WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Мировоззренческие основы субкультур в современной россии

На правах рукописи

Павлова Александра Юрьевна

Мировоззренческие ОСНОВЫ субкультур

в Современной России

24.00.01 – теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Челябинск – 2012

Работа выполнена на кафедре культурологии и социологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинская государственная академия культуры и искусств»

Научный руководитель: доктор культурологии, доцент Зубанова Людмила Борисовна
Официальные оппоненты: Костина Анна Владимировна
доктор философских наук, доктор культурологии, профессор, заведующая кафедрой философии, культурологии и политологии негосударственного некоммерческого образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский гуманитарный университет»
Русских Людмила Викторовна
кандидат культурологии, доцент, доцент кафедры философии и социологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет).
Ведущая организация:
Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет»

Защита состоится 20 апреля 2012 года в 10 час. 00 мин. на заседании объединенного совета ДМ 210.020.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций по специальностям 09.00.13 и 24.00.01, созданного на базе Челябинской государственной академии культуры и искусств, 454091, г. Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36а, ауд. 206 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Челябинской государственной академии культуры и искусств.

Автореферат разослан 19марта 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Тарасова Юлия Борисовна

  1. Общая характеристика работы

Термин «субкультура», несмотря на его сегодняшнюю популярность, появился сравнительно недавно – 80-е годы XX века. Количество определений субкультуры соотносимо, пожалуй, с базовым понятием «культура». Вследствие данного многообразия, поиск единого понимания явления или универсальных критериев его оценки представляется весьма проблематичным. Терминологические границы настолько размыты, что почти любую культуру – будь то культура определенного этноса, профессиональная (корпоративная), культура тюремного мира или даже культура целой страны – можно трактовать как субкультурное образование. Однако наиболее устойчивое понимание субкультуры, чаще всего, ассоциируется с наиболее революционной и инициативной частью общества – молодежью.

Молодежь всегда стремится к самовыражению. Именно для данной возрастной группы характерно объединение в субкультурные образования. Стремлением к объединению в субкультуры могут выступать различные основания, в том числе, и разнообразные идейно-идеологические. Многообразие факторов объединения в субкультуры, в современных исследованиях классифицировано следующим образом:

  • отвержение принятых ранее регламентирующих социальных нормативов, не удовлетворяющих более молодежь ввиду объективно изменившихся условий;
  • попытки построения собственных мировоззренческих систем;
  • поиск молодыми людьми референтных групп со сходными целевыми установками.

Стоит заметить, что первые два из выделенных факторов непосредственно ориентированы на особенности мировоззрения: неприятие старого и поиск нового. А третий, избежав буквального акцентирования, связан с поиском субъектов принятия и трансляции выработанных ценностных ориентиров и идей. Можно говорить о том, что общей чертой всех молодежных субкультур, насколько бы разными они не являлись, выступает общность внутрисубкультурных мировоззренческих основ, выполняющих «скрепляющую» функцию интеграции в единое и устойчивое образование.

Однако большинство исследований субкультур, в большей мере ориентированы на изучение и классификацию внешне-атрибутивных (наглядно-визуальных) субкультурных характеристик, тогда как не менее важным (а, в нашем понимании, определяющим) представляется анализ идейно-философской, мировоззренческой основы субкультуры. Здесь мы неизбежно выходим к постановке вопроса мировоззрения. Он тем важнее, чем менее на нем акцентируется внимание в научной литературе, так или иначе затрагивающей проблемы субкультур.

В монографическом исследовании современных субкультур, осуществленном С. И. Левиковой, прямо указывается, на зависимый и второстепенный компонент мировоззренческого начала[1]. С данным положением можно согласиться в силу признания сложившихся представлений о мире у молодого человека еще до его включения в субкультуру. Однако в самом пространстве субкультуры, во многом уже независимо от индивидуального мировосприятия и отношений к миру, действует мощный объединяющий фактор. И фактор этот – не только внешний вид или особая форма групповой самоорганизации. Подобные факторы могут выступать как второстепенные, следствия ключевого – мировоззренческого начала субкультур.



Ориентация исследований субкультур в сторону внешне-атрибутивного начала, на наш взгляд, связана с тем, что еще буквально полвека назад в России ни о каких альтернативных формах самовыражения, а также о мировоззренческом различии молодежи речи не шло. Советская идеология служила (или манифестировалась) мировоззренческим стержнем всего общества вне зависимости от внутригрупповой принадлежности индивидов. Современный этап в мировоззренческом контексте оказался приближенным к «аномии» Э. Дюркгейма – ценностный вакуум, где отсутствуют общепризнанные идеи, способные интегрировать разобщенное сознание социума; кризис устойчивых моделей идентификации при многообразии возможных игровых ролевых инсценировок (Л. Г. Ионин). Однако «пустоты» индивидуального сознания не могут долго оставаться незаполненными. Плюрализм и дискретность сознания и культуры позволяют индивиду самостоятельно выбирать или создавать (в случае, когда удовлетворяющих его духовные потребности идей еще не создано) точку зрения, взгляд на мир, систему ценностей. Данную функцию – заполнения вакуума в сознании людей, появившихся на свет в период крушения идеологии, в том числе, выполняют субкультуры.

Молодежная субкультура в качестве объекта научного исследования – явление для России еще более новое, чем для Европы и США. Оно еще находится на стадии «созревания», поэтому неудивительно, что апологетов той или иной субкультуры еще несколько лет назад считали отклонением от нормы, признаком нездоровья общества. В современной же гуманитарной науке все больше превалирует точка зрения, что молодежные субкультуры – явление естественное и закономерное. Их важнейшая функция – помощь в адаптации молодого человека к социуму путем его нахождения в референтной группе, идентификации с ней и замедлением процесса его «социального взросления».

Две приведенные выше точки зрения имеют один общий момент – «сознательный уход» от традиционной системы ценностей социума. Так как большинство идейных основ субкультур идут с Запада, то для российской культуры они представляются не всегда органичными и естественными, не в полной мере соответствуют повседневным представлениям. Однако есть и субкультуры, возникшие на основе русской культуры, но, тем не менее, не находящие однозначной оценки приятия у большинства. Поэтому нам представляется особенно актуальным и значимым рассмотреть мировоззренческие основы вариантов, как западных субкультур, так и российских, их соотношения с ценностями и нормами актуальной базовой культуры.

В данной работе особый научный интерес представляют не абсолютно все субкультуры как класс явлений, рождающихся в рамках культурной системы в ее историческом развитии. Отличительная черта субкультур, изучаемых нами – их современность и молодежная группа как источник их генезиса, но главное – альтернативность доминантной культуре, что и позволяет говорить о мировоззренческом начале.

Степень разработанности проблемы. Новизна феномена, его, скорее, дискуссионный, нежели теоретически-устойчивый характер, обуславливают обращение как к философским, культурологическим, социологическим исследованиям, так и к работам в области истории, педагогики, психологии и художественной литературы. Рассмотренные источники можно классифицировать по степени их приближенности к предмету исследования и по возможностям, предоставляемым ими в раскрытии темы. В первую очередь, это исследования общего характера, касающиеся молодежи и молодежной культуры в целом, а также деления культуры на субкультуры как подсистемы целостной системы. Исследованиями в области молодежной культуры в 50-х годах XX века занимались английские антропологи и французские структуралисты. В работе Р. Мертона делении общества на подструктуры понимается как способ коллективного приспособления к культурным нормам или же как форма отклоняющегося коллективного поведения. Его идеи в дальнейшем разрабатываются А. Коэном, Р. Клауордом и Л. Оулином. Проблемы молодежной культуры поднимаются в работах Г. Маркузе, К. Кеннистона, Э. Эриксона. В отечественной социологии их разрабатывают И. С. Кон, З. В. Сикевич, В. Т. Лисовский, Р. А. Зобов, И. А. Андреева и др.

Исследование субкультуры как процесса усложнения социальной структуры общества представлено в работе А. П. Скрипника. В концепции Дж. Фейблмана социальная структура общества представлена как наложение и сосуществование особых типов культур, интерпретированных как предсубкультуры. Теорию субэкумен (субнациональных культур) выдвинул Г. В. Померанц. Е. В. Шевцов и Г. Г. Кирилленко анализируют связь молодежной культуры с массовой культурой, рассматривая субкультуру как способ сознательной дистанции от массовизации. Молодежная культура в аксиологическом аспекте рассматривается в работах Т. В. Гафар, К. В. Козловой, Н. В. Наливайко, Г. В. Даниловой и др. Вопрос о субкультурах как о будущем культуры ставится в работах А. В. Костиной и А. Я. Флиера.

Описания субкультуры как социокультурного явления, ее характеристик, этапов, функций, возможных классификаций и взаимодействие субкультур с иными сферами и секторами культуры – музыка, мода, асоциальный образ жизни и пр. представлены в работах С. В. Косарецкой, А. Я. Флиера, В. Т. Лисовского, В. А. Лукова. Основные отличительные черты субкультуры как социокультурного феномена представлены в работах Ю. А. Зубок, Л. А. Радзиховского, В. Ф. Левичевой, Н. В. Значко-Яворской.

Стилевым концепциям и особенностям субкультур посвящены исследования Д. Хебдиджа. Среди отечественных исследователей эту проблематику поднимали Е. Л. Омельченко, Т. Б. Щепанская, В. В. Бочаров. Структурные и функциональные характеристики субкультуры, ее механизмы и этапы формирования, подходы к изучению, а также взаимосвязь субкультуры с традиционной и актуальной культурой проанализированы в работах С. И. Левиковой. Синергетическое осмысление феномена дано в работе Е. М. Лысенко. Поэтапную связь типов субкультуры и асоциальных типов поведения (в частности, наркомания) изучали Т. П. Долгова и Ю.А. Клейберг.

Концепции, посвященные проблемам ценностно-смысловых оснований культуры и субкультуры (таким как экзистенциализм, игровые практики, НТР, глобализация и массмедийные воздействия) как факторам формирования ценностных ориентаций членов субкультурных групп; проблемы идентификации и самоидентификации участников отражены в работах Э. Тоффлера, Х. Пилкингтон, Р. Кайуа, Э. Финка, Й. Хейзинги. а также в исследованиях российских ученых – Т. А. Кривко-Апиняна, В. В. Гафар, Д. В. Громова, Л. Я. Елисеевой, Г. В. Даниловой, Л. А. Жуховицкого, С. Н. Комиссарова, А. И. Шендрик, А. В. Соколова, И. О. Щербаковой, Е. Л. Омельченко.

Особое внимание стоит уделить философско-культурологическим исследованиям, рассматривающим проблемы мировоззрения, его исторические типы. Основные положения можно найти в работах немецких классических философов – И. Канта и Ф. Гегеля, феноменологов Э. Гуссерля и П. Рикера; в работах С. Л. Франка. Проблемы мировоззренческого и «мировоззренческих сдвигов» рассматриваются в работах Ж. Делеза и Ф. Гваттари. Различные типы структур, факторы формирования и уровни мировоззрения предложены У. Беком, Д. Гудингом, С. С. Гусевым, Р. Штайнером.

Исследования педагогической направленности, акцентирующие внимание на особенностях работы с представителями тех или иных субкультур, отражены в работах Е. Г. Бааля, И. С. Кона, Л. В. Моисеевой. Субкультуру к качестве фактора социализации рассматривали С. С. Карпиленя, Л. Я. Елисеева. «Возрастные» характеристики субкультур описаны К. В. Козловой, И. Л. Башкатовым, В. В. Бочаровым, А. А. Жиляевым.

Кроме того, есть исследования, посвященные анализу отдельных субкультурных практик. Д. Р. Хапаева, И. А. Максимова, О. П. Уткина исследовали субкультуру готов, Ю. К. Александров, А. Н. Олейник, О. В. Старков с научной точки зрения рассматривали криминальную субкультуру. Изучению субкультур ролевиков и толкиенистов посвятили свои работы Б. В. Куприянов, А. Л. Баркова и Д. Б. Писаревская. О. Б. Скородумова рассмотрела хакеров как феномен информационного пространства, В. В. Гриценко исследовал наркогенную субкультуру, В. А. Шнирельман выявлял основные характеристики субкультуры скинхедов, исследования Д. А. Садыковой посвящены описанию конкретных субкультурных практик Южной Кореи. Рок-культура становится объектом исследования Г. Д. Квятковского, С. А. Стивенсон пишет о субкультуре гопников, В. В. Козлов изучает современный срез субкультурных практик. Также отдельные субкультуры рассматриваются в коллективных исследованиях «Молодежные субкультуры Москвы», «Художественная жизнь императорской России (основа исследования – принцип субкультурной стратификации), «Москва-Петербург: pro et contra».





Кроме того, на наш взгляд, несомненно, продуктивным и позволяющим взглянуть на изучаемое явление «изнутри», является обращение к художественной литературе, образно осмысляющей феномен субкультур: произведения А. Райс, С. Майер, Б. Стокера, Т. Уайта, Д. Нестерова, М. Кисимото, М. В. Семеновой.

Таким образом, несмотря на то, что многие авторы обращались к мировоззренческим основаниям субкультур (идеи, идеология, особое сознание), данная проблематика, тем не менее, не оказывалось в фокусе специального рассмотрения. Но поскольку многие субкультуры, имея в основе те или иные идеи, намеренно «отгораживаются» от общепринятых стереотипов и даже противопоставляют себя им, подобное дистанцирование не должно просто констатироваться как научный факт, а изучаться в рамках самостоятельного культурологического исследования.

Таким образом, проблемное поле данного исследования определяется нами через фиксацию следующих ключевых противоречий:

  • между реальными свидетельствами определяющей роли философско-мировоззренческого потенциала субкультур и недостаточной разработанностью методологических подходов для его анализа;
  • между сложившейся традицией рассмотрения в качестве базовой основы субкультур их внешне-атрибутивных характеристик и необходимостью акцентирования исследовательского внимания на философско-мировоззренческой основе истолкования феномена субкультур.

Объектом данного исследования являются субкультуры, представленные в социокультурном пространстве современной России.

Предметная область исследования – мировоззренческий потенциал современных российских субкультур.

Цель данной работы – разработка теоретико-методологических и методических подходов к исследованию мировоззренческого потенциала современных субкультур как базовой основы истолкования феномена.

На основе нее нами выдвинуты следующие задачи:

  1. осуществить критический анализ существующих философско-культурологических подходов и традиций исследования субкультур обозначить их основные преимущества и ограничения, обосновать необходимость применения системной методологии к исследованию субкультуры;
  2. выделить основные содержательные характеристики субкультуры как социокультурного феномена;
  3. определить особенности мировоззрения и его представленности субкультурах;
  4. выявить ключевые факторы возникновения и развития субкультур; зафиксировать формы взаимодействия субкультуры с иными сферами культуры;
  5. проанализировать символическое, семантическое и аксиологическое поле выражения современных субкультурных практик;
  6. классификацировать существующие субкультуры по признаку выраженности в них мировоззренческого начала.

Теоретико-методологическая база исследования

Методология диссертации основана на разработках ведущих деятелей науки в сфере культурологии, социологии, антропологии, философии культуры.

Социокультурный подход использовался автором как наиболее общий, дающий целостное восприятие контекста возникновения и развития любого феномена культуры. В рамках данного подхода автор опирался на теорию аномии Э. Дюркгейма, согласно которой поступательное развитие и появление ценностного вакуума сопряжены с возникновением мировоззренческих явлений в обществе, неизменно старающихся заполнить пустоты общественного сознания; «понимающую социологию» М. Вебера (теоретическая модель субкультуры выстраивалась по аналогии с его «идеальными типами»), структурный функционализм (Р. Мертон и его теория групп с отклоняющимся поведением, А. Коэн – родоначальник субкультурного подхода), игровые концепции Й. Хейзинги, Э. Финка, Г. Гессе, Л. Г. Ионина (игра и инсценировка – как сущностные принципы организации субкультуры), экзистенциализм и религиозную философию (идеи К. Ясперса, В. Янкелевича, С. Кьеркегора, средневековых философов Ф. Ассизского, П. Абеляра, восточные философско-религиозные концепции буддизма, индуизма, синтаизма, лежащие в основе философско-мировоззренческого наполнения многих современных субкультурных практик), постструктурализм и постмодернизм (обосновывается мозаичная генерация в современном пространстве культуры самых различных форм и явлений – Ж. Делез. Ф. Гваттари. Ж. Лакан).

При разработке проблематики мировоззренческого автор опирался на аксиологический подход, способствующий рассмотрению изменений в любой социокультурной системе в контексте традиционно существующей (или контркультурной) системы ценностей, соотношения ценностей и мировоззрения. Ценностное пространство культуры рассматривалось в работе как особое социокультурное пространство, контекстуализирующее социокультурную систему (в данном случае субкультуру), порождающее индивидуальное мировоззрение как явление отдельного сознания и далее, объективируясь и структурируясь – мировоззрение как стержень социокультурного явления, которое в свою очередь порождает новые ценности. В рамках данного подхода, культура определялась как совокупность способов выработки ценностно-нормативных порядков, воплощаемых в социокультурных системах.

В раскрытии проблем структуры субкультуры, ее организации, функций и ее соотношения с иными явлениями культуры и самой культурой необходимым представлялось использование системного анализа, заключающего в себе конгломерат синонимичных подходов к определению социокультурного явления:

- анализ субкультуры как открытой целостной системы, способной к самоорганизации и гармонично встроенной в иную системную целостность (социокультура) – работы И. П. Блауберга, Э. Г. Юдина, М. С. Кагана, Дж. О’Коннора, С. И. Иконниковой, Е. Ю. Смотрицкого, М. А. Коськова.

- постструктуралистское и постмодернистское понимание субкультуры с точки зрения связи и единства как различных ее структур так и смежного «неструктурного», необходимо присутствующего в любом явлении и в дальнейшем имеющего возможность объективироваться, принимая структурные формы, то есть, находясь в постоянстве становления (Ж. Деррида, М. Фуко, Ж Делез, Ф. Гваттари).

Герменевтический метод лег в основу знаково-семантического и нарративного анализа текстов субкультур, позволяющего интерпретировать текстовые репрезентации современных субкультур как манифестацию мировоззренческого начала. При достаточной сложности вычленения мировоззренческих характеристик, делался акцент на использовании нарративно-качественных методов исследования реальности (интервью, анализ документов) с применением количественных методик анализа текста.

Научная новизна данного исследования видится:

- в постановке проблемы мировоззрения применительно к феномену субкультур, теоретико-методологическом обосновании актуализации мировоззренческого потенциала субкультур в современной России;

- в формулировке определения «мировоззренческое ядро субкультуры»; в выявлении составляющих мировоззренческого ядра субкультур – категорий, доступных для эмпирической фиксации;

- в разработке авторской методики знаково-семантического и нарративного анализа текстов субкультур; в типологизации субкультур по временно-смысловому критерию, определении темпорисемантических типов современных субкультурных практик;

- в составлении классификации субкультур по степени выраженности в них мировоззренческого начала;

- во введении термина «мировоззренческая субкультура» и определении актуального состояния и перспектив развития субкультур современной России.

Положения, выносимые на защиту:

1. Культура есть совокупность способов выработки ценностно-нормативных порядков, воплощаемых в социокультурных системах. Усложнение социальной структуры приводит к возникновению обособленных групп (субкультур), существующих дистанцированно от основных преобладающих порядков и систем, и отличающихся особыми лексикой, ранжированием, нормами поведения, набором предпочитаемых ритуалов, стилей. Субкультурная структурация общества рассматривается как способ выработки иных, альтернативных отдельным сегментам доминантной культуры, идей, на основе которых и происходит дистанцирование субкультурных групп. Специфическими факторами возникновения альтернативного мировоззрения (и альтернативной системы ценностей) выступают: понимание и переживание недостаточности некоторых сегментов доминирующей культуры, существенных для определенных общностей; конфигурационные перестроения и трансформации в рамках сложившейся культуры, порождающие «пустоты», заполняющиеся альтернативными доминантной культуре субкультурами.

2. Возникновение и развитие молодежных субкультурных групп осуществляется в трех основных формах: как действенная репрезентация (игровая модель, культурная инсценировка); как способ оппозиционной самоорганизации (форма девиации, бунт); как актуальная досуговая практика (преобладание внешне-атрибутивных и стилевых компонентов развития). Молодежная субкультура понимается как способ моделирования в молодежной среде образа жизни, альтернативного определенным сегментам доминирующей культуры, осуществляющийся в действенно-игровой форме. Образ жизни включает в себя мировоззрение, художественные, внешне-атрибутивные, поведенческие формы, объединенных общей идеей.

3. Субкультурное мировоззрение следует трактовать как матрицу ощущения, восприятия, отображения (представления о нем и его переживания) и понимания мира, конструирование его картины субкультурой и в соответствие с этим действование в социокультурном пространстве. Мировоззрение представлено структурно как единство мироощущения, мировосприятия, миропредставления, миропереживания и миропонимания. Мировоззренческое в разных субкультурах восходит от мироощущения к сформированному миропониманию, а субкультуры могут ранжироваться по преобладанию чувственного (сенситивного), умозрительного (идеационного) начал или демонстрировать смешанные – комбинационные формы представленности.

4. Мировоззренческое ядро – динамичная изменяющаяся основа субкультуры – альтернативные идеи и образы, состав которой определяется различным сочетанием уровней мировоззрения – индивидуальными конфигурациями, которые, в свою очередь, выступают системообразующим фактором структуры самой субкультуры. Представленность в субкультурах мировоззренческого ядра может основываться на типах игнорирования, перефирийного положения, декларации или доминировании.

5. Эмпирически фиксируемыми признаками мировоззренческого в субкультуре становятся: история субкультуры, зафиксированная на различных текстовых носителях; метафорическая и мифологическая составляющие субкультуры; формы и способы трансляции и манифестации идейной основы; базовые идентификационные категории. Для определения типа конкретной субкультуры необходим анализ материала, включающий в себя процедуру структурации данных по шести различным основаниям: 1) эмоциональный вектор субкультуры, 2) динамическая составляющая развития, 3) границы представленности, 4) реалистичность установок, 5) сопряжение с различными сферами культуры, 6) темпорисемантические характеристики субкультуры.

6. Степень выраженности мировоззренческого начала субкультур рассматривается как основа формирования следующей классификации: потенциально мировоззренческие (присутствие базовой идейно-мировоззренческой основы в латентном состоянии), декларативно- мировоззренческие (манифестируется, оставаясь эмблематичным компонентом), действенно-мировоззренческие (мировоззренческие характеристики – превалирующие), пассивно-мировоззренческие (наличие базовой идейно-мировоззренческой основы при отсутствии действенно-манифестируемых способов реализации).

Практическая значимость может заключаться в дальнейшей разработке проблемы мировоззренческого потенциала субкультур как ключевого фактора формирования мировоззрения молодежи, поиске способов целенаправленного регулирования и влияния на ценностно-мировоззренческие аспекты современных субкультурных практик.

На основе проведенной работы могут быть разработаны рекомендации клубам и объединениям, комитетам молодежной политики при администрации города и области, профсоюзным организациям и воспитательным отделам учебно-образовательных заведений.

Отдельные положения исследования могут быть использованы при разработке спецкурсов: «Молодежные субкультуры», «Мировоззренческие субкультуры современной России», «Актуальные субкультурные практики»; как тематические материалы в чтении курсов по теории и методологии культуры, прикладной культурологии, социологии культуры, социологии молодежи, методам культурологических исследований.

Апробация диссертационной работы, изложение ее основных положений осуществлено в 13 публикациях (1 из них в рецензируемом научном журнале, определенном ВАК МОиН РФ) общим объемом 3,31 п. л.

Результаты исследования и отдельные аспекты работы прошли обсуждение на тематических заседаниях Регионального института философских и культурологических исследований (ЧГАКИ, 2010) и методологических семинарах кафедры культурологии и социологии ЧГАКИ (2010, 2011); Всероссийской научной конференции «Молодежная субкультура: актуальные проблемы» (Самара, 2007), Международных научно-творческих форумах «Молодежь в науке и культуре XXI века» (Челябинск, 2009-2011), Международной научно-практической конференции «Язык-Культура-Коммуникация» (Челябинск, 2010), XVIII Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Инновации. Интеллект. Культура» (Тобольск, 2010), Всероссийской научной конференции «Информационно-коммуникационные технологии в системе культурно-цивилизационных преобразований» (Челябинск, 2010), Международной конференции «Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития регионов» (Челябинск, 2010), V Международных Лазаревских чтениях: лики традиционной культуры (Челябинск, 2011), Межвузовской конференции молодых ученых «Молодежь. Прогресс. Наука» (Стерлитамак, 2011), Всероссийской конференции «Искусство в пространстве современной культуры» (Воронеж, 2011), на XXXII научно-практической конференции «Культура – искусство – образование» (ЧГАКИ, 2011).

Основные положения использовались при чтении курсов по социологии духовной жизни, социологии досуга, социологии искусства, социологии молодежи.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений. Содержание работы изложено на 152 страницах, библиографический список включает 193 наименования.

  1. Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность и степень научной разработанности темы, дается характеристика теоретико-методологических принципов, формулируются объект и предмет анализа, определяются цель и ставятся задачи, выделяется проблемное поле исследования.

В первой главе «Философско-культурологические подходы к исследованию субкультуры» систематизируются основные подходы к исследованию субкультур, обобщаются ключевые характеристики, свойственные субкультурам.

1.1. Субкультура: опыт применения системной методологии. Многообразие определений субкультур можно свести к нескольким ключевым подходам: понимание субкультуры как подсистемы общей культуры; как отдельно взятый феномен, существующий самостоятельно; как культурно-досуговая практика взаимодействия.

Интерпретацию феномена субкультур оптимально рассматривать сквозь призму системного подхода, как наиболее общего, выявляющего и объясняющего фундаментальные закономерности существования феноменов. В рамках данного подхода, культура определялась как совокупность способов выработки ценностно-нормативных порядков, воплощаемых в социокультурных системах. Одним из таких способов выступает субкультурная структурация общества, выработка иных, альтернативных существующим идей, что ставит вопрос о мировоззренческом в субкультуре.

Уже в силу определения идейно-мировоззренческой основы субкультуры как альтернативной, мы предполагаем, что субкультуры неизбежно возникают и существуют дистанцированно от основных преобладающих порядков и систем, доминирующих в обществе. Субкультурная структурация общества связана с тем, что культура, обладая системными характеристиками и являющаяся создателем множества системообразующих факторов, способствует структурированию общества, обеспечивая групповую принадлежность. Усложнение социальной структуры приводит к возникновению обособленных групп, отличающихся особыми лексикой, ранжированием, нормами поведения, набором предпочитаемых ритуалов, излюбленных стилей и пр. Группы эти являются подсистемами культурной системы – собственно субкультурами. В основной массе своих элементов субкультуры идентичны базовой культуре, однако всегда обнаруживаются некоторые отличительные признаки, как правило, и являющиеся системообразующими (например, этническая, конфессиональная принадлежность, лингвистическая группа, возрастные и социальные признаки). Таким образом, субкультура альтернативна не всей доминантной культуре, а какому-то конкретному ее сегменту, от которого и дистанцируется.

Возникновение и развитие молодежных субкультурных групп осуществляется в трех основных формах: как действенная репрезентация (игровая модель, теории социальной драматургии и культурных инсценировок); как способ оппозиционной самоорганизации (форма девиации, бунт); как актуальная досуговая практика (преобладание внешне-атрибутивных и стилевых компонентов развития). Молодежная субкультура понимается как способ моделирования в молодежной среде образа жизни, альтернативного определенным сегментам доминирующей культуры, осуществляющийся в действенно-игровой форме. Созданная модель включает в себя и проявляется через философско-мировоззренческий, музыкально-художественный, внешне-атрибутивный и формально-организационный компоненты, объединенные общей идейно-мировоззренческой основой.

Таким образом, молодежная субкультура – способ моделирования в молодежной среде образа жизни, альтернативного определенным сегментам доминирующей культуры, осуществляющийся в действенно-игровой форме. Созданная модель включает в себя и проявляется через философско-мировоззренческий, музыкально-художественный, внешне-атрибутивный и формально-организационный компоненты, объединенные как стержнем, общей для данной модели идеей.

1.2. Субкультуры в контексте мировоззрения. Мировоззрение представлено структурно как единство мироощущения, мировосприятия, миропредставления, миропереживания и миропонимания. Теоретически мировоззрение предстает устойчивым синтетическим, интегральным образованием сознания (в нашем случае субкультурного), где равновесно присутствуют следующие компоненты: познавательный, ценностно-нормативный, эмоционально-волевой, которые реализуются на различных уровнях – от ощущения и переживания до понимания.

Мы определяем субкультурное мировоззрение как матрицу ощущения, восприятия, отображения и понимания мира, конструирование его картины и, в соответствие с этим, действование в социокультурном пространстве. Действие, в свою очередь, позволяет включать в данную матрицу новый опыт, что обеспечивает непрерывное течение и изменение мировоззренческого. В силу особенностей самих субкультур, субкультурное мировоззрение обладает гораздо более высокими темпами динамики, нежели мировоззрение доминантной культуры.

Следуя устоявшейся логике типологизации мировоззрения, применительно к субкультурам, могут быть выделены субкультуры мифологического, религиозного, философского характера. Деление субкультур также может осуществляться по признаку представленности в них обыденно-повседневного мировоззрения. Первый тип – субкультуры, где предполагается разделение собственно субкультуры и жизни: субкультура как выход за пределы повседневности. В субкультурах второго типа происходит совмещение субкультурного и повседневного пространства, организующим и объединяющим началом которых и является философско-мировоззренческая база.

Специфическими факторами возникновения альтернативного мировоззрения (и альтернативной системы ценностей) выступают: понимание и переживание недостаточности некоторых сегментов доминирующей культуры, существенных для определенных общностей; конфигурационные перестроения и трансформации в рамках сложившейся культуры, порождающие «пустоты», заполняющиеся альтернативными доминантной культуре субкультурами.

Взаимодействие доминантной культуры и субкультуры может протекать в двух вариантах: инверсия – выбор одной из альтернатив, как правило, решается в пользу доминантной культуры, а субкультура (контр) вынуждена либо приспосабливаться, либо исчезнуть (средневековые ереси, битники, хиппи); 2) медиация – поиск возможностей сочетания, органического синтеза противостоящих друг другу идей, что дает мощный импульс к развитию культуры, быстрые темпы этого развития (один из самых ярких примеров – сочетание христианства и идей античности в эпоху Возрождения).

Таким образом, мировоззренческое является динамичным, изменяющимся потенциалом, ядром любой субкультуры, обуславливающим кинетическое возникновение производных структур субкультуры, которые проявлены и функционируют более в пространстве культуры, нежели во времени.

1.3. Мировоззренческое ядро субкультуры. Мировоззренческое ядро – динамичная изменяющаяся основа субкультуры – альтернативные идеи и образы, состав которой определяется различным сочетанием уровней мировоззрения – индивидуальными конфигурациями, которые, в свою очередь, выступают системообразующим фактором структуры самой субкультуры. С точки зрения мировоззренческого структура субкультуры включает в себя следующие элементы: мировоззренческое ядро, конфигурация уровней мировоззрения данной субкультуры, предметно-действенные формы воплощения (в точности – игровые, музыкально-художественные, внешне-атрибутивные) и промежуточные зоны взаимодействия с социокультурной средой (дистанцирование от одних сегментов, принятие иных).

Можно выделить два варианта взаимосвязи мировоззренческого ядра с остальными элементами структуры, существенное отличие которых состоит в особенностях взаимосвязи обоих элементов с конфигурацией мировоззренческого в субкультуре. В первом случае мировоззренческое ядро имеет достаточно глубокие и разветвленные «корни», уходящие в религию и философию, мифологию. Доминирующий уровень мировоззрения – близок к миропониманию и формирует систему идей, образов, знаний, но практически отсутствуют связи мировоззренческого ядра с актуальной реальностью. И для большинства представителей оно остается частично или полностью сокрытой за игровым, музыкально-художественным ее выражением и внешним воплощением.

Во втором случае мировоззренческое ядро формируется повседневностью, детально, приближено к реальности, в конфигурации мировоззренческого доминируют уровни эмоционально-образного. Его содержание известно и принимается подавляющим большинством представителей и именно с него начинается вхождение в субкультуру. Музыкально-художественные интересы и внешний вид не являются превалирующими. Степень вовлеченности в субкультуру есть взаимосвязь между промежуточными зонами взаимодействия с социокультурной средой и остальными элементами структуры. Вообще субкультуры в организации самопрезентации достаточно театральны. Их целью является привлечение внимания. Однако в одном случае мы можем говорить о зонах локализации подобного поведения (вплоть до закрытых встреч, о которых неизвестно никому, кроме их участников), направленность в первую очередь на себя. В другом случае оно носит рассредоточенный характер, гораздо больше выражено демонстрационное начало и декларируется в форме вызова.

Сущностные особенности мировоззренческого ядра проявляются в сочетании с такими категориями как эмпиризм и рационализм, индивидуальное и коллективное, искусство, религия, мораль, философия, национальное и социальное время. Это позволило не только создать типологию субкультур по каждой их категорий, но и установить варианты (типы) проявления самого мировоззренческого ядра в субкультурном пространстве, к числу которых могут быть отнесены:

  1. игнорирование: вышеуказанные структурные компоненты не оформлены (еще или уже) в мировоззренческое ядро и существуют в латентном или анабиозном виде, вследствие чего не заметны не только стороннему наблюдателю, но также не вполне осознаны и представителями данной субкультуры;
  2. периферийное положение: структурные компоненты ядра выделяемы, однако заслоняется для представителей иными (более значимыми и четко выраженными) субкультурными характеристиками;
  3. декларация: сформированное мировоззренческое ядро провозглашается главенствующим, становится «знаменем», тем самым отрывается от иных субкультурных характеристик, что порождает диссонанс в динамике мировоззренческого ядра и слабо связанных с ним иных элементов субкультуры, которые большинство представителей считают основой;
  4. доминирование: сформированное мировоззренческое ядро является (а не провозглашается, как в предыдущем случае) главенствующим, определяющим динамику, характер и направление развития субкультуры. Вовлечение в субкультуру происходит именно через осознанное принятие представителями мировоззренческого ядра.

Опираясь на категорию социального времени можно выделить девять основных форм представленности субкультур: 1) синхронные и традиционные по системе ценностей; 2) синхронные и актуальные по системе ценностей; 3) синхронные и альтернативные по системе ценностей; 4) диахронные (с ориентацией на прошлое) и традиционные по системе ценностей; 5) диахронные (с ориентацией на прошлое) и актуальные по системе ценностей; 6) диахронные (с ориентацией на прошлое) и альтернативные по системе ценностей; 7) диахронные (с ориентацией на будущее) и традиционные по системе ценностей, 8) диахронные (с ориентацией на будущее) и актуальные по системе ценностей; 9) диахронные (с ориентацией на будущее) и альтернативные по системе ценностей.

Обосновав в первой главе диссертационного исследования ключевые теоретические положения анализа мировоззренческого начала субкультур в идеально-типическом значении (по М. Веберу), представляется необходимым перейти к изучению реального бытования субкультур в социокультурном пространстве современной России.

Во второй главе «Мировоззренческий потенциал субкультур в современной России» выявляются ключевые факторы возникновения и развития субкультур, фиксируются формы взаимодействия субкультуры с иными подсистемами культуры, выделяются основные содержательные характеристики мировоззренческой субкультуры как социокультурного феномена.

2.1. Субкультуры в социокультурном пространстве: факторы развития и коммуникационная среда. Во многом именно среда определяет динамику, направление и развитие феномена субкультур наравне с мировоззренческим компонентом. Поэтому в данном параграфе обозначаются ключевые факторы воздействия на развитие субкультур в России.

Экономические факторы. После распада СССР и перехода России с плановой экономики на рыночную, график кривых спроса и предложения коренным образом изменился. Возможность приобретать любой товар или услугу (книги, одежда, музыка и пр.) порождала желание немедленной визуальной демонстрации своей принадлежности к той или иной субкультуре. Это, так или иначе, смещало акцент с ценностно-мировоззренческих оснований субкультуры на музыкально-художественные и внешне-атрибутивные ее характеристики. Субкультура становится товаром, объектом потребления. Вместе с тем, экономическая нестабильность российского общества породила для значительной части молодежи проблему физического выживания, что, в свою очередь, отодвигает на задний план потребность самореализации в форме интеллектуальных субкультур. Таким образом, мы наблюдаем появление двух типов субкультур: элитарного (тоже в свою очередь, неоднородного, поскольку элитность достигается как за счет финансовой обеспеченности, так и за счет интеллектуального потенциала) и маргинального.

Политические факторы. Официальное открытие границ обеспечило поток в субкультурное пространство России множества западных, а позже и восточных образцов, что способствовало процессам субкультурного заимствования. Однако подобное массовое увлечение «не нашим» становится причиной возникновения среди части молодежи явно выраженных и наглядно демонстрируемых ксенофобских настроений (наци-скинхеды); порождение политизированных субкультурных движений.

Социокультурные факторы – поликультурность и полистилистика являются плодотворной почвой для развития любого рода субкультурных образований, провоцирует и поощряет их развитие, генерируя новые формы субкультурности. Однако, первоначально новационный, на данном этапе процесс генерации субкультур перешел в стадию механического деления, где новых идей почти не возникает, а представляется пространством комбинаций (количественное многообразие при недостатке качественного наполнения).

Медийные факторы воздействия – сегментация информационных потоков по субкультурной составляющей, усиленная пропаганда и продвижений молодежной тематики, доступность и визуализация информации о субкультурах, развивающихся в современном социокультурном пространстве.

Территориальные факторы воздействия. Деформация феномена под воздействием данного фактора носит больше количественный характер – широкий спектр субкультур, представленных в мегаполисе и фактическое их отсутствие в малых городах, поселках городского типа, селах и деревнях. В ряду данной группы факторов могут быть рассмотрены процессы глобализации и глокализации.

Кроме того, могут быть выделены и специфические факторы, стимулирующие развитие субкультур (или препятствующие ему) изнутри, во многом основываясь на личностных характеристиках членов субкультурных образований (возрастные, гендерные характеристики, образование, художественно-эстетические предпочтения, жизненные ценности и установки, психологические особенности личности)

Социокультурное пространство рассматривается как пространство интенсивной коммуникации. Субкультуры, включаясь в коммуникацию, организуют ее согласно собственной ценностно-смысловой составляющей, которая определяет особенности самого коммуникативного акта. Выделяют несколько основных форм взаимодействия социокультурных образований разных уровней: ассимиляция; аккультурация; интеграция. Для субкультур характерна частичная интеграция, рассмотренная в ключевых формах: кофигурационная или тематическая; стилистическая; коннективная; функциональная; регулятивная.

2.2. Субкультурные практики современности: знаково-семантический и нарративный анализ виртуальной самопрезентации. Основываясь на теоретической позиции о взаимосвязи идейно-ценностных установок и способов их вербального оформления, мы обратились к концепции легитимных повествований Т. Лукмана – языковым моделям конструирования действительности. В качестве базы нарративно-аналитических процедур исследования субкультур был выбран текстовый и иконографический (фото- и видеоматериалы) контент наиболее популярных тематических сайтов.

Интернет рассматривается как пространство для организации сообществ, и в данной работе мы рассматриваем субкультуры в контексте соотношения мировоззренческого и организационного. Для первой группы субкультур Интернет является пространством самопрезентации: как способ «показать себя», где в полной мере выражено наглядное, демонстрационное начало (презентация творчества, тематические обсуждения художественно-эстетических предпочтений, внешних атрибутов и символики). К данной группе могут быть отнесены – готы, эмо, граффити, экстремалы, паркур.

Вторая группа субкультур использует Интернет как пространство тематической информации (информация о предстоящих событиях, местах встреч, расписании игр, проходящих концертах). К данной группе могут быть отнесены хиппи, скинхеды, байкеры, металлисты, ролевики. Элементы самопрезентации и самовыражения представлены более слабо, чем информационно-ориентационный компонент.

Третья группа – Интернет как пространство повседневности. Взаимодействия носят характер постоянного обращения и выходят за пределы исключительно утилитарного использования. К этой группе относятся субкультуры, возникшие одновременно с Сетью, развивающиеся в основном в ней и воспринимающие виртуальную реальность по признаку родового начала (субкультуры хакеров, падонков, блоггеров, геймеров и др.).

Эмпирически фиксируемыми признаками мировоззренческого в субкультуре становятся: история субкультуры, зафиксированная на различных текстовых носителях; метафорическая и мифологическая составляющие субкультуры; формы и способы трансляции и манифестации идейной основы; базовые идентификационные категории. Для определения типа конкретной субкультуры необходим анализ материала, включающий в себя процедуру структурации данных по шести различным основаниям: 1) эмоциональный вектор субкультуры, 2) динамическая составляющая развития, 3) границы представленности, 4) реалистичность установок, 5) сопряжение с различными сферами культуры, 6) темпорисемантические характеристики субкультуры.

Нарративный анализ семантем и семантических конструкций помог установить, что мировоззренческое в разных субкультурах различается по уровням и восходит от мироощущения к сформированному миропониманию. Стоит отметить, что ряд субкультур имеет ярко выраженное преимущество элементов чувственного характера, некоторые – рациональных, в иных случаях – тип смешанный. Подобные выводы в некотором роде сопоставимы с идеями П. А. Сорокина (несмотря на совершенно различные масштабы исследований) о соответствии культуре, существующей в определенное время в определенном месте, одной из трех культурных форм – идеационной, идеалистической и чувственной, – которым, в свою очередь, соответствует характерный для той или иной формы тип мировоззрения.

2.3. Мировоззренческие субкультуры: актуальное состояние и перспективы развития. Опираясь на эмпирические данные, автор предложил типологию субкультур по временно-смысловому соотношению (темпорисемантический тип субкультуры), которая в сочетании с иными категориями анализа – эмоциональным вектором, динамикой субкультуры, ее границами, реалистичностью установок, сопряжением с различными сферами культуры позволила сформировать классификации субкультур по степени выраженности в них мировоззренческого начала.

Первый тип субкультур – потенциально мировоззренческие (субкультура готов и байкеров). Данный компонент присутствует, однако по ряду причин не выходит на доминирующие позиции и оказывается скрытым иными характеристиками, являясь, тем не менее, творческим потенциалом субкультуры, ресурсом, поддерживающим ее развитие. Как о потенциально-мировоззренческих, мы можем говорить о субкультурах хип-хоп и аниме. При сочетании определенного рода внешних факторов способна перейти в субкультуры второго и третьего типов. Потенциально-мировоззренческий тип может проявляться и как некоторое исчерпание собственного ресурса (больше как «воспоминания о…», нежели как действующий аспект). Иными словами, из четырех групп характеристик в реальном времени существуют только три – музыкально-художественные, внешне-атрибутивные и формально-организационные. Мировоззренческие находятся в латентной, анабиозной форме и воспроизводятся искусственно. Для дальнейшего развития необходимо внешнее воздействие и сообщение дополнительной энергии. Далее развитие данного типа субкультур зависит от его инерционной силы и степени открытости новым вливаниям.

Второй тип – декларативно мировоззренческие субкультуры, к которому могут быть отнесены субкультуры скинхедов, паркур и падонков. Мировоззренческое в данном типе субкультур манифестируется, являясь основой репрезентативной части, однако, вследствие собственной оторванности от действительности, для большинства представителей данного типа субкультур, остается эмблематичным. Большинство субкультур данного типа – открытые, прагматичны по отношению к действительности и являются субкультурами действия, однако с повседневностью соотносятся лишь частично, синхронны по времени и актуальны по системе ценностей (живут в реальности и существуют в ценностно-смысловом поле доминантной культуры, однако, акцентируя для себя внимание на каких-то определенных ценностях, трансформируют их, превращая иногда пути их достижения в антиценности, и в подобном виде этот синтез пропагандируя). Данные субкультуры сонаправлены движению общей культуры как по времени, так и в большей степени по смысловому содержанию, увеличивая ее разнообразие. И, возможно, отсутствие противоречий, с которыми сталкиваются те субкультуры, где присутствует временной или ценностно-смысловой разрыв, не позволяет потенциалу этих субкультур полностью реализоваться в мировоззрение. Наибольшая вероятность перехода к третьему типу у субкультуры скинхедов.

Третий тип – субкультуры действенно-мировоззренческие, поскольку данные характеристики здесь являются превалирующими. Мировоззренческий компонент определяет развитие субкультуры, обуславливает динамику этого развития. Именно через мировоззрение начинается вхождение человека в субкультуры данного типа. Иные группы характеристик являются второстепенными, воспроизводятся как вторичные по отношению к мировоззренческим. К данному типу субкультур относятся ролевики-реконструкторы, кришнаиты, хакеры.

Две из трех субкультур, отнесенных нами к данному типу прагматичны, диахронны по времени и традиционны по системе ценностей (осуществляют рецепцию классических ценностей в иных эпохах или в сконструированных мирах; здесь нельзя говорить о мировоззренческом противопоставлении этих субкультур социуму, однако временной разрыв явственен). Все являются субкультурами действия и повседневны. Ориентация на традиционные ценности ставит вопрос о важности обращения к фундаментальным ценностным системам также и в рамках молодежных субкультур современности. Акцентируем внимание на том, что согласно данным, представленным в ряде исследований, эти системы не включены непосредственно в «большую» культуру и для их производства субкультуры данного вида вынуждены обращаться к иным историческим периодам или мирам.

Четвертый тип – пассивно-мировоззренческие. Сильное ядро сформировало сложную инфраструктуру иных характеристик субкультуры, приостановив собственное движение. Мировоззренческое в данном типе считывается ясно, так же, как ясно отсутствие движения по действенной его реализации. К пассивно-мировоззренческим можно отнести субкультуру хиппи, для которой, так же, как и для большинства субкультур данного типа, возможен переход к действенно-мировоззренческим типам. Особенности данного типа субкультур в том, что они утопичны, синхронны по времени, но альтернативны по системе ценностей (находятся в одном с нами времени, однако их ценностные установки разительно отличаются от присущих доминантной культуре, а иногда даже противоположны существующим в данном обществе), на основе чего мы можем предположить отсутствие необходимости в альтернативных системах ценностей на данный момент.

В завершении, рассуждая о перспективах мировоззренческих субкультур, отмечаем важность их связи с повседневностью и положительной динамики развития самой субкультуры для доминанты в них мировоззренческого. Кроме того, преимущества открытости, прагматизма перед утопизмом, отсутствие пессимистического настроя и ориентация на иные, нежели актуальные, ценности обеспечивают субкультуре большую вероятность становления как определенно мировоззренческой субкультуры.

В Заключении подводятся основные выводы, определяются направления дальнейших исследований.

По теме диссертации соискателем опубликованы следующие работы:

1. Статья в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК МОиН РФ:

1. Субкультура: концептуализация основных понятий // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. 2012. № 2. Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-2-2012/culture/pavlova.pdf

2. Статьи в сборниках научных трудов; статьи и тезисы докладов на научных конференциях:

  1. Мировоззренческие субкультуры в контексте современности // Молодежь в науке и культуре XXI века: материалы международного научно-творческого форума 2-3 ноября 2009 – Челябинск, ЧГАКИ, 2009 – С. 112-114.
  2. «Тысяча плато» и пространство субкультур // Сборник международной научно-практической конференции «Язык-Культура-Коммуникация» – Челябинск, ЧГАКИ, 2010 – С. 114-117.
  3. Субкультура: подходы к определению // Сборник материалов XVIII Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Инновации. Интеллект. Культура» – Тобольск. ТИИ, 2010 – С. 227-229.
  4. Субкультуры в Интернет-пространстве: поиск критериев классификации // Информационно-коммуникационные технологии в системе культурно-цивилизационных преобразований: материалы Всероссийской научной конференции 21.10.2010 – Челябинск, ЧГАКИ, 2010 – С. 129-132
  5. Вуз как субкультурное пространство // Молодежь в науке и культуры XXI века: материалы международного научно-творческого форума 2-3 ноября 2010 – Челябинск, ЧГАКИ, 2010 – С. 170-172.
  6. Региональные особенности мировоззренческих субкультур (на примере готической субкультуры) // Сборник материалов Международной конференции «Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития регионов» – Челябинск, ЧИЭП им. Ладошина, 2010. – с. 223-226.
  7. О сложностях определения мировоззрения // Челябинский гуманитарий. – 2010. – №4(13) – С. 90-96.
  8. Иерархизация субкультур // «Культура – искусство – образование: сохранение традиций и новаторство» материалы XXXII научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава ЧГАКИ 8 февраля 2011 г – Челябинск, ЧГАКИ, 2011 – С. 72-74.
  9. Субкультуры современности: бунт или смерть? // Материалы V Международных Лазаревских чтений: лики традиционной культуры – Челябинск, ЧГАКИ, 2011 – С. 173-176.
  10. Искусство в субкультурном пространстве // Материалы Всероссийской конференции «Искусство в пространстве современной культуры» – Воронеж, 2011 – С. 89-96.
  11. Типология культур П. Сорокина и субкультурное мировоззрение // Молодежь в науке и культуры XXI века: материалы X международного научно-творческого форума 2-3 ноября 2011 – Челябинск, ЧГАКИ, 2011 – С. 168-170.
  12. Субкультура и социальное время // Челябинский гуманитарий, 2011, №3(16) – с. 99-102.

Павлова Александра Юрьевна

Мировоззренческие ОСНОВЫ субкультур

в Современной России

24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Печатается в авторской редакции

Формат 60х84 1/16 Объем 1,45 п.л.

Заказ № Тираж 100 экз.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Челябинская государственная академия культуры и искусств»

____________________________________________________

454091 г. Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36а

Отпечатано в типографии ЧГАКИ. Ризограф


[1] Левикова, С. И. Молодежная культура [текст] / С.И. Левикова – М.: «Вузовская книга», 2002 – 359 с.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.