WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Остроумие и его роль в научном творчестве

На правах рукописи

Иванов Максим Евгеньевич

ОСТРОУМИЕ И ЕГО РОЛЬ В НАУЧНОМ ТВОРЧЕСТВЕ

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Чебоксары – 2009

Диссертация выполнена на кафедре философии и методологии науки

ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет

имени И.Н.Ульянова»

Научный руководитель: доктор философских наук, доцент

Желтов Михаил Павлович

Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Феизов Энвер Зиатдинович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Маслихин Александр Витальевич

кандидат философских наук

Баранов Александр Сергеевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Марийский

государственный

технический университет»

Защита состоится « 18 » декабря 2009 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.301.04 в ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» по адресу: 428015, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38а, корп. 3, зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова»

Автореферат разослан « 16 » ноября 2009 г.

Ученый секретарь А. Г. Степанов

диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

В последние десятилетия объем информации, равно как и возможности ее переработки, стремительно увеличиваются. Огром­ную помощь научному миру оказывают современная вычислитель­ная техника, развитые системы коммуникаций, электронные храни­лища данных, распределенные научные проекты. На подходе кванто­вые компьютеры. Однако стремительный рост новых информацион­ных и коммуникационных технологий по сути не решает проблему интенсификации творческих потенций человека-творца.

Задача повышения эффективности научных исследований яв­ляется одной из самых важных. Но в то же время она — одна из са­мых трудных. Сложность заключается в том, что творческие способ­ности человека изучены недостаточно полно. До сих пор не разрабо­таны методики, с помощью которых можно было бы с высокой долей вероятности повысить творческий потенциал человека. Нет одно­значного ответа и на вопрос: а можно ли этому научить? В попытках разрешить данный вопрос разрабатываются новые методики на осно­ве многостороннего анализа условий, обеспечивающие интенсифика­цию творческой деятельности, изучаются «механизмы» научного творчества, биографии ученых и изобретателей. При этом особое внимание уделяется не только проблемам сознания и самосознания, зачастую поиск ведется в сфере бессознательного.

Одним из главных направлений исследований становится изучение приемов творчества, создания нового. Не случайно в по­следние годы появилось большое число работ как по отдельным проблемам творчества, так и посвященных жизни ученых, в которых анализируется личность творца, оказывающего непосредственное влияние на результаты познавательного и творческого процесса в са­мых разных областях жизнедеятельности человека.

Рациональное мышление, основанное на логике, зачастую оказывается бессильно в тех случаях, когда приходится выйти за гра­ницы известного, получить нестандартное решение той или иной за­дачи. Выявление нового сталкивается с ограниченностью способно­стей человека. Необходим некий прорыв в сферу нового бытия, тесно связанный с иррациональными практиками. Выйти за пределы рационального мышления и продвинуться к пониманию бытия помо­гают юмор и остроумие.

В научном творчестве, не говоря уже о художественном, остроумие занимает важное место. Это положение подтверждают многочисленные примеры из разных областей науки и техники. По мнению А. Н. Лука, «остроумию принадлежит почетная роль в си­стеме творческих способностей человека, и, возможно, изучение остроумия дает ключ к объяснению механизма подсознательно-интуи­тивных умозаключений, лежащих в основе остроумных техни­ческих решений, остроумных технических научных гипотез и т.д.»[1]. Фихте в свое время писал, что остроумие — это «есть выражение глу­бокой, т.е. сокрытой в области идей истины в ее непосредствен­ной наглядности». Некоторые современные авторы определяют остроумие как «творческую мысль, тесно связанную с чувствами и заключающуюся в неожиданном сопоставлении на первый взгляд не­сопоставимых явлений, во внезапном нахождении чего-то общего в таких фактах, которые отстоят друг от друга по существу»[2]. Одно из коротких и емких определений предложил в свое время Эммануил Кант, ставивший в один ряд рассудок, остроумие и способность су­ждения: «остроумие — это способность придумывать для особенно­го общее»[3].

Мы считаем, что остроумие может рассматриваться как одна из гносеологических проблем, связанных с сущностью познания и творчества, с вопросами о роли субъекта-творца, о формах, в кото­рых протекает этот процесс, а также о способах выражения получен­ного нового знания.

Степень разработанности проблемы.

А. Н. Лук, автор одной из самых значительных отечествен­ных работ в области чувства юмора и остроумия, писал, что «сокро­венная тайна смеха... лежит за горизонтом современной науки». С тех пор прошло более сорока лет, но сущность смеха, чувства юмора, остроумия до сих пор являются для науки «вещью в себе». Впрочем, периодически появляются новые теории, пытающиеся объяснить природу комического, чувства юмора и смеха, — но ни одна из них не ставит окончательную точку.



На основе существующего историко-философского материала по данной проблеме можно выделить несколько наиболее важных, исторически сложившихся традиций в понимании сущности остро­умия. Можно выделить следующие аспекты: социологический, лин­гвистический, эстетический, психологический, философский (гно­сеологический).

Социологические аспекты остроумия рассматривались мно­гими авторами. Можно отметить исследователей разного времени: древнего мира: Платон, Аристотель, Цицерон; нового времени: Т. Гоббс, З. Фрейд, А. Шопенгауэр, А. Бергсон; современных авто­ров: С. Аттардо, В. Раскин, К. Глинка, А. Дмитриев. Социология в основном рассматривает комическое остроумие, как имеющее ценность в социальной жизни современного общества, как способ­ность создавать комическое, позволяющее выделиться из окружаю­щих себе подобных, как виртуальное оружие в борьбе за место в со­циальной иерархии общества. Остроумие выполняет и другие функ­ции: сублимация конфликта, психологическая помощь при жизнен­ных трудностях, служит принадлежностью к определенной социаль­ной группе.

Весомый вклад в создание теории об остроумии оказали ра­боты З. Фрейда и его последователей. З. Фрейд рассматривал остро­умие в зависимости от теории экономии душевной энергии.

Психологические аспекты остроумия также освещались Жу­бером, З. Фрейдом, А. Луком, А. Адлером. В современной психоло­гии принята следующая точка зрения: нарушения в здоровом чувстве юмора и способности к остроумию указывают на нарушения в пси­хическом развитии, либо необратимых функциональных изменениях работы головного мозга.

С точки зрения эстетики, остроумием называется талант за­острять и эстетически оценивать реальные противоречия действи­тельности, чтобы наглядно проявился их комизм. Эстетические ас­пекты остроумия разрабатывались следующими авторами: Аристо­тель, А. Грасиан, Э. Тезауро, Дж. Локк, Э. Шефтсбери, К. Зольгер, И. Кант, А. Шопенгауэр, Ф. Шеллинг, Ю. Б. Борев и другие.

В лингвистике наибольшее распространение получила семан­тическая теория юмора (А. Кестлер, В. Раскин, С. Аттардо), суть которой заклю­чается в том, что юмористический эффект в комическом возникает при пересечении двух независимых контекстов в точке бисоциации.

Гносеологические аспекты остроумия разбирали следующие авторы: Дж. Локк, И. Кант, Ф. Гегель, Ф. Шлегель, А. Потебня. Наи­большего успеха в исследовании остроумия достиг Г. Гегель. В «Нау­ке логики» немецкий мыслитель обратился к рассмотрению остро­умия как некой формы мышления, которая находится между про­стым представлением и мыслящим разумом. Оно схватывает «не только различие и противоречие, как это делает обычное мышление, но и их переход от одного к другому, высказывает противоречие, заставляет понятие светиться через противоречие (но не выражает понятия ве­щей и их отношений). Остроумие заостряет притупившееся различие различного, простое разнообразие представлений до существенного различия, до противоположности»[4]. В свою очередь, мыслящий ра­зум заостряет «различие разного, простое многообразие представле­ния, до противоположности», которые (многообразные моменты дей­ствительности) приобретают «имманентную пульсацию самодвиже­ния и жизненности».

Мы считаем возможным, оттолкнувшись от данного опреде­ления, провести дальнейший анализ остроумия, определить выводы, важные как в теоретическом, так и в практическом отношении и поз­воляющие более полно определить роль остроумия в творчестве. Особенно это касается, собственно, проблемы использования остро­умия как универсальной творческой способности, проявляющейся не только в научном и художественном творчестве, но и шире, во всех областях человеческой деятельности.





Мы надеемся прояснить сущность остроумия не столько по­средством анализа разных его дефиниций, сколько с помощью иссле­дования роли остроумия в научном творчестве.

Объектом исследования было выбрано остроумие как осо­бый феномен мышления.

Предметом исследования — роль остроумия в научном творчестве.

Цель исследования — анализ остроумия как модели реше­ния научных задач.

Исходя из этой цели, автор поставил перед собой следующие задачи:

— проанализировать известные интерпретации остроумия в исторической ретроспективе философско-культурологических иссле­дований;

— определить существенные и несущественные признаки остроумия, выявить его структуру;

— выявить всеобщее в остроумии, как в некоторой форме ре­шения задач и выбрать ту структуру, которая может послужить способом решения творческих задач;

— выяснить, какую роль играет остроумие в творчестве, ка­кие функции возлагаются на практики, связанные с образным остро­умием.

Методологическими основаниями работы являются обще­философские методы: анализ и синтез, индукция и дедукция, анало­гия, абстрагирование, систематизация и классификация. Исследова­ние опирается на такие принципы диалектики, как единство истори­ческого и логического, объективность, восхождения от абстрактного к кон­кретному. При подготовке диссертации были использованы тру­ды как классиков философии, так и современные исследования отечествен­ных и зарубежных авторов. Конкретный материал иссле­довался при помощи общенаучных принципов познания, особенно принципов си­стемности, структурности и целостности.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

1. Предпринят многосторонний анализ проблемы остроумия, где выявлена его противоречивая сущность. Дано авторское опреде­ление остроумия как способности быстро и кратко соединять в еди­ном целом противоречивые стороны объекта/явления таким неожи­данным образом, чтобы наглядно проявилась их взаимосвязь.

2. Выделены существенные и несущественные признаки остроумия, которые определяют его форму и содержание. К несуще­ственным относятся: краткость, наглядность, образность, неожидан­ность, ситуативность; к существенным — наличие в основе остроумия диалектической триады (тезис — антитезис — синтез).

3. Показана роль остроумия в научном творчестве как измене­ние структуры объекта. Проецирование структуры остроумия на объект творчества проявляет новый смысл объекта.

4. Остроумие представляется как модель объекта, структура и свойства которой переносятся на условия решения реальной задачи. Представляя объект творчества в образной форме, уточняется исход­ная проблема и открываются новые пути решения.

Положения, выносимые на защиту.

1. Остроумие, как социокультурный и философский феномен, имеющий многоаспектный характер, может рассматриваться с точки зрения различных дисциплин. Можно выделить, по крайней мере, пять основных подходов: социологический, психологический, эсте­тический, лингвистический, философский (гносеологический). В ра­боте наиболее полно и последовательно разбирается остроумие как одна из гносеологических проблем.

2. Остроумие обладает следующими признаками: а) несуще­ственными (краткость, наглядность, образность, неожиданность, си­туативность), б) к существенным относятся следующие положения: наличие противоречия, возможность разрешения противоречия, на­хождение “общего для особенного”. Дифференциация признаков обусловлена тем обстоятельством, что первая группа признаков яв­ляется внешним проявлением остроумия, а вторая безусловно необ­ходима для характеристики ценностного содержания остроумия. Структура остроумия ана­логична диалектической триаде: тезис — антитезис — синтез, где в качестве тезиса и антитезиса выступают противоречивые стороны объекта/явления, а в синтезе происходит выявление их взаимосвязи.

3. Научное творчество на основе переноса структуры остро­умия на исследуемый объект открывает новые смыслы. Проецирова­ние структуры остроумия на объект творчества, в упрощенном виде представляющее неожиданное соединение противоречивых сторон объекта, дает возможность обрести новое понимание проблемы. В результате этого открываются новые отношения в объекте, и происходит связывание ранее не известных параметров проблемы с известными.

4. Выделяя важную роль образного мышления в научном творчестве, мы приходим к следующему утверждению: противоречие, выраженное в образной форме, является той формой, которая лежит в основе продукта остроумия. Остроумие, как модель структуры творчества, представляет объект творчества в образной форме, что дает возможность целостного охвата противоречивых сторон объек­та, уточняет исходную проблему и открывает новые пути решения научных задач.

Теоретическая и практическая значимость работы.

Материалы и результаты диссертации расширяют и дополня­ют научные представления о роли остроумия в научном творчестве, предлагают эвристические пути решения научных задач, представляя акт познания как изменение структуры противоречия до выявления нового смысла и образного решения. Кроме того, содержание и выво­ды исследования могут найти применение в общетеоретических и специальных курсах философии, в частности, по проблемам совре­менной гносеологии и теории твор­чества.

Апробация работы и публикации.

Основные положения и выводы диссертационной работы апробированы на заседаниях кафедры философии и методологии науки Чувашского госуниверситета, научно-практических конферен­циях: “Онтология и понимание: проблемы взаимоотношений” (Уфа: филиал МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2005); “Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук” (Магнитогорск: МаГУ, 21-22 апреля 2006 года); “Принцип наглядности в познании: материалы межрегиональной научной конференции (к 80-летию со дня рождения доктора философских наук, профессора Феизова Энве­ра Зиатдиновича)” (Чебоксары: ЧГУ им. И.Н Ульянова, 16 мая 2008 года); “Наука — Творчество — Образование” (Ульяновск: УлГТУ, 14-15 мая 2009 года).

По теме диссертации опубликовано 5 печатных работ.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, первой главы, второй главы, заключения и библиографического списка. Объем диссертации составляет 131 страницу машинописного текста, библиографический список включает в себя 162 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертаци­онного исследования, анализируются объект и предмет исследова­ния, ставятся цели и задачи, раскрываются методологические осно­вы, формулируется новизна, теоретическая и практическая значи­мость, апробация и структура работы.

Глава I. Проблема определения остроумия. Целью данной главы является анализ определения остроумия в рамках различных дисциплин в исторической перспективе, рассмотрение его внешних и внутренних свойств, определяющих форму и структуру остроумия.

В первом параграфе «Остроумие (социологические, пси­хологические, эстетические и лингвистические аспекты)» остро­умие рассматривается с точки зрения различных подходов (социоло­гический, психологический, эстетический, лингвистический). Дан­ный подход позволил найти некие общие характеристики в исследо­вании остроумия и полнее разобраться в сущности остроумия.

Различают три подмножества: смешное, комическое и остро­умное. Они пересекаются, но существуют независимо друг от друга. По отношению к комическому, остроумие — это способность созда­вать комическое, в отличие от чувства юмора (способность понимать комическое). В то же время различают комическое и некомическое остроумие.

Социологи рассматривают остроумие как способ выделиться в обществе, как способ достижения превосходства над окружающи­ми, как способ высвобождения агрессивной энергии (Гоббс, Фрейд). Вместе с тем вовремя сказанная остроумная шутка может снизить остроту конфликтной ситуации. Способность к остроумию, наличие чувства юмора помогает обрести душевные силы в самых неприят­ных ситуациях.

В современной эстетике остроумие рассматривается как та­лант так концентрировать, заострять и эстетически оценивать реаль­ные противоречия действительности, чтобы нагляден и ощутим стал их комизм. Всякий продукт остроумия (особенно комический) строится по принципу «загадка — тайна — разгадка», где «загадка» нечто обыкновенное и обыденное, а «разгадка» неожиданна.

В середине 80-х годов прошлого столетия Виктор Раскин предложил так называемую семантическую теорию юмора, которую позднее развил Сальваторе Аттардо. Юмористический эффект возни­кает при внезапном пересечении двух независимых контекстов в точ­ке бисоциации (бисоциация — ситуация пересечения в сознании вос­принимающего двух независимых, но логически оправданных ассо­циативных контекстов).

Предварительный анализ показывает, что остроумие как акт познания в научном творчестве в этих работах практически не рассматривается. Однако выявленные исследователями основы остроумия как сознательное или бессознательное продуцирование противоречия могут послужить основой для дальнейшего изучения сущности остроумия.

В результате анализа существующих дефиниций была предложена авторская дефиниция в контексте понимания остроумия как особого элемента мышления. Остроумие — это способность бы­стро и кратко соединять в едином целом противоречивые стороны объекта/явления таким неожиданным образом, чтобы наглядно про­явилась их взаимосвязь.

Во втором параграфе «Несущественные признаки остро­умия» рассмотрены внешние признаки остроумия, выделяющие его из других объектов. Несущественные признаки определяют форму объекта, служат достаточным условием существования остроумия.

Выяснено, что остроумие можно разделить на три условные группы. По отношению к комическому остроумие делится на коми­ческое и некомическое. По отношению к общественной пользе — остроумие и острословие. По отношению к создателю и тому, кто его оценивает, объект исследования подразделяется на остроумие создания и остроумие восприятия.

Далее в параграфе последовательно рассмотрены несуще­ствующие признаки остроумия, то, благодаря чему мы можем опре­делить, что перед нами: продукт остроумия или нечто иное.

Во-первых, остроумие должно быть кратким. Этим самым достигается быстрота передачи информации и компактность, что об­легчает понимание остроты, так как для постижения смысла остроты необходимо держать в сознании два или более противопо­ложных скрипта (контекста).

Во-вторых, остроумие характеризуется «наглядностью». Т.е. тот, кто будет его воспринимать, должен увидеть истину сразу. Это не­пременное условие остроумия. С одной стороны, оно не должно го­ворить прямо (должна доноситься до другого иносказательно), с дру­гой, не быть настолько сложным, чтобы другой его не понял. Остро­умие представляет собой соединительное звено между наглядностью и мыслью.

В-третьих, больший эффект от продукта остроумия возникнет в том случае, если оно будет воспринято неожиданно. В жизни мы постоянно осознанно или неосознанно прогнозируем что произойдет дальше. И если мы заранее будем ожидать остроумную шутку, то по­лучим меньше удовольствия. Получение удовольствия — это еще один из важных аспектов остроумия, одна из основных движущих сил, благо­даря чему появляются новые остроты.

В-четвертых, остроумие — это продукт соединения внешне несовместимых или противоположных по смыслу текстов. Также можно отметить следующие признаки: образность, ситуативность.

Итак, к несущественным признакам остроумия можно отне­сти следующие: краткость, наглядность, неожиданность, образность, ситуативность, внешнюю противоречивость.

В третьем параграфе «Существенные признаки остро­умия» разбираются существенные свойства, определяющие содер­жание понятия остроумия, его структур.

В структуре остроумной мысли (идеи) всегда присутствует противоречие. Можно сказать, что остроумие — это создание проти­воречия, т.е. соединение внешне противоречивых понятий, двух про­тивоположных контекстов, но имеющих, тем не менее, внутреннее единство. Следует отметить, что обычно под остроумием понимают лишь нахождение сходства у двух (или более) внешне различных по­нятий, однако нахождения различия у двух (или более) внешне сход­ных понятий также относится к сфере остроумия.

Искусственное создание противоречия зачастую может «открыть глаза» на сравниваемые, противопоставляемые отношения, предметы, явления. То есть указать на имеющиеся внутренние сходства или различия противоречий, «приведенных в отношение друг к другу». В обыденной жизни, например, достаточно часто суть какой-либо ситуации становится понятной именно после остроум­ного высказывания. Схожую же роль остроумие выполняет и в науч­ных исследованиях.

Остроумие истину не выводит, не доказывает, а с помощью акта связывания, напрямую сопоставляя по ассоциации, предлагает увидеть в сопоставлении истину, т.е. «высказывает не высказывая высказываемое в высказывании». Истина не декларируется, а прояв­ляется сама по себе. Поэтому она не рациональна, а интуитивна, и не снимается в синтезе, а существует в живой связи оппозиций.

Далее выделены существенные признаки остроумия, опреде­ляющие его сущность и структуру.

1) Наличие противоречия (столкновение, сравнение фреймов, понятий), когда две или более части текста (в общем понимании это­го слова) противоположны в некотором смысле.

2) Противоречие должно разрешаться. Этому способствует структура остроумия в виде диалектической триады: тезис — антите­зис — синтез. Только после разрешения противоречия между види­мым и невидимым, внешним или внутренним, словом и делом (подобные пары можно продолжать перечислять) приходит понима­ние «соли остроумия». Противоречие должно «светиться» (условие наглядности). При этом остроумие разрешается чем-то новым: смыс­лом, свойством, отношением.

3) В синтезе происходит нахождение общего для особенного. В продукте синтеза («светящееся противоречие») появляется новая информация, новый смысл, понимание схожести двух или более контекстов. Соединяются представления, которые хотя и далеко от­стоят друг от друга, но тем не менее имеют в реальности некоторую внутреннюю связь.

Соединение противоречивых сторон является необходимым условием существования остроумия, а достаточным — наличие вы­шеперечисленных несущественных признаков.

Соединение существенных и несущественных признаков остроумия проявляет и определяет его сущность как способность бы­стро и кратко соединять в едином целом противоречивые стороны объекта/явления таким образом, чтобы наглядно проявилась их взаи­мосвязь.

Глава II. Роль остроумия в научном творчестве. Многочис­ленные примеры из разных областей науки и техники указывают на существенную роль, которую остроумие играет в научном творче­стве. Вторая глава посвящена сопоставлению структуры научного творчества и структуры остроумия. Также рассматривается возмож­ность применения остроумия для решения различных научных задач с опорой на смыслы и образы.

В первом параграфе «Сопоставление структуры научного творчества и структуры остроумия» рассмотрено остроумие как одна из гносеологических проблем, тесно связанная с научным твор­чеством.

Существует множество определений творчества. Например, «творчество — это создание субъективного нового». Или, творчество как «когнитивная деятельность, которая ведет к новому и необычно­му видению проблемы». Достаточно краткое, но емкое определение творчества в свое время было предложено Платоном: творчеством он называл такой процесс, когда любое нечто обретает свое бытие.

А. Н. Лук выделяет три этапа творчества (не суть важно, на сколько этапов можно разделить творческий процесс). Первый этап — это предварительное накопление информации (материала). Третий этап — критическая оценка. И тот, и другой этап происходят под контролем сознания: научная идея сначала формируется в подсозна­нии, а затем всплывает в сознании уже в готовом виде. Но имеется еще и второй этап — этап подсознательного интуитивного поиска нужных ассоциативных связей.

Обычно плодотворная научная идея формируется в подсозна­нии, затем всплывает в сознание уже в готовом виде. Остроумие воз­никает по схожему механизму.

Впрочем, три этапа творчества не составляют жесткой струк­туры. Это общие слова-схемы, упрощающие понимание процесса творчества. А. Пуанкаре писал, что творческий процесс вообще состоит из чередования сознательных и подсознательных процессов.

Среди сочетаемых комбинаций известных фактов наиболее плодотворными часто оказываются те, «которые составле­ны из элементов, взятых из очень далеких друг от друга областей». Разумеется, это не значит, что для того, чтобы сделать открытие, нужно сопоставлять как можно более равноудаленные друг от друга факты. Большинство из таких объединений будут бесполезными.

Остроумная мысль обычно возникает как неожиданное сопо­ставление двух или нескольких далеких объектов/явлений. Причем объекты/явления до связывания их вместе в акте остроумия кажутся внешне далекими и близкими после связывания.

Много общего с нестандартным мышлением имеют юмор и остроумие. Они возникают там и тогда, где и когда наиболее вероят­ностный взгляд на вещь вдруг сменяется другим, новым и неожидан­ным взглядом на эту же вещь. К примеру, В. Н. Третьяков считает, что наука, изобретательство, юмор и остроумие имеют один общий корень. Остроумие помогает оказаться над ситуацией, взглянуть на нее со стороны, преодолеть т.н. «психологическую инерцию», зашо­ренность мышления, штампы. Не случайно «тризовцы», да и все изоб­ретатели уделяют юмору и остроумию немало внимания.

Кестлер утверждал, что сознательные и бессознательные про­цессы, лежащие в основе художественного новаторства, научного открытия и комедийного вдохновения, — имеют общую модель, ко­торую он назвал «бисоциативным мышлением». Бисоциативное мышление — это соединение прежде всего несовместимых понятий или «систем отсчета». Т.е. способность воспринимать действитель­ность сразу в нескольких плоскостях. Очевидно, что бисоциативное мышление и остроумие имеют общую модель.

А. Н. Лук в поисках модели для творческого процесса выбрал создание острот, где тоже присутствуют все три признака творческо­го акта: наличие предварительных знаний, подсознательные ассоциа­ции далеких понятий, критическая оценка полученного ре­зультата.

Таким образом, структура научного творчества совпадает со структурой остроумия и представляет собой выраженное противоре­чие, разрешение которого и приводит к осознанию истины в виде той общей основы, которая и сводит далеко отстоящие друг от друга по­нятия, выводя их за свои пределы и сообщая им новые смыслы.

Во втором параграфе «Смысл как фактор решения науч­ных задач» последовательно рассматривается и доказывается следующее утверждение: «Проецирование структуры остроумия на объект творчества дает возможность обрести новое смысловое пони­мание научной проблемы, в результате чего открываются новые от­ношения в объекте и происходит связывание ранее не известных па­раметров проблемы с известными».

Необходимое условие существования остроумия — наличие противоречия, сведенного в единое целое. В продукте остроумия противоречие разрешается. Этому способствует структура остроумия в виде диалектической триады: тезис — антитезис — синтез. Только после разрешения противоречия между видимым и невидимым, внешним или внутренним, приходит понимание «соли остроумия». Т.е. противоречие должно «светиться». В продукте синтеза («светя­щееся противоречие») появляется новая информация, новый смысл, понимание схожести двух контекстов. Новый ракурс позволяет по-иному взглянуть на проблему. Аристотель понимал остроумие как умение создавать наглядные метафоры, «которые дают нам какое-либо знание», открывая новую, неожиданную связь между предмета­ми. Однако выявленный путь не ведет автоматически к разрешению проблемы.

Возможно при появлении перед исследователем нерешенной научной проблемы необходимо активно продуцировать остроумные сочетания неизвестных параметров с известными или не сопостав­ляемыми ранее. Однако бессистемное применение остроумия — есть по сути метод перебора, который крайне неэффективен. Должен быть механизм правильного смыслообразования. Вероятно, имеет смысл разработать некий алгоритм, подобный алгоритму решения изобрета­тельских задач (АРИЗ), только с упором на применение остроумия для решения различных задач повседневности. Автору не удалось выявить подобный алгоритм.

Проецирование структуры остроумия, в упрощенном виде представляющее собой неожиданное соединение противоречивых сторон рассматриваемого объекта/проблемы, проявляет новый смысл данного объекта/проблемы и открывает иные пути к решению по­ставленной проблемы.

В третьем параграфе «Образ как фактор решения науч­ных задач» рассматривается способность остроумия представ­лять объект познания в наглядной, образной форме.

Воображение — мыслительный акт (ход, действие), в процес­се которого становится возможным образно представить себе (с раз­ной степенью ясности, отчетливости) практически любой предмет, любую ситуацию, в которых в данный момент возникает потреб­ность (Фарман). При создании нового образа используются «бук­вально все то, что запечатлелось в памяти человека от его прошлых восприятий и впечатлений и что он способен восстановить в виде сенсорных, эмоциональных, логических или рациональных пред­ставлений» (Дудецкий). Воображение называется «интеллектуальной интуицией», схватывающей целостность, опираясь при этом на ре­альные предпосылки. Оно содействует истине благодаря способно­сти объединять логическое и образное. Ассоциирующая сила вообра­жения проявляется в таких качествах как остроумие и игра слов.

Опора на образы облегчает и продуцирует не только творче­ство. Логическое мышление важно, но практика показывает, что без алогичных компонентов мышление нельзя признать творческим в полном понимании этого слова.

Немало философов активно прибегало к богатству художе­ственной образности и языка в своих работах для достижения ясно­сти, выразительности и наиболее сильного впечатления. Достаточно вспомнить Платона, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, С. Кьеркегора, кото­рые использовали литературные образы в полемике и своих работах.

Афористичное мышление по сути есть остроумие. Парадокс заключается в том, что краткие выразительные изречения способны сообщить человеку подчас много больше, чем ряд увесистых и объемных сочинений. Афористическое мышление, по мнению неко­торых авторов, могло бы стать тем самым мостиком, который связал бы понятийное мышление с эмоционально-чувственной сферой лич­ности. Ведь любой афоризм несет в себе как само знание, так и его переживание.

Рассмотрены мысленные эксперименты и парадоксы, где в образной и подчас комической форме излагаются некоторые научные проблемы, до сих пор не имеющие однозначного решения. Парадок­сы, сигнализируя о коренных противоречиях, вместе с этим ре­шительно продвигают науку вперед и именно тем, что приносят но­вые, еще более парадоксальные идеи. «Они побуждают предприни­мать дерзкие ходы, возводить необычные построения, предлагать не­вероятные методы и решения». Многие изобретатели отмечают, что самая первоначальная догадка возникает в виде расплывчатого обра­за, а не в словах или точных математических знаках.

Итак, выделяя важную роль образного мышления в научном творчестве, мы приходим к выводу, что противоречие, выраженное в образной форме, является той формой, которая лежит в основе про­дукта остроумия, что позволяет представить объект познания в об­разной форме и дает возможность целостного охвата объекта, уточ­няя исходную проблему и открывая новые пути решения. Остроумие всегда образно, наглядно, за счет чего облегчается понимание. Пред­ставляя стоящую перед нами проблему в образной, противоречивой форме, у нас появляется больше шансов к ее решению. И в этом — одна из гносеологических функций остроумия.

«Остроумие как модель структуры творчества представляет объект познания в образной форме, что дает возможность целостного охвата объекта, уточняет исходную проблему и открывает новые пути решения».

Заключение представляет собой краткое подведение итогов диссертационной работы, где сформулированы общие выводы, практические рекомендации и возможные направления дальнейшего исследования.

Основные результаты исследования, положения и выводы, содержащиеся в работе, отражены в следующих научных публикаци­ях автора:

Публикация в издании, рекомендованном ВАК Министерства образования РФ:

1. Иванов, М. Е. О деструктивных моментах комического (со­циальный аспект) / М. Е. Иванов // Вестник Чувашского университета. — 2008. — № 1. Гуманитарные науки. — С. 334–337. — (0,25 п.л. — лично ав­тором).

Публикации в других научных изданиях:

1. Иванов, М. Е. Введение в возможную теорию остроумия / М. Е. Иванов // Онтология и понимание : проблемы взаимоотношений: Материалы конференции. — Ч. 2. — Уфа : Изд-во Филиала МГОПУ им. М. А. Шолохова в г. Уфа, 2005. — С. 101–104. — (0,2 п.л. — лично автором).

2. Иванов, М. Е. Роль остроумия в научном творчестве / М. Е. Иванов // Фи­лософские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук : сборник статей Международной научной конференции : в 2 т. — Магнитогорск : МаГУ, 2006. — Т. 1. — С. 111–114. — (0,25 п.л. — лично автором).

3. Иванов, М. Е. Смысловые решения научных проблем / М. Е. Иванов // Нау­ка — Творчество — Образование : сборник научных трудов Между­народной теоретико-практической конференции, посвященной памя­ти доктора философских наук, профессора Г. Ф. Миронова. — Улья­новск : УлГТУ, 2009. — С. 216–219. — (0,2 п.л. — лично автором).

4. Иванов, М. Е. Остроумие как наглядный феномен повсед­невной практики / М. Е. Иванов // Принцип наглядности в познании : материалы межрегиональной научной конференции (к 80-летию со дня рожде­ния доктора философских наук, профессора Феизова Энвера Зиатди­новича) 16 мая 2008 года. Чебоксары : Изд-во Чуваш. университета, 2009. — С. 30-34. — (0,2 п.л. — лично автором).

Формат 60х84 1/16. Печать оперативная.

Гарнитура Times New Roman.

Усл. печ. л. 1,0. Тираж 110 экз.

Подписано в печать 12.11.09. Заказ № 37

Типография ГУП “ИД “Грани”

429955, Новочебоксарск, ул. Советская, 14а




[1]. Лук, А. Н. О чувстве юмора и остроумии / А. Н. Лук. — М. : Искусство, 1968. — 191 с.

[2]. Спиркин, А. Г. Философия : Учебник / А. Г. Спиркин. — М. : Гардарики, 2002. — 736 с.

[3]. История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли.— Т. 2. — М., 1964. — 836 с.

[4]. Фарман, И. П. Воображение в структуре познания / И. П. Фарман. — М. : ИФРАН, 1994. — 215 с.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.