WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Онтологические основания и гносеологические аспекты эстетического

Подписано в печать 27.02.2009

Объем 1,25 п.л. Тираж 100 экз.

Заказ №. Ротапринт МГУКИ.

На правах рукописи

Барановский Владимир Евгеньевич

ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ЭСТЕТИЧЕСКОГО

09.00.04 – эстетика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва 2009

Диссертация выполнена на кафедре теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств

Научный руководитель: Шибаева Михалина Михайловна,

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты: Волобуев Виктор Алексеевич,

доктор философских наук, профессор

Безуглова Надежда Павловна,

кандидат философских наук, доцент

Ведущая организация: Государственный институт

искусствознания

Защита состоится «____» _____________2009 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 210. 010. 04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Московском государственном университете культуры и искусств по адресу: 141406, г. Химки Московской области, ул. Библиотечная, д. 7, кор. 2, зал защиты диссертаций.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан «____» _____________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор философских наук, профессор И.В. Малыгина

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования, посвященного онтологическому и гносеологическому аспектам эстетического, обусловлена, с одной стороны, логикой развития эстетики как специфической сферы философского – и шире – гуманитарного – знания, а с другой – теми противоречиями «мозаичной культуры», которые влияют на характер отношений человека к художественному наследию и к современному искусству.

В последние десятилетия заметно расширение проблематики эстетики и возрастание интереса к ее теоретико-методологической и прикладной сферам. Стремление осмыслить генезис и сущность эстетического измерения реальности и жизнедеятельности людей, многообразия выразительных форм, явления жанрово-видовой и функциональной трансформации искусства, а также различных уровней вкусовых предпочтений в художественной сфере культуры характерно как для традиционной, так и современной эстетики.

К числу перспективных особенностей современной науки относится активизация междисциплинарного подхода к изучаемым явлениям и проблемам, тенденция к интеграции заметна и в эстетической сфере знания. В последние годы эстетика все в большей мере соотносится с рядом направлений в современной философии – семиотикой, герменевтикой, а также с различными сферами искусствоведения. Кроме того, все более явным становится сближение теоретико-методологических аспектов эстетики с рядом идей синергетики. Эвристический потенциал синергетики, в рамках которой изучаются процессы перехода от хаоса к порядку и наоборот, обусловливает расширение методологии исследования эстетических явлений и художественного творчества, а также более глубокое понимание проблем рецептивной эстетики. Явление множественности выразительных форм настолько сложно, что его природа и динамизм не «вписываются» только в одну объяснительную модель и не исчерпываются традиционными подходами (идеалистическим и материалистическим) в изучении. С этой точки зрения актуальной становится проблема уточнения онтологических и гносеологических аспектов эстетического на основе сочетания философского и синергетического подходов.

Наряду с потребностями современного эстетического знания расширение границ проблематики современной эстетики обусловлено и рядом неоднозначных явлений и процессов в социально-культурной действительности включая популярность таких способов «эстетической манифестации» определенных ценностных ориентаций, как поп-арт, оп-арт, боди-арт, граффити, эротическое шоу и др. Феномен «бума» различных типов эстетизации повседневной жизни, особенно ее досуговых элементов, отражает в последние десятилетия не только специфику рыночно-коммерческого подхода к культуре, но и активное использование эстетических средств для манипулирования массовым сознанием.

Вследствие распространения псевдоэстетических суррогатов и «глянцевых» форм имитации прекрасного, усиления воздействия на эмоционально-психологический мир человека «эффектов красивости», физиологических «раздражителей» зрения и слуха в рекламе, акциях пиара, многих шоу-проектов и других факторов деформируются эстетические представления и смещаются ценностные ориентации. В результате происходит вытеснение критериев художественного вкуса соображениями коммерческой выгоды и шумного успеха телепроектов, рекламной продукции, презентации эстрадных и спортивных звезд и т.д. В этой ситуации эстетического релятивизма обращение к онтологическим и гносеологическим моментам явления выразительно-изобразительного многообразия может способствовать «упорядочению хаосмоса» повседневности, выработке более четких критериев оценки различных типов эстетизации жизни.

Актуальность темы связана также и с тем, что в современном эстетическом пространстве и в художественной практике абсолютизируется коммерческая выгода. Такого рода рекламно-коммерческое использование различных средств и приемов эстетизации досугово-бытовой сферы жизни «размывает» границы эстетического, в связи с чем возрастает необходимость уточнения онтологических и гносеологических проблем в области выразительных форм.



Таким образом, обострение исследовательского интереса как к теоретическим, так и к прикладным аспектам эстетического многообразия и важность осмысления места данного явления в современной жизни обусловливают актуальность темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Хотя метакатегория «эстетическое» появилась лишь в 1750 г. в связи с выделением самой эстетики в самостоятельную область философии, сам опыт духовно-практического освоения человеком мира «по законам красоты», а также проблемы чувственного восприятия издавна были объектом исследовательских интересов.

Уже в пору Античности онтологические и гносеологические моменты явления эстетического многообразия и художественного творчества были рассмотрены в границах таких подходов, как космологический (школа Пифагора, Гераклита и Демокрита), антропологический (софисты и Сократ) и эйдологический (Платон, а позднее, в эпоху эллинизма, неоплатоники Плотин, Порфирий, и др.). Пик развития эстетической мысли в Древней Греции связан с Аристотелем, который выявил атрибутивные признаки прекрасного, стал первым классификатором искусства, ввел и обосновал понятие «катарсис». Интерес к эстетической сфере жизни (особенно природных реалий) и к искусству характерен и для философских школ Древнего Рима (скептиков, эпикурейцев и стоиков); многие суждения Пиррона и Секста Эмпирика, Эпикура и Лукреция, Сенеки и Марка Аврелия отражают их желание понять эстетические способы преодоления кризиса культуры в условиях смены типов религиозного сознания, картины мира и концепции человека. Общим моментом эстетических учений Античности являлись гилозоизм и концепция мимесиса (подражания), которая задавала, по сути, критерии художественной правды.

Вследствие распространения, а затем и преобладания монотеизма (христианства и ислама) в Средние века произошли существенные изменения в эстетических взглядах и в отношении к жанрово-видовому богатству искусства. Онтологические и гносеологические проблемы стали соотноситься с новой эстетической категорией «возвышенное», а также с понятиями «свет», «сияние», «ясность» и «цвет»; концепция художественной деятельности утверждала символический характер творчества. Обоснование теологической традиции понимания эстетических явлений и символики связано с именами Августина Блаженного, Боэция, Псевдо-Дионисия, Иоанна Златоуста, Тертуллиана и других религиозных мыслителей.

Стремление преодолеть тысячелетний разрыв между гилозоизмом и монотеизмом в отношении к эстетическим явлениям и понятиям, а также «сократить дистанцию» между миметической и символической концепциями искусства связано с творчеством великих деятелей культуры Итальянского и Северного Возрождения, которые подходили к каждой из выразительных форм действительности и художественной практики в соответствии с гуманистическим идеалом. Благодаря трактатам и художественным произведениям Фомы Аквинского, Николая Кузанского, Л. да Винчи, Микеланджело, Ф. Петрарки, Эразма Роттердамского, В. Шекспира углубилось понимание и эстетических реалий, и специфики образного мышления, и сущности творчества. Обновленные возможности отражения художественными средствами социально-культурных и эстетических сфер человеческой жизни открывались в связи с возникновением метода реализма.

В Новое время эстетическое «поле проблем» значительно расширилось благодаря продуктивному взаимодействию науки, философии и искусства и утверждению рационалистического подхода к окружающему миру, к проблемам человека и культурной деятельности. Классицизм (Р. Декарт и Н. Буало прежде всего), Просвещение (в лице блестящих философов и ученых Англии, Франции, Германии), йенский Романтизм (от братьев Шлегелей до Шеллинга), немецкий идеализм (Кант и Гегель), натурфилософская эстетика в России (В. Белинский, Н. Чернышевский, А. Григорьев и др.) – каждая из этих философско-эстетических систем по-своему трактовала онтологические и гносеологические проблемы явления выразительно-изобразительного многообразия.

Альтернативой традиции историко-эстетического оптимизма мыслителей стали интуитивизм А. Бергсона, экзистенциализм С. Кьеркегора, иррационалистические взгляды Ф. Ницше и А. Шопенгауэра, психоаналитическая школа З. Фрейда и К. Юнга. Их идеи и аргументация в немалой степени способствовали «завершению» классической эстетики и развитию эстетики постклассической, современной. В полемике традиционных и модернистских подходов к природе и назначению эстетического, к специфике образного мышления и к субъекту творчества «по меркам красоты» приняли участие и представители марксистской эстетики (от К. Маркса до Г.В. Плеханова) и «русского космизма», т.е. теургической эстетики (В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Е.Н. Трубецкой, П.А. Флоренский). Ряд проблем, связанных с художественным экспериментированием и эстетическими факторами преобразования жизни, нашли отклик в статьях, эссе, в письмах «старших» и «младших» символистов (от В. Брюсова до А. Белого), футуристов (В. Маяковского и В. Хлебникова), акмеистов (Н. Гумилева и О. Мандельштама), художников-авангардистов (В. Кандинского и К. Малевича), композиторов (А. Скрябина и С. Рахманинова), а также театральных режиссеров-реформаторов (К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, В.Э. Мейерхольда, Е.Б. Вахтангова, А.Я. Таирова).





Существенный вклад в разработку ряда онтологических и гносеологических вопросов эстетического восприятия и освоения мира природных и социально-культурных реалий внесли зарубежные и отечественные философы ХХ века: Т. Адорно, Л. Витгенштейн, Г. Гадамер, Д. Лукач, М. Мерло-Понти, Я. Мукаржовский, Х. Ортега-и-Гассет, В. Оствальд, В. Татаркевич, М. Хайдеггер, У. Эко.

Среди отечественных исследователей ключевых проблем эстетики (в том числе и вопросов онтологического и гносеологического характера) и состояния эстетической культуры в ХХ в. следует отметить имена З.Г. Апресяна, В.Ф. Асмуса, М.Н. Афасижева, Ю.Б. Борева, В.В. Бычкова, С.С. Гольдентрихта, А.В. Гулыги, К.М. Долгова, А.Я. Зися, М.С. Кагана, Н.И. Киященко, И.В. Кондакова, Н.А. Кормина Н.Л. Лейзерова, И.Н. Лисаковского, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, Н.Б. Маньковской, А.С. Мигунова, А.А. Оганова, М.Ф. Овсянникова, В.И. Самохваловой, В.Н. Самохина, Л.Н. Столовича, Н.А. Хренова, В.П. Шестакова, Г.Г. Шпета.

Эстетические воззрения и художественные явления получили освещение в отечественной культурологии и философии культуры: в работах А.А. Аронова, Г.С. Батищева, Л.М. Баткина, Г.В. Гриненко, П.С. Гуревича, Т.С. Злотниковой, А.Л. Казина, И.В. Кондакова, В.А. Кругликова, М.К. Мамардашвили, Э.А. Орловой, Э.В. Соколова, Т.Н. Суминовой, А.Я. Флиера, М.М. Шибаевой, а также в диссертационных исследованиях Л.Н. Воеводиной, В.А. Волобуева, С.А. Казанцевой, Н.И. Неженца, В.А. Ремизова, Н.В. Романовой и др.

Проблематика и понятийный аппарат эстетики заметно обновились благодаря идеям видных представителей точных и естественных наук: В.И. Вернадского, И. Пригожина, Б.В. Раушенбаха, С.С. Хоружего, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского. Плодотворность включения новых методологических подходов (в частности синергетического) в сферу гуманитарного знания, в том числе и эстетического, демонстрируют работы О.Н. Астафьевой, В.Г. Буданова, Т.П. Григорьевой, М.С. Кагана, Е.Н. Князевой, С.П. Курдюмова, А.А. Пелипенко и др. авторов.

Объект исследования – эстетическое как специфическая сфера объективной реальности и жизнедеятельности человека.

Предмет исследования – философские воззрения на онтологические и гносеологические аспекты явления эстетического многообразия.

Цель исследования состоит в раскрытии и сопоставительном анализе традиционных и современных подходов зарубежных и отечественных мыслителей к онтологическому статусу и гносеологическому потенциалу эстетического в его основных проявлениях.

В соответствии с данной целью поставлены следующие задачи:

- уточнение метакатегории «эстетическое» и границ ее использования;

- соотнесение метакатегории «эстетическое» с фундаментальными категориями эстетики как философии «основных эстетических антиномий»;

- сопоставление философских воззрений на источники и факторы возникновения разнообразных проявлений эстетического в различные культурно-исторические эпохи и в настоящее время;

- определение онтологического статуса эстетических явлений и объектов;

- интерпретация гносеологических взглядов на познавательный потенциал эстетических категорий;

- осмысление природы эстетического переживания в ракурсе онтологии и гносеологии выразительных форм;

- раскрытие особенностей воздействия идеала гармонии на эстетическое освоение действительности.

- рассмотрение возможностей использования синергетической парадигмы применительно к онтологическим основаниям и гносеологическим аспектам эстетического многообразия и художественной практики.

Методология исследования. Методологическая основа диссертации базируется на диалектическом подходе А.Ф. Лосева к основным эстетическим антиномиям в сочетании с логикой троичности синергетики. Для последовательного решения исследовательских задач по принципу историзма автор опирается на труды выдающихся представителей классической и современной эстетики, а также на те работы, в которых рассматриваются и интерпретируются идеи, позиции, концепты эстетического многообразия и философии искусства, особенности восприятия выразительных форм.

Методы исследования. В процессе исследования были использованы логико-теоретический, сравнительный анализ и герменевтический метод; особое значение имеет сочетание данных методов с синергетическим подходом к объекту и предмету исследования.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что:

- обоснована научная целесообразность использования ряда положений синергетики, таких как теория хаоса, гармония и красота – фактор взаимосвязи порядка и деструкции, фрактальной теории подобия отдельной части целому, резонансного возбуждения при раскрытии онтологических оснований и гносеологических аспектов эстетического;

- выявлены и обоснованы дополнительные возможности смыслового углубления и расширения понятийного аппарата эстетики в соответствии с принципом антиномий (хаос-гармония, свет-тьма, творчество-деструкция и т.п.);

- проведен анализ концепций генезиса выразительных форм; соотнесены традиционные и нетрадиционные подходы к явлению эстетического разнообразия в ракурсе линейной и волновой моделей развития;

- доказано, что состояние художественной практики может быть объяснено посредством сочетания концепций «однолинейного», «многолинейного» и «волнового» развития»;

- выявлены причинно-следственные аспекты трансформации идеала гармонии в качестве «аттрактора» эстетических процессов;

- раскрыт вибрационно-волновой характер чувственного восприятия и природы эстетического переживания.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Рефлексия над эстетическим аспектом мироустройства не сводима только к диалектическому методу познания, а открыта для использования нелинейной теории возникновения различных явлений. С этой точки зрения правомерно обращение к синергетической концепции генезиса бытия, суть которой состоит в утверждении вибрационно-волнового характера эманации энергии как первоначала всего сущего.

2. Пространство мировой эстетической мысли включает в себя философский, научный и религиозно-мистический подходы к пониманию природы явления множественности выразительных форм и одновременно – синергетическую теорию подобия отдельной дробной части целому. Такой подход позволяет выделить различные смысловые нюансы эстетического.

3. Феномен эстетического многообразия может быть раскрыт в ракурсе дихотомии таких понятий, как «свет-тьма», а также диалектической логики.

4. Идеал гармонии как «образец образцового» и «аттрактор» являет собой катализатор философско-эстетических исканий и художественных инноваций и носит конкретно-исторический характер.

5. Опыт эмоциональных впечатлений – от эффекта катарсиса до эстетического наслаждения – способствует активизации интереса к подвижному явлению выразительно-изобразительного разнообразия в контексте «диалектики приобретений и утрат».

6. Проецирование основных принципов синергетики на художественную сферу создает дополнительные возможности для более глубокого изучения сущности искусства как сферы образного мышления и «самосознания культуры».

7. Эстетический плюрализм постмодернизма и ряд моментов деструктивного характера правомерно рассматривать как ситуацию перехода от порядка к хаосу, от симметрии к асимметрии, от гармонии к дисгармонии. Однако современное состояние культуры дает основание полагать, что наряду с деструктивными тенденциями постмодернизм создает предпосылки для возникновения новых возможностей эстетического освоения мира.

Теоретическая значимость исследования состоит в соотнесении понятийно-категориального аппарата эстетики с фундаментальными категориями философии («пространство и время», «бытие и сознание», «движение») и раскрытии причинно-следственных связей в онтологии и гносеологии эстетического на основе сочетания классической и синергетической моделей развития. Путем сопоставительного анализа достижений зарубежной и отечественной эстетики в осмыслении онтологических оснований и гносеологических аспектов явления эстетического разнообразия выявлен продуктивный характер использования познавательных возможностей различных моделей развития сферы выразительных форм и искусства. В диссертации показано, что сочетание отличающихся друг от друга способов понимания и объяснения эстетического в целом и художественного в частности не означает исследовательского релятивизма и отказа от критериев научности: речь идет о попытке реализовать целостный подход к объекту и предмету исследования в соответствии с принципами теории самоорганизации. Некоторые положения, связанные с эвристическим потенциалом синергетического подхода к эстетическому, могут способствовать расширению исследовательского пространства эстетики.

Практическая значимость исследования. Использование естественнонаучных открытий синергетики в области теории хаоса и признание общей природы микро- и макрокосмоса открывает возможности «возврата» в художественное творчество смыслового и миметического принципа искусства. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в педагогической работе и в научной деятельности. Ряд содержательных моментов диссертации может быть введен в лекционные курсы по эстетике, культурологии, философии культуры, а также в спецкурсы по выбору и художественную практику.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования. Она состоит из введения, двух глав (каждая глава состоит из двух параграфов), заключения и библиографии (всего 129 наименований).

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются методологические основания работы, ее цель и задачи, определяется объект и предмет исследования, предлагается гипотеза, выделяются основные положения, выносимые на защиту; сформулированы основные моменты научной новизны работы, ее теоретической и практической значимости.

Первая глава – «Философские проблемы явления эстетического многообразия» посвящена онтологическим и гносеологическим аспектам эстетического, а также рассмотрению их через призму историко-логического и синергетического принципов. Основу главы составляют проблемы генезиса эстетического, познания его сущности и места в «космоантропном бытии». За основу берутся труды таких исследователей, как В.В. Бычков, М.С. Каган, А.Ф. Лосев, В. Оствальд, М. Хайдеггер, С.С. Хоружий и др.

В параграфе 1.1. «Онтологический аспект эстетической сферы» раскрывается процесс поиска ответа на эстетические вопросы онтологической, гносеологической и аксиологической направленности, методологически связанные с основным вопросом философии. Особое внимание уделяется задачам раскрытия и сопоставления различных воззрений философов прошлых культурно-исторических эпох и современности на природу и назначение эстетического. При этом методологическое значение для диссертанта имело использование познавательных возможностей онтологического и диалектического подходов к эстетическому многообразию включая искусство как художественный опыт духовно-практического освоения мира.

Поскольку онтология «выразительных форм бытия» включает вопросы их возникновения и трансформации, в данном параграфе воспроизводятся прежде всего идеи античных мыслителей: в качестве общего момента космологической, антропоцентрической и эйдологической традиций в античной философии выделена тема «первоначала» эстетического. В Древней Греции представители космологии связывали происхождение мира в целом и его выразительных форм в частности с «первоэлементами», относя к ним огонь, воздух, воду, землю, которые обладают, по сути, определенным потенциалом энергии. Согласно натурфилософу Эмпедоклу, многообразие мира включая его эстетические реалии обусловлено динамичным соотношением первоэлементов – энергоносителей, подвластных «свету любви и тьме ненависти». В свете синергетического подхода к проблеме образования сложных систем идея вечного противостояния «света и тьмы», хаоса и порядка может быть использована для объяснения причин возникновения и механизма поддержания «живого» мироустройства. Присущее природным и социально-культурным реалиям явление множественности выразительных форм может рассматриваться как источник чувственного восприятия.

Применительно к явлению эстетического многообразия вопрос о проявлениях энергии как первоосновы бытия может быть рассмотрен в трех аспектах: с точки зрения множественности различных выразительных форм, в ракурсе философии искусства и в связи с чувственным восприятием. Взаимосвязь этих аспектов обусловлена тем, что эстетические переживания субъекта также обладают своей энергетикой – силой ощущений и впечатлений от воспринимаемого объекта, интенсивностью «обратной» эмоциональной реакции.

При осмыслении высказываний древнегреческих авторов (Пифагора, Гераклита, Платона, Аристотеля и др.) обнаруживается их убежденность в том, что рождение мира произошло именно тогда, когда мировой Разум выделил из инертной Бесконечности сконцентрированный свет, активизируя его в качестве огня. Судя по представлениям древних мыслителей о трансформации света в «первоогонь», вокруг него – соответственно его концентрации – естественно организовалось бытие материи, которое выявляется во «вне» как тьма. Отсюда и разделение единого бытия на противоположности (свет и тьму), единство и борьба которых обладают порождающей силой.

Состоятельность такого взгляда античных философов на мироустройство признается многими современными учеными и особенно сторонниками теории самоорганизации различных систем – от Вселенной до эстетической. В границах синергетического подхода к генезису самоорганизующихся систем сам хаос, соотносимый мыслителями со «злом» тьмы, не сводим исключительно к деструктивному началу, а наравне со светом и порядком рассматривается как необходимое условие бытия во всем разнообразии процессов, явлений и выразительных (эстетических) форм. Согласно представителям синергетического направления в науке, хаос как «сложная взаимосвязь порядка и беспорядка» является одним из «способов рождения красоты». Для понимания онтологических оснований эстетического особое значение имеет следующее обстоятельство: в современной картине мира и бытия свет определяется как излучения некоей энергии, которая, переходя из одного состояния в другое и тепловое излучение, дает возможность осуществления жизненного процесса в материальной сфере и быть объектом его субъективного восприятия. Такое содержательное «созвучие» древних мыслителей и современных исследователей в отношении проблемы первоначал бытия включая и его эстетическую сферу свидетельствует о том, что до сих пор традиция космологического подхода к проблеме мироустройства имеет своих сторонников. К ним относятся и представители синергетического направления, эвристические возможности которого могут использованы и при осмыслении явления эстетического разнообразия.

На основании работ ученых-космистов и синергетиков можно сделать вывод о том, что зарождение энергии, вероятно, начинается с того момента ее движения, когда противоположности, активизируясь в своей динамичной борьбе, осуществляют свой потенциал уже как эмпирический свет с его числовыми волнообразными излучениями, которые, таким образом, обретают пространственные и временные характеристики в их числовых измерительных параметрах. Представляется, что организованная вокруг света тьма, которая проявляет себя здесь как «фильтр», задерживает и постепенно пропускает свет, в напряжении сопротивления порождая таким образом движение, благодаря которому возникает энергия – источник и жизни в целом и ее эстетической сферы в частности.

Благодаря активности света, проникающего в инертную бесконечность тьмы, эта бесконечность обретает свойство сопротивления. Конфликт такого космогонического типа получает самые разнообразные формы художественного воплощения, а принцип контраста, т.е. эстетизация дуального начала, до сих пор сохраняет свою значимость. Особый акцент в синергетике делается на том, что не только природные и социально-культурные реалии, но и человеческая личность «заряжены» энергией в ее различных типах – от жизненной до творческой.

Для понимания природы эстетического особое значение имеет положение Аристотеля о начальном единстве света и тьмы посредством такого понятия, как «прозрачное»: согласно ему, там, где прозрачное имеется лишь в возможности, там – тьма, свет же является как бы «цветом» прозрачного. Проявленный и чувственный свет, как и его акустический эквивалент, может быть зафиксирован только в срединной волновой шкале своего излучения, образуя тем самым эстетическую категорию «гармония» и обусловливая эстетические характеристики всей «светосферы» и антропологической реальности. Особо отмечается устойчивость традиции размышлений над явлениями света и тьмы в эпоху эллинизма и в Средние века: новым нюансом стала духовная составляющая концепции «светоносности» прекрасного.

Автор диссертации приводит и комментирует эстетические воззрения неоплатоников (Плотина, Порфирия), византийских богословов (особенно Псевдо-Дионисия Ареопагита и Иоанна Дамаскина), а также западноевропейских теологов (Августина Блаженного и Фомы Аквинского); каждый из них по-своему стремился объяснить дуальность света и тьмы и проблемы их художественного воплощения. Особое внимание уделено вкладу выдающихся художников Ренессанса в разработку символики света и тьмы, обогащение световой палитры искусства.

Новая волна интереса к «световому» концепту и проблеме «невидимого света» возникла в эпоху модернизма. Здесь рассматривается вопрос о вкладе В.С. Соловьева, русских космистов, П.А. Флоренского, а позднее А.П. Чижевского и А.Ф. Лосева в осмысление этого явления, которое, как известно, получило свое воплощение в различных видах и жанрах искусства.

Для онтологии эстетического важным моментом является энергетическое излучение осуществленного света с точки зрения таких измерительных параметров бытия, как временные и пространственные характеристики, которые оцениваются субъектами восприятия чувственно, то есть эстетически. Одно из ярких свидетельств тому – огромный массив произведений искусства, в которых пространственно-временные аспекты человеческого бытия получают художественно-эстетическое выражение.

Согласно объективному идеализму (от Платона до Гегеля), высшая идея, реализуя себя в образе огня, света, красоты и Абсолютного духа, тем не менее, не может оставаться индифферентной и безучастной к материальному миру. Красота как «видимость» синтеза света, духа и идеи является предметом эстетического созерцания и индивидуальной оценки. Вследствие множественности вариантов субъективной оценки объективная красота как гармония идеи и чувственного первообраза в феноменальном мире обретает относительный характер.

Единство духа, выраженного в «прозрачном» единстве света и тьмы, а также в сложном взаимоотношении различных модификаций энергии, признается многими учеными прошлых эпох и современности. Основатель энергетической теории В. Оствальд утверждал, что мы можем понятием энергии исчерпать все, что обозначаем именем внешнего мира. Таким образом, автор диссертации приходит к выводу о том, что благодаря источникам энергии объективно-проявленный мир в разнообразии его выразительных форм есть чувственно переживаемая субстанция, которая обладает идейно-духовными и чувственно-материальными свойствами и вызывает определенные переживания у субъекта эстетического созерцания.

В параграфе 1.2. «Гносеологическая значимость объектов эстетического восприятия» акцентируется важность познавательного аспекта разнообразия выразительных форм. Значение данного аспекта обусловлено взаимосвязью идеального и реального и рядом эстетических антиномий. В проблемном пространстве гносеологии эстетического особое место отводится вопросу о дистанции между творческой идеей и уровнем ее воплощения; заслуживает исследовательского внимания и объектно-субъектная природа эстетического.

Для «гносеологической эстетики» имеет особое значение то, что генезис эстетического при синергетическом подходе связывается с понятием энергии в ее световой и динамической «явленности». В определенной мере гносеология эстетического соотносится, по мнению диссертанта, с такими направлениями, как философия жизни (В. Дильтей и Г. Зиммель), интуитивизм (А. Бергсон и Н. Лосский), экзистенциализм (Н. Бердяев, А. Камю, Ж.-П. Сартр).

При рассмотрении энергии света в качестве «организатора» жизненного процесса на основе диалектического взаимодействия с тьмой следует учитывать то, что этот первозданный свет становится порождающим принципом Вселенной и ее диалектики. Не менее важно обратиться и к понятию движения, в границах которого происходят изменения во всех сферах бытия включая и эстетическую. От Платона и Аристотеля до А. Бергсона и В. Оствальда разделение космоса на антиподы связывается с движением. Само движение, сопряженное с понятием сопротивления, становится основой мироустройства и присущего ему эстетического разнообразия – объекта чувственного восприятия. Отсюда многовековая традиция обращения к проблеме ценностных установок субъекта эстетического созерцания.

В данном параграфе подробно рассматриваются особенности подхода к проблемам познания эстетического многообразия в различные культурно-исторические эпохи. Особый акцент делается на том, что в качестве объекта гносеологии эстетическое включено не только в сферу логического познания, но и в сферу интуитивного, мистического и художественного способов постижения выразительных форм. В последние годы явного усиления моментов деформации и деструкции во многих сферах реальности все острее чувствуется необходимость уточнения и ряда эстетических категорий и критериев оценки художественных процессов. В ситуации великого «брожения умов», переоценки ценностей, противоборства художественных традиций и новаторства, поиска новых концепций, идеалов и нового художественного языка повышается заинтересованность в обновлении и методологии исследования эстетических проблем. А поскольку искусство является, по мнению М.С. Кагана, саморазвивающейся системой, образной формой «самосознания культуры», правомерно и в области гносеологических проблем эстетики использование синергетического подхода в сочетании с уже апробированными методами познания.

Во второй главе – «Эстетическое отношение как предмет онтологического и гносеологического осмысления» – выделяются и анализируются в русле синергетической трактовки главные параметры эстетических отношений, основу которых составляет взаимосвязь объекта и субъекта чувственного восприятия. В качестве основных характеристик объектно-субъектных отношений осмыслены идеал гармонии, чувственное восприятие, эстетическое переживание и художественный вкус. Ряд онтологических и гносеологических аспектов эстетического рассматривается в ракурсе рецептивной эстетики.

В параграфе 2.1. «Идеал гармонии: понятие и особенности влияния на эстетическую сферу бытия» выделяются основные параметры образа совершенства, т.е. «образца образцового». Эстетическое восприятие включает в себя оценку реалий посредством таких категорий, как «прекрасное и безобразное», «возвышенное и низменное», «трагическое и комическое» в их соотнесенности с идеалом.

На основе анализа трансформации эстетического идеала в истории культуры раскрывается его специфическая роль как «аттрактора», т.е. катализатора, инноваций в сфере художественного творчества. По сути, идеал гармонии задает установку на движение к совершенству. Таким образом, идеал в своем постоянном становлении и обновлении становится фактором активизации познавательных и творческих процессов.

Выступая в образе гармонии разума и чувств, идеал может рассматриваться в единстве онтологического, гносеологического и аксиологического подходов. Стимулирующая роль идеала гармонии заключается в его позитивном влиянии на ценностные ориентации личности, на ее познавательную активность и творческие интенции. При этом автор диссертации обращает особое внимание на эволюцию идеала гармонии. В полном соответствии с тремя законами диалектики и с синергетической трактовкой поведения сложных нелинейных систем в природе и обществе стоит обратиться к динамическому аспекту идеала, т.е. к проблеме его развития. Идеал не может быть «застывшим» образцом совершенства по ряду причин. Во-первых, социокультурные изменения «корректируют» в каждую эпоху свой эстетический идеал. А во-вторых, как известно, нет человека, который бы в своей жизни не изменил много раз свои суждения, в том числе и представления о совершенстве.

Восприятие эстетических объектов и произведений искусства соотносится, как и художественное творчество, с идеей гармонизации противоположных начал на основе процессов познания и совершенствования. В этой связи подробно обосновывается положение о том, что «моделирование» идеала гармонии в истории систематической смены ситуаций стабильности (порядка) и кризисных состояний (близких к понятию «хаос») связано с уровнем эстетических отношений в обществе. И с этой точки зрения особое значение имеют такие «энергетические импульсы», как факторы активизации эстетического сознания и совершенствования эстетических отношений.

В параграфе 2.2. «Эстетическое переживание как специфический фактор активизации творческих потенций человека» раскрывается смысловая значимость такого типа реакции на объект восприятия, как неутилитарное «чувство удовольствия». Кантовские понятия «чувства удовольствия и неудовольствия» от выразительных форм рассматриваются в ракурсе контрастного принципа бытия. Диалектическое взаимодействие противоположностей – основа тех процессов, которые находят свое проявление в эстетическом многообразии, выявляющем сложные переживания. Отсюда и смысловая насыщенность таких категорий эстетики, как «прекрасное и безобразное», «возвышенное и низменное», «трагическое и комическое», которые отражают различные моменты отдаления от идеала гармонии или приближения к нему.

Особое значение для исследования природы эстетического переживания имеет тот факт, что многие ученые выделяют такую особенность эстетического восприятия, как «свойство динамичности», то есть энергетичности, или «резонансной возбудимости». Многовековая традиция размышлений над природой эстетических переживаний свидетельствует об устойчивом характере исследовательского интереса к проблеме восприятия выразительных форм в окружающем мире, а также произведений искусства. В то же время, когда определяется эстетическое как не утилитарное, то имеется в виду, что такое созерцание нередко приносит кроме удовольствия и чувство удовлетворенности: созерцаемый объект что-то нам открывает. Не случайно многие эстетики интерпретируют эстетическое отношение как фактор расширения и закрепления знаний.

Сам процесс познания, соотносясь с идеалом гармонии, осуществляется в контексте постоянного столкновения противоположных начал, каждое из которых вызывает определенный тип переживания. Наиболее высокий уровень эмоциональной реакции субъекта эстетического восприятия обозначается со времен Аристотеля понятием «катарсис». Эффект катарсиса достаточно подробно изучен в рецептивной эстетике и соотносится с рядом функций искусства.

Отсюда уникальная роль искусства как источника эстетического наслаждения, не сводимого исключительно к гедонистическим ощущениям. Ведь чувство восторга, восхищения, потрясения от художественного произведения нередко активизирует познавательные и нравственные потенции личности. Особый акцент диссертант делает на вопросе о субъективном характере эстетических оценок.

Эстетическому отношению присуща установка на гармонию как на единство противоположностей в дуальном характере идеала. В искусстве взаимосвязь между противоположностями находит свое образное воплощение через принцип контраста, где «столкновение» идей и контрастное «окрашивание» характеристик персонажей выявляют новые идеи, дающие обществу обновленные идеалы. Эстетическое наслаждение возможно только тогда, когда энергетическая структура объекта восприятия совпадает со схожими «вибрациями» в душе субъекта восприятия. На этом строится эстетика спорта и весь современный «шоу-бизнес», основываясь на специфических параметрах энергоструктур основной массы людей. По сути, речь идет о той интенсивности коллективного выражения чувств, которую синергетики определяют как «резонансное возбуждение». Этот тип реакции характерен для театральной публики и особенно для спортивных болельщиков.

Такое влияние эстетического на людей возможно потому, что сама идея, получившая художественное воплощение, имеет вибрационно-волновую характеристику своего определенного существования. Догадка о механизме эманации «первообраза» прекрасного античных мыслителей и научных открытий синергетики имеет прямое отношение к проблеме воплощения эстетического идеала и художественного замысла субъекта творчества по «законам красоты».

В онтологии и гносеологии эстетического понятие и сущность красоты составляют смысловое ядро всей проблематики. Так в границах космологического подхода к красоте, как и в синергетике, речь идет об определенных признаках совершенства в соотнесении с идеалом гармонии. Как объект эстетического наслаждения красота может осмысляться через призму энергетических процессов, с одной стороны, и плодотворного использования в искусстве выразительно-изобразительных средств моделирования прекрасного – с другой. По мнению ряда философов, красота есть гармония осуществленной идеи в ее чувственной и осуществленной форме в качестве принципа «София как Красота».

Особую значимость в восприятии эстетического многообразия обретает способность суждения, на основе которого формируется субъективный идеал гармонии. Несмотря на то, что И. Кант утверждал незаинтересованность способности суждения как наиболее объективный способ освоения мира, можно утверждать, что при оценке предмета восприятия важное значение обретает интуиция и субъективные представления о прекрасном. При этом стоит подчеркнуть, что субъект восприятия не лишен заинтересованности в том, чтобы его «способность суждения» получила определенный отклик.

Исследование же такой дихотомии целостного общественного явления, как искусство, и множества вариантов субъективного восприятия приводит к рассмотрению взаимодействия этих сложных энергетических структур в соотнесении с идеалом гармонии, с одной стороны, и общим состоянием культуры – с другой. Отсюда особая роль идеала и искусства в расширении и углублении эстетического пространства, в эффективном освоении богатства выразительных форм. Таким образом, эстетическая сфера, обладающая онтологическими и гносеологическими характеристиками, обретает в современном мире статус одного из основных факторов освоения и совершенствования мира.

В заключении представлены основные итоги по результатам осуществленного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Барановский В.Е. Особенности эстетического восприятия мира // Вестник МГУКИ. 2008. № 3. С. 73–77.
  2. Барановский В.Е. Познавательно-эстетические особенности искусства // Вестник МГУКИ. 2008. № 4. С. 228–232.
  3. Барановский В.Е. Эвристический потенциал категории «эстетический идеал» // Вестник МГУКИ. 2008. № 6. С. 280–284.
  4. Барановский В.Е. Отражение национального характера в хореографическом искусстве // Преображенские чтения. Вып. 2: Традиции и инновации в этнокультурном пространстве современной России. М.: МГУКИ, 2009. С. 41–49.
  5. Барановский В.Е., Шиповская Л.П. Хореографическое искусство как эстетическая ценность // Вестник plus РГУТиС. 2009. № 1. С. 98–101.


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.