WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Бурятская вокальная школа как феномен национальной музыкальной культуры

Санкт-Петербургский Гуманитарный университет Профсоюзов

На правах рукописи

Цибудеева Надежда Циденовна

БУРЯТСКАЯ ВОКАЛЬНАЯ ШКОЛА КАК ФЕНОМЕН НАЦИОНАЛЬНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

специальность 17.00.09 теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

2010

Работа выполнена на кафедре искусствоведения Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов и кафедре истории и теории искусства Восточно-Сибирской Государственной академии культуры и искусства

Научный руководитель:

Кандидат педагогических наук, доцент

Костюк Екатерина Борисовна

Официальные оппоненты:

Доктор искусствоведения, профессор

Герцман Евгений Владимирович

Доктор философских наук, профессор

Махлина Светлана Тевельевна

Ведущая организация: Нижегородская государственная консерватория им. М. И.Глинки

Защита состоится «30» апреля 2010 года в 16.00 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 602.004.02 при Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов по адресу: 192238, Санкт-Петербург, улица Фучика, 15, ауд. 200

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов.

Автореферат разослан 30 марта 2010 года

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

Кандидат культурологии, доцент А. В. Карпов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Происходящие в современной культуре процессы глобализации актуализируют вопросы изучения национальной музыкальной культуры, её достижений как проявления уникальности, неповторимости, а также взаимосвязи с многообразием мирового искусства. Феноменом национальной культуры Бурятии стала профессиональная вокальная школа, cформировавшаяся в республике на протяжении XX века.

Вокальное искусство - наиболее результативное направление в ряду музыкальных специализаций республики. Об этом убедительно свидетельствуют творческие достижения его виднейших представителей.

Обладатели прекрасных голосов, бурятские певцы представляют одну из значимых в России вокальных школ, созданную в республике к началу второй половины ХХ века в силу имеющихся объективных и субъективных предпосылок. Зарекомендовав себя в числе признанных лидеров в области профессионального вокального искусства, Бурятия в течение длительного времени привлекала к себе внимание сосредоточием вокальной одарённости. В рецензиях профессионалов-вокалистов, критиков России, Монголии, высоко оценивалось вокальное искусство бурятских исполнителей[1].

Являясь носителями не только национальной культуры, но и европейской, бурятские вокалисты оказывали и продолжают оказывать на протяжении десятилетий непосредственное влияние на состояние и развитие культурного пространства в регионе и за его пределами.

Однако, несмотря на наличие эмпирического опыта в виде реально существующей бурятской вокальной школы, значимой роли её представителей не только в культуре Бурятии, но и в целом России, бурятская вокальная школа не была объектом специального искусствоведческого исследования. Малоизученность заявленного феномена актуализирует необходимость выявления и анализа генезиса бурятской вокальной школы в контексте изучения историко-культурных, художественно-эстетических предпосылок возникновения и особенностей её развития.

Актуальность темы диссертации обусловлена и повышением интереса к роли национальных музыкальных традиций в современной действительности, к познанию их национальной самоидентификации, изучению специфики функционирования вокального искусства в современной культуре Бурятии. Исходя из этого, в диссертации особое внимание уделяется исследованию истоков национальной вокальной школы, традиций национального певческого искусства, проблеме преемственности поколений вокалистов Бурятии.

Степень разработанности проблемы. В отечественной научной литературе практически не представлено работ, посвященных истории, специфике бурятской вокальной школы как феномена национальной художественной культуры. При исследовании диссертант опирается на научные работы по общей вокальной проблематике, содержащиеся в музыкально-исторической литературе для определения историко-культурных, этнолингвистических предпосылок, анализа и систематизации опыта бурятской вокальной школы, её генезиса, определения теоретико-методологических подходов к решению поставленных задач.

Вопросам исследования национального искусства, музыкального, в контексте мирового культуры посвящены труды Б.В.Асафьева, А.А. Гозенпуда, М.С. Кагана, С.Т. Махлиной, Н.А. Соломоновой, Ю.И.Шейкина и других, в которых анализируются аспекты становления, роли национального искусства, его значения в жизни общества.

[2]

Вопросам генезиса певческого искусства в европейской культуре, истории становления, особенностей вокальных школ посвящены труды Д.Л. Аспелунда, В. А. Багадурова, Е.В. Герцмана, Л.Б. Дмитриева, М.Л. Львова, И. К. Назаренко, Л. К. Ярославцевой, диссертации В.Г.Антонюк, Н.К. Бахуташвили, Им Ок Сун, В.Н.Орленина, А.С.Яковлевой, а также работы Н.Д. Андгуладзе, Н.К. Бахуташвили и других.



Проблемам специфики музыкальной культуры Бурятии посвящены научные работы Г. Ц. Бельгаева, П.М. Берлинского, П. С. Гуревича, О. И. Куницына, В.Ц. Найдаковой, А.А.Политова, Г. А. Поляновского, Л. С. Ходорковской, в которых освещён круг проблем, связанный с историей возникновения профессионального искусства в Бурятии, его традициями.

Значимыми для исследования стали фундаментальные труды по фольклористике Д. Банзарова, Л.Н. Гумилёва, Ч. Далая, Д.С. Дугарова, Ц.Ж. Жамцарано, С.А. Кондратьева, А. Позднеева, А. Д. Руднева, Г.Д. Санжеева, Б. Ф. Смирнова, А.И. Уланова, М.Н. Хангалова, Г. Ц. Цыбикова, в которых прослеживаются истоки культуры бурятского народа, условия его бытования, обычаи, верования, традиции, рассматривается их аксиологический аспект.

В этнолингвистических трудах И.Д. Бураева, В.И. Золхоева, Г.О. Туденова, Ц.Б. Цыдендамбаева, музыкально-краеведческих публикациях С. Миха содержатся отдельные сведения по выразительности фонетики бурятского языка, его приспособленности к передаче чувств и эмоций средствами вокала.

Несомненный интерес для решения поставленных в исследовании задач представлял и ряд научно-популярных изданий (Ю.Дабаина, О. И. Куницына, И. Ф. Кузьминой, Л. Л. Линховоина, Ц.Г. Шагжина и др.), в которых рассматриваются отдельные аспекты исполнительской деятельности ведущих певцов Бурятии: Л. Л. Линховоина, Б. М. Балдакова, И.Н. Батурина, К.И. Гомбоевой-Языковой и других. Данные работы посвящены не только вопросам биографического характера, но также особенностям исторического развития вокальной школы Бурятии. Значимый ряд публикаций в средствах массовой печати событийного характера (гастроли, премьеры, юбилейные события и т.п.), как внутри республики, так и за её пределами явился важным дополнением к вопросам анализа исторического развития вокальной школы Бурятии, её прошлого и настоящего.

Однако работ по системному изучению истории, специфики возникновения и развития бурятской вокальной школы, рассмотрения её в контексте истоков и преемственности на сегодня отсутствуют. Таким образом, представляется актуальным исследование вокальной школы Бурятии в контексте вышеназванных аспектов.

Объект исследования: Бурятская вокальная школа.

Предмет исследования: Генезис и художественно-эстетическая специфика бурятской вокальной школы.

Цель исследования: Анализ формирования и развития бурятской вокальной школы как феномена национальной музыкальной культуры.

Реализация данной цели обусловила необходимость постановки и решения следующих задач:

- охарактеризовать понятие «профессиональная вокальная школа», условия ее возникновения и развития;

- проанализировать культурно-исторические и художественно-эстетические предпосылки формирования бурятской вокальной школы как феномена национальной культуры;

- исследовать и обосновать фонетические особенности бурятского языка как средства вокальной выразительности;

- выявить закономерности формирования самобытности профессиональной бурятской вокальной школы от национальной традиции вокализации до европейского оперно-концертного стиля исполнения;

- определить особенности эволюции поколений вокалистов бурятской вокальной школы в XX – начала XXI веков, систематизировать исполнительскую школу по персоналиям;

- рассмотреть значение творческой деятельности российских, бурятских композиторов, деятелей искусства в становлении и культивировании бурятского вокального искусства.

Теоретико-методологическим основанием данного исследования стали научные труды по музыкальной культуре, эстетике, теории и истории музыки, оперному искусству, психологии музыкального восприятия, этнолингвистике, этнологии и краеведению, истории и теории вокала:

- фундаментальные труды отечественных и зарубежных историков культуры, музыки и театра: Б. В.Асафьева, Е. В. Герцмана, Б. Горовича, М. С. Кагана, Г.Кречмара, Т. Н. Ливановой, С.Т. Махлиной, К. К. Розеншильда, Н. А. Соломоновой, К.С. Станиславского, А.А. Хохловкиной, а также музыкально-критические труды В.Ф. Одоевского, В.В. Стасова, П.И. Чайковского и др.;

- научные работы об особенностях национальной культуры и музыкального искусства Бурятии, труды по краеведению и этнологии крупнейших ориенталистов: Д. Банзарова, Л.Н. Гумилёва, Ч. Далая, Д.С. Дугарова, Ц.Ж. Жамцарано, С.А. Кондратьева, А. М. Позднеева, А. Д. Руднева, Г.Д. Санжеева, Б. Ф. Смирнова, А.И. Уланова, М.Н. Хангалова, Г. Ц. Цыбикова.

- психологии музыкального восприятия, развития творческих способностей Л. С. Выготского, Е. В. Назайкинского Б.М.Теплова и других.

-этнолингвистические положения, содержащиеся в работах: И.Д. Бураева, Л.Р. Зиндера, В.И. Золхоева И. А. Бодуэна де Куртене, В.В. Жирмунского, М.И. Матусевич и др.

Методы исследования. В ходе исследования были применены:

-культурно-исторический метод способствовал выявлению историко-теоретических аспектов возникновения и развития бурятской вокальной школы;

-методы описания, анализа и сопоставления применялись в исследовании вокальности фонетики бурятского языка, а также традиций национально-фольклорного певческого искусства;

-сравнительно-исторический метод позволил выделить преемственные связи между итальянской, русской и бурятской вокальными школами;





-метод структурного и ладогармонического анализа бурятских песен (народных и созданных композиторами);

-метод наблюдения и интервью с бурятскими вокалистами;

-биографический метод в систематизации по персоналиям бурятских вокалистов;

Источники исследования. Основой данного исследования послужили

1) научные труды по теме диссертационного исследования (теория и история искусства, музыковедение, этнолингвистика, эстетика, этнология и краеведение, история и теория вокала);

2) опубликованное эпистолярное наследие и мемуаристика (Г. Берлиоза, А. Л. Доливо, Дж. Лаури-Вольпи, Л.Н. Книппера, С. Ю. Левика, А.В. Неждановой, Н.А. Обуховой, Э. Росси, Л.В. Собинова, А. Фраккароли, Ф.И. Шаляпина);

3) словарно-энциклопедическая и справочная литература, историко-библиографические и иные издания, связанные с темой исследования;

4) практический опыт автора диссертационного исследования на основе рассмотрения оперных произведений, фольклорных и композиторских песенных источников, репертуарных листков солистов Бурятского театра оперы и балета и республиканской филармонии. Интервью с исполнителями, фиксирующие высказывания и свидетельства, исследуемых в работе проблем. Музыковедческий анализ концертных выступлений в спектаклях, филармонических концертах, на радио и телевидении, аудио-источников с записями выступлений певцов, периодические издания и беллетристика.

Научная новизна диссертационного исследования заключается:

  • во введении в научный оборот понятия «бурятская вокальная школа»;
  • в исследовании впервые культурно-исторических и художественно-эстетических предпосылок формирования бурятской вокальной школы;
  • в установлении впервые, что вокальность фонетического строя бурятского языка обусловила национальные певческие традиции;
  • впервые в проведении в отечественном музыкознании сравнительно-сопоставительного анализа вокальности фонетики итальянского, русского, бурятского языков;
  • в определении впервые особенностей преемственности музыкально-эстетического опыта поколений вокалистов Бурятии XX-XXI в.в.
  • в определении значимой роли национальных и российских композиторов и деятелей искусства в становлении и развитии бурятской вокальной школы в исторической динамике.

Практическое значение работы заключается в том, что её материалы и выводы могут быть востребованы в исследованиях по проблемам профессионального бурятского музыкального искусства, истории художественной культуры не только бурят, но и других народов.

Результаты исследования могут быть использованы при разработке учебных и методических пособий, создания спецкурса «История вокального искусства Бурятии» для обучения музыковедов, вокалистов, дирижёров и инструменталистов.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Обоснование феномена самобытности бурятской вокальной школы, заключающегося в глубоком восприятии традиций итальянской, русской вокальных школ с опорой на национальную певческую культуру

2)Определение культурно-исторических и художественно-эстетических предпосылок возникновения и развития бурятской вокальной школы: государственная культурная и национальная политика СССР в 30-е годы ХХ в. (смотры художественного творчества трудящихся, открытие специализированных образовательных учреждений, студий, проведение декад национального искусства республик), певческие народные традиции, синтез с европейской вокальной школой;

3)Осмысление вокальности фонетики бурятского языка как фактора становления национальной вокальной школы, обусловившего кантиленность, широту певческого диапазона, художественную выразительность стиля исполнения;

4)Определение особенностей эволюции поколений бурятской вокальной школы и систематизация их представителей;

5)Понимание творческой деятельности автохтонных, инонациональных композиторов как фактора формирования и культивирования бурятской вокальной школы, расширения вокального репертуара на основе классических произведений и создания произведений национального характера.

Апробация исследования. Результаты исследования нашли своё отражение в 16 научных публикациях, том числе и изданиях ВАК (2), а также в форме докладов на конференциях: «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии», Улан-Удэ, 2006; «Сохранение духовного наследия и развитие национальной хореографии», Улан-Удэ, 2007; «Россия в Монголии: история и современность», Улан-Батор, 2008; «Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок», Санкт-Петербург, 2010.

Структура и объём диссертации определены её содержанием. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы (196 наименований), приложений и глоссария. Общий объём диссертации составляет 209 страниц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяется проблематика диссертации, обосновывается её актуальность, рассматривается степень научной разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и конкретные задачи исследования, выделяются методологические основы и принципы исследования, теоретическая значимость и новизна, подчёркивается практическая ценность, предлагается анализ литературы по теме данной работы.

Первая глава «Культурно-исторические и художественно-эстетические аспекты формирования бурятской вокальной школы» основана на рассмотрении факторов, обусловивших возникновение и развитие бурятской вокальной школы как феномена национальной культуры. Обосновывается необходимость введения понятия «бурятская вокальная школа» в научный оборот, проводится исследование вокальности фонетики бурятского языка и певческих традиций народа.

Параграф 1.1 «Вокальная школа как историческое и теоретическое понятие», в которой диссертант подробно исследует понятие и факторы, обуславливающие возникновение вокальной школы. В ходе анализа и обобщения научной литературы, было установлено, что пение является онтологической сущностью человека, ибо певческая атрибутика в виде музыкального звука в его голосовом проявлении является имманентным свойством бытия индивида. Будучи органической потребностью, пение является для человека естественным актом и имеет большое значение для его эволюции. Согласно некоторым концепциям, певческие традиции есть у каждого этноса, и являются порой более совершенными по сравнению с орудиями труда. Древние мифы многих культур описывают акт сотворения мира богами посредством пения. Говоря об «исходной связи между музыкой и космосом», немецкий искусствовед В. Шрамек, ссылается, к примеру, на монгольский миф о происхождении музыки1

[3] 5. Кроме того, с древних времен, певцы стремились беречь и развивать голос при помощи упражнений, как это отмечает, к примеру, отечественный учёный Е.В. Герцман в своём научном исследовании по музыкальным культурам древности1

[4] 6.

[5]

Изучение научных источников выявило, что эмоционально-психическое состояние индивида и темперамент находят своё отражение в его голосовом проявлении. Если в разговорной речи доминирующей является, как правило, семантическая функция, то в вокальной - музыкально-эстетическая и эмоциональная1

[6]

7. Таким образом, вокальная речь представляет собой весьма специфическую модель звуковой речи человека, широко известную под термином «искусство пения».

Певец, свободно распоряжающийся вокальной техникой, обладает вокальной школой. В вокальном искусстве понятие «школа» определяется, во многом, языковой средой, а также духовной и музыкальной культурой региона. Кроме того, понятие «вокальная школа» обусловлено исполнительской практикой, накопленным опытом разных национальных культур.

Как выявило исследование, в вокальном искусстве убедительное выражение находит национальная специфика, ибо она связана с фонетическими особенностями языка, с необходимостью выразительного донесения речевого текста. Формирование национальной школы пения как исторически сложившееся художественное явление оформляется при условии возникновения национальной композиторской школы, выдвигающей перед певцами определённые художественно-исполнительские требования.

Параграф 1.2 «Музыкально-исторические предпосылки возникновения бурятской вокальной школы». В европейской истории сложились итальянская, французская, немецкая вокальные школы, имеющие влияние на формирование других национальных школ с приоритетным значением итальянской. Следуя логике поставленных задач, автор отмечает, что особое значение для формирования итальянской певческой школы имеет рождение во Флоренции на рубеже XVI-XVII веков жанра оперы, развитие композиторских и вокальных школ Рима, Венеции, Неаполя, а также стиля bel canto, достигших особого совершенства в XIX века.

Анализируя особенности других европейских вокальных школ, автор отмечает, что декламационность, свойственна французской вокальной школе (например, в творчестве Ж.Б. Люлли, Ж.Ф.Рамо и др.), инструментальный характер звучания присущ немецкой вокальной школе, отобразившийся, например, в творчестве Р.Вагнера.

Исследуя научную литературу по вопросам развития русской вокальной школы, автор обобщает, что развитие русского певческого искусства основывалось на богатых музыкальных народных традициях (в частности, русской народной песне), певческих традициях, сформировавшихся в лоне христианской православной церкви, способствовавшей приобретению вокальных навыков исполнителями. Дальнейшее направление развития вокального искусства в России было обусловлено петровскими реформами с их курсом на европеизацию и сближение с Западом. Этому способствовало, в частности, появление системы образования художественной направленности, оптимизировавшееся в эпоху правления императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II.

Появившись в XVIII веке, опера в России носила характер украшения светской придворной жизни. В Россию были приглашены иностранные труппы (итальянская, французская). Предтечей русской оперы стали комические образцы XVIII века М. Соколовского, М. Матинского, В. Пашкевича, патриотические и бытовые интермедии, дивертисменты и водевили С.Давыдова, К. Кавоса, А. Верстовского Д. Кашина, А.Титова, А. Бортнянского, Е. Фомина. В этот период практиковалось обучение крепостных певческому искусству. Огромное значение в формировании традиций русской вокальной школы имел романс А. Алябьева, А. Гурилёва, А. Варламова П. Булахова, затем М. Глинки, П. Чайковского и других, обусловивший, в частности, кантиленность, эмоциональность русского вокального стиля.

Заслугой, по мнению исследователей, М. Глинки является синтез итальянского стиля вокального пения с характерными особенностями русской певческой традиции с неповторимой интонацией протяжной песни, причета, плача, послуживший основой для формирования русской вокальной школы. В 30-40-е годы XIX столетия проявились таланты исполнителей глинкинских оперных шедевров: О.Петрова, А.Воробьёвой-Петровой, Д.Леоновой, С. Гулак-Артемовского и др.

Постановка в 1836 году оперы М.Глинки «Жизнь за царя» выявила вокальный потенциал В.Самойлова, А. Крутицкого, П.Злова, Е. Урановой-Сандуновой, Н.Семёнова, А.Михайловой, Н.Воробьёва, Н.Лаврова, потребовавший дальнейшего совершенствования их вокальных навыков.

Становлению русской профессиональной вокальной школы XIX века способствовала деятельность итальянских вокальных педагогов: К.Эверарди, А.Мазетти, М.Баттистини, К.Ферни-Джиральдони, Э.Гандольфи, которые в консерваториях Москвы С.-Петербурга и частными уроками сумели передать своим воспитанникам тонкости искусства итальянской вокальной школы, когда певучесть, широта дыхания, виртуозность исполнения были восприняты российскими певцами. Огромное значение для дальнейшего развития вокальной школы в России имело оперное творчество русских композиторов XIX в.

В ХХ веке с 30-х годов значимым событием, этапом стало обогащение искусством европейского вокального стиля исполнителей национальных республик СССР.

Исследуя проблему, автор отмечает, что основой формирования профессионального вокального искусства в Бурятии стали итальянская и русская школы. Естественность восприятия их традиций, по мнению, автора во многом связана с певческими особенностями и вокальностью фонетики бурятского языка.

В Параграфе 1.3 Особенности бурятского вокального искусства: истоки певческой традиции диссертант подробно анализирует особенности истории и культуры бурятского народа, ставшие основой для формирования национальной вокальной школы.

Более чем 1000-летняя история бурят, как одного из коренных этносов Центральной Азии, сложилась на протяжении веков в мощную кочевую цивилизацию, простирающуюся географически от междуречья Енисея и Ангары на западе до дельты Аргуни и Шилки на востоке и, наконец, хребтов Хингана и тибетских нагорий на юге. По типу хозяйствования она принадлежит к культуре скотоводно-звероловных племён, ведших в поисках необходимых пастбищ кочевой образ жизни, вступая в неизбежные при этом столкновения с иными номадами, а также с оседлыми популяциями, жившими по законам «натурально-замкнутого хозяйства».

В системе культуры эволюция бурятского певческого искусства происходила под влиянием раннефольклорных жанров: традиционного пения, а также буддийских духовных песнопений.

Существенным элементом национальной культурно-образовательной парадигмы стало привнесение в неё с XVII в. музыкального оформления буддийского культа, сходного с жанрами профессиональной европейской музыки благодаря наличию в нём оркестровых и вокальных форм музицирования (В.Инкижинов, Л.Стоковский).

Основными источниками многообразного народно-национального песнетворчества бурят являются льгэры - героический эпос и песни. В льгэрах, как синкретических видах искусства, объединяющих в себе музыку и слово, содержатся по существу истоки национального музыкального театра. Основными песенными жанрами бурятской музыкальной культуры, согласованной со скотоводческим укладом, являются ута дуун – протяжная песня, свободная от метроритмического подчинения и богони дуун – подвижная, укладывающаяся в метроритмические рамки.

Таким образом, стилевыми особенностями бурятской народной песни являются: а) трихордово-попевочная структура напевов на базе ангемитонной пентатоники; б) песенный строй напева в богони дуун (короткой) и речитативный в ута дуун (протяжной); в) традиции как сольного, так и коллективного музицирования.

Бурятский свадебный обряд и народные празднества способствовали развитию традиции певческих турниров (Г.Санжеев), где культивировалось сольное и хоровое пение в ёхоре и других хороводных танцах.

Истоки бурятской фольклорной традиции во внутрислоговой распевности, расцвеченные мелизматикой, широком дыхании, обилии орнаментики зафиксированы в трудах П.М. Берлинского, Д.С.Дугарова, С.А. Кондратьева, Б.П. Сальмонта, Б.Ф. Смирнова и других. В исследованиях зарубежных, российских путешественников и миссионеров отмечались особенности певческой традиции бурятского народа, заключающиеся в особой широте певческого диапазона и распевности народных мелодий, вариативности напевов в связи с локальными традициями исполнения, а также способности исполнителей к импровизации и орнаментации напевов мелизматическими украшениями. Все эти свойства стали неотъемлемой составляющей вокального мастерства бурятских вокалистов.

Параграф 1.4 «Фонетика бурятского языка как средство выразительности национального вокала». В рамках данного параграфа автор проводит детальных анализ особенностей фонетики итальянского, русского и бурятского языков, анализирует их вокальность, фонетическую гибкость, «приспособленность» в пению. Отмечает, что певческая природа бурятского языка вытекает из его фонетического строя, свидетельствующего о так называемой «природной постановке» в виде адаптированности к певческой функции, как исполнителей-вокалистов, так и в целом народа.

В бурятском языке преобладают открытые слоги, когда единичные согласные сочетаются с гласными. В нём наблюдается тенденция к увеличению гласных звуков и разрежению согласных звуков гласными. Это проявляется в наличии в его инвентаре дифтонгов, т. е. долгих гласных фонем: аа, оо, ээ, ии, уу, , , способствующих кантиленности вокальной речи.

Количественный анализ звукового состава старинных льгэрных и современных песенных текстов подтверждает наличие широких гласных: а, э, о, у, ы ~ 34%, полугласных (сонантов): н, м, нг(), л, р ~ 22%, согласных звучных смычных: б, г, д ~ 13%, щелевых: ж, з, й ~ 5%, фарингальных: h, г (aspir) ~ 2%, гласных узких: и, йотированных: jэ (е), jo (ё), jу (ю), jа (я) ~ 5%, мягкорядных: и ~ 4%, согласных глухих: с, ф, х, ш ~ 5%, взрывных: к, п, т ~ 4%, отсутствие аффрикатов: ц, ч, щ - 0%.

Приведённые данные служат констатацией того, что фонетические особенности бурятского языка, состоят в меньшей напряжённости его звукового состава. Пение на бурятском языке так же, как говор отмечены равномерным напряжением стенок передней и задней части рта, энергичностью артикуляции со звучанием гласных при высоко поднятом нёбе, способствующей особой выразительности, теплоте звучания голоса, а также отсутствием неудобных для пения сложных звукосочетаний (гортанных призвуков, аффрикатов из свистящих и шипящих согласных) и узких гласных.

Во второй главе «БУРЯТСКАЯ ВОКАЛЬНАЯ ШКОЛА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ XX XXI В. В.» рассматривается развитие бурятской вокальной школы в исторической динамике, особенности эволюции поколений бурятский вокалистов, систематизация их представителей, роль деятелей культуры Бурятии и республик СССР в формировании бурятской вокальной школы

В параграфе 2.1 «Становление бурятской вокальной школы в исторической ретроспективе»

Исследуя проблему, автор отмечает значение культурной политики СССР, начиная со второй половины 1920-х годов по отношению к развитию искусства в республиках. Особое внимание уделяется также вопросам анализу данных по преемственности от педагогов к ученикам традиций (например, трактовка образа, метод извлечения звука и т.п.), воспринятых от итальянской и русской вокальных школ.

Исследование истоков бурятской вокальной школы свидетельствует о том, что, овладев профессиональными навыками под руководством российских вокальных педагогов, ведущие солисты БГАТОиБ являются наследниками европейских певческих традиций, полученных в центральных консерваториях страны. Так, профессор ЛГК И. И.Плешаков, наставник Л.Линховоина, К. Базарсадаева, Л. Шоболова и преподавателя вокала В. Елбаева, обучался у В. С. Сластникова, воспитанника Камилло Эверарди и т.д. Проведённая в диссертации систематизация персоналий педагогов и учеников бурятской вокальной школы позволила выявить безусловную преемственность традиций европейской и русской вокальных школ бурятскими исполнителями, с непосредственной передачей навыков от педагогов к ученикам. Предпринятый анализ источников, творчества исполнителей выявил, что восприняты традиции трактовки оперных партий, темпераментность эмоционально-эстетического воплощения образов, стиль bel canto. Автор также констатирует, что бурятские вокалисты в практике творческой деятельности опирались на традиции певческого национального искусства.

В параграфе 2.2 «Искусство бурятских вокалистов как феномен национальной музыкальной культуры XX-XXI в.в.» рассматриваются достижения и творчество представителей бурятской вокальной школы в контексте развития культуры Бурятии.

В параграфе исследуется жизнь и творчество ярких представителей разных поколений бурятской вокальной школы: народных артистов СССР Лхасарана Линховоина, Кима Базарсадаева, Дугаржапа Дашиева, Галины Шойдагбаевой и т.д. Все они, как правило, являются, представителями крестьянского сословия, то есть близкими к народной традиции. Диссертант приходит к выводам о том, что помимо природных дарований огромное значение для их профессионального становления имели семейные певческие традиции, бытовое инструментальное музицирование, смотры самодеятельного творчества, дальнейшее системное образование в оперных студиях, центральных консерваториях страны. Созидательную роль в их профессиональном становлении сыграли художественные декады 40-х и 50-х годов, стимулировавшие зарождение и развитие национальных музыкальных театров, их дальнейший рост.

В рамках своей творческой деятельности вокалисты органично сочетали оперный классический репертуар («Князь Игорь» А.Бородина, «Хованщина» М.Мусоргского, «Аида» Дж. Верди и другие) и песни А. Андреева, Ю. Ирдынеева, С.Манжигеева, Б.Цырендашиева, основанные на структурообразующих элементах национальной музыкальной бурятской культуры (пентатоника, яркий мелодизм, кантиленность).

Анализируя публикации по теме исследования, диссертант отмечает, что вокальный стиль бурятских вокалистов унаследовал от европейской и русской вокальных школ эмоциональность, виртуозность исполнения, многогранность воплощения образа. Их творческая деятельность служила поднятию престижа профессии певца, превратила её в культурный норматив, породив тем самым оперно-вокальный бум в республике и как следствие - многочисленные ряды последователей и приверженцев. Всё это стало важным фактором развития культуры Бурятии и региона.

В параграфе 2.3 «Творчество российских и бурятских композиторов, деятелей искусства в контексте развития национальной вокальной школы». Исследование истории вопроса выявило позитивные результаты целенаправленной государственной культурной политики, направленной на поддержку и развитие искусства в национальных республиках СССР, начиная с 30-х годов XX столетия, приведшей к формированию профессиональных школ. Важным этапом в этом процессе стало делегирование музыкантов из культурных центров в прежде «отсталые» регионы с целью проведения организационной работы по созданию национальных композиторских направлений и творческих коллективов, сопровождавшихся созданием сети учебных заведений.

На основании экскурса в историческую, научную и публицистическую литературу автор приходит к выводу, что географическая отдалённость от центра, отсутствие на начало ХХ века системы художественного воспитания не стали препятствием для постановки в Бурят-Монголии при помощи ведущих деятелей искусства страны уже на 6-ом сезоне от «рождения» первого музыкального спектакля, а на 7–8 сезонах его триумфального показа в первом среди автономных образований отчёте о достижениях художественного творчества 1940 года. Это стало возможно благодаря профессиональному руководству основоположника национального музыкально-театрального искусства и первого режиссёра Бурятской оперы Г.Цыдынжапова, создавшего в республике музыкальный театр в русле европейской оперной эстетики. Большое значение имела также деятельность режиссёров И. Туманова, А.Миронского, хореографа И. Моисеева, музыкального и общественного деятеля - композитора, дирижёра, педагога и П.М.Берлинского.

В зарождении и становлении бурятской вокальной школы большое значение имела креативно-подвижническая деятельность российских, а также автохтонных композиторов: П. Берлинского, М.Фролова. В.Морошкина, Л.Книппера, С.Ряузова, Д.Аюшеева, Б.Ямпилова, оказывших влияние на её формирование не только выразительными средствами музыкальных драм, оперных полотен и песенных образцов, но и непосредственной работой с певцами. В первых музыкально-сценических сочинениях: «Баир» П.Берлинского, «Энхэ-Булат батор» («Энхэ-Стальной богатрь») М.Фролова, «Эржен» В.Морошкина приглашённые российские композиторы создавали музыку в расчёте на вокальные данные оперных артистов, учитывая их потенциал. В 1946 г. композиторы Л. Книппер и С. Ряузов, ознакомившись с образцами национального фольклора, пополнили театральный репертуар операми «У подножья Саян» и «На Байкале». На их примерах учились в дальнейшем Д.Аюшеев и Б. Ямпилов, сочинявшие произведения в жанре оперы.

В 30-е годы появилась бурятская массовая песня П. Берлинского, В. Морошкина, Н. Тихонова, затем появились первые образцы молодых композиторов–бурят Д. Аюшеева, Ж. Батуева, Г. Дадуева, Б. Ямпилова. Развитию национального композиторского творчества способствовали своим искусством профессиональные бурятские вокалисты. Народная бурятская песня в творческом переосмыслении композиторов и вокалистов обрела историческое, художественное воплощение и продолжение.

На основании изученного материала автор делает вывод о том, что творческая деятельность композиторов способствовала развитию профессиональной вокальной культуры Бурятии в период её становления, а исполнительская активность вокалистов академического профиля в свою очередь вдохновляла композиторскую мысль.

Параграф 2.4 Эволюция поколений бурятской вокальной школы. Опираясь на научные положения, касающиеся того, что у каждого поколения своя историческая миссия, автор в исследовании данного вопроса ориентируется на понятие репутации поколения[7], применяемого в науке.

Итак, деятельность первого поколения бурятских вокалистов (1930 – 50) связана с приобщением и освоением канонов академического вокала, традиции которого осваивались под руководством педагогов-вокалистов из центра: Н. Н. Шатрова, М. Н. Иолович, О. А. Стреловой, когда был заложен фундамент национальной вокальной школы и за кратчайший срок преодолён путь от народно-натурального пения до европейской оперно-концертной манеры исполнения. Представители второго певческого поколения республики (1950 - 70) характеризуются возможностью получения более или менее системного 2-ступенчатого образования: музыкальное училище – вуз, в основном, в Ленинградской и Уральской консерваториях. Третья формация бурятских вокалистов (1970 - 90) состоялась, как показало исследование, благодаря первому поколению, сменившему поле своей деятельности с артистической на педагогическую. Впечатляющие результаты воспитанников Н.К.Петровой, А. А. Арсаланова, К.И. Гомбоевой-Языковой, Л.Л.Линховоина вывели вокальное исполнительство и вокальную педагогику республики на уровень, соизмеримый с международными стандартами.

Начиная с 1990-х годов, четвёртая когорта бурятских вокалистов активно вписывается в художественный рынок, заключая долгосрочные контракты и договора, главным образом, за пределами республики.

Таким образом, эволюция бурятской вокальной школы представлена целым рядом поколений, творчество которых являет собой пример поступательного приобщения и освоения традиций профессионального европейского вокального искусства и его синтеза с национальными традициями певческого искусства. Отмеченная запасом профессиональной прочности, ныне она, достигнув порога творческой зрелости, превратилась в явление высокой художественной ценности и котируется в вокальном мире страны. Отмечается также, что ныне БГАТОиБ испытывает диспропорцию между разными категориями исполнителей при обилии вокалистов и дефиците инструменталистов. Исследуя проблему развития бурятской вокальной школы, автор делает вывод, что в условиях современного художественного рынка это может быть губительно не только для коллектива, жизнь которого, по мнению исследователей, усложняется статусом «периферии», но и в целом для сохранения традиций и развития культуры Бурятии в целом.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы. Бурятская вокальная школа – значимое явление национальной культуры, плод творческих устремлений нескольких поколений исполнителей, педагогов, основанных на художественно-эстетических традициях европейской и бурятской культуры. Этот феномен, став важной частью культуры Бурятии XX- начала XXI в.в., способствует её сохранению, развитию в условиях современного художественного пространства.

В Приложении приведены записи нотных источников, 23 цифровые таблицы с компаративно-фонологическим анализом текстов вокальных фольклорных произведений, а также авторских, созданных в содружестве с поэтами, 10 педагогическо-исполнительских схем с представителями бурятской вокальной школы, глоссарий.

Публикации автора по теме диссертации:

А) В изданиях, определенных ВАК:

  1. Цибудеева Н.Ц. Становление бурятского вокального искусства // Вестник Бурятского Государственного Университета. Серия 4. История. – Улан-Удэ. – 2006. – С. 222-228
  2. Цибудеева Н.Ц. О некоторых предпосылках становления бурятской вокальной школы // Вестник Бурятского Государственного Университета. Серия 10. Филология. – Улан-Удэ. – 2009. – С. 56-60
  3. Цибудеева Н.Ц. Эволюция бурятской вокальной школы на протяжении XX-XXI вв. // Вестник Бурятского Государственного Университета. Серия 8. Философия и культурология. – Улан-Удэ. – 2010 (в печати)

Б) Монография

1. О профессиональной музыкальной культуре Бурятии 80-90-х лет ХХ в. Критика. Проблемы. Анализ. – Улан-Удэ: изд-во Бурятского Государственного Университета, 2005. – 86 с.(совм. с Л.С.Башкуевой).

В) В других научных изданиях:

1. Цибудеева Н.Ц. Влюблённость в искусство вокала//Буруева Э., Самбуева С. Владимир Буруев. Люди и роли. Улан-Удэ. 2006. - С. 90-96

2. Цибудеева Н. Ц. Владимир Буруев // Выдающиеся бурятские деятели. Выпуск 7. - Улан-Удэ, Бурятское книжное изд-во. - 2006. - С. 53-58

3. Цибудеева Н. Ц. Чимита Шанюшкина//Выдающиеся бурятские деятели. Выпуск 7. - Улан-Удэ, Бурятское книжное изд-во. - 2006. - С. 45-50

4. Цибудеева Н. Ц. Гордость вокального искусства республики//Дабаин Ю. Ким Базарсадаев. - Улан-Удэ. - 2006. С. 32, 47

5. Цибудеева Н.Ц. К вопросу об итальянских истоках бурятской вокальной школы//Сохранение духовного наследия и развитие национальной хореографии. Материалы международной научно-практической конференции. Улан-Удэ. - 2007. - С. 51-57

6. Цибудеева Н.Ц. О бурятско-монгольском сотрудничестве в области музыкального искусства // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Россия в Монголии: история и современность». – Улан-Батор, 2008. – С. 99-105

  1. Цибудеева Н.Ц. Любимые герои на оперной сцене (к премьере оперы «Два капитана» Г.Шантыря в БГАТОиБ) // Музыкальная жизнь. - 1975. - № 23. - С.18

8.Цибудеева Н.Ц. Народная песня в творчестве бурятских композиторов. // История музыкальной жизни Сибири. – Москва. - 1978. - C.38-42

9.Цибудеева Н.Ц. Дом музыки, дружбы, мастерства (К 50-летию Уральской консерватории) // Советская музыка. – 1985. - №1. - С.138.

10.Цибудеева Н.Ц. Мастера искусств Бурятии. // Мастера искусств Бурятии. Улан-Удэ, 1998. - С. 31, 37, 38

11.Цибудеева Н.Ц. Некоторые исторические аспекты звукового строя бурятского языка и его вокализм на примере певческих текстов // Буряад хэлэнэй шухала асуудалнууд (Актуальные проблемы бурятского языка) (на бурятском языке). Улан-Удэ, РИО БНЦ СО РАН. - 2007. - С.149-155

12. Цибудеева Н.Ц. К вопросу о бурятско-монгольском культурном сотрудничестве // Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии. Т.III. Улан-Удэ, изд-во ФГОУ ВПО ВСГАКИ. - 2006. - С. 69-71


[1] Александров – Венецкий В. Обаяние искренности //Советская музыка. 1979. №11. С.86; Архипова И. Имени Глинки//Музыкальная жизнь. 1969. №3. С.20; Бабалова М. Моноопера из трёх арий // Коммерсант – 1995. 2 дек. С.12; Болдохонов К. Искусство бурятских артистов - высоко // Правда Бурятии. 1990. 29 мая С.2; Венцимерова Т. Песня о родной земле // Вечерний Новосибирск. 1987. 6 окт. С.4; Игнатов В. Мадам Баттерфляй из Улан-Удэ // Советская культура. 1994. 12 фев. С.12; Коробков С. Воображаемое интервью для чиновников и меломанов // Театральная жизнь. 1989. №15. С. 21; Нестьева М. Внимание оперной культуре. За круглым столом редакции // Советская музыка. 1986. №10. С. 15; Полежаева Е. Под эмблемой скачущего всадника. // Театр. 1965. №9. С. 58.; Хрипин А. Певческие биеннале. От разочарований к радости // Музыкальная жизнь. 1994. №7. С. 7.

[15] Schrammek W. Uber Ursprung und Anfange der Music. Leipzig, 1957.

[16] Герцман Е.В. Языческие и христианские музыкальные древности. СПб., 2006.

[17] Моль А. Теория информации и эстетическое восприятие. М.,1966.

18 Дмитриев Л. Основы вокальной методики. М.,1968.

[7] Термин предложен О.А. Кривцуном в статье «Художник и поколенческое сознание // Поколение в социокультурном контексте XX века. М., 2005. С.531



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.