WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Стратегия обеспечения национальных интересов россии в кавказском регионе: социально-философский анализ

На правах рукописи

Шлыков Роман Владимирович

СТРАТЕГИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ В КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 09.00.11 социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Тверь 2009

Диссертация выполнена на кафедре общегуманитарных дисциплин РосНОУ

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Ильин Виктор Васильевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Нехамкин Валерий Аркадьевич

доктор политических наук, профессор

Гусев Владимир Александрович

Ведущая организация: Московский государственный университет приборостроения и информатики

Защита состоится «03» июля 2009 г. в 15.30 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам Д.212.263.07 при Тверском государственном университете по адресу: 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, г. Тверь, ул. Скорбященская, 44 а. Реферат диссертации представлен на сайте – http://www.university,tversu.ru/aspirants/abstracts

Автореферат разослан «__» мая 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент С.П. Бельчевичен

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Рост сепаратистских настроений в России, вызванный событиями 19-21 августа 1991 г., последующим распадом СССР, очевидные просчеты политического руководства страны в конце ХХ – начале ХХI вв., падение уровня жизни населения, активизация националистических движений в регионах обусловили обострение внутренних и внешних противоречий на Кавказе. Подобные негативные тенденции сделали необходимым поиск механизмов отстаивания национальных интересов державы на стратегически важном Южном направлении.

Обращение, казалось бы, к частной социально-политической гражданской проблеме оправдано глубокими социально-философскими соображениями. Дело в том, что даже фундаментальные научные теории опосредуются еще более капитальными базисными теориями. Функции последних выполняют в математике аксиоматики теории множеств, в естествознании – варианты хроногеометрии, в обществознании – положения геополитики и рационально истолкованного неомальтузианства, вводящие хорологические количественные параметры социальных реалий.

Главная идея состоит в том, что социально-философскую теорию невозможно развертывать лишь на основе качественных диспозиций.

Применительно к рассматриваемому случаю важно представлять особенности точек, интервалов социального пространства, которые при соответствующих деформациях способны менять его метрику и топологию. Недопустимо в наше время игнорировать специфику вершения истории в разных социальных точках (пунктах), а значит, – развертывать общую доктрину вне предметного анализа конкретных обстояний.

Оперируя фундаментальным понятием векторного социального пространства, возможно оценить природу его принципиальных элементов, влияющих на морфогенез ситуации в анализируемом фрагменте современного мира. К числу наиболее существенных мегатрендов, определяющих развертывание событий, отнесем

  • этническую конфликтность: внутренний Кавказ – Дагестан, Северная Осетия, Ингушетия, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария; внешний Кавказ – Армения, Азербайджан, Грузия (все Закавказье);
  • территориальную конфликтность: внутренний Кавказ – Дагестан (проблема Лезгистана), Северная Осетия, Ингушетия, Адыгея; внешний Кавказ – Армения, Азербайджан (Нагорный Карабах, Лезгистан), Грузия (Южная Осетия, Абхазия);
  • военные авантюры геополитических маргиналов: внутренний Кавказ – экстремистские действия террористов - ваххабитов, фундаменталистов; внешний Кавказ – экспансионизм Грузии;
  • усиление миграционных потоков по вектору Юг-Север с укоренением аллохтонов на новых территориях;
  • увеличение количества правых (с элементами ксенофобии) политических движений;
  • рост социальных, культурных, этнических антагонизмов, бытового шовинизма вследствие политико-социальной поляризации населения, неадаптированности иммигрантов, дифференцированности гражданских прав, свобод, возможностей, маргинализации аллохтонного гетто;
  • рост локализма как гаранта выживания;
  • перенаселение и как следствие необходимость вынужденного демографического сброса (отток «русскоязычного» и иного населения внутреннего, внешнего Кавказа в Россию);
  • перенос отсталости с Юга через иммиграцию на остальные территории РФ;
  • дестабилизирующее влияние иностранных государств (Турция, Саудовская Аравия, США).

Учитывая исключительную геополитическую и геоэкономическую роль кавказского региона (транспортный, сырьевой, ресурсный узел, рубеж передовой обороны), выработка державной стратегии России относительно него должна опираться на специфическую модель национальных интересов. Она должна быть адаптирована, с одной стороны, к внутренним, а с другой стороны, - внешним возможностям. Возникает необходимость использовать отработанные принципы, способы отстаивания государственной безопасности, позволяющие даже в самых неоднозначных случаях находить выверенные решения.



Ценность осмысления национальных интересов России в Кавказском регионе – в актуализации ключевых, долговременных факторов вовлечения, участия, присутствия, могущества, усилий по определению важнейших долгосрочных ориентиров, предуказывающих путь к успеху.

Степень научно-теоретической проработанности проблемы. Проблемам установления и обеспечения национальных интересов России, особенностям их отстаивания в Кавказском регионе посвящены многочисленные труды отечественных и зарубежных авторов. Их целесообразно объединить в ряд групп

1.Тематизация существа национальных интересов. Здесь следует подчеркнуть исследовательский вклад таких специалистов, как В.Л.Манилов, А.И.Владимиров, В.В. Ильин, Э.А.Поздняков, А.А.Смирнов. О.И.Лобов и др.

2.Национальные интересы России на Кавказе. Эта тема рассматривалась в работах К.С. Гаджиева, В.Д.Дзидзоева, В.П.Суставова, А.А.Корнилова, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского, П.Г.Буткова, Н.Ф.Дубровина, Р.А.Фадеева, П.И.Ковалевского, В.А.Потто, С.Эсадзе и др.

3.Национальные интересы России в Закавказье, их исторический аспект, нашли отражение в трудах М.Н.Покровского, А.Р.Нонисяна, О.П.Марковой, С.И.Чернявского и др.

4.Национальные интересы России после распада СССР, образования независимых государств в Закавказье (внешний Кавказ), изменения статуса автономий на Кавказе (внутренний Кавказ) представлены в исследованиях Е.М.Конюкина, Б.Дюкова, А.С.Зайцева, А.Р.Карапетяна, А.Гушера, А.В.Мальгина, М.З.Фейгина и др.

Между тем многие вопросы, касающиеся заявленной тематической сферы, обсуждены не одинаково глубоко и полно. Недостаточно полно изучены проблемы конкретного социально-политического механизма обеспечения национальных интересов России в Кавказском регионе. Отсюда задача - восполнить имеющийся пробел, стимулировавшая проведение предлагаемого исследования.

Гипотезой исследования выступает предположение, что стратегия обеспечения национальных интересов России в Кавказском регионе представляет совокупность актов военно-технического и социально-политического порядка, базирующихся на комплексном анализе динамики угроз, способов их предупреждения и нейтрализации. Основной рычаг обеспечения национальной безопасности на Кавказе – структурная, функциональная, параметрическая оптимизация системы державных влияний на участвующих во взаимодействии агентов в режиме конкретного пространства и времени.

Цели и задачи исследования. Цель диссертации – определение существа национальных интересов России в Кавказском регионе, социально-политических инструментов их обеспечения.

Достижение поставленной цели предполагало решение множества сопряженных задач:

-уточнить характер национальных интересов России применительно к внутреннему (республики РФ) и внешнему (независимые государства) Кавказу;

-выяснить исторические особенности объективации национальных интересов России в Кавказском регионе;

-выявить угрозы национальной безопасности России в Кавказском регионе, сформулировать способы их нейтрализации.





Предмет и объект исследования. Предмет исследования – национальные интересы России в Кавказском регионе.

Объект исследования – инструменты обеспечения национальных интересов России в Кавказском регионе.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Теоретико-методологической основой диссертационной работы послужили научные труды классиков политической, социально-философской науки, результаты фундаментальных и прикладных исследований современных отечественных и зарубежных специалистов в области политологии, политической социологии, социальной философии. Изучены законодательные и нормативные акты РФ, постановления Правительства РФ, обзоры периодических изданий по рассматриваемой проблеме.

Методология исследования основана на системном подходе. В качестве инструмента поиска использовались методы институционального, структурно-функционального, ситуационного, сравнительного анализа, аналогии.

Достоверность исследования обеспечена соответствием избранной методологии целям и задачам работы, надлежащей теоретико-логической демонстративной фиксацией результатов, их эмпирической верификацией. Диссертационная работа удовлетворяет требованиям паспорта специальности 09.00.11 – социальная философия.

Информационной базой диссертации послужили законодательные, нормативно-правовые акты, регулирующие социальное устроение в России на современном этапе, публикации специалистов в периодической печати, архивные материалы.

Структура работы обусловлена целью, задачами, принятым способом исследования. Диссертация включает введение, три главы(9параграфов), заключение, список цитированных источников.

Во Введении обоснованы актуальность поиска, выявлены степень изученности проблематики, уточнены предмет, объект, цели, задачи исследования, его информационная, эвристическая, методологическая базы, сформулирована новизна изыскания, теоретическая, практическая значимость выполненной работы.

Глава 1 – «Категориальная сетка проблемы» - эксплицирует рабочий аппарат рефлексии, основные понятия, – такие, как «Национальный интерес»(1.1), «Национальная безопасность»(1.2), «Кавказ»(1.3), «Закавказье»(1.4.).

Глава 2«Исторический опыт объективации национальных интересов России в Кавказском регионе» – прослеживает стратегию и тактику закрепления Российской державы в Кавказском анклаве в имперское (2.1. – «Колонизационное движение») и советское (2.2.– «Советский период») время.

Глава 3«Вызовы национальным интересам России в Кавказском регионе» – раскрывает конкретные вызовы, угрозы, намечает способы их купирования адекватным для России социально-технологическим образом (3.1. «Политика федерального центра»; 3.2. «Внешние влияния»; 3.3. «Роль государства»).

II. научная новизна исследования и обоснование

основных положений, выносимых на защиту

Научная новизна исследования заключается в следующих полученных автором результатах:

1.Уточнен характер национальных интересов России применительно к внутреннему(республики РФ) и внешнему(Армения, Грузия, Азербайджан) Кавказу. Показано: национальные интересы выражают объективные цели, потребности, интенции самодостаточных народов на реализацию своей исторической, гражданской миссии по обеспечению прогрессивного суверенного развития.

Кавказская социально-политическая линия России исторически являлась всесторонне оправданной, - подчиняясь объективным задачам: а) прорыва геополитической блокады (российско-персидские, российско-турецкие, российско-английские, российско-французские войны, трения, пикировки); б) укрепление внешней безопасности на южном и юго-западном театре державных действий; в) ограниченного расширения территории отечественного государства, сфер его влияния.

Основными направлениями обеспечения национальных интересов России в настоящий момент пребывают

- для внутреннего Кавказа: легитимная (не силовая) ликвидация этнических, правовых, территориальных конфликтов;

- для внешнего Кавказа: демилитаризация региона, усиление переговорного процесса по спорным вопросам, расширение межгосударственного сотрудничества, создание системы региональной безопасности по формуле 4+2 (РФ, республики Закавказья; Иран, Турция), усиление экономической кооперации, интенсификация гуманитарных связей.

2.Выяснены исторические особенности объективации национальных интересов России в Кавказском регионе. С начала упрочения централизованного государства в России по настоящее время в исследуемом хорологическом контуре отмечается противоречивое переплетение политических, хозяйственных, культурных, конфессиональных интересов многих стран. Принципиальным курсом России в исходно конфликтной геополитической среде оказывалось отстаивание национальной безопасности. Последнему подчинены: обустройство южного военно-оборонительного рубежа государства с целью пресечения, нейтрализации внешней агрессии или ее угрозы; обслуживаемое не колонизацией, а интеграцией вовлечение населения региона в общероссийское цивилизационное пространство; сохранение, поддержание аутентичной этноструктуры региона с предоставлением широкой национально-культурной автономии проживающим здесь народам.

3.Выявлены угрозы национальной безопасности России в Кавказском регионе и сформулированы способы их купирования. После распада СССР обострились проблемы охраны границ, противодействия внешней экспансии, терроризму, религиозному экстремизму, организованной преступности, поднятия экономики, ликвидации безработицы, социальной адаптации населения, предотвращения природных техногенных катастроф. Продемонстрировано: проведение национальных интересов России в деле стабилизации обстановки в регионе крепится на:

- политика: превращение Большого Кавказа в устойчивый элемент ОБСЕ, оформление региональной и субрегиональной системы безопасности;

- экономика: диверсификация хозяйственных связей, увеличение добычи, совершенствовании транспортировки углеводородов;

- гуманитарные вопросы: предупреждение ксенофобии, фундаментализма, защита прав этнических русских; интенсификация межконфессионального диалога, секуляризация жизни;

- госстроительство: оптимизация праворегулирования, согласования федеральных и республиканских законодательств, разграничение технологий, прерогатив, предметов ведения, совершенствование федерализма, укрепление казачества;

- коммуникации: поднятие транспортной, рекреационной инфраструктуры.

Обоснование выносимых на защиту положений

1.Национальные интересы России долгосрочны, детерминируют основные цели на ее державном пути, формируют стратегические и тактические задачи внутренней и внешней политики, реализуются через искусство государственного управления. Национальные интересы РФ – полисистемны, реализуются на локальном, региональном, глобальном уровнях с учетом пасьянса сил в политическом, социальном, культурном, военно-теоретическом, геополитическом, гуманитарном пространствах и измерениях обмена деятельностью. Применительно к нашим дням для России актуализируются:

– обеспечение территориальной целостности страны(ползучая сепаратистская эрозия, инспирируемая внешними влияниями, в Кавказских республиках);

– расчетливость в оценке, выборе союзников, балансирование между центрами силы - ЕЭС, ОПЕК, новые индустриальные страны;

– включение себя в качестве органической части в мировое сообщество по принципу “равный среди равных”;

– консолидация зависимых от России государств в пределах постсоветского пространства: наднациональное объединение России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана; активизация торговых, инвестиционных, промышленных, военных контактов со странами членами СНГ и в некоторых случаях – странами Балтии.

2.Национальная безопасность – интегральный показатель, включающий геополитический, хозяйственный, информационный аспекты. Интенцию на ее достижение нельзя превращать в самоцель, что отличало опыт «холодной войны»; жесткую агрессивность в рамках бывшей двухполюсной структуры мира.

Нынешней России не нужны ни “конфронтационная безопасность”, ни дорогостоящая новая “гонка вооружений” с Западом, – следование подобной линии привело СССР к экономическому и политическому краху. Гораздо более выгодна в международных делах роль посредника. Урегулируя чужие конфликты, наша страна опосредованным образом обеспечивает и собственную безопасность. (Яркий и свежий пример из данной серии – состоявшаяся в ноябре 2008г. встреча на высшем уровне в Москве президентов Азербайджана (И.Алиева) и Армении (С.Саркисяна) по вопросам урегулирования ситуации в Нагорном Карабахе.) Во-первых, растет ее международный авторитет. Во-вторых, чем быстрее урегулируются последствия войн, тем спокойнее становится в чувствительных зонах ответственности, тем улучшается региональная ситуация. Важнейшая цель национальной безопасности России – в последовательности и предсказуемости, взаимовыгодном прагматизме, учете законных интересов других государств, нацеленности на поиск совместных решений.

3.Россия на Кавказе находится в сложном геополитическом положении, чреватом рядом опасностей. Она вытеснена с Закавказья и отодвинута на Северный Кавказ, который стал местом концентрации глобальных и региональных противоречий, столкновения цивилизаций и попыток переустройства общества. Через Северный Кавказ проходит одна из линий геополитического разлома современного мира. Россия является здесь не только геополитическим мостом между Европой и Азией, но своеобразной разделительной линией противоречий между так называемым “Севером” и “Югом”, между мусульманским и христианским мирами.

Национальные интересы России на Северном Кавказе обусловлены собственно политическими, экономическими, религиозными, этническими, демографическими, военными и другими факторами. Северокавказский регион отличается многонациональностью (около 100 народностей), неравномерностью развития его субъектов, наличием разнообразных конфессий, огромным количеством противоречий по вопросам прохождения границ, заинтересованностью и активностью проникновения ведущих государств мира в регион. На территории Северного Кавказа наиболее сложная обстановка, кроме Чечни, складывается в Дагестане, Адыгее, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии. Сохраняется напряженная ситуация на осетино-ингушском направлении. Сильна криминогенная обстановка в Дагестане, где есть силы, выступающие за дестабилизацию обстановки, за оказание помощи противникам РФ в Чечне, за создание единого мусульманского государственного образование на Кавказе.

Угрозы национальным интересам России на Северном Кавказе проистекают из стойкой тенденции использования этнического фактора в социально-политической борьбе. Военно-силовые угрозы проявляются, прежде всего, в активном стремлении этноклановых группировок к прямому силовому воздействию на политическую борьбу. Неконтролируемое распространение оружия и постепенное формирование в регионе системы полевых командиров стало с 90-х гг. постоянным фактором силового воздействия на политический процесс. Демографические угрозы для России и Северного Кавказа заключаются в продолжающемся выезде из региона русского и русскоязычного населения, связаны с сохранением высоких темпов рождаемости коренного населения.

Территориальные угрозы проявляют себя на Северном Кавказе в том, что в условиях дефицита экономических ресурсов силовая борьба за контроль над территориями все больше выходит на первый план. Противостоящие в ней стороны готовы ссылаться на предания веков или конкретные исторические прецеденты. В регионе, народы которого всегда находились в борьбе за землю, “доказательства” для территориальных претензий найти нетрудно. Под воздействием упомянутых внутренних факторов Северный Кавказ становится полигоном для развертывания экстремистских устремлений.

4.Итак, Закавказье – регион, важный для обеспечения национальных интересов России на всем южном направлении. Однако до сих пор национальные приоритеты РФ здесь не зафиксированы, не декларированы на официальном (государственном) уровне. Кроме того, обеспечение интересов России в Закавказье осложняется рядом неблагоприятных факторов: политикой правящих элит новых закавказских государств (Грузии, Азербайджана, отчасти - Армении), связывающих перспективы развития и будущее своих государств по большей части с Западом; новыми глобалистскими устремлениями США и других стран НАТО, считающих регион зоной стратегических интересов; развернувшейся острой борьбой за нефтяные источники Каспия и выбор путей транспортировки углеводородов на мировые рынки; неурегулированностью межнациональных конфликтов (Грузия – Южная Осетия; Грузия – Абхазия; Азербайджан – Нагорный Карабах – Армения); сохранением очагов сепаратизма и терроризма на российском Северном Кавказе.

События последнего десятилетия со всей очевидностью продемонстрировали значение Закавказского региона для Российской Федерации как стратегически важного, во многом определяющего состояние ее национальной безопасности и перспективы реализации национальных интересов. Современное кризисное развитие внутриполитической обстановки на Кавказе, комплекс неурегулированных там межнациональных конфликтов оказывают значительное дестабилизирующее влияние на политические процессы как в самом регионе, так и в целом в Российской Федерации. Речь идет о комплексном влиянии факторов кризисного, деструктивного характера, определяющих Закавказье одним из наиболее конфликтных и нестабильных регионов. В этом регионе безопасность, как внешняя, так и внутренняя, несомненно, является приоритетным и исторически традиционным интересом России.

5.В ходе реализации государственной политики России в Кавказском регионе (XVI - XIX вв.) решались принципиальные задачи:

- В области военно-стратегических интересов достигалось предотвращение угроз военной безопасности с данного направления. В Закавказье завоеван выгодный военно-стратегический плацдарм для дальнейшего продвижения России в Переднюю и Центральную Азию.

- Важное значение Северный Кавказ имел и в формировании государственности России. По мнению Р. Фадеева, “для России Кавказский перешеек вместе и мост, переброшенный с русского берега в сердце азиатского материка, и стена, которой заставлена Средняя Азия от враждебного влияния, и передовое укрепление, защищающее оба моря: Черное и Каспийское”[1].

- С точки зрения экономических интересов Российского государства присоединение Кавказа, очевидно, было не менее значимым, чем присоединение Сибири в период царствования Ивана Грозного. С освоением данного региона перед Россией открывались перспективы закрепления ее на Черноморском и Каспийском побережьях, свободного выхода русской торговли на центрально-азиатские и средиземноморские рынки.

Оценивая колонизационное движение России в Кавказском регионе, следует отметить его противоречивое значение. С одной стороны, имел место ряд негативных моментов: жестокость, насильственное переселение представителей северокавказских народов (до 3 млн.) в Турцию и иные страны Ближнего Востока в 60-е гг. XIX в. и т.п. С другой стороны, регион стал единым экономическим и политическим пространством, управляемым из одного центра, с общей валютой и государственными органами. Сопредельные государства (Иран и особенно – Турция) перестали совершать грабительские военные походы в Грузию и Армению. На Северном Кавказе прекратились войны между населяющими его многочисленными народами. В рамках России постепенно изживались распространенные у местных этносов, отрицательно влиявшие на их численность обычаи (типа кровной мести), запрещено и к XIX в. почти полностью искоренено рабство. Тем самым Российская империя объективно обеспечивала условия спасения некоторых малочисленных народов Кавказа от физического уничтожения. В этом заключается главный итог ее колониальной политики в Кавказском регионе.

6.В советский период политика руководства страны в Закавказье привела к противоречивым последствиям. С одной стороны, ряд титульных наций (грузины, армяне, азербайджанцы) получили возможность образовать собственные союзные республики, где в полной мере развивали собственную самобытную культуру, постепенно вытесняя оттуда чужеродный этнический элемент. С другой стороны, некоторые народы (абхазы, осетины и др.) оказались искусственно разделенными между различными крупными союзными республиками Закавказья. Это обусловило позднее, в 90-е гг., крупные межнациональные конфликты в регионе.

В советский период сложная ситуация складывалась и на российском Северном Кавказе. В 20-40-е гг. отношения властей и местного населения определялись формулой: признание и поддержка – недовольство действиями центра – восстания – их подавление (включая применение вооруженных сил и осуществление депортаций народов). В 50-80-е гг. жизнь народов Северного Кавказа входит в мирную колею, продолжавшуюся вплоть до конца “перестройки” и распада СССР.

Оценивая опыт управления в советский период на Северном Кавказе, следует отметить вред, который нанесла здесь борьба государства с религией. Ислам выступал к началу ХХ в. основой общественного уклада для многих местных народов. Его бездумное разрушение (хотя в начале 20-х гг. имелся и положительный опыт сосуществования ислама и советской власти в Горской республике) привело к ряду восстаний на Северном Кавказе, которых при более взвешенной политике удалось бы избежать.

Борьба с исламом на Северном Кавказе обусловила долгосрочные негативные последствия. Главное из них – подрыв цивилизационных основ горского общества, освященных и санкционированных данной религией механизмов социальной регуляции. Среди народов Северного Кавказа усилились процессы маргинализации и криминализации, возрождения архаичных традиций (например, кровной мести), формирования кланово-мафиозных структур.

Опыт политики Российской империи – СССР в Закавказье и на Северном Кавказе позволяет прийти к выводам:

- Необходимо учитывать культуру местных народов в ходе любых социальных преобразований.

- Жесткие управленческие приемы (насильственные переселения народов, коллективизация, борьба с религией) ведут в Кавказском регионе к росту конфликтности, временному решению задач.

- Национально-территориальные размежевания на Кавказе, в Закавказье до и в ходе существования СССР часто носили волюнтаристский характер. В результате одни народы оказывались на территории компактного проживания других. Это создавало почву для острых межнациональных конфликтов, имевших место в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, Абхазии в 90-е гг. Отсюда РФ при демаркации границ в регионе надо учитывать не сиюминутные, но долгосрочные интересы.

7.В теоретическом плане выработку долгосрочных принципов поведения России в Кавказско-Каспийском регионе затрудняет отсутствие универсального взгляда на объект. Нашей политической элитой отдельно рассматривался Северный Кавказ, отдельно – страны Закавказья, хотя их народы связывают экономические и культурные традиции. Такой подход нельзя превращать в догму. Ведь в действительности Кавказ, даже будучи разделен государственными границами, является единым организмом, что показали конфликты в Абхазии и Чечне. И дело не только в наличии политических, этнических, территориальных проблем, в равной мере угрожающих безопасности как России, так и ее кавказских соседей. Многотысячные потоки беженцев, устремившиеся из зон вооруженных конфликтов в Россию, практически неконтролируемое распространение оружия, попытки лидеров Грузии и Азербайджана создать военно-политический союз (вспомним ГУАМ) привели к тому, что Кавказ превратился в очаг этнополитической, криминогенной напряженности.

Понятно, что в условиях отсутствия продуманной долгосрочной стратегии обеспечения национальных интересов России в Закавказье характер многих действий становится стихийным, импульсивным, с зачастую весьма уязвимым идеологическим обоснованием. Это повышает степень риска при реализации не достаточно продуманных и ошибочных политических решений, вероятность их негативных последствий. В настоящее время российская политика в регионе — не столько продуманная, опережающая события, сколько реактивная, плетущаяся в их хвосте, а потому оборачивающаяся ущербом для самой России.

В сложившихся условиях для проведения сбалансированной политики федерального центра в Закавказье, необходимо выработать ее оптимальную стратегию. Руководство СССР поддерживало здесь то одну, то другую республику. Туда в приоритетном порядке направлялись финансовые средства, в ее пользу решались национально-территориальные споры. В 20-е гг. советское правительство считало опорой в Закавказье относительно индустриальный Азербайджан. Поэтому, при определении границ республик в регионе, исторические области Карабах и Нахичевань, на которые в равной степени могли претендовать как Армения, так и Азербайджан, введены в состав последнего. Данное обстоятельство сыграло роль «мины замедленного действия» для Советского государства в конце 80-х гг.

Для современной России такая политика (поддержка одной из стран Закавказья) неприемлема по ряду причин. Во-первых, они не находятся в унитарном государстве. Во-вторых, политическая ситуация в мире быстро изменяется. В какой-то момент РФ может потребоваться для защиты национальных интересов помощь не одного, а нескольких государств региона. В-третьих, не связанное добрососедскими (партнерскими) отношениями с Россией государство может вступить в какой-либо иной союз, направленный против РФ(ср. ситуацию с Грузией).

8.На Северном Кавказе действует ряд внешних сил, заинтересованных в сохранении дуги напряженности, проходящей по главному Кавказскому хребту, активно препятствующих России в обеспечении ее национальных интересов в регионе: от исламистов до неправительственных светских организаций, спецслужб Ирана, Турции.

Из нерегиональных держав наиболее активно на ситуацию в регионе пытается влиять США, опираясь на сеть военных баз, дружественные политические режимы (например, в Грузии). Ее краткосрочная цель – освоение с выгодой для себя богатых природных ресурсов Каспийского моря, реализация здесь своих товаров. Долгосрочная – «недопущение объединения варваров» (З.Бжезинский), т.е. создания какого-либо регионального союза государств (особенно во главе с Россией), бросающего вызов интересам США.

Однако в Кавказско-Каспийском регионе действуют в отдельных случаях и неизвестные силы. Закавказью в политике западных стран вновь отводится роль «санитарного кордона». Выйти из изоляции, найти новых союзников в регионе – важнейшая задача РФ на Кавказе.

9. Реализация стратегии национальной безопасности РФ в Кавказско-Каспийском регионе невозможна без усиления роли государства, существенно сократившейся (и даже приблизившейся к опасному минимуму) в 90-е гг. Оно должно решить здесь фундаментальные задачи:

- Реставрировать деформированное экономическое пространство в границах СНГ;

- Реставрировать деформированное оборонное пространство в тех же границах.

III. научное и практическое значение исследования

и апробация его результатов

Теоретическая значимость работы заключается в концептуальной проработке стратегии обеспечения национальных интересов России в Кавказском регионе. Рефлексия геополитической и геоэкономической ситуации на Кавказе в качестве позитивного итога имеет достижение устойчивого развития страны, выстраивание эффективной управленческой линии по поддержанию надежной безопасности.

Практическая значимость исследования. Использование предложенных автором рекомендаций позволит улучшить организацию управленческой деятельности государственных структур всех уровней, ответственных за обеспечение национальных интересов России на Кавказе. Обобщения и выводы работы могут найти применение в преподавании – подготовке, чтении специальных и общих курсов по социальной философии, конфликтологии, политической социологии.

Апробация работы. Работа обсуждена и рекомендована к защите кафедрой общегуманитарных дисциплин РосНОУ.

Основные результаты поиска опубликованы в печати (6 публикаций общим объемом 3,1 п.л.), излагались на научных конференциях («Шаг в будущее» - МГТУ им. Н.Э.Баумана 2002-2005 гг.; «Ломоносовские чтения» - МГУ им. М.В.Ломоносова 2002 – 2005 гг.).

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора:

1.Шлыков Р.В. О стратегии обеспечения национальных интересов России. // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». М.: Изд-во МГОУ, 2009. № 2. – 0,6 п.л.

2.Шлыков Р.В. Уроки мира Globo: магистраль России. // Управление мегаполисом. 2008. №6 (в соавт.1,3 п.л., личный вклад – 0,5 п.л.)

3.Шлыков Р.В. Национальные интересы России в Кавказском регионе. // Философия. Наука. Культура. М: МГУ, 2008. № 4. – 0,5п.л.

4.Шлыков Р.В. О природе национального интереса. // Философия. Наука. Культура. М: МГУ, 2009. № 1. – 0,5п.л.

5.Шлыков Р.В. Колонизационная политика России в кавказском регионе: исторический опыт. // Философия. Наука. Культура. М: МГУ, 2009. № 1. – 0,5п.л.

6.Шлыков Р.В. О природе панидей – социально-философский дискурс. // Философия. Наука. Культура. М: МГУ, 2009. № 2. – 0,5п.л.


[1] Фадеев Р.А. Шестьдесят лет Кавказской войны. – М.: Прогресс, 1991. - С.11.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.