WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Социокультурные ценности территориальных общин в функционировании современного китайского общества

На правах рукописи

КОТЕЛЬНИКОВА Татьяна Владимировна

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОБЩИН В ФУНКЦИОНИРОВАНИИ СОВРЕМЕННОГО КИТАЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 09.00.13

Философская антропология, философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Чита – 2010

Работа выполнена на кафедре востоковедения

ГОУ ВПО «Читинский государственный университет»

Научный руководитель доктор философских наук, профессор Абрамова Наталья Андреевна
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Дробышевский Владимир Станиславович
кандидат философских наук, доцент Шаренкова Татьяна Аркадьевна
Ведущая организация Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Защита диссертации состоится «24» декабря 2010 г. в 16.00 ч на заседании диссертационного совета Д 212.299.04 при Читинском государственном университете по адресу: 672039, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Читинский государственный университет» по адресу: г. Чита, ул. Кастринская, 1.

Автореферат разослан 24 ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат философских наук, доцент Бернюкевич Т.В.
  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В последние годы становится все более очевидным, что процесс глобализации, структурно и функционально воздействуя на современное общество, трансформирует его ценности на всех уровнях иерархии: международном, национальном, общинном, семейном, индивидуальном.

Современное китайское общество в результате проводимых реформ становится открытым внешнему миру. Все большая вовлеченность Китая в общемировые процессы неизбежно приводит к возникновению в нем многих нравственных проблем, среди которых разрушение традиционных общинных связей, появление деструктивных форм объективации личности, угроза утраты национальных культурных традиций.

Очевидно, что в новых условиях общественное развитие страны зависит от того, актуализированы ли в социуме нравственные ценности, обладает ли достаточным статусом духовная культура, которая придаёт человеческому поведению направленность на солидаризацию. Модернизация Китая, обусловленная цивилизационной спецификой приверженностью идее гармонии человека, общества, природы, невозможна без опоры на традиционную систему ценностей, способствующей воспроизводству этнокультурной самоидентификации общества и обеспечивающей его консолидацию.

Учитывая это, руководство КНР прилагает усилия для воссоздания традиционных ценностей в столь же традиционной форме организации населения, которыми становятся модернизированные территориальные общины. Исторически территориальные общины всегда являлись одним из значимых факторов устойчивого развития китайского общества с присущими ему национальными ценностями. Появление в социокультурном пространстве китайского общества обновленного феномена территориальных общин актуализирует его исследование в современной науке.

Опыт китайских реформ свидетельствует о том, что отсутствие внимания к проблемам человека приводит к социальной напряженности и нестабильности. Воспроизводство территориальных общин традиционных механизмов, консолидирующих общество, поставлено китайскими властями «на службу современности», что позволяет социуму адаптироваться к сложным условиям современности. Поэтому рефлексия феномена территориальных общин как модернизированного института традиционной китайской культуры представляется актуальной.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика ценностей стоит в центре внимания философии, культурологии, социологии, психологии и других наук. Основы философской теории ценностей разрабатывались в трудах И. Канта, В. Виндельбанда, Г. Рикерта и др. [1] К середине ХХ в. теория ценностей (аксиология) сформировалась как отдельное направление в западной философии (М. Шелер, Н. Гартман, Р. Перри, С. Пеппер и др.).[2] В российской науке общетеоретическое раскрытие проблемы ценностей содержится в работах С.Ф. Анисимова, Л.П. Буевой, М.В. Дёмина, М.С. Кагана, В.М. Межуева, И.А. Суриной.[3] Содержание ценности рассматривается и в контексте более широких понятий: в связи с феноменами «цивилизиция», «культура», «глобализация» (В.А. Абрамов, Е.А. Юйшина), «идеал» (В.Е. Давидович, О.Г. Дробницкий), «образование» (М.Ю. Швецов, К.Г. Эрдынеева, Т.А. Шаренкова).[4] В советской и российской синологии категория ценности конкретизирована через такие понятия, как «традиция», «идеология».



Формированию концепции изучения традиционных сообществ и их культуры способствовали исследования антропологов А.Р. Рэдклифф-Брауна, Б. Малиновского, Р. Рэдфилда, Дж. Лоуи и др.[5]

Понятие общины как идеального типа социальной организации, ассоциированной с семьей, введено в науку Ф. Тённисом. Позднее оно интерпретировалось в работах М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, Т. Парсонса и др.[6] Взаимопомощь как синоним понятий солидарности и групповой сплоченности в контексте исследований различных типов общин рассматривали Ч. Кули, Ф. Гиддингс, Р. Нисбет.[7] Интерес к ценностным факторам социального поведения и хозяйственной деятельности нашел отражение в работах Е. Шумахера, Ф. Фукуямы и др. Согласно Е. Шумахеру, культурные установки на сбережение, самообеспечение, групповую солидарность позволяют традиционным обществам вырабатывать эндогенные модели изменения и роста.[8] Феномен традиционных общин в контексте урбанизации рассматривал Г. Гэнс, который доказывает, что сообщества, основанные на близком родстве и личных связях, довольно часто формируются самой городской жизнью. [9]

Община как феномен исследовалась в антропокультурной парадигме многими отечественными и зарубежными учеными-урбанистами: Ю.Л. Пивоваровым, Г.А. Гольцем, В.А. Шупером, Е.Н. Перциком, В.М. Харитоновым, Ч. Гаррисом, Ж. Готманном, Дж. Джиббсом, К. Доксиадисом, Ян Дэчжао и др.[10]

Проблемы функционирования западных этнических общин в контексте преодоления культурных и расовых барьеров стали предметом исследования в трудах Б. Лернера, С. Лаймана, Дж. Тинкера, К. Ватанабе и др. [11]

Большое количество работ зарубежных исследователей общин посвящено «китайской» тематике. Патронимические отношения в китайской деревне в разные периоды её истории изучали Д. Кульп, Х. Бэйкер, Ю. Андерсон, М. Фридман, Б. Пастернак и др.[12] Развитию общинных отношений в историческом контексте посвящен фундаментальный труд Дж. Денерлайна.[13] Отдельную нишу занимают исследования об особенностях жизнедеятельности диаспор зарубежных китайцев-хуацяо, в которых сильны традиции национальной культуры (Т. Суяма, Т. Хибино, Р. Кураи, К. Камиока, Р. Кахлин, А. Элиотт, М. Фридман, К. Глик, Р. Ли, У. Ньюэл, Ш. Патерсон ).[14]

Философскому осмыслению духовной культуры Китая, проблем соотношения и сосуществования традиционных конфуцианских ориентаций и глобализированных ценностей современности посвящены работы Л.С. Васильева, А.В. Ломанова, А.Е. Лукьянова, В.В. Малявина, Л.С. Переломова, М.Л. Титаренко, К.М. Тертицкого, В.Ф. Феоктистова, Л.Е. Янгутова.[15] Ценностное «ядро» традиционной и современной политической культуры Китая обстоятельно рассмотрены в трудах Н.А. Абрамовой.[16]

В китайской философии проблема ценностей в контексте исследования природы человека рассматривалась многими китайскими мыслителями: Конфуцием, Мэн-цзы, Дун Чжуншу, Чжу Си и др. В условиях трансформирующегося китайского общества в конце ХХ в. созданию новой ценностно-идеологической базы посвятили свои исследования известные философы Сяо Вэйпин, Ли Теин и др.[17]

Для настоящего исследования оказались полезными труды ученых У Вэньцзао, Фэй Сяотуна, Линь Яохуа, Ли Аньчжая, У Цзинчао и др.[18], сформировавших китайскую школу социолокальных исследований, цель которых познание культурных явлений в обществе на основе локальных сообществ (Фэй Сяотун).

В современный период внимание ученых Дин Юаньчжу, Сюй Ипина, Ли Хойфэна, Сюй Юнсяна и других сосредоточено на проблемах оптимизации механизмов функционирования общины в контексте построения социалистического «гармоничного» общества, одним из которых является аксиологический аспект.[19] Культурологическое направление исследований территориальных общин, связывающих их функционирование с ценностями культуры, представлены в работах Лю Бокуя, Гань Маньтана, Цю Цзяньсиня.[20]

Вместе с тем, несмотря на большое количество работ, посвященных трансформирующимся традиционным ценностям и их роли в современном китайском обществе, требуется осмысление данной проблематики в контексте исследования воссоздания территориальной общины - шэцюй как механизма консолидации нации.

Объект исследования современное китайское общество.

Предмет исследования социокультурные ценности современных территориальных общин.

Гипотеза. Устойчивость форм социальной организации в Китае обусловлена преемственностью традиционной культуры и ее ценностного «ядра». Трансформируясь в процессах глобализации, традиционные ценности выступают консолидирующим фактором жизнедеятельности модернизированных общин и общества в целом.

Цель исследования выявление роли социокультурных ценностей территориальных общин в современном китайском обществе.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

определить основные методологические подходы, используемые при разработке данной проблематики;

 проанализировать ценности территориальной общины как традиционного инструмента функционирования китайского общества;

 охарактеризовать факторы формирования современных территориальных общин с выявлением роли ценностного фактора;

 выявить направления деятельности и стратифицировать ценности в функционировании современных территориальных общин;

 выявить инновационные ценностные компоненты в деятельности современных территориальных общин.

Теоретическую и методологическую основу диссертационного исследования составили труды зарубежных и отечественных ученых разных специальностей, в которых рассматриваются проблемы духовной культуры и её ценностного компонента в условиях трансформирующегося общества, а также концепции и общие подходы к проблематике общин, в частности, теория немецкого социолога Ф.Тённиса.

В настоящем исследовании применена синтетическая методология, включающая различные подходы, в том числе философско-антрополо-гический, социокультурный, аксиологический.

В исследовании конкретного текстологического материала использованы принципы структурности и целостности, а также методов анализа, синтеза, сравнения, аналогии, герменевтики.

Научная новизна исследования. В диссертации осуществлен анализ роли социокультурных ценностей территориальных общин как фактора консолидации китайского общества.

В итоге разработки темы получены следующие результаты, обладающие новизной:

1) определена методология исследования территориальных общин, которая заключается в комплексном использовании философско-антропологического, социокультурного, аксиологического подходов;

2) на основе ретроспективного анализа традиционных форм социальной организации китайского общества установлено, что в современных условиях ценности территориальной общины как традиционного инструмента функционирования китайского общества играют в нем консолидирующую роль;

3) охарактеризованы экономические, социальные, политические факторы формирования территориальных общин, определяющие их значимость в условиях модернизации; выявлено, что детерминирующую роль в их функционировании играет ценностно-регулятивный фактор;

4) определены культурно детерминированные направления деятельности современных общин, обеспечивающие активное социальное взаимодействие; предложена стратификация ценностей на государственном, региональном и локальном уровнях;

5) выявлены инновационные ценностные компоненты в формировании территориальных общин, обусловленные процессами модернизации и глобализации;

6) введены в научный оборот переведенные автором на русский язык аутентичные китайские источники.





Основные положения, выносимые на защиту:

1.  Социальные преобразования и культурная трансформация китайского общества актуализирует использование комплексной методологии исследования территориальных общин, которая включает философско-антропологический, социокультурный, аксиологический, а также конфликтологический подходы.

2.  В контексте формирования всеобщих ценностных идеалов: справедливости («чжэнъи»), равноправия («пиндэн»), человеколюбия («жэнь»), нравственности («дэ»), деятельность территориальной общины, ориентированная на взаимопомощь и кооперацию, выступает консолидирующим фактором в обществе.

3. Формирование территориальных общин обусловлено экономическим, социальным, политическим, демографическим, ценностным факторами. В современных условиях община-шэцюй воссоздаёт ценности собственной культуры: «гармонии» («хэ») органичного единства природы, человека и общества, «нравственности» («дэ») как основы построения провозглашенного курса «гармоничного общества», «сяокан» «общество среднего достатка» как символа экономического роста и стабильности.

4. Главным направлением деятельности территориальных общин является создание благоприятной среды для всестороннего развития личности, что достигается посредством реализации ценностно детерминированных функций: социальной, воспитательной, регулятивной, способствующих социализации и консолидации населения общины, а также формированию ценностей, специфичных для регионального и локального уровней.

5. Инновационный компонент в функционировании территориальных общин заключается в перестройке традиционных ценностных установок, соответствующих «гармоничному обществу», вытеснении деструктивных культурных традиций, препятствующих формированию новой территориальной самоидентичности, а также объективируется в практической сфере деятельности, включая управленческий аспект на основе проводимого официального курса «человек в основе всего».

Научно-теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования способствуют углублению знаний об организации и механизмах функционирования современного китайского общества и его локальных единиц, вносят вклад в развитие методологии анализа его социокультурных ценностей. Материалы исследования могут найти практическое применение при подготовке учебных пособий, разработке спецкурсов, в преподавании ряда тем в дисциплинах: философия, философская антропология, регионоведение, этнология, культура, культурология.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите кафедрой востоковедения Читинского государственного университета. Основные положения диссертации прошли апробацию в ряде докладов и научных сообщений автора на различных конференциях: II Международной научной конференции «Россия и Китай на дальневосточных рубежах» (г. Благовещенск, 2002), VI, VII, VIII, X Всероссийских научно-практических конференциях «Кулагинские чтения» (г. Чита, 2006, 2007, 2008, 2010), Международной научно-практической конференции «Трансграничье в изменяющемся мире: Россия-Китай-Монголия» (г. Чита, 2006), I, II Международной научно-практических конференциях «Актуальные проблемы развития современного китайского общества» (г. Чита, 2009, 2010), I Междисциплинарного научного симпозиума с международным участием «Социальная теория и антропологические вызовы XXI века (г. Чита, 2010), VI Конвента РАМИ «Россия и мир после мирового кризиса: новые вызовы, новые возможности» (г. Чита, 2010).

По теме диссертационного исследования опубликовано 12 научных работ.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав (пяти параграфов), Заключения, библиографического списка.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, характеризуется степень её научной разработанности, определяются объект и предмет, сообщается о методологической основе, основных методах исследования, излагаются его научная новизна, практическая значимость и положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов работы и её структуре

Первая глава «Территориальные общины и их ценности в организации китайского общества» состоит из двух параграфов и посвящена методологическому анализу понятия «община» (community) и её традиционным культурным ценностям.

В параграфе 1.1. «Методология анализа территориальных общин и их ценностей как социокультурного феномена» обосновывается мировоззренческая и методологическая база диссертационного исследования, анализируются различные точки зрения на содержание понятия «община» как социопространственного и социокультурного феномена в контексте трансформаций традиционных культурных ценностей.

Проблема ценностей является одной из самых актуальных в философской науке. В диссертации рассматриваются основы общей философской теории ценностей. Уточнено, что в советской и российской синологии категория ценности конкретизирована через такие понятия как «традиция», «идеология».

В основе понимания феномена ценностей находится культура как многоуровневое и многогранное явление, наполненное субъективными «смыслами», связанными именно с человеческими ценностями.

Интерес к культуре традиционных общин актуализрован процессами урбанизации и модернизации. Доминирующее представление об общине (Gemeinschaft) как особом типе связей сформировалось благодаря Ф. Тённису. Социальные отношения в общине характеризуются доверительностью, эмоциональной глубиной, высокими моральными устоями, социальной сплоченностью. В диссертации анализируются различные подходы, с помощью которых западные ученые рассматривают дихотомию «община – общество»: типологический, пространственный, структурный, функциональный, антропологический, культурологический и другие, которые позволяют расширить представление об общине как о сложном социокультурном феномене с определенным набором ценностей.

В контексте обозначенных подходов община представлена как феномен, обладающий признаками единой территории, социального взаимодействия и территориальной самоидентификации. С точки зрения структурного подхода к общинам можно отнести различные поселения: деревни, поселки, городские районы.

На основании такой интерпретации получили распространение, прежде всего в США, так называемые «холистические» исследования общин. Их целью являлось описание социокультурной системы американского общества, выявление и объяснение его символов, исследование проблем социальной мобильности.

Среди восточноевропейских исследований общин автор выделяет монографические исследования румынских ученых (Д. Густи), которые отличает целостное и систематичное наблюдение реальности при участии специалистов разных наук, что позволяет включать результаты исследования в широкий содержательный контекст.

В отечественной науке не существует отдельного направления исследования локальных сообществ подобного американскому или европейскому, однако некоторые работы соотносимы с исследованиями зарубежных ученых.[21]

Оригинальное осмысление понятия «община» нашло отражение в китайской гуманитарной науке. Новое понятие - шэцюй соотносится в ней с классическим определением Ф. Тённиса, но при этом в силу специфики китайского языка акцентируется внимание на признаке локальности. Осознание необходимости углубленного изучения территориальных общин с целью наиболее полного понимания закономерностей формирования их культуры обусловило появление китайской Школы социолокальных исследований. В отличие от сторонников эволюционизма, считавших возможным изучение лишь отдельных аспектов социальной организации и общественного быта, последователи этой школы (У Вэньцзао, Фэй Сяотун, Линь Яохуа, Ли Аньчжай, У Цзинчао и др.) считали необходимым изучать территориальные общины во всем многообразии их особенностей. Автор отмечает, что на начальном этапе становления китайской науки исследования проводились в рамках функциональной теории.

Теоретический поиск, осуществляющийся одновременно с практикой формирования общин, определил специфику исследований на современном этапе, которая находит выражение в расширении интерпретаций этого понятия. В диссертации на основе анализа китайских источников община рассматривается в дихотомии «община – общество», «община – государство», «община – производственная единица (учреждение)», что позволяет обнаружить различия в понимании этих явлений в западной и китайской науке. Последняя исследует феномен с точки зрения культурной традиции, выявляя взаимосвязь современной китайской территориальной общины с традиционными формами социальной организации, акцентируя внимание на ценностном аспекте.

Интерпретация современной общины как некоего «политического пространства, разделенного внутренними барьерами» (Ян Минь, Бу Чанлинь), свидетельствует о незавершенности процесса формирования новых общинных ценностей. Подобная точка зрения нашла отражение в современных исследованиях, где на основе метода изучения конкретных ситуаций рассмотрена проблема формирования общин в северо-восточных провинциях Китая через призму конфликтной традиции.

Научный интерес представляет концепция территориальной общины в контексте ценностей национальной культуры (Лю Бокуй), которая представлена как «социальная лаборатория», где на основе правовых отношений между индивидами вырабатываются механизмы совершенствования традиционной системы социальных связей, что способствует становлению «современного свободного человека».

Автор приходит к выводу, что наличие множества подходов и методов к исследованию понятия община обусловлено сложным характером его содержания. С точки зрения аксиологического подхода современную территориальную общину можно рассматривать как социокультурный феномен, характеризующийся наличием единой территории, социальных связей, культуры, ценностей, где взаимодействие между индивидами основано на обновленных традиционных ценностных императивах, что способствует гармонизации отношений в обществе в целом.

В параграфе 1.2. «Трансформирующиеся ценности территориальных общин как традиционного инструмента формирования и функционирования современного китайского общества» автор, опираясь на исследования ученых-китаеведов Н.А. Абрамовой, О.Н. Борох, Л.С. Васильева, А.И. Кобзева, А.В. Ломанова, А.Е. Лукьянова, В.В. Малявина и др., показывает, что в основе формирования территориальных общин лежит традиционная для китайской культуры концепция гармонии, выраженная в идее совместной и гармоничной жизнедеятельности людей.

Конфуцианская традиция обусловила длительность и непрерывность существования китайской цивилизации и ее социальной структуры в традиционном и почти неизменном виде. Модернизация восточных обществ, входящих в орбиту конфуцианской цивилизации во многом объясняется приверженностью конфуцианским ценностям, центральное место в которых занимает забота о благе народа.

Согласно общественно-политической мысли древнего Китая, народ – это один из элементов мироздания, наряду с природой и природными божествами. Понимание народа как «корня основы» (бэнь) восходит к тексту «Шуцзина»: «Народ есть корень-основа государства, если корень крепок, то государство в спокойствии» (минь вэй бан бэнь, бэнь гу бан нин). Забота о народе, умиротворение его правителем, обеспечение пищей и занятиями считалось непременным условием общего приведения мира в гармонию. В современном Китае идея «человек – основа» рассматривается как ценностная ориентация, «подразумевающая уважение к человеку, предоставление равных возможностей для развития индивидуальности».

В контексте выдвинутой идеи построения социалистического «гармоничного общества» автор анализирует концепции китайской философской мысли относительно нравственных основ взаимоотношений в обществе. В диссертации в ретроспекции представлены идеи Конфуция, Мэн-цзы, Сюнь-цзы, Дун Чжуншу, Ли Гоу, Кан Ювэя, Лян Цичао, Сунт Ятсена, современных исследователей Фэй Сяотуна, У Вэньцзао, Сунь Вэйпина, Ли Дэшуня и др. Автор приходит к выводу о том, что идеальной моделью социальных отношений служит концепция «нэй шэн вай ван» - «совершенствование личных добродетелей», сочетаемая с активной социальной практикой.

Актуализация проблемы «гармоничных отношений» связана с глубинными социально-экономическими трансформациями в китайском обществе. Негативные последствия этих процессов обусловливают необходимость культивирования ценностей собственной культуры: «гармонии» («хэ»), т. е. органичного единства природы, человека и общества, «нравственности» («дэ») как основы построения духовности гармоничного общества, «сяокан» «общества среднего достатка» как символа спокойствия и экономического роста и др.

Построение «гармоничных отношений» в обществе начинается в территориальных общинах-шэцюй, ассоциированных с традиционной общиной, которая всегда выступала гарантом устойчивости китайского социума, поскольку её жизненный уклад базировался на конфуцианских морально-этических нормах, облаченных в форму правовых институтов: культ предков, почтительное отношение к старшим, приоритет коллективных интересов над личными.

Китайские ученые и практики полагают, что в новых условиях каждая отдельная традиционная община (патронимия) как социальная организация, базирующаяся на родственных связях, воссоздавая конфуцианский культ предков и восходящее к нему понятие гуманности, может быть интегрирована в общество.

В диссертации отмечается, что, несмотря на исчезновение кланов как структурообразующих компонентов традиционной общины, современный ее трансформированный аналог обладает определенными специфическими особенностями, которые определяют ее амбивалентную сущность. С одной стороны, в социальном взаимодействии сохраняются элементы традиционной культуры: консервативная неспособность выйти за рамки строгой иерархичности при контактах с властными структурами, сложность процесса ассимиляции пришлого населения, тенденции к замкнутости в пределах определенных групп, низкая социальная активность. В то же время в период глубинных социально-экономических трансформаций община как традиционный институт взаимопомощи выступает мощным фактором социальной консолидации.

По мнению автора, появление в современной общественной жизни феномена территориальной общины не следует интерпретировать как возврат к патриархальной традиции с целью защиты национальной идентичности в условиях глобализации. В большей степени это свидетельствует о переосмыслении ценности социальных отношений как основы солидарности и кооперации. Создавая новую общину в КНР, китайское руководство избирательно подходит к традиционному наследию и предлагает обществу путь к социальной гармонии, которая может быть достигнута через личное самосовершенствование и активное социальное взаимодействие. В контексте актуализации выдвинутого в китайском обществе гуманистического принципа «человек в основе всего» территориальная община является тем социокультурным пространством, в котором на основе «равенства и справедливости», «доверия и дружбы», «стабильности и упорядоченности» формируется современная территориальная идентичность.

Глава вторая «Территориальные общины как ценностно-регулятивная форма организации китайского общества» состоит из трёх параграфов и посвящена анализу факторов, обусловивших трансформацию ценностей территориальной общины, характеристике основных функций территориальных общин как ценностно-регулятивного фактора в обществе, а также инновационным ценностным компонентам в деятельности общин.

В параграфе 2.1. «Факторы формирования и функционирования территориальных общин в современном Китае» рассматриваются факторы, обусловившие необходимость реформирования структур социальной организации. В их числе автор называет экономический, политический, социальный, демографический, культурно-исторический и ценностный факторы.

Экономические реформы вызвали глубинные трансформации в китайском обществе, в том числе затронули формы социальной организации населения, в которых основной являлась система производственных единиц, существовавшая в годы плановой экономики. Производственная единица - даньвэй как место трудовой деятельности большинства населения КНР выполняла важную социальную функцию: распределение материальных благ, предоставление отдельных социальных гарантий и услуг, уровень которых зависел от статуса производственной единицы. Некоторые китайские ученые уподобляют подобную форму социальной организации территориальной общине. Однако при некотором сходстве следует отметить принципиальные различия в содержании деятельности производственной единицы и территориальной общины. Если первая выполняла, прежде всего, производственные функции, то комплексная деятельность общины направлена на повышение уровня и качества жизни населения.

В то же время, подобная административно-централизованная форма социальной организации, в рамках которой индивиды связаны общими производственными задачами, приверженностью единой идеологии, практически одинаковыми жизненными условиями обеспечивала устойчивость всей системы. В условиях рыночных преобразований исключение основного экономического компонента из содержания деятельности системы-даньвэй привело к дезорганизации всех её функций, прежде всего, социальной.

Другим фактором, обусловившим появление территориальных общин в КНР, является социальный, который определил одно из главных направлений деятельности территориальных общин предоставление различных услуг населению и вовлечение в этот процесс самих жителей общин.

Политический фактор заключается в «укреплении партийного руководства строительством социалистического гармоничного общества» посредством активизации работы низовых парторганизаций. Однако по мере изменения социальной структуры общества возрастает необходимость изменения методов общественного управления. В этом контексте особая роль отводится развитию системы всевозможных организаций граждан и общественных объединений, а также координации их деятельности под руководством коммунистической партии.

Появление территориальной общины в значительной мере актуализировано демографическими факторами, которые обусловлены не только внутренними процессами модернизации и урбанизации, но также общемировой тенденцией старения населения. Ответственность за социальную поддержку пожилых людей на местном уровне во многом ложится на территориальную общину.

Автор уделяет особое внимание культурно-историческому фактору, который позволяет понять логику действий власти, направленных на модернизацию прежних форм социальной организации, а также готовность общества принять эти нововведения. По мнению китайских ученых, именно этот фактор определяет специфику территориальных общин в КНР и невозможность принятия западных моделей развития.

Ценностный фактор, по мнению автора, состоит в возрождении традиционных культурных ценностей в условиях вестернизации и либерализации китайского общества. Принадлежность к определенной социальной организации, межличностные связи, определяющие приоритет коллективных ценностей над личными, традиционные морально-этические нормы, ориентирующие на поддержку слабых и неимущих, все это, в представлении китайцев, составляет основу стабильного и гармоничного развития. Основная задача в настоящее время заключается в том, чтобы активировать традиционные ценности в новых условиях.

В параграфе 2.2. «Разноуровневая организация современных территориальных общин и их ценностно-регулятивная роль в построении «гармоничного общества» анализируется формирование и функционирование территориальных общин как процесс, направленный на повышение уровня и качества жизни членов общин, способствующий сбалансированному политическому, экономическому, культурному, экологическому развитию китайского общества в целом.

Приоритеты экономического развития при недостаточном внимании к проблемам человека породили в китайском обществе множество негативных явлений: преступность, бездуховность, разобщенность, которые начинают представлять угрозу для дальнейшего развития страны. Ситуация усугубляется разрушением сложившихся прежних межличностых связей и потерей чувства социальной защищенности. На смягчение этих проблем направлена деятельность по формированию территориальных общин, которые становятся инструментом властного контроля над происходящими в обществе процессами.

Территориальная община как организация самообслуживания, самоуправления, самообразования населения аппелирует к традиционным нравственным ценностям и механизмам взаимодействия индивидов. Подобная расстановка сил в обществе подкреплена китайской культурной традицией.

В диссертации рассматриваются основные направления деятельности и уровни организации современной территориальной общины. Одним из направлений является осуществление связи между властью и населением. Данный аспект состоит в выполнении ряда обязательных административных поручений: соблюдение режима регистрации, контроль над рождаемостью, поддержание общественной безопасности и др. В настоящее время эту связь можно назвать односторонней, поскольку сохраняется инерция во взаимодействии центральных органов и подотчетных низовых организаций. Другое направление создание благоприятной жизненной среды для обеспечения комфортной и стабильной жизнедеятельности населения при условии воссоздания на местном уровне межличностных связей между индивидами. Это достигается посредством выполнения ряда ценностно детерминированных функций – экономической, социальной, воспитательной, регулятивной, которые способствуют социализации и консолидации населения общины.

В диссертации охарактеризованы уровни организации и внутренняя специфика ценностей территориальных общин. Основными уровнями являются региональный и локальный, на которых наряду с общегосударственными ценностями (патриотизм, коллективизм) формируются специфические ценности, свойственные более мелким образованиям.

Автор делает вывод о том, что в китайской науке пока отсутствует системное видение процесса функционирования общин, что связано с его экспериментальным характером.

В параграфе 2.3. «Инновационный ценностный компонент в функционировании китайских территориальных общин» рассматриваются новаторские подходы к формированию территориальных общин в контексте традиционной культуры. В диссертации инновационный компонент в функционировании территориальных общин представлен двумя уровнями: внешним и внутренним. Внешний объективируется в практической сфере деятельности общин, включая управленческий аспект с учетом проводимого официального курса «человек в основе всего»; привлечения профессиональных кадров, владеющих новыми методами работы с населением и др.

Наиболее заметным инновационным компонентом на внешнем уровне является широкий поиск «партнерских» форм взаимодействия государства и местных органов управления (общины), что вылилось в эксперимент по апробации различных моделей управления общинами. Новаторство в данном случае проявляется в разнообразии моделей, что выходит за рамки сложившейся традиции.

В китайском обществе, построенном на строгой иерархии и субординации, не существовало практики «партнерского сотрудничества» между централизованными структурами и различными социальными объединениями: семьей, кланом, общиной или землячеством. Исследование показывает, что, несмотря на то, что китайские власти демонстрируют готовность поддержать инновационные начинания, степень самостоятельности общин не претерпевает принципиальных изменений. Их управляемое формирование предполагает одновременное учреждение партийных организаций на местном уровне. Будучи руководящей силой в государстве, КПК задает «рамочное» направление развития общин, в которых, по утверждению китайских исследователей, общины полностью самостоятельны. В развитии территориальных общин китайские ученые и практики видят поддержку государству, которая заключается в перераспределении части функций, облегчении финансовой нагрузки, снижении административных затрат.

Анализируя данный аспект проблемы функционирования общин, следует отметить, что, с одной стороны, община стремится оградить себя от всестороннего контроля государства, который сдерживает её развитие, с другой она сохраняет свою роль как защитника и проводника интересов власти. Такая двуединая сущность общины закодирована самой культурной традицией.

По мнению автора, наиболее актуальным является внутренний уровень инноваций, эффективность которых будет заметна в отдаленной перспективе, и во многом будет зависеть от успеха внешних инноваций. Формирующиеся в общине связи нового типа будут определять её сущность как консолидирующего фактора в обществе. Несмотря на рост индивидуализма и разобщенности в китайском социуме, в нем сохраняется традиционная тенденция к самоорганизации. Это подтверждают такие явления как формирование в крупных городах земляческих общин мигрантов или общин безработных выпускников ВУЗов, которые называют «муравьиными колониями».

Для формирования новых связей в общине, позволяющих преодолеть земляческую или иную изолированность, служат функции общины, направленные на улучшение качества жизни населения. Инновационность этого компонента заключается в перераспределении социальных функций и в делегировании многих из них общине в условиях рыночной экономики при отсутствии государственной поддержки. В диссертации анализируются точки зрения по финансированию общин. Преобладающим является подход, рассматривающий общину как традиционный институт взаимопомощи, имеющий глубокие корни в китайском обществе.

Автором делается вывод о том, что инновационный компонент состоит в соединении новых подходов и традиционного ценностного ресурса, заложенного в самом обществе.

В Заключении отмечается, что исследовательская гипотеза получила свое подтверждение. Социокультурные ценности территориальных общин как традиционного института функционирования китайского общества транслируются на общество в целом и являются стабилизирующим и консолидирующим фактором его жизнедеятельности в современных условиях.

Здесь же формулируются теоретические выводы, намечаются пути дальнейшего исследования рассматриваемой проблемы.

3. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА

1. Котельникова Т.В. Исследование территориальных общин в современной китайской науке // Вестник ЧитГУ. Чита: ЧитГУ, 2010. - №2 (59). - С.141-148. (реферируемое издание).

2. Котельникова Т.В. Инновационный компонент в функционировании китайских территориальных общин в аспекте традиционной культуры // Вестник ЧитГУ. Чита: ЧитГУ, 2010.№ 8 (65). С.10-14. (реферируемое издание).

3. Котельникова Т.В. О некоторых подходах к проблеме урбанизации в современном Китае / Т.В. Котельникова // Международная научная конференция «Россия и Китай на дальневосточных рубежах: материалы конференции. – Благовещенск: АмГУ. – 2002. – С.300303.

4. Котельникова Т.В. Процесс формирования территориальных общин-шэцюй в Китае / Т.В. Котельникова // Кулагинские чтения: VI Всероссийская научно-практическая конференция: материалы конференции. Ч.I. Чита: ЧитГУ, 2006. – С.245–249.

5. Котельникова Т.В. Внутренняя регионализация Китая: концепция «шэцюй» (теория и практика) / Т.В. Котельникова // Международная научно-практическая конференция «Трансграничье в изменяющемся мире: Россия-Китай-Монголия»: материалы конференции. Чита: ЧитГУ, 2006. С.1720.

6. Котельникова Т.В. Построение социалистического гармоничного общества и самоопределение рабочих-мигрантов в городских общностяхшэцюй в Китае / Т.В. Котельникова // Кулагинские чтения: VII Всероссийская научно-практическая конференция: материалы конференции. Ч.III. – Чита: ЧитГУ, 2007. С.180184.

7. Котельникова Т.В. Роль традиционных организаций в общественной жизни территориальных общин в КНР / Т.В. Котельникова // Кулагинские чтения: VIII Всероссийская научно-практическая конференция: материалы конференции. Ч. IV. Чита: ЧитГУ, 2008. – С.180183.

8. Котельникова Т.В. Строительство городских экологических общин в КНР / Т.В. Котельникова // I Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы развития современного китайского общества»: материалы конференции. – Чита: ЧитГУ, 2009. – С.4145.

9. Котельникова Т.В. Социальная взаимопомощь как фактор стабильного развития современного китайского общества (на примере строительства территориальных общин) / Т.В. Котельникова // Россия и Китай: проблемы стратегического взаимодействия. Сборник Восточного Центра. Выпуск 8. – Чита: ЧитГУ, 2010. С.5761.

10. Котельникова Т.В. Антропологический контекст исследования территориальных общин в современном Китае / Т.В. Котельникова // I междисциплинарный научный симпозиум с международным участием «Социальная теория и антропологические вызовы ХХI в.»: сборник научных статей. – Чита: ЧитГУ, 2010. – С. 189193.

11. Котельникова Т.В. Основные направления исследований территориальных общин в КНР / Т.В. Котельникова // VI Конвент РАМИ «Россия и мир после мирового кризиса: новые вызовы, новые возможности». Современная мировая политика: проекции из Азии: материалы конференции. – Чита-Москва: ЧитГУ, РАМИ, 2010. С.95101.

12. Котельникова Т.В. Факторы формирования территориальных общин в КНР / Т.В. Котельникова // Кулагинские чтения: Х Всероссийская научно-практическая конференция: материалы конференции. Ч.I. Чита: ЧитГУ, 2010. С. 141144.


[1] Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. – СПб.: Тайм-Аут, 1993. – 478 с.; Виндельбанд, В. Философия в немецкой духовной жизни XIX столетия. – М.; 1910; Рикерт, Г. Науки о природе и науки о культуре. – М.: Республика, 1998. – С. 44128.

[2] Шелер, М. Положение человека в Космосе / М. Шелер // Избранные произведения. – М.: Гнозис, 1994. – 490 с.; Гартман Н. Эстетика / Н. Гартман. – Киев: Ника-Центр, 2004. – 640 с.; Perry, R. General Theory of Value. – N.Y.: Harvard University press, 1950. – 729 p.; Pepper, S. The sources of Value. – Berkeley.: University of California press, 1958. – 732 p.

[3] Анисимов, С.Ф. Духовные ценности: производство и потребление / С.Ф. Анисимов. – М.: Мысль, 1988. – 253 с.; Буева, Л.П. Человек: деятельность и общение / Л.П. Буева. – М.: Мысль, 1978; Дёмин, М.В. Проблема ценностей и ценностного отношения / М.В.Демин // Вестник МГУ. Серия Философия. – 1974. - № 2. – С.40-49; Межуев, В.М. Культура и история (Проблемы культуры в философско-исторической теории марксизма) / В.М. Межуев. – М.:Политиздат, 1977. – 199 с.; Сурина, И.А. Ценности. Ценностные ориентации. Ценностное пространство. Вопросы теории и методологии / И.А.Сурина. – М., 1999.

[4] Абрамов, В.А. Глобализирующийся человек: грани социокультурного измерения / В.А. Абрамов, Н.Н. Волнина. – Чита: ЧитГУ, 2006. – 180 с.; Абрамова Н.А. Конфуцианский рационализм как духовный ресурс цивилизационного развития / Н.А. Абрамова, Е.А. Юйшина. – Чита, 2005. – 212 с.; Давидович, В.Е. Теория идеала / В.Е. Давидович. – Ростов-на-Дону, 1983. – 184 с.; Дробницкий, О.Г. Проблемы нравственности / О.Г. Дробницкий. – М., 1977. – 253 с.; Швецов, М.Ю. Формирование философской культуры личности в процессе профессиональной подготовки (философско-мировоззренческий аспект) / М.Ю. Швецов // Вестник ЧитГУ. № 6. – Чита: ЧитГУ, 2002. – С.112-119; Эрдынеева, К. Г. Человек и его ценности в современной культуре / К.Г. Эрдынеева // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 4-5 марта 2005. – Чита, 2005. – С.45-51; Шаренкова, Т.А. Образование в духовной культуре Китая: философско-антропологический аспект: автореф. дис. канд. филос. наук (28.12.05) / Т.А. Шаренкова. – Чита: ЧитГУ, 2005. – 23 с.

[5] Рэдклифф-Браун, А. Структура и функция в примитивном обществе / А. Рэдклифф-Браун. – М.: РАН. Восточная литература, 2001. – 304 с.; Малиновский, Б. Научная теория культуры / Б. Малиновский. – М.: ОГИ, 2005. – 960 с.; Redfield R. The Little Community / R. Redfield. - Chicago, 1955; Laue, J. The Ethics of Intrvention in Community Disputes / J. Loue, G. Cormick // The Ethics of Social Intrvention. – N.Y.: John Wiley & Sons.

[6] Тённис, Ф. Общность и общество. Основные понятия чистой социологии / Ф. Теннис. - СПб.: В. Даль, 2002. – 456 с.; Вебер, М. Основные социологические понятия / М. Вебер // Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990. – 808 с.; Дюркгейм, Э. Ценностные и «реальные» суждения / Э. Дюркгейм // Социологические исследования.- М., 1991; Зиммель, Г. Избранное. В 2-х т. Т. 2. Созерцание жизни / Г. Зиммель. – М.: Юристъ, 1996. – 690 с.; Парсонс, Т. Система современных обществ/ Т. Парсонс. – М., 1998. – 270 с.

[7] Кули, Ч. Человеческая природа и социальный порядок / Ч. Кули. – М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000. – 320 с.; Гиддингс Ф. Основания социологии / Ф. Гиддингс. - М., 1998. – 287 с.; Нисбет, Р. Прогресс- история идеи / Р. Нисбет. – М.: ИРИСЭН, 2007. – 557 с.

[8] Schumacher E.F. Small is Beautiful. A Study of Economics as if People Mattered. L., 1975. – 352 р.; Фукуяма Ф. Социальный капитал / Ф. Фукуяма // Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному прогрессу. - М.: Школа политических исследований, 2002. - С. 129-149.

[9] Gans, H. The Urban Villagers: Groups and>

[10] Пивоваров, Ю.Л. Основы геоурбанистики: Урбанизация и городские системы / Ю.Л.Пивоваров. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. – 232 с.; Гольц, Г.А. Философско-методологические проблемы урбанистики: Направления междисциплинарного синтеза (Аналитический обзор) // Отечественная и зарубежная литература. Реферативный журнал. Серия 3. Философия. – 1995. - № 4.; Шупер, В.А. Самоорганизация городского расселения. – М., 1995. – 166 с.; Перцик, Е.Н. Города мира. – М.: Международные отношения, 1991. – 380 с.; Харитонов, В.М. Горизонты геоурбанистики / В.М. Харитонов // Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран. – 1993. – Вып.13.; Doxiadis, C.A. Existics: An Introduction to the Science of Human Settlements. – London: Oxford University Press, 1968.; Gibbs, J. The Evolution of Population Concentration // Economic geography. – 1963. – N2; Ян, Дэчжао Синь Шэцюй юй синь чэнши = Новая община и новый город / Ян Дэчжао. – Бэйцзин:Чжунго дяньли чубаньшэ, 2006. – 254 с. - Кит.яз.

[11] Lerner, B. Therapy in the ghetto: Political importance and personel disintegration. Baltimore, Md.: Johns Hopkins University Press, 1972; Lyman, S. The Asian in the West. Reno, Nev.: Western Studies Center, Desert Research Institute, 1970; Tinker, J. Intermarriage and ethnic boundaries: The Japanese American case. Journal of Social Issues, 1973, 29 (2), p. 49-66; Watanabe, C. Self-expression and the Asian American experience. Personell and Guidance Journal, 1973. – p. 390-396.

[12] Kulp D. Country Life in South China. New York: Columbia University Press, 1925; Baker, H. The five great clans of the new territories. Journal of the Hong Kong Branch of the Royal Asiatic Society 6:25-47, 1966. Anderson, E. Lineage atrophy in Chinese society. American Anthropologist 72:363-365/ 1970. Freedman, M. Lineage organization in Southeastern China. London: Athlone Press, 1958. Pasternak, B. Kinship and Community in Two Chinese Villages. Stanford: Stanford University press, 1972.

[13] Dennerline J. Marriage, Adoption, and Charity in the Development of Lineages in China from Sung to Ch`ing. Kinship Organization in Late Imperial China, 1000-1940. – Taipei, 1987.

[14] Суяма, Т. Хуацяо / Т. Суяма, Т. Хибино, Р. Кураи. - Токио, 1976; Камиока, К. Предпринимательство китайских эмигрантов / К.Камиока. - Токио, 1973. Coughlin R. Double Identity: The Chinese in Modern Thailand. – Hong Kong: Hong Kong Universitry Press, 1969; Elliott A. Chinese Spirit-Medium Cults in Singapore. – London, 1955. – 179 р.; Freedman M. Chinese Family and Marriage in Singapore. Colonial Research Studies. – London, 1957. – р.92-103; Glick C.E. The Chinese Migrant in Hawaii. Ph.D. Dissertation in Sociology. - Chicago, 1938; Lee R. Hum The Chinese in the United States of America. – Hong Kong, 1960. – 465 р.; Newell W. Treacherous River, A Study of Rural Chinese in North Malaya. – Kuala Lumpur, 1962. – 233 р.; Paterson S. Immigration and Race Relations in Britain, 1960-1967. – London, 1969. – 460 р.

[15] Васильев, Л.С. Проблемы генезиса китайской мысли (формирование основ мировоззрения и менталитета) / Л.С. Васильев. – М.: Наука, 1989. – 309 с.; Ломанов, А.В. Современная концепция «гармоничного общества» и китайская традиция / А.В. Ломанов // Информационные материалы Х и ХI Всероссийской конференции «Философии Восточно-азиатского региона и современная цивилизация». – М., 2005. – 175 с.; Лукьянов, А.Е. Из истории идеологемы сяо кан / А.Е. Лукьянов // ПДВ. – 2003. - №4. – С.120; Малявин, В.В. Китай управляемый. Старый добрый менеджмент / В.В.Малявин. – М.: «Европа», 2005. – 304 с.; Переломов, Л.С. Традиции Китая и политика «четырёх модернизаций» / Л.С.Переломов, Г.Салтыков, П.Кожин // Традиции Китая и политика «четырех модернизаций». Ч.1 ИБ №33. – М., 1982. – С.6-14.; Титаренко, М.Л. Взаимодействие восточной и западной цивилизаций – условие прогресса человечества / М.Л. Титаренко // Проблемы Дальнего Востока. – 1991. - № 1. – С.53-54; Тертицкий, К.М.Китайцы: традиционные ценности в современном мире / К.М. Тертицкий. – М., 1994. – 347 с.; Феоктистов, В.Ф. Философские и общественно-политические взгляды Сюнь-цзы. Исследование и перевод / В.Ф. Феоктистов. – М.: Наука, 1976. – 293 с.; Янгутов, Л.Е. Единство, тождество и гармония в философии китайского буддизма / Л.Е. Янгутов. – Новосибирск, 1995. – 240 с.

[16] Абрамова, Н.А. Традиционная культура Китая и межкультурное взаимодействие (социально-философский аспект) / Н.А. Абрамова. – Чита: ЧитГУ, 1998. – 258 с.; Абрамова, Н.А. Политическая культура Китая. Традиции и современность / Н.А. Абрамова. – М.: Муравей, 2001. – 320 с.; Абрамова, Н.А. Динамика ценностных ориентаций модернизирующегося китайского общества / Н.А. Абрамова, В.С. Морозова. – Чита: ЧитГУ, 2009. - 161 с.

[17] Сяо, Вэйпин. Шиши юй цзячжи = реальность и ценность / Сяо Вэйпин. – Бэйцзин, 2000. – Кит.яз.; Ли, Теин. Формирование ценностных ориентаций китайской нации в XXI в. / Ли Теин. – Бэйцзин, 1999. – Кит.яз.; Ли Дэшунь. Цзячжи синьлунь = Новая теория ценностей / Ли Дэшунь. – Шанхай, 1995. – Кит.яз.

[18] Фэй, Сяотун. Китайская деревня глазами этнографа / Фэй Сяотун. Пер. с кит. В.М Крюкова. – М.: Наука, 1989. – 245 с.; У, Вэньцзао. Сяньдай шэцюй шиди яньцзюй дэ ии хэ гунъюн = Содержание и роль полевых исследований современных общин [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sociologyol.org/yanjiubankai/xuejierenwu/wuwenzao/2008-09-04/6022.html; Линь, Яохуа. Цзинь И – Чжунго цзяцзу чжиду дэ шэхойсюэ яньцзю = Золотое крыло – Социологическое исследование родовой системы в Китае / Линь Яохуа. – Пекин: Саньлянь шудянь, 2000. – 290 с. – Кит.яз.

[19] Дин, Юаньчжу Шэцюйдэ цзибэнь лилунь юй фанфа = Базовая теория и методология общин / Дин, Юаньчжу. – Бэйцзин: Бэйцзин шифань дасюэ чубаньшэ, 2009. – 316 с. – Кит.яз.; Сюй, Ипин Шэцюй хэцзо чжили шичжэн яньцзю = Эмпирическое исследование совместного управления общиной / Сюй Ипин, Ли Хойфэн. – Бэйцзин: Чжунго шэхой чубаньшэ, 2009. – 315 с. – Кит.яз.

[20] Лю, Бокуй. Чжунхуа вэньхуа юй чжунго шэцюй = Китайская культура и китайские общины / Лю Бокуй. – Гуанчжоу: Цзинань дасюэ чубаньшэ, 2005. – 229 с. - Кит.яз; Гань, Маньтан. Цунь мяо юй шэцюй гунгун шэнхо = Деревенский храм и общественная жизнь в общине / Гань Маньтан. – Бэйцзин: Шэхой кэсюэ вэньсянь чубаньшэ, 2007. – 296 с. – Кит.яз.; Цю, Цзяньсинь. Синьжэнь вэньхуа дэ дуаньле = Надлом культуры доверия / Цю Цзяньсинь. - Бэйцзин: Шэхой кэсюэ вэньсянь чубаньшэ, 2005. – 352 с. - Кит.яз.

[21] Рязанское село Кораблино: история, экономика, быт, культура, люди села /под ред. В.И. Селиванова, Н.П. Милонова, И.П. Попова, Рязань, 1957; Кораблино – село русское. М., 1961; Село Вирятино в прошлом и настоящем: Опыт этнографическрго изучения русской деревни / Под ред. П.И. Кушнер. – М.: Изд-во АН СССР, 1958; Опыт историко-социологического изучения села Молдино / Под ред. В.Г. Карцева. – М., 1968; Колхоз – школа коммунизма для крестьянства: Комплексное социальное исследование колхоза «Россия». – М.: Мысль, 1965.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.