы современности. Сборник научных трудов МПГУ. М., 2005; Пелих А.Л. О деятельности на Северном Кавказе Всесоюзной ассоциации работников науки и техники для содействия социалистическому строительству // Материалы 15-й межвузовской конференции. Армавир, 2007; Пелих А.Л. Научные школы Северного Кавказа // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2008 год. М., 2009.

[26] См.: Кислицын Б.М. Наука и рынок в современной России // Материалы научной конференции: «Наука в условиях рынка». М., 1992; Российская наука: состояние и проблемы развития. Обнинск. 1997; Машковская Т.О. Государственная политика СССР и Российской Федерации в сфере науки и научно-технического прогресса (1955-1997). Дисс. д.и.н. М., 2000; Поваров А.П. Формирование кадров научной интеллигенции в постсоветской России. М., 2007.

[27] См.: Программа Коммунистической партии Советского Союза. - М.: Политиздат, 1976; Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических республик. - М.: Политиздат, 1977; Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР. - М., 1975; Советы народных депутатов. Статус. Компетенция. Организация деятельности: Сборник документов. - М., 1980; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. – М.: Политиздат, 1967. – Т. 2; Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд-е, доп и испр. - М.: Политиздат, 1985. Т. 8-11; ХХIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет: тт.1-2. - М.: Политиздат, 1966; ХХIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет: тт. 1-2. - М.: Политиздат, 1971 и др.

[28] Напр.: XIX Всесоюзная Конференция КПСС. 28 июня - 1 июля 1989 г. Стенографический отчет. В 2-х т. - М., 1989; XX съезд Коммунистической партии Советского Союза: Стенографический отчет. В 2-х т. - М., 1956; КПСС. Съезд 21-й. Москва. 1959. Материалы внеочередного XXI съезда КПСС. - М., 1959; КПСС. Съезд 22-й. Москва. 1961. Материалы XXII съезда КПСС. - М., 1961; КПСС. Съезд 23-й. Москва. 1966. Стенографический отчет. Т. 1-2. - М., 1966; КПСС. Съезд 24-й. Москва. 1971. Материалы XXIV съезда КПСС. - М., 1972; XXV съезд Коммунистической партии Советского Союза: 24 февраля - 5 марта 1976 г.: Стенографический отчет. В 2-х т. - М., 1976; Материалы XXVIII съезда Коммунистической партии Советского Союза. - М., 1990.

[29] См.: Косыгин А.Н. Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства. Доклад на сентябрьском (1965 г.) Пленуме ЦК КПСС. - М., 1965; Андропов Ю.В. Ленинизм – неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс. Избр. речи и ст. М. Изд. полит. лит-ры. 1984.

[30] См.: Коммунист. - Орган Центрального Комитета КПСС; Вопросы истории КПСС. – Орган Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС; Правда. - Орган Центрального Комитета КПСС; Советская Россия. - Орган Центрального Комитета КПСС, Верховного Совета и Совета Министров РСФСР и др.

[31] См.: Информационные технологии и образование. М., 1996. С. 8.

[32] См.: РГАНИ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 100. Л. 11.

[33] См.: Шушарина О.П. Государственная политика СССР и Российской Федерации в сфере высшего образования в 1953-2003 гг. М.: Прометей, 2003. С. 59.

[34] См.: Народное образование. 1986. № 9. С. 2.

[35] См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 35. Д. 125. Л. 3-6; РГАНИ. Ф. 5. Оп. 62. Д. 72. Л. 10-16.

[36] См.: Не позволили США достичь превосходства (из документов ЦК КПСС) // Ис­точник. 1995. №2. С. 70-72.

[37] См.: ГАРФ. Ф. 5462. Оп. 32. Ч 1. Д. 353. Л. 106.

[38] Цит. по: ГАРФ. Ф. 5462. Оп. 32. Ч. 1. Д. 353. Л.52-53.

[39] См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 17. Д. 481. Л. 313–318.

[40] См.: Шадриков В. Структурно-созидательные реформы и качество образования // Высшее образование в России. 1996. №1. С. 71.

[41] См.: Смирнов В.Ф., Травин В.И. В авангарде научно-технического прогресса. - М., 1975. С. 79.

[42] См.: Борьба КПСС за ускорение научно-технического прогресса в период зрелого социализма. - Л., 1984. С. 91.

[43] См.: КПСС в резолюциях… Т. 13. С. 441.

[44] См.: Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т. 16. С. 195.

[45] См.: Машковская Т.О. Государственная политика СССР и Российской Федерации в сфере науки и научно-технического прогресса (1955-1997). Дисс. д.и.н. М., 2000. С. 120.

[46] См.: Тимофеева Е.Г. Государственная политика в сфере обществоведческого образования российской молодежи в 50-е – 90-е годы ХХ века. М., 2004. С. 22.

[47] См.: О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве. Постановление ЦК КПСС. 14 августа 1967 г. // КПСС в резолюциях... М., 1986. Т. 11.

[48] См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 35. Д. 210. Л. 96–97, 259.

[49] См.: Тимофеева Е.Г. Государственная политика в сфере обществоведческого образования российской молодежи в 50-е – 90-е годы ХХ века. Автореф. дисс. д.и.н., М., 2004. С. 18.

[50] См.: ГАРФ. Ф. 9606. Оп. 3. Д. 1885. Л. 70.

[51] См.: Методологические проблемы естествознания и общественных наук: Материалы, представленные И.Ф. Ильичевым для обсуждения. М., 1963.

[52] См.: Модернизация российского образования: документы и материалы. М., 2002. С. 28.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.