WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Личная библиотека п.и.чайковского как источник изучения его творческой биографии

На правах рукописи

Айнбиндер Ада Григорьевна

Личная библиотека П.И.Чайковского

как источник изучения его творческой биографии

Специальность 17.00.02 музыкальное искусство

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата искусствоведения

Москва 2010

Работа выполнена в Российской академии музыки имени Гнесиных на кафедре истории музыки.

Научный руководитель: доктор искусствоведения,

профессор Н.В. Заболотная

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения,

главный редактор Издательства «Музыка»

В.В. Рубцова

кандидат искусствоведения,

старший научный сотрудник

Московской государственной

консерватории имени П.И.Чайковского

Г.А.Моисеев

Ведущая организация: Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н.А. Римского-Корсакова

Защита состоится 14 декабря 2010 г. в 15 ч. на заседании диссертационного совета Д 210.012.01 при Российской академии музыки имени Гнесиных (121069, Москва, ул. Поварская, 30/36).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАМ им. Гнесиных.

Автореферат разослан «9» ноября 2010 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета,

доктор искусствоведения И.П. Сусидко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Процесс переосмысления наследия русской музыкальной культуры в свете новых исторических реалий – отличительная черта современной отечественной науки о музыке. Пересматриваются оценки самых разных по масштабу явлений: отдельных фактов, событий, музыкальных произведений, собственно композиторского творчества, исполнительства. Востребованы исследования, основанные на документальных источниках, позволяющих объективно интерпретировать и достоверно воссоздавать многие страницы как в истории страны, так и в истории ее музыкальной культуры.

Особое значение при переоценке многовекового наследия русской музыкальной культуры имеет ее «золотой» XIX век. Острота и сложность проблемы объясняются тем, что речь идет о самом, казалось бы, исследованном и наиболее близко отстоящем от нас по времени периоде в истории русской музыки. Но именно XIX век был изрядно мифологизирован различными идеологическими наслоениями ХХ века, а также укоренившимися схемами, штампами в сфере как исследовательских, так и исполнительских интерпретаций.

П.И.Чайковский, будучи одним из самых популярных и широко исполняемых композиторов мира, не стал исключением. Хотя за полтора столетия во всем мире накопилась громаднейшая библиография из исследований о нем, но и сегодня не существует современной научной биографии Чайковского, а его творческое наследие остается не познанным в полном объеме и в авторских, аутентичных текстах. Громадное количество фактов и документов находятся вне поля зрения исследователей, исполнителей, слушателей. Поэтому для современной науки по-прежнему актуальна задача убедиться в адекватности и достоверности нашего представления о Чайковском. А осуществить это можно, говоря словами Климовицкого, «лишь при условии внимания к тому историческому ряду, который нас с Чайковским связывает-разъединяет», преодолевая «эстетическую девальвацию» наследия композитора.[1]

Обращение к теме настоящего исследования – «Личная библиотека Чайковского как источник изучения его творческой биографии» – вызвано не только насущными проблемами современного музыкознания, но и практической задачей проекта энциклопедии «П.И.Чайковский», поставившей своей целью представить исследователям, исполнителям и любителям музыки «ВСЕ О ЧАЙКОВСКОМ»[2]. В нем среди других документальных научных баз были запланированы: аналитическое описание библиотеки Чайковского, находящейся в Государственном Доме-музее П.И.Чайковского и фрагментарно в разных хранилищах страны с учетом несохранившейся части, аннотированный каталог клинского собрания с постраничным указанием всех видов маргиналий, расшифровками вербальных помет, а также серия статей.[3]

Подготовка данного исследования и приложений к нему вписывается также в процесс современной научной переобработки огромного и многосоставного архива композитора по действующим государственным нормативам[4] с учетом всех достижений современных гуманитарных наук и методологических подходов.

Проблема исследования через изучение личной библиотеки Чайковского ввести в исследовательский оборот новые документальные источники и раскрыть их информационные возможности для создания современной научной биографии Чайковского – человека и композитора, а в широком смысле – описания жизни художника.

Объектом исследования является личная библиотека Чайковского, состоящая из почти полутора тысяч различных нотных, книжных и периодических изданий, собранных композитором и бывших в его пользовании на протяжении значительной части жизни, сохранивших следы его творческой работы, интеллектуальных интересов, духовных исканий.



Предмет исследования - отдельные линии творческой биографии Чайковского, реконструкция которых возможна преимущественно на материалах библиотеки композитора, сознательно им сформированной в соответствии со своими духовными и интеллектуальными потребностями, результатом которых становились концепции его сочинений, заложенные в них смыслы.

Цель данного исследования: рассмотреть личную библиотеку Чайковского как многоаспектный исторический источник, своеобразный феномен культуры, духовное пространство композитора, сознательно им сформированное.

В исследовании ставится ряд задач, среди которых главными являются:

  1. Рассмотрение истории формирования Чайковским своей библиотеки; характеристика ее состава, современного состояния; представленных в ней отраслей знаний; археографическое описание черт владельческого пользования.
  2. Анализ отдельных этапов и эпизодов творческой работы Чайковского, зафиксированных в изданиях его личной библиотеки и отражающих индивидуальные особенности творческого процесса композитора.
  3. Рассмотрение диалогов Чайковского, запечатлевших через его чтение-пользование книжными и нотными изданиями систему ценностных ориентиров композитора, черты его мировоззрения, отношение к другим культурам, наследию композиторов разных эпох.

Материалом исследования послужили в совокупности:

  • личная библиотека Чайковского в сохранившемся современном ее составе – 1468 книжных, нотных изданий, журналов, содержащих многочисленные маргиналии композитора, дарственные надписи современников; учитываются также и утраченные в разное время издания, сведения о которых найдены в различных источниках: делах по наследству композитора, учетной документации музея 1917-1990 годов, каталогах различных хранилищ, сведениям по антикварным продажам и частным коллекциям;
  • переписки Чайковского как опубликованные, так и сохранившиеся в архиве композитора, содержащие взаимный обмен суждениями о чтении, приобретении и пользовании библиотекой[5] ;
  • сохранившиеся дневники композитора, как в изданном в 1923 году варианте, так и подлинниках;
  • неизданные записные книжки Чайковского;
  • нотные рукописи Чайковского и другие творческие материалы, относящиеся к сочинениям, работа над которыми нашла своей отражение и в библиотеке композитора.
  • сопутствующие и аналогичные документы из архивов современников, а также материалы из архивов биографов, исследователей жизни и творчества Чайковского в ХХ столетии.

Методология исследования личной библиотеки Чайковского основывается на опыте европейского музыкознания по изучению личных библиотек композиторов, а также немногочисленных отечественных работ по данной тематике. Использованы методологические принципы отечественных историков, литературоведов, библиографов, изучавших личные библиотеки литераторов, философов, ученых. Учтен также опыт обращений исследователей к некоторым разделам и отдельным изданиям библиотеки Чайковского в XIX–ХХ веках. Для данного исследования разработана система описания каждого экземпляра, которая совмещает принципы и методику современного аннотирования творческих рукописей Чайковского с полной цитатой титульного листа каждого издания[6].

Методологически личная библиотека композитора как источник понимается как составная часть его архива. Поэтому для раскрытия содержательных возможностей данного документального источника использованы: его комплексное изучение, системный подход к нему как составляющей части архива композитора, то есть без различий на типы документов и места их хранения. При этом фактор интерпретации как важнейший, если не определяющий в методологии современного источниковедения, используется для объективного понимания содержания документа. Это «имеет целью: 1) установить информационные возможности источника (или ряда однородных источников) для получения фактических сведений[…]; 2) аргументировано оценить значение источника […]»[7].

Библиотека Чайковского рассматривается также в ряду «конкретных музыкальных фактов» (термин Н.С.Гуляницкой), раскрывающих сущностные моменты процесса композиторского творчества и формирования текстов отдельных произведений, начиная от едва намеченных музыкальных мыслей до исполнительских интерпретаций их самим автором. Поэтому, хотя в работе использованы подходы других современных гуманитарных отраслей, это исследование методологически ориентировано как музыковедческое. Оно складывается из музыкальных фактов, поставленных в контекст культуры – ее прошлого и настоящего, ее «своего» и «чужого»[8]. Библиотека Чайковского изучается как документ духовной культуры музыканта-творца, как составная часть его внутреннего мира и среда формирования творческих идей.

При исследовании личной библиотеки Чайковского как источника творческой биографии композитора для достижения поставленных задач использованы также следующие методологические подходы: музыкально-текстологический, сравнительно-исторический, историко-культурный. Анализ проводится на разных уровнях: от изучения целостного собрания групп книг или нот, связанных между собой какой-либо темой – до аналитического описания отдельных изданий, черт владельческого пользования, маргиналий в них.

Научная новизна диссертации заключается в том, что

- личная библиотека Чайковского впервые рассматривается как единый, многосоставный и многоуровневый исторический источник;

- научная интерпретация библиотечного собрания позволяет выявить и переосмыслить различные аспекты творческой биографии Чайковского; способствует получению уникальной информации о его жизни и творчестве, не зафиксированной в других документах и находившейся до сих пор вне внимания исследователей;

- применение разработанной методики описания каждого издания воссоздает многие культурологические аспекты духовной жизни Чайковского – читателя и композитора;

- создание аннотированного каталога библиотеки Чайковского раскрывает целый спектр фактов и явлений, представляющих по-новому разностороннюю и многообразную картину интеллектуальной жизни композитора, его ценностные, художественные и жизненные ориентиры.





Практическая значимость. Результаты данного исследования могут быть использованы в учебных курсах как истории русской музыки XIX века, так и музыкальной текстологии, музыкального источниковедения, а также стать документальным основанием новых аналитических изысканий в сферах изучения жизни, личности, творчества Чайковского, его творческого процесса.

Апробация работы. Работа неоднократно обсуждалась на кафедре истории музыки РАМ им. Гнесиных. Основные положения исследования были отражены и изложены в публикациях (список прилагается) и выступлениях на научно-практических конференциях, симпозиумах и научных коллоквиумах: Международные Толстовские Чтения (Тула, 2003); «М. И. Глинка. Музыка истории1804-2004» (СПбГК им. Н. А. Римского-Корсакова. 2004); Чтения отдела рукописей Научной музыкальной библиотеки С.-Петербургской государственной Консерватории им. Римского-Корсакова (СПбГК им. Н. А. Римского-Корсакова. 2004; 2005; 2009; 2010); «Русские музыкальные архивы за рубежом. Зарубежные музыкальные архивы в России» (МГК им. П.И. Чайковского 2005; 2008); «Чайковский – сын Удмуртии, гений человечества» (Ижевск, 2007); Исторические чтения «Григ, Сибелиус и скандинавская культура» (МГК им. П.И.Чайковского. 2007); «Проблемы художественной интерпретации» (РАМ им. Гнесиных, 2009); Зильберштейновские чтения-II «П.М. и С.М.Третьяковы и проблемы коллекционирования второй половины ХIХ - начала ХХ века. К 175-летию со дня рождения С.М.Третьякова» (ГТГ, ГИИ им. А. С. Пушкина. 2009); Международный музыкальный фестиваль и II научная конференция «Наследие: русская музыка – мировая культура. XVIII – XIX век». (МГК им. П.И.Чайковского, ГИИ, ГДМЧ. 2009); Musicological forum (Miamy Uneversity, USA. 2007); Симпозиум «Peter Tschaikowsky – Michel Victor Acier. Eine Knstlerfamilie zwischen Sachsen und Russland». (Musik-Hochschule. Дрезден, 2010), научный коллоквиум в Ludwig-Maximilians-Universitt (Мюнхен, 2010).

Структура диссертации ориентирована на решение поставленных в исследовании задач. Работа состоит из трех глав, вступления, заключения и списка источников (архивные фонды, научная литература, нотные издания). Диссертация также включает в себя приложения, в которых содержатся: аннотированный каталог личной библиотеки Чайковского в Государственном Доме-музее П.И.Чайковского; список изданий, принадлежавших композитору, находящихся в библиотеке его брата М.И.Чайковского; список изданий, переданных М.И.Чайковским в библиотеку Московской консерватории; список изданий из библиотеки композитора, утраченных до 1923 г.; список изданий, хранящихся в составе библиотеки М.И.Чайковского, предположительно принадлежавших родителям и П.И.Чайковскому; дирижерский репертуар Чайковского.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность диссертации, сформулированы задачи и методы исследования, дана характеристика степени изученности библиотеки Чайковского как предмета музыкальной науки в ХХ веке, сделан обзор выявленных в архивах описаний как библиотеки Чайковского целиком, так и отдельных в ней изданий, маргиналий (М.И.Чайковский, Н.Т.Жегин, В.М.Беляев, Н.К.Рукавишников, А.Е.Будяковский, Н.А.Викторова). Существенными для проблематики диссертации стали: концепция Б.В.Асафьева, возглавившего подготовку и издание в 1918 году сборника «Прошлое русской музыки»[9] ; а также инициированные им в той или иной степени все последующие работы об этом собрании, включая монографию Е.М.Орловой[10]

. Хотя эта работа была создана через много лет после смерти Асафьева, но будучи исследователем творческого наследия ученого, Орлова, много общавшаяся с ним в 1945-1946 годах, в том числе и в клинском архиве, в главах своей монографии 1980 года подвела итог аналитическому изучению библиотеки Чайковского в ХХ веке.

В первой главе «История личной библиотеки Чайковского» рассматривается хронология формирования собрания, состав и его современное состояние, описываются и анализируются формы владельческого пользования, их особенности как проявления черт личности композитора.

  1. Формирование собрания Чайковским своей библиотеки существенная составляющая, практически, всей его жизни. Но самая интенсивная часть падает на период от Четвертой симфонии и «Евгения Онегина» к «Манфреду», Пятой и Шестой симфониям, «Пиковой даме» и «Иоланте». То есть составление Чайковским собственной библиотеки может быть рассмотрено как сознательный и целенаправленный выбор факторов, составивших круг интеллектуальных и духовных интересов композитора. В самом широком смысле они представляют во всей полноте опыт личного общения – диалога композитора с миром: с миром наук (преимущественно, естественных), литературы отечественной и зарубежной, философских и исторических учений различных народов и эпох, богословских трактатов, биографий музыкантов разных эпох. И в этом вся картина духовных исканий, эволюции ценностных ориентиров и миропонимания Чайковского, что создавало среду, в которой рождались сюжеты, образы и мотивы его сочинений. Таким образом, просматриваются два параллельных, взаимосвязанных и взаимообусловленных процесса: творчество Чайковского и собирание им библиотеки.

2. Состав и современное состояние библиотеки Чайковского, характеристика владельческого пользования. Все виды изданий, входящих в состав библиотеки Чайковского хронологически по времени их выхода из печати относятся к XVIII –XIX векам. Самое раннее из них это Библия на французском языке, изданная в Базеле в 1736 г. в редакции Давида Мартина, которого принято считать одним из виднейших деятелей Утрехтской церкви[11] . Последним, и по времени своего поступления в библиотеку Чайковского, и по дате выхода, является уже упоминавшееся издание стихотворений друга композитора, французского поэта П.Коллена. На томике стоит издательская дата 1894 год, хотя в дарственной надписи поэта Чайковскому фигурирует 1893 год. Книга была прислана композитору в октябре 1893 года. Чайковский уже уехал из клинского дома в Петербург на премьеру своей Шестой симфонии, после которой вскоре умер.

Состав личной библиотеки Чайковского максимально полно отражает весь многогранный спектр интересов композитора. Как известно, все, что человек познает в течение жизни в той или иной мере влияет на его собственную картину мира. Изучая состав библиотеки Чайковского, мы видим в ней множество трудов: литературных, философских, исторических, критических, естественнонаучных, - каждый из которых является отдельным микрокосмом, отражающим определенную систему взглядов композитора.

Не только желание читать, но и потребность иметь все время рядом с собой книги, ноты, журналы связаны с сознательным стремлением композитора создать вокруг себя тот интеллектуальный мир, который был для него как человека и как творца средой обитания и потребности в интеллектуальном общении. Чайковский писал: «Лучше всего мне бывает, когда я совершенно один и когда человеческое общество мне заменяют деревья, цветы, книги, ноты и т. д.»[12]. Книги для него были не просто источниками разнообразной информации, но и «собеседниками», как он сам их часто называл. «...Книги, ноты составляют мое всегдашнее и почти исключительное общество»[13], - признавался Чайковский. Поэтому с самого начала он формировал свое личное собрание для постоянного пользования-общения, в котором запечатлены множество черт личности композитора, вплоть до бытовых привычек. Например, между страницами книжных изданий нередко встречаются засушенные растения. Их можно видеть в самых разных по содержанию и тематике книгах: «Материалы для биографии Н. А. Добролюбова»[14], «Млекопитающие» К. Фогта [15], «История Екатерины Второй» А.Г. Брикнера[16].

Основной корпус библиотеки Чайковского, включающей книги, ноты, периодику, сохранился в клинском доме, ставшем после смерти композитора в 1894 году музеем, достаточно полно. Библиотечное собрание Чайковского не было рассеяно, подобно ряду собраний других русских композиторов, и продолжает существовать как единый комплекс. Поэтому, несмотря на некоторые утраты, изначальный состав библиотеки Чайковского можно представить с помощью имущественных документов, а также музейных описей 1920-1940-х годов.

Археографические особенности отдельных изданий в библиотеке Чайковского запечатлели все частные случаи пользования ею, владельческие привычки. Они позволяет выявить некоторые характерные приметы быта Чайковского и черты его личности. Не имя возможности приобретать дорогие издания в хороших переплетах, композитор старался заботиться о внешнем облике своей библиотеки, отдавая книги в переплет. Как правило, Чайковский заказывал недорогие, но добротные переплеты: корешок и углы обтянуты кожей - темно-синей, коричневой, красной, зеленой. На корешке золотом вытиснены краткое название, автор, инициалы владельца «П.Ч.». На титульных листах многих книг сохранились пометы Чайковского, предназначенные для переплетчика. В них подчеркнуты те элементы, которые композитор хотел бы видеть на переплете.

Особенностью пользования Чайковским изданиями из своей библиотеки являются самого разного рода пометы на страницах книг, журналов и нот. Это не только чернильные и карандашные маргиналии, но и характерные пометы ногтем, как, например, в первом томе произведений М. Ю. Лермонтова[17] и др. Но есть и пометы другого рода, абсолютно личностные по своей сути. Взрывчатость и эмоциональность Чайковского требовали немедленной реакции на прочитанное; композитор отчеркивал, подчеркивал и отмечал различными знаками, преимущественно размашистым почерком, все, что волновало его в тексте.

Исследование всего выявленного комплекса маргиналий, которые возникали у композитора в процессе чтения, в перспективе помогает приблизиться к пониманию многих сторон жизни, личности, особенностей самых разных этапов творческой работы Чайковского.

Вторая глава рассматривает через анализ маргиналий композитора тему «Библиотека Чайковского и его творческая работа».

  1. Типы маргиналий и стадии творческого процесса композитора, зафиксированные в изданиях библиотеки – это преимущественно, нотные наброски, связанны с начальной стадией творческого процесса композитора. Они становились предметом изучения в ряде исследований прежних лет, посвященных как отдельным произведениям, так и в целом творческому архиву Чайковского[18]
  2. . В настоящей работе пометы композитора рассматриваются как единый комплекс, анализируются в контексте творческого процесса Чайковского как отдельные его эпизоды. Сделан обзор маргиналий, относящихся к формированию вокальных циклов и начальным стадиям работы над камерно-вокальными произведениями. Пометы и наброски Чайковского в изданиях стихов К.Р., А.Н. Плещеева, Я.П.Полонского, А.С. Пушкина, Н.З.Сурикова, А.К.Толстого, П.Коллена, А.М.Бланшкот связаны с начальным этапом работы композитора над романсами ор.47, 54, 60, 63, 65 и вокальными дуэтами. Композитор делал в поэтическом тексте необходимые купюры, зачеркивая фрагменты стихотворного текста, выписывая тематизм отдельных разделов будущего сочинения. Чайковский также намечал последовательность романсов в опусе, формируя будущие циклы.
  3. Формирование сюжета и текста либретто оперы «Орлеанская дева» центральный раздел главы. В библиотеке Чайковского имеются несколько изданий, связанных с его собственной работой над оперными либретто, в которых зафиксированы некоторые этапы формирования либретто его опер. Эти издания – важнейшие источники понимания метода работы Чайковского как либреттиста и оперного композитора. К их числу относятся издания Пушкина и Шиллера, с которыми композитор работал над операми «Евгений Онегин», «Орлеанская дева» и «Мазепа». Каждая из опер, как известно, имела свой литературный первоисточник: роман в стихах «Евгений Онегин» и поэму «Полтава» Пушкина, романтическую трагедию «Орлеанская дева» Шиллера в переводе В. А. Жуковского.

Замечено, что эти три оперы созданы на литературные первоисточники, относящиеся к разным литературным жанрам, но в стихах: «Евгений Онегин» – роман в стихах Пушкина, его «Полтава» – поэма, «Орлеанская дева» Шиллера – драма, то есть сочинение, изначально предназначенное для театра. Предметом специального рассмотрения становится работа Чайковского над либретто оперы «Орлеанская дева», которая зафиксирована максимально полно и системно в принадлежащем ему издании трагедии Ф. Шиллера в переводе В.А. Жуковского[19]. Именно в этом документе единственный раз наглядно представлены все этапы работы Чайковского по формированию сюжетной линии и драматургии оперы. Заметим, что в качестве документальных источников, запечатлевших работу Чайковского над оперой «Орлеанская дева», сохранились: комплект из двух книг в его библиотеке (Шиллер-Жуковский и Валлон) и лишь два фрагмента эскизов оперы. Известная рукопись либретто оперы переписана Чайковским из завершенной им партитуры, и именно этот текст был передан композитором для издания.

  1. Работа композитора в изданиях текстов собственных сочинений, когда Чайковский становился редактором и исполнителем данных произведений также зафиксирована в его библиотеке в виде маргиналий. Они интерпретируется как особый этап творческого процесса композитора, как эволюция авторского текста, что. Примеры, когда автор продолжает работу над своим произведением уже после его завершения – явление достаточно распространенное в разных видах искусства. Интерпретации Чайковским его собственной музыки, то есть работа над уже завершенными сочинениями, проходила в разных формах и обстоятельствах, которые стали причиной возникновения и существования нескольких вариантов авторского текста, подчас отделенных друг от друга значительными промежутками времени:
  • При подготовке произведения к изданию Чайковский зачастую проверял награвированный текст по памяти, не сравнивая его с оригиналом, так что некоторые детали, естественно, ускользали от его внимания. Таким образом, отдельные неточности гравировки, не замеченные композитором и, следовательно, авторизованные им, превращались в варианты изложения. Кроме того, читая корректуру, Чайковский иногда вносил в текст изменения, отражающие его новые творческие намерения. Аналогичным образом осуществлялись последующие издания, и текст в результате заметно уходил от зафиксированного в автографе. Классический пример – это первое издание знаменитого «Детского альбома», когда не только были изменены некоторые компоненты текста, но даже и порядок пьес в цикле, что существенно повлияло на первоначальную авторскую концепцию.
  • При переработке сочинения и его новой редакции, которая могла появиться как под воздействием каких-либо личностных факторов, так и внешних обстоятельств. Например появление редакций Первой и Второй симфоний, увертюры «Ромео и Джульетта», и др. возникали скорее в связи с внутренними творческими потребностями автора. Существенные изменения в опере «Евгений Онегин» были связаны с постановками оперы на сцене Императорских театров (в 1880 году в Москве; в 1884 году в С.-Петербурге).
  • При подготовке произведения к переизданию через большой промежуток времени после его создания. Чайковский старался более внимательно и активно участвовать в подготовке переизданий своих ранних сочинений.
  • При исполнении собственных сочинений, как только что написанных, так и более ранних, Чайковским вносились изменения и дополнения. В этих случаях особенно любопытны тенденции, которые возникают при авторской интерпретации собственных ранних сочинений, когда Чайковский уже находится в другой жизненной и творческой поре.

Важнейшим источником в решении проблемы авторского текста Первого фортепианного концерта является дирижерская партитура Чайковского, сохранившаяся также в его библиотеке. По ней композитор дирижировал 16 октября 1893, когда состоялась премьера его Шестой симфонии. Это было последнее публичное выступление Чайковского и последнее авторское прочтение знаменитого Первого фортепианного концерта. Экземпляр партитуры с дирижерскими пометами Чайковского является определяющим документом в истории текста этого сочинения: в нем зафиксирована последняя воля автора, что важно сегодня как для исполнителей, так и исследователей.

В третьей главе «Диалоги Чайковского в зеркале его библиотеки» речь идет о различных видах духовных диалогов композитора. Библиотека Чайковского выявляет его диалогическое общение с отдельными людьми и их сообществами, народами, культурными эпохами. Здесь устанавливаются постоянно видоизменяющиеся и обогащающиеся «диалогические отношения», в мир которых вовлекаются высказывания и тексты, когда, по Бахтину, «нет границ диалогическому контексту (он уходит в безграничное прошлое и безграничное будущее)»[20].

В разделе 1. Чайковский в диалоге с текстом Библии и философскими трактатами Л.Н.Толстого и А.Шопенгауэра через обзор маргиналий композитора в этих книгах делается попытка войти в мир идей, которые питали творчество композитора в конкретный период 1885-1893 годов. Отмечен важнейший фактор духовной жизни Чайковского этих лет – Библия 1878 года, издание, приобретенное им лично[21], которое содержит огромное количеством (свыше 200) помет и 75 дат, выставленных Чайковским, которые охватывают 6,5 лет его жизни с 11.09.1885 по 3.02.1892. Впервые это издание из библиотеки Чайковского стало известно в лишь 1990 году из публикации О.И.Захаровой в журнале «Наше наследие»[22]. Ею также дано описание всех вложений, воссоздающих, по мнению автора, «ощущение живого обще­ния». К 1990 году в книге находились две закладки, перо птицы и 13 засу­шенных цветов. Причем закладки и цветы явно не были "посторонними вложения­ми". Две закладки, а не одна, требовались Чайковскому, так как он параллельно чи­тал Ветхий и Новый Завет. Как писала Захарова: «Цветы же вос­принимаешь здесь как своего рода веще­ственные доказательства к записи, сделан­ной композитором 4 августа 1886 года - в период наиболее интенсивного чтения Би­блии: "... слава Богу я стал снова вполне доступен общению с природой и способно­стью в каждом листке и цветочке видеть и понимать что-то недосягаемо-прекрасное, покоющее, мирящее, дающее жажду жизни"»[23].

Прозу и философские трактаты Л.Н.Толстого композитор читал и изучал всю свою сознательную жизнь. Имея лишь однажды, в декабре 1876 года несколько бесед с писателем, Чайковский до конца жизни мысленно полемизировал, обсуждал с писателем волновавшие его важнейшие философско-нравственные и религиозные вопросы[24]. В эти же годы в жизнь Чайковского входят труды А.Шопенгауэра как объект пристального чтения и погружения в мир его идей. Они, несомненно, оказали влияние на Чайковского-композитора, что явственно ощущается в опере «Пиковая дама», создание которой последовало вскоре после чтения композитором трудов немецкого философа.

Одним из следствий духовных поисков Чайковского и диалогов с текстами Библии, трактатами Толстого и сочинениями Шопенгауэра являются вербальные пометы в музыкальных рукописях 1885-1893 г., посвященные вопросам Веры, Жизни и Смерти. Все они связаны с предварительным этапом формирования концепций и содержания будущих Пятой и Шестой симфонии и воплотились в известных вербальных программных записях этих лет: «Полнейшее преклонение перед судьбой <…> Ропот, сомнения жалобы и упреки к ХХХ. <…>Не броситься ли в объятия Веры???» (осень 1887 г.)[25] ; «..Зачем? Зачем: Для чего?»; «Дальнейшее суть скиццы к симфон[ии] Жизнь! <…>финал смерть - результат разрушения….” (записи 1891 года)[26]

2. Чайковский и английская культура. Композитор среди русских музыкантов был одним из наиболее приверженных английской культуре как в части творчества, так и в области интеллектуальных интересов. Изучение Чайковским английского языка подвело его к живому ощущению интонации литературной речи его любимых писателей, а также к намерениям писать оперы на тексты английских авторов. Открытость Чайковского в постижении им других национальных культур (на примере английской) показывает, насколько было универсально его восприятие мира, насколько он был открыт и многогранен в своих интересах.

3. Диалог Чайковского с другими композиторами помимо личного общения протекал в сфере взаимоотношений с их творчеством. В данном случае объектом рассмотрения являются издания произведений этих композиторов, которые Чайковский имел в своей библиотеке, маргиналии в них, дарственные надписи. Особые черты этого процесса в том, что иногда он сопровождался личным общением композиторов, а иногда и нет. К тому же часть музыкальных произведений была Чайковскому подарена авторами, другие же он приобретал сам. Поэтому факты наличия в собрании Чайковского сочинений других композиторов приобретают новые смыслы. Это диалоги-общения Чайковского с различными музыкальными стилями и творческими индивидуальностями отечественной и европейской музыкальных культур разных эпох. Для каждой музыкальной персоны у Чайковского были особые формы диалога, которые выявляются достаточно объективно. Рассматриваются диалоги Чайковского с М.И.Глинкой, Н.А.Римским-Корсаковым и Эд.Григом.

4. Дирижерские партитуры Чайковского из его библиотеки трактуются как диалоги–художественные интерпретации. Они имеют, безусловно, объективно-субъективную природу. Субъективное – личность исполнителя-интерпретатора. В нашем случае – это Чайковский, великий русский композитор, художник с яркой индивидуальностью, одновременно дирижер, то есть музыкант-исполнитель, создатель художественных интерпретаций.

Чайковский в своей дирижерской деятельности имел дело с абсолютно разными типами текстов. Например, в случае А.Г.Рубинштейна, современника и учителя – это прижизненные авторизованные издания, у В.А.Моцарта, классика и кумира – первое посмертное научно-критическое издание[27].

Детальный анализ «слышания» Чайковским сочинений Бетховена, Бородина и других композиторов из числа тех авторов, дирижерские партитуры которых сохранились, представляется весьма перспективным в будущем.

В Заключении отмечается, что предпринятое рассмотрение личной библиотеки Чайковского в качестве целостного исторического источника наметило основные аспекты возможных содержательных сфер, которыми она обладает для изучения творческой биографии композитора.

1. Рассмотрение истории формирования Чайковским своей библиотеки, характеристика ее состава, современного состояния, представленных в ней отраслей знаний, археографическое описание черт владельческого пользования представило ее как феномен культуры, который создает возможности для гуманитарного познания личности композитора, многих сторон его творчества. Хронологическая последовательность комплектования библиотеки с учетом истории появления в ней тех или иных изданий выявила фон жизненных и личностных устремлений композитора, которые служили не только параллелью, но порой и почвой формирования его мировоззренческих позиций, а, следовательно, и концептуальной стороны его творчества.

2. Анализ отдельных этапов и эпизодов творческой работы Чайковского, зафиксированных в изданиях его личной библиотеки и отражающих индивидуальные особенности творческого процесса композитора, обнаружил не исследованные ранее этапы его творческой работы. Это формирование текстов оперных произведений Чайковского как в части сюжета и либретто («Орлеанская дева»), так и в концептуальном плане и стилистических аналогиях («Пиковая дама»). Через анализ фактов чтения Чайковского и его маргиналии в изданиях обнаружены также источники формирования существенной части концепций его симфонических произведений 1885-1893 годов.

3. Рассмотрение диалогов Чайковского, запечатлевших через его чтение-пользование книжными и нотными изданиями систему ценностных ориентиров композитора, черты его мировоззрения, отношение к другим культурам, наследию композиторов разных эпох, позволило увидеть многообразие форм и сфер общения музыканта с миром как определяющего фактора природы его универсализма. Рассмотрение изданий сочинений Н.А.Римского-Корсакова в библиотеке Чайковского обнаружило ранее не замеченные по другим источникам особые черты в отношениях двух ярчайших фигур русской музыкальной культуры того времени, выявило внешне невидимые факторы соприкосновения и сосуществования двух огромных по масштабу художественных миров.

4. Трактовка личной библиотеки Чайковского как составной части его архива, как результата его частной жизни и творческой деятельности дает возможность обнаружить ранее остававшиеся в тени многие стороны его личности и творчества. Книги и маргиналии в них, объективные по своей природе, особым образом зафиксировали размышления самого Чайковского через слова других людей, строки из Ветхого и Нового Завета, которые подчеркивались им или отмечались. В этом явлении проявилась осознанная самоидентификации композитора как специфическая черта его личности.

Таким образом, библиотека Чайковского остается важнейшим историческим источником как для создания современной творческой биографии композитора, так и для отечественного исторического музыкознания, изучающего художественные процессы в русской музыке второй половины XIX века.

Публикации по теме диссертации

в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК

  1. Айнбиндер А.Г. П.И.Чайковский в зеркале своей библиотеки // Музыковедение.–2010.– №3. С.37–42; 0,5 п.л..

Другие публикации

  1. Айнбиндер А. Г. «Ваш Чайковский …»; «Чижик, чижик»; Эпизоды жизни П.И. Чайковского в документах // Неизвестный Чайковский / Научный ред. и сост. П.Е.Вайдман. М.: Юргенсон, 2009.С. 167–207, 301–344.; 3,5 п.л.
  2. Айнбиндер А.Г. ”Власть тьмы” и ”Плоды просвещения” Л. Н.Толстого в круге чтения П.И.Чайковского // Лев Толстой и общество любителей российской словесности. Отв. ред чл.-корр РАН Ю.Л.Воротников, Сост. Канд. филол. наук Р. Н. Клейменова. М.: Академия, 2008. С. 209-218; 0,5 п.л.
  3. Айнбиндер А.Г. «Русскому художнику в знак дружбы и уважения» (Издания сочинений Э.Грига в собрании П.И.Чайковского) // Вестник РАМ.–2009.–№1. URL: http://www.vestnikram.ru/file/ainbinder2.pdf ; 0,5 п.л.
  4. Айнбиндер А.Г. Глинка, каким его слышал и исполнял Чайковский // М.И.Глинка. К 200-летию со дня рождения. Материалы международных науч. конф. / МГК им. П.И.Чайковского, СПбГК им. Н.А. Римского-Корсакова; отв. ред. Н.И.Дегтярева, Е.Г.Сорокина Т.I. М.: МГК им. П.И.Чайковского, 2006. С. 209–217; 0,5 п.л.
  5. Айнбиндер А.Г. Детские годы П.И.Чайковского и его оперное творчество: истоки и художественные воплощения // П.И.Чайковский. Ижевск., 2007. С. 42–44.; 0,2 п. л.
  6. Айнбиндер А.Г. Издания сочинений Н.А. Римского-Корсакова в личной библиотеке Чайковского // Римский-Корсаков: сб. ст. / СПБГК, науч. Муз. библ., науч.-иссл. Отдел рукописей; редкол.: Л.А.Миллер и др.; отв. ред. Т.З.Сквирская. СПб.: Композитор, 2008. (Петербургский музыкальный архив; вып. 7). С. 206–217; 0,5 п.л.
  7. Айнбиндер А.Г. К истории одного автографа М.П.Мусоргского // Процессы музыкального творчества. Вып. 10 / [отв. ред. и сост. Е. В. Вязкова]. М.: РАМ, 2008. С.160–167; 0,5 п.л.
  8. Айнбиндер А.Г. Личная библиотека Чайковского, как источник изучения его творческой биографии // Вестник РАМ.–2007.–№2. URL: http://www.vestnikram.ru/file/ainbinder.pdf; 1п. л.
  9. Айнбиндер А.Г. Личные библиотеки музыкантов: к проблеме собирания, сохранения и изучения // Гнесинская научная школа – XXI век: Сборник трудов / РАМ им. Гнесиных. Вып. 176. М.: РАМ, 2009. С.131–139; 0,5 п.л.
  10. Айнбиндер А.Г. П.И.Чайковский – интерпретатор текстов собственных сочинений // Процессы музыкального творчества. Вып. 10 / [отв. ред. и сост. Е. В. Вязкова]. М.: РАМ, 2008. С.194–207; 0,5 п.л.
  11. Айнбиндер А.Г. П.И.Чайковский – читатель Л.Н.Толстого // Л.Н.Толстой и судьбы современной цивилизации. Ч.1. Тула: ТГПУ им. Л.Н.Толстого, 2003. С.238–252; 1 п.л.
  12. Айнбиндер А.Г. П.И.Чайковский и зарубежные музыканты: новые штрихи к биографии композитора // Русские музыкальные архивы за рубежом: зарубежные музыкальные архивы в России. Вып. 5. / сост И.В.Брежнева, Г.М.Малинина. М.: РИО МГК, 2010. С.186–195; 0,5 п.л.
  13. Айнбиндер А.Г. П.И.Чайковский и Н.А.Римский-Корсаков: Новые штрихи к истории взаимоотношений // Память о великом земляке. Выпуск III. Тихвин, 2005. С. 71– 77.; 0,5 п.л.
  14. Айнбиндер А.Г. Чайковский и английская культура // Русско-британские музыкальные связи / Санкт-Петербургская государственная консерватория им.Н.А.Римского-Корсакова; [редкол. Л. Г. Ковнацкая [и др.]]. СПб., 2009. С.108–141; 1 п.л.
  15. Айнбиндер А.Г. Чайковский и Великобритания // Русские музыкальные архивы за рубежом: зарубежные музыкальные архивы в России. Вып. 4. / Cост И.В.Брежнева, Г.М.Малинина. М.: РИО МГК, 2008. С.188–199; 0,5 п.л.
  16. Айнбiндер А.Г. П.I. Чайковський – читач Л.М.Толстого // Часопис Нацiональноi музичноi академii Украiнi. – 2010. – №4(5). С.42– 58; 1,5 п.л.
  17. Айнбiндер А.Г. (в соавторстве с Вайдман П.Ю.) Чайковський – людина i митец: вiдомий i незнайомий // Часопис Нацiональноi музичноi академii Украiнi. – 2010. – №4(5). С. 24– 41; 1,5 п.л.

[1] Климовицкий А.И. Некоторые культурно-исторические парадоксы бытования творческого наследия Чайковского в России (К проблеме: Чайковский на пороге XXI века) // П.И.Чайковский. Наследие / Выпуск 2. СПб.: СПбГК, 2000. С.40-41.

[2] Задумана как первая отечественная персональная энциклопедия в области музыкального искусства (автор концепции - доктор искусствоведения Л.З.Корабельникова. Об этом см.: Энциклопедия Чайковского. Российский фонд фундаментальных исследований // Музыкальная академия. - 1993. - № 4. С. 213-214.

[3] Энциклопедия «П.И.Чайковский» подготовлена к изданию сектором музыки Государственного института искусствознания и Государственным Домом-музеем П.И.Чайковского.

[4] Приказ Министерства культуры СССР от 17 июля 1985 г. № 290. Об Утверждении инструкции по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР; Федеральный закон об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации от 25 июня 2002 г. № 73.

[5] Переписки Чайковского – это почти тысяча адресатов и корреспондентов. В настоящее время остаются неизвестными более пятисот писем композитора. Их содержание реконструируется по встречным письмам корреспондентов, которых только в Государственном Доме-музее П.И.Чайковского в Клину (ГДМЧ) хранится около семи тысяч.

[6] Эти принципы основаны на использованных в издании: Тематико-библиографический указатель сочинений П.И.Чайковского: Энциклопедический справочник / Сост. Вайдман П.Е., Корабельникова Л.З., Рубцова В.В. М.: П. Юргенсон, 2006. 1194 с.

[7] Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники рос. истории : Учеб. пособие для гуманит. спец. / И. Н. Данилевский, В. В. Кабанов, О. М. Медушевская, М. Ф. Румянцева; Рос. гос. гуманит. ун-т, Ин-т "Открытое о-во". - М. : РГГУ, 1998. С. 122

[8] Гуляницкая Н.С. Руководство к изучению основ музыковедения. М.: РАМ им. Гнесиных, 2004. С.8

[9] Прошлое русской музыки. Материалы и исследования. Т. I. П.И.Чайковский / Под ред. И. Глебова, В. Яковлева. Пг.: Огни, 1920. 184 с.

[10] Орлова Е.М. Пётр Ильич Чайковский. М.: Музыка. 1980. 271 с.

[11] Каталог библиотеки П.И.Чайковского №1313. Далее КБЧ.

[12] Чайковский П.И. Полное собрание сочинений: Литературные произведения и переписка. Т. XIII. М.: Музыка, 1971. C. 428. Далее ЧПСС.

[13] ЧПСС. Т. VIII.. C. 123.

[14] КБЧ № 831.

[15] КБЧ № 1011.

[16] КБЧ №630-631.

[17] КБЧ № 816.

[18] Орлова Е.М. Романсы Чайковского. М.; Л.: Музгиз. 1948. 164 с; Вайдман П.Е. Творческий архив П.И.Чайковского. М.: Музыка, 1988. 174 с.; Васильев Ю.В. О принципах атрибуции некоторых набросков П.И. Чайковского // П.И. Чайковский. Наследие / Ред. З.М. Гусейнова, ред.-сост. Е.В. Титова, В.В. Шахов. СПб.: СПбГК им. Н.А. Римского-Корсакова, 2000. Вып. 1. С. 21-66.

[19] КБЧ № 755.

[20] Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. С. 373, 304, 371, 310

[21] ГЦММК, ф. 88, № № 193 п. 475. Библия Чайковского была вывезена из Клина М.И.Чайковским на хранение вместе с другими ценностями и архивом композитора в 1905 году в Московскую консерваторию. При возвращении клинского собрания в музей в 1923 году по неизвестным причинам Библия осталась с той частью, которая в конечном итоге вошла в состав фонда П.И.Чайковского в ГЦММК, где и хранится в настоящее время.

[22] Захарова О.И. Чайковский читает Библию // Наше наследие. – 1990. - II. С. 22-24.

[23] Там же С. 22. В настоящее время Библия Чайковского хранится без вложений.

[24] Вайдман П.Е. Чайковский и Толстой: еще раз о встрече двух художников // Толстой – это целый мир. М.: Пашков дом, 2004. - С.144-167.

[25] Записная книжка № 4. ГДМЧ, а2 № 4.

[26] Записная книжка № 13, ГДМЧ, а2 № 13; отдельные листы «В океане», ГДМЧ, а1 № 67.

[27] Сохранившееся в личной библиотеке Чайковского 72-х томное издание произведений Моцарта (Wolfgang Amadeus Mozart's Werke. Kritisch durchgesehene Gesammtausgabe. Leipzig: Breitkopf & Hartel., [1877-1887]. КБЧ №236-306) является не только первым полным собранием сочинений данного композитора, но и вообще первым европейским научно-критическим изданием. Оно предварялось фундаментальной работой Л. Кёхеля по созданию указателя сочинений Моцарта (Kchel L. von Chronologisch-thematisches Verzeichnis Smtlicher Tonwerke Wolfgang Amadey Mozart. Leipzig, 1862).



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.