WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Башкиры степного заволжья (история расселения, родоплеменная структура, хозяйство)

На правах рукописи

Маннапов Марсель Муритович

Башкиры Степного Заволжья

(история расселения, родоплеменная структура, хозяйство)

Специальность 07.00.07. – этнография,

этнология, антропология

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Уфа – 2009

Работа выполнена в отделе этнологии Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН

Научный руководитель – кандидат исторических наук

Юсупов Р.инат Мухаметович

Официальные оппоненты – …………………….

…………………………………………………….

Ведущая организация – ………………………….

Защита состоится «___»____________2009 г. в «____» часов на заседании диссертационного совета Д 002.123.01. по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН по адресу:

199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д.3

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН

Автореферат разослан «___»___________2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 002.123.01.

кандидат исторических наук А.И. Терюков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Территория Степного Заволжья является западной окраиной Исторического Башкортостана, с районами компактного проживания башкирского населения. Определенная изоляция этой группы башкир от материнского этноса наложила свой отпечаток на ее облик. В исторической литературе их называют иргизо-камеликскими (поволжскими, юго-западными) башкирами.

Территорию Степного Заволжья определяют бассейны рек Большого и Малого Узеней, Большого и Малого Чижей, Большого Иргиза, Камелика, Каралыка и Самары. Выбор территории Степного Заволжья в качества темы историко-этнографического исследования определяется тем, что в указанном регионе процесс формирования башкирского населения протекал наиболее активно. Особенность географического положения региона заключается в том, что в течение многих веков он являлся местом обитания многих племен и народов, а также ареной исторических событий и активных межэтнических контактов. Тем самым башкиры были связаны с проживавшими здесь ранее народами, родственными по происхождению, языку и имевшими много общего в хозяйственном укладе, культуре и быту.

Изучение башкир Степного Заволжья выдвигает новые задачи и проблемы. Прежде всего, наиболее актуальным представляется изучение расселения, родоплеменной структуры, хозяйства и динамика численности башкир в данном регионе, а также исследование межэтнических контактов башкир с калмыками, казахами и уральскими казаками. Решение этих актуальных вопросов посвящена наша диссертационная работа.

Целью исследования является комплексное изучение этнической истории башкир в Степном Заволжье ХVI – XIX вв. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. выявить характер расселения башкир в данном регионе;

2. рассмотреть особенности родоплеменной структуры башкирского населения;

3. проследить динамику этнодемографических и социально-экономических показателей среди башкир Заволжья;

4. выявить характер межэтнических контактов башкир с ногаями, калмыками и уральскими казаками;

5. охарактеризовать хозяйственный уклад башкирского населения Степного Заволжья.

Объектом исследования являются башкиры, компактно проживающие на территории Большеглушицкого и Большечерниговского районов Самарской области, Перелюбского, Пугачевского и Озинского районов Саратовской области Российской Федерации, а также на западе Республики Казахстан.

Предметом исследования является этническая история, родоплеменная структура, межэтнические контакты, демография, хозяйство башкир вышеуказанных районов на основе архивных, полевых, исторических данных и иных источников.

Хронологические рамки диссертации включают период ХVI – XIX вв. В отдельных ситуациях мы вынуждены выходить за рамки предусмотренного промежутка времени в связи с воссозданием картины этногеографии и рассмотрением характера расселения и миграции разных племен и народов в Степном Заволжье, а также изучением численности башкирского населения в заволжских степях и особенностью их хозяйства. Конечная хронологическая грань исследования доведена до современности. Указанные хронологические рамки дают возможность проследить процессы формирования башкирского населения в Степном Заволжье на фоне различных событий ХVI-XIX вв.

Методологические и теоретические основы исследования. В исследовании будут использованы теоретико-методологические разработки ведущих российских и зарубежных этнологов по проблемам изучения истории, материальной и духовной культуры этноса.

Исследование строится на основе принципов историзма и объективности. Принцип историзма предполагает рассмотрение событий и фактов прошлого в контексте тех исторических условий, в которых проживали башкиры Заволжья. Принцип объективности ставит в качестве исследовательского приоритета всесторонний учет исторических фактов, составляющих предмет настоящей диссертации

Методика исследования базируется на традиционных для этнографического исследования полевых и кабинетных методах.



Источники исследования. В основу работы положен значительный комплекс новых архивных источников. В данной работе были использованы не только опубликованные архивные источники XVI – первой трети XX вв., но и в значительной части неопубликованные материалы. В качестве ключевого компонента источниковой базы исследования анализируются материалы, сохранившиеся в архивах Оренбурга, Пугачева, Самары, Саратова и Уфы.

Наряду с архивными источниками, в работе использованы материалы периодической печати, сборников статьей и др. Автором привлекается полевые материалы, которые дополняют информацию при выяснении таких вопросов как история расселения, родоплеменной состав, существование родословных (шэжэрэ) как правильно см. стр. 5 среди башкир Степного Заволжья. Для выяснения вопроса о географическом размещении башкир в Степном Заволжье привлекается картографический материал. Ценным источником послужили различные статистические материалы.

Таким образом, основу источниковой базы диссертации составляют архивные, полевые, статистические, опубликованные и картографические материалы по истории Степного Заволжья, а также периодическая печать.

Степень изученности. Первые отрывочные сведения о башкирах Степного Заволжья стали складываться в XVII-XVIII вв. Разумеется, речь идет о работах общего характера, где нашли отражение те или иные моменты исторического прошлого башкир долины рек Иргиза и Камелика. Одним из первых российских исследователей, упомянувший в своих работах башкир Степного Заволжья был В.Н. Татищев, который упомянул, что башкиры расселены по рекам Яик, Тобол, Самара, Белая, Уфа и др.[1] По данным «Топографии Оренбургской губернии» П.И. Рычкова в 1775 г. башкиры имели свои зимовья на Иргизе и на Каралыке.

Известный историк В.М. Черемшанский указывает, что в самарских степях башкиры появились задолго до присоединения Среднего Поволжья к России. Он пишет, что «со вторжением в Восточную Европу монголов башкиры покорены были Батыем – внуком Чингисхана в 1243 году, и по разделении Золотой Орды на особые оседлые царства они были данниками. Башкиры, обитавшие по реке Узеню, подчинялись царям астраханским».[2]

Крупный исследователь Г.И. Перетяткович отмечает кочевой образ башкир Степного Заволжья. По сведениям Н. Казанцева, часть иргизо-камеликских башкир вплоть до середины XIX в. вела полукочевой образ жизни.[3] В монографии И. Красноперова «Самарская Башкирия» отмечается, что башкиры Самарской губернии вели полукочевое скотоводство также как и башкирское население юго-востока Башкортостана. В монографии В.Н. Витевского обнаруживается чрезмерная идеализация версии о позднем расселении башкир в Степном Заволжье.

С первых дней основания Саратовской Архивной Комиссии ее сотрудники (К.П. Медокс, Чекалин, Краснодубровский и др.) стали заниматься сбором материалов о народах, которые населяли низовое Поволжье до появления русских. Так, например, К.П. Медокс считал, что башкиры Заволжья являются потомками половцев.

Исследователи 20-х – конца 80-х гг. XX в., в основном, занимались сбором фольклорного материала, этнографией и изучением языковых особенностей башкир Степного Заволжья. Немалое внимание к изучению истории поволжских башкир обратил в своих трудах видный башкирский этнограф, чл.-корр. РАН Р.Г. Кузеев. В одной из первых своих монографий он отмечал, что основной район расселения иргизо-камеликских башкир совпадал с территорией, которая в географическом отношении была наиболее благоприятной для кочевого скотоводства. Он также считал, что башкирские кочевья на берегу рек Иргиз, Камелик и Каралык являются старинными. Р.Г. Кузеев был одним из первых исследователей, занимавшихся изучением своеобразного письменного памятника – башкирских родословных (шежере), показавших их значение для разработки проблем истории и этнографии башкир, в том числе и иргизо-камеликских. В работе Р.Г. Кузеева имеются факты по расселению башкир в бассейнах рек трех Узеней и Чижи, Иргиза, Камелика и об их передвижениях на территорию Башкортостана и обратно. (в какой) Автор, изучая особенности материальной и духовной культуры башкир, включил башкир Самарской и Саратовской областей в самостоятельную юго-западную этнографическую группу. В другой работе этого автора исторический путь развития хозяйства заволжских башкир рассматривается в рамках основного ядра нации и в тесной связи с основными направлениями политической и экономической истории башкирского края.

В историю изучения иргизо-камеликских башкир весомый вклад внесли башкирские ученые – У.Ф. Надергулов и А.З. Асфандияров. У.Ф. Надергулов на основе этнических и языковых источников исследовал процессы лингвистического формирования иргизо-камеликских башкир, а А.З. Асфандияров обратил внимание на происхождение, расселение и историю возникновения башкирских населенных пунктов в Самарской и Саратовской областях. Н.Н. Томашевская на основе известных и ранее неизвестных источников освещает этническую историю поволжских башкир в период с XVI до начала XX вв. Отдельные вопросы этнографии самарских башкир, в том числе семейно-бытовые обряды исследовались в диссертации М.М. Кржижевского.

Научная новизна работы заключается в том, что, несмотря на большое количество публикаций по отдельным аспектам данной проблемы отсутствует комплексное исследование по данной теме. Результаты исследования помогут представить этапы развития и становления башкирского населения в Степном Заволжье. В работе также определены основные особенности формирования этнической территории башкир указанной группы и их расселения с древнейших времен до наших дней. Впервые в научный оборот вводятся ранее не опубликованные архивные источники.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования ее результатов и выводов в будущем при написании трудов по истории башкир Степного Заволжья. Представленный материал может быть использован так же для разработки спецкурсов по истории Башкортостана для вузов, а также в общеобразовательных школах башкирских населенных пунктов Самарской и Саратовской областях в качестве источника.

Апробация работы. Положения и выводы диссертационного исследования были изложены на международных, межрегиональных, республиканских конференциях (Уфа, 2005, 2006, 2007, 2008; Самара, 2007, Саратов, 2008; Семипалатинск, 2008). Основные результаты исследования получили отражение в 23 научных статьях и тезисах.

Кроме того, автором подготовлена и издана монография «Переселение башкир Самарской губернии на юго-восток Башкортостана в первой половине ХХ в.», где кратко представлена первая глава из диссертационной работы.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании отдела этнологии Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН.

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность исследования, определяются цель и конкретные задачи, хронологически рамки, рассматривается научная новизна и значимость работы, характеризуется ее источниковая база исследования, определяется структура научной работы.

Первая глава «История изучения башкир Степного Заволжья» включает сведения из древних и средневековых источников (сочинения Геродота, Моисея Хоренского, Ахмеда Ибн-Фадлана, Идриси и др.), которые позволяют сделать вывод о том, что Степное Заволжье было хорошо известно с древнейших времен и позволяет более определенно установить юго-западные границы территории обитания башкир в средние века.

История изучения башкир бассейна рек Иргиза, Камелика, Узени и Чижей стала складываться в исторической науке России еще в XVII-XVIII вв. Это был период превращения русского национального государства в многонациональное. Присоединение Казанского и Астраханского ханств к Руси, поход казаков Ермака за Урал, последующее быстрое освоение русскими огромных территорий на востоке – все это раздвинуло границы Русского государства до северо-восточных пределов Азиатского материка. Возникли новые политические задачи – колонизация присоединенных земель, создания системы управление народами этих областей. В 1768-1774 гг. государство снарядило в Поволжье несколько организованных научных экспедиций, в которых участвовали известные ученые, академики Петр Паллас, Иоганн Фальк, Иван Лепехин, Самюэль Гмелин, Иоганн Георги, проводившие географические, физические, этнографические, астрономические и другие исследования. В их трудах имеются ценные сведения по статистике, географии, топографии и этнографии Степного Заволжья. Эти исследования хотя и носили описательный характер, но они заложили начало историографии башкир указанного региона.

После организации Русского Географического общества и четкого определения задач этнографической науки, начинается новый этап в деле изучения башкир Степного Заволжья. В появившихся работах о башкирах Степного Заволжья содержат материалы, где прямо или косвенно рассматриваются этнографические, исторические и демографические проблемы. Они служат основой для дальнейших исследований и сохраняют должное научное значение в наши дни.

В конце ХIХ – в начале ХХ вв. изучением башкир Степного Заволжья занималась, в основном, Саратовская Ученая Архивная Комиссия. Отличительной особенностью деятельности членов СУАК являлось то, что их исследования носили локальный характер. Деятели этого общества в большинстве своем не имели специального образования и не могли посещать научные и архивные учреждения других губерний. В работах исследователей этого периода освещались динамика численности башкир Степного Заволжья, нравы и обычаи, в то же время они не освещали другие научные проблемы, такие как, изучение родоплеменной структуры, языка и т.д.





После Октябрьской революции 1917 г. внимание историков Советской России было обращено на изучение традиционной культуры народов нашей страны. Наблюдается большой количественный рост этнографических исследований, особенно в национальных республиках и областях. В течение ряда десятилетий центром интенсивной этнографической работы становится Саратовский государственный университет, сотрудники которого организовывали и проводили этнографические обследования в пределах Нижне-Волжского края. Профессору какого университета Б.М. Соколову принадлежит инициатива организации систематического экспедиционного обследования всех народов края и создания этнографического отдела при Обществе истории, археологии и этнографии, переименованного в 1925 г. в Нижне-Волжское областное научное общество Краеведения. В 30-х гг. ХХ в. на ее базе возник Нижне-Волжский институт Краеведения, организовавший в 1936-1938 гг. три экспедиции к башкирам Степного Заволжья. Результаты исследования суммированы в работах П.Д. Степанова, в которых представлены ценные сведения и суждения о том, что башкиры Заволжья представляют значительный интерес как объект специального этнографического изучения. Таким образом, с 20-х гг. ХХ в. в истории изучения башкир Степного Заволжья начинается новый период углубленных и систематических исследований культурных традиций и этнографических особенностей в области материальной и духовной культуры, быта башкир в контексте истории всего башкирского народа.

Исследователи 50-х – середины 80-х гг. ХХ в., в основном, занимались исследованиями по этногенезу и этнической истории (Р.Г. Кузеев), жилищам и одежде (С.Н.Шитова), языкознанию и диалектологии (Т.Г. Баишева, С.Ф. Миржанова), фольклору (А.Н. Киреева, Р.С. Сулейманова) башкир Степного Заволжья.

Современный период в изучении истории и этнографии башкир Степного Заволжья охватывает период со второй половины 1980-х до 2008 гг. В это время в изучении истории башкир Степного Заволжья в отечественной историографии сделаны значительные успехи: исследован целый ряд ранее совершенно неизученных вопросов, например, такие как, история возникновения башкирских деревень в Степном Заволжье, топонимика, родоплеменная структура и расселение, отчасти брачные связи и т.д. В рамках программы «Башкиры в субъектах Российской Федерации» под научным руководством Р.М. Юсупова в 2004-2008 гг. активно разрабатывались исследования по этнологии, антропологии и генетике башкир Степного Заволжья, Оренбуржья, Зауралья, Пермского края.

В целом, разработка исследуемой проблемы в настоящее время поставлена на должную научную и методологическую основу, привлечен большой круг опубликованных источников, к тому же, историческая наука получила огромное количество конкретных и обобщающих исследований, в которых на обширном материале освещены в некоторой степени история изучения башкир Степного Заволжья. Отсюда возникла необходимость проведения обновленного целенаправленного исследования по истории и этнографии башкир Степного Заволжья.

Во второй главе «История расселения башкир на левобережье Волги в VII ХIХ вв. и межэтнические контакты с соседями» основное внимание уделено вопросам расселения и этническим взаимодействиями башкир с ногайцами, калмыками, казахами и уральскими казаками.

По данным различных источников известно, что, в конце VII? Слишком смело, могут возникнуть вопросы в. башкиры занимали зимние пастбища на западе и к востоку от Нижней Волги и вместе с хазарами постоянно угрожали булгарам. В тот момент южные границы Волжской Булгарии достигали Самарской Луки – большой излучины р. Волги (в районе современных Жигулевских гор) и проходили недалеко от территории обитания современных иргизо-камеликских башкир, а к середине VII в. возникло государство Хазарский каганат, которое сумело в той или иной мере, возможно, с помощью поволжских башкир, подчинить своей власти часть булгар. Так же смело

Секретарь посольства арабского халифата Ахмед Ибн-Фадлан, описывая маршрут путешествия 921-922 гг. из Багдада в Волжскую Булгарию, упоминает башкир с конкретным указанием территории их кочевания, отмечает их воинственность и нравы, внушающие страх окружающим племенам. По мнению исследователей, посольство остановилось у башкир Степного Заволжья. В результате детального анализа текста Ибн-Фадлана исследователи пришли к выводу о том, что территория башкир Степного Заволжья включала земли от р. Чаган (Шаган) до р. Кондурча, где во время пути посольство остерегалось встречи с этим воинственным народом.

Образование Монгольской империи в начале ХIII в. оказало огромное влияние на исторические судьбы многих народов. Монгольское завоевание заметно нарушило сложившиеся к тому времени границы расселения и пути перекочевок башкирских племен на территории Степного Заволжья. По мере усиления монгольской экспансии башкиры-бурзяне, как известно, ушли в предгорья Южного Урала, в верховья р. Яик, а основная масса башкир племени усерган вместе с бурзянами и тунгаурами переселилась в бассейн р. Сакмара и ее притоков. На первых порах табынцы сохраняли положение, которые они имели в Дешт-и-Кипчаке, и поэтому оставались на старых кочевьях от верховий р. Иргиз в Северном Приаралье до ее низовий у впадения в р. Волгу. В результате давления со стороны монголов табынское объединение распалось, часть табынцев в XIII-XIV вв. при общем движении башкирских племен закрепилась в западном и южном Башкортостане, расселилась в долинах рек Ик, Черемшан, Ток, Малый Уран, Большой Иргиз и Камелик. Пришлось изменить свое местопребывание и родам племени катай, которые до монгольского нашествия кочевали по рекам Волги, Дона и близ Кавказа, то есть в районе Северного Прикаспия. Захваченная волной монгольских походов это племя появилось в бассейне р. Камелик.

С началом распада Золотой Орды и усилением Ногайского ханства происходят изменения в расселении башкирских племен. В XV – первой половине XVI вв. башкиры не упоминаются не только на левобережье Волги, но и по течениям рек, на которых они издавна кочевали – Самаре, Соку, Кондурче, верховьях Большого Ика. Это было связано с передвижением башкир в горнолесные районы Южного Урала. Основными причинами миграции башкир на восток и север были события, вызванные внутриполитической борьбой в Золотой Орде, приведшие к окончательному разгрому Булгарского государства и к запустению его территории, а также усилением Ногайской Орды и ее экспансией на территорию Самарского Заволжья. Впоследствии, в Степном Заволжье башкиры кочевали, вероятно, на тех же территориях, что и ногайцы. Между ними не существовало четких границ и четкого размежевания земель и пастбищ. Возможно, имело место и случаи совместного кочевания и проживания башкир и ногайцев. Об этом известно по многочисленным преданиям и башкирским шежере, о том, что на осенне-зимнее время башкиры, так же как и ногайцы, перекочевывают вплоть до Чижинских разливов и р. Эмбы.

Во второй половине XVI – начале XVII вв. башкирские племена кочевали в степях Степного Заволжья по рекам Большой и Малый Узень, Чижи, низовьях Яика. Во время тебеневок в Степном Заволжье у башкир стали возникать споры с калмыками. В письменных источниках говорится о пределах башкирских вотчин, которые протягивались до р. Эмбы, но из-за своей малочисленности они были вынуждены оставить эту территорию и переселиться в Уфимскую провинцию на берега рек Белая, Сакмара и Ик. Есть большая вероятность того, что часть башкир, чтобы не потерять свои кочевья признала власть калмыков. Совместное кочевание башкир и калмыков на луговой стороне Заволжья вызывало беспокойство русских крестьян монастырских поселений Терса и Малыковка на правой стороне р. Волги, свидетельствовавших перед правительством о том, что невозможно проведение размежевания земельных угодий, так как в долине р. Иргиз «башкиры и калмыки и воровскими кочевьями и зимуют и за зверьми ходят, от того они на луговой стороне пашни не пашут и сен не косят».

После подписания договора 1661 г. о принятии калмыками российского подданства правительство начало решительную борьбу с набегами башкир на калмыцкие владения. Возможно, в связи с развернувшимися событиями башкиры в 1661 г. ходатайствовали перед царем о подтверждении какой, чьей жалованной грамоты. По ее тексту границы расселения башкирских племен в Степном Заволжье, согласно шежере, нестыковка по грамоте или шежере определялись «от Сарымсака, три Узени, до горы в степной стороне, три реки Узени и Камелик, от истоков до устьев со всеми горами; верхняя граница – до глубокого Дурткуль», которая являлась особенным владением племени бурзян. Тем самым с момента принятием русского подданства калмыками и предоставления им определенной территории, ареал обитания башкирских племен сократился до бассейнов рек Большой и Малый Узень, Большой и Малый Чижи.

В начале XVIII в. казахские кочевья достигали левобережья верхнего течения Ишима, верховьев р. Иртыша и озера Балхаш, среднего течения Сырдарьи, северного Приаралья и Тобола, а также бассейна р. Кара-Тургая. Вынужденное изменение привычных маршрутов кочевий произошло в период массового передвижения калмыков к низовьям р. Волги, совершавших набеги на земли казахов. Потеря пастбищ вынуждает казахов к изменению кочевых маршрутов к низовьям Яика.

С уходом калмыков в 1771 г. куда? башкиры в массовом порядке стали возвращаться на свои старые кочевки в бассейнах рек Большой и Малый Узень, Большой и Малый Чижи, озер Сакрыль и Челкар. В 1777-1780 гг. башкиры занимали своими кочевьями территорию между Оренбургской и Самарской пограничными линиями. При соприкосновении с кочевьями казахов стали обостряться башкиро-казахские отношения. Для предотвращения башкиро-казахских конфликтов в 1788 г. была учреждена кордонная стража по линии от Иргиза через Большой и Малый Узень до берегов Каспийского моря. Казахи ожидали передачи им ряда мест для кочевий, начиная от крепости Индерских гор, вверх по Большой Узени до самого Иргиза, но здесь компактно проживали казаки Уральского войска и башкиры. По этой причине в 1806 г. казахский султан Букей получил разрешение царского правительства на право переселения в район рек Большой и Малый Узень и образовал Букеевское ханство. Вдоль северных и северо-восточных границ Букеевского ханства протекали две реки – Большой и Малый Узень, прибрежья которых изобиловали сенокосными угодьями и служили укрытием для скота зимой. Такую же хозяйственную ценность имели районы Камыш-Самарских озер. Переселение казахов на земли между низовьями Урала и Волги вызвало рост ценности этих земель. Поэтому эти участки продолжительное время были объектами споров между башкирами, казахами и уральскими казаками.

Другими соседями башкир, живущих на своих вотчинных землях в бассейнах рек Большой и Малый Узень, Большой и Малый Чижи, были казаки Уральского казачьего войска, которые постоянно претендовали на их земли и нередко захватывали их угодья. Образование устойчивых поселений казаков на Яике относят к 1580 г. Ряд указов царского правительства закрепили за яицким казачеством владения по р. Яик и тем самым определили границу между Русским государством и казахами. С увеличением численности казаки стали обосновываться по рекам Чаган, Большой и Малый Узень, Чижи и в конце XVIII в. владели указанными землями, то есть до окончательного оседания башкир и появления кочевок казахов. В 1796 г. башкиры из Оренбургской губернии переселились в Саратовскую губернию при вершинах р. Малый Узень вблизи села Чертанлы, а через три года перешли жить к р. Большой Узень и к озеру Сакрылу, а также они разместились по Сакрыльской, Кабанской урочищам и при их порогах; в то время как уральские казаки проживали в большей части по р. Малый Узень и владели территорией между реками Большой и Малый Узень, после того как сюда пришли башкиры, они совместно занимались рыболовством на озере Сакрыл и по указанным рекам. В соответствии с правительственными указами от 15 марта 1788 г., 24 января 1810 г., 7 декабря 1803 г. и 24 сентября 1806 г. башкиры и казаки Уральского войска сообща владели спорными землями. Дискуссионная территория между башкирами и казаками была расположена вдоль границы Астраханской губернией и Саратовским и Камышинским уездами Саратовской губернии. В 1806 г. башкиры перешли из Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии в Саратовскую губернию и заняли некоторые территории, расположенные у рек Большой и Малый Узень. Тем самым они выразили недовольство действиями уральских казаков, пытавшихся в период межевания земель закрепить за Уральским войском угодья по рекам Большой и Малый Узень. В 1813 г. с продвижением линии форпостов с Большого на Малый Узень, башкиры лишились права кочевать на своих землях, на которых были построены форпосты Обинский, Вербовой и Таловой.

В 1815-1818 гг. башкиры занимали территорию урочищ ниже Обинской межи, вверх по р. Малый Узень до границы Саратовской губернии, по обе стороны р. Большой Узень, урочища Кабанья канава и Сакрыльское озеро. В 1815 г., в результате обострившегося земельного спора между башкирами и казаками, решение Бузулукского земского исправника было принято в пользу Уральского войска. По мнению следователя Бузулукского уездного судьи Путилова, «живущие в указанных форпостах казаки при р. Малый Узень «владеют таким количеством лугов и пастбищ, что этим не довольствуясь, стремятся башкир лишить всего, что только может служить к продолжению их кочевой жизни». По этой причине, казаки захватили лучшие земли башкир, лежащие по рекам Малый и Большой Узень – при порогах Кабаньей канавы и озере Сакрыль.

5 марта 1825 г. Оренбургская Межевая контора, а затем в ноябре 1826 г. Правительствующий Сенат вынесли решения о предоставлении спорной территории казакам Уральского войска. В феврале 1828 г. Сенат предписал закончить следствие, а данное решение Сената было направлено в Саратовское губернское правление, в котором излагалось решение по спорному делу башкир с уральскими казаками. Согласно данному решению, спорные земли оставлены за уральским казаками, а башкир предписали выслать из пределов Саратовского уезда. Данное выселение не произошло в связи с причислением башкир к Уральскому казачьему войску.

В третье главе «Родоплеменной состав, хозяйство и численность башкирского населения заволжских степей» раскрываются вопросы этнического состава и демографии, дается описание хозяйственного уклада башкир Степного Заволжья. Привлечение новых архивных документов, полевого материала и научной литературы позволило нам дополнить и уточнить имевшиеся ранее данные по родоплеменной структуре башкир Заволжья.

Бурзяне. Еще в XIII в. Йакут аль-Хамави сообщал о существовании города Бурджан в низовьях р. Волги. Возможно, это поселение являлось центром расселения кочевий башкир в Нижнем Поволжье до монгольского завоевания, которое заметно нарушило сложившееся расселение и пути перекочевок башкирских племен на территории Степного Заволжья. По сообщению турецкого путешественника Эвлия Челеби, на западном берегу Каспийского моря находился Хешдек, который был опустошен во время столкновений между войсками Тимура и Тохтамыша. Возможно, под Хешдеком следует понимать город Бурджан Йакута аль-Хамави. Башкиры-бурзяне считали себя единственными наследниками прежних земель и не случайно направились именно на эти старые территории в Волго-Яицком междуречье. Еще в 1661 г. русскими властями была подтверждена жалованная грамота башкир, которая подчеркивала особые права племени бурзян на реки Сарымсак, три Узени, три реки Чижи и от истоков и до устья реки Камелик со всеми горами. Однако появление бурзян на данной территории сопровождалось земельными конфликтами и судебными разбирательствами, так как появились новые претенденты на их вотчины – кипчаки. В 1700 г. тарханам Бурзянской волости по указу Петра I была выдана владенная памятная грамота на вотчины от истоков до устья р. Иргиз. В 1777 г. бурзяне кочевали в бассейнах рек Большой и Малый Узень, Большой и Малый Чижи и дошли вплоть до р. Сал (Салу). В 1779-1780 гг. группа башкир из бурзян отправилась на охоту внутри Оренбургской и Самарской пограничных линий. В 1779 г. произошло возвращение башкир Бурзянской волости Ногайской дороги, кочевавших в районе р. Тургай.

К деревням с бурзянским происхождением относятся Кочкиновка (Таллы), Кунакбаево (Бурзян), Ташбулатово (Ташкустяново), Утекаево (Бурзян), а также исчезнувшие – Байрамгулово, Гайсино, Зильмамбетово, Ишкильдино, Кучакбаево, Шафеево. Родовые подразделения (ара, тоkом) племени бурзян среди башкир Степного Заволжья представлены такими группами: ай-хай (ай-ай), алилуйзар, атайсал, балта, биш хары (биш ары), буре (бре), бурзян (брйн), ирлэн (ирлн), калтырсак (kалтырсаk), кашык бирмэс (kашыk бирм), котлоюл (kотлоюл), кызыу токомо (kызыу тоkомо), монаш, мурадым (моразым), орхок-бурзян (орхоk-брйн), райман, рамазан (рамазан), сиреуселэр (сиреселр), соксор (соkсор), таззлар, тутай (тотай), шурэле (шрле), хэпэс (хпс), ярат.

Катай и мин. После распада Золотой Орды изменение миграций племен катай и мин связано с противостоянием Тимура и Тохтамыша. В Приуралье минцы расселились в соседстве или местами на одной территории с катайцами. Возможно, они совместно кочевали и в Степном Заволжье. Неофициальное название населенного пункта деревни Кучембетово – Катай, подразумевает расселение башкир рода ялан-катай в долине реки Камелик. Минцы являются основателями деревни Бегеняш (Кондозло). Также зафиксировано их проживание в населенных пунктах Ишимбаево, Кузябаево и Максютово. Основное расселение представителей рода яик-суби-мин – это бассейны рек Камелик и Чалыкла.

Кипчаки. Важную роль в этногенезе башкир, в т.ч. башкир Степного Заволжья, сыграли и кипчаки. Основные территории расселения кипчакских племен к Х в. простирались в границах течения Иртыша и смежных с ним с юга областей. В это же время отдельные группы кипчаков стали постепенно проникать в районы Заволжья и Приуралья. В XVII-XVIII вв. башкиры-кипчаки совместно с бурзянами устремились на запад, чтобы занять земли по правым притокам Самары, и далее на юг – в долины рек Узеней и Чижинских разливов. Захват кипчаками ряда заволжских кочевий ставило под угрозу бурзянские вотчины. Возможно, по этой причине бурзяне обновляли жалованные грамоты, где учитывались основные их интересы. Кипчаки претендовали на бурзянские вотчины от истока до устья реки Иргиз.

Башкирские деревни Байгундино (Сарыш), Имилеево (Кыпсак), Хасаново и Уразаево (Кыпсак) относились к племени кипчак, отдельные представители которых проживали в населенных пунктах Бегеняш, Дингизбаево, Кинзягулово, Кочкиновка, Кузябаево, Максютово, Муратшино, Ташбулатово и Утекаево. Здесь расселялись роды ак-кипчак, бушман-кипчак, кара-кипчак, карагай-кипчак и суун-кипчак. Интерес представляют названия родовых подразделений жителей этих населенных пунктов: аминдар (миндр), апуш (пш), базамат, йэн токомо (йн тоkомо), йыуан куныс, карабай (kарабай), карактэн (kарактн), каратун (kаратон), керпе (терпе), кувандык (kыуандыk), кыпсак (kыпсаk), мышы, суюндук (йндк), сыбартабан, туркмен (тркмн) и хыуын токомо (ыуын тоkомо).

Табын и юрматы. В период образования Монгольской империи табынцы сохраняли положение, которые они имели в Дешт-и-Кипчаке, и поэтому оставались на старых кочевьях от Иргиза в Северном Приаралье до левого притока Волги – Большого Иргиза. В результате давления со стороны монголов табынское объединение распалось, часть табынцев в XIII-XIV вв. при общем движении башкирских племен закрепилась в западном и южном Башкортостане, расселилась в долинах рек Ик, Черемшан, Ток, Малый Уран, Большой Иргиз и Камелек. Возникновение собственно табынских населенных пунктов относится к концу XVIII – началу XIX вв. Это населенные пункты Акирово (с йл), Ишимбаево (Юлдашбаево), Кинзягулово (Бишул), Максютово (Бишул) и Муратшино. Здесь расселились роды бишул-табын, юмран-табын, курпес-табын, а также зафиксированы следующие родовые подразделения: ак бот (аk бот), бишул, юмран (йомран), куркэ (крк), кыпым (kыпым), сумар, талсук (талуk), тугазак (туызаk), тугыз казан (туыз kазан) и япалак (япалаk). Большинство родовых названий являются антропонимами – акир (аkыр), альбай (либй), ишимбай (ишембай), ишей (ишй), курамша (хурамша), мураткул (моратkол), муратша (моратша), сайфетдин (сйфетдин), салим (слим), сапый, сирбай (сирвай), суяргул (йрол), шурале (шрле) и юлдашбай.

С возвышением Ногайской орды племя юрматы стало подвластно ногайским мурзам и частично смешалось с ними. Незадолго до вхождения в состав Русского государства табынцы и юрматинцы находились под властью ногайского мурзы Ядкаря. Ногаи склонили табынцев к совместному уходу на Кубань, а юрматинцы за отказ уйти были ограблены. В ходе русско-ногайской войны 1582-1586 гг. ногаи и табынцы вернулись обратно. В 1672 г. башкиры Мишар-Юрматинской волости Кусей Бикишев с группой товарищей по купчей записи от башкир Курпеч-Табынской волости получили вотчину по Самарской вершине на Ногайской стороне по реке Еракла, Самара и Суксанлык. Башкирами племени юрматы на берегу рек Большой Иргиз и Камелик были основаны деревни Кузябаево и Габдуллино (Мишар).

Тунгаур и тамьян. Башкиры-тунгауры начали селиться в долине реки Большой Иргиз совместно с бурзянами и усерганами. Архивные документы и полевые исследования не зафиксировали возникновение отдельных тунгаурских населенных пунктов. Башкиры-тунгауры обосновались в таких населенных пунктах как Бобров Гай, Дингизбаево, Кинзягулово, Кочкиновка, Максютово, Муратшино и Ташбулатово, а башкиры племени тамьян в деревнях Кузябаево и Утекаево. Ареал расселения тунгауров – долины рек Большой Иргиз, Камелик, Каралык, Таловая и Чалыклы, а тамьян – Большой Иргиз и Камелик.

Усергане. В XVII-XVIII вв. количество усерганских кочевий в долинах рек Большой и Малый Узень, Чижи и в районе Чижинских разливов стало вновь возрастать. Племя усерган в XVIII в. состояло из четырех родов – айыу, бишей, сураш и шишей. Башкиры-усергане в Степном Заволжье основали деревни Денгизбаево (Kараkабаk) и Кустяново, а также вместе с другими башкирскими племенами проживали в семи башкирских деревнях Акирово (с йл), Имилеево, Ишимбай, Кузябаево, Кусембетово, Максютово, Ташбулатово, Уразаево и Хасаново. Родовые подразделения племени усерган представлены такими группами: айыу, апанды (абазы), бишей (бишй), буре (бре), даут (дауыт), кэзэ (кз), сураш, туксорандар (туkсорандар), усерган (ргн), ханкильде, уркунбай (ркнбай) и хэрпэк (рпк).

Более поздними по происхождению являются этнические названия родовых подразделений, отражающие участие тех или иных народов в формировании этнического состава башкир данного региона. В населенных пунктах Ишимбаево, Кунакбаево и Максютово были зафиксированы этнонимы казах (kазаk); в Кинзягулово – калмык (kалмаk); в Ишимбаево, Кучумбетово и Утекаево – татар (татарзар).

В XIX в. в составе башкирского населения Степного Заволжья происходит разделение на две группы. Башкиры, осевшие ранее XVIII в. в долине реки Большой Иргиз и ее притоков – Камелика и Каралыка, получили название «старые» («икелр»), а башкиры, переселившиеся в XIX в. с бассейнов рек Большой и Малый Узень и трех рек Чижи, стали называться «новыми» («яылар»). К «старым» стали относить башкир деревень Имелеево, Качкиново, Кинзягулово, Кучембетово, Максютово, Муратшино и Утекаево, а к «новым» – жителей населенных пунктов Ташбулатово и Дингезбаево. Группа «чижинцы» («сзелр») произошла в результате переселения башкир с долины рек Большой и Малый Узень и Чижи, минуя места проживания «новых», в деревни, где проживали «старые» башкиры, которые являлись их родственниками. Таковыми населенными пунктами являлись Муратшино, Кинзягулово, Кучембетово и Максютово. Вплоть до 50-60-х гг. XX в., сохранялись факты расселения «старых» и «новых» башкир по «своим» деревням, а также размещения внутри населенного пункта родственных групп. Это разделение сохранилось и при строительстве и использовании бань, которые строились отдельно для каждой родственной группы. Аналогичные требования соблюдались и при захоронении покойников на кладбище, иноплеменников и чужаков хоронили на краю или даже вне кладбища.

В указанной главе также рассматриваются этапы оседания башкир в степях Заволжья после ухода калмыков. Они начинаются с охоты и звероловства, кочевания, затем появления зимовок во время зимних тебеневок и полное оседание в регионе в связи с ликвидацией калмыцкой угрозы, появления казахов и проведения Генерального межевания.

Кочевые пути башкир Заволжья расположены на более древних торговых путях. Очевидно, что в 921-922 гг. маршрут прохождения посольства арабского халифа из Багдада в Волжскую Булгарию пролегал именно по пути, известному с древности. О древности этих путей есть данные в устном народном творчестве, где имеются упоминания о появлении башкир в степях Заволжья: Баяс-батыр облюбовал для кочевок долину р. Камелик, затем по прямой дороге отправился в Чижи. Подтверждением тому служат сведения о существовании прямых торных дорог, которые шли из долины рек Чижи до переправы через р. Камелик вблизи башкирского хутора Акирова и через станцию Озинки. С середины XIX в. до 1917 г. государство закрепило за этими дорогами скотопрогонную функцию: через башкирскую зимовку Кучукбаево в Новоузенском уезде Самарской губернии прогонялись гурты, а также осуществлялся перевоз товаров из Уральского казачьего войска и Внутренней Букеевской Орды во внутренние губернии Российской империи.

По карте Оренбургской губернии за 1755 г. указано, что башкиры имели свои зимовья на рр. Б.Иргиз и Каралык. Хорошей зимовкой считались участки степи, где были обильные кормовые травы. Наиболее удобными считались места, защищенные от снежных буранов камышами. Каждая башкирская деревня располагалась вблизи солончака для того, чтобы осенью получить обильный корм и возможность месячного выпаса лошадей, у которых выдаивался целебный кумыс.

Жилищами на зимних стоянках у богатых башкир служили деревянные дома, бедняки укрывались в землянках или в юртах, обнесенных плетнем из камыша и хвороста. Укрытием для пастухов служили так называемые коши (кауыш) небольших размеров. Для скота устраивались сараи из плетня.

Коневодство было значимо и для башкир Заволжья. Некоторые коневоды содержали в своем хозяйстве от 100 до 200 голов лошадей. В долине рек Большой и Малый Чижи в хозяйствах башкир, из-за слабого развития земледелия, занимались, в основном, этим видом хозяйства Башкирские кони являлись одной из ценных пород для снабжения Уральского войска. Указанная порода представляет собой невзрачных, но удивительно крепких и быстроходных лошадей. Быстрота башкирской лошади известна тем, что в летний период может преодолеть 100 и 200 верст. В исторической литературе отмечалось содержание верблюдов в хозяйстве башкир. О значимости верблюдоводства говорит то, что во время русско-турецкой кампании (1828-1829 гг.) по требованию царского правительства башкиры для перевозки грузов доставили свыше тысячи животных.

К рубежу XVIII-XIX вв. относятся дошедшие до нас архивные документы о заготовке сена башкирами Заволжья. Очевидно, что сенокошение было известно башкирам и раньше. С.И. Руденко отметил, что башкирское население, занятое полукочевым скотоводством, занималось заготовкой кормов для скота в зимний период. То же самое делали башкиры, кочевавшие в долине рек Большой Иргиз, Камелик, Узени и Чижи.

Уже в глубокой древности древнебашкирские племена, обитавшие на территории Степного Заволжья, наряду со скотоводством, знали и земледелие. Например, по источникам становится известно, что в 1663 г., в калмыцких улусах на Яике были встречены башкиры, которые договорились с тайшой Дайчином о переезде, но «упрошали срока до лета, покамест хлеб снимут». К 70-м годам XVIII в. относятся сообщения о наличии земледелия «в хлебоурожайных местах» реки Эмбы и знании земельного дела у башкир, бежавших к Ерали султану в долину р. Сырдарьи.

К началу XIX в. башкиры в Вольском и Хвалынском уездах Саратовской губернии пользовались земельной территорией площадью 619000 десятин и на основе царских жалованных грамот считали себя владельцами 1,5 млн. десятин земли. Но в 1831 г. по указу Правительствующего Сената башкирам Саратовской губернии предоставили земли по 206 десятин на каждого, а остаток земельного угодья свыше 1,3 млн. десятин земли подлежал отчуждению в распоряжение Саратовской казенной палаты.

В 1832 г. посев хлеба на одну мужскую душу составил в первой юрте Уральского войска – 82, а в двух других – от 0,18 до 0,22 четверти. В 1853 г. в 3-х юртах Башкирского отделения пшеницы посеяно 1973 и собрано 19740 четверти, овсы и проса – 679 и 6795 соответственно. Яровой хлеб являлся сортом сам-10, озимый хлеб не был посеян. В 1871 г. башкиры получили в надел 11850 2/19 десятин земли, а по данным 1890 г. площадь башкирской территории в Николаевском уезде составляло 159375 десятин.

Резкое сокращение пастбищных угодий было связано с массовым расхищением и продажей башкирских земель, которые в сочетании с повторяющимися неурожаями, привели в упадок скотоводство заволжских башкир. После засух и бескормиц 1884-1889 гг. башкиры Заволжья постепенно стали переходить от традиционного кочевания к земледельческому хозяйству.

Охота являлась одним из древнейших занятий башкир и играла большую роль в их жизни.. Они во второй половине XVIII в. часто выезжали степи в районе рек Бузулук, Каралык, Б.Иргиз и Чаган с целью отлова диких лошадей-тарпанов для употребления в пищу. Архивные источники свидетельствуют о том, что до 1806 г. в заволжских землях по речкам Большому и Малому Узеню, Трем Чижам, Дюре, Ильменю и Алтате и на Сакрылском озере, башкиры занимались, пользовались рыбными ловлями и звериными гонами. В 1808 г. юртовой старшина Сафаргали Акиров занимался распределением земель в бассейне рек Белянчик, Бузулук, Б.Иргиз, Камелик, Каралык, Кундурча, трех Тингелей, трех Чижей и Узеней, Чагана, озера Сакрыль. заволжской степи башкирам Вольского уезда для сенокосных, звериных и рыбных угодий.

Традиция конной охоты на волков и лисиц, характерная для многих кочевых племен и народов Великого пояса степей, встречалась и у башкир Заволжья. Выезд на охоту осуществлялся в полном боевом снаряжении, в комплектацию которого входили массивная булава, плеть – нагайка (kамсы), луки и стрелы. Содержали специально обученных и выносливых верховых лошадей для охоты, а собаки использовались для выслеживания добычи. До конца 30-х гг. ХХ в. сохранялась традиционная охота с соколами, беркутами и ястребами. Так, исследователь П.Д. Степанов в ходе этнографической экспедиции 1936-1938 гг. в башкирской деревне повстречал пожилого охотника с ловчей птицей.

В этой главе также исследуется динамика численности башкирского населения в заволжских степях. Необходимо отметить, что учет башкирского населения в Степном Заволжье был возможен с конца XVIII в., когда здесь стали возникать постоянные поселения башкир. Так, в 1798 г. зафиксировано 37 семейств, в 1799 г. – 53, в 1800 г. – 83, в 1803 г. – 120, в 1804 г. – 125 семьи башкир. В 1806 г. общее число башкир в Саратовской губернии составило 259 душ, в 1812 г., значатся 752 башкира, из которых 186 человек – в Саратовском и в Вольском уездах, 53 человека – в Хвалынском уезде.

По VII ревизии (1816 г.) в 3-х уездах Саратовской губернии (в Саратовском, Вольском, Хвалынском) зафиксировано 762 башкира, а в 1831 г. – 259 душ мужского пола (далее – м.п.). По исследованиям Н.Н. Томашевской и А.З. Асфандиярова, численность башкир в 1832 г. достигла 1816 человек. Согласно данным VIII ревизии (1834 г.) в бассейне рек Б.Иргиз, Камелик, Узень и Чижи, обитало 1710 башкир, из которых 694 человека проживало на землях Уральского казачьего войска (8 деревень), а остальные – 1016 (19 деревень) на Саратовских казенных землях. По подсчетам исследователей А.З. Асфандиярова и К.М. Асфандияровой в I юрте проживало 720, во II – 1576 и в III – 875 башкир. Итого 3171 башкир.

К 1840 г. численность башкир в заволжской степи возросла до 1790 душ м.п., в 1841 г. – 1800 душ м.п., в 1842 г. – 4526 душ обоего пола (далее – об.п.), в 1846 г. в –4889 душ об.п., в 1848 г. – 4897 душ об.п. башкир.

В 1852 г. численность башкир в Самарской губернии составила 14116 душ м.п. По мнению исследователей, в данную статистику не вошли башкиры Уральского казачьего войска, составлявшие 1640 душ м.п. или 3280 душ об.п. По нашим архивным подсчетам, в 1852 г. продолжается повышение численного состава башкир в Уральском казачьем войске – 5306 душ об.п., в 1853 г. – 5269 душ об.п., в 1859 г. – 5708 душ об.п.

В 1862 г. всего служилых башкир среди казаков Уральского войска насчитывалось 3033 человек, в 1863 г. – 2996 башкир м.п. Уже в 1869 г. в 2-х башкирских волостях (Имелеевской и Кузябаевской) насчитывалось 3040 башкир, в 1871 г. – 2842 душ м.п., в 1881 г. – 3630 душ м.п., в 1887 г. – 7203 душ об.п., в 1889 г. – 7428 душ об.п., в 1897 г. – 7461 душ об.п., в 1908 г. – 7753 об.п., в 1910 г. – 9309 об.п.

Общее количество умерших от голода в 1921-1922 гг. по башкирским деревням Имелеевской волости составляет 1911 человек, в том числе в 1921 г. – 428 и в 1922 г. – 1483 погибших. В 1925 г., после ликвидации Кузябаевской волости, проживало 1207 башкир, но по другим данным, в 1925 г. в 9 башкирских деревнях Кузябаевской волости Пугачевского уезда было 258 дворов, в которых проживало 909 башкир. В 1931 г. Большечерниговском районе Куйбышевской области проживало 2400 башкир. В 1930 г. в башкирских деревнях Перелюбского района Саратовской области зафиксировано 616 дворов.

Численность башкирского населения в Западном Казахстане в течение ХХ в. имело такую динамику роста: в 1959 г. – 1341 человека, в 1970 г. – 1919, в 1979 г. – 2736, в 1989 г. – 4126 человек. Башкиры в Саратовской области в 1970 г. было 2764, в 1979 г. – 3297, в 1989 г. – 4085, в 2002 г. – 3988 человек. В Самарской области численность башкирского населения была такова: в 1970 г. – 5800, в 1979 г. – 6320, в 1989 г. – 7885, в 2002 г. – 7495 человека.

В Заключении подводятся основные итоги исследования.

Сравнительно-историческое и историко-этнографическое исследование по истории башкир Степного Заволжья в свете изучения архивных, полевых и исторических источников и литературы позволяют сделать следующие основные выводы. Дальше нелогично - говорится о 4 периодах, а в тексте 5 Не нужно все это. Надо так.

Расселение башкирских племен в Степном Заволжье представляется нам следующим образом. В Х-XIII вв. они обитали на заволжской территории от Чагана до Кондурчи. В конце XIII в. в результате усиления Золотой Орды происходят изменения в расселении башкирских племен. Башкирские земли оказались разделенными между владениями Батыя и Шибана. Они перестали кочевать в степях Заволжья в связи с тем, что золотоордынская знать стала захватывать на летние и зимние кочевые маршруты башкирских племен и родов.

В течение ХV-ХVI вв. произошло очередное изменение расселения башкирских племен в результате усиление ногайцев в Степном Заволжье. Ногайская орда сложилась из различных этнических компонентов и представляла собой определенное политическое объединение. Ногайцы кочевали по бассейну рр. Волги, Яика, Эмбы и далее на восток, вплоть до Аральского моря. При ногайских мурзах сначала происходит вытеснение башкир с их традиционных кочевок, но затем идет процесс сближения с местной аристократией, что привело к совместному кочеванию башкир с ногайцами.

В XVII-XVIII вв., когда в Волго-Уральском регионе появились калмыки, башкиры кочевали в степях по рекам Большой и Малый Узень, Чижи, Эмба, Чаган и в низовьях Яика. В результате усиления калмыков они были вынуждены снова оставить Степное Заволжье и переселиться в Уфимскую провинцию. Существует большая вероятность того, что в это время часть башкир, чтобы не потерять свои кочевья признала власть калмыков. Калмыки, в лице тайши Дайчина, ценили боевой дух башкир и в большинстве случаев привлекали их в качестве наемников-вассалов в ряды своего воинского контингента для совершения военных походов. С принятием русского подданства калмыками им предоставили территорию за счет кочевок башкир. В результате этого земли башкир сократились до бассейнов рек Большой, Малый Узень и трех Чижей.

Одновременно в XVIII-XIX вв. казахи под натиском джунгар были вынуждены изменить привычные маршруты кочевок, и достигли реки Урал. С принятием российского подданства казахи Младшего жуза надеялись использовать богатые луговые пастбища между Уралом и Волгой как свои зимние стоянки, но вместо этого получили возможность расширить свои кочевья за счет башкирских земель. На этой почве происходили башкиро-казахские столкновения. В результате этих земельных споров с казахами и уральскими казаками башкиры были окончательно вытеснены с бассейнов рек Узень и Чижи и большинство башкирских племен переселились в долины рек Большой Иргиз, Камелик и Каралык.

Традиционное хозяйство башкир Заволжья, в контексте хозяйственной деятельности всего башкирского народа, носит многоотраслевой характер. Ведущей отраслью их хозяйства являлось скотоводство. Природные условия Степного Заволжья были вполне благоприятными в конце XVIII-XIX вв. для полукочевого скотоводческого комплекса. Башкиры, имея постоянные селения, занимались перекочевкой весной, летом и осенью, а зимой скот содержали на подножном корму. Отсюда появляется необходимость проведении перекочевок, в зависимости от времени года и распределении пастбищ на летовки и зимовки, обычно расположенные на большом расстоянии друг от друга. Позднее полукочевое скотоводство башкир Степного Заволжья постепенно превращалось в оседлое скотоводческо-земледельческое. Этому способствовали зимовки, значительные размеры сенокошения и земледелие. На местах зимних стоянок, по мере освоения этой территории, строились постоянные поселения. Выбор этих мест определялся оптимальностью ландшафта, предохраняющего от холодных ветров и снежных буранов, наличием удобных пастбищ с незначительным снежным покровом и водных источников.

Изучение родоплеменной структуры башкир указанного региона показало, что в конце XVIII-XIX вв. фиксируется смешанное проживание в башкирских населенных пунктах представителей различных родоплеменных групп (бурзян, кипчак, табын, усерган, юрматы, катай, мин, тунгаур и тамьян). Этнический состав башкир Степного Заволжья различен как по своему происхождению, так и этнонимами, отражающими домусульманские верования башкир (айыу, кз, мышы и т.д.), с одной стороны, а с другой – является результатом этнокультурного взаимодействия с казахами, калмыками, мишарями, ногайцами и др. (калмак, нугай и т.д.). Имеются этнонимы и антропонимы (аkыр, kурамша, сйфетдин и т.д.).

По архивным документам и опубликованным статистическим сборникам прослежена динамика численности башкирского населения на территории Степного Заволжья. Выделено несколько периодов: 1798-1897 гг. – период, на протяжении которого наблюдается значительный рост численности башкирского населения; 1897-1920 гг. – период продолжения ее увеличения; 1920-1940 гг. – период резкого снижения роста численности башкир в связи с голодом 1921-1922 гг., с переселением на юго-восток Башкирской республики в 1924-1929 гг., с ходом раскулачивания и репрессий на протяжении 20-30-х гг. ХХ в.; 1940-1989 гг. – новой период постепенного увеличения демографического состояния башкирского населения в масштабах Самарского и Саратовского областей; 1989-2007 гг. – период снижения роста численности башкир в Самарской и Саратовской областях в связи с ухудшением социально-экономического положения населения края, а также проявления отходничества на заработки в центральные и северные районы Российской Федерации.

Таковы основные результаты диссертационного исследования башкир Степного Заволжья. В будущем планируется более углубленное комплексное изучение их материальной и духовной культуры с рассмотрением таких вопросов как семейно-бытовые обряды, одежда, жилища, пищевые традиции и т.д. на основе новых полевых, архивных и анкетных материалов.

Список публикаций по теме диссертации

Статья в журнале, рекомендованном ВАК для публикации результатов диссертационных работ:

1. К вопросу о межэтнических контактах и летних кочевках башкир и калмыков в XVII в. в Степном Заволжье // Известия Алтайского государственного университета. – Серия История, политология. – Барнаул, 2008. – С. 156-159.

Монографии:

2. Переселение башкир Самарской губернии на юго-восток Башкортостана в первой половине ХХ в. – Уфа: Гилем. – 200 с. (11,6 печ.л.).

Публикации в других научных изданиях

3 Ранняя историография башкир Степного Заволжья // Всероссийская научная конференция «Урал-Алтай: через века в будущее». – Уфа, 2005. – С. 239-241.

4. Иргизо-камеликские башкиры в 1921-1922 годах // Научное наследие А.З. Валиди Тогана и современные проблемы федерализма в России (V Валидовские чтения). – Уфа, 2005. – С. 187-193.

5. О численности башкир-переселенцев из Самарской губернии в Башреспублику в 1926-1929 гг. // V Всероссийский организационно-научный съезд востоковедов «Восток в исторических судьбах народов России». – Уфа, 2006. – С. 221-223.

6. К вопросу о взаимоотношениях башкир и калмыков в ХVII веке в Степном Заволжье по вопросу кочевий // Национальные и языковые процессы в Республике Башкортостан: история и современность: Информационный бюллетень № 3. – Уфа, 2006. – С. 162-171.

7. К вопросу о расселении древнебашкирских племен в Степном Заволжье // Этнос, общество, цивилизация: I Кузеевские чтения. – Уфа, 2006. – С. 190-192.

8. Некоторые вопросы переселения башкир Самарской губернии в БАССР // Археография Южного Урала. Изучение документальных источников по истории развития языков народов Южного Урала. – Уфа, 2006. – С. 64-71.

9. Неизвестные страницы истории башкир Самарской губернии по архивным документам ЦГИА РБ // Проблемы этнокультурного взаимодействия в Урало-Поволжье: история и современность. – Самара, 2006. – С. 114-117.

10. К изучению родоплеменной структуры башкир Степного Заволжья // Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа. – Уфа, 2006. – С. 78-82.

11. К вопросу о межэтнических контактах и летних кочевок башкир и калмыков в ХVII веке на Южном Урале и Степном Заволжье // Этнические взаимодействия на Южном Урале. – Челябинск, 2006. – С. 144-148.

12. По вопросу прохождения ходатайств о переселении башкир Самарской губернии в БАССР // Актуальные проблемы истории, языка и культуры Башкортостана: Сборник трудов молодых ученых ИИЯЛ УНЦ РАН. – Уфа, 2007. – С. 134-142.

13. К вопросу освещения историографии башкир Степного Заволжья в середине XIX до 30-х годов XX века // Краеведение и архивное дело в провинции: исторический опыт и перспективы развития: Материалы межрегиональной научной конференции, посвященной 120-летию Саратовской губернской ученой комиссии. Труды Саратовского Областного музея краеведения. – Саратов, 2007. – Вып. 9. – С. 98-103.

14. Динамика численности башкирского населения в Степном Заволжье в XIX в. // Россия и Башкортостан. История отношений, состояние и перспективы. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России. – Уфа, 5-6 июня 2007 г. – С. 185-188.

15. Личные имена и фамилии башкир Степного Заволжья и Оренбуржья по архивным документам первой половины ХIХ века // Этническая история и духовная культура башкир Оренбуржья (К 160-летию Каравансарая): материалы межрегиональной конференции. – Оренбург, 2007. – С. 92-94 (в соавторстве с Р. Ю. Аккубековым).

16. Из истории хозяйства башкир Степного Заволжья в XVIII – XIX вв. // Гуманитарные науки в Башкортостане: история и современность. Международная научно-практическая конференция, посвященная 75-летию ИИЯЛ УНЦ РАН. – Уфа, 2007. – С. 137-139.

17. Родоплеменная структура как источник изучения истории башкир Степного Заволжья // Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: Сборник научных трудов VIII Международной научно-практической конференции. 2-3 февраля 2007 г. – Усть-Каменогорск, 2007. – С. 202-205.

18. Демографические процессы среди башкир Степного Заволжья в ХХ в. // Республиканская школа-семинар молодых ученых «Россия и Башкортостан: социально-политическая история и современность» (к 450-летию добровольного вхождения Башкортостана в состав России)». – Уфа, 2007. – С. 229-233.

19. Родоплеменная структура башкир в Степном Заволжье // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. – Уральск, 2007. – № 2. (седьмой выпуск). – С. 113-123.

20. Демографические процессы в башкирском обществе степного Заволжья в XIX–XXI вв. // Вестник Башкирского государственного университета. – Уфа, 2008. – Т.13. – №1. – С. 118-122.

19. Иргизо-камеликские башкиры // Башкирская энциклопедия. – В 7 т. – Т.3. – С. 188-190. (в соавторстве с Р.М.Юсуповым).

21. Из истории развития хозяйства башкир Степного Заволжья // История развития на территории Волгоградской области. XIX-XXI вв.: Материалы научно-практической конференции. – Волгоград, 2008. – С. 46-51.

22. К вопросу о межэтнических взаимодействиях башкир с казахами и уральскими казаками в Степном Заволжье (XVIII – сер. XIX вв.) // X Международная научная конференция «Этносоциальные процессы во Внутренней Евразии». – Семипалатинск, 2008. – С. 275-281.

23. К вопросу о межэтнических взаимодействиях башкир с казахами и уральскими казаками в Степном Заволжье (XVIII – сер. XIX вв.) // Актуальные проблемы истории, языка и культуры Башкортостана: Сборник научных трудов молодых ученых ИИЯЛ УНЦ РАН. – Уфа: Деловая династия, 2008. – III выпуск. – С. 161-174.


[1] Татищев В.Н. и т.д.

[2] Черемшанский В.М.

[3] Так как Вам придется сделать много сносок, уменьшите эту часть, ибо этому вопросу посвящена целая глава



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.