WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Нравственные основания жизненного мира человека: философско-методологический анализ

На правах рукописи

Епифанова Наталия Николаевна

Нравственные основания жизненного мира человека:
философско-методологический анализ

09.00.01 – онтология и теория познания по философским наукам

Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук

Саратов – 2009

Работа выполнена в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель доктор философских наук, профессор Тетюев Леонид Иванович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Федорова Татьяна Дмитриевна, Саратовский юридический институт МВД РФ

доктор философских наук, доцент Гусева Ирина Ивановна, Саратовский государственный социально-экономический университет

Ведущая организация Волжский государственный инженерно-педагогический университет

Защита состоится «17» сентября 2009 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.09 по присуждению учёной степени доктора философских наук при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус 12, ауд. 203.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан «____»____________2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Листвина Е.В.

Общая характеристика работы

Актуальность диссертационного исследования, прежде всего, обусловливается современным переосмыслением проблем жизненного мира человека, философско-методологическим анализом его нравственных ценностных оснований.

В современных условиях с новой остротой встает вопрос об определении нравственной составляющей современного человека в быстро меняющемся мире. Сегодня, когда мир стоит перед лицом надвигающейся глобализации, кризиса европейского духа, разрушением ценностных ориентаций и теоретических представлений, казавшихся недавно еще прочными и единственно верными, вопрос об онтологических основах жизненного мира человека особенно становится актуальным. Философское исследование жизненного мира человека является обязательным теоретическим элементом проблемы человека во всех его значимых характеристиках сущего и существования. Многообразие культур, развитие мировых коммуникаций, исчезновение наивно-мифологической двухполюсной системы в мировой политике расширяет проблематику жизненного мира, ставит проблему формирования широкой, более общей системы идеализации естественного опыта мира.

Важным аспектом, который остается до сих пор мало изученным является анализ нравственных оснований жизненного мира. Жизненный мир человека как мир ценностей человека содержит различные концептуальные основания, необходимость их методологического анализа диктуется значимостью критического пересмотра ряда теоретических положений философии и науки, выявлением потенциальных возможностей духовного мира человека, связанного с его самосознанием, ценностным сознанием, внутренним миром человека, социальным миром культуры. Различные уровни философско-методологического осмысления жизненного мира высвечивают в предельных формах нравственные основания человека, его позицию нравственного самосовершенствования, личного долга, моральной ответственности. Тема нравственности в онтологическом измерении – это проблема первооснов жизненного мира человека, проблема его идеального бытия, анализ его возможностей в мире ценностных измерений и пространств европейской культуры. Нравственность есть разумное основание, в нравственности философия видит духовный источник коренного преобразования и обновления человека. Христианский мир европейской культуры – глобальная событийная основа в жизненном мире европейского человечества. Современный духовный кризис вызван не только серьезным кризисом науки и философии, а и кризисом их мировоззренческих основ, кризисом морали и системы смысловых значений нравственности. В этом смысле концепт «жизненного мира» выступает и как горизонт унаследованного смысла[1], и как проект нового смыслопорождающего мира общеевропейской публичности.

Следует учитывать и образовательный потенциал, который на уровне жизненного мира, связан с миром современной науки и социальным миром разделения труда. Трансцендентально-философская рефлексия открывает новые горизонты и возможности для исследования представления о жизненном мире человека, структурах его социального и нравственного миропорядка, развивает тематику жизненного мира применительно к сфере интересов философии образования. Именно в этом плане концепт жизненного мира становится, с методологической точки зрения, мировоззренческой проблемой, необходимым образом ориентированной на предмет педагогической деятельности. Образование – особый формат не только теоретической установки жизненного мира, а и практика цивилизованного развертывания «идеальных истин», философии и науки, этики и политики, морали и права. В жизненном мире повседневности образование становится многовариантной системой образовательных услуг, повышающей ее конкурентноспособность в глобализирующемся пространстве профессиональной деятельности. Образование становится ареной эксперимента и школой демократии, что создает новые ценностные моральные ориентиры для добросовестного осознания имеющейся возможности свободного выбора и признания фактического наличия альтернативных систем действенного образования и воспитания. В результате возникает потребность в философско-методологическом анализе проблем, связанных с изменением структур жизненного мира, рефлексии его нравственных оснований, поиска ценностных регулятивов жизненного мира морального человека. Нравственные основания жизненного мира человека выступают своего рода онтологией реальности, несущие мировоззренческие функции и способствующие пониманию смысла человеческой жизни.



Степень научной разработанности проблемы. Концепт «жизненный мир» (Lebenswelt) – детище трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля. До него о существовании мира интенциональных объектов никто не размышлял. Открытие «жизненного мира» как мира трансцендентального субъекта является одним из достижений феноменологического метода. Наиболее полно теорию жизненного мира Э. Гуссерль излагает в поздний период своего творчества в работе «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология» (1937)[2]. Здесь жизненный мир впервые определяется в виде «фундамента естествознания», однако по смыслу он превосходит значение науки и оформляется идеей «мира актуальной жизни», «мира полной конкретности», деятельного контекста смысловых оснований всех системных идеализаций сознания европейского человечества. Современный европейский человек живет в горизонте профессиональной, научной деятельности, преследует определенные цели, – практические или теоретические, индивидуальные или общественные.

«Философия жизни» выработала свое представление о жизненном мире. В лице ее основателя Ф. Ницше, она изменила трансцендентальный идеал классического идеализма и обосновала философию жизненного мира посредством повседневных реалий человеческой жизни, человеческих инстинктов и воли к власти. Неокантианская рефлексия философских предпосылок жизненного мира выявила его специфический ценностный аспект – акты понимания культурной и духовной жизни связаны непосредственно с нравственным сознанием. Вопрос о примирении внутренней нравственной жизни человека и массовых ценностей внешней жизни – главнейший вопрос неокантианской философии Баденской школы. Поворот к трансцендентальной философии ценности наиболее значимо обозначился в трудах В. Виндельбанда и Г Риккерта[3]. Ценность связывается с глубинным уровнем самопознания, теоретическим анализом «сущего» и «должного», абсолютизации категорий добра и зла. Неокантианское понятие нравственной ценности отождествляется, например, у В. Виндельбанда со святостью, а у Г. Риккерта с миром должного и миром культуры. Ценность имеет непосредственное отношение к нравственному миру вечных и безусловных истин. Нравственное сознание есть содержательная мера нравственных поступков. Утверждая свободу, человек сам строит в себе внутреннее субъективное мироустройство, сам предписывает себе к исполнению нравственный закон для своих поступков.

Учение о жизненном мире как мире абсолютных ценностей становится важнейшим содержательным и методологическим принципом в обосновании конкретных наук – истории, психологии, социологии. В этом смысле неокантианская модель критики образования понятий, которая оформилась в социологии М. Вебера концепцией идеальных типов, является образцом методологического развертывания предметного поля теоретического концепта «жизненного мира человека» применительно к социальным наукам и наукам о культуре.

Гуссерлевский замысел оказал определенное влияние и на феноменологию ценностей М. Шелера. Опираясь на феноменологический метод, он развивает космологическое представление о жизненном мире как царстве объективных истин, идей и религиозных ценностей. Жизненный мир – область идеального, в его основании действует всеобщий закон смыслополагания, порождающий многообразные эмоциональные проявления человека и акты его любви.

Герменевтика и экзистенциальная философия выступают прямыми наследниками развития феноменологического понимания жизненного мира. Они реабилитируют понятие «жизненный мир», выявляя его априорную структуру в качестве определяющего основания – «здравого смысла» и «индивидуального личностного мира» (Х.-Г. Гадамер)[4], «общего присутствия в мире», «внутримирного бытования», «самоосуществления мирности мира», подлинной трансцендентальной основы бытия в мире, Dasein (М. Хайдеггер)[5]. «Мирность мира» подразумевает и указывает на онтологическую структуру учреждаемого момента – «бытия–в–мире», фактически этическое присутствие человека.

В центре внимания современной философии концепт «жизненный мир» является центральным в различных исследовательских школах и направлениях трансцендентальной философии и феноменологии. Концепция жизненного мира сегодня широко обсуждается в европейской философии; выявляется внутренняя логика понятий «жизненного мира», его связность, единство смысловых оттенков. Г. Бранд, Э. Штрёкер, П. Янсен и П. Прехтль[6] видят в концепте Э. Гуссерля основную перспективу онто-феноменологического потенциала современной философии. Обновленный интерес к трансцендентальной философии объясняется поиском новых концептуальных средств анализа и решения прежних проблем философии и науки. Универсальность жизненного мира имеет методологический смысл, поскольку указывает на идеальный характер человеческого бытия. Очевидность жизненного мира проявляется до-рефлексивным основанием мира европейской науки, до-опытной формой теоретического мира, мира субъектно-объектных и интерсубъективных отношений. Отдельные аспекты трансцендентальной феноменологии стали предметом исследования в ряде работ отечественных философов (А. Ф. Зотов, З. М. Какабадзе, М.А. Киссель, К.А. Свасьян, Ю.К. Мельвиль)[7].

Онтологическая характеристика жизненного мира определяется представлением об активности сознания. «Объективный мир», о котором говорит наука, есть своего рода идеализированная модель мира. Субъективность выступает источником всякой объективности. Жизненный мир – конститутивная система единичного Я, идеального субъекта, выраженного формулой трансцендентальной субъективности. Понятие «жизненный мир» – понятие трансцендентально-философской рефлексии и его смысловая нагруженность определяется априори исходной идеей поиска «основы основ европейского жизненного мира». Здесь прежде всего следует назвать труды В.А. Куренного, В.И. Молчанова, Н.В. Мотрошиловой, Д.Н. Разеева, Я. А. Слинина, А.Г. Чернякова[8].

Вопросы истории и методологии неокантианской философии и науки, онтологии и теории познания, проблемы соотношения нравственного идеала и разума нашли творческое развитие в работах В.Н. Белова, П.П. Гайденко, Н.А. Дмитриевой, Л.А. Калинникова, В.В. Лазарева, В.А. Лекторского, Э.Ю. Соловьева, А.П. Скрипника, А.К. Судакова, С.В. Никитина, В.А. Фриауфа, Л.И. Тетюева.

Понятие «жизненный мир» сегодня становится предметом методологии науки. Одной из главных целей методологии выступает региональная онтология как реконструкция опыта и понимания. Исходной посылкой методологического подхода является исходная включенность научного знания в некое организованное целое систем оценок, норм и интерсубъективности (В.У. Бабушкин, П.П. Гайденко, А.А. Михайлов, А. А. Печенкин)[9].

Проблематика жизненного мира человека становится важнейшей дискуссионной темой в области социально-гуманитарного знания. Здесь жизненный мир трактуется как мир повседневности (Alltag), а феноменология выступает основой социальной теории. Социальный мир – мир конституированных смыслов, которые постоянно воспроизводятся и сохраняются самим ходом взаимодействия (А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман, Ю. Хабермас)[10]. Феноменологическая социология предлагает «очистить опыт» и в качестве начального уровня осмысления жизненного мира определяет мир повседневности в качестве особой теоретико-познавательной инстанции. Здесь следует отметить исследования Л.Г. Григорьева, Л.Г. Ионина, И.Т. Касавина, А.С. Кравец, К.Н. Любутина, А.Н. Портнова, Е.Д. Руткевич, Н.М. Смирновой, С.П. Щавелева[11].

Вплоть до 60-х годов XX века творческое наследие русских религиозных философов-идеалистов было мало изученным. К феноменологическому методу обращались Г.Г. Шпет, Б.В. Яковенко[12], к жизненному миру человека – С.И. Гессен, С.Л. Франк[13]. Онтологический аспект самоопределения человека и выход к субъекту нравственного закона, к жизни в свободе обсуждались в трудах В.С. Соловьева, В.В. Зеньковского, А.И. Ильина, П.И. Новгородцева[14].





Особого внимания заслуживают работы, в которых осуществляется идея развития практической философии И. Канта. Нравственность здесь понимается как «метафизическая сущность» человека, как «чувство долга», чувство самоуважения и личного достоинства, как автономия. Человек должен действовать не за страх, а за совесть, и совесть есть истинная нравственная форма самосовершенствования личности. Учение о нравственности И. Канта, изложенное в «Критике практического разума», является трансцендентально-практическим, метафизическим учением. Следует, прежде всего, отметить работы А.А. Гусейнова, О.Г. Дробницкого, В.В. Лазарева, А.Г. Мясникова, Ю.П. Пе­рова, Э.В. Соловьева, Л.Н. Столовича, А.К. Судакова, Л.И. Тетюева, С.А. Чернова[15]. Мировоззренческий и нравственный потенциал гуманистического мира человека освещен в работах В.В. Орлова, М.М. Прохорова, В.П. Рожкова, В.И. Снесара, Т.Д. Федоровой[16].

Различные аспекты трансцендентальной феноменологии и аксиологии разрабатывают саратовские философы. Философский и научный анализ «жизненного мира» представлен в работах В.Н. Гасилина, Б.И. Мокина. Активно исследуется социальная теория жизненного мира и жизненного пространства (В.Б. Устьянцев[17] ). Значительные возможности понимания проблемы жизненного мира открываются в исследовании ценностных оснований бытия человека. Ценности представляют собой особый идеальный мир, существующий автономно. Из саратовских мыслителей существенный вклад в исследование ценностных аспектов бытия человека внесли такие специалисты, как В.П. Барышков, В.Б. Устьянцев, И.В. Стеклова, З.В. Фомина, И.Д. Невважай, О.В. Ханова[18]. Современная онтология вращается вокруг интерсубъективной проблематики, реабилитирует нравственные смыслы, описывает собственные возможности и логику локальных миров, и реального существования человека.

Однако специально вопрос о влиянии трансцендентально-практического учения о нравственном идеале на обоснование жизненного мира человека как мира ценностей в контексте трансцендентальной философии не рассматривался. Подобный интерес диктуется немногочисленностью работ в отечественной и зарубежной литературе, ориентированных на трансцендентально-философс­кий подход к проблеме онтологии жизненного мира человека, его нравственных ориентиров, ценностной составляющей моральной личности человека. Проведенное исследование продолжает отечественную традицию идеализма, развивает современный проект трансцендентальной философии.

Объектом исследования выступает жизненный мир человека как субъекта теоретического знания и практического познания.

Предметом исследования в диссертации является философско-методологический анализ исходных оснований жизненного мира человека, обладающих нравственным измерением.

Цель и задачи исследования Целью данной работы является исследование содержания жизненного мира как мира человеческих ценностей и определение нравственного идеала в качестве трансцендентального основания. В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи:

  1. Проанализировать концепты «жизненный мир» и «субъективная данность жизненного мира»;
  2. Определить аксиологические принципы жизненного мира и обосновать их методологическую значимость;
  3. Показать социальную специфику жизненного мира человека и возможности его смысловой идеализации;
  4. Сформулировать основные положения трансцендентального идеала посредством обращения к нравственным основаниям жизненного мира человека;
  5. Определить объективную ценность морального человека и выявить на этой основе ключевые мировоззренческие принципы методологии современной философии образования.

Методологические и теоретические основы диссертационного исследования. При проведении диссертационного исследования диссертантом использовался феноменологический метод редукции к смысловым основаниям самой способности человека создавать образ нравственного миропорядка. В работе применяется трансцендентальный метод с соответствующим выбором трансцендентально-критической методики. В ходе подготовки диссертации были привлечены философские концепции, которые учитывают единство методологического и онтологических подходов в анализе ценностного бытия человека. Наиболее значительное влияние на автора оказали достижения неокантианской философии ценности, которая позволяет ввести в существующий анализ известный методологический принцип примата практического разума над теоретическим, и понимать теорию познания в качестве трансцендентальной онтологии. Данный прием помогает обнаружить скрытые априорные основания в структуре жизненного мира и задать внутреннюю логику философско-методологического анализа. Как и принято, в исследовании были применены общефилософские логический и исторический методы, методы сравнительного анализа, системный подход.

Научная новизна результатов исследования состоит в особенностях самого подхода к поставленной проблеме. В данной работе впервые в отечественной литературе осуществлен философско-методологический анализ трансцендентального идеала как исходного основания жизненного мира человека. В диссертации получены следующие конкретные научные результаты, обладающие новизной и теоретической значимостью:

  1. на основе философского анализа и методологии трансцендентальной философии выявлены теоретические особенности феноменологических концептов «жизненный мир» и «субъективная данность жизненного мира»;
  2. показана и аргументирована методологическая роль аксиологических принципов сущего и должного в тематическом раскрытии смыслового содержания жизненного мира человека;
  3. проанализирована социальная специфика жизненного мира человека, определяющая сущностное содержание трансцендентальной идеализации;
  4. выделены теоретические основания трансцендентального идеала. С этой целью конституирована смыслообразующая основа жизненного мира, которая определяется ценностью нравственного мира личности человека;
  5. выявлена самодостаточная ценность морального человека и исследованы возможности применения этого концепта мировоззрения в качестве методологического принципа философии образования и воспитания.

Положения, выносимые на защиту:

1. Жизненный мир человека – это не просто до-рефлексивный мир его повседневности, это мир его ценностных состояний сознания, тех трансцендентальных смыслов, которые обладают для него априорной значимостью. Проблематизация жизненного мира открывает горизонт до-теоретического опыта, поскольку сам жизненный мир представляет собой скрытую практическую установку на ценностную значимость нравственного мира, в основе которой лежит трансцендентальная субъективность. Значимость жизненного мира определяется целевыми жизненными ценностями. Мир трансцендентального субъекта – это мир жизненно значимого. Жизненный мир человека вырастает из общего корня, исходного общего смысла, порождающего неисчерпаемый духовный мир европейского человечества. Мир трансцендентального субъекта есть проекция целесообразно-смыслового начала. Трансцендентализм субъективности указывает на смыслосозидающий аспект личностного деяния в формировании концептуальных основ жизненного мира.

2. Вопрос обоснования «жизненного мира человека» практическим образом связан с ценностями нравственного миропорядка. Исходная проблема сущего и должного в трансцендентальной философии обусловлена решением практической проблематики, имеющей ценностное значение для идеалистической философии субъекта и системы критического идеализма. Идея трансцендентального субъекта есть коренной вопрос всей трансцендентальной философии, ибо он касается «вечного» (вневременного) начала в человеке и, стало быть, сохраняет возможность осмысленного говорения о вечных нравственных основах как исходном предмете культуры. Персонализация как философский принцип фиксируется не только идеей сохранения целостности человека, а и наличием в культуре изначального смысла нравственно-должного, способного задавать феноменологический горизонт в осмыслении концепта «личности человека», основанного на ценностях жизненного мира человека. Соответственно, духовный мир другого, как личности, приобретает вполне определенный мотив и смысл, и, следовательно – определенную нравственную ценность.

3. Наука оперирует идеализациями жизненного мира, поэтому необходимо прояснение исходных смысловых оснований жизненного мира. Социальный мир объектов восходит к центру идеального опыта мира – трансцендентальной субъективности. Мир трансцендентального субъекта – это многообразный мир опыта рефлексии идеала, в котором открываются для его исследователей бесконечные перспективы интерсубъективного мира культуры. Жизненный мир граничит с миром повседневности, но жизненный мир превосходит повседневность возможностью онтологического измерения. Жизненный мир – это не просто окружающий, телесный мир человека, а особый его идеальный компонент – духовный мир человека, мир нравственности. Коренной, неизменной проблемой идеализации жизненного мира в плане высших целей является проблема индивидуального и социального в сфере созидания субъективного мира.

4. Жизненный мир человека является миром трансцендентальных ценностей культуры. Каждая культура предполагает свой набор ценностей, идеал различается по своим историческим корням. Духовное европейское наследие жизненного мира укоренено в особенностях философского мышления, задающего идеальное пространство общечеловеческих и национально-самобытных ценностей, где одной из важнейших ценностей является «абсолютная» совершенная ценность – нравственная ценность самого человека. Трансцендентальный идеализм вносит нравственный аспект в формирование основ мира человеческих ценностей. Трансцендентальный идеал есть универсальная основа европейской всеобщности, источник всех смыслосозидающих деяний и духовных переживаний. Ценностное понятие «жизненного мира» тождественно трансцендентальному понятию мира, оно наполняет его содержательно идеей личности человека как ценности высшего, нравственно-этического порядка.

5. В жизненном мире повседневности образование имеет вариативный характер. Этический идеализм, преломленный через всю систему образования и воспитания, задает новые реальные ориентиры для теоретического осознания имеющейся возможности свободного выбора и признания фактического наличия альтернативных систем действенного образования. Трансцендентальный идеал образования имеет в своей основе принципы определения конкретного, реального жизненного мира «должного», мира первичного опыта. Главная миссия учителя в контексте трансцендентального идеала – это обращенность к личности морального человека как высшей самодостаточной ценности. Моральный человек не может восприниматься только эмпирическим субъектом. Выработка методологических принципов философии образования является практической задачей трансцендентальной философии, задающей проблематике нравственное измерение.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Результаты исследования могут быть использованы в дальнейшей разработке концепта «жизненный мир» в современной онтологии и теории познания. Материалы и выводы, полученные в диссертационной работе, могут быть использованы при подготовке и изложении спецкурсов по проблемам онтологии и теории познания, современной теоретической философии, в работе методических семинаров, в учебных курсах лекций по философии, по проблемам методологии и истории новоевропейской философии, прикладных исследований в области феноменологии жизненного мира, истории философии науки, практической философии, развитию теории нравственного воспитания, усовершенствования методологических принципов философии образования, педагогической деятельности.

Апробация диссертационного исследования. Результаты диссертационного исследования были представлены в сообщениях и докладах на международной научно-практической конференции «Экологические проблемы современности» (Пенза, 2006 г.), межвузовской научно-практической конференции «Общество риска и человек в XXI веке. Альтернативы и сценарии развития» (Саратов, март 2006 г.), на методологическом семинаре «И. Кант и актуальные проблемы гуманитарных наук» (Саратов, апрель 2006 г.), на четвертой международной конференции «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, май 2007), шестых межрегиональных Пименовских чтениях «Церковь, образование, наука: православная культура – основа духовно-нравственного здоровья общества» (Саратов, ноябрь 2008 г.). Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры философии и методологии гуманитарных наук, кафедры философии человека ПИ СГУ. Результаты работы отражены в восьми научных публикациях, общим объемом 4, 7 п. л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, состоящих из пяти параграфов, заключения и библиографического списка.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность выполненного диссертационного исследования, степень разработанности темы, научная новизна, определяются цели и задачи, методы исследования, характеризуются теоретическая и практическая значимость полученных результатов и выводов, излагаются основные положения диссертации.

Первая глава «Жизненный мир как мир человеческих ценностей» состоит из двух параграфов, в которых осуществляется критическая рефлексия онто-феноменологических концептов «жизненный мир» и «субъективная данность жизненного мира», исследуется методологическая значимость аксиологических принципов жизненного мира человека в аспекте нравственно-должного.

В первом параграфе «Жизненный мир» как исходное понятие философской рефлексии» определяется специфика трансцендентально-философского метода, выявляются теоретические особенности концептов «жизненный мир» и «субъективная данность жизненного мира».

Несмотря на существование в современной феноменологии множества определений понятия «жизненный мир», исследователи отмечают, что феноменологический концепт «жизненного мира», разработанный Э. Гуссерлем, хотя и имеет «нетематический» характер, поддается все же методологической проблематизации. Это становится возможным через раскрытие смысла трансцендентальной установки теоретического сознания. Согласно феноменологической трактовке мир как целое есть своего рода универсальный коррелят «чистого сознания», интенциональный опыт которого следует рассматривать как онтологию актуальных и потенциальных переживаний. Всякий опыт, по Э. Гуссерлю, есть синтез онтического и интенционального.

В диссертации отстаивается тезис, что трансцендентальная философия есть подлинная универсальная онтология. Мир по самому своему существу имеет характер трансцендентальной субъективности. Опыт смыслополагания мира не предполагает отрицание мира или сомнение в его существовании. Мир не перестает быть существующим, он лишь становится феноменом сознания. В феноменологии различают два вида субъективной данности – эмпирическое сознание и трансцендентальное сознание. Эмпирическое сознание имеет вид трансцендентального Эго, Я. Трансцендентальное сознание подразумевает всеобщее – людей европейской культуры, науки, которые воспитаны и образованы на основах европейской традиции и теоретических построений.

Жизненный мир составляет до-теоретический, до-рефлексивный пласт нашего многообразного культурного мира. Мир культуры лежит по ту сторону мира опыта науки и научной техники. Вынеся за скобки все эмпирическое, мы допускаем в сущности своей фактическое наличие практической установки. По ту сторону обыденного мира лежит мир теоретических идеализаций, это – цели и смыслы, которые значимы сами по себе в силу своего соответствия объективной науке. Именно они имеют собственное достоинство, значимость, ценность, что указывает на необходимость глубокого осмысления гносеологических, нравственно-этических и онтологических проблем. Кризис европейской культуры и науки угрожает европейской культурной традиции, традиционным ценностям; поколеблен духовный смысл европейской науки.

Общепризнано, что трансцендентальная феноменология призвана прояснять смыслы и сущности значимых явлений и понятий: в качестве коррелята жизненного мира она определяет трансцендентальную субъективность. Проблематизация жизненного мира тем самым открывает горизонт до-теоретического опыта, поскольку сам жизненный мир представляет собой скрытую установку на ценностную значимость нравственного мира, в основе которой лежит трансцендентальная субъективность. Мир трансцендентального субъекта есть проекция целесообразно-смыслового начала. Поэтому раскрытие идеального измерения жизненного мира указывает на его первоначальную конкретную ценность в качестве исходной дорефлексивной предпосылки всякой теоретической конструкции и идеализации смысла сознания. Доказывается, что феноменологический метод редукции помогает выявить смыслосозидающие акты жизненного мира человека, ценностный смысл которых определяется местом человека как трансцендентального субъекта в структуре бытия. Значимость жизненного мира определяется целевыми жизненными ценностями.

Жизненный мир человека – это не просто мир его повседневности, это мир его ценностных состояний сознания. Прежде всего, это – мир тех трансцендентальных смыслов, которыми обладают для него априорной значимостью. Жизненный мир человека вырастает из общего корня, исходного ценностного смысла, порождающего неисчерпаемый духовный мир европейского человечества. Трансцендентальная установка ценностного сознания – духовная родина Европы. Именно в этом плане «жизненный мир» становится аксиологической проблемой, поскольку имеет непосредственное отношение к тому, что традиционно называют «положительной», нравственной ценностью. Первоначальной очевидностью выступает сознание о ценностях нравственного мира и самого человека, дающее основание для последующего философски осознанного дуализма бытия человека и мира его должного.

Трансцендентальный метод помогает извлечь внутреннюю ценность субъекта познания как человеческой личности, извлечь смысл идеального измерения трансцендентальной субъективности. Вопрос обоснования «жизненного мира» трансцендентальным образом связан с нравственными ценностями. Феноменология позволяет сформулировать этическую проблему и ставит новую задачу ее решения, расширяя поле исследования и понимание жизненного мира как мира человеческих ценностей и мира нравственного, трансцендентального идеала.

Во втором параграфе «Аксиологические принципы «жизненного мира»: методологические ориентации» показана и аргументирована методологическая роль аксиологических принципов сущего и должного в тематическом раскрытии смыслового содержания жизненного мира человека.

В диссертации традиция трансцендентальной философии выступает путеводной нитью критического анализа и теоретической рефлексии. Рациональным идеалом целостного мировосприятия выступает неокантианская трансцендентальная философия ценности. В исследовании проверяется тезис, что «узость» методологической интерпретации «жизненного мира» в трансцендентальной и социальной феноменологии возможно преодолеть за счет включения в проблематику жизненного мира аксиологических принципов науки, получивших существенное развитие в неокантианской философии ценности. Добавление аксиологических принципов представляется оправданным, поскольку речь идет о поиске априорного основополагающего – нравственного основания жизненного мира человека.

Показано, что идея «самозаконодательства разума» не только указывает на сдвиги нравственного порядка, а и являет собой в рациональной структуре науки априорное измерение, обладающее смыслом методологического идеала для наук социального и социально-гуманитарного знания. Выход из кризиса наук неокантианство видит в постулировании «примата практического разума над теоретическим», т.е. в осуществлении субъективного принципа в отношении объективного предмета познания. Практический разум составляет глубинную сущность человека, определяет трансцендентальную основу морального человека, априорную основу нравственной личности.

Исходная проблема сущего и должного в трансцендентальной философии обусловлена решением проблематики философии субъекта, имеющей ценностное значение для идеалистической философии и системы идеализма. Идея трансцендентального субъекта есть не только коренной вопрос всей трансцендентальной философии, ибо он касается «вечного» (вневременного) начала в человеке, и, стало быть, сохраняет возможность осмысленного говорения о вечных нравственных основах как исходном предмете культуры. Трансцендентализм субъекта (Бог, душа, свобода воли) является важнейшим ориентиром в сфере жизненного мира, поскольку вносит нравственный аспект в формировании основ мира человеческих ценностей. Но при этом сам жизненный мир осмысливается уже не просто как окружающий, телесный мир, как это осуществляется в экзистенциальной феноменологии (М. Мерло-Понти), а как особый его идеальный первичный компонент – духовный мир человека. Соответственно, духовный мир другого, как личности, приобретает вполне определенный смысл, а, следовательно – определенную нравственную ценность.

Исследование продемонстрировало, что персонализация как философский принцип вызван не только идеей сохранения целостности человека, а и наличием в культуре изначального смысла нравственно-должного, способного задавать феноменологический горизонт в осмыслении концепта «личности человека», основанного на нравственных ценностях жизненного мира человека. Коренной, неизменной проблемой в таком ракурсе оказывается проблема индивидуального и социального в плане высших целей культуры в сфере образования субъективного мира. Усиление ценностной составляющей образа мира связывается с отказом от права «проектировать» жизненные миры, «кроить и перекраивать чужие жизни».

Во второй главе «Нравственный идеал как трансцендентальное основание жизненного мира человека» исследуется проблема идеализации, рассматривается смысловое содержание жизненного мира как социального мира, в системе нравственного идеала проверяется возможность нового трансцендентального обоснования методологических принципов философии образования и определения морального человека в качестве самодостаточной ценности системы образования и воспитания.

В первом параграфе «Жизненный мир человека: идеализация и социальное измерение» объяснена социальная специфика жизненного мира человека, определяющая сущностное содержание трансцендентальной идеализации.

Человек и мир представляют собой единою всеобъемлющую взаимосвязанную мировую систему, каждая из которых существует не только сама по себе, но и благодаря отношениям друг с другом. Мир, каким его представляет наука, – это система концептов, порожденных формализациями и идеализациями. Наука оперирует идеализациями жизненного мира, поэтому необходимо прояснение исходных смысловых оснований жизненного мира. Смыслополагание мира не предполагает отрицание мира или сомнение в его существовании. Мир не перестает быть существующим, он является идеальной категорией, идеацией. Процедура идеализации жизненного мира показала, что жизненный мир человека является миром трансцендентальных ценностей культуры и рефлексивных практик.

Отправным пунктом в исследовании проблемы идеализации явилась нравственная проблематика жизненного мира, как она воспринимается в настоящее время в современной, как в русской, так и в немецкой философии классического идеализма. Историко-философская рефлексия феномена «русского духа» показала, что радикальный кризис европейского человечества связан с анализом кризиса европейского духа, который вызван к жизни онтологизацией физического, объективистского мира и забвением основополагающего принципа идеализма – наличием и существованием интенционального мира, мира трансцендентального субъекта. Природа идеала ценностного сознания, нравственного отношения человека к собственному бытию в мире, есть, практический вопрос, и относится он не только к сфере методологической теории, а и к рефлексивной установке жизненного мира. Социальный мир объектов восходит к центру идеального опыта мира – трансцендентальному субъекту. Сообщество трансцендентальных субъектов – это мир людей, европейское человечество, европейская культура духовных ценностей. Мир трансцендентального субъекта – это многообразный мир опыта рефлексии идеала, в котором открываются для его исследователей бесконечные перспективы интерсубъективного мира культуры.

Вопрос об инвариантных структурах жизненного мира имеет сугубо онтологический смысл: мир превращается в трансцендентальный феномен, одним из компонентов мировой сферы, общности субъектов. Жизненное пространство выступает посредником между системным и жизненным мирами, поскольку его ключевой характеристикой является «социальность». Оно способно на «смысловое превращение» социальной системы в феномен жизненного мира, заключая в себе идеальную и тотальную включенность человека в жизненный мир и мир системной организации. Жизненный мир граничит с миром повседневности – повседневность «оповседневливает» жизненный мир, но все же жизненный мир превосходит повседневность возможностью онтологического измерения, идеализацией жизненного мира отдельного человека. Жизненный мир интегрируется в символическое пространство коммуникации. Моральная точка зрения – обязательное, «должное» условие поведения человека.

Ценности социального мира – это ценности «актуальной» жизни субъектов – индивидуальных и коллективных. Но они не могут замыкаться только на общественных явлениях предметного мира (имеется в виду, прежде всего идеальные ценности – наука, культура, образование как социальные институты). Ценности личной и общественной жизни – по предмету двойственны: они выражают отношение человека как субъекта межличностных связей, в одном, и как субстанциальную основу социальной жизни, в другом. И хотя ценности выступают основаниями идеального акта рефлексии, они не являются только рациональными. Интерсубъективность – ключевое понятие трансцендентально-философского объяснения социального мира и социальных процессов, служащих идеализации повседневного мира как мира значений и представлений индивидов о самом этом мире. Интерсубъективность является одним из универсальных философских принципов жизненного мира, принципов осмысления бытия человека. Идеал интерсубъективности проявляются в идеях, смыслах, ценностях, имеющих общечеловеческий характер. Этический идеализм утверждает признание субъективной нравственности как «факта разума», ибо только в духовной жизни личности человека нравственность становится объективной.

В параграфе втором «Идеал как нравственная смыслообразующая основа жизненного мира» концептуально выделены основания трансцендентального идеала. С этой целью конституирована смыслообразующая основа жизненного мира, которая определяется ценностью нравственного мира личности человека.

Проблема нравственного идеала принадлежит к числу таких проблем, решение которых само зависит от философско-методологических ориентаций. Выбор происходит всегда с определенной точки зрения, поскольку идеал несет с собой тип цели и смысл целеполагания. Каждая культура предполагает свой набор ценностей, идеал различается по своим историческим корням. Духовное европейское наследие жизненного мира укоренено в особенностях философского мышления, задающего идеальное пространство общечеловеческих и национально-самобытных ценностей, где одной из важнейших ценностей является «абсолютная» совершенная ценность – ценность самого человека.

В работе предпринята методологическая попытка понятие идеала «жизненного мира» развить до трансцендентального понятия мира, наполнив его содержательно идеей личности как ценности высшего, нравственного миропорядка. В понимании целого, как системы ценностей трансцендентального субъекта и целостной духовной жизни, состоит современный теоретический смысл философии идеализма. В преломлении нравственных требований к идее совершенствования этой целостной основы жизненного мира человека видится общий смысл и настрой этического идеализма. Трансцендентальный идеал есть универсальная основа европейской всеобщности, источник всех смыслосозидающих деяний и переживаний. Этическим идеалом является не бесследное растворение всего индивидуального в едином и единообразном, абсолютном целом, а «живая связь» личности человека, полная богатым и разнообразным содержанием. В контексте жизненного мира русского человека трансцендентальный идеал априори дополняется духовно-нравственными ориентирами. Духовное предполагает, что цели и смысложизненные ориентации укоренены в системе индивидуальных ценностей. Духовность понимается как выход к высшим ценностям культуры, утрата же идеала духовности оборачивается утратой смысла, потерей нравственности и воли. Духовность соeдиняет в себе образ мира с нравственным законом личности.

В третьем параграфе «Самоценность морального человека как мировоззренческая основа и методологический принцип философии образования» выявлена самодостаточная ценность морального человека и исследованы возможности применения этого концепта мировоззрения в качестве методологического принципа философии образования и воспитания.

Философия образования определяется как философский метод образовательных и педагогических теорий. Мировоззренческий аспект философии образования связывается в диссертационном исследовании с обоснованием приоритетных ориентиров социального и духовного планов, с формированием целей и идеалов образования.

В жизненном мире повседневности образование имеет вариативный характер. Этический идеализм, преломленный через всю систему образования и воспитания, задает новые реальные ориентиры для добросовестного осознания имеющейся возможности свободного выбора и признания фактического наличия альтернативных систем действенного образования. Становится очевидным, что развитие современной отечественной педагогики должно идти по пути поиска ее нового возможного обоснования. В сущности, это уже уровень трансцендентально-философской рефлексии.

Трансцендентальный идеал образования имеет в своей основе принципы определения конкретного, реального жизненного мира «должного», мира первоначального опыта. Главная миссия учителя в контексте трансцендентального идеала – это обращенность к человеку как высшей ценности. Это и есть собственно нравственная позиция учителя, которая всегда выражается идеей деяния – творения добра, разумного, вечного, и идеей совершенствования природных и душевных задатков. Моральный человек самоценен, самоцелен и в этом смысле самодостаточен. В практическом опыте свободы моральный человек предстает «конечной целью». Носителем нравственных ценностей может быть лично только человек. Моральный человек не может быть эмпирическим субъектом.

Наличие существующей ситуации демократического плюрализма ставит современную систему отечественного образования пред всеобщим условием «конкурентной» демократии. Процесс обучения в такой перспективе должен рассматриваться как «особый случай» познания, поскольку связывается с частными эмпирическими общественно-политическими и социально-экономически­ми условиями образования: трансцендентальное познания потому и необходимо, что оно обходится без обращения к опыту повседневности и эмпирического анализа условий социального мира. Идеализм в образовании требует вновь пересмотреть проблему соотношения практической целесообразности и нравственного долженствования. Поэтому выработка методологических принципов философии образования является практической задачей трансцендентальной философии, ибо только благоразумие в гражданском обществе способно вывести людей из «дикого» и «грубого состояния насилия», указать цивилизованный путь будущего мирного сосуществования. Ядром мотивации будущего гражданского российского общества в этом случае должна выступать автономия морального человека, сохраняющая трансцендентальный идеал его нравственного развития, а также цель конституционных институтов демократического и правового мироустройства – личную свободу и личное достоинство.

В заключении подводятся общие итоги исследования, формулируются выводы, намечаются перспективы дальнейшей разработки темы.

Публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК РФ

  1. Епифанова Н.Н. Нравственный идеал как основание жизненного мира человека // Вестник Поволжской академии государственной службы им. П. А. Столыпина. - Саратов: Изд-во Поволжской акад. госслужбы им. П. А. Столыпина, 2008. №3 (16). С. 164–179. 0,6 п.л.
  2. Епифанова Н.Н. Жизненный мир и мир должного: смысловые характеристики нравственного идеала // Вестник Поволжской академии государственной службы им. П. А. Столыпина. - Саратов: Изд-во Поволжской акад. госслужбы им. П. А. Столыпина, 2008. № 4 (17). С. 186–191. 0,6 п.л.
  3. Епифанова Н.Н. Аксиологические принципы «жизненного мира»: Э. Гуссерль и неокантианская методология // Вестник Адыгейского государственного университета. - Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. № 8 (36). С. 53–59. 0,8 п. л.

Публикации в других изданиях

  1. Епифанова Н.Н. Самовоспитание – внутренняя потребность в совершенствовании // Перспективы самоорганизации общества в стратегиях глобального развития: Сб. науч. ст. - Саратов: «Научная книга», 2006. С. 142 – 147. 0,5 п. л.
  2. Епифанова Н.Н. Духовно-нравственный мир человека как трансцендентальная ценность культуры // Человек в современных философских концепциях. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. Т. 3. С. 335–338. 0,4 п. л.
  3. Епифанова Н.Н. Проблема определения нравственности в сфере воспитания: кантовская идея свободы и достоинство человека // Иммануил Кант и актуальные проблемы современной философии: Сб. науч. трудов. В 2 т. - М.: ООО Изд-во «Экшен», 2008. Т.2. С.113–119. 0,5 п. л.
  4. Епифанова Н.Н. Жизненный мир человека и духовно-нравственные ориентиры в физическом воспитании // Философия и образование: интеллектуальные традиции и новации. Сб. науч. ст. - Саратов: ИЦ «Наука», 2008. С. 127–136. 0,8 п. л.
  5. Епифанова Н.Н., Тетюев Л.И. Современная философия воспитания и образования: духовно-нравственные императивы (философские раздумья в контексте Болонского процесса) // Философия и образование: интеллектуальные традиции и новации. Сб. науч. ст. - Саратов: ИЦ «Наука», 2007. С. 10–16. 0,6 п. л.

Епифанова Наталия Николаевна

Нравственные основания жизненного мира человека:

философско-методологический анализ

Автореферат

Подписано в печать 29.06. 09г. Формат 60x84 1/16.

Объем 1,0 печ. л. Гарнитура «Таймс».

Тираж 100. Заказ №___.

Оттиражировано с оригинал-макета в ООО ЦДУ «Ризоп»

410056, г. Саратов, ул. Шевченко, 2а.


[1] См.: Теория и жизненный мир человека. М.: ИФ РАН, 1995.

[2] Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология: Введение в философскую феноменологию. СПб., 2004.

[3] Виндельбанд В. Прелюдии. Философские статьи и речи. М., 2007; Риккерт Г.Философия жизни. Киев, 1998; Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1989.

[4] Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988.

[5] Хайдеггер М. Феноменология и трансцендентальная философия ценности. Киев, 1996.

[6] Brand G. Die Lebenswelt. Eine Philosophie des konkreten Apriori. Berlin, 1971; Janssen P. Edmund Husserl. Feiburg-Mnchen, 1976; Lebenswelt und Wissenschaft in der Philosophie Edmund Husserl. Frankfurt a. M., 1979; Prechtl P. Husserl zur Einfhrung. Hamburg, 1991.

[7] Зотов А.Ф., Мельвиль Ю.К. Западная философия XX в. М., 1998; Какабадзе З.М. Проблема «экзистенциального кризиса» и трансцендентальная феноменология Э. Гуссерля. Тбилиси, 1966; Киссель М.А. Судьба старой дилеммы (рационализм и эмпиризм в буржуазной философии XX века). М., 1974; Свасьян К.А. Феноменологическое познание. Пропедевтика и критика. Ереван, 1987.

[8] Молчанов В.И. Различие и опыт: феноменология неагрессивного сознания. М., 2004; Мотрошилова Н.В. «Идеи I» Эдмунда Гуссерля как введение в феноменологию. М., 2003; Разеев Д.Н. Учение о феноменальности (феноменология) Канта // Метафизические исследования. Вып. 1. Понимание. Альманах. СПб., 1997. С. 38–74; Слинин Я.А. Кризис европейского человечества: в чем он состоит и какие средства предлагает Эдмунд Гуссерль для его преодоления // Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. СПб., 2004. С. 359–384.

[9] Бабушкин В.У. Феноменологическая философия науки. Критический анализ. М., 1985; Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. М., 2003; Михайлов А.А. Идеалы науки и философская рефлексия (к критике феноменологии Э. Гуссерля) // Идеалы и нормы научного исследования. Минск, 1981; Печенкин А.А. Наука и научность: Опыт прочтения философии Э. Гуссерля // Философские науки. 1991. № 10.

[10] Шюц А. Избранное: Мир, святящийся смыслом. М., 2004; Щюц А. Структуры повседневного мышления // Социологические исследования. 1988 № 2; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995; Habermas J. Edmund Husserl uber Lebenswelt, Philosophie und Wissenschaft // Philosophie der Gegenwart - Gegenwart der Philosophie. – Hamburg, 1993. S.265-279.

[11] Григорьев Л.Г. Альфред Щюц и социология повседневности // Социологические исследования. 1988. № 2; Ионин Л.Г. Понимающая социология. М., 1978; Касавин И.Т. Повседневность как философско-эпистемологическая проблема // Наука глазами гуманитария. М., 2005. С. 137–166; Касавин И.Т., Щавелев С.П. Анализ повседневности. М., 2004; Кравец А.С. Понимание смысла социальной деятельности. Воронеж, 2008; Любутин К.Н., Кондрашов П.Н. Диалектика повседневности: методологический анализ. Екатеринбург, 2007; Портнов А.Н. «Жизненный мир» Альфреда Щютца: некоторые пояснения // Личность. Культура. Общество. 2007. Вып. 2 (36); Руткевич Е.Д. Феноменологическая социология религии. М., 1992; Смирнова Н.М. Философия, специализированное социальное знание и жизненный мир человека // Наука глазами гуманитария. М., 2005. С. 167–201.

[12] Шпет Г.Г. Явление и смысл. Феноменология как основная наука и ее проблемы. Томск, 1996; Яковенко Б.В. Эд. Гуссерля и русская философия // Яковенко Б.В. Мощь философии. СПб., 2000. С. 843–848.

[13] Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию М., 1995; Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992; Франк С.Л. Реальность и человек. СПб., 1997.

[14] Соловьев В.С. Кризис западной философии (против позитивистов) // Соловьев В.С. Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 2; Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. М., 1996; Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991.

[15] Гусейнов А.А. О человеке и смысле жизни // Наука. Общество. Человек. М., 2004. С. 219 –228; Дробницкий О.Г. Моральная философия: Избранные труды. М., 2002; Лазарев В.В. Этическая мысль в Германии и России: Кант – Гегель – Соловьев. М., 1996; Мясников А.Г. Педагогическое учение И. Канта и современная философия образования // Кантовский сборник. Калининград, 2004. Вып. 24. С.74–87; Перов Ю.В., Сергеев К.А., Слинин Я.А. Очерки истории классического немецкого идеализма. СПб., 2000. С. 268–341. Перов Ю.В., Перов В.Ю. Философия ценностей и ценностная этика // Гартман Н. Этика. М., 2002. С. 5–82. Соловьев Э.Ю. Категорический императив нравственности и права. М., 2005; Столович Л. Н. Аксиологический подход к эстетическим категориям в этическом учении Иммануила Канта // Лучшие публикации «Кантовского сборника» 1975 – 2001. 2-е изд. доп. – Калининград, 2003. С. 94–105; Судаков А.К. Абсолютная нравственность: этика автономии и безусловный закон. М., 1998; Тетюев Л. И. Трансцендентальная философия: современный проект. Саратов, 2001; Чернов С. А. Априоризм как философия субъекта // Лучшие публикации «Кантовского сборника» 1975 – 2001. 2-е изд. доп. Калининград, 2003. С. 65–81.

[16] Орлов В.В. Человек, мир, мировоззрение. М., 1984; Гуманизм и мировоззрение: Монография / под ред. М.М. Прохорова. Нижний Новгород, 2008; Рожков В.П. Категорический императив И. Канта и панэтизм философии «всеединства» В.С. Соловьева // И. Кант, неокантианство и Г. Коген. Саратов, 2004. С. 42–52; Снесар В.И. Разумные основания и факторы гуманизации личности в XXI веке // Разум и культура. Саратов, 2001. С. 132-134; Федорова Т.Д. Гуманизм как проблема философии. Саратов, 2000.

[17] Устьянцев В.Б. Человек, жизненное пространство, риски: ценностный и институциональный аспекты. Саратов, 2006.

[18] Барышков В.П. Аксиология личностного бытия. М., 2005; Ценностный мир XXI века: история, герменевтика, феноменология. Саратов, 2004; Устьянцев В.Б. Ценностное бытие человека. Саратов, 2006; Стеклова И.В. Связь и суверенность в структуре тотальности науки. Саратов, 2001; Фомина З.В. Человеческая духовность: бытие и ценности. Саратов, 1997; Невважай И.Д. От сущего к должному: нормативность как принцип человеческого бытия // Мир человека: нормативное измерение. Саратов, 2009. С. 5-11; Ханова О.В. Ценности современного человека // Человек в современных философских концепциях: В 4 т. Волгоград, 2007. Т. 3. С. 318–321.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.