WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Проблема взаимосвязи философии и искусства в идейном наследии русского символизма

На правах рукописи

Корнюхина Анна Васильевна

ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ ФИЛОСОФИИ И ИСКУССТВА В ИДЕЙНОМ НАСЛЕДИИ РУССКОГО СИМВОЛИЗМА

Специальность 09.00.03. история философии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Тверь - 2007

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории культуры

Тверского государственного университета.

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Губман Борис Львович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Ям Кинельм Ефимович

кандидат философских наук

Буланов Владимир Владимирович

Ведущая организация: Тверской Государственный

технический университет

Защита состоится «9» ноября 2007 года в 15 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета по философским наукам (К 212.263.05) в Тверском государственном университете по адресу: 170000, Тверь, ул. Желябова д.33

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул.Скорбященская, д.44а

Автореферат разослан «9» октября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С.П. Бельчевичен

кандидат философских наук, доцент

I Общая характеристика работы

Символизм – значимое литературно-философское явление в русской культуре Серебряного века. Одной из центральных проблем, которые можно обозначить в русском символизме является взаимосвязь философии и искусства. Всестороннее изучение символизма как литературно-философского направления позволит глубже понять художественное творчество отдельных его адептов, обратить внимание на философские истоки их литературных произведений и выявить их собственную философскую концепцию в рамках разработки теории «чистого искусства», которым в будущем им представлялся символизм.

Актуальность темы исследования. Восприятие символизма в большей части исследований советского периода как чисто литературного направления, представители которого отрешены от жизненных реалий, создает его односторонний образ. В последнее время символизм стал рассматриваться как литературно-философское направление, в границах которого оригинально решается вопрос о взаимосвязи философии и искусства. Анализ процесса взаимосвязи и взаимовлияния философии и искусства в русском символизме позволяет составить всестороннее представление о значимости философского наследия Платона, Иоахима Флорского, В.С.Соловьева, Ф.Ницше, А.Шопенгауэра и других философов для формирования творческих концепций таких представителей русского символизма, как Д.С.Мережковский, А.А.Блок, В.И.Иванов и др. Поскольку их художественные произведения представляли собой рефлексию относительно определенных социокультурных и политических реалий, они имеют большое значение для описания полной картины культурной панорамы Серебряного века.

Одной из основных философских идей, разрабатываемых символистами, была идея «теургии» как процесса создания новой социокультурной реальности средствами художественного творчества. Проблема борьбы «дионисийского» и «апполонического» начал, поставленная вслед за Ницше русскими символистами, позволяет обратить внимание на взаимосвязь рациональных и иррациональных начал в культуре, что ставит изучаемую проблему в ряд наиболее актуальных для восприятия современной социокультурной ситуации.

Теоретический анализ проблемы взаимосвязи философии и искусства позволяет глубже понять ценностные основания и специфику русской философской традиции начала ХХ века. Мозаичное и игровое сознание современности, так или иначе, порождает вопрос о возможности обретения ценностных установок, способных служить смысловыми ориентирами жизнедеятельности человека. Различные варианты подхода к нему, сложившиеся в русской философии и литературе конца ХIХ - начала ХХ вв., обладают значимостью и сегодня. Они важны для разработки позитивного взгляда на перспективы развития общества и культуры на Западе и в современной России на посткоммунистическом витке ее развития.

Диссертационное исследование имеет педагогическое значение для формирования национально-ценностного компонента сознания студентов высшей школы. Его выводы могут найти применение в преподавании целого ряда социально-гуманитарных наук, таких как история философии, социальная философия, культурология и др.

Степень разработанности проблемы

Русскому символизму и Серебряному веку в целом посвящен огромный объем литературы. Однако большинство из этих научных трудов носят литературоведческий характер, и философским аспектам данного течения уделялось пока недостаточное внимание. Сама проблема в том виде, в котором она рассматривается в контексте настоящего исследования, до сих пор широко не освещалась и остается открытой.

В дореволюционных исследованиях и работах, относящихся к более позднему периоду, наблюдается большой интерес к символизму и культуре Серебряного века в целом, инициированный во многом самими непосредственными участниками литературного процесса, такими писателями и критиками, как А.Крайний (З.Гиппиус), В.Я.Брюсов, Г.И.Чулков, Ф.А.Степун, Г.А.Адамович, В.Ф.Ходасевич, А.Белый, Эллис и др.[1] Вопросу о взаимосвязи философии и искусства в творчестве символистов уделяли определенное внимание и такие философы, как В.В.Розанов, П.А.Флоренский, И.А.Ильин, Н.А.Бердяев и др[2]. Также в этой связи следует назвать общие работы В.В.Зеньковского, Н.О.Лосского, С.А.Левицкого[3], посвященные истории русской философии и написанные уже в эмиграции. Наиболее обстоятельной следует здесь признать серию работ А.Белого, которого с полным правом можно отнести как к литераторам, так и к философам, сделавшим очень много для философского обоснования русского символизма, и, в частности, рассмотрения вопроса взаимосвязи философии и искусства.[4]



В советскую эпоху проблематика символизма как литературно-философского направления, а также аспекты взаимосвязи искусства и философии начала ХХ века, в силу идеологических причин, рассматривались в основном в литературоведческом плане, и исследованием философии творчества отдельных представителей символизма занимались в основном литературоведы, а не философы. Среди наиболее масштабных работ, посвященных не только символизму в целом, но и творческому и жизненному пути А.А.Блока, можно назвать труды таких ученых как З.Г.Минц, И.М.Машбиц-Веров, В.Н.Орлов и П.А. Громов.[5] Что же касается Д.С.Мережковского и В.И.Иванова, то в советскую эпоху отдельных работ, отражающих их творчество, издано не было, они упоминались как представители символизма в обобщающих трудах крупнейших специалистов по русской литературе начала ХХ века таких, например, как З.Г.Минц и М.И.Машбиц-Веров. Фактически единственным советским философом, который уделил внимание проблеме русского символизма в целом, был В.Ф.Асмус, и частично этот период затронул Ю.В.Давыдов, сюда же можно отнести и труды В.А.Кувакина.[6]

В постсоветских исследованиях наблюдается растущий интерес к данному периоду русской культуры, что связано с открытием архивов и возвращением забытых имен. Конкретно русский символизм, а так же творчество отдельных его представителей стали предметом изучения многих отечественных и зарубежных авторов, которые проанализировали отдельные аспекты взаимосвязи философии и искусства в творчестве приверженцев этого литературно-философского направления. В этот период символизм привлекает внимание не только литературоведов, но также культурологов и философов. В этой связи наметилась определенная близость концепций взаимосвязи философии и искусства таких отечественных и зарубежных исследователей, как А.Пайман, А.Ханзена-Леве, Н.А.Богомолов, Е.В.Ермилова, И.Г.Минералова, Л.А.Колобаева, Н.И.Неженец, В.В.Сербиненко и др.[7] Следует отметить, что, не смотря на то, что многие из этих ученых являются филологами, их труды можно рассматривать как пограничные между различными науками: литературоведением, культурологией и философией. Особенно этим отличаются труды Е.М.Эткинда и А.М.Эткинда.[8]

Отдельные научные труды посвящены представителям символизма, на творчестве которых основано написание диссертации – А.А.Блока, Д.С.Мережковского и В.И.Иванова. В России периода нескольких лет после Октябрьской революции появился целый комплекс литературы, посвященный в частности творческому наследию А.А.Блока, особенный всплеск наблюдается после 1921 года, то есть после смерти поэта. В трудах таких литературоведов как В.Н.Жирмунский, В.Н.Княжнин, Б.М.Энгельгардт, А.Л.Слонимский проводится анализ некоторых аспектов биографии и литературного творчества А.А.Блока, включающий ценностные оценки его этими авторами. Отношение к А.А.Блоку как философу-литератору, с собственной философией творчества в этих работах прослеживается минимально.[9] Сюда же следует отнести два сборника статей, рассматривающих те же вопросы.[10] Стоит также упомянуть статьи, посвященные творчеству А.А.Блока, написанные непосредственно его современниками-философами, одной из самых примечательных является статья П.А.Флоренского, а также статьи тех же Д.С.Мережковского и В.И.Иванова, относящиеся к поэтическому и прозаическому наследию А.А.Блока.[11] В постсоветской литературе особенный интерес представляют работы исследователя творчества А.А.Блока и Серебряного века в целом С.Л.Слободнюка.[12]

Д.С.Мережковский и В.И.Иванов были значимыми фигурами в литературной жизни начала ХХ века, поэтому о них часто писали те же современники, которые посвящали свои труды А.А.Блоку, но в советское время отдельных работ, освещавших их творчество не было. Уже в постсоветский период появилось большое количество литературоведческих работ, в которых исследуется творчество этих представителей символизма. В этом отношении можно назвать труды Г.А.Степановой, М.Цимборски-Лебоды, С.П.Пургина и И.О.Масленникова[13] касательно В.И.Иванова. Д.С.Мережковскому также посвящен ряд работ Ю.В.Зобнина, Я.В.Сарычева, О.В.Дефье, В.В.Стебляк, Л.Н.Флоровой и С.П.Бельчевичена, П.П.Гайденко и других.[14]

В зарубежной историографии нужно указать на труды П.Давидсон, М.Вачтеля, Б.Г.Розенталь и других.[15]

Таким образом, тема взаимосвязи философии и искусства в русском символизме не получила пока достаточной теоретической разработки. Это, а также практическая значимость данной проблемы, обусловили выбор темы исследования, объектом которого является русский символизм как литературно-философское направление, а предметом взаимосвязь философии и искусства в творческом наследии представителей русского символизма.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является историко-философский анализ проблемы взаимосвязи философии и искусства в идейном наследии русского символизма. Для осуществления данной цели необходимо решить ряд задач:





- рассмотреть трактовку феномена искусства в литературном наследии русского символизма;

- раскрыть интерпретацию взаимосвязи художественного творчества и философии;

- выявить особенности трактовки искусства как способа отражения внутреннего мира человека;

- показать взаимосвязь философии и искусства в художественном творчестве Д.С.Мережковского;

- раскрыть содержание концепции единения искусства и философии в свете революционного преобразования культуры, созданной А.А.Блоком;

- проанализировать видение единства философии и искусства в мировоззрении В.И.Иванова;

Основными источниками исследования являются художественные и публицистические произведения трех авторов: Д.С.Мережковского, А.А.Блока и В.И.Иванова. Исходя из цели диссертации, основными источниками изучения наследия Д.С.Мережковского можно назвать: сборники статей «Не мир, но меч», «Больная Россия», «В тихом омуте», «Вечные спутники», в частности «Пушкин», а также статью «Старый вопрос по поводу нового таланта» и программную для платформы символизма работу «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы», равно как и его художественные произведения. У А.А. Блока это статьи: «О современном состоянии русского символизма», «Крушение гуманизма», «Искусство и революция», «Интеллигенция и революция», «Стихия и культура», «Душа писателя» и другие. Для В.И.Иванова это сборники статей: «По звездам», «Борозды и межи», а также «Кризис индивидуализма» и «Мысли о символизме».

Также к источникам следует отнести произведения философов и литераторов, оказавших влияние на творчество этих трех представителей русского символизма: Ф.Ницше, А.Шопенгауэра, Г.Ибсена, В.С.Соловьева, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого. Помимо теоретических философских работ были использованы источники личного происхождения, помогающие воссоздать атмосферу, в которой развивался символизм и взгляды его представителей: воспоминания дочери В.И.Иванова Лидии и его сына Дмитрия, воспоминания коллег-литераторов Г.И.Чулкова, Г.И.Иванова, А.Белого, З.Н.Гиппиус, Эллиса, М.А.Бекетовой, С.М.Алянского и других.

Методологические основы исследования определяются целью и задачами диссертации, спецификой предмета исследования. Ведущим был герменевтический подход к изучению материала. В процессе работы использовались так же структурный, сравнительно-исторический, генетический и другие методы исследования.

Структура диссертации и ее основное содержание. Работа со­стоит из введения, двух глав, заключения и библиографии. Общий объем диссертации - 163 страниц.

Во «Введении» обосновывается актуальность темы ис­следования, рассматривается степень научной разработанности постав­ленной проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы, раскрывается методологическая основа диссертации, а также ее на­учная новизна и положения, выносимые на защиту.

Глава I - «Феномен искусства в интерпретации русского символизма» предлагает обобщающий типологический анализ постановки проблемы искусства как квинтэссенции культурного творчества и исходного пункта философской рефлексии в наследии русского символизма.

Первый параграф «Взаимосвязь художественного творчества и философии как проблема русского символизма» посвящен вопросу об интерпретации взаимосвязи философии и искусства ведущими представителями этого направления.

Второй параграф «Искусство как способ символического выражения мира человека» выявляет специфику трактовки искусства как способа раскрытия ситуации человека в универсуме средствами символического воображения в философии символистов.

Глава II - «Искусство как источник философского творчества в мировоззренческой программе русского символизма» отражает восприятие искусства как отправной точки в философии творчества Д.С.Мережковского, А.А.Блока и В.И.Иванова.

Первый параграф «Художественная практика и философия в мировоззрении Д.С.Мережковского» раскрывает взаимосвязь философии и искусства в творческом наследии Д.С.Мережковского.

Второй параграф «А.А.Блок: искусство и философия в свете задачи революционного преобразования культуры» дает возможность раскрыть содержание концепции единения искусства и философии в свете революционного преобразования культуры, созданной А.А.Блоком.

В третьем параграфе «Единство философии и искусства в творчестве В.И.Иванова» анализируется видение слияния философии и искусства в мировоззрении В.И.Иванова.

В «Заключении» подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы его основные выводы.

II НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна исследования заключается в следующих положе­ниях:

- в свете историко-философского анализа решения проблемы взаимосвязи философии и искусства в наследии представителей русского символизма показано, что онтологические, гносеологические, аксиологические и культурфилософские построения теоретиков этого направления определяются в свете рефлексивного осмысления художественного творчества;

- раскрыто символистское понимание феномена искусства как основания философской рефлексии, позволяющей не только воспроизвести ситуацию человека в мире, но и направлять его культуросозидающее творчество.

- выявлены историко-философские основания, определившие воззрения русских символистов на вопрос о взаимосвязи философии и искусства и, в первую очередь, идей немецкой классической философии, романтизма, Ф.Ницше, А.Шопенгауэра и философии Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и В.С. Соловьева;

- предложено комплексное рассмотрение философских учений и литературных направлений, оказавших влияние на трактовку проблемы взаимосвязи философии и искусства в мировоззренческих исканиях Д.С.Мережковского, А.А.Блока и В.И.Иванова;

- проанализированы взгляды Д.С.Мережковского на искусство как процесс жизнетворчества;

- проанализирована литературно-философская позиция А.А.Блока в отношении творческого процесса и радикального обновления общественной жизни и культуры;

- показаны религиозные и философские установки мировоззренческой платформы В.И.Иванова, оказавшие влияние на формирование его концепции творчества и постановку задачи создания «нового искусства».

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Русский символизм как одно из самых значимых литературно-философских направлений рубежа ХIХ-ХХ веков предложил весьма содержательную концепцию взаимосвязи искусства и философии, в свете которой и следует понимать развиваемые его представителями онтологические, гносеологические, аксиологические и культурфилософские идеи. Он возник и развивался на стыке религиозной философии и западноевропейского эстетизма, синтезируя теоретическое наследие, прежде всего, немецкой классической философии, романтизма, Ф.Ницше, А.Шопенгауэра и философии Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и В.С. Соловьева. Учитывая специфику русских символистов как философствующих литераторов, можно говорить о возникновении особой трактовки ими феномена искусства. Причем оно определяется каждым из них сообразно с особенностями понимания ими сущности философии творчества, и в первую очередь ее призвания – обеспечить концептуальную базу для формирования нового человека и нового искусства. Это проявляется во всех аспектах наследия символистов. Творчество здесь выступает источником философской рефлексии, сопряженной с отображением реальности и созданием собственного мира в рамках утверждения теургической идеи.

Художественный синтез символизма, то есть взаимосвязь художественного творчества и философии, по своей природе выходит за рамки литературного направления. Это приводит к осмыслению большего круга вопросов в рамках искусства как такового. Здесь подразумеваются и культурно-политические реалии и разнообразные религиозные искания, которыми характеризовался Серебряный век. Знакомые с обширным наследием мировой философии символисты, не смотря на увлечение некоторыми концепциями и попытки построения собственных философско-мировоззренческих конструкций, были, прежде всего, литераторами. Все воспринятые ими философские взгляды от античности до немецкой классической философии, а также русской философской традиции были сфокусированы на создании собственной философии творчества. Их художественные произведения были основным доступным им средством воплощения своих воззрений.

Поэтому взаимосвязь художественного творчества и философии выступает основной проблемой в русском символизме. Д.С.Мережковский пользовался различными жанрами (стихи, художественная проза, публицистика, религиозно-философская проза), чтобы изложить свою концепцию творчества, носившую в разные периоды его жизни определенную социально-философскую окраску. Для А.А.Блока выразителями его взглядов являлись, прежде всего, стихи, драматургия, а уже затем публицистические статьи. В.И.Иванов подчинил построению своей философской системы все аспекты своего художественного творчества.

Таким образом, одно из базовых понятий «искусство» трактуется каждым из них сообразно с создаваемой ими философией творчества. Творчество выступает своеобразным источником философской рефлексии, сопряженной с отображением реальности и созданием собственного мира в рамках утверждения теургической идеи. Необходимо отметить, что эта «новая философия», призванная стать основой концепций жизнетворчества и мифотворчества в художественном наследии символистов брала свое начало во взглядах многих философов и литераторов, начиная от античности и средневековья вплоть до немецкой классической философии и взглядов В.С.Соловьева. Символисты анализировали философскую традицию предшествовавших периодов, отбирали идеи, которые соответствовали их собственной творческой направленности в сочетании с социокультурными реалиями и создавали свою философию творчества, носившую подчас эклектичный характер.

Одним из важнейших связующих звеньев философской традиции с символизмом становится тот факт, что многие из философов уделяли пристальное внимание раскрытию понятия «символа», которое для нового литературно-философского направления является базовым. Начиная от неоплатоников, где символ мыслился как совпадение явления и сущности, к средневековой христианской философии, где проявляются два аспекта рассмотрения символа как субстанциональной основы сущего и как определяющей категории гносеологии познания. Но уже в эпоху Возрождения символ становится преимущественно эстетической категорией, что впоследствии переходит и в немецкую классическую философию (И.Кант), а на нее во многом опирались в создании своей творческой концепции символисты. В частности, на В.И.Иванова оказал значительное влияние Шеллинг, рассматривавший символ как синтез схематизма и аллегории. Еще одним источником философских идей для русских символистов было творчество А.Шопенгауэра, чье представление мира посредством искусства делало основополагающим стремление к чистому искусству, которое провозглашалось единственной реальностью. К созданию такого искусства и новой реальности стремились и символисты, провозглашая себя демиургами-творцами. Но особенно остро символистами были прочувствованы воззрения Ф.Ницше, фактически именно в его философии прочно укоренился и европейский, а вслед за ним и русский символизм, где творческий мир грез являет собой аполлоническое начало, а творческий мир опьянения – дионисийское. Эти его взгляды были восприняты и отражены в художественном и публицистическом наследии и В.И.Иванова, и Д.С.Мережковского, а труд Ницше «Рождение трагедии из духа музыки» особенно повлиял на поэзию А.А.Блока, который в своей концепции творчества на первый план выводил музыку и поэзию. Чрезвычайную важность музыки для формирования гармоничного искусства подчеркивал и В.И.Иванов, видевший в ней наивысшее проявление креативной способности человека.

В целом в творчестве символистов можно найти мысли, которые отражают практически все новые веяния, возникавшие в современном им искусстве и некоторые истоки направлений последующих периодов. Это свидетельствует о том, что символизм действительно стремился стать не просто одним из литературных направлений, в виде которого изначально сформировался, а новой жизненной и творческой философией для своих последователей. Символисты были вовлечены в построение новой концепции жизни, создание собственной философии и, поскольку все они первостепенно были литераторами, а уже потом философами, эта направленность находила отражение в их художественном творчестве. Каждый из представителей символизма воплощал философию посредством той формы, которой он лучше всего владел: художественная проза, стихи, эссеистика, публицистика и т.д. Отсюда берут начало представления символистов о масштабном мифотворчестве и жизнетворчестве, ярым проповедником которых выступал В.И.Иванов.

2. Искусство предстает в произведениях русских символистов как наиболее адекватный способ символического выражения мира человека. Философия творчества, созданная символистами, ориентирована на постижение способа существования человека в универсуме культуры, где искусство является наиболее аутентичным его выражением. В искусстве присутствует, по их убеждению, органический синтез философии, литературы, религии, политики и иных проявлений культурного бытия человека. В художественном произведении запечатлевается глубоко личностное постижение мир культуры. Оно становится способом выражения внутреннего мира творческого человека посредством его художественных произведений, создание которых предполагает работу символического воображения. В художественных произведениях символистов реализуется игра с символами, созидающими собственную внутреннюю вселенную человека. В рамках философии творчества символизма возникает особенный мир, творцом-демиургом которого выступает автор художественного произведения.

Творчество символистов как рефлексия внутреннего мира человека отображает и сопряженные с ним социокультурные реалии. Здесь они опирались на мысль В.С.Соловьева о том, что в синтез должны быть вовлечены не только сфера творчества, но и явления жизни, философское и научное их познание. Символисты не должны замыкаться на своем внутреннем мире, напротив, творимая ими реальность должна проникать во внешний мир, и это процесс обязательно должен был быть двусторонним.

Ближе всего к внутреннему миру человека и в особенности творческого располагаются религия и философия, которые находят отражение в искусстве. Д.С.Мережковский в процессе своего жизнетворчества стремился к новой религии, В.И.Иванов к новой мифологии, чтобы создать гармоничное «Царство духа» или «чистое искусство». И здесь мощное воздействие на преобразование как внутренней, так и внешней реальности оказывает слово-символ как могучее средство изменения человека и всего сущего, ибо символисты понимают художественное слово как инструмент воздействия на физический мир. Отсюда вырастает необходимость в создании специфического языка, который способен отражать восприятие реальности в художественном творчестве, о чем говорили В.И.Иванов и А.А.Блок.

Если в европейской культуре символизм диктовал своим последователям не только творческие принципы, но и определенный стиль жизни, то в России, это был не только внешний стиль поведения, манера одеваться и т.д., а скорее попытка гармоничного сочетания жизненной философии с философией творчества в пространстве внутреннего мира человеческой души и окружающей его реальности.

Таким образом, специфическая философия творчества каждого отдельного представителя символизма представляет собой своеобразную линию существования человека в универсуме культуры, а искусство в культуре является первичным для творческого индивида. Отсюда возникает неповторимая, характерная для каждого из символистов игра с языковыми средствами, формами литературы и символами, посредством чего человек создает свой собственный мир.

Остро осознавая кризис постренессансной гуманистической культуры, символисты искали специфически русские средства его преодоления. Они видели их в восприятии мира как целостности. Это находит отражение в их произведениях. Критика человека массы – «желтолицего позитивизма» остро представлена в публицистике Д.С.Мережковского. А.А.Блок указывает на появление массового общества и культуры, как следствие стандартизации жизнедеятельности личности, лишение человека творческого потенциала. А В.И.Иванов говорит о неадекватности прежних внутренних форм человеческого самосознания для сплочения личностей как носителей духовного начала на основе всеохватывающего вселенского содержания. В среде символистов рождается такое явление как «мистистический анархизм», имеющий характер социальной утопии, провозглашаемой как антитеза существующему. Он характерен для процесса формирования символизма. В.И.Иванов первоначально воспринял и попытался обосновать его программу, исходя из понятий «мистицизма» и «Эроса», но затем отмежевался от нее. А.А.Блок был назван в прессе последователем мистического анархизма, что сам яро отрицал. Д.С.Мережковский, не разделявший этих идей, откликнулся на появление подобного течения разгромной статьей, где называл его «мистическим хулиганством». При всей нежизнеспособности программы «мистического анархизма», она была симптоматична как попытка создания стратегии преодоления кризиса гуманистической культуры.

3. В художественном творчестве Д.С.Мережковского современники отмечали определенный схематизм. Его произведения отличались четкой структурой, в них происходило проигрывание в образах философских конструкций, в результате чего создавались определенные мифологемы, которые переходили затем вновь из сферы художественной реальности в философскую. Подобный тип художественного конструирования реальности специфичен и для творчества некоторых европейских литераторов-мыслителей, таких как Ж.-П.Сартр, А.Камю, Г.Гессе. Художественная проза Д.С.Мережковского, и, прежде всего, его романы, являются своеобразной иллюстрацией, транскрибированием в художественную сферу философско-исторических конструкций этого автора. Это подчас, как подчеркивал Н.А. Бердяев, в определенной мере снижает художественную ценность его прозы, но служит для утверждения этим автором собственного философского мировоззрения.

Философские взгляды Д.С.Мережковского выражались не в специальных философских трудах, а в его художественном творчестве, которое строилось на обилии антиномий. Одними из них является борьба между религией смерти, которую олицетворяло традиционное христианство и религией жизни и культуры, воплощенной в наследии Ренессанса. С точки зрения Д.С.Мережковского традиционное христианство с его аскетизмом, утверждая Бога, отрицало жизнь и культуру, а предлагаемое им в художественной прозе «новое язычество» ратует за культурные ценности, однако отрицает Бога. Из чего вытекает борьба религии духа с религией плоти, и в обстановке таких противостояний вырастает необходимость синтеза. Однако, кроме констатации исторических предпосылок становления и описаний будущего «Царства Духа», кроме попыток собственным жизненным примером создать новую религию (его мистические опыты, проводимые совместно с З.Н.Гиппиус, В.В.Розановым и Д.В.Философовым), Д.С.Мережковский не создал четкой философской концепции. Отсюда и его постоянные метания в сочувствии различным политическим движениям в реальной жизни (от монархизма до левых взглядов, а затем и к крайнему антибольшевизму, что привело к эмиграции), нашедшие отражение в его публицистике. Творчество Д.С.Мережковского периода эмиграции, по словам многих современников, носит печать некоторой «истерии», как следствия провозглашения им себя великим философом и пророком, когда его учение окончательно оформилось. Его христианство Третьего завета рисует вселенную как систему взаимосвязанных идей, отраженных в индивидуальных и материальных символах, где Христос предстает не конкретной личностью, а некоей абстракцией. Не смотря на все это, важность религиозно-философских взглядов Д.С.Мережковского для формировании символизма неоспорима.

4.А.А.Блок из всех представителей символизма был ярко выраженным поэтом, о чем говорил и В.И.Иванов, и в меньшей степени философом. В его художественном творчестве был создан своеобразный альянс искусства и философии как средства преобразования культуры и мира. Его органичная концепция, основанная на рефлексии воспринимаемых им идей различных философов, ограничивалась рамками художественной публицистики и основная трансформация идей, жизни, а также попытка создания собственной творческой реальности, находили воплощение в конкретных художественных образах, основной формой для выражения которых были стихи. А.А.Блок стремился к изменению мира художественными средствами, что сам называл «революцией духа». Причем, чтобы трансформировать уже существующий мир ему требовалось создать свой собственный, т.к. одной из основополагающих идей его творческой философии являлась идея теургии.

Восприятие себя как демиурга в эстетике символизма было свойственно не только А.А.Блоку, но он полагал свое творчество воплощением творения реальности, подчиненным силам вдохновения. Влияние на его философские взгляды трудов тех философов, которые он изучал, носило спонтанный характер, ибо для него отражение внутреннего мира и проекция его на социокультурную реальность в процессе творчества были превыше всего. Он фактически делает своими религиозные и философские мифы начала ХХ века и пересоздает их в процессе творения собственной вселенной. Он более всех был практиком в создании того мира, где должно было царить «чистое искусство», в отличие от Д.С.Мережковского, который разрабатывал схемы создания реальности, и от В.И.Иванова, который творил мифологию, которая должна была обеспечить обоснование получаемых результатов.

А.А.Блок совершает восхождение как человек, по терминологии В.И.Иванова, но нисхождение его происходит уже как поэта. Если обратиться к творческому наследию А.А.Блока, то три тома его лирики посвящены разным философским сюжетам: первый отмечен влиянием В.С.Соловьева и преобладанием мистического символа Прекрасной Дамы; второй, «Снежная маска», более земной, где основными образами становятся Незнакомка и Цыганка, и третий посвящен России. Таким образом, можно обнаружить соответствие структурным компонентам творимой реальности в жизнетворчестве А.А.Блока, где Прекрасная Дама соотносится с духовностью, Незнакомка с телом, а Россия с душой. Следует отметить, что именно сильное национальное чувство как черта отличает русский символизм от его западного варианта.

А.А.Блок наиболее близко воспринял идеи младосимволистов о том, что художник – это не только творец образов, но и демиург, создающий миры. Новое искусство по своей сути религиозно, оно теургия, с его помощью можно изменять ход событий истории, уйти от эсхатологических мыслей. Он попытался в практике своего художественного творчества воплотить идею создания и преображения мира, но его нисхождение в мир революционных событий было настолько стремительным, что, по сути, поэт разбился, оказавшись в еще не преображенной реальности.

5. В.И.Иванова в отличие от А.А.Блока и Д.С.Мережковского можно назвать настоящим литератором-философом, все художественное творчество которого было подчинено определенным идеям и воплощало его строгую философскую концепцию творчества и преобразования окружающей реальности. Именно произведения В.И.Иванова ставят во главу угла проблемы, которые стали наиболее значимыми в формировании символизма как «чистого искусства»: необходимости нового литературного языка и форм, проблемы мифотворчества и жизнетворчества, проблема синтеза аполлоновского и дионисийского начал для создания гармоничной философии, с целью воплощения ее в жизнь. Философия творчества В.И.Иванова основана на его обширной эрудиции и аналитическом складе ума. Большое влияние на него оказала античная мифология и ницшеанский «дух Диониса» как первопринцип творческой энергии, соединяющий культуру и человека в органическое единство. Благодаря своей склонности к мистицизму, он выступал неким хранителем тайного знания, на основе которого вырастала теургия. Как демиург-творец В.И.Иванов предпринял попытку создания художественной мифологии, которая являлась одновременно и ключом к построению полноценной художественной практики и к трансформации общества и культуры.

Он стремился к преобразованию мира, который был закосневшим и проникнут индивидуализмом, вся его жизнь и творчество подчинялись идее изменения реальности не посредством творчества, а всем своим существом, которое должно обрести состояние максимально приближенное к гармонии. В каждом поэте и писателе он видел, прежде всего, черты «нового человека», провозвестника «нового Адама», пришествия которого, как и откровения Духа, он ждал. Исток коллективного творчества, в процессе которого происходит становление идеи, В.И.Иванов видел в единстве поэзии и любви, где поэзия выступает причиной перехода небытия в бытие. Посредником между божественным и человеческим является творческий демон «Эрос», который помогает восстановить утраченную гармонию расторгнутых мужского и женского начал, творческой и жизненной философии. В своих статьях В.И.Иванов выступает провозвестником «нового религиозного сознания», а полемика, вызванная ими подтолкнула символизм к трансформации из литературного явления в культурфилософское, где границы творчества расширялись и последнее преображалось в мистерию.

Проза В.И.Иванова содержит поэтическую и философскую рефлексию, не может быть однозначно определена, поскольку ее автор обладал огромным объемом культурного видения. Описывая кризис индивидуализма, он ищет пути его преодоления, и видит этот путь в соборности, устанавливая связь между символизмом и религиозно ориентированной философией. В своем художественном наследии В.И.Иванов излагает утопическую идею преображения мира культурой, а современный художник должен стать участником мистического делания. В этом процессе не существует разделения «земного» и «небесного», так как искусство призывает своих последователей к осуществлению реального воплощения религиозной идеи.

Различая идеалистический и реалистический символизм, В.И.Иванов находит в первом поиск особого душевного состояния и воплощения его в некий символ. А реалистический символизм под девизом «a realibus ad realiora» стремится от видимости предмета к его потаенной внутри и более сокровенной реальности.

Образ Диониса стал одним из главных в философии В.И.Иванова, где так же прослеживается синтез ницшевского сопоставления христианства и античных мистерий и учения В.С.Соловьева о Богочеловечестве. В.И.Иванов синтезирует религиозный миф, где образ Диониса предстает в виде воплощения свободы творчества. В творчестве В.И.Иванова можно увидеть попытку создания глобальной мифологии как основания для философского осмысления, стимулирующего художественное творчество и всеобъемлющую культурфилософскую рефлексию, призванную показать единство русской и европейской культуры.

III. ИСТОРИКО-НАУЧНАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ.

Научно-практическая значимость исследования. Работа представляет собою историко-философский анализ концепции взаимосвязи философии и искусства в наследии русского символизма. Этот вопрос не был до настоящего времени достаточно проработан в историко-философской литературе. В силу этого обстоятельства, выводы данного диссертационного исследования имеют научно-практическое значение для обсуждения проблемы о воздействии творческой концепции автора на окружающую его действительность и формирования творческим человеком собственной реальности, сопряженной с процессами мифотворчества и жизнетворчества. Теоретические выводы диссертационной работы могут найти применение в практике преподавания истории философии, культурологии и ряда других вузовских курсов.

Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в 4 публикациях автора. Они были доложены на двух конференциях – на Всероссийской (с международным участием) научной конференции молодых исследователей, посвященной 35-летию Тверского Государственного Университета «Границы в пространстве прошлого: социальный культурные идейные аспекты» (Тверь, 2006г.) и на одноименной конференции 2007 года.

Публикации:

1. Корнюхина А.В. Мистический анархизм как стадия формирования русского символизма// Вестник Московского Государственного областного университета. Вып. 3. Серия «Философские науки», №2. М., 2006. С. 176-181.

2. Корнюхина А.В. Тема одиночества и трагедии в творчестве Федора Достоевского и Фридриха Ницше в трактовке Льва Шестова и Вячеслава Иванова // Культура и рациональность: Сб. науч. трудов. – Тверь.: Твер.гос.ун-т., 2006. С. 120-130.

3. Корнюхина А.В. Идейная взаимосвязь Ф.Ницше, Ф.Достоевского, Вяч.Иванова и Л.Шестова в понятиях «трагедия» и «одиночество»// Границы в пространстве прошлого: социальные, культурные, идейные аспекты. Сборник статей участников Всероссийской (с международным участием) научной конеренции молодых исследователей, посвященной 35-летию Тверского Государственного университета Тверь 23-26 апреля 2006г. Т.1. Тверь 2007. С. 101-106.

4. Корнюхина А.В.Эзотерические мотивы в философии творчества А.Блока// Вестник Тверского Государственного университета. Серия «Философия» Вып.1. Тверь, 2007. С. 104-115.


[1] См.: Антон Крайний Литературный дневник. М., 2000.;Брюсов В.Я. Русские символисты//Собрание сочинений в 8т. Т.6. М., 1975.; Чулков Г.И. Годы странствий. М., 1999.; Степун Ф.А. Бывшее и несбывшееся. М., СПб., 1995; Он же. Портреты. М., 1999.; Адамович Г.А. Одиночество и свобода. М., 1996.; Ходасевич В.Ф. Некрополь. М., 2001.; Белый А. На рубеже двух столетий. М., 1989.; Он же Начало века. М., 1990; Он же Между двух революций. М., 1990; Эллис (Кобылинский Л.А.) Русские символисты. Томск, 1998.

[2] См.: Розанов В.В. Декаденты// Мысли о литературе. М., 1989.; Ильин И.А.Одинокий художник, Искусство и вкус толпы; Талант и творческое созерцание// Одинокий художник: Статьи, речи, лекции. М., 1993.; Флоренский П.А. Иконостас: Избранные труды по искусству. СПб., 1993.; Бердяев Н.А. Самосознание: опыт философской автобиографии. М., 1991.

[3] См.: Зеньковский В.В. История русской философии: В 2-х Т. Л.,1991. Т.2, Ч.2.; Лосский Н.О. История русской философии. М.,1991; Левицкий С.А. Очерки по истории русской философской и общественной мысли: В 2-х Т. М, 1996.Т.2.

[4] Белый А.Душа самосознающая. М., 1999.; Он же. Символизм и философия культуры; Символизм и творчество// Символизм как миропонимание. М., 1994.

[5] См.: Минц З.Г. Поэтика русского символизма. СПб., 2004.; Машбиц-Веров И.М. Русский символизм и путь А.Блока. Куйбышев, 1969.; Орлов В.Н. Гамаюн: Жизнь Александра Блока. Л., 1978.; Громов П. А.Блок. Его предшественники и современники. Л., 1986.

[6] См.: Асмус В.Ф. Философия и эстетика русского символизма//Избранные философские труды. Т.1. М., 1969.; Давыдов Ю.Н. Бегство от свободы: Философское мифотворчество и литературный авангард. М., 1978.; Кувакин В.А. Личная метафизика надежды и удивления: Записки о неизвестности, человеческом и нечеловеческом, о вероятной и невероятной России. М., 1993.; Кувакин В.А. Твой рай и ад: Человечность и бесчеловечность человека. СПб., 1998.

[7] См.: Пайман А. История русского символизма. М., 1998.; Ханзен-Леве А. Русский символизм: Система поэтических мотивов. Ранний символизм. СПб., 1999.; Богомолов Н.А. Русская литература первой трети ХХ века. Портреты. Проблемы. Разыскания. Томск, 1999.; Он же Русская литература начала ХХ века и оккультизм. М., 2000.; Ермилова Е.В. Теория и образный мир русского символизма. М., 1989.; Минералова И.Г. Русская литература Серебряного века: Поэтика символизма. М., 2004.;Колобаева Л.А. Русский символизм. М., 2000; Неженец Н.И. Русские символисты. М., 1992.; Сербиненко В.В. Русская философия. М., 2006.

[8] См.: Эткинд Е.М. Там, внутри: О русской поэзии ХХ века. СПб., 1997; Эткинд А.М. Содом и психея: Очерки интеллектуальной истории Серебряного века. М., 1996.; Он же Эрос невозможного: История психоанализа в России. М., 1994.; Он же Хлыст: Секты, литература и революция. М., 1998.

[9] См.: Жирмунский В.М....Поэзия Александра Блока. Пб., 1922.; Княжнин В.Н. Александр Александрович Блок. Пб., 1922.; Энгельгардт Б.М. В пути погибший. Очерк творчества Александра Блока. М., 1921.

[10] См.: Александр Блок и Россия. М.-Пг., 1923.; Об Александре Блоке. Пб., 1921.

[11] См.: Петроградский священник О Блоке// Павел Флоренский и символисты. М., 2004; Иванов В.И. Кручи//Родное и вселенское. М., 1994.; Мережковский Д.С. Балаган и трагедия// Акрополь: литературно-критические статьи. М., 1991.

[12] См.: Слободнюк С.Л. Соловьиный Ад: трилогия вочеловечения Александра Блока: онтология небытия. СПб., 2002.; Он же «Дьяволы» «серебряного» века: (Древний гностицизм и русская литература 1890-1930годы). СПб., 1998.

[13] См.: Степанова Г.А. Идея «соборного театра» в поэтической философии Вячеслава Иванова. М., 2005.; Цимборска-Лебода М. Эрос в творчестве Вячеслава Иванова: На пути к философии любви. М., Томск, 2004.; Пургин С.П. Философия в круге Слова: Вячеслав Иванов. Екатеринбург, 1997.; Масленников И.О. Философия культуры Вячеслава Иванова: конспект лекций. Тверь, 1999.

[14] См.: Зобнин Ю.В.Жизнь и деяния Дмитрия Мережковского. СПб., 2004.; Сарычев Я.В. Религия Дмитрия Мережковского. «Неохристианская» доктрина и ее художественное воплощение. Липецк, 2001.; Дефье О.В. Дмитрий Мережковский: преодоление декаданса: (раздумья над романом о Леонардо да Винчи). М., 1999.; Стебляк В.В. Провидческий дар русской художественной культуры конца ХIХ – начала ХХ века. (Д.С.Мережковский, М.А.Врубель). Омск, 1998.; Флорова Л.Н. Проблема творчества Д.С.Мережковского: Статьи. М., 1996.; Бельчевичен С.П. Проблема взаимосвязи культуры и религии в философии Д.С.Мережкоского. Тверь, 1999.; Гайденко П.П. Дмитрий Мережковский: Апокалипсис «всесокрушающей религиозной революции»//Вопросы литературы 2000. №5.

[15] Davidson P. Viacheslav Ivanov. New-York., 1996; Wachtel M. Russian Symbolism and Literary Tradition: Goethe, Novalis, and the Poetics of V.Ivanov. Madison,1994.; Nietzsche in Russia, Ed. by B. G. Rozenthal (Princeton: Princeton, 1986.; Rozenthal B.G. Merezhkovsky and the Silver Age/ The Hague, 1975.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.