WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Сергей протопопов: композиторское творчество и теоретические работы

На правах рукописи

Ровнер Антон Аркадьевич

Сергей Протопопов: композиторское творчество и теоретические работы

Специальность 17.00.02 музыкальное искусство

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Москва

2011

Работа выполнена на кафедре междисциплинарных специализаций музыковедов Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского.

Научный руководитель:

доктор искусствоведения, профессор

кафедры междисциплинарных

специализаций музыковедов

Московской государственной консерватории

им. П.И. Чайковского

Холопова Валентина Николаевна

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор кафедры

аналитического музыкознания

Российской академии музыки имени Гнесиных

Цареградская Татьяна Владимировна

кандидат искусствоведения,

член Союза композиторов РФ

Екимовский Виктор Алексеевич

Ведущая организация:

Государственный музыкально-педагогический институт имени М.М. Ипполитова-Иванова

Защита состоится «18» октября 2011 года в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.012.01 в Российской академии музыки имени Гнесиных по адресу: 121069 г. Москва, улица Поварская 30/36.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии музыки имени Гнесиных.

Автореферат разослан « » сентября 2011 года

Ученый секретарь

Диссертационного Совета,

доктор искусствоведения, профессор Сусидко И.П.

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая диссертация является первым монографическим исследованием музыкального творчества и музыкально-теоретических трудов Сергея Владимировича Протопопова (1893-1954). Он принадлежит к поколению русских авангардных композиторов первой половины ХХ века, таких как Н. Рославец, А. Мосолов, А. Лурье, Н. Обухов, И. Вышнеградский. Их музыкальное наследие было закрыто для изучения и предано забвению в сталинские годы и только в последние два-три десятилетия ХХ века и в начале XXI века опять начинает (хотя в ограниченной мере) получать заслуженное признание у музыкантов.

Протопопов является самобытной фигурой в русской музыке благодаря гармоничному сочетанию прочной музыкально-теоретической основы и глубинных эстетических веяний эпохи, в которую он творил. Особый интерес в его творчестве представляет выдержанная система звуковысотной организации, построенная на ладах Яворского, обеспечивающая вертикальное (гармоническое) и горизонтальное (мелодическое) единство. Его музыка также отмечена музыкальной экспрессией, созвучной стилистическим новациям эпохи раннего модернизма ХХ века. Все эти качества в совокупности придают особое значение фигуре Протопопова в контексте русской музыки начала ХХ века.

Актуальность темы. В последнее время сочинения Протопопова всё чаще привлекают внимание исследователей и исполнителей в России и за рубежом, записи их осуществляются на компакт-дисках, публикуются отдельные сочинения композитора. Творчеству Протопопова уделяли внимание некоторые современные музыковеды, однако до сих пор не было создано отдельного монографического исследования, посвященного его творчеству. Актуальность настоящей работы состоит в том, чтобы ввести в научный обиход музыкально-теоретическое наследие Протопопова, комплексно исследовать его в контексте тенденций музыкальной культуры ХХ века. Данная работа нацелена на то, чтобы способствовать раскрытию для музыкантов и любителей музыки еще одного пласта самобытной новаторской музыки 1920-х годов, а также традиционной музыки 1930-х и 1940-х годов, чтобы глубже осознать общую эстетику того времени и ее связь с эстетикой последующих периодов.

Степень научной разработанности. Музыкальное наследие и биографию Протопопова изучали немецкие музыковеды Д. Гойови («Новая советская музыка 20-х годов»), А. Вермайер («Аспекты классической композиции в русской музыке») и И. Клаузе («Сергей Протопопов – композитор в ГУЛАГе»), американский ученый Г. Маккуир (статья «Теории Болеслава Яворского») и российский музыковед О. Томпакова («Сергей Протопопов»). Биографические сведения о Протопопове обнаруживаются в его документах и письмах. В то время как Гойови, Вермайер и Маккуир уделяют преимущественное внимание теоретическим аспектам в музыке Протопопова, Клаузе и Томпакова освещают исключительно его биографию.

Музыкально-теоретическое наследие Яворского рассматривается в статье Ю. Холопова «Симметричные лады в теоретических системах Яворского и Мессиана», в учебнике «Музыкально-теоретические системы» (раздел «Ладовая теория Б.Л. Яворского», написанный Ю. Холоповым), в статьях И. Рыжкина «Теория ладового ритма» и «Теория Б. Яворского» (совместно с Л. Мазелем), Л. Кулаковского («Яворский-теоретик») и Л. Куземиной. Музыкально-теоретическим концепциям Яворского посвящены сборник статей «Наследие Б.Л. Яворского», выпущенный по случаю 120-летия со дня рождения ученого, и книга Р. Берченко «В поисках утраченного смысла». Эти работы исследуют теорию ладового ритма Яворского, музыкально-историческую концепцию ученого, а также другие его идеи – в частности, теорию исполнительства и разработку выразительных средств в музыке. Глубинное ознакомление с теоретическими воззрениями Яворского необходимо для осмысления структурной основы музыки Протопопова, а также семантических и жанровых свойств, присутствующих в ней.



Широкий обзор стилистических направлений начала ХХ века, со многими из которых соприкасается музыкальная эстетика композитора, дан в работе И. Воробьева «Русский авангард и творчество Александра Мосолова 1920-х – 1930-х годов», в книге Т. Левой «Русская музыка начала ХХ века в художественном контексте эпохи», в «Лексиконе нонклассики: Художественно-эстетическая культура ХХ века» и в книге И.Скворцовой «Стиль модерн в русском музыкальном искусстве рубежа XIX-XX веков». Хотя эти научные труды не затрагивают творческого наследия Протопопова напрямую, они широко исследуют художественные течения эпохи, в которую жил и творил композитор и, следовательно, необходимы для осмысления его собственной музыки в связи с его творческой средой.

Для рассмотрения воссозданного Протопоповым «Предварительного Действа» Скрябина, необходимо было ознакомиться с трудами Л. Сабанеева, А. Бандуры, Т.Левой, Б. Шлецера, литературным текстом Скрябина и со сборником «А.Н.Скрябин в пространствах культуры ХХ века». В названных работах осмысливается проект Скрябина «Предварительное Действо» и связанные с ним мистические идеи великого композитора. Знакомство с ними необходимо для того, чтобы глубже понять значение воссозданной Протопоповым партитуры.

Теоретические и методологические основы исследования. В своем исследовании автор диссертации опирался на музыкально-теоретические, музыкально-исторические и эстетические работы российских музыковедов, созданные ими в 1990-х и 2000-х годах. Сюда входят труды В. Холоповой («Теория музыки», «Формы музыкальных произведений») Ю. Холопова («Введение в музыкальную форму», «Гармонический анализ», «Очерки современной гармонии», «Современные черты гармонии Прокофьева»), Т. Кюрегян («Форма в музыке XVII – XX веков»), Т. Левой («Русская музыка начала ХХ века в художественном контексте эпохи»), И. Воробьева («Русский авангард и творчество Александра Мосолова 1920-х – 1930-х годов»), а также сборник статей «Наследие Б.Л. Яворского» и «Лексикон нонклассики: Художественно-эстетическая культура ХХ века». На основе данных исследований автором диссертации был предложен особый подход к рассмотрению эстетических вопросов, связанных с музыкой Протопопова в контексте современной ему музыкальной культуры и среды. В диссертации используется аналитический, компаративный и исторический методы.

Цели исследования – представить целостную картину музыкального творчества Сергея Протопопова в разнообразии его стилистических черт, технических приемов и семантических свойств, проследить эволюцию творчества композитора, осветить его музыкальное наследие как неотъемлемую часть богатого контекста русской музыкальной традиции начала ХХ века, представить музыкально-теоретические труды автора, как достойное развитие научного подхода Яворского и современных ему теоретиков и как ценный вклад в музыкально-теоретическое наследие России. Настоящее исследование рассматривает музыкальную эстетику и музыкально-теоретическую проблематику творчества этого композитора и теоретика, выдвигая из тени эту весьма интригующую личность в истории отечественной музыки и дополняя панораму значимых фигур в области музыки и общей художественной культуры той эпохи.

Задачи исследования – исследовать, собрать, описать, обобщить, проанализировать, систематизировать основные аспекты композиторского творчества и музыкально-теоретической мысли Сергея Протопопова, провести сравнение его музыки с произведениями ведущих композиторов той эпохи, определить значение его музыкально-теоретических работ в контексте научных изысканий того периода, изложить все это в виде монографического исследования.

Объект исследования – музыкальное творчество и музыкально-теоретические работы Сергея Протопопова.

Предмет исследования – сущность творчества, эстетика и методы композиции Сергея Протопопова, а также достигнутый с их помощью художественный результат.

Материал исследования. Опубликованные теоретические работы и музыкальные произведения модернистского периода Протопопова представлены в полном объеме. Из сочинений позднего периода и неопубликованных аналитических работ композитора взяты самые представительные работы. Теоретические труды других ученых, предшествующих и современных, соприкасаются по тематике.

Положения, выносимые на защиту.

– Диссертация представляет собой первое монографическое исследование о жизни, музыкальном творчестве и музыкально-теоретической деятельности Сергея Протопопова, важной фигуры в отечественной художественной культуре начала ХХ века.

– На фоне ведущих художественных направлений первой трети ХХ века представлен автор, в чьей музыке сочетаются черты ряда из этих течений.

– Дан обзор теоретических работ Сергея Протопопова, способствующий изучению как наследия выдающегося теоретика Болеслава Яворского, так и исторически значимых направлений в музыкальной теории той эпохи, мало представленных в отечественной литературе. Ряд текстов рассмотрен впервые.

– Осуществлен обзор и теоретический анализ всех основных музыкальных произведений этого автора, относящихся к различным периодам его творчества.

– Представлены и охарактеризованы с эстетической точки зрения такие значительные сочинения крупной формы, как опера «Первая конная» и завершенная версия «Предварительного Действа» Скрябина.

– Найдены в музыкальных архивах, представлены, охарактеризованы с эстетической точки зрения и проанализированы ранее неизвестные сочинения Протопопова модернистского и позднего периодов, такие, как романс «Сказание» для голоса и фортепиано на стихи С. Липского, вокальное произведение «Стих о Покрове» для голоса и двух фортепиано на анонимный исторический текст, романс «Слезы» на стихи Ф. Тютчева, Сюита из шести крестьянских народных песен для симфонического оркестра, Прелюдия «Пейзаж» для фортепиано и ее оркестрованный аналог – Прелюд для оркестра, а также музыка для театральной постановки «Грозы» Островского.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Настоящая работа в ее теоретическом аспекте может быть использована музыковедами, занимающимися модернистскими течениями первой половины ХХ века, и теоретиками музыки, исследующими исторические музыкальные теории в России и за рубежом. В практическом аспекте она может быть использована в курсах музыкально-теоретических систем, гармонии, анализа музыкальной формы, истории русской музыки, при составлении справочных изданий; ее также могут изучать музыканты-исполнители для более глубокого понимания и интерпретации музыки Протопопова и других композиторов русского авангарда при исполнении их сочинений на концертах.

Апробация исследования. Диссертация «Сергей Протопопов: композиторское творчество и теоретические работы» обсуждена на кафедре междисциплинарных специализаций музыковедов Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского и была рекомендована к защите 27 сентября 2010 года. По теме диссертации был прочитан ряд докладов на научных конференциях в МГК им. П.И. Чайковского (2010), Вильнюсе (2009). Автором диссертации было также подготовлено к публикации нотное издание: А.Скрябин – С.Протопопов. Предварительное Действо для чтеца, хора и двух фортепиано. М.: Композитор. 2008. 210 с.

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, Заключения и четырех глав.





Основное содержание работы

Во Введении дается обоснование темы исследования, определяются его основные цели и задачи. Приводится широкий обзор отечественной и зарубежной литературы по теме с кратким описанием основных библиографических источников.

Глава 1. Сергей Протопопов в контексте культуры Серебряного века

Сергей Протопопов – уникальная фигура в истории русской музыки, чья биография органично вписывается в эпоху Серебряного века русской культуры, а также первых десятилетий советского периода. Основные сочинения Протопопова 1920-х годов используют оригинальную технику, основанную на ладах Яворского. С начала 1930-х годов, утратив новаторский стиль, композитор переходит к традиционному, академическому языку, написав значительное количество музыки, включая симфонические произведения и оперу. В 1940-х годах композитор сочинял музыку для театральных постановок М.А.Скрябиной. В 1945-1948 году создал версию «Предварительного Действа» для чтецов, хора и двух фортепиано.

Музыкальное наследие Протопопова рассматривается в контексте течений в литературе, живописи и музыке начала ХХ века.

Одним из важнейших художественных направлений того времени был символизм. Продолжая романтические тенденции XIX века, творчество символистов обратилось к символам для выражения ноуменального содержания высоких одухотворенных концепций. Характерными свойствами символистского движения было стремление к синтезу искусств, к трансцендированию элементов повседневности, обращенность к возвышенному и потустороннему.

В музыке к данному течению примыкал, прежде всего, Скрябин, а также отчасти Рославец, Рахманинов, Метнер, Н. Черепнин Мясковский и другие.

Обращение позднего Скрябина и Рославца к «центральным аккордам» как определяющему элементу новой гармонии в их музыке несло в себе черты символизма. Скрябин оказал большое влияние на последующих композиторов, которые обращались в своих сочинениях к квази-серийным методам организации звука, к новым тембровым инструментальным эффектам, к афористичности высказывания и отточенной форме.

Акмеизм стремился к равновесию и согласованности, к автономии искусств, внося в искусство эстетику эллинизма. Вокальные циклы А.Лурье («Новогреческие песни», «Четки») можно охарактеризовать как несущие черты акмеизма в музыке.

Импрессионизм и экспрессионизм не нашли широкого распространения в России. Черты импрессионизма проявлены в творчестве Н.Черепнина и А. Шапошникова. Некоторые сочинения Прокофьева, Шостаковича и позднего Скрябина несут в себе черты экспрессионизма.

Футуризм проповедовал резкий разрыв с эстетикой прошлого и поиск нового художественного языка. Он нашел представителей и в музыке в лице А. Лурье («Синтезы», «Формы в воздухе»), А.Мосолова.

Кубизм – течение в живописи и скульптуре, предполагающее разрыв с реалистическим изображением натуры, конструирование объемной формы на плоскости и расчленение ее на геометрические элементы. В России возникло смежное явление – кубофутуризм, стремившееся соединить принципы кубизма и футуризма. Черты этого стиля проявились и в творчестве некоторых композиторов.

Конструктивизм распространял футуристические новшества в работе с формами на предметную среду и тяготел к урбанистическим реалиям и технологическому прогрессу. В музыке черты конструктивизма выражались в рационалистическом отношении к звуковому материалу, его организации, в изображении и восхвалении машин и техники.

Неоклассицизм предлагал возврат от усложненных музыкальных форм к простому и ясному видению мира, к переосмыслению в этом ключе исторических стилей и внедрению их свойств в современную музыку. Он широко распространился в противовес авангардизму в музыке.

Неофольклоризм, возникший в начале ХХ века, не был однородным творческим течением. Его задачей было авангардное переосмысление фольклорных первоисточников с целью создания новой музыкальной стилистики.

С 1929 года, когда в стране началась активная фаза борьбы властей с новыми тенденциями в искусстве, приведшая фактически к их полному истреблению, композиторы разных направлений, писавшие в 1920-е годы новаторскую музыку, перешли к упрощенному стилю, основанному исключительно на диатонической гармонии и почти лишенному атрибутов модернизма. Тем самым они стали сопоставимы в своем творчестве с традиционалистами, которые с самого начала своего творческого пути продолжали позднеромантические стилистические тенденции в музыке. Многие авторы тех лет обращались к народной музыке, как русской, так и других народов, с позиции этнографизма. Использование народных песен предполагало упрощение собственного стиля и причесывание самих народных мелодий с тем, чтобы вписать их в контекст доступной музыкальной продукции.

Эстетика социалистического реализма, провозглашенная как главенствующая в стране в начале 1930-х годов, в музыке принесла простой, традиционный, доступный среднему слушателю стиль, диатонические гармонии и относительно стандартные инструментальные решения, а также широкое употребление интонаций народной музыки и революционных песен.

Безусловно, не все композиторы, творившие в ту эпоху, пережили заметный спад своей музыкальной эстетики. Такие авторы, как Прокофьев, Шостакович, Хачатурян и Мясковский, все же смогли развернуться и развить свои индивидуальные манеры письма вопреки давлению времени.

Музыка Протопопова модернистского периода стоит на пересечении нескольких контрастирующих направлений. Не вдаваясь в крайность какого-либо течения, композитор органично синтезировал несколько разных стилей и придерживался умеренной позиции.

Черты символизма претворены в музыке Протопопова отчетливой суггестивной тенденцией, демонстрирующей выразительные средства романтической музыки XIX века в своеобразном, ином ракурсе. Присутствует тесная связь с эстетикой Скрябина, выраженная в сходстве выразительных средств. Протопопов преломлял скрябинскую символистскую эстетику в виде жестких звучаний, относящихся к эстетике 1920-х годов. Показательны авторские исполнительские ремарки в партитурах композитора, направленные на повышение выразительности. В семантическом прочтении эмоциональных настроений в музыке композитора проявляются духовные искания искусства начала ХХ века.

Круг поэтов романсового творчества Протопопова невелик: Пушкин и Сергей Липский. Композитор не обращался к стихам ведущих поэтов-символистов. Музыкальная трактовка стихов соответствует тенденции символистского переосмысления классических текстов, согласно которому музыка выражает более утонченные нюансы и градации смысла, чем стихи. «Центральный элемент» в гармонии, извлеченный из теории Яворского в сочетании с романтическим настроем также способствует связи с символистской эстетикой.

Черты импрессионизма ощутимы только в некоторых аспектах в начале модернистского творчества Протопопова: в виде фортепианной фактуры и гармонии, соотносящихся cо стилистикой Дебюсси, в характере лирических настроений.

Отдаленно присутствует и эстетика экспрессионизма, проявленная в интенсивной выразительности отдельных моментов. Но чаще Протопопов камуфлирует широкий эмоциональный мир маской бесстрастной конструктивности.

Бесспорно присутствие черт футуризма. Архитектурные построения, реализованные при помощи новаторской фактуры, создают в музыке дополнительную реальность «антиромантического звучания», которая существует параллельно с романтическо-символистским образным миром, но не соприкасается с ним.

Черты эстетики кубофутуризма проявлены в фактурных блоках, представляющих длительные погружения в единую звуковую ткань, резко сменяющихся последующими, ассоциируясь с геометрическими формами абстрактных художников – кубистов и супрематистов.

Связь с конструктивизмом 1920-х годов в музыке Протопопова выражается преимущественно в жестких звучаниях фортепиано, встречающейся в музыке, в «архитектурных» формах сочинений, антиромантической заземленности образов, иногда с гротескной иронией.

В творчестве Протопопова неоклассицизм не нашел прямого применения. Неоклассические элементы заметны в отдельных сочинениях как моменты стилизации.

Черты неофольклоризма можно проследить в вокальных сочинениях на тексты русских сказок: в использовании элементов народной мелодики, в нарочитой ритмизованности и сухости звучания партии фортепиано.

Музыка Протопопова органична для московской стилистики. При всех ее модернистских качествах она продолжает романтические традиции со свойственными им философичностью, психологизмом, самоуглубленностью и субъективностью переживания. Факт приверженности композитора традиционным жанрам – сонатам и романсам – также подчеркивает эту принадлежность. Исключением являются вокальные произведения, написанные на тексты сказок, демонстрирующие эстетическое сближение с ленинградской музыкальной эстетикой.

Согласно классификации Воробьева[1], Протопопова можно скорее отнести к модернистам, а не к авангардистам. В музыке композитора главенствуют модернистские черты, благодаря проявленным элементам романтического выражения и субъективных переживаний, отказом от авангардистских крайностей.

Переломным сочинением между модернистским и поздним стилем является опера «Первая конная», написанная в 1929 – 1933 годах на либретто А. Иркутова по мотивам пьесы В. Вишневского. Сюжет оперы повествует о судьбе нескольких солдат, воевавших в армии Буденного в Гражданской войне. В опере элементы модернистской эстетики 1920-х годов уживаются с чертами социалистического реализма. Последние встречаются в нескольких сочинениях малой формы 1930-х годов, в которых главная задача – обозначить принятие господствующей идеологии.

Однако большая часть сочинений Протопопова, написанных после 1929 года, демонстрирует возврат к традиционному стилю. В них присутствует романтизм, сентиментализм и мелодический лиризм, характерный для русской музыки XIX века. Лишь в некоторых из них ощущаются отзвуки модернистской манеры. Культура и дух Серебряного века в некоторой мере сохраняются в эстетике композитора до конца жизни. Они и проявились у Протопопова в полной мере в завершенной им версии «Предварительного Действа» Скрябина.

Глава 2. Теоретические идеи Яворского и их влияние на музыкальное мышление Протопопова

Яворский оказал влияние на многих музыкантов начала ХХ века. Им создана теория ладового ритма. В основе теории Яворского лежит противоборство тяготения и разрешения. Основной элемент теории – интервал тритон, олицетворяющий собой идею тяготения. Будучи диссонансом, он разрешается: уменьшенная квинта (h–f) – в большую терцию (С–Е), увеличенная кварта (h–eis) в малую сексту (Ais–Fis). Это разрешение названо «единичной системой», а тип разрешения – «доминантовым разрешением». Ее дополняет «двойная система», названная «субдоминантовым разрешением»: чистая квинта разрешается нестандартным путем, через дважды-уменьшенную квинту, в малую терцию (d-a, dis-as, E-G). Различные сочетания «единичных» и «двойных систем» составляют основные лады, которые согласно Яворскому представляют основу гармонии и всей музыки, базирующейся на ней – народной и академической, основанной на диатонической и хроматической гармонии и даже микрохроматической. Основные лады Яворского – мажорный, минорный, увеличенный, уменьшенный и цепной.

Сочетания ладов Яворского с их тритоновыми транспозициями образуют «дважды-лады». Они применимы к анализу музыки, основанной на диатонике, с выходами к интенсивной хроматике (Лист, Вагнер, Скрябин), а также модернистской музыки, отказывающейся от диатоники, но наделенной «центральным элементом» в виде разновидностей симметрических ладов и аккордов (поздний Скрябин и Протопопов, а также Мессиан). Из всех других теорий наиболее близка теории Яворского система Мессиана, изложенная в книге «Техника моего музыкального языка».

Яворский был ярким, разносторонним музыкантом, занимавшимся самыми разными формами музыкальной теории, а также и крупным общественным деятелем. Велик был вклад Яворского в область музыкальной педагогики.

Теоретик обладал тем, что впоследствии стало называться культурологическим мышлением. В основе его подхода – обретение понятий, способных зафиксировать единую природу самых разнообразных элементов культуры, и возможность рассматривать разные отрасли культуры и искусства в одном ракурсе. Согласно его воззрениям, все художественные явления, в том числе и музыкальные, следуют единым законам мышления эпохи.

Важным для Яворского был музыкально-исторический подход к произведениям искусства. Теоретик рассматривает эволюцию музыкального стиля от Средневековья и до своего времени, наблюдая за нарастающими тенденциями усиления музыкального динамизма от равномерного, устойчивого и бесстрастного стиля Средних веков до наиболее импульсивной стилистики своего периода.

Работа Яворского «Сюиты Баха для клавира» является ценным исследованием произведений великого мастера, дающим не только разбор сочинений, но и широкую историческую перспективу. Среди поздних работ Яворского 1930-х и 1940-х годов выделяются книги «Заметки о творческом мышлении русских композиторов от Глинки до Скрябина» и «Воспоминания о Сергее Ивановиче Танееве». Содержательно исследование Яворским «”Хорошо темперированного клавира” Баха».

Теоретик много работал с певцами, добиваясь глубинного понимания словесного текста в исполняемых ими вокальных произведениях, взаимосвязи между текстом и положенной на него музыкой. Он разрабатывал методы анализа смыслового соединения слов и музыки в вокальных произведениях. Примечательны письма Яворского Луначарскому, Танееву, Прокофьеву и др., опубликованные в первом томе двухтомника «Яворский: Статьи. Воспоминания. Переписка». Среди них выделяются письма, адресованные Протопопову, содержащие много философских и эстетических рассуждений автора.

Протопопов был верным последователем своего учителя также в педагогической работе и написанных им музыкально-теоретических трудах. При его жизни вышли только две работы: книга «Элементы строения музыкальной речи» и аннотация к работе Яворского «Сюиты Баха для клавира». Существуют неопубликованные анализы музыкальных произведений классико-романтического периода, в которых композитор применяет преимущественно теорию ладового ритма Яворского, иногда сочетая ее с другими теоретическими методами – классической немецкой школы анализа гармонии и формы и метротектонической системы Г. Конюса. Особенно следует отметить разбор Прелюдий Шопена op. 28, Прелюдий Скрябина op. 11 и фортепианных сонат Бетховена.

Протопопов развивал идеи Яворского о связи словесного текста с музыкой в своей статье «О работе над словесным текстом в вокальном произведении»[2]. Примечания Протопопова к работе Б.Яворского «Сюиты Баха для клавира»[3] помогают читателю лучше осознать обширную проблематику, которая затрагивается в комментируемом труде лишь частично.

Одним из самых лучших изложений теории Яворского стала книга Протопопова «Элементы строения музыкальной речи». Она методично излагает теорию Яворского, начиная с мельчайших единиц музыки, касается всех основных правил теоретической системы, рассматривает анализ музыкальных произведений и народной музыки, а в конце представляет читателю микрохроматическую интерпретацию данной теории. Существенными для осознания сути теории являются анализы при помощи ладов Яворского примеров из классико-романтической музыкальной литературы, а также музыки начала ХХ века. Примеры более сложной, хроматически насыщенной музыки конца XIX и начала ХХ века рассматриваются в контексте дважды-ладов. Протопопов обращается к примерам из музыки Скрябина и своей собственной. В последней главе демонстрируются различные системы и лады в микрохроматических темперациях.

Глава 3. Композиторское творчество Протопопова раннего и модернистского периодов

Музыкальное наследие Протопопова можно разделить на три периода. Первый период – ранний – находится в границах 1913-1917 годов. Второй, модернистский период, охватывает 1917-1929 годы, а третий период – поздний – длился с 1929 года до 1954 год.

Ранние сочинения композитора традиционны по языку и основываются на диатонической гармонии с умеренным количеством хроматики и альтерированной аккордики. Естественно, они демонстрируют влияния, оказанные на него другими композиторами, прежде всего, Скрябина и, в меньшей мере, Лядова, Мусоргского и Дебюсси.

В модернистский период творчества Протопоповым написано три фортепианные сонаты, три вокальных цикла и три вокальных произведения на тексты русских сказок, романс «Сказание» и вокальное произведение «Стих о Покрове».

В диссертации рассматривается эмоциональное содержание музыки модернистского периода с позиции трех сторон музыкального содержания (интерпретация В. Холоповой семиотической триады Ч. Пирса – икон, индекс, символ). С точки зрения икона, несмотря на присутствующую антиромантическую, структурную, архитектоническую манеру, типичную для 1920-х годов, в музыке одновременно продолжены романтические традиции в отношении эмоционального содержания. Сонаты эмоционально более интенсивны и контрастны. Романсы имеют более ограниченное эмоциональное выражение, однако вносят больше выразительности, чем содержатся в словах.

Индекс проявлен в музыке разнообразно. Сонаты содержат аллюзии на колокола, порывы или дуновения ветра, потоки или колыхания воды, пение птиц и звучание труб. В романсах и вокальных сочинениях на тексты русских сказок встречаются изображения литературных реалий, описанных в текстах, а также дополнительные интерпретации текстов композитором – в частности аллюзии на восточные напевы флейт и элементы восточных ладов.

Символ выражен у Протопопова своеобразно – авторскими ремарками в нотах, продолжающими традицию Скрябина. Автор употребляет разные языки в различных жанрах, привнося в каждом случае дополнительные штрихи в семантическую символику.

Лады Яворского используются Протопоповым оригинальным способом. В основу музыкальных произведений берутся сложные формы – «дважды-лады», которые предстают в горизонтальном направлении. «Устойчивые» звуки ладов Яворского используются в их совокупности для построения горизонтальных звукорядов, составляющих ладогармоническое наполнение произведений. «Неустойчивые» звуки трактуются как «диссонансы», требующие разрешения.

Гармонические правила в музыке Протопопова показывают функциональное главенство аккордовых консонантных звучаний, а также свободное внедрение диссонантных тонов для добавления элементов драматургического напряжения и конфликтности.

«Строгий гармонический стиль» образуется, когда музыка построена на одном или нескольких устойчивых, симметрично построенных звукорядах, чаще всего ладе «тон-полутон», и присутствует минимальное количество «диссонантных» звуков. «Свободный гармонический стиль» подразумевает использование гораздо большего количества «диссонантных» тонов, без строгого ограничения каким-либо одним гармоническим ладом. Выявляется целая цепочка степеней «ладовости» и градаций между консонансом и диссонансом.

Гармония может быть определена как «тональная», так как базируется на централизованной ладогармонической системе. Она – диссонантная и отходит от строгой диатоники. Гармония основана на вертикальном принципе, однако вертикальные аккорды извлекаются из горизонтальных ладов и подвластны им. Существует градация между консонансом и диссонансом, согласно которой в гармонии присутствует тяготение к диатоническому центру, а также использование хроматики, отдаленной от тонального центра.

В ранней фазе творчества композитор сочетает горизонтальные лады с определенными устойчивыми вертикальными построениями. Затем в гармонии упрочивается главенствующая роль ладов Яворского и вырабатывается «строгий гармонический стиль». Переход к «свободному стилю» происходит не мгновенно, а в виде постепенного процесса раскрепощения гармонии. Последующая утрата модернистской гармонии выражена в усилении ее диатонического компонента.

Мелодика подвластна тем же законам, что и гармония, поскольку также исходит из теории Яворского. Помимо ее автономной функции, она порой выполняет функцию верхней линии гармонических последовательностей. Неустойчивые, диссонантные тона чаще встречаются в мелодике и в производной от нее полифонии, нежели в гармонических комплексах. Мелодика в музыке склонна принимать более консонантные или диссонантные обличья – в зависимости от эмоциональной выразительности музыки.

Метрика и ритмика уступают по значению таким ключевым параметрам, как гармония и мелодика. В музыке преобладает нерегулярная акцентная ритмика, хотя часто встречается и регулярная акцентная. В отличие от Стравинского, чьи переменные метры подчеркивают ритмическую динамику, Протопопов в своей смене метров преследует цель ослабления ритмической моторики.

Использование композитором остинатности имеет целью преодоление традиционного тематического развития, а также приближение к свойствам тембро-сонорного мышления ХХ и XXI веков. Когда присутствует ритмическая и метрическая нерегулярность, используются смешанные и переменные такты, особые виды ритмического деления.

Ритмика играет важную роль, благодаря влиянию словесного текста на музыку. Композитор придерживался взглядов Яворского по поводу неразрывной связи текста и музыки. В его сочинениях длительности слогов словесных текстов тесно сопряжены с длительностями слогов в вокальных линиях.

Фактура как правило более традиционна, чем другие параметры музыки, и наделена свойствами романтического и импрессионистического стилей. Модернистские свойства возникают, когда добавляются модернистские атрибуты гармонии и ритмики. Часто появляются жесткие, урбанистические, перкуссионные или, наоборот, сонорные звучания фортепиано, напоминающие колокола.

Тематизм кристаллизуется на основе мелодики и иногда – фактуры. Гармония также играет важную роль в формировании тематического материала музыки. Лады Яворского несут квази-тематическую функцию, которую можно определить как предкомпозиционную тему.

Мелодика не всегда играет ощутимую тематическую роль и иногда уступает ее параметрам гармонии и фактуры. В вокальной музыке часто большая тематическая яркость обнаруживается у фортепиано, меньшая – у голоса. У Протопопова главенствует мотивно-составной тематизм, в котором часты многомотивные темы.

Формы музыкальных произведений у Протопопова делятся на инструментальные и вокальные. В основе вокальных произведений лежит определенное соотношение музыки и слова, обусловленное русской музыкальной традицией и принципами Яворского. В классических структурах, присутствующих в вокальных произведениях композитора, главенствуют малые формы. Вокальные произведения на тексты сказок наделены сквозными формами, которые определяются логикой содержания и структурой текста, но содержат элементы репризности. Сонаты написаны в крупных инструментальных формах, сочетающих новаторство с модификацией классических структур.

Глава 4. Композиторское творчество Протопопова позднего периода

В 1929 году закончился модернистский период творчества композитора. Перестав сочинять музыку с модернистскими стилистическими атрибутами, композитор перешел к более традиционному стилю. Причиной тому было политическое давление, исходящее со стороны властей. Другой причиной было завершение модернистских течений 1910-1920-х годов как художественного направления, утрата вдохновения, которым была пронизана художественная среда того времени. Тенденции к упрощению музыкального языка в то же самое время замечались и у композиторов Запада.

В течение позднего периода творчества у композитора было значительно меньше исполнений его музыки. Было опубликовано всего шесть сочинений малой формы.

Поздний стиль Протопопова, возникший в начале 1930-х годов и продолжавшийся вплоть до его смерти в 1954 году, может быть определен как традиционный, а также в некоторой степени как постмодернистский (не путая последнее определение с эстетическим направлением конца ХХ века). В этот период наблюдается поворот к монументальным жанрам и к оркестровым сочинениям, куда входят опера «Первая конная», Сюита из шести крестьянских народных песен и Прелюд для оркестра. Среди других сочинений – романсы и сочинения для хора на стихи русских и советских поэтов, прелюдии и этюды для фортепиано.

В некоторых произведениях наблюдаются реминисценции символистской эстетики, которые выражаются в настроениях загадочного и «потустороннего» характера, а также в использовании авторских ремарок.

Редко, но композитор все же обращается к направлению соцреализма. Черты соцреализма проявляются больше в тематике, нежели в музыке, в последней будучи выражены упрощенной и плакатной музыкальной стилистикой. Более заметной тенденцией было приобщение к этнографии, к собиранию народных песен и их обработке в разных жанрах.

Гармония позднего стиля обладает свойствами расширенной тональности, присущей музыке конца XIX века, а также некоторыми атрибутами, которые сохранились из модернистского периода. Она по своим принципам тональная, диатоническая и консонантная. Своеобразным свойством гармонии является заметное присутствие модуляций или аккордовых последовательностей на тритон: таким образом, в гармонии по прежнему проявляется приверженность Протопопова учению Яворского. Иногда модернистская гармония, исходящая из ладов Яворского, внедряется в фрагменты сочинений, чаще всего в кульминационные.

Опера «Первая конная» несет в себе наиболее новаторские черты, сохраняющие связь со стилем 1920-х годов. Поочередное присутствие в опере модернистской и традиционной гармонии придает сочинению гармоническое разнообразие, предвосхищающее технику полистилистики.

Протопопов использует гармонию, основанную на ладе «тон-полутон», подчеркивая диатонические соотношения в большей мере, чем во всех предыдущих сочинениях. Заметно присутствие целотоновой гаммы, а также усложненной гармонии, в которой ощущается попытка синтеза нескольких звукорядов, исходящих из разных ладов Яворского.

Мелодика возвращается в свое исконное положение, заново обретая свои традиционные свойства. Иногда, как и в музыке модернистского периода, она представляет собой лишь верхний голос или дополняющую линию к гармонической последовательности. В ней прослеживаются черты русской песенной традиции. В некоторых сочинениях мелодический материал извлечен напрямую из русских народных песен. Отличаются от кантиленной мелодии мелодические обороты во фрагментах, наделенных модернистской гармонией.

Метрика и ритмика обладают различными соотношениями традиционности и новаторства. Метрика сохраняет новаторские атрибуты модернистского периода, поскольку часто наделяется переменностью, а ритмика обладает более традиционными качествами.

Переменный метр проявляется чаще, чем постоянный, встречаясь во всех жанрах. Постоянный метр присутствует в сочинениях, подчеркивающих простоту народного музыкального стиля, советскую агитационную тематику или модернистские черты остинатности. Переменная метрика не достигает метроритмической гибкости и разнообразия музыки Стравинского, а применяется для ослабления моторики.

В соотношении ритмики слова и музыки регулярность стихотворных строк влияет на регулярность количества тактов. При музыкальном озвучивании прозаических текстов в опере «Первая конная» особую задачу представляет сохранение регулярности ритмики в мелодических линиях.

В области фактуры следует обратить внимание на то, что разнообразие вокально-инструментальных жанров достигается именно в позднем периоде. Среди сочинений встречаются фортепианные пьесы, романсы, обработки народных песен, оркестровые и хоровые сочинения, а также опера. Во всех этих жанрах обнаруживаются различные виды фактуры.

Сочинения для фортепиано и для голоса с фортепиано наделены романтической фактурой, идущей от композиторов XIX века. В оркестровой музыке и в оперном жанре, где задействован оркестр, используется умерено-традиционная оркестровая фактура, преимущественно исходящая из романтической стилистики XIX века, с некоторой долей новаторских свойств. Темброво-инструментальные решения в музыке обретают больше новаторских черт, когда они дополняются внедрением сложной гармонии. Обработки народных песен обладают традиционной, академичной фактурой, регулярной моторной ритмикой и статичной диатонической гармонией.

Тематизм проявляет себя преимущественно в виде мелодики, в редких случаях – в виде фактуры и гармонии. В фрагментах сочинений, обладающих гармонией, исходящей из ладов Яворского, последние представляют собой «предкомпозиционную тему».

Тематизм гораздо чаще проявляется как мотивно-составной, нежели песенный. К песенному тематизму склоняются вокальные линии в опере «Первая конная».

Соответственно основным жанрам позднего периода, музыкальные формы – вокальные, оперная и инструментальные. В опере и вокальной музыке в плане соотношения музыки и слова Протопопов продолжает принципы, выработанные в модернистском периоде.

В вокальных сочинениях музыка ориентирована на текст, каждое слово передается музыкально. Композитор придерживается прозаической трактовки музыкального озвучивания текста. Формы романсов связаны со структурой стихов и вытекают из них.

В опере присутствует свободная прозаическая ритмика текстов, создается тесная взаимосвязь между текстом и музыкой в плане семантики, прозаической ритмики и интонаций слов.

Формы многих романсов и вокальных обработок народных песен не укладываются в инструментальные формы, и их следует рассматривать с точки зрения вокальных форм. Вокальные обработки народных песен включают простые вокальные формы: куплетные запевно-припевные, куплетно-вариантные.

В Сюите из шести крестьянских народных песен вокальные формы присутствуют наряду с инструментальными. Все сочинение наделено рефренной формой из-за общего, почти одинакового вступления в шести частях.

В каждом из семи действий «Первой конной» происходит постепенное нарастание к драматургической кульминации, содержащее в себе разнородные музыкальные фрагменты, часто разностильные. Действия обладают драматургической целостностью, в них отсутствует, номерной принцип, хотя вводится деление на отдельные номера. Важным элементом в драматургическом развитии является чередование и противопоставление музыкальных разделов с тональной, диатонической гармонией и гармонией модернистской.

В инструментальных жанрах присутствуют классические формы или их модифицированные виды.

«Предварительное Действо» было задумано Скрябиным как преамбула к апокалипсическому художественному произведению, «Мистерии», затем замысел «Предварительного Действа» постепенно оттеснил ее. Согласно Л. Сабанееву, Скрябин сочинил всю музыку в голове, и ему оставалось лишь записать ее на бумаге. Либретто для музыки стал литературный текст Скрябина в поэтической форме.

Работа Протопопова над «Предварительным Действом» началась в 1945 году, когда М.А. Скрябина обратилась к композитору с просьбой написать сочинение, основанное на незавершенных фрагментах из «Предварительного Действа», используя скрябинский литературный текст. Дочь композитора создала версию текста, органично соединившую две его редакции. У нее и у директора Музея Т.Г. Шаборкиной было желание представлять воссозданную музыку Скрябина на лекциях в Музее Скрябина.

Воссоздание Протопоповым «Предварительного Действа» Скрябина длительностью 45 минут состоит из вступления и четырех частей. Фортепианная фактура и гармония вполне схожи со скрябинским стилем. Местами достигаются весьма сильные кульминации, однако фактура остается весьма прозрачной.

Гармония в значительной степени отражает основные свойства скрябинского среднего и позднего стиля. Она включает аккордовые построения, базирующиеся на усложненных доминантсептаккордах с добавленными тонами, а также лад «тон-полутон». Протопопов вносит в это сочинение большее количество диатоники, чем это присуще позднему стилю Скрябина, тем самым устанавливая больше связи со стилем среднего периода.

Отсутствует в версии Протопопова и сложная гармония, обнаруживаемая в набросках Скрябина, выраженная многозвучными гармоническими комплексами. В гармонических и фактурных построениях ощущается «квадратность», превосходящая скрябинскую, которая, тем не менее, не противоречит достигаемому в сочинении эффекту. Протопопов замышлял сделать оркестровый вариант этой версии «Предварительного Действа», однако его кончина помешала осуществлению данного плана.

Более известной остается другая завершенная версия «Предварительного Действа», созданная А. Немтиным. В ней использованы большой оркестр, хор и солисты, фортепиано, орган и световой луч. Она состоит из трех частей и длится два с половиной часа. Версия Немтина эмоционально более импульсивна и содержит более сложные гармонии.

Заключение

Проведенное исследование позволило сделать ряд выводов.

– Композиторское творчество и музыкально-теоретические работы Сергея Протопопова органично вписываются в богатую музыкальную традицию России первой половины ХХ века.

– Музыкальное наследие композитора можно сравнить и сопоставить с произведениями ведущих российских и зарубежных авторов той эпохи. Во многом соприкасаясь с индивидуальными стилями наиболее известных новаторов начала ХХ века, оно в то же время несет ярко индивидуальные авторские черты.

– Сергей Протопопов является достойным представителем поколения русских композиторов-модернистов, таких как Н. Рославец, А. Мосолов, А. Лурье, Н. Обухов, И. Вышнеградский и др. Его музыка во многом соприкасается с их творчеством в смысле музыкальной техники и эстетики. В то же время, она не сводима к общим характеристикам этих авторов, а несет в себе оригинальные черты, требующие индивидуального подхода при изучении, осмыслении и исполнении.

– Музыкальное творчество композитора перекликается с несколькими ведущими эстетическими и стилистическими направлениями в искусстве и музыке, такими как символизм, футуризм, кубофутуризм, конструктивизм и др. Не вдаваясь в крайности какого-либо одного течения, композитор искусно сочетает в своем творчестве кажущиеся противоположными и несводимыми вместе стилистические черты разных эстетических платформ, создавая свою оригинальную стилистику. Музыка композитора не примыкает напрямую к течениям авангардизма и традиционализма, но органично соединяет различные свойства этих противоположных художественных явлений, обнаруживая срединную стилистику.

– Протопопов создал оригинальную систему ладовой организации, обратившись к музыкальной теории своего учителя Яворского, и успешно применил ее в своем творчестве, не утратив, при этом, самобытности как композитор, избежав схематичности музыкального мышления и не подчинив свое творчество этой системе. Наоборот, он успешно ею воспользовался для установления своих собственных правил гармонического языка. Он является одним из очень немногих русских композиторов ХХ века (наряду с А. Скрябиным и Н. Рославцем), создавших свою собственную новую систему звуковысотной организации. Она также соприкасается с техникой высотной организации звуков О. Мессиана и, более отдаленно, композиторов-нововенцев.

– Творчеству композитора свойственно разнообразие не только стилей, но также жанров и эстетических решений. Этим объясняется жанровое, семантическое и эстетическое разнообразие его фортепианных сонат, романсов, вокальных сочинений на фольклорные тексты, оперы «Первая конная», оркестровых сочинений и завершенной версии «Предварительного действа» Скрябина.

– Музыкально-теоретические тексты Протопопов четко и грамотно развивают идеи его учителя Б.Л. Яворского, в ограниченной мере внося также подходы и некоторых других ученых того времени, и, тем самым, заметно обогащают российское музыкально-теоретическое наследие. Протопопов в своих трудах сумел изложить и развить мысль Яворского не хуже самого теоретика, что способствовало и в будущем может содействовать лучшему осмыслению теоретических и музыкально-эстетических взглядов этих ученых, и что, в свою очередь, поможет созданию более целостного представления об истории развития российской музыкальной теории в ХХ веке.

– Поздняя музыка композитора, лишившись свойств модернизма, тем не менее, не утратила свои выразительные, семантические качества и свою четкую организацию формы и музыкального материала. Вопреки стилистическому перелому, произошедшему в начале 1930-х годов, композитор в большой мере сумел сохранить высокое качество музыки и стилистическую самобытность, выразившуюся по-новому в ином стиле.

– Музыкальное творчество Протопопова, как и остальных русских композиторов-модернистов, может стать источником вдохновения для молодых авторов начала XXI столетия и толчком для создания новых музыкальных стилей и одухотворенной эстетики.

Публикации по теме диссертации в изданиях,

рекомендованных ВАК Российской Федерации:

1. Ровнер А.А. «Мгновенья пыл рождает вечность» // Музыкальная академия. №4 2005. С.39-43 (0,5 п.л.).

2. Ровнер А.А. Сергей Протопопов – малоизвестный русский композитор и теоретик первой половины ХХ века // Музыковедение. №1 2009. С.30-35 (0,5 п.л.).

3. Ровнер А.А. Эстетика символизма и лады Яворского в творчестве С. Протопопова // Проблемы музыкальной науки. Уфа. №1 (4) 2009. С.136-141 (0,5 п.л.).

В других изданиях:

4. Ровнер А.А. Творчество С. Протопопова в русле музыкальных новаций 10-20-х годов // Николай Рославец и его время: Материалы международной научно-теоретической конференции. Брянск. Фестиваль искусств имени Николая Рославца и Наума Габо. Брянское музыкальное училище. 1994 (0,3 п.л.).

5. Ровнер А.А. Музыкальный авангард 1920-х годов. Развитие идей А.Н. Скрябина в творчестве Б.Л. Яворского и его ученика С.В. Протопопова // Ученые записки. Выпуск четвертый. М.: Государственный мемориальный музей А.Н. Скрябина. 2002. С. 38-46. (0,5 п.л.).

6. Ровнер А.А. Лады Б.Яворского в музыке С. Протопопова // Festschrift Валентине Николаевне Холоповой. М.: 2007 (0,4 п.л.).

7. Ровнер А.А. Теория Б.Л.Яворского и ее влияние на музыкальное мышление С.В. Протопопова // Музыка XXI век: проблемы творчества, исполнительства, педагогики. Пермь. ГОУ ВПО «Пермский государственный педагогический университет». 2007 (0,7 п.л.).

8. Ровнер А.А. «Мгновенья пыл рождает вечность». Комментарий к партитуре. // А.Скрябин – С.Протопопов «Предварительное Действо» для чтеца, хора и двух фортепиано. Нотное издание. М.: «Композитор». 2008. 210 с. С.205-210 (0,5 п.л.).

9. Ровнер А.А. «Предварительное Действо»: композиторские интерпретации С.Протопопова и А.Немтина // А.Н.Скрябин в пространствах культуры ХХ века. Сост. А.С.Скрябин. М.: Композитор. 2009. С.273-281 (0,6 п.л.).


[1] Воробьев И.С. Русский авангард и творчество Александра Мосолова 1920-х – 1930-х годов – СПб.: Композитор. 2-ое издание. 2006. – С. 27.

[2] Протопопов С.В. О работе над словесным текстом в вокальных произведениях. Машинопись.

[3] Протопопов С.В. Примечания к работе Б.Яворского «Сюиты Баха для клавира» // Яворский Б.Л. Сюиты Баха для клавира. Носина В. О символике «Французских сюит» И.С.Баха. – М.: Классика XXI века. 2008.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.