WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Пространственно-ценностная ориентация и визуальная динамика храмового зодчества в христианстве и исламе

На правах рукописи

Ибрагимов Игорь Адольфович

ПРОСТРАНСТВЕННО-ЦЕННОСТНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ВИЗУАЛЬНАЯ ДИНАМИКА

ХРАМОВОГО ЗОДЧЕСТВА

В ХРИСТИАНСТВЕ И ИСЛАМЕ

Специальность 17.00.09 Теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Саратов 2011

Работа выполнена на кафедре основ архитектурного проектирования Уральской государственной архитектурно-художественной академии.

Научный руководитель: кандидат архитектуры, профессор

Иовлев Валерий Иванович

Научный консультант: доктор философских наук, доцент

Быстрова Татьяна Юрьевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Мезин Сергей Алексеевич

кандидат искусствоведения, доцент

Гарин Николай Петрович

Ведущая организация: Санкт-Петербургская государственная

художественно-промышленная

академия имени А.Л. Штиглица

Защита состоится 21 декабря 2011 года в 9.00 на заседании объединённого диссертационного совета ДМ 210.032.01 при Саратовской государственной консерватории (академии) им. Л.В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, проспект Кирова, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной консерватории (академии) им. Л.В. Собинова.

Автореферат разослан 17 ноября 2011 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат искусствоведения, доцент А.Г. Труханова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Отношение к архитектурно-художественному и культурному наследию является показателем профессионализма творца, а деятельность по сохранению и восстановлению этого наследия – условием выживания цивилизации на современном этапе. Расширение диапазона реконструкции и реставрации памятников храмовой архитектуры в современных условиях требует более глубоких знаний о закономерностях и механизмах ее формирования, что позволяет не только воспроизводить, но и развивать традицию. В частности, не в полной мере изучен аспект пространственно-ценностной ориентации и определяемой ею визуальной динамики архитектурной формы храма и мечети, обусловленной особенностями религиозного вероучения и восприятия человеком окружающей среды. Между тем, он является важнейшим как в духовно-символическом, так и в пространственно-практическом плане, в том числе и при проектировании новых культовых сооружений. Отечественная и зарубежная практика последних десятилетий показывает насущную необходимость исследования этого аспекта. Создание теоретических моделей архитектурно-художественного решения христианского храма и исламской мечети периода Средневековья позволит сохранить и упрочить традиции, насчитывающие столетия, но грозящие быть уничтоженными в силу неполной информированности современных практиков.

Теоретической основой для определения подхода к изучению пространственно-ценностного аспекта христианского храма и исламской мечети средневековья послужили работы по теории и истории религиоведения, мифологии, философии таких авторов, как М. С. Каган, А. Я. Флиер, М. Элиаде, Э. Фромм, Е. В. Кузьмина, С. Рейнак, С. В. Норенков, Т. Ю. Быстрова, М. Ю. Зеленков, В. Г. Кузнецов, С. Д. Сказкин, Б. Г. Иэрхарт, С. А. Токарев, В. В. Евсюков, Е. В. Кузьмина, В. Н. Топоров, М. Мерло-Понти, Е. Ф. Губский, Л. И. Гительман, А. П. Забияко, И. Н. Яблоков, М. А. Родионов, Н. А. Добрина. Основой для изучения особенностей религии, оказывающих влияние на формообразование и пространственно-ценностные координаты храмовых зданий, явились источники вероучений: Библия, Коран, хадисы, а также исследовательские работы таких авторов, как Ю. В. Максимов, В. В. Бартольд, А. В. Саввин, М. Ю. Зеленков, А. В. Журавский, Д. Янг, А. А. Савинов, Г. В. Милославский, К. П. Матвеев, М. Бюкай, Д. Сурдель, Ж. Сурдель, Г. Э. фон Грюнебаум, М. Гаджиев, Ю. А. Бахныкин. Работы по истории культуры и искусству Западной Европы Средних веков: А. Я. Гуревич, Л. П. Карсавин, Э. Панофский, У. Эко, Е. В. Килимник, А. В. Медведев, Ж. Ле Гофф, В. Н. Тяжелов, А. Л. Ястребицкая, Й. Хейзинга, Ж. Дюби, Г. Кёнигсбергер, А. И. Чернокозов, И. Ю. Николаева, М. Бойцов, Дж. Комелж, Ж. Ворона, Н. Ф. Усков, Б. Эбхардт, Р. Бартлетт, Э. Херцог, Н. Элиас, С. И. Лучицкая, Д. Бингхэм, Е. А. Мельникова, А. А. Сванидзе, О. А. Лясковская, Г. Вейс, Б. Гене, В. Вага, М. Блок.

Основой из теории искусства, архитектуры и градостроительства послужили работы в следующих направлениях:

– по исследованию эстетических аспектов и структурных закономерностей формообразования архитектурно-градостроительных объектов – Х. Зедльмайр, В. В. Бычков, А. В. Иконников, А.  В. Степанов, А. В. Крашенинников, Р. Арнхейм, А. Э. Гутнов, В. И. Иовлев, Т. Я. Ребайн, В. Е. Звагельская, Ю. С. Янковская, Ю. И. Короев, И. Г. Лежава, А. В. Боков, Е. Л. Беляева, З. Гидеон, Г. В. Есаулов, С. Г. Змеул, М. В. Шубенков, Н. И. Смолина, С. А. Хасиева, Г. Ф. Горшкова, Витрувий Марк Полион, Ю. В. Алексеев, Ю. Н. Жилина, Н. Б. Демидов.



– по исследованию ориентации архитектурных объектов и ориентации людей в архитектурно-градостроительной среде – К. Линч, В. Т. Шимко, В. И. Иовлев, А. В. Гаврюшкин.

Степень изученности вопроса. В изучении историко-теоретических аспектов христианского храма следует выделить работы А. Л. Якобсона, Г. А. Саркисиана, И. Л. Маца, И. В. Эрн, И. А. Бондаренко, А. И. Комеча, П. А. Раппапорта, К. Вёрман, А. А. Тиц, Ю. С. Ушакова, И. С. Николаева, Т. Ф. Саваренской, А. В. Бунина, В. В. Косточкина, В. И. Пилявского, Н. Н. Воронина, М. В. Голобородского, Ю. С. Асеева, К. Зитте, А. Щенкова, В. В. Пищулиной, Ю. И. Короева, Г. Ф. Горшковой, С. Е. Бубнова, А. А. Губера, С. Ю. Афонькина, Л. А. Балакиной, А. А. Барабанова, С. Минакова, П. П. Гнедича. Работы исследователей показывают, что архитектура христианского храма очень многообразна и имеет самые разные архитектурно-композиционные решения. Однако в этом многообразии можно выделить общие черты и проследить их развитие.

В изучение взаимосвязи религиозной сущности и христианского храма важный вклад внесли такие ученые, как Н. Ф. Гуляницкий, Г.Я. Мокеев, М. Элиаде, П. А. Флоренский, Е. Трубецкой, Ш. М. Шукуров, И. А. Бондаренко, Г. К. Вагнер, А. Г. Туманик, И. Л. Бусева-Давыдова, И. И. Карпушин, А. А. Барабанов, В. Бауэр, И. В. Юрасова, С. Д. Сулименко, В. Савельев, Д. Б. Пюрвеев, Т. Н. Вятчанина. В работах этих исследователей раскрываются религиозно-мировоззренческие смыслы архитектуры, что позволяет лучше и глубже понять механизмы формирования ее пространственно-ценностных аспектов. Важный вклад в разработку темы взаимосвязи разных религиозных верований и их архитектурного выражения, а также в научные представления о развитии храмовых систем, формировавшееся на протяжении XX века внес Н. Л. Павлов.

Отдельно необходимо выделить работы Ш. М. Шукурова по изучению метафизической сущности и истоков храмовой архитектуры авраамических религий. В частности, Ш. М. Шукуров заявляет о направленности храмовой архитектуры христианства ввысь, а мусульманской архитектуры в горизонтальную сторону и обосновывает утверждения. Он употребляет понятие вектор и динамика, характеризуя храмовую архитектуру, а также называет мечеть «храмом». Ш. М. Шукуров также пишет о минарете, как об онтологической оси, устремленной к Богу, что позволяет понять значимость данного объекта в системе пространственно-ценностных координат ислама.

А. Я. Флиер развивает тему универсальной типологии храмовой архитектуры в зависимости от ее религиозной обращенности и предлагает три основных типа: «шествие» к объекту поклонения в горизонтальной плоскости, «шествие» в вертикальной плоскости (ввысь) и комбинированный вариант. Последний по утверждению автора очень характерен для православной архитектуры. Н. Л. Павлов, А. А. Барабанов, Г. К. Вагнер, М. Элиаде, Д. Б. Пюрвеев, А. Г. Бурцев пишут о том, что храм в первую очередь символизирует образ Вселенной. В его архитектуре проявляется структура мироздания. Эти утверждения исследователей расширяют тему смыслоообразования храмовой архитектуры.

Следует уделить внимание иностранным исследовательским трудам, в которых рассматриваются архитектурные особенности христианского храма и исламской мечети (Н. Ардалан, О. Грабарь, Р. Хилленбранд, М. Е. Бонин, А. Куран, Д. Кубан, Р. Холод, К. Норберг-Шульц, Г. Хайдер, Г. Несипоглу, Н. Стирлин, Д. Акбар, М. Аль-Асад, У. Аль-Хамис, Ш. Алибхай, А. Арель, М. Аркун, М. Ашкан, И. Азоуз, Е. Баер, У. Бейтс, Д. Бехренс-Абосейф, С. Бьянка, Ш. С. Блейр и многие другие). В них изучаются вопросы исторического развития, классификации, типологии архитектурно-градостроительных объектов христианского и исламского вероучений, однако не акцентируется внимание на пространственно-ценностном своеобразии архитектуры средневекового христианского храма и средневековой исламской мечети с учетом визуальной динамики. Помочь исследовать этот аспект могут исследования по феноменологии визуального восприятия М. Мерло-Понти, Г. Башляра, Ж. Диди-Юбермана.

Аспект планировочных и объемно-пространственных характеристик исламской архитектуры нашел отражение в работах таких исследователей, как К. Вёрман, Л. Бретаницкий, А. Саламзаде, В. Л. Воронина, Р. К. Ходжатулла Б. Н. Засыпкин, Н. А. Виноградова, Г. А. Пугаченкова, Н. А. Косенкова, Г. Н. Айдарова, С. С. Айдаров, Н. И. Брунов, Л. Ю. Маньковская, Б. В. Веймарн А. М. Прибыткова, где рассматривается визуальная динамика архитектуры и формулируется общая мысль о том, что христианская и исламская культовая архитектура имеет одинаковое устремление архитектурной композиции – ввысь. Другие варианты не рассматриваются, равно как и обоснование данного устремления.

Тема взаимосвязи религиозной сущности и ее выражения в архитектуре исламской мечети изучается в работах Ш. М. Шукурова. В частности, он утверждает, что верующий человек «движется к Богу» и для него это путь, и что любая мечеть это путь верующего к Каабе, а также верующий «обращается к мечети». Исследователь поднимает тесно связанную с ценностно-ориентационным аспектом архитектуры тему антропологичности мечети при официальном запрете в мусульманстве изображения человека и животных. В целом, вклад Ш. М. Шукурова в разработку комплекса вопросов темы сущности храмовой архитектуры христианства и ислама трудно переоценить.

Т. Х. Стародуб развивает тему обращенности и устремленности архитектуры ислама в сторону Каабы в Средние века, она использует понятие «ось ислама» как отдельного элемента религии в архитектуре, однако не формулирует пространственно-ценностную ориентацию и не конкретизирует динамику в архитектуре мечети.

Рассмотрение научных работ показывает, что до сих пор нет комплексного исследования, доказывающего необходимость тождества реальной (объективной) и духовной (субъективной) пространственно-ценностной ориентации храмового зодчества и раскрывающего на конкретных примерах своеобразие архитектурно-пространственной ориентации и визуальной динамики средневекового христианского храма и исламской мечети, анализа того, за счет каких элементов, соотношений и пропорций архитектурного объекта она достигается, а также классификации этой динамики.

В целом различные элементы рассматриваемой проблемы чаще всего изучаются по отдельности (символика храма, история архитектуры, особенности визуального восприятия), тогда как для полноценной искусствоведческой деятельности необходимо синтезировать имеющийся опыт изучения и предложить научные модели формирования храмовой архитектуры в христианстве и исламе.

В ряде случаев искусствоведческая наука рассматривает архитектурные объекты в их самодостаточной данности, прослеживая закономерности возникновения и функционирования. Этот подход необходимо дополнить исследованиями, связывающими сущностные черты архитектуры, в том числе храмовой, с восприятием их формы и символики человеком.

В наибольшей степени связь архитектуры и религиозных канонов в их ценностном аспекте проявляется в средневековый период истории, характеризующийся доминированием религии во всех сферах культуры и мышления человека. Поэтому в качестве основного материала для изучения выбраны средневековые христианские храмы и исламские мечети.

Научный подход, применяемый в данном исследовании, учитывает пространственно-ценностные ориентации верующего и может быть назван ориентационным. Человек ориентируется в различных видах пространства за счет определенных элементов в этих пространствах и находит свои координаты, то есть свое местоположение, тем самым, обеспечивая себе не только психологический комфорт, но и соответствие системе жизненно значимых ценностей.

Объект исследования – архитектурно-пространственное своеобразие культового сооружения (средневекового христианского храма и мусульманской мечети).

Предмет исследования – закономерности влияния пространственно-ценностной ориентации человека на формирование культовой архитектуры и ее визуальной динамики.

Цель исследования – на основе изучения историко-архитектурного наследия и основоположений религии доказать необходимость и возможность достижения в архитектурном решении культового сооружения тождества пространственного (реального, объективного) и ценностного (духовного, субъективного) ориентационных аспектов, обеспечивающих особенности восприятия и значимость объектов культовой архитектуры как для отдельного верующего, так и для данной религии в целом, с учетом своеобразия визуальной динамики архитектурной формы в ее восприятии человеком.





Задачи исследования:

1) проанализировать связь архитектуры культовых объектов с системой религиозно-духовных координат человека;

2) выявить архитектурно-пространственное своеобразие христианского храма и исламской мечети на основе системы духовно-ценностных координат христианства и ислама;

3) рассмотреть механизмы ориентации человека в визуально-воспринимаемом пространстве, учитывающиеся в архитектурном проектировании, в том числе культовых сооружений;

4) показать детерминацию архитектурно-художественных закономерностей формирования средневековой архитектуры христианского храма и мусульманской мечети на основе взаимодействия пространственно-ценностных систем человека, а также рассмотреть своеобразие визуальной динамики и предложить ее классификацию.

Научная проблема заключается в необходимости для искусствоведческой науки комплексного исследования ориентационного пространственно-ценностного аспекта культовой архитектуры (средневекового христианского храма и исламской мечети), влияющего на визуальную динамику архитектурной формы.

Границы исследования:

  • хронологические – культовая архитектура христианства и ислама рассматривается большей частью в классический средневековый период (IX–XIV вв.);
  • стилистические – архитектура в исследовании рассматривается в основных стилях и традициях, существовавших в рамках Средневековья: готическая, романская, древнерусский храм; арабская, иранская, турецкая мечеть;
  • объектные – в культовой архитектуре христианства и ислама рассматривается христианский храм и исламская мечеть;
  • географические – архитектура рассматривается на территориях распространения в средневековье христианства и ислама: современная Европа, Малая и Средняя Азия, Аравийский полуостров, Левант, Северная Африка.

Методы исследования. В работе используется системный подход, в котором используются следующие методы и подходы исследования: искусствоведческий, философско-культурологический, теоретико-архитектурный, источниковедческий, семантический, культурно-антропологический, историко-культурологический, регионоведческий. Подход предполагает анализ исследуемого материала как целостно построенной системы, обладающей иерархией, структурой, и включает в себя:

1) теоретический анализ, предполагающий:

– аналитический обзор историографического материала по теме религиозных вероучений, сходств и своеобразия христианского и исламского вероучений;

– анализ материала по теме исследования культовой архитектуры и искусства христианства и ислама;

– анализ теоретических исследований в области искусства, архитектуры, градостроительства, связанных с темой.

2) построение научных моделей:

– установление элементов системы и связей между ними, выявление особенностей теоретических моделей архитектурно-пространственной динамики культового зодчества христианства и ислама;

– сведение научных знаний к графическому системному виду.

3) натурные обследования объектов архитектуры и обобщение результатов.

Новизна исследования заключается в том, что:

1) предложено понятие система духовных и реальных координат в архитектуре, позволяющее синтезировать пространственный (реальный, объективный) и ценностный (духовный, субъективный) аспекты, а также раскрыть своеобразие архитектурно-художественной визуальной динамики и выявить модели ее формирования для средневекового христианского храма и мечети ислама;

2) разработаны модели архитектурно-пространственной визуальной динамики культовой архитектуры системы духовных и реальных координат в архитектуре христианства и ислама;

3) рассмотрено своеобразие архитектурно-художественной динамики христианского храма и исламской мечети:

– предложена классификация динамики в архитектуре средневекового храма и мечети;

– особенности проявления динамики в общем архитектурно-художественном решении храма и мечети;

– особенности проявления динамики в отдельных типах архитектурных форм;

– влияния системы духовных и реальных архитектурных координат на логику формирования архитектурных форм христианского храма и мечети ислама.

Положения, выносимые на защиту:

1) понятие система духовных и реальных координат в архитектуре, позволяющее объяснить особенности пространственно-ценностного формирования христианского храма и мусульманской мечети. Под ним понимается система ориентации человека, в которой объективные аспекты среды синтезируются с субъективными переживаниями человека, приходя к смысловому тождеству;

2) теоретические модели сравнения систем духовных и реальных координат в архитектуре христианской и исламской религиозной культуры, позволяющие раскрыть основания архитектурно-пространственного формирования средневекового христианского храма и исламской мечети, а также использовать их в современной архитектурной практике;

3) классификация и закономерности архитектурно-пространственной динамики культовой архитектуры христианства и ислама с учетом особенностей христианской и исламской системы духовных и реальных координат в архитектуре, знание которых обеспечивает преемственность архитектурных решений культовых сооружений.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты способствуют развитию теоретического знания в сфере науки о храмах. В связи с выделением пространственно-ценностного аспекта ориентации появляется возможность глубже понять механизм формирования храмовой архитектуры. Предложено и раскрыто понятие система духовных и реальных координат в архитектуре, что позволяет объяснить формирование храмового и околохрамового архитектурно-градостроительного пространства. Положения работы могут служить теоретической основой в исследованиях, посвященных изучению религиозных архитектурных сооружений и ориентации человека в пространстве, в дальнейшем изучении различных аспектов культового зодчества христианства и ислама.

Разработанные модели являются научными конструкциями, которые могут быть использованы в качестве теоретической основы изучения культового зодчества. На эту основу могут накладываться национально-этнические, климатические, политические, экономические, исторические и др. факторы, формирующие особенности архитектуры в регионах и конкретных примерах.

Практическая значимость работы определяется возможным использованием результатов исследования в практической работе по реставрации и реконструкции христианских храмов и исламских мечетей; в курсовом и дипломном проектировании студентов – архитекторов, в теоретическом курсе по теории и истории христианского и мусульманского искусства, архитектуры и градостроительства.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования отражены в публикациях и докладах на международных научных конференциях «Актуальные проблемы архитектуры и дизайна» (апрель 2009 г. в Екатеринбурге в УралГАХА), «Композиционные чтения А. Э. Коротковского» (Екатеринбург, УралГАХА, 2009 г.) «Актуальные проблемы архитектуры, градостроительства и дизайна» (март 2011 г. в Магнитогорске в МГТУ им. Г. И. Носова); на семинарах, в педагогической практике – прочитаны в курсе лекций «Композиция архитектурной среды» на кафедре Основ архитектурного проектирования УралГАХА, в практической деятельности автора.

Структура работы. Диссертация состоит из текстовой части – первый том (Введение, три главы, Заключение, список использованной литературы – 408 источников) и приложение (второй том).

СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении определяются актуальность проблемы, объект и предмет исследования, цели, задачи, научная проблема исследования, методы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В Первой главе («Пространственно-ценностные ориентации храмового зодчества») рассматривается своеобразие формирования архитектурно-художественного решения христианского храма и исламской мечети в двух основных аспектах: духовно-ценностный и пространственно-визуальный.

Анализируя бытие человека, Э. Фромм утверждает, что в различных сферах деятельности человеку нужна система координат, ценностных ориентаций[1]. На основе этого положения религия рассматривается в диссертации как система духовных координат, а храм – как материализованная архитектурная точка отсчета этой системы, в которой реализуются ее особенности. Помимо этого храм воспринимается людьми как ориентир в визуальном пространстве, несущий «вертикальный вектор». Анализу этих аспектов посвящена первая глава.

В разделе 1.1. («Взаимосвязь религии и культовой архитектуры в пространственно-ценностном аспекте») говорится о специфической религиозной картине мира, определяющей представления человека о пространстве и своем месте в нем. Это представление влияет на структуру архитектурных, в первую очередь, культовых объектов. Без архитектурного материального воплощения религиозные положения безусловно обладают меньшей убедительностью для верующих.

Для каждого отдельно взятого человека храмовое сооружение несет свои смыслы, но вместе с этим, можно выявить объективные закономерности влияния людей на структуру храма, которая остается неизменной по сути. Так, например, каждый храм для человека – это зримая связь с Богом. Сама по себе связь может осуществляться различными способами. С древнейших времен люди приносили жертвы Богам. Благодаря этому появился алтарь.

Можно согласиться с мнением Н. Л. Павлова, что любой храм, будучи средоточием различных символических смыслов, представляет собой развернутый алтарь[2]. В католицизме алтарь означает «престол», в православии этим словом обозначается вся восточная часть храма, расположенная за иконостасом. Алтарь несет в себе связь с высшими силами, с помощью него осуществляется жертвоприношение, молитва. Через алтарь проходит «ось мира». Картина мира в большинстве религиозно-мифологических систем имеет троичную структуру по вертикали[3]. «Ось мира» пронизывает структуру мироздания, которая проходит через алтарь-храм. Здесь происходит взаимодействие макрокосмоса вселенной и микрокосмоса человека.

Таким образом, храм является ярким выражением религиозных представлений человека. Это религиозная книга, которую можно «прочесть». Храм является центром для человека, за счет которого он ориентируется в духовном пространстве.

В разделе 1.2. («Своеобразие ориентации и визуальной динамики христианского храма и исламской мечети в зависимости от канонов вероучения христианства и ислама») анализируется влияние канонов христианской религии на пространственно-художественную организацию храма и ее последующее восприятие верующим. Также рассматривается влияние исламской религии на пространственно-художественную организацию исламской мечети.

Будучи архитектурно-художественным произведением, любой христианский храм имеет значительную развернутость как по горизонтали, так и по вертикали. В сущности, храм – это целая система взаимосвязанных смыслов, целый «город значений». В первую очередь храм символизирует для верующего образ Вселенной.

Храм сориентирован по сторонам света, главной из которых является восточная сторона, так как там находится Эдем. Восточная сторона – это также ориентация на восход солнца. Алтарь символически отождествляется с раем. Вслед за алтарем, за его выдвинутой частью – амвоном, находится часть, именуемая «храм – земля», предназначенная для прихожан. За ней размещается притвор, который символизирует область грешного мира. Н. Ф. Гуляницкий пишет о том, что горизонтальная развернутость храма адаптирует восприятие идеи вознесения для человека, она «ориентирована» в небо[4]. Он пишет о горизонтальной оси храма запад-восток и называет ее «литургической»[5].

По вертикали храм делится на две основные части, соотносимые с небом и землёй. Они могут быть усложнены дополнительными частями, как то: ступени восхождения от земного к небесному, фундаментная часть может восприниматься как область «нижнего мира» и т. д. В интерьере купольная часть храма, освещаемая из окон барабана, отождествляется с «небом».

Основная идея христианского храма – быть местом «соединения земли и неба», то есть вознесения к Богу. В Евангелии отмечается, что Божественный престол находится на небесах[6]. Таким образом, христианский храм – это «обращение человека к Богу».

В каждом христианском храме существует алтарь и совершается главный христианский обряд богослужения – причащение. Поэтому каждый христианский храм – это относительно самостоятельная, символически и архитектурно развернутая, религиозная «единица» – точка отсчета системы духовных координат, которая реализует в архитектуре идею вознесения к Богу.

В исламе обстоит иначе. Мусульмане пять раз в день обращаются в сторону (кибла) Каабы и молятся Аллаху. Молитва мусульман происходит в мечети. Мечеть в переводе означает «место, где совершаются земные поклоны». Всякая мечеть имеет нишу (михраб), указывающую направление на Мекку. Молящийся мусульманин совершает молитву в положении сидя на коленях и как бы склоняется перед Аллахом и простирается перед ним, касаясь лбом земли. Мусульманин устанавливает горизонтальную сакральную связь с Каабой, при этом вертикальное направление также имеет сакральное значение. Он молится Аллаху через ориентацию на Мекку, поэтому в исламе большое значение имеет пространственная и смысловая горизонталь, подтверждающая и организующая связь с духовным центром исламского мира.

Мечеть, где происходит молитва, не имеет алтаря, в ней не совершаются жертвоприношения. Согласно хадису, Пророк сказал, что мусульмане могут молиться где угодно, а также, что не нужно специально строить молитвенные сооружения.

А. А. Высоковский называет Каабу точкой отсчета и предельным выражением понятия «точка отсчета»[7]. О. Грабарь пишет, что молитва ассоциировалась в первую очередь не с местом, а с направлением – горизонтальной киблой[8], что позволяет говорить о Каабе как о глобальном, всемирном центре ислама. Эти определения позволяют реконструировать пространственные и смысловые координаты мечети как архитектурного выражения мусульманской религии.

Запретная мечеть и Кааба выступают точкой отсчета, центром религиозной системы ислама. Обращая свой взор в сторону Каабы, мусульмане находят свои духовные координаты, поэтому главный центр ислама условно может быть назван материализованной глобальной точкой отсчета религиозно-духовной системы координат ислама. Одно из главных отличий мечети от христианского храма заключается в ее «подчиненности» Каабе.

Проведенный анализ канонов вероучения позволяет определить теоретическое различие ориентации и визуальной динамики архитектурной формы христианского храма и исламской мечети, а также перейти к исследованию ориентационного визуально-пространственного аспекта, который нужно учитывать в архитектурно-художественном решении культовых сооружений.

В разделе 1.3. («Система реальных координат человека в архитектурном пространстве: на примере Средневековья») анализируется ориентация человека в визуально-воспринимаемой окружающей среде. Здесь уместно говорить о вертикальной и горизонтальной составляющих архитектурного пространства, получаемых в храмовой архитектуре ценностно-символический смысл.

На основе исследовательских работ рассматриваются особенности ориентации человека в пространстве, в том числе архитектурном. Так, представитель феноменологического направления в психологии М. Мерло-Понти использует понятие «пункт закрепления»[9] для того, чтобы обозначить элемент пространства, благодаря которому происходит ориентация человека. Теоретик архитектуры К. Линч, говоря об ориентирах в городской среде, выделяет в отдельную группу «отдаленные ориентиры», по отношению к которым окружающая застройка воспринимается человеком как фон. Эти ориентиры воспринимаются с больших и малых расстояний[10]. Исходя из этого становится ясно, что человек ориентируется в пространстве лучше за счет выделяющихся вертикальных доминант. Историческая практика показывает важность вертикалей для человека.

А. В. Иконников, А. Я. Флиер указывают на наличие общечеловеческого архетипа, когда поселение организуется вокруг центра[11]. Р. Арнхейм, говоря о восприятии человеком вертикальной доминанты утверждает, что человек воспринимает вертикали как «жизнеорганизующие». Человек идентифицирует себя с ними и воспринимает в них «вертикальную ось»[12].

Отсюда можно говорить о следующих закономерностях:

– человек организует свое поселение рядом с вертикальными доминантами и вокруг них;

– эти визуальные доминанты используются в качестве основных пространственных ориентиров воспринимаемых со всех сторон;

– вертикаль воспринимается и переживается онтологичски, как некий вектор, направленный вверх и связанный с осью симметрии тела (М. Мерло-Понти, Р. Арнхейм);

– в силу этого она может восприниматься символически и ценностно, что и происходит в процессе воздействия храмовых сооружений.

Сказанное позволяет выделить систему реальных координат в архитектуре, а вертикальную доминанту, за счет которой человек ориентируется в пространстве, как ее точку отсчета. Система реальных координат – это территория, на которой высотная доминанта действует как главный ориентир, вернее, человек воспринимает высотный ориентир как главный. Также человек живет вокруг точки отсчета, рядом с ней, в ней самой.

Система координат состоит из двух главных элементов. Первый – точка отсчета, принимаемая за неподвижный объект. Второй элемент – это фон, который активно контрастирует с ней, и является ее окружением.

Величина системы реальных координат в пространстве определяется размерами территории, на которой распространено «влияние» одной главной или нескольких сгруппированных вертикалей.

В конце первой главы делается вывод о том, что в христианстве каждый храм – это алтарь, и их существует множество (сколько существует храмов), в исламе главный центр один – Кааба. При этом мечеть выступает как локальная точка отсчета системы. Необходимо учитывать, что любой христианский храм также обращен на восток, он символизирует «корабль, движущийся в Царствие Небесное». Вместе с этим он является локальным, независимым ядром жизни города, вокруг которого в полной мере, формируется селитьба, а мечеть настолько сильной позиции не занимает.

Система координат в реальном архитектурном пространстве играет важную роль для восприятия человеком окружающей среды. Вертикальные элементы нужны человеку психологически и как пространственные ориентиры. Вертикали ассоциируются с вертикальной осью (вектором). Проанализированный материал позволяет выделить отдельно данную систему в пространственно-ценностном аспекте изучения культовой архитектуры христианства и ислама. Она способствует как усилению воздействия храмовой архитектуры на верующего, так и усилению позиций религии.

Во Второй главе («Пространственно-ценностный аспект как тождество систем духовных и реальных координат в христианстве и исламе») доказывается необходимость совпадения духовного и реального планов религиозной архитектуры в процессе восприятия человеком. Осуществить это помогает понятие система духовных и реальных координат в архитектуре, выводимое в работе.

В разделе 2.1. («Понятие и модели системы духовных и реальных координат в архитектуре») предлагается система ориентации человека и ее модели в христианстве и исламе. Система духовных/смысловых и реальных/визуальных координат в архитектуре – это система, в которой духовная архитектурная точка отсчета совпадает с архитектурной доминантой в реальном объективном пространстве. Это система, посредством которой человек находит координаты в религиозно-смысловом и реальном архитектурном пространстве. Ее можно назвать архетипом (если использовать терминологию К. Г. Юнга[13] ), геометрической универсалией – по А. В. Бокову[14]. Благодаря существованию этого тождества формируется синтетическое реально-смысловое поле, многократно усиливающее художественное и мировоззренческое воздействие произведения храмовой архитектуры. Яркими примерами послужат: Собор Св. Вита в Праге, Успенский Собор во Владимире, древнегреческий Парфенон, мечеть в Медине, мечеть в Сане и т. д.

В христианской модели системы духовных и реальных координат храм влияет на относительно локальной территории. Архитектура христианского храма выражает идею вознесения к Богу и одновременно организует пространство жизнедеятельности человека, являясь его духовной доминантой. Это способствует усилению позиций религии и формирует некое трехмерное сакрализованное пространство.

В исламе точка отсчета системы духовных координат человека не совпадает с точкой отсчета системы координат человека в реальном пространстве в силу того, что точка отсчета одна – мекканская Кааба. Пророк Мухаммад разрешил последователям ислама молиться, где угодно на расстоянии, недоступном скверне. Поэтому теоретически в исламе нельзя выделить систему духовных и реальных координат в архитектуре. Однако в исламской традиции возникла локальная архитектурная точка отсчета – мечеть. Исходя из этого, можно утверждать наличие локальной системы духовных и реальных архитектурных координат в исламе, где точки совпадают. В классическом виде архитектура мечети имеет геометрическую горизонтальную направленность в сторону Каабы, роль архитектурной точки отсчета системы координат в реальном пространстве берет на себя минарет. Архитектура мечети и минарет также несут сакральную вертикаль. В сущности, глобальная точка отсчета ислама является неким «магнитом». Горизонтальное сакральное направление – не естественное сакральное направление для человека, поэтому черты устремленности выражены не всегда ярко и отчетливо.

В разделе 2.2. («Особенности проявления системы духовных и реальных координат в архитектурно-художественном облике средневекового христианского храма») на примерах исследуется архитектура христианского храма на основе теоретической модели. В христианстве взяты следующие традиции: романская, готическая, древнерусская. «Обращение» архитектуры христианского храма к Богу можно условно назвать «небесной динамикой в архитектуре христианского храма», по направлению ее устремления.

В исследовании установлено, что в средневековых христианских храмах можно выделить три основных вида «небесной динамики» по названиям традиций: романская, готическая, древнерусская. Из них романский вариант динамики выглядит наиболее медленно «движущимся». Исследователи рассматривают ее как не имеющую динамику, называют ее этапом развития перед готикой и противопоставляют готическому храму. Готическая динамика является наиболее устремленной ввысь. Это демонстрация власти Бога, взлета к Нему – расцвет католической идеи христианства в архитектуре. Древнерусская динамика является более независимой, получившей свои неповторимые, гармонично-художественные пропорции, которые рассматриваются в тексте.

Во всех храмовых традициях христианства черты устремленности ввысь достигаются за счет сокращения объемов к верху, а также за счет островерхих завершений и вытянутых вверх деталей фасадов. Объемы храмов, даже при горизонтальной растянутости, вытянуты вверх и несут идею устремления к Богу. В фасадных композициях преобладают вертикальные линии над горизонтальными. Движение архитектурной массы храмов в небо достигается за счет поддержки окон, арок и других элементов фасадов на следующих по высоте ярусах подобными элементами. Всё это воспринимается как текучая с определенной скоростью ввысь архитектурная масса.

В разделе 2.3. («Особенности проявления системы духовных и реальных координат в архитектурно-художественном облике средневековой исламской мечети») рассмотрена художественная выразительность примеров арабской, иранской и турецкой мечетей.

В исследовании установлено, что культовая архитектура ислама периода Средневековья, в частности мечети, имеет геометрически выраженные черты горизонтальной направленности. Черты проявляются в трех основных типах мечетей: арабской, иранской, турецкой. В общем, мечети имеют продольно-осевой принцип планировки с главной осью – «осью киблы» и в большинстве случаев представляют собой прямоугольник в плане. Для трех типов характерен открытый двор, затем молельный зал, затем михрабная ниша. Арабская и иранская мечети имеют сравнительно небольшую высоту по отношению к длине и ширине и могут быть характеризованы как плоскостные.

Проявление черт геометрической устремленности мечетей в горизонтальном направлении также можно наблюдать в ступенчатости композиции мечети в сторону Мекки. Можно выделить две основные ступени: в общей объемно-планировочной структуре сначала следует открытый двор, к которому примыкает молельный зал. В арабской мечети во многих случаях добавляется купол над михрабной нишей на «оси киблы» и купол при входе в молельный зал. В иранской мечети чахар-таг также имеет купол. По высоте акцентируются центральный неф и трансепт. В иранской мечети ступенчатость задается и повышением высоты главных айванов, расположенных на главной оси. Всё это рождает художественную устремленность архитектурной объемно-пространственной композиции в сторону Мекки.

Архитектура средневековой мусульманской мечети совмещает в себе два разнонаправленных (перпендикулярных друг другу) вектора и представляет собой диалектическое единство противоположностей, которые ее как бы «разрывают» в отличие от христианского храма. Эта динамика архитектурной формы средневековых мечетей может быть названа «мекканская динамика», по названию центра ее устремления. Можно выделить три вида этой динамики, которые описываются в тексте.

В Третьей главе («Конкретизация пространственно-ценностного аспекта храмового зодчества в христианстве и исламе в отдельных архитектурных формах») анализируется характер некоторых форм христианского и исламского зодчества.

В разделе 3.1. («Арочная форма сводов») исследуются особенности очертаний арочных форм, используемых в христианском и исламском зодчестве. Отмечается, что арки имеют своеобразие. В частности для христианских форм характерно прямое «беспрепятственное» устремление ввысь. При этом романские полуциркульные арки менее динамичны, в сравнении со стрельчатыми готическими. В готике арка имеет более сильный рывок за счет повышения точки смыкания арочных дуг. Высота романской и готической арки от ее основания до точки смыкания дуг пропорционально выше, чем в исламе, что способствует усилению рывка.

Исламским формам присуще более неспешное движение вверх. Точка смыкания дуг арки находится ниже, за счет этого линия арки имеет более спокойный характер. Линия дуги во многих случаях создается не прямым проведением циркулем из точки в точку, она имеет лекальный, более криволинейный, сложный характер, то есть, строится из нескольких дуг. Исламские формы арок не такие динамичные, как в христианстве.

В разделе 3.2. («Шатровая и конусовидная геометрические формы») рассматриваются шатровые и конусовидные завершения архитектурных форм христианского и исламского культового зодчества. Отмечается, что в христианских храмах подобными завершениями в виде шпилей обладают готические соборы. В древнерусском деревянном культовом зодчестве также использовались шатровые завершения. Анализ этих форм показал, что с их помощью очень выразительно поддерживается идея устремленности к Богу в архитектуре христианского храма. Визуально острая форма буквально «вонзается» в небо, тем самым осуществляя сильный рывок.

В исламском культовом зодчестве конусовидная форма используется, в частности в завершениях минаретов турецких мечетей. Благодаря ей минареты воспринимаются зрителем как «взмывающие» в небо, и несущие динамику по вертикали и одновременно статику по горизонтали. Турецкий минарет с конусовидным завершением задает четкий перпендикуляр плоскости земли, придавая архитектурно-пространственной среде третье выразительное религиозно-художественное измерение.

В разделе 3.3. («Купольная и портальная форма») осуществляется анализ купольных форм и портальной формы, ставшей символом ислама. Установлено, что одни и те же формы в христианском и исламском зодчестве имеют разный характер устремления. Христианские архитектурные формы более свободны, «прямолинейны» в движении ввысь. Относительно их исламские более притуплены и как бы прижаты к земле. В исламском зодчестве меньше острых, больше тупых углов. В этом видится влияние сакральной горизонтали в исламе. Линия очертания куполов в разрезе более сложная, «неспешная», чем в христианстве.

Анализ формы луковичной главы в завершениях древнерусских храмов показал, что она имеет сходства с мусульманскими куполами, однако обладает своими отличительными чертами. В частности следует отметить сильную вытянутость в большинстве случаев главы вверх, а также сильную бочкообразность, которая как бы отрывает главу от барабана. В сравнении с классическими исламскими куполами, луковичные главы древнерусских храмов сильнее устремлены ввысь. Этот эффект усиливается с учетом барабана главы. Также луковичные главы обычно ассоциируются со свечами, которые люди ставят в храме. Эта функция объясняет и способствует использованию этой формы в завершении храмов.

Портальная форма в исламском зодчестве помимо соотнесенности с михрабом и Каабой, несет «пример покорности перед Аллахом», то есть выражает сущность ислама, и как бы «усмиряет» верующих перед Вселенской сакральной предрешенной бесконечностью. В конце главы делаются выводы о том, что динамика христианских и исламских форм имеет своеобразие.

В Заключении формулируются основные выводы исследования.

1. Рассмотрены архитектурные объекты как часть системы религиозно-духовных (смысловых) координат человека. Выявлено, что храм – локальная, материализованная точка духовных (субъективных) архитектурных координат отсчета на местности – реализация религиозных представлений человека.

2. Выявлено архитектурно-художественное своеобразие средневекового христианского храма и мечети ислама на основе систем духовных координат христианства и ислама:

– установлено, что в теории христианского вероучения главная идея храма «соединение земли и неба». В христианстве каждый храм это локальное самодостаточное сооружение – точка отсчета, и точек существует столько, сколько существует храмов. Архитектура христианского храма имеет визуальную динамику к Богу.

– в исламе существует одна главная, глобальная точка отсчета – Кааба. Все мечети ориентированы на нее и имеют визуальную динамику. Горизонтальная сакральная связь с ней оказывает большое влияние на архитектуру мечети. Вертикальное сакральное направление также имеет значение в архитектуре мечети. Мечеть является подчиненным Каабе локальным архитектурным объектом.

3. Исторические примеры организации человеком пространства для жизнедеятельности позволяют выделить систему архитектурных координат человека в реальном пространстве.

4. Предложено понятие система духовных и реальных координат в архитектуре, позволяющее выявить пространственно-ценностный аспект в формировании храмовой архитектуры.

5. Предложены две модели системы духовных и реальных координат в архитектуре в христианстве и исламе. Они раскрывают архитектурно-художественное своеобразие храма и мечети.

6. Доказана необходимость тождества объективного (реального) и субъективного (духовного) в храмовой архитектуре на примерах христианского храма и исламской мечети. Храмовое сооружение несет психологический комфорт человеку, а также должно выделяться в пространственной структуре города как доминанта. Это позволяет усилить религиозный эффект архитектуры и организовать особое комфортное пространство жизнедеятельности человека.

7. Предложена классификация видов динамики Средних веков: в христианстве – «небесная динамика»: романская, готическая, древнерусская. Архитектура мечети, имеет преобладающие черты горизонтальной динамики. Динамику можно назвать «мекканская» и выделить три основных ее вида: арабская, иранская и турецкая.

8. Глобальная точка отсчета Кааба выступает в качестве «магнита», который воздействует на архитектурную форму. Без динамики минаретов мечеть характеризуется больше как просто плоскостная.

9. Направленность мечетей в сторону Каабы достигается двумя архитектурными приемами: первый – «погашение» вертикализма, второй – сама динамика. «Погашение» вертикальной направленности можно также соотнести с основной идеей ислама – идеей «покорности» перед Аллахом.

10. Судя по тонкому отношению архитектурных форм с точки зрения динамики и статики, легкости и грузности, можно заключить, что исламские зодчие прекрасно чувствовали эти полюса и умели выразить их в материале. Архитектура мечети является не архитектурой конфронтации двух разнонаправленных векторов, а архитектурой диалектического взаимодействия разнонаправленной динамики.

11. Рассмотрена конкретизация пространственно-ценностного аспекта на примерах арочных, шатровых, купольных, портальных форм в христианском и исламском зодчестве. Формы имеют разный характер устремления, зависящий от канонов религии.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Ибрагимов, И. А. Формирование архитектуры средневековой мечети на основе пространственной ориентации человека / Ибрагимов И. А. // Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. Казань, 2009. - № 2 (12). С. 914.

2. Ибрагимов, И. А. Принципы формирования культовой архитектуры христианства (ориентационный аспект) / И. А. Ибрагимов // Вестник Томского государственного архитектурно-строительного университета. Томск, 2009. № 3 (24). С. 6369.

3. Ибрагимов, И. А. Арка как элемент религиозной архитектуры в христианском и исламском зодчестве / И. А. Ибрагимов // Научный Вестник Воронежского государственного архитектурно-строительного университета. Воронеж, 2010. 3 (19). С. 105109.

4. Ибрагимов, И.А. Архитектурно-визуальная система координат / И.А. Ибрагимов // Вестник Иркутского государственного технического университета. Иркутск, 2010. С. 8085.

5. Ибрагимов, И. А. Ориентация человека в городском пространстве (часть I) / И. А. Ибрагимов // Приволжский научный журнал Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета. Н. Новгород, 2009. № 4. С. 129133.

6. Ибрагимов, И. А. Ориентация человека в городском пространстве (часть II) / И. А. Ибрагимов // Приволжский научный журнал Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета. Н. Новгород, 2010. № 1. С. 148151.

7. Ибрагимов, И. А. Дмитриевский собор во Владимире как точка отсчета системы духовных и реальных координат [Электронный ресурс] / И. А. Ибрагимов // Архитектон: известия вузов Уральской государственной архитектурно-художественной академии. Екатеринбург, 2010. № 29. URL:http://archvuz.ru

8. Ибрагимов, И. А. Архитектура современных российских мечетей / И. А. Ибрагимов // Академический вестник УралНИИпроектРААСН. Екатеринбург, 2011. - №2. С. 5358.

9. Ибрагимов, И. А. К вопросу о значимости вертикальных доминант в структуре городской застройки / И. А. Ибрагимов // Архитектурно-художественная композиция. – Сборник № 3; под. ред. В.И. Иовлева. – Екатеринбург: УралГАХА, 2009. – С. 100–106.

10. Ибрагимов, И. А. Анализ портальной формы в исламском зодчестве с точки зрения направленной динамики и статики [Электронный ресурс] / И. А. Ибрагимов // Архитектон: известия вузов Уральской Государственной Архитектурно-Художественной Академии. – Екатеринбург, 2009. – № 27. – URL:http://archvuz.ru

11. Ибрагимов И. А. Системы координат в архитектурном пространстве Екатеринбурга / И. А. Ибрагимов // Новый Уральский Строитель. – Екатеринбург, 2010. – № 1 (103). – С. 50–52.

12. Ибрагимов, И. А. Ориентация, развернутость, динамика в архитектуре / И. А. Ибрагимов // Актуальные проблемы архитектуры, градостроительства и дизайна: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Магнитогорск: Магнитогорский Государственный Технический Университет, 2011. – С. 28–33.


[1] Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Фромм; пер. с англ. Э. М. Телятникова, Т. В. Панфилова. – М.:АСТ, 2004. – 635 с.

[2] Павлов, Н. Л. Алтарь. Ступа. Храм: архаическое мироздание в архитектуре индоевропейцев / Н. Л. Павлов. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. – 368 с.

    1. 3 Евсюков, В. В. Мифы о мироздании: вселенная в религиозно-мифологических представлениях / В. В. Евсюков - М.: Политиздат, 1986. – С. 45-49.

[4] Гуляницкий, Н. Ф. О формирующих основах внутреннего пространства храмов XV-середины XVI вв. (функция, структура, иконостас) // Архитектурное наследство. Вып. 38. Проблемы стиля и метода в русской архитектуре / Под. ред. Н. Ф. Гуляницкого. – М.: Стройиздат, 1995. – С. 85–89.

[5] Там же.

[6] Святое Евангелие: Евангелие от Матфея. – М.: Советский писатель, 1990.

[7] Высоковский, А. А. Точка отсчета городского пространства / А. А. Высоковский; отв. ред А. А. Барабанов // Человек и город: пространства, формы, смысл: Материалы Международного Конгресса Международной ассоциации семиотики пространства (Санкт-Петербург, 27-30 июля 1995 г.) в 2 т. Т. 2. – Екатеринбург: Архитектон, 1998. – С. 85–88.

[8] Grabar, O. The Formation of Islamic Art / O. Grabar. - London: Yale University Press, 1973. – p. 109.

[9] Мерло-Понти, М. Феноменология восприятия / М. Мерло-Понти. – СПб.: Наука, 1999. – 609 с.

[10] Линч, К. Образ города / под ред. А. В. Иконникова, пер. с англ. В. Л. Глазычева: сост. А. В. Иконников. – М.: Стройиздат, 1982. – С. 76–80.

[11] Иконников, А. В. Москва – столица и знаки столичности / А. В. Иконников; отв. ред. А. И. Бондаренко // Архитектура в истории русской культуры, выпуск 2: столичный город. – М.: УРСС, 1998. – с. 5–17.; Флиер, А. Я. Идея центричности в древнейшей архитектуре / А.Я. Флиер // Архитектурное наследство. Вып. 43 / под ред. А. А. Воронова. – М.: УРСС, 1999. – С. 17–29.

[12] Арнхейм, Р. Динамика архитектурных форм / Р. Арнхейм; пер. с англ. В. Л. Глазычева. – М.:Стройиздат, 1984. – С. 26–28.

[13] Юнг, К. Г. Архетип и символ / К. Г. Юнг. – М.: Ренессанс, 1991. – 304с.

[14] Боков, А. В. Геометрические основания архитектуры в картине мира: автореф. дис. … д-ра. архитектуры / А. В. Боков. – М.: НИИ теории архитектуры и градостроительства (НИИТАГ), 1995. – 44 с.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.