WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Традиции и инновации песенной культуры хори-бурят: историко-искусствоведческий аспект

На правах рукописи

Дарижапова Оюна Шираповна

ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ ПЕСЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ХОРИ-БУРЯТ: ИСТОРИКО-ИСКУССТВОВЕДЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 17.00.09 – Теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Владивосток

2010

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г.Чернышевского

Научный руководитель: доктор культурологии, М.И. Гомбоева
Официальные оппоненты: доктор искусствоведения О.А. Пашина кандидат искусствоведения И.В. Семенова
Ведущая организация: Калмыцкий институт гуманитарных исследований РАН

Защита диссертации состоится 20 января 2011 года в 15 часов на заседании диссертационного совета № ДМ 212.055.07 по присуждению ученых степеней Дальневосточного государственного технического университета по адресу: 690990, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 10, ауд. 302.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дальневосточного государственного технического университета.

Автореферат размещен на официальном сайте ГОУ ВПО Дальневосточный государственный технический университет (ДВПИ им. В.В. Куйбышева): www.fentu.ru

Автореферат разослан « »____________2010 года

Ученый секретарь

объединенного докторского

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Л.Г.Гороховская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Необходимость историко-искусствоведческих исследований песенной культуры конкретного этноса, проявляющейся в синкретическом единстве с обрядом, игрой, танцем, словесными и изобразительными формами фольклора, заключается в том, что, вскрывая истоки происхождения и общую логику ее развития, подобные исследования позволяют делать обобщения, касающиеся специфики бытования и истории формирования народного искусства в целом. Это тем более важно, что изучение данного явления позволит осмыслить механизмы обеспечения устойчивости функционирования народного искусства в современном мире и разработать предложения по государственной и общественной поддержке традиционных сфер культурной жизни народа.

Певческие традиции каждого народа есть отражение реальной исторически конкретной системы его песенной культуры, представленной совокупностью функциональных, стилистических и исполнительских составляющих, обусловленных музыкальным мышлением народа. Не менее значима и этнографическая составляющая народной песни, прямо или косвенно указывающая на происхождение народа, его родственные и исторические связи и культурные взаимоотношения с другими народами. Это особенно ярко проявляется у хори-бурят в их трансграничном положении - данный народ проживает в трех соседствующих странах: в Китае, России, Монголии. В связи с этим возникает необходимость осмысления культурных явлений и закономерностей, проявляющихся под влиянием цивилизационных, социальных и иных отличий, бытующих в разных социальных системах, но в одной культуре. Проживание хори-бурят на территории трех стран не просто определяет специфику локальной культуры, но может рассматриваться в качестве ресурсного потенциала сохранения и взаимной корреляции утрачиваемых элементов песенной традиции, культуры этноса в целом.

Степень изученности проблемы. Традиционная песенная культура бурятского народа, в том числе хори-бурят, неоднократно привлекала внимание этнографов, фольклористов и других исследователей. При этом представители разных наук освещали отдельные стороны этого явления. Так, первая нотная запись бурятской народной песни была сделана в 1741 г. одним из первых исследователей Сибири, профессором И.Г. Гмелиным[1] и опубликована в его труде «Путешествие через Сибирь». Исследованием бурятских песен как самостоятельного жанра была работа А.М.Позднеева[2] «Образцы народной литературы монгольских племен», изданная в Санкт-Петербурге в 1880 г., в котором были напечатаны 85 образцов песенной лирики монгольских народов. В 1927 г. свои наблюдения о песенной культуре бурятского народа в своей работе «Народная песенная культура бурят-монголов» изложил музыковед Б.П. Сальмонт[3]. Он записал 229 бурятских и монгольских напевов, из которых 179 бурятские народные песни. П. М. Берлинский[4] так же, как и Б.П. Сальмонт, делал записи напевов бурятских народных песен.

В то же время предметом изучения некоторых исследователей становились только поэтические тексты песен хори-бурят, которые рассматривались в отрыве от их музыкальной характеристики и исполнительских традиций. Так, в 70-х годах прошлого столетия выходят монографии М.И. Тулохонова[5], где анализу подвергается только текстологический материал и Н.О. Шаракшиновой[6] посвященной исследованию текстов лирических песен. В последней работе тексты лирических песен подразделены на два раздела – обрядовая и необрядовая лирика, без учета этнолокальных традиций.



В работе отмечается, что до второй половины ХХ в. публикаций с квалифицированно выполненными нотными записями песен, которые отражали бы специфику традиционной песенной культуры бурят, крайне мало. А существующие нотные записи носили фрагментарный характер, что не позволяло получить целостное искусствоведческое представление о песенной культуре хори-бурят. Большинство собирателей записывали напевы бурятских народных песен не на предмет научно-теоретического исследования, а как материал для аранжировки и использования мотивов народных песен в своих произведениях.

Для данного диссертационного исследования важной представляется работа исследователя Д.С. Дугарова[7], который впервые дает жанровую классификацию бурятских народных песен с учетом их музыкальной составляющей; приводит важные сведения об условиях бытования песен и их традиционном исполнении.

Среди зарубежных исследований рассматриваемой проблемы можно выделить труды китайского исследователя Анандын Айлтагуйн Нумаа[8] и монгольского составителя Шарайд Жамбалын Бадамдаш[9].

В целом же все перечисленные работы носили фрагментарный характер, что не позволяло получить целостного искусствоведческого представления о песенной культуре хори-бурят. Можно отметить, что ряд исследователей фиксировали записи бурятских народных песен для использования в композиторском творчестве в качестве интонационного источника.

Итак, представленный обзор материалов по теме диссертационного исследования указывает на недостаточность изученности историко-культурной преемственности народных песен, отсутствие работ монографического характера, содержащих историко-искусствоведческий анализ песенной культуры хори-бурят в контексте выявления причин и факторов передачи традиции.

Объект диссертационного исследования – песенная культура хори-бурят.

Предмет исследования историко-культурная преемственность песенной культуры хори-бурят.

Целью исследования является искусствоведческий анализ песенной культуры хори-бурят в контексте исторических особенностей ее формирования и последующей эволюции в условиях трансграничья. Работа ставит ряд взаимообусловленных задач:

  • выявить особенности историко-культурных и культурно-бытовых

условий формирования песенной культуры хори-бурят;

  • рассмотреть историю изучения традиционной музыкальной культуры хори-бурят;
  • дать общую характеристику традиционной песенной культуры хори-бурят, проживающих в трансграничье;
  • выявить типологию традиционной песенной культуры хори-бурят;
  • описать современное состояние песенной культуры хори-бурят.

Теоретико-методологическая основа. Теоретико-методологической основой исследования песенной культуры хори-бурят стали труды Л.Д. Дашиевой, Д.С. Дугарова, А.А. Нумаа, Л.А. Халтаевой, Н.О. Шаракшиновой и других исследователей[10]. В работах указанных авторов песенная культура хори-бурят рассматривается не только как художественно-эстетический феномен, но и как смысловое явление, свидетельствующее о специфике данного этноса, создавшего соответствующую культуру с присущими только ей социально-художественными институтами, традициями, обрядами и языком.

И.И. Земцовский рассматривает понятие «песня» как форму фольклора, исторические пути ее зарождения и развития на самых ранних этапах существования традиционной культуры, изучает разные виды пения и выявляет механизм возникновения песенных жанров[11]. Труды М.А. Енговатовой и Б.Б. Ефименковой направлены на выявление структурных закономерностей традиционных песен в связи с их функциональностью на раскрытие региональных и узколокальных жанрово-стилевых особенностей народных песен[12]. Интонационная, ладово-мелодическая сторона народных песен, а также их жанрово-стилевые особенности анализируются в работах Е.А. Дороховой, О.А. Пашиной и др[13]. Методика собирания и исследования образцов традиционной культуры освещается в трудах В.Н. Медведевой, Ю.Г. Круглова, Н.И. Савушкиной и др.[14]

В качестве методологической основы исследования был применен ряд методов, среди которых наиболее важными являются системно- типологический и сравнительно-исторический методы.

Системно-типологический метод (Т.А. Агапкина, Е.С. Новик, О.А. Пашина[15] ) позволяет произвести жанровую классификацию песен хори-бурят. Сравнительно-исторический метод (А.Н. Веселовский, И.И. Земцовский, В.Я. Пропп, Б.Н. Путилов[16] ) дает возможность выявить историко-культурные и производственные бытовые особенности развития песенной культуры народов, равно как типологически общие и специфически локальные черты песенной системы хори-бурят. В основу написания диссертационного исследования были положены принципы объективности и историзма, позволившие изучить песенную культуру хори-бурят в ее развитии и изменении под воздействием исторических и культурных факторов.

Источниковедческую базу исследования составили:

  • материалы и нотировки народных песен хори-бурят, собранные автором в ходе полевых исследований 1990-2009 гг. в районах компактного проживания хори-бурят: в Агинском Бурятском округе (Россия), сомоне Шэнэхэн автономном районе Внутренняя Монголия (Китайская Народная Республика), Хэнтэйском и Дорнод аймаках (Монгольская Народная Республика);
  • Образцы песен хори-бурят из сборников Д.С. Дугарова (1964) – песни российских хори-бурят, Ш. Ж. Бадамдаша (1998) – песни монгольских хори-бурят, А.А. Нумаа (2003) – песни китайских хори-бурят.

Научная новизна работы определяется тем, что осуществлена реконструкция песенной культуры хори-бурят в период с конца XIX в. до наших дней и представлено историко-искусствоведческое исследование песенной культуры хори-бурят. Впервые на основе метода комплексного изучения хори-бурятской традиционной народной культуры с привлечением широкого круга этнографических, культурно-этнологических материалов, данных по истории становления и развития песенного творчества хори-бурят показана историко-культурная преемственность песен хори-бурят как системы, состоящей из единого традиционного песенного ядра и локальных инноваций.





Новыми результатами являются:

в результате историко-искусствоведческого анализа историко-культурных условий проживания хори-бурят выявлены факторы формирования песенной культуры, показано влияние кочевой культуры и производственно-бытовых условий на степень сохранности песенного творчества народа, описана взаимосвязь производственного цикла с жанровой спецификацией песен.

  • представлена искусствоведческая характеристика традиционной песенной культуры хори-бурят.
  • описаны современные процессы, происходящие с песенными образцами в трех странах трансграничья.
  • выявлены наиболее сохранившиеся аутентичные образцы традиционной песенной культуры. Описаны два способа наследования народной песни хори-бурят: естественные (аутентичные) и стилизованные (воссозданные) условия сохранения песенной культуры локального сообщества, которые получил наибольшее распространение.

Теоретическая и практическая значимость работы. Рассмотрение традиционного песенного творчества хори-бурят, проживающих в трех странах, позволяет проанализировать процесс становления, развития и преемственности песенного творчества. Это дает возможность показать единство, взаимовлияние и развитие песенного творчества хори-бурят, несмотря на их отдаленность проживания. Так, материалы и результаты диссертационного исследования дают возможность выявить целостность и единство современного песенного творчества хори-бурят при наличии разнообразия песенных форм у его представителей, проживающих в разных историко-культурных традициях.

Диссертационный материал и опубликованный автором сборник «Дуулая нхэд!», изданный по материалам фольклорных экспедиций, могут быть востребованы в исследованиях по проблемам истории культуры, истории искусства и этнографии не только хори-бурят, но и других народов Сибири и Центральной Азии. Положения и выводы, сформулированные в диссертационном исследовании, имеют определенную ценность для последующей работы по возрождению традиционных этнических и локальных культур. Кроме того, аналитические подходы, использованные при написании диссертации, могут привлекаться в учебном процессе образовательных учреждений, войти в содержание учебных программ по таким дисциплинам, как «Народное музыкальное творчество», «Фольклорный ансамбль», «Народное пение». Основные положения диссертации и нотировки песенного материала, собранного в процессе исследовательской работы, могут быть использованы для освоения бурятской песенной культуры руководителями фольклорных коллективов.

На защиту выносятся следующие научные положения:

1. Песенная культура хори-бурят сформировалась в условиях кочевой культуры, которые определили жанровую специфику песен и их стилистику.

2. В процессе эволюции при сохранении интонационных основ канонического песенного искусства изменилась жанровая система, модифицировалась исполнительская манера, сузилась обрядовая составляющая песенных ритуалов.

3. Песенная традиция хори-бурят оказалась восприимчивой к влиянию со стороны китайской, монгольской и русской культур, что проявилось в звуковысотной, композиционной сфере и в исполнительском творчестве.

4. Автором выявлены и описаны два способа наследования песенной культуры:

а) естественный (аутентичный) способ исполнения песен, доля которых невелика;

б) стилизованный, (воссозданный), который в настоящее время получил наибольшее распространение.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были опубликованы в трех журналах «Музыка и время», «Вестник Читинского государственного университета» и «Гуманитарный вектор ЗабГГПУ», включенных в перечень периодических научных изданий, рекомендуемых ВАК РФ для публикации основных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. По теме исследования опубликовано 9 статей объемом 3,6 п.л. и один сборник песен «Дуулая нхэд!», собранных автором исследования. Положения диссертационного исследования были представлены на международной научно-практической конференции «Художественное образование, эстетическое воспитание и культура в XXI веке» (Чита, 2006); научном журнале Хулунбуйирского университета (КНР, Хулунбуйир, 2006); региональной научно-практической конференции «Взаимодействие и укрепление культур народов Забайкалья» (Чита, 2007); научной конференции «Мир кочевых цивилизаций: история и современность» (Чита – п.Агинское – Чита, 2007); коллективной монографии ЗабГГПУ «Художественное образование: теория, история, практика» (Чита, 2007); аспирантском сборнике ЗабГГПУ «Молодая наука Забайкалья» (Чита, 2009).

Методика и результаты исследования апробированы в лекционных курсах в Забайкальском государственном гуманитарно-педагогическом университете им. Н.Г.Чернышевского, в деятельности фольклорных ансамблей: «Найрамдал», «Тэрэнги» мастер-классах и семинарах для преподавателей музыки и руководителей фольклорных коллективов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений (списка информаторов, нотного приложения, аудио СД).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой темы, рассматривается степень изученности проблемы, определяются объект и предмет исследования, его цели и задачи, указываются теоретико-методологические основы исследования и источники, раскрывается научная новизна работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость работы.

Глава первая «Историко-культурные предпосылки изучения традиционной песенной культуры хори-бурят» представлена двумя параграфами. В параграфе 1.1. «Особенности культурно-бытовых условий формирования песенной культуры хори-бурят» дается обзор условий развития песенной культуры хори-бурят, в числе которых выявляются природно-климатические и социально-исторические факторы, оказавшие наибольшее влияние на становление и развитие песенной культуры хори-бурят.

Хори-буряты являются представителями одного из древнейших бурятских племен, сумевшими сохранить свою этническую общность на протяжении длительного периода своей истории существования и сыгравшими ведущую роль в формировании бурятского этноса. Жизнедеятельность хори-бурят во все времена отличалась культурно-бытовыми условиями, характерными для кочевой культуры народов Внутренней Азии. Образ жизни хори-бурят обусловлен природно-климатическими условиями проживания и ведущим видом хозяйствования – кочевым и полукочевым скотоводством.

Согласно традиционным бурятским представлениям, природа была наделена духовными потенциями, рациональностью высшего порядка, поэтому она одушевлялась хори-бурятами, отношение к ней корректировалось обрядами, ритуалами, запретами.

Другой выраженной особенностью культуры является культ предков и родителей. Жизнь семьи регулировалась исторически сложившимися обычаями и традициями, передаваемыми из поколения в поколение. Сохранение хори-бурятами своей самобытности, традиций и обычаев, и самое главное, духовного богатства особенным образом сказалось на песенной культуре народа.

В настоящее время хори-буряты проживают в России на территории Забайкальского края, Республики Бурятия, в Эвенкийском хушуне (районе) Китайской Народной Республики и в Восточном аймаке (районе) Монгольской Народной Республики.

Характерной чертой хори-бурят, проживающих в трех указанных странах, являются устойчиво бытующие способы сохранения культурной и этнической определенности в условиях иноэтнического окружения. Так, в деле сохранения этнической культуры фактор территориальной локализованности агинских хори-бурят имеет ключевое значение. Основание устойчивости – это наличие нормативно-правовых, экономических, этико-моралистических традиций социокультурного единства агинских хори-бурят. Эта устойчивость является исторически приобретенным достижением, основанным на традициях сплоченности, обусловленных перипетиями этнической истории и культуры. Особенно это проявляется в самоощущении хори-бурят Дашибалбар сомона Восточного аймака Монголии, равно как и на статусе хори-бурят, проживающих на территории Внутренней Монголии Китая в местности Шэнэхэн Эвенкийского хушуна.

Среда обитания, условия хозяйственной деятельности определили особенности мироощущения кочевого народа, его принципы взаимодействия с природной средой, друг с другом, что нашло отражение в обрядах, разнообразии и богатстве народной художественной культуры, и в частности, в образцах традиционной песенной культуры.

В параграфе 1.2. «История изучения традиционной музыкальной культуры хори-бурят» рассматриваются работы, посвященные изучаемой проблеме. Первые труды по исследованию бурятской песенной культуры появились в XVIII веке. Это записки русских и зарубежных путешественников, таких как В. Беринг, А. Горланов, И.Г. Гмелин, О.М. Ковалевский, С.П. Крашенинников, П.С. Паллас, Б.Э. Петри, А.М.Позднеев, Г.Н. Потанин, А.Д. Руднев, Г.Н. Румянцев, М.Татаринов, Е.Ф. Тимковский, И.С. Сталлебрасс и других[17].

Первые попытки классификации и систематизации народных песен начались в конце XIX века. Так, ученый А.М Позднеев, во время своего путешествия по Монголии, по степям Забайкалья собрал значительное количество песенных текстов и составил сборник образцов народной песенной литературы монгольских племен.

На рубеже XIX-XX века большой вклад в собирание и публикацию песенной поэзии внесли деятели культуры из среды бурят – С.П. Балдаев, Ц.Ж. Жамцарано, М.Н. Хангалов и др[18]. Довольно деятельное участие в собирании и изучении песен бурят принял искусствовед Б.П. Сальмонт.

В 30-40-х гг. ХХ века в развитии бурятской культуры большую роль сыграли русские композиторы и музыканты П.М. Берлинский, Р. Глиэр, Л. Книппер, В. Морошкин, С. Ряузов, М. Фролов, внесшие вклад в историю бурятской профессиональной музыки. Ученые-энтузиасты (П.М. Берлинский, Б.П. Сальмонт) выезжали в районы в целях изучения бытования песен и собирания их образцов. Они производили слуховые записи напевов бурятских народных песен. Также большую роль в собирании песенного фольклора сыграли бурятские композиторы и фольклористы Д. Аюшеев, Б. Башкуев, Б. Ямпилов[19]. Однако записи бурятских народных песен, предназначались для использования в композиторском творчестве в качестве интонационного источника. В то же время большой заслугой данных исследователей является то, что они впервые сделали записи и нотировки бурятских народных песен.

Весомый вклад в исследование песенной культуры бурят внес Д.С. Дугаров, который в разные годы (1964;1969;1980) опубликовал три тома бурятских народных песен. В тома вошли нотировки более восьмисот напевов бурятских народных песен. Народные песни впервые были разделены на три музыкальных диалекта: восточный – «Песни хори-бурят», южный – «Песни селенгинских бурят» и западный – «Песни западных бурят». Таким образом, указанные три тома являются единственной крупной коллекцией бурятских песен с нотными расшифровками. В них представлена жанровая классификация бурятских народных песен, учитывающая музыкальную составляющую; приведены важные сведения и подробная информация об условиях бытования песен в их традиционном исполнении; дана подробная паспортизация исполнителей с указанием рода, места проживания и года рождения. Таким образом, первый том является единственной фундаментальной работой по изучению народных песен хори-бурят. Первый опыт научной классификации бурятских песен принадлежит бурятскому фольклористу Б.В. Олзоеву[20]. Он выделяет несколько жанров: свадебные, исторические, трудовые, хороводные, лирические песни и др., древние игры и танцы, связанные с обрядами и календарными праздниками. Но для расширенного искусствоведческого исследования песенной культуры хори-бурят напрашивается необходимость их песенных жанров.

Если песенная культура российских хори-бурят, изучалась (подтверждением являются исследования вышеперечисленных авторов), то музыковедческих исследований ни в Китае, ни в Монголии не существует. В этом отношении перспективы исследования связаны с углубленным изучением песенного творчества шэнхэнских хори-бурят в КНР, монгольских хори-бурят, с возращением в культурный оборот старинных традиционных песен, что особенно актуально для хори-бурят.

Глава вторая «Жанровая система песенной культуры хори-бурят в историко-культурной динамике» имеет три параграфа. Первый параграф второй главы – «Обрядовые песни хори-бурят» посвящен изучению особенностей обрядовых песен хори-бурят. Отмечается, что в исследовании традиционного песенного творчества хори-бурят большое значение имеет классификация песен. В первых сборниках бурятских народных песен Б.В. Олзоева, Д.С. Дугарова, сделаны классификации песен, основанные на делении по тематическому содержанию: эпические, лирические, бытовые, танцевальные, свадебные, шаманские песнопения и др. Аналогичная классификация представлена китайским исследователем Анандын Айлтагуйн Нумаа. Типология песен, данная исследователем Жамбалын Бадамдаш также подтверждает обоснованность основных жанровых разновидностей песен хори-бурят.

Доктором филологических наук Н.О. Шаракшиновой произведена типология песен хори-бурят, согласно которой песни делятся на две группы: обрядовые и необрядовые. Опираясь на её работу, мы также произвели деление народных песен хори-бурят на две группы: обрядовые и необрядовые. Ранее такую типологию исследователи не проводили. По нашему мнению народные песн хори-бурят можно предложить следующим образом:

Обрядовые песни Необрядовые песни
Культовые песни: Прославления (магтаалнууд, соло дуудалга, бара) Календарно-производственные песни: Песни заклинания овцы (тээгэ) Семейно-бытовые песни: Свадебные песни (турэ хуримай дуунууд) Песни бараньего крестца (уусын дуунууд) Древние хороводные песни (нэрьеэнэй дуун) Эпические (льгэрэй дуунууд) Исторические песни (тхын дуунууд) Бытовые песни (юрын дуунууд) Лирические песни (уянгын дуунууд) Песни кольца (бэhэлигэй дуунууд)

С древнейших времен пение обрядовых песен составляло важную часть народного быта хори-бурят. Ввиду широкого распространения буддийской религии у хори-бурят, шаманский пантеон отчасти забыт, и поэтому этот вид культовых песен используется шаманами. Большинство религиозных буддийских песен представляют собой «магтаалы» - песни-прославления. В работе рассмотрены образцы различных обрядовых песен. В первую очередь нами выделены культовые песни («Алхана уулын магтаал», «Узон дасанай магтаал»). Обязательным элементом обрядовых песен является формы сакрализации и обращение к божествам, хозяевам местностей, духам предков. Среди стилевых особенностей песен данного жанра выделяют небольшой звуковой диапазон, в среднем в объеме чистой кварты или квинты; отсутствие больших интервальных скачков, речитативность, ритмическое единообразие (ровное движение длительностей). Как у агинских хори-бурят, так и хори-бурят, проживающих в районах трансграничья, важнейшей чертой ритуальных песен является улигерный стих, который определяет особенности их метроритмического развития.

Особое место здесь занимают песни, прославляющие коня – мориной соло. В настоящее время песни такого жанра редко, но можно услышать на больших праздниках, например: «Зунай наадан» (летние игры) в Агинском округе, «Сур харбаан» в Республике Бурятия, «Их наадом» (большие игры) в Монголии, в Шэнэхэне «Зунай найр» (летние игры). В некоторых образцах мориной сула (восхваление коня-победителя) напев представляет речитатив, основанный на повторяющемся звуке, в котором слышатся радостные возгласы. Есть напевы, построенные на восходящих квартовых интонациях.

Особую группу напевов, исполняемых во время летних праздников, составляют песнопения «Бара барлаха». Певцы-болельщики исполняют Бара самому меткому стрелку, как правило, после первой фразы текст импровизируется.

Среди обрядовых календарно-производственных песен интерес представляет такой жанр, как тээгэ – заклинание домашних животных, представляющий один из архаических типов интонирования у хори-бурят. Сравнительный анализ напевов из сборника Д.С. Дугарова (1964), Б.Ф. Смирнова (1971) и современных примеров бытования (с. Зуткулей, с. Узон, п. Могойтуй, п. Агинское – Россия, Шэнэхэн – КНР) позволил выявить как общие черты в стилистике песен этого жанра, так и некоторые особенности. Главную и основополагающую роль в тээгэ играет мелодия напева, в основе которой лежит монотонно повторяющаяся нисходящая интонация. В отдельных образцах, приведенных у Б.В. Смирнова, выделяется более развитая мелодическая линия: широкий диапазон, импровизационная свобода.

В работе рассмотрены свадебные песни. Экспедиционный материал свидетельствует о сохранении некоторых элементов свадебного обряда современных бурят, проживающих в Шэнэхэне (КНР) и в Монголии. Для анализа песен свадебного обряда выбрано несколько песен. Особое положение среди них занимает песня-наказ невесте «Уусын дуун», или песня крестца. В Монголии и КНР эта песня сохранилась в наиболее полном виде. Также нами сделаны записи песен указанного жанра в Дульдургинском, Оловянинском районах Восточного Забайкалья. У каждого исполнителя тема прощания девушки с отчим домом раскрывается в поэтическом тексте индивидуально, с использованием самых разных метафор. Количество куплетов в песне доходит до 26-27 бадаг (куплетов). В этой части работы приводятся образцы песен, записанные автором, а также взятые из сборников «Песни хори-бурят» Д.С. Дугарова, «Буриад арадай дуу» (Бурятские народные песни) Ж.Бадамдаш (МНР) и « Буряад-Монгол арадай дуун» (Бурят-Монгольские народные песни) А.А.Нумаа.

Среди стилевых особенностей выделяются постоянные распевы слогов и гласных звуков, связанность мелодических скачков приемом глиссандо, ангемитонный звукоряд. В образцах, приведенных в работе, отмечается импровизационность, обилие мелизматики, продолжительности распевов заключительных слогов в окончаниях строк.

Рассмотренные далее в работе сохранившиеся свадебные песни: песня-наказ жениху – хурьгэн хубуундээ зорюулhан дуун, песня почетному гостю – тлэйн дуун (песня бараньей головы) – дают возможность восстановить отдельные элементы свадебного церемониала.

Среди обрядовых песен, сохранивших свое значение в современной практике, большой популярностью у хори-бурят пользуется хоровод «нэрьелгэ», связанный с древним культом Неба и Земли. Содержание хоровода, его образы и слова припева имеют генетические связи с древнейшей мифологией и ритуальной символикой древнемонгольских родоплеменных культов. Характерной чертой исполнения песен нэрьелгэ (нэрьелгын дуун) являются возгласы и диалоговая композиция. На древнее происхождение нэрьелгэ указывает не только текст, но и напев, в котором внутрислоговой распев почти полностью отсутствует. Среди хори-бурят Китая и Монголии этот хоровод пока еще бытует, что подтверждают наши полевые наблюдения.

Таким образом, представленный анализ выявил жанровое разнообразие обрядовых песен хори-бурят и их характерные особенности, которые развивались в условиях культурных трансформаций Восточно-Сибирского трансграничья.

Во втором параграфе второй главы «Необрядовые песни хори-бурят» рассматриваются эпические, исторические, бытовые, лирические песни, песни-кольца. Эти песни не являются элементами каких-либо обрядов.

Эпические сказания «лигеры» наиболее древний вид музыкального творчества хори-бурят. В них сохранились многочисленные элементы древней мифологии, анимистических и тотемистических представлений. На формирование исторических песен огромное воздействие оказали жанры исторической прозы – предания и устные рассказы, в основе которых лежат конкретные факты общественно-политической жизни народа. Реальные события, прошли поэтическую обработку в рамках фольклорных традиций.

Культурный слой исторических песен включает мифопоэтические, космогонические и этногенетические. Одна из песен-легенд хори-бурят, которая сохранилась до наших дней, – «Наян-Наваа». В тексте этой песни присутствуют все символы космогонического мира хори-бурят: небо, земля, мать, солнце, судьба. Обращение к напевам, бытующим у хори-бурят трех стран, с одной стороны, выявляет особенности характерные для древнего, архаичного пласта бурятско-монгольских песен – трихордовые интонации[21] (Дугаров, 1964; Бадамдаш, 1987). С другой, позволяет услышать более выразительную в интонационном плане мелодию, звукоряд которой основан на пентатонике, а сам напев отличается богатством мелизматических украшений[22] (Нумаа, 2003).

В работе сделан анализ тех исторических песен, которые можно слышать в сегодняшней повседневной жизни хори-бурят это «Хинган голой булжуухай», «Песня о Занги».

К необрядовым песням, которые до сих пор бытуют среди хори-бурят, относятся «песни кольца» (бэhэлигэй дуунууд). Они являются настоящей музыкальной летописью народа. Эти песни бытовали только у хори-бурят. Основным лейтмотивом кольцевого цикла является тема возвращения к своему месту рождения – тоонто нютаг. Это целый цикл песен, среди которых широко известны в народе такие песни, как «Эрбэд соохор» («Чубарый неук»), «Будалан агуулын оройдо» («На вершине горы Будулан»), «Утахан Ононой эрье дээр» (На берегу Онона), «Зандан бреэтэй ташуураа» (Кнут с сандаловым кнутовищем) и др. Песни кольца имеют протяжную мелодию с широкой внутрислоговой распевностью. Этим песням свойственны устойчивые фиксированные напевы. Они поются в медленном темпе на широком дыхании.

Самыми многочисленными и широко распространенными песнями являются бытовые песни юрын дуун. Эти песни бытовали с древнейших времен. Одна из них – песня «Алтаргана» (Золотарник), ставшая своеобразным культурным кодом. Она звучит в репертуаре исполнителей трех стран.

Подводя итоги анализа жанрового состава необрядовой песенной культуры хори-бурят, автор делает следующие обобщения: особую популярность у хори-бурят приобрели песни лирического содержания – о родителях, о родине, о любви и песни кольца. Эти песни в большинстве своем являются протяжными, в основе их звучания лежат фразы большого дыхания, они практически не знают динамических оттенков. Данные песни не имели строгого регламента исполнения, в отличие от обрядовых песен. Возможно, этот факт повлиял на их сохранность и большее распространение в современной социокультурной среде.

В третьем параграфе «Трансформация песенной культуры хори-бурят в современных условиях» рассматриваются процесс эволюции традиционной песенной культуры хори-бурят и особенности функционирования обновленной песенной культуры в современном бурятском обществе.

Народное пение среди большей части бурятского населения становится редкостью. Исчезает интерес к восприятию культуры родного народа уже в раннем возрасте, так как теряется родной язык, а язык является хранителем основного фонда народной культуры. Изменение среды бытования, исчезновение из хозяйственной практики отдельных традиционных видов деятельности ведут к потере той части песенной культуры, которая носила обрядово-прикладной характер. Естественная (аутентичная) среда бытования традиционных песенных образцов значительно уменьшена, что приводит к потере большой доли песенного фонда. Тем не менее, несмотря на разрушительную работу времени, некоторые традиционные песни хори-бурят сохранены до наших дней. В данной части работы исследуются особенности эволюции песенной культуры хори-бурят трех ареалов (Агинский округ – Россия, Шэнэхэн – КНР и Восточный аймак Монголия), дается анализ реального состояния традиционных культурных ценностей бурят, рассматриваются возможные перспективные направления развития бурятской песенной культуры.

Существование аутентичной формы бытования народной песни в среде хори-бурят Монголии и Китая связано с еще сохраняющимся традиционным способом ведения хозяйственной деятельности и быта. Среди исполнителей народной песни встречаются настоящие мастера, которые свободно могут импровизировать как поэтический текст, так и музыкальный.

В работе отмечается, что у исполнителей народных песен, в зависимости от их места проживания (Россия, Монголия или Китай), наблюдается влияние традиций проживающих рядом с ними соседних народов. Это воздействие проявляется на интонационном и исполнительском уровне. Важная роль в сохранении традиционной бурятской народной песни принадлежит фольклорным коллективам, которые берут на себя освоение и продолжение традиционной песенной культуры (Ансамбль песни и танца «Амар сайн» («Здравствуйте») п. Агинское (Россия); Ансамбль песни и танца «Хаан Хэнтэй» Хэнтэйского аймака Монголии). Благодаря деятельности фольклорных коллективов частично сохраняется обрядовая часть фольклора.

В настоящее время получил наибольшее распространение стилизованные (воссозданные) способы наследования песенной культуры. Современные исполнители упрощают исполнение традиционных песен, в ходе чего теряются присущие им широта и протяжность мелодического развития. Современные исполнители бурятских песен широко используют цифровые аранжировки, которые, несмотря на возможность включения всевозможных спецэффектов, упрощают исполнение традиционной песни.

В развитии фольклорной традиции произошло функциональное перераспределение: массовое участие в хранении и воспроизводстве культурных ценностей заменено пассивным восприятием культуры в качестве зрителя.

В заключении подведены итоги работы, сформулированы общие выводы. Подчеркивается влияние социальной трансформации культуры на эволюцию песенной культуры хори-бурят в исторической ретроспективе. Приводится вывод о том, что актуализация традиционной песенной культуры хори-бурят определяется объективными и субъективными факторами развития. Анализ процессов современной актуализации песенной культуры хори-бурят имеет практическую ценность в выработке адекватных управленческих решений, направленных как на сохранение культурного наследия традиционного песенного творчества, так и на формирование культурной политики региона.

Основные положения диссертации изложены в публикациях:

Публикации в журналах, включенных в перечень периодических научных изданий ВАК РФ:

1.Дарижапова О.Ш. Песенная культура хори-бурят: историографический аспект // Вестник Читинского государственного университета. 2009. №5 (56). С. 6–9 (0,25 п.л.).

  1. Дарижапова О.Ш. Традиции инновации песенной культуры хори-бурят // Музыка и время. 2010. №8. С. 32–35(0.37 п.л.).
  2. Дарижапова О.Ш. Историко-культурная преемственность народной песни хори-бурят // Гуманитарный вектор ЗабГГПУ. 2010. № 3. С. 113–121 (0.65 п.л.).

Публикации в других изданиях:

  1. Дарижапова О.Ш. Проблемы сохранения и введение в культурный оборот традиционной бурятской песни (на примере деятельности фольклорного театра моды и песен сомона Шэнэхэн КНР) // Художественное образование, эстетическое воспитание и культура в XXI веке: Материалы международной научно-практической конференции «Художественное образование, эстетическое воспитание и культура в XXI веке» (11-12 мая 2006 года). Чита: Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т. 2007. – Ч. 3. С. 34-37 (0,4 п.л.).
  2. Дарижапова О.Ш. Традиционная песенная культура хори-бурят и монголов (на примере исследований Д.С.Дугарова «Бурятские народные песни» и Б.Ф.Смирнова «Монгольская народная музыка») // Journal of Nulunbeire College. Published in Oktober. China. 2006. № 5. С.36-40 (0,45 п.л.).
  3. Дарижапова О.Ш. К проблеме преемственности песенного творчества хори-бурят» // Мир кочевых цивилизаций: история и современность: Материалы научной конференции, 10-12 октября 2007 г. Чита – Агинское – Чита: Экспресс-издательство. 2007. С. 64-70 (0,43 п.л.).
  4. Дарижапова О.Ш. Развитие детского творчества через песенную культуру хори-бурят (из опыта работы с детским фольклорным ансамблем «Тэрэнги» при ЦЭВД «Орешки» г. Чита) // Взаимодействие и укрепление культур народов Забайкалья: Материалы региональной научно-практической конференции. Чита. 2007. С. 50-54 (0,38 п.л.).
  5. Дарижапова О.Ш. Некоторые формы обрядовых напевов как архаика песенной культуры хори-бурят // Художественное образование: теория, история, практика: коллективная монография. Чита: Забайкал. гос.-гум. пед. ун-т. 2007. С.183-188 (0,36 п.л.).
  6. Дарижапова О.Ш. История собирания материалов о песенной культуре бурят и хори-бурят в частности // Молодая наука Забайкалья. – 2009: аспирантский сборник. – Чита: Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т. 2009. С 107 – 111 (0,31 п.л.).
  7. Дарижапова О.Ш. «Дуулая, нхэд!» О.Ш. Дарижапова // Сборник детских песен на бурятском языке / сост. Дарижапова О.Ш. – Чита. 2009. – 24 с.

Дарижапова Оюна Шираповна

ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ ПЕСЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ХОРИ-БУРЯТ: ИСТОРИКО-ИСКУССТВОВЕДЧЕСКИЙ АСПЕКТ

автореферат


1 Гирченко В. Русские и иностранные путешественники XVII, XVIII и первой половины XIX веков о бурят – монголах. – Улан – Удэ, 1939. – 91с.

[2] Позднеев А.М. Образцы народной литературы монгольских племен. – М., 1880. – 202с.

[3] Сальмонт Б.П. Материалы к изучению бурят-монгольского искусства (Песни, музыка, танцы) Рукопись // ЦВРК ИМБТ СО РАН. – Верхнеудинск, 1928. – Инв.№ 364. – 229с.

[4] Берлинский П.М. Монгольский певец и музыкант Ульдзуй Лубсан-хурчи. – М., 1933. – 128с.

[5] Тулохонов М.И. Бурятские исторические песни. – Улан-Удэ, 1973. – 187с.

[6] Шаракшинова Н.О. Лирические песни бурят. – Улан-Удэ, 1973. – 148с.

[7] Дугаров Д.С. Песни хори-бурят. – Улан-Удэ, 1964.Т.1. – 444с.

[8] Анандын Нумаа. Буряад-монгол арадай дунууд (Бурят-Монгольские народные песни). – Улан-Удэ, 2003. – 318с.

[9] Шарайд Жамбалын Бадамдаш. Буриад арадай дуун (Бурятские народные песни). – Улан-Батор, 1998. – 152с.

[10] Дашиева Л.Д. Традиционная музыкальная культура бурят. – Улан – Удэ, 2005. – 187с.; Дугаров Д.С. Исторические корни белого шаманства. На материале обрядового фольклора бурят. – М., Наука, 1991. – 297с.; Нумаа А. Буряад-монгол арадай дуунууд (Бурят-Монгольские народные песни). – Улаан – Удэ, 2003. – 318с.; Халтаева Л.А. Песни хори-бурят. – Улан – Удэ, 1999. – 92с.; Шаракшинова Н.О. Лирические песни бурят. – Иркутск 1973.– 148с.

[11] Земцовский, И.И. Мелодика календарных песен. - Л.: Советский композитор, 1975.

[12] Енговатова М.А., Ефименкова Б.Б. Звуковысотная организация русских народных песен в свете структурно-типологических исследований // Звуковысотное строение народных мелодий (принципы анализа). Материалы науч.-практ. этномузыкологической конференции. М., 1991. – с.49-88.

[13] Народное музыкальное творчество. Коллектив авторов, отв. ред. Пашина О.А, Е.А.Дорохова, Ю.Е.Бойко, - Санкт-Петербург, 2005. – 43с.

[14] Медведева В.Н. Фольклорная практика в музыкальном Вузе: Учебно-методическое пособие. – М., 1993. – 234с, Круглов Ю.Г Фольклорная практика. – М., 1979. – Изд. 2-е, доработанное. – М., 1986. – 54с; Савушкина Н.И. О собирании фольклора: Учеб. пособие. – М., 1974. – 48с.

[15] Агапкина Т.А Сюжетика восточнославянских заговоров в сопоставительном аспекте. – Москва, 2006. 123с.; Новик Е.С. Семиотические функции голоса в фольклоре и верованиях народов Сибири. Фольклор и мифология Востока в сравнительно-типологическом освещении. – М.: Наследие, 1999. – С. 217-235; Пашина О.А. Календарно-песенный цикл у восточных славян. - М., 1998. – 279c.

[16] Веселовский А.Н. Избранное: Историческая поэтика. – Москва, 2006.; Земцовский И.И. Песня как исторический феномен // Народная песня. Проблемы изучения. – Л., 1983.– С.4-21; Пропп В.Я. Поэтика фольклора. – М.: Лабиринт,1998. – 158с.; Путилов Б.Н Методология сравнительно-исторического изучения фольклора. – Л., 1976. – 238с.

[17] Гирченко В. Русские и иностранные путешественники XVII, XVIII и первой половины XIX веков о бурят – монголах. – Улан – Удэ, 1939. – 91с; Паллас П. С. Путешествия по разным провинциям Российского государства. – СПб. 1773 – 1788. –Ч.1 – 3.; Позднеев А.М. Образцы народной литературы монгольских племен. – СПб., 1880. – Т.1. – 202с.; Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Материалы этнографические. Выпуск 4. – СПб., 1883 – 380с.; Руднев А.Д. Мелодии монгольских племен // Записки ИРГО по отделению этнографии. – СПб., 1909. – С 395-430с.;

[18] Балдаев С.П. Буряад арадай дуунууд (Бурятские народные песни). 2-дэхи том: Урданай дуунууд (Дореволюционные песни). – Улан – Удэ, 1965.– 289с.; Жамцарано Ц.Ж. Образцы народной словесности монгольских племен. Эпические произведения эхирит-булагатов: Тексты. – Л., 1930. – Т.1. Выпуск 1.; Хангалов М.Н. Собрание сочинений. – Улан – Удэ, 1958. – Т. 1. – 551 с.

[19] Аюшеев Д.Д. Буряад-монгол арадай дуунууд (Баряат-монгольские нардные песни). – Улан-Удэ: Бурят-монгольское кн. изд-во, 1950. – 54 с.; Башкуев Б. Сборник бурят-монгольских песен. М., 1935. – 89 с.; Ямпилов Б.Б. Буряад –Монгол эхин hургуулида хэрэглэгдэхэ дуунууд. (Сборник Бурят-Монгольских песен для начальной школы). – Улан-Удэ, 1966. – 148 с.

[20] Олзоев Б.В. Музыкальное песенное творчество бурят. – Улан – Удэ, 1962. Выпуск 4. С.25-30.

[21] Дугаров Д.С. Дугаров Д.С. Песни хори-бурят. – Улан-Удэ, 1964.Т.1. – 444с.; Шарайд Жамбалын Бадамдаш. Буриад арадай дуун (Бурятские народные песни). – Улан-Батор, 1998. – 152 с.

[22] Анандын Нумаа. Буряад-монгол арадай дунууд (Бурят-Монгольские народные песни). – Улан-Удэ, 2003. – 318с.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.