WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Народно - песенная традиция тамбовского края эволюционные процессы и проблемы современного состояния

На правах рукописи

ДРУЦКАЯ Мария Владимировна

НАРОДНО - ПЕСЕННАЯ ТРАДИЦИЯ ТАМБОВСКОГО КРАЯ

Эволюционные процессы и проблемы современного состояния

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата искусствоведения

17.00.02 Музыкальное искусство

Саратов 2013

Работа выполнена на кафедре истории и теории музыки Тамбовского

государственного музыкально-педагогического института имени

С.В. Рахманинова

Научные руководители: доктор искусствоведения, профессор

Демченко Александр Иванович

кандидат педагогических наук,

профессор

Евтихиев Пётр Николаевич

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор

Кулапина Ольга Ивановна

кандидат искусствоведения, доцент

Егорова Ирина Львовна

Ведущая организация: Оренбургский государственный

институт искусств

им. Л. и М. Ростроповичей

Защита состоится 27 декабря в 13.30 на заседании диссертационного совета ДМ 210.032.01 при Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, пр. Кирова, д.1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В. Собинова

Автореферат разослан 26 ноября 2013 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат искусствоведения, доцент А.Л. Хохлова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Традиционная культура – важнейшая часть любой национальной культуры, укрепляющая духовную связь поколений и эпох. Забвение народных традиций и их утрата грозят образованием нравственных аномалий в жизни общества. В связи с общей тенденцией к глобализации в XXI веке становятся актуальными вопросы сохранения, развития и возрождения национальных культурных традиций. Они являются основополагающими для развития государственности и рассматриваются на трёх уровнях – международном, федеральном, региональном. Базовым документом служит проект Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации от 27.09.2012 года.

Своеобразна судьба Тамбовской области, пострадавшей в ходе исторических процессов начала ХХ века, в результате чего регион во многом утратил народную культуру, в которой особое место принадлежит народно-песенной традиции, отражающей индивидуальные и уникальные черты местного колорита. В настоящее время Тамбовская область привлечена к участию во Всероссийских проектах развития объектов нематериальной культуры, реализация которых невозможна без использования песенного фольклора как неотъемлемой части местной традиции. Сказанное обнаруживает противоречия:

– между потребностью государства в усилении развития регионов на основе их культурной самобытности и сложностью удовлетворения этой потребности на Тамбовщине, во многом утратившей знание и практику народно-песенной традиции;

– между потребностью Тамбовского региона в реализации проектов по развитию нематериальных объектов культуры и невозможностью их осуществления без знания современного состояния локальной традиции;

– между потребностью, сложившейся в обществе, нуждающемся в знаниях о местной традиции, и отсутствием исследований в данной области, что мешает формированию плодотворно развивающейся певческой среды и живой художественной практики.

Заинтересованность в использовании тамбовского фольклорного материала проявляют исследователи близлежащих соседних регионов, а также молодёжь, стремящаяся найти новое творческое воплощение традиционного песенного материала. Отсутствие должного внимания к синкретической природе фольклора и недостаточная изученность народно-песенного искусства Тамбовского края обусловили необходимость обращения к его исследованию.

Степень разработанности проблемы. Тамбовскую народно-песенную традицию изучали крупнейшие учёные фольклористы ХIХ – первой половины ХХ веков, среди которых были П. Киреевский, Е. Линёва, Н. Лопатин, В. Миллер, М. Орлов, В. Прокунин, П. Шейн, Ю. Соколов, Г. Терентьев. За советское время работа по сбору тамбовского фольклора проделана экспедицией Московского института философии, литературы и истории (1939 г.). После 1941 года появились публикации местного фольклора в периодической печати и изданиях областного научно-методического центра народного творчества. Изучением состояния локальной традиции продолжали заниматься исследователи второй половины ХХ века: Я. Гудошников, Е. Григорьева, М. Долженкова, Л. Евтихиева, А. Кальницкая, С. Лазутин, Н. Лисин, А. Любомудрова, Т. Махрачёва, В. Саранин. В 1999 году кафедрой литературы ТГУ имени Г.Р. Державина опубликованы сборники: «Песни села Мезинец» (родина композитора А. Верстовского) и «Фольклор Мары» (родина поэта Е. Баратынского), предпринято межкафедральное издание ТГУ имени Г.Р. Державина «Материалы к лингвофольклорному атласу Тамбовской области». Студентами кафедры народного пения и этномузыкологии Саратовской государственной консерватории собран материал по Тамбовскому региону (Е. Ватолкина, Ю. Колобашкина, С. Москвичёва, Я. Семьянинов). Изучение имеющихся публикаций местного фольклора ХIХ–ХХ веков и современных записей позволяют сделать аргументированные выводы об особенностях местной традиции.



Теоретическую базу исследования составляют труды в области культурологии (А. Каргин, Ю. Минералов, Л. Полякова, Б. Путилов, О. Ромах, Е. Самбур, Н. Хренов), теоретического и исторического музыкознания (Б. Асафьев, Д. Варламов, И. Кознова, И. Кошмина, О. Кулапина, Л. Христиансен), краеведения (В. Алленова, В. Баранов, О. Верещагин, И. Донков, И. Дубасов, В. Дьячков, А. Занин, О. Казьмин, Е. Казьмина, В. Канищев, В. Кученкова, Ю. Мизис, В. Самошкин, Б. Сенников, П. Щербинин), фольклористики (В. Аникин, Л. Евтихиева, Б. Ефименкова, М. Забылин, И. Земцовский, Т. Калужникова, Н. Колпакова, Л. Кулаковский, Н. Михайлова, О. Пашина, В. Пропп, Ф. Рубцов, А. Руднева, Е. Сверлова, Л. Сысоева, Т. Тищенкова, Г. Федотов, В. Щуров, А. Ярешко).

Объект исследования – тамбовская народно-песенная традиция периода XVII – начала XXI веков.

Предмет исследования процесс развития народно-песенного искусства Тамбовской области и проблемы его современного состояния.

Цель работы – в рамках искусствоведческого анализа составить целостное представление о народно-песенной традиции Тамбовского края в период XVII–XX веков и её состоянии в настоящее время.

В соответствии с объектом, предметом и целью определены следующие задачи исследования:

– уточнить ключевые понятия, используемые в работе;

– дать теоретический анализ тамбовской народно-песенной традиции;

– систематизировать и обобщить теоретический и эмпирический материал в области местной традиции;

– выявить и обобщить наиболее ценный опыт в изучаемой области;

– раскрыть историческую специфику формирования тамбовской народно-песенной традиции;

– рассмотреть процесс развития локальной традиции и определить особенности её бытования в революционный, советский, современный периоды;

– определить сферу применения исследуемого аутентичного фольклорно-этнографического материала.

В соответствии с задачами определяется материал исследования. Многочисленную группу составляет экспериментальный фольклорно-этнографический материал автора работы в условиях современного бытования местного фольклора. Он представляет изыскание в области исконного народного исполнительства 1990–2013 гг. на территории Тамбовской области в Жердевском, Знаменском, Инжавинском, Кирсановском, Мичуринском, Никифоровском, Рассказовском, Ржаксинском, Сосновском, Тамбовском, Уваровском, Умётском районах. Фольклорные экспедиции дополнены повторными выездами в целях дополнительного информационного и музыкального анкетирования, выяснения динамики развития или угасания локальных традиционных компонентов. Приводимые в качестве примеров нотации сопровождаются текстами и расшифровками.

Для изучения привлечены записи, хранящиеся в лаборатории кафедры народного пения и этномузыкологии Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова, опубликованные статьи, нотные сборники, музейные и архивные сведения, отечественная газетно-журнальная периодика.

Методологическую основу исследования составляют труды Т. Калужниковой (теоретические установки в изучении региональных песенных традиций), В. Щурова (проблема стиля в русской народной музыке), Л. Кулаковского (синтез слова и мелодии в народной песне), О. Кулапиной (специфика русского народного мышления и ладовых закономерностей), А. Рудневой (русская песенная мелодика, стихосложение, ритмика), Л. Христиансена (интонационно-смысловой анализ песен), С. Лазутина (феномен народной песни с филологической точки зрения).

В качестве метода исследования используется системный подход, предполагающий ретроспективный анализ изучаемого материала от истоков до современных форм бытования фольклора. Применяются методы: диахронический, комплексный, теоретический, эмпирический (наблюдение, сравнение), экспериментальный, экспертные оценки, методы сравнительного и интонационного анализов. Эмпирическую базу диссертации составляют письменные, аудио- и видеоматериалы, личные фольклорные материалы автора работы. Использование трудов по истории Тамбовского края и фольклора, аналитическое изучение исторических и современных источников в области исследуемой темы обусловило историко-типологический подход в исследовании. Систематизация процесса становления местной традиции, сопоставление результатов регулярных многолетних экспедиционных исследований в области народно-песенного искусства позволяет сделать необходимые обобщения.





Научная новизна диссертации заключается в комплексном исследовании народно-песенной культуры Тамбовского региона в хронологическом пространстве XVII – начала XXI веков. Это нашло отражение в том, что впервые:

– опираясь на работы предшественников и собственные изыскания автора, осуществлён ретроспективный анализ и научная систематизация процесса становления и динамики развития местной традиции XVII – начала XXI веков;

– раскрыты причины и следствия, адаптационные механизмы и характеристики процесса развития жанров тамбовской народно-песенной традиции;

– составлено представление о жанрах фольклора и традиционного исполнительства и раскрыта специфика их формирования и функционирования на новом историческом этапе;

– в научный обиход введён ранее неизвестный музыкально-этнографический материал, дающий новые представления о местном народно-песенном искусстве;

– систематизированы и обобщены результаты творческого экспериментального исследования автора работы;

– определена возможность использования современной песенной традиции Тамбовского края в вокально-исполнительской практике.

Положения, выносимые на защиту:

1. Ретроспективный анализ процессов становления и развития тамбовской народно-песенной традиции в период XVII – начала XXI веков показал, что край принадлежит к территории вторичного заселения, в результате которого сложился самобытный народно-песенный стиль, соединяющий черты среднерусской и южнорусской народно-песенных культур.

2. Тамбовское народно-песенное искусство обладает узнаваемой региональной спецификой, выражающейся в преобладании бытования на территории края преимущественно поздних жанров фольклора и вытеснении традиционной лирики песнями литературного происхождения.

3. Адаптация песенного фольклора к современным условиям – закономерный процесс, который наиболее ярко заявил о себе в бытовании жанров духовного стиха и частушки.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования состоит в уточнении и расширении представлений о состоянии тамбовской народно-песенной традиции. Основные результаты эмпирического исследования применяются в художественной, учебной и исполнительской практике в курсах «Хоровой класс», «Фольклорный ансамбль», «Постановка голоса», «Педагогическая практика», «Исполнительская практика». Материалы диссертации легли в основу курса «Областные народно-певческие стили» в колледже при ТГМПИ им. С.В. Рахманинова. Песенные образцы, собранные диссертантом, включены в репертуар народного хора студентов колледжа Тамбовского музыкально-педагогического института им. С.В. Рахманинова, а также фольклорных самодеятельных коллективов Тамбовской области. Результаты исследования могут применяться в курсах «Музыкальное народное творчество», «Этнография», использоваться в дальнейших научных изысканиях, посвящённых изучению региональной народно-песенной традиции.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на заседании кафедры истории и теории музыки Тамбовского государственного музыкально-педагогического института имени С.В. Рахманинова. Основные положения исследования отражены в ряде печатных работ (в том числе 2 публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК), а также в сообщениях на Международной научно-практической конференции «Музыка в современном мире: наука, педагогика, исполнительство», проводимой ТГМПИ им. С.В. Рахманинова (2013), Международной научной конференции «Лики традиционной культуры в начале ХХI столетия» (Челябинск, 2013), V Международной научной Интернет-конференции «Общество, общности, человек» (Тамбов, 2012), I Международной научно-практической конференции «Приоритетные направления развития культуры и искусства в социокультурном пространстве» (Тамбов, 2011), Рахманиновских чтениях (ГУ «Рахманиновский центр» совместно с ТГМПИ им. С.В. Рахманинова, 2006), IV Оптинском форуме (Тамбов, 2009).

Структура и объём диссертации определены целью и задачами исследования и представлены следующими разделами: Введение, две главы из трёх параграфов каждая, Заключение, Библиография из 211 наименований, три Приложения (нотные примеры и поэтические тексты из личных собраний автора; таблицы).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении сформулированы и обоснованы позиции и установки диссертационного исследования (актуальность избранной темы, объект, предмет, цели и основные задачи, материал исследования), раскрывается методологическая основа, отмечается научная новизна и практическая значимость, освещается апробация результатов диссертации, перечисляются положения, выносимые на защиту.

Структура первой главы «Эволюция народно-песенного искусства Тамбовского края» выстроена в трёхчастной композиции. В ней осуществляется опыт реконструкции основных направлений тамбовской народно-песенной традиции XVII–XX веков.

В первом параграфе («XVIIXIX века») осуществлён ретроспективный анализ становления местной традиции. Отмечено, что край формировался с середины XVII века мигрантами из южнорусских уездов. Следы пребывания мордовского этноса сохранились в топонимике (Шацк, Тамбов, Цна, Трегуляй, Ляда, Сампур). В этническом отношении на территории края активно шли ассимиляционные процессы, что, несомненно, повлияло на характер локальной традиции, развивающейся на стыке этнических культур. Закладка Тамбова как части оборонительной Белгородской черты на юге России инициировала процесс заселения за счёт притока казаков и возникновения слобод служилых людей: Казачья, Пушкарская, Полковая, Стрелецкая, Покровская слобода. Этот факт позволяет сделать вывод, что локальная культура относится к смешанному типу и имеет собирательный характер.

В развитии культуры Тамбовщины значима роль Г. Державина (1786–1788 гг.). Издаётся газета «Тамбовские известия», где наряду с официальной информацией печатаются произведения народного творчества. Но наметившийся факт недостаточен для составления достоверной картины о специфике фольклора, обогащённого историческими песнями о времени царствования Михаила Фёдоровича, Разинщины (В. Миллер), событиях восстания Е. Пугачёва.

Создаются предпосылки для формирования единой календарной системы. В конце ХIХ века местная традиция представлена обрядами: Сороки, Вербное воскресенье, Пасха, Егорьев день, Семицкие обряды, Ярилин праздник, Дожинки, Михайлов день, Святки, Рождество, масленица, крещение. В роли календарных песен выступают уличные и хороводные. Помимо христианских обрядов сохраняются языческие представления: многобожие для домашних животных, поклонение «куриному богу», «огуречному», колдовство (В. Бондаренко). Песенные образцы, дошедшие до конца ХХ века и собранные автором работы, свидетельствуют о существовании двоеверия в сознании тамбовских обывателей очень долгое время после принятия христианства на Руси.

Во второй половине XIX века прослеживается устойчивая тенденция издания регионального фольклора с нотными примерами. В «великорусских сборниках» фиксируется множество песенных жанров, существовавших в Тамбовской губернии (М. Балакирев, П. Киреевский, Н. Лопатин, В. Миллер, М. Орлов, В. Прокунин, П. Шейн). Это является доказательством того, что песня являлась основным видом искусства и неотъемлемой частью быта народа, выражая главное в его жизни и мировоззрении: мысли, чувства, настроения, отношение к действительности.

Нельзя с точностью судить о мелодии, вокально-исполнительских приёмах и манере звукообразования, так как в рассматриваемый период производились только слуховые записи. Достойно внимания разъяснение В. Прокунина и Н. Лопатина об особенностях исполнения тамбовских песен, дающее право отнести местную культуру к южнорусскому типу. Песни, записанные от мужчин, свидетельствуют о бытовании устойчивой мужской исполнительской традиции. Высокая художественная ценность тамбовского фольклора подтверждается тем, что песни, вошедшие в сборник В. Прокунина, не только дошли до нас как сокровища местной традиции, но и послужили основой творчества для отечественных композиторов-классиков.

В рассмотрении второго параграфа («Первая половина ХХ века») сделан акцент на общерусских социально-политических процессах: Русско-японская война, Первая мировая война, русские революции начала ХХ века, Гражданская война, решение триединой задачи по коренному переустройству общества (индустриализация, коллективизация, культурная революция), Великая Отечественная война. В региональной группе обращается внимание на антоновское восстание и последовавшие за ним специфические процессы становления Советской власти.

Тамбовщина являлась одним из активных «поставщиков» мужчин для призыва в армию, поэтому большую часть песен составляли солдатские. Отражение в фольклоре нашли революционные выступления. В годы Гражданской войны, возвращаясь в родные места с фронта, мужское население приносило песни нового времени – о Красной Армии или белогвардейцах. Часто они являлись переосмыслением старинных народных песен, исполнялись как боевые и походные красноармейские, в которых образ командира-офицера заменялся образом комиссара.

Антоновское восстание и последовавшие за ним специфические процессы становления Советской власти на Тамбовщине, борьба с кулачеством оказали разрушительное воздействие на локальную традицию и отразились в фольклорных текстах. Создание лагерей на территории области объясняет широкое распространение жанра тюремных песен. Но его носителями, в связи с сокращением большей части мужского населения, стали преимущественно женщины.

Исследования учёных, проведённые в послереволюционные годы, ещё свидетельствуют о бытовании на территории области лирических песен. Однако процесс их формирования прерывается вместе с разрушением крестьянского уклада жизни. Итоги изыскания указывают на сохранность отдельных исторических, свадебных песен и причетов, отсутствие записей календарных песен. Основным жанром народного творчества становится частушка, отражающая социальные перемены. Доминирующее положение в молодёжном деревенском репертуаре занимают песни литературного происхождения, советских поэтов и композиторов (Г. Терентьев).

Во время Великой Отечественной войны фольклор Тамбовщины не изучался, но в газетах публикуются подборки частушек о борьбе с фашизмом. Они создаются, в основном, в женской среде и выражают единство между фронтом и тылом, мужчинами и женщинами. На смену исчезающим жанрам пришли военные песни. Переделки различаются по степени народной переработки авторского текста: народная редакция, дополнения, переделки-модернизации, продолжения, «ответы», песни «на мотив». И сегодня они отчетливо помнятся информантами, поются «на свой манер» как народные.

Трансформация песенной культуры в первой половине ХХ века проявилась в сокращении песен мужской исполнительской традиции, в тенденции возникновения и становления новых песенных жанров.

В третьем параграфе («Вторая половина XX века») показана динамика развития тамбовского фольклора на основе анализа материала исследователей-фольклористов (Я. Гудошников, М. Долженкова, Л. Евтихиева, А. Кальницкая, С. Лазутин, Н. Лисин, В. Саранин) и фольклорно-этнографических экспедиций автора работы. Отмечено, что с изменением общественной жизни и мировосприятия народа, с введением новых советских праздников была утрачена прежняя жанровая система. Память информантов сохранила лишь фрагментарное описание календарных обрядов (Вознесение, Семик, Троицкое Заговенье, Благовещенье, Красная горка, Вербное воскресенье) и отдельные фольклорные поэтические тексты. Результаты фольклорных экспедиций свидетельствуют об отсутствии записей былин, трудовых песен. Похоронные причитания бытуют, но имеют определённые сложности фиксирования. Исключение составляют святочные гадания, устойчиво и повсеместно существующие вплоть до начала ХХI столетия.

Отдельные эпизоды свадебного обряда, сохранившиеся до шестидесятых годов ХХ века в некоторых сёлах Тамбовской области, свидетельствуют о своеобразии местной традиции. Свадебные песни были живы в конце ХХ века в памяти информантов (сиротские, величальные, плясовые, причитания невесты), однако сам обряд они не сопровождали.

В конце ХХ века изыскания на родине М. Мордасовой (с. Черняное) выявили редчайший репертуар локальной традиции, на которую не оказали воздействия радикальные изменения, связанные с переселением представителей различных социальных групп в предвоенные годы и во время Великой Отечественной войны. Содержание традиционных лирических семейно-бытовых, плясовых, шуточных песен сугубо женское. Приведённые образцы обладают яркими стилевыми свойствами. Большинство из них имеет трёхголосную основу с чётким разделением фактурных функций голосов в условиях их полифонического и гармонического взаимодействия. Верхний подголосок роднит многоголосный склад песен с казачьей традицией.

В колыбельных песнях используется поэтический текст, встречающийся в детских потешках, шуточных песнях. Напев основан на секундовых интонациях. Адаптация жанра проявляется в использовании образцов классической литературы. В промышленных районах Тамбовской области с середины ХХ века на смену колыбельным приходит авторская песня.

Проанализированный фольклорно-этнографический материал конца ХХ века позволяет сделать вывод о преобладании на территории области приуроченных жанров – зимние святочные, свадебные, похоронные причитания, и не приуроченных – исторические песни, баллады, тюремные, песни литературного происхождения (на слова А. Кольцова, А. Мерзлякова, М. Ожегова), колыбельные, частушки.

Вторая глава «Современное состояние народно-песенного искусства Тамбовской области» посвящена исследованию устойчивых образцов локальной традиции, сохранившихся и развивающихся жанров духовного стиха и частушки на новом историческом этапе. Данный выбор обусловлен тем, что другие жанры традиционной системы Тамбовского фольклора во многом утратили свою значимость.

Первый параграф «Духовный стих: особенности жанра» освещает проблему современного состояния жанра локальной традиции. Отмечается, что духовные стихи сочетают взаимодействие фольклорных и церковных традиций и объединяют дидактическую, воспитательную, рекреационную функции. Они обладают устойчивым комплексом специфических признаков – содержательных и формальных. В жанре сложилась и устоялась система нравственных ценностей. Благодаря своему содержанию жанр занял особое место, являясь контрсуггестией, психологическим механизмом в период построения социализма, сохраняя веками сложившиеся убеждения народа.

Произошла трансформация понятий духовные стихи и псальмы (грань между терминами условна, объединяет оба значения на понятийном уровне и доказывает огромный адаптивный потенциал жанра). Особенность формы бытования, эволюции духовных стихов и особого положения состоит в том, что они расположены на границах устной и письменной традиций. Обнаружено два типа текстов: нотированные и ненотированные. Последние подразделяются на три подвида: 1) напев и текст воспроизводится устно; 2) напев передаётся по памяти, поэтический текст по записи (налицо полуустная передача стиха); 3) предполагают передачу лишь поэтического текста, воспроизводящегося по записи. Фольклорные типы текстов отражают общий характер бытования жанра и широко распространены на территории области. Разделения на устные и письменные стихи у народных исполнителей не существует.

При изучении сохранности компонентов духовного стиха (вербального и интонационного) выявлено, что древние по жанру стихи подвержены забвению. В записанных образцах проявляются черты общехристианской эсхатологии, условно делимой на общую, которая говорит о судьбе этого мира и что ожидает его в конце, и частную, которая учит о посмертном бытии каждого человека. Духовные стихи демонстрируют разнообразную тематику (о жизни Христа, богородичные стихи, мать – сырая земля, картина Страшного суда, жития святых, ангел-хранитель, о грешной душе, о матери).

Жанр внедрился в ритуальное действо погребально-поминального обряда, поэтапно сопровождая его, замещая языческие погребальные плачи и выполняя прямое предназначение – катарсическую функцию (погребальные стихи, поминальные стихи). Комментируя смысл обрядовых действий, описывая посмертные скитания души, наставляя и морализируя, духовные стихи истолковывают основные христианские положения и являются посредником, связывающим православные суждения и народные представления о картине мира. Проникновение и развитие в рамках погребально-поминального обряда свидетельствуют об адаптационном механизме жанра духовных стихов.

Во втором параграфе «Духовный стих: взаимодействие с другими жанрами» на конкретных музыкальных примерах дана характеристика жанра. Выявленная динамика развития позволяет говорить о высокой адаптивной способности жанра: исполнения «для себя, во время поста, чтоб не осуждать людей, не грешить». В современных эмпирических исследованиях возникает проблема установления аутентичности регионального образца из-за совпадения вербальных текстов, что отражено не только в напевах, но и в самих названиях. «Нейтрализованные» варианты подчёркивают уникальность жанра, их стабильность является показателем канонической значимости.

Отмечено, что индивидуальное авторское начало прослеживается в содержании и художественной форме жанра. Он имеет литературное происхождение (например, духовный стих «Ангел» на слова М. Лермонтова). Синтез классического и фольклорного образцов наблюдается в духовном стихе «Гори и тлей, моя лампада», прототипом которому послужил романс П. Булахова «Гори, гори, моя звезда». Совокупность музыкально-выразительных средств даёт право утверждать, что мелодическое движение построено на оборотах первоисточника и, следовательно, вариант духовного стиха является образцом позднего происхождения. В нём сочетается взаимодействие нескольких культур – церковной, заключающейся в содержательной стороне, фольклорной, обнаруживающейся в местном диалекте, и жанра романса.

Сочетание стилистики бардовской песни и романса прослеживается в духовном стихе «Прости меня». Комплекс музыкально-выразительных средств: переменный метр, в котором певица свободно использует комбинации различных групп длительностей, агогические и динамические оттенки, передающие всю музыкальность духовного стиха, позволяет отнести образец к поздней разновидности. Использование народных вокально-исполнительских приёмов (глиссандирование, подъёмы, спады) свидетельствует о его глубоко эмоциональном исполнении.

Духовный стих «Про грешницу» возник как прямой отклик на определённые жизненные события: изначально исполнялся от женского лица в тюрьме, повествует о явлении Божьей Матери. Напев основан на интонациях «Куплетов Курочкина» Б. Мокроусова. Совокупность элемента контаминации текстов указывает на мелодический генезис жанра, сочетающий в себе смешанные типы интонирования (песенное, плачевое и эпическое).

Немногочисленные записи аутентичных ансамблей по характеру исполнения близки к церковным традициям, интересны звучанием в многоголосном распеве с использованием ленточного двухголосия и дублированием основного голоса «тонким». Исполнение преимущественно женское (старшее поколение), однако встречается и мужское. В аутентичных ансамблях процесс адаптации жанра при выраженной общности стиля мелодики имеет тенденцию к унисонно-гетерофонному воспроизведению напевов и снижению их вариативности.

Проявление целостности жанра духовных стихов на современном этапе видится в корреляции типов картины мира, сюжета и персонажа. Адаптивные свойства музыкального компонента проявляются в использовании материала классической литературы и авторской песни, что, собственно, и придаёт фольклорным образцам новое звучание.

Третий параграф «Метаморфозы жанра частушки» посвящён анализу частушки, представляющей органичный синтез музыки, слова и инструментального сопровождения (баян, балалайка, гармошка). Широкому распространению жанра способствовало развитие отходных промыслов, о чём свидетельствует этимология фамилий, распространённых на территории области. Особенность функционирования современной частушки состоит в подразделении на множество внутрижанровых разновидностей: «Алгасовские переборы», «Досада», «Елецкого», «Канарейка», «Кирсановские припевки» или «Кирсанёнка», «Матаня», «Переборы», «Страдания», «Страдания с припевом», «Шамиля», «Шармач», «Базар большой», «Русская канарейка», «Уваровские припевки». Их совокупность формирует на территории традицию, отличающуюся «набором» жанровых видов частушки, за названиями которых нередко стоят одинаковые исполнительские формы.

Одним из контекстов, куда вошли частушки как составной элемент, являются кулачные бои («кулачки»), которые приурочены к церковным престольным праздникам (Троица, Успенье Пресвятой Богородицы). Длительное функционирование кулачек как элемента традиционной культуры связано с языческими представлениями и искажением космогонической семантики кулачных боёв. Общая черта кулачек – соревновательный характер, в чём обнаруживается связь с инициационной обрядностью. В настоящее время произошло возрождение традиционных боёв на Тамбовщине. Во взаимодействии кулачных боев – древнейшего пласта народной культуры – и частушечного жанра наблюдается взаимообогащение народных традиционных элементов культуры.

Другим из контекстов, где обнаруживается органичное включение не приуроченного жанра частушки в обрядовую сферу, является свадебный обряд. Сегодня это устойчивая традиция, регулирующая важную сторону общества. Консервативные свойства проявляются в сохранности основных моментов свадебного обрядового комплекса (девишник, обручение, обязательным является также свадебный пир), адаптивные – в изменении его содержания («мальчишник», выкуп невесты, свадебный поезд, регистрация вместо венчания или в сочетании с ним). Обрядность теперешнего свадебного застолья – результат взаимодействия трансформированной традиционной обрядовости предыдущих лет, где звучит разновидность тамбовских частушек «Матаня».

По поэтике четырёхстрочные строфы «Матани» одночастные и двухчастные. Наиболее распространенный размер – черырёхстопный хорей, часто употребляется неполная перекрёстная рифма. Процесс развития заключается в обогащении жанра за счёт постоянных эпитетов. Набор строф может быть маркировочным («Гармонист, гармонист», «У меня милёнок», «Не ругай меня, маманя», «Шире круг», «Мой миленок как телёнок», «Завлекали две старушки», «Я умею завлекать!», «Меня сватали сваты», «Не ходите, девки, замуж») и нейтральным («Про меня наговорили», «Я не вашего села», «Мне милый изменил», «А куда я залетела», «Я свою соперницу», «Бабий век», «У нас в Тамбове», на тему времени). На мотив «Матани» исполняются тексты маркировочных строф «Цыганочки».

В настоящее время носителями жанра являются люди среднего возраста и молодёжь. Старшее поколение поёт частушки, соответствующие общепринятым требованиям морали – из репертуара М. Мордасовой, Л. Руслановой, на мотив тамбовской «Матани». Значительный объём записанного материала составляют грубые эротические частушки из репертуара групп «Дилижанс», «Красная плесень», «Сектор газа», исполняемые преимущественно молодёжью. В этом видится результат проявления влияния СМИ и Интернета. В современности отчётливо прослеживаются черты релятивизации этики и нигилизма.

К стабильным проявлениям «Матани» относятся миксолидийский лад и гармоническая функция аккомпанемента. К изменяемым – все остальные элементы, включающие большое количество исполнительских версий: варианты мелодии, выразительных средств, ритма. Специфика жанра частушки заключается в экспромтном характере и обусловлена свойствами человеческой памяти. Обнаруженный новый элемент формообразования тамбовской частушки свойствен современной массовой и эстрадной песне.

В Заключении подводятся итоги исследования. Рассмотренная динамика развития местной традиции ХVII – начала XXI позволяет сделать ряд выводов.

Типология тамбовского фольклора складывается в ходе анализа инвариантных явлений народной песенной культуры, которую принесли с собой переселенцы, начиная с ХVII века, и представляет картину постепенной выработки локальной традиции. Исследования фольклора свидетельствуют об устойчивой традиции календарной обрядовой системы на период конца ХIХ века. Многообразие песенных жанров позволяет судить о сформировавшейся к концу XIX века местной традиции как целостной системе, обладающей признаками содержательности, функциональности, региональной самобытности, национальной принадлежности.

Историческая специфика формирования Тамбовского края в первой половине ХХ века привела к разрушению целостного духовного мира крестьянина и крушению привычного крестьянского быта, что выразилось в утрате элементов календарно-обрядовой системы. Сокращение большой части мужского населения спровоцировало исчезновение мужской исполнительской манеры. Крестьянская война и борьба с кулачеством стали поводом для создания на территории области лагерей и вызвали широкое распространение тюремных песен. Повышение грамотности населения и проникновение элементов культуры, связанных с развитием техники, стали импульсом развития новых песенных жанров. Возникновение советской песенной культуры, регламентация форм бытования народной культуры и отказ от народных традиций привели к утрате регионального стилевого своеобразия. Песни-стилизации, перетекстовки времён Великой Отечественной войны закрепили в сознании людей реальные, подлинные представления о картине мира.

Результаты исследований с целью системного изучения региональной традиции в конце ХХ века удостоверяют исчезновение многих песенных жанров. Представленная система свидетельствует о наличии основных родов фольклора (эпос, лирика, драма), классификация которых осуществляется по степени приуроченности и не приуроченности к обрядовым действиям.

Исследования фольклора на территории современной Тамбовской области доказывают стабильное существование жанров духовного стиха и частушки. Их эволюция связана с взаимодействием и влиянием иных видов искусства, постоянной творческой переработкой фольклора, способствующей его самообновлению в условиях изменчивости песенных форм. Развитие фольклора совершается при их трансформации и наполнении новым содержанием, происходит процесс адаптации как формальных, так и содержательных элементов. Оба жанра, являясь централизующими компонентами местной традиции и «жанрово-стилевой доминантой», служат её особым отличительным знаком. Анализ духовных стихов позволяет сделать вывод, что жанр сохраняет эсхатологические представления людей. Метаморфозы современной тамбовской частушки порождают множество внутрижанровых разновидностей. Выявлено, что при выборе конкретных механизмов адаптации духовные стихи и частушки, не отрываясь от культурного контекста, используют все ресурсы вхождения в обрядовую и бытовую жизнь, что способствует их развитию и позволяет этим жанрам в настоящее время занимать в народно-песенном искусстве Тамбовской области устойчивую позицию.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Друцкая, М.В. Стилистические особенности тамбовской народно-певческой традиции (на примере жанра духовного стиха) [Текст] / М.В. Друцкая // Проблемы музыкальной науки . Уфа, 2013 (2). С. 106 109.

2. Друцкая, М.В. Частушка и её жанровые метаморфозы (на примере тамбовской народно-певческой традиции) [Текст] / М.В. Друцкая // «Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики». Тамбов, 2013 № 11 (37). Часть I. С. 70 73.

3. Друцкая, М.В. Формирование тамбовской народно-певческой традиции в период с XVII по конец XIX вв. [Текст] / М.В. Друцкая // Музыка в современном мире: наука, педагогика, исполнительство: тез. IХ междунар. науч.-практ. конф. 1 февраля 2013 г. / Тамб. Гос. муз.-пед. ин-т им. С.В. Рахманинова. – Тамбов, 2013. С. 217 – 222.

4. Друцкая, М.В. Черты двоеверия в песенном фольклоре Тамбовской области (на примере песни «Прошение дождя») [Текст] / М.В. Друцкая // Приоритетные направления развития культуры и искусства в социокультурном пространстве: I межд. науч.-практ. конф. 29 ноября 2011 г. / Тамбов, 2011. С. 113 – 116.

5. Друцкая, М.В. Динамика развития тамбовской народно-певческой традиции: конец ХIХ – первая треть ХХ в. [Текст] / М.В. Друцкая // Лики традиционной культуры в начале ХХI столетия: Шестые Лазаревские чтения: Межд. науч. конф.26 февраля 2013 г. / Челябинск, 2013. С. 277 – 280.

6. Друцкая, М.В. Адаптация жанра частушки в современных условиях (на примере Тамбовской области [Текст] / М.В. Друцкая // Общество, общности, человек: в поисках «вечного мира: V межд. научн. интернет-конф.: В поисках «вечного мира»12 ноября 2012 г. / Изд. Дом ТГУ им. Г.Р. Державина. – Тамбов, 2012. С. 129 – 133.

7. Друцкая, М.В. Духовные стихи как часть современной народно-певческой традиции Тамбовского края [Текст] / М.В. Друцкая // XVIII Державинские чтения: Институт гуманитарного и социального образования: материалы Общероссийской науч. конф. Февраль 2013 / Изд. Дом ТГУ им. Г.Р. Державина. – Тамбов, 2013. С. 28 – 33.

8. Друцкая, М.В. Современная тамбовская частушка – происхождение и эволюция жанра [Текст] / М. В. Друцкая // С.В. Рахманинов и Тамбовский край в аспекте развития региональной культуры: мат. докладов III Рахманиновских чтений 30 ноября 2006 г. / Тамб. Гос. муз.-пед. ин-т им. С.В. Рахманинова. – Тамбов, 2007. С. 115 – 127.

9. Друцкая, М.В. Народные духовные стихи [Текст] / М. В. Друцкая // Духовные традиции русской культуры: история и современность (к 265-летию со дня рождения Г.Р. Державина): коллективная монография / Изд. Дом ТГУ им. Г.Р. Державина. – Тамбов, 2008. С. 94 – 101.

Песенные сборники:

10. Друцкая, М.В. «Я по травушке шла» (Сборник песен, записанных в сёлах Тамбовской области) // ОНМЦ НТ. – Тамбов, 1999.

11. Друцкая, М.В. «Уж коса, ты моя коса» (песни, записанные в Тамбовской области) // ОНМЦ НТ. – Тамбов, 2000.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.