WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Философско-антропологические основания экзистенциальной концепции субъекта

На правах рукописи

ФЕДОСОВА Ульяна Владимировна

ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ СУБЪЕКТА

Специальность 09.00.13 – Религиоведение,

философская антропология и философия культуры

по философским наукам

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Саратов 2006

Диссертация выполнена

на кафедре философии культуры и культурологии

Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского

Научный руководитель - доктор философских наук, профессор

ФЕДОРОВА Татьяна Дмитриевна

Официальные оппоненты - доктор философских наук, профессор

МАНЖОРА Ольга Борисовна

- доктор философских наук, профессор

ШУГУРОВ Марк Владимирович

Ведущая организация - Оренбургский государственный

университет

Защита диссертации состоится «21» декабря 2006 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.243.11 в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корп. 4, ауд. 30.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан «____» ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор Р. В. Маслов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Специфика современного состояния общественной жизни отмечена нарастающим вниманием к проблеме сущности и бытия человека, так как происходит постоянное изменение условий жизни, ее содержания, в конце концов, меняется образ самого человека. Особо остро проблема человека встает в переломные периоды жизни человечества, требующие максимального напряжения всех духовных и физических сил человека. Именно поэтому актуализация экзистенциально-антропологической проблематики не случайна. Сейчас, когда человечество оказалось перед угрозой самоуничтожения и находится в условиях нравственного кризиса, необходимо утверждать в сознании людей приоритет общечеловеческих ценностей, идею взаимозависимости мира. В этом смысле идеи экзистенциальной антропологии созвучны потребностям развития современного человека. Философы же данного направления попытались вернуть человеку веру в себя, придать ему импульс решимости и создать человека, готового бросить вызов обессмысленному своему существованию.

Человек утрачивает доверие к объективным основаниям своего существования, к тем нравственным принципам и нормам, которые поддерживали в нем веру в идеальное. Все это лишает его старых ценностей, дававших значение и смысл его жизни, и приводит к мироощущению потерянности и трагичности. И именно в экзистенциальном субъекте раскрывается тайна бытия, лишь через призму человеческого существования возможно ее постижение. Нельзя не согласиться с тезисом философов – экзистенциалистов о том, что человеку именно сейчас как никогда нужно хотя бы время обернуться к своей собственной сущности.

Непосредственная причина сегодняшнего обращения к вопросу о сущности человека связана тем, что современная ситуация с учетом перспектив ее развития в XXI веке объективно нуждается в осуществлении крупных и долгосрочных, нацеленных на обновление, облагораживание, возвышение главной и конечной ценности и цели развития и прогресса общества, культуры, цивилизации, всего бытия – человека. Как реальное существо, современный человек, как он практически проявляется во всем мире, нуждается для своего полного выявления в решительных и существенных изменениях, и мы бы сказали - в кардинальных восстановительных и обновленческих процессах.

В современном обществе, где происходит поиск социальной, политической, культурной идентичности, все большую актуальность приобретают исследования современной экзистенциально-антропологической парадигмы, ее влияния и форм ее воздействия на методологическую, принципиально-смысловую сферы человеческого бытия. Экзистенциальная философия человека явилась не некой финитной формой философствования, а активно развивающейся, что образует новую конфигурацию антропологической аналитики в условиях современности.

Степень разработанности проблемы. Проблема сущности человека, ее оснований, собственно, существовала всегда в истории философии, но формулировалась по-разному. Экзистенциальная философия человека, возникшая в 20-х годах ХХ века, представил свое оригинальное видение и понимание поиска возможностей постижения личности.

Несмотря на то, что долгое время лидирующую позицию занимал позитивизм, говоря о философии существования, было бы ошибкой думать, что взлет интереса к экзистенции, к индивидуальной неповторимости и трагизму, осмысленным в категориях М Хайдеггера, Ж. П. Сартра, Г. Марселя, К. Ясперса – обошел наше общество стороной. Между тем именно к такому выводу наталкивают некоторые сегодняшние публикации, например, Орнатская Л. А. «Науки о природе и науки о культуре: попытка синтеза (М. Вебер, А. Вебер, В. Зомбарт)[1], Б. Г. Соколов «Науки о человеке: универсализация и конфликт методологий»[2]. Исследователи в основном обращают внимание на экзистенциальную философию до 1942 года, считая её вполне завершенным делом, но тогда ещё не был известен французский экзистенциализм, который оказал большое воздействие на разжигание дискуссии о духовной жизни человечества, которые были приостановлены в силу быстро изменяющейся исторической ситуации. Экзистенциальная философия перестала носить характер «введения», её задачей стало – закладывать те прочные основания, на которых будет выстраиваться последующее духовное развитие человечества.[3] В основе приобщения к экзистенциализму лежала и до сих пор является важной исторически уникальная ситуация, опыт, который нельзя безболезненно отторгнуть.



Как верно замечал Б. Паскаль, суть любого явления открывается только тем, кто ее ищет. Поэтому необходимо и весьма интересно обращение к философскому творчеству мыслителей – экзистенциалистов с той целью, чтобы прояснить вопрос о сущности человека, о корнях его существования. «Ведь действительно важно понять человека в контексте интерпретации философами важнейших событий ХХ века, учитывая общий контур современной им философии»[4], - отмечает в своей работе Г. В. Черногорцева.

Заметим, что весьма разнообразны жанры философствования мыслителей - представителей экзистенциального направления в философии – здесь и глубочайшего содержания литературные произведения, и работы исследовательского характера, и многочисленные эссе и пьесы.

Наиболее значимыми нам представляются произведения Г. Марселя («Метафизический дневник», «Опыт конкретной философии», «Экзистенция и объективность», «Онтологическое таинство и конкретное приближение к нему», «Homo viator. Пролегомены к метафизике надежды», «К трагической мудрости и за её пределы», «Человек, ставший проблемой»), М. Хайдеггера («Время и бытие», «Разговор на проселочной дороге», «Письмо о гуманизме»), Ж.-П. Сартра («Бытие и ничто», «Тошнота», «Стена»), А. Камю («Человек бунтующий», «Миф о Сизифе», «Письма о бунте», «Чума», «Творчество и свобода»), К. Ясперса («Смысл и назначение истории») и других экзистенциальных мыслителей, среди которых С. Кьеркегор, Н. А. Бердяев, Н. Аббаньяно.

В XX веке произошел цивилизационный сдвиг, в результате которого меняются формы социальной идентичности, и растет вал исследований и разработок, посвященных социальной и культурной идентичности. В самой философской антропологии исследователи выделяют разные направления. Так, М. А. Мануильский, один из составителей энциклопедического словаря «Человек», говорит о трех группах представлений о человеке[5]. Именно третья группа (к которой можно отнести и экзистенциальную философскую антропологию) ухватывает внутренний мир человека, субъективные побуждения, страсти, эмоции, психологические миры личности.

Возникновение и развитие экзистенциальной философской антропологии, раскрытие ее социальных и гносеологических основ, характерные черты, анализ поисков, воззрений теоретиков экзистенциального направления в философии, рассмотрение своеобразия онтологии, в центре которой – проблема человека, человеческого существования, обретающего свою свободу и свой смысл в прорыве к запредельному началу всего сущего стали предметом исследования многих отечественных специалистов, что нашло свое глубокое истолкование в работах Ю. Н. Давыдова, С. И. Великовского, С. Л. Фокина, П. П. Гайденко, Г. М. Тавризян, А. И. Бабий, Г. В. Бергинера, К. М. Долгова, М. А. Киселя, М. К. Мамардашвили, А. С. Богомолова, Е. Коссака, В. Н. Кузнецова, Л. М. Баткина[6].

Отвергая рациональное познание как не соответствующее тому предмету, с которым имеет дело философия, экзистенциальная философия выдвигает метод интуитивного постижения реальности. Философское же исследование человека сегодня призвано обратиться, прежде всего, к тем сторонам его природы и жизнедеятельности, которые характеризуют человека в качестве ключевого и творческого начала.

По-разному решается современными исследователями вопрос о сущности человека. Здесь следует отметить исследования Б. Т. Григорьяна, Т. М. Тузовой, И. В. Ватина, Е. К. Быстрицкого, И. С. Вдовиной, М. С. Кагана, К. Вальверде, Г. В. Черногорцевой, Н. В. Омельченко, В. Н. Волкова[7]. Исследования вышеназванных авторов посвящены истории философской антропологии, под которой в широком смысле подразумевается вся эволюция философского знания о человеке. Не претендуя на исчерпывающую полноту, авторы стремятся отобразить ключевые моменты указанной эволюции, помочь увидеть в философии оригинальное свидетельство человека о самом себе.

Более целенаправленными антропологическими поисками отмечены работы В. А. Подороги[8]. Прежде всего, В. А. Подорога фиксирует различие между классической и неклассической философией. В XX веке ситуация изменилась: мир переживает интеллектуальный вакуум, который, по мысли исследователя, должна занять философия, используя тот арсенал средств, который накопил опыт деконструкции.

В рамках философской антропологии и в направлении современных антропологических поисков работает также отечественный философ и культуролог О. И. Генисаретский. Он пытается строить некий синтез, работает на границе философской антропологии, православной антропологии и культурологической методологии[9].

Со своими вариантами систематизации знаний о человеке и систематики философской антропологии выступали такие отечественные авторы, как В. С. Барулин, В. Г. Борзенков, П. С. Гуревич, Б. В. Марков, И. Т. Фролов, В. Губин, С. А. Смирнов[10].

Таким образом, работы указанных авторов затрагивают самые различные аспекты проблемы, рассматриваемой в данном диссертационном исследовании, но она еще достаточно далека от своего однозначного решения и требует продолжения исследований.

Объектом исследования являются антропологические конфигурации человека в бытии современной культуры.

Предмет диссертационного исследования: философско-антропологические основания экзистенциальной концепции субъекта.

Цель работы с позиции философской антропологии исследовать пространство экзистенциального субъекта.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

- Рассмотреть историко-философские предпосылки становления экзистенциальной концепции субъекта.

- Выделить экзистенциально-антропологический «контур» феномена субъективности.

- Выявить специфику соотнесения онтологии и антропологии в экзистенциальной концепции субъекта.

- Проследить трансформацию экзистенциального субъекта в условиях современности.

- Обозначить основные тенденции антропологических конфигураций экзистенциального субъекта в бытии современной культуры.

Общетеоретической и методологической основой диссертационного исследования явился критический анализ, прежде всего онтологии и гносеологии современной экзистенциальной философии человека. Для обоснования многообразия понимания человека привлечены концептуальные идеи и базисные принципы, содержащиеся в произведениях известных мыслителей экзистенциального направления в философии. Также в диссертации автор использовал методологию историко-философского анализа, развитую в трудах отечественных историков философии. Достаточно полно практиковались сравнительно-аналитический, синтетический методы. Плодотворным методологическим инструментом в анализе исследуемого вопроса послужили принципы современной антропологии – принципы системности, конкретности, всесторонности. Компаративистская специфика исследования позволяет выявить различие в подходах к пониманию сущности личности и тем самым глубже раскрыть особенности экзистенциальной концепции субъекта.





Научная новизна исследования.

1. Представлен авторский проект «экзистенциальной антропологии», построенный на принципе сближения «эссенции» и «экзистенции».

2. Выявлены философские истоки экзистенциальной традиции построения образа человека.

3. Предложена авторская парадигма философской аналитики человека, построенной на взаимодействии антропологического и онтологического подходов к феномену субъективности.

4. В философский оборот введено новое понятие «экзистенциологи», транслирующее экзистенциальные ценности в принципиальные основания культуры и формирующее ее своеобразную методологию.

5. Обозначены новые экзистенциальные пространства в бытии человеческой реальности, связанные с познавательной и практической сферами деятельности человека.

Положения, выносимые на защиту.

1. Философско-экзистенциальная антропология активизирует онтологическое усиление субъектности в принципиальных основаниях культуры. Тенденция уникализации экзистенции образует аксиологическую основу антропологического поворота в системе ценностей современного человеческого бытия.

2. Экзистенциальная аксиология воздействует на антропологическую конфигурацию человека, «обогащает» бытийное пространство его существования, способствует формированию новой философской парадигмы современной субъектности. Экзистенциальная антропология репрезентирует особую форму соотнесения онтологии и антропологии, где бытие субъекта выступает коррелятом трансцендентальных стратегий метафизики.

3. Экзистенциальная антропология обусловливает методологическую экспансию принципа «философского предшествования человека» в пространстве современной культуры. Это является формой расширения экзистенциального антропологического «контура», который захватывает своим аксиологическим воздействием новые сферы познавательной и практической деятельности человеческого бытия. В условиях пост-постмодерна экзистенциальные принципы образуют новые «антропологические пространства» человеческого бытия, происходит расширение экзистенциального поля на новые виды практик.

4. Выявлена относительность противопоставления экзистенциально-философской антропологии рационально-логическому способу представления человека. Это выступило основанием для разработанной автором в рамках экзистенциально-антропологической философии онто-аксиологической модели субъективности.

5. Развертывание экзистенциального антропологического пространства в условиях современности способствует становлению нового «логоса» культуры, ее методологической и ценностно-смысловой основы, образуя «экзистенциологию» современного человеческого бытия. Это означает сближение «экзистенции» и «эссенции» в рефлексивно-познавательных интенциях человека, что образует не только новые методологические принципы познания, но и принципы социального действия, что, в свою очередь, образует экзистенциальную праксиологию.

Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационное исследование является одной из работ, которая способствует восполнению пробела в философской науке: выявлены специфические черты в постановке и решении проблемы человека с позиции экзистенциальной философии. Человеческая субъективность рассматривается как новая онтологическая сила трансформирующегося общества. Диссертация дает методологические основы для дальнейшей разработки проблемы человека, открывает новые ракурсы в исследовании экзистенциальной антропологии, что способствует созданию целостного образа человека. Материалы и результаты работы могут быть использованы при составлении спецкурсов для студентов и аспирантов, а также в учебных курсах истории философии, этики, культурологи, философской антропологии.

Апробация работы. Исходные теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, были представлены и обсуждались на межвузовских, межрегиональных и международных конференциях: «Культура. Искусство. Творчество. Молодежь» (Оренбург, 2004 г.), «Этнополитические процессы в трансформирующемся российском обществе» (Оренбург, 2005 г.), «Толерантность в межконфессиональном и межэтническом взаимодействии» (Оренбург, 2005 г.), «Россия как трансформирующееся общество: экономика, культура, управление» (Москва, 2005 г.; Оренбург, 2006 г.), «Философия, культура, гуманизм: история и современность» (Оренбург, 2006 г.) «Философия. История. Культура» (Саратов, 2006 г.)

Результаты данного исследования обсуждались на заседании кафедры философии культуры и культурологии Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского, а также были положены в основу спецкурса «Философские семинары: Основные проблемы экзистенциальной философии и их интерпретация на современном этапе», который читается для студентов Оренбургского государственного института менеджмента.

Публикации. По теме диссертации опубликовано восемь научных статей общим объемом 2,95 п.л.

Структура диссертации включает ведение, две главы, объединяющие четыре параграфа, заключение и библиографический список.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, показывается степень ее разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, характеризуются его теоретические и методологические основы, раскрывается научная новизна диссертации, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Философско-методологические основания исследования экзистенциальной концепции субъекта» определяются концептуальные конструкты теоретического изучения экзистенциально-философской антропологии; подвергается анализу категориальный аппарат экзистенциальной философии человека; выделяется феномен экзистенциальной субъективности.

Первый параграф первой главы «Историко-философские предпосылки становления экзистенциальной концепции субъекта» посвящен анализ историко-философских предпосылок, где выявляются теоретико-методологические истоки экзистенциальной традиции построения образа человека. Автор прослеживает «жизненные» циклы становления экзистенциальной концепции «Я» в истории философии, опираясь преимущественно на западноевропейскую традицию.

Диссертант отмечает, что если говорить об истоках экзистенциализма, то их следует искать в античной традиции. Именно в период Античности Сократом было выдвинуто положение о третьей реальности – «Я». Экзистенциалисты восприняли у древнегреческих мыслителей «вечную проблематику», определенные настроения в вопросах о человеке, его природе и ценности его жизни, его месте и роли в обществе, его свободе, моральных нормах и творческой активности и предлагали свои оценки (иногда, заметим, в довольно резкой, не требующей возражения, форме), свое видение проблемы, свои решения.

Автор констатирует, что экзистенциальная концепция человека возрождает августинианское понимание личности. И это не случайно. Философия существования возникает в период, когда в капиталистическом мире личность не только вырвана из общества, из целого, но и сознает себя как чуждое этому целому. Экзистенциальная философия человека тоже отражает положение личности в обществе. В «Бунтующем человеке» А. Камю многие страницы посвящены детальному анализу теоретических основ экзистенциализма, в частности идей С. Кьеркегора, Б. Паскаля, Ф. Достоевского, Э. Гуссерля и других. На Паскаля как на предшественника ссылался и Г. Марсель. Действительно, многие основные проблемы экзистенциальной философии отчетливо представлены у Б. Паскаля. С одной стороны Б. Паскаль, как и рационалисты, придерживается одних и тех же познавательных идеалов, требующих определенности в отношении фундаментальных метафизических и религиозных вопросов. Однако мыслитель не верит, что эти идеалы реализуемы. Поэтому он занимает позицию экзистенциальной безысходности, которая является своего рода противоположностью рационалистической уверенности в наши познавательные способности. Позже А. Камю заметит, что представление об абсурде осмысленно только на фоне требования решения фундаментальных вопросов.

Дальнейшее развитие философии от Декарта и Локка до Канта, как отмечает автор, демонстрирует превращение эпистемологии, центрированной вокруг человека, в общий фундамент философии. По-новому даже стала употребляться терминология. Слово «субъект» буквально означает «брошенное вниз», то есть «лежащее в основе». До Ренессанса человек не был подлинным субъектом в этом смысле. Лежащим в основе (субстанцией) столь же легко могли быть и вещи. Ж.-П. Сартр традиционные для классической науки положения об исключении человека из результатов исследования и о том, что метод является правильным способом описания и объяснения реальности и то, что именно эти положения являются условиями объективности знания рассматривал как «логический диктат», господство рассудочности. А следование правилам и методам, логической необходимости – как тотализация, «избавление» человека познающего от свободы, когда бремя выбора и ответственности сброшено.

Автор делает обобщение, что, несмотря на некоторые расхождения в концепциях ведущих представителей экзистенциальной философии, объединяет их общая установка на постижение человеческой личности как индивидуальной и уникальной, не сводимой по своим качествам к простым материальным сущностям. Экзистенциальная философия человека возникла в результате глубокого разочарования в рационалистической философии, которая стремилась с помощью научно-объективного метода устранить из учения о человеке все индивидуальные особенности личности. Экзистенциальная философская антропология поддерживает положение философии жизни о неправомерности сведения человека к разуму, поскольку последний может оперировать только «мертвыми вещами». Заимствуя у С. Кьеркегора центральное понятие всей своей философской системы – «экзистенцию»- философы – экзистенциалисты в то же время наделяют ее специфицирующим свойством, которое заключается в открытости Другому, когда как у С. Кьеркегора она по сути своей является замкнутой.

Поэтому в новом веке, как замечает автор, философская абстракция «человек познающий» должна быть выстроена как бы заново, в дополнение к существующей предельной абстракции гносеологического субъекта, представленного в традиционной теории познания. Сохранение социальных, культурно-исторических и экзистенциальных свойств человека находит подтверждение непосредственно в экзистенциально-антропологической традиции. Экзистенциальная антропология, абсолютизировав фундаментальность не просто человека, а человека как личность трактуют «Я», субъект как глубинное ядро человеческой личности, экзистенция, бытийственная характеристика человеческой реальности, «бытие в мире». Они утверждают, что пришло время, когда обращение не столько к субъекту познания, сколько к целостному человеку в его жизнедеятельности нужно признавать как главное условие современной философии. Ведь именно уникальная «экзистенция» определяет человека как личность.

Подавление научности, рациональности антиинтеллектуализмом нашло свое отражение, в частности в изменении гносеологического содержания понятия «познающий субъект». В современном экзистенциализме, познающий субъект не есть больше формальная субъективность картезианского cogito, лишенная конкретных содержаний и страстей, а наполненное нуждой и заботой, страданием и радостью, страхом и любовью действительности человек. Экзистенциальное учение о человеке предложило свои пути преодоления традиционного понимания оппозиции «субъект - объект». Исследователи, осознавшие недостаточность субъектно-объектного отношения для рефлексии познания, как правило, ищут пути углубления этого подхода, переосмысливая входящие в него категории и дополняя их субъектно-субъектными отношениями, отношениями между «Я», «Ты», «Другой». Философы – экзистенциалисты стремились показать, прежде всего, что обращение к «Ты» или «Другому» позволяет раскрыть сущность «Я». Фундаментальным фактом человеческой экзистенции может быть только отношение «человек с человеком», «Я» становится собой лишь через отношение к «Ты».

Автор отмечает, что несомненным достоинством экзистенциально-антропологического подхода к субъекту познания стало создание онтологии человеческой субъективности. Если в традиционной философии основное внимание уделялось предельным основаниям мира и космоса, где человеческое бытие рассматривалось как неспецифическая часть мира или вовсе не было предметом внимания, в антропологическом направлении бытие субъекта – человека разрабатывается как специфическая онтология, требующая своего понятийного аппарата. Задача экзистенциальной философии состоит в том, чтобы понять человека как экзистенцию и именно это понимание положить в основу философии в качестве ее исходного пункта, когда как ранее философы, хотя и брали за исходный пункт человека, но рассматривали его не как экзистенцию, а как некую субстанцию, отождествляя тем самым человеческую личность с вещью. Диссертант замечает, что знание на современном этапе уже не является определяющим. Наряду с ним существуют и другие формы познания, такие как чувства человека, сердце, интуиция, в конце концов. Но, несмотря ни на что, рационалистическая традиция долгое время занимала достаточно прочные позиции.

Автор приходит к выводу, что в исследовании историко-философских источников становления экзистенциальной концепции субъекта четко прослеживаются два основных этапа этого процесса или исторических типов философии и концепции личности, которые с необходимостью отразились на экзистенциальной антропологии. Первый исторический тип идеальной личности, созданный в древнегреческом мире, а затем возродившийся и последовательно развившийся в европейской философии Нового времени — натурцентристский. Для него характерно признание первичности природы (натуры), независимо от того, трактуется она материалистически или пантеистически. Между тем, зародившийся уже в учении Л. Фейербаха второй тип — антропоцентристский — самим своим названием утвердил исходным пунктом философской рефлексии человека, не редуцируемого ни к «божьей твари», ни к «природному существу», ни к «общественному животному»: личность понималась как изолированная от общества и противопоставленная ему. Этот тип был порожден потребностями развития европейской цивилизации и прошел в своем развитии от гуманистически настроенных просветителей, рационалистов, идеологов научно-технического прогресса через разочарование в человеке к современному пониманию ценностного равенства человека и природы, которое и порождает их диалогические отношения. Разумеется, инициатором этого диалога является человек — носитель активности, субъект деятельности, ответственный за свои взаимоотношения с природой.

Во втором параграфе первой главы «Экзистенциальная антропология субъекта» анализируется и обобщается тема субъективности, в рамках которой человек рассматривается в экзистенциально-антропологической философии именно как активно–деятельностная субъективность. Экзистенциальная антропология стремится понять человека как экзистенцию, а она недоступна научному познанию, потому что не является вещью среди других вещей и не может быть познана посредством закономерностей и законов. И уникальность внутреннего мира человека, таким образом, раскрывается через экзистенцию. Экзистенциально–антропологическая философия создает особую онтологию человеческого сознания и субъективности.

Автор посвятил свое исследование анализу субъективности в экзистенциально-антропологической философии, что является в условиях современной культуры наиболее актуальным, т.к. проблема познания человека продолжает оставаться одной из центральных в философии и не утрачивает к себе интереса ученых. Субъективность является атрибутивным свойством человека. Будучи таковою, субъективность выступает характеристикой человека.

Согласно автору диссертационного исследования, экзистенциальной философской антропологией была предпринята попытка рассмотреть проблему существования человека и природу его духовного мира через понятие «экзистенция», противопоставив ее рационально-логическому способу, который означал подход к познанию человека как к физическому объекту. Некорректность естественнонаучного подхода не позволил философам в полной мере раскрыть содержательные аспекты человеческой субъективности.

Диссертант полагает, что в экзистенции заключена нерасчлененная целостность субъекта и объекта, которая не может стать предметом познания рассудочного мышления. Экзистнция относиться к таким неотчуждаемым структурам человеческой субъективности, которые целиком не выводимы непосредственно из форм общественного бытия человека. Осознание этого факта способствует созданию в рамках экзистенциально-антропологической философии онто-аксиологической модели субъективности, в соответствии с которой сущность человека осмысливается через экзистенцию. Это определяет новые тенденции в разработке проблемы человека как в истории философии, так и в рамках философской антропологии, способствует созданию автором проекта «экзистенциальной антропологии».

В исследовании обозначенной проблемы автором используется компаративистский метод, который позволяет выявить различие в подходах к пониманию сущности человека. При это в исследовательский анализ задействованы концептуальные идеи Г. Марселя, М. Хайдеггера, Ж.-П. Сартра и др., что дает автору возможность показать общее (зачастую печальное) состояние субъекта в технологически развитых обществах и направленность философского ума на поиск путей выхода из состояния принципиально абсурдного существования человека.

Сегодня человечество лишено корней и не чувствует себя более в космосе как в собственном доме. С точки зрения конструирования своей личности человеку важно не только отношение к самому себе, но и к окружающим. Исходя из вышеизложенного, автор делает вывод о том, что фундаментом понятия личности должна стать интерсубъективность. Идея интерсубъективности исходит из того, что мы все-таки не одиноки в этом мире и что бы мы ни делали, мы в ответе за происходящее с другими. Мы всегда нуждаемся в посредничестве «другого», чтобы прийти к самим себе. Диссертант отмечает, что принцип интерсубъективности экзистенциальной философии человека представляет собой аппеляцию к некоему (желаемому) общему, универсально значимому горизонту. Само наличие такого горизонта, а так же его поиск означает для субъекта единственно возможное в ситуации проблематизации реальности экзистенциальное доказательство себя.

Основываясь на результатах исследования, автор приходит к выводу, что, поскольку человек есть бытие, в котором имеется вопрос о своем бытии, экзистенция представляет собой постоянный выбор человеком своих возможностей, своего будущего, постоянное доопределение человеком себя в акте своего радикального решения о мире и своем собственном способе быть в нем. С точки зрения автора, категория «экзистенция» носит антропо-онтологический характер. Мировоззренческо-антропологическое измерение экзистенции предстает своеобразной реальностью человеческого духа, которая обладает своей жизнью, собственной динамикой. В этом контексте префикс ex- указывает на несамотождественность как онтологическую структуру субъективности. И эта структура субъективности означает, что человеческое бытие является постоянным трансцендированием наличного, беспрестанным отрывом от самого себя, выступанием вовне, выбором и проектированием себя к своим возможностям. Экзистенция позволяет произвольно выбирать собственный образ жизни.

Во второй главе «Способы представления человека в экзистенциальной философии» рассматриваются основные методологические принципы соотнесения онтологии и антропологии в экзистенциальной концепции субъекта; концептуализирются различные варианты ориентации человека в поисках своей подлинности с точки зрения экзистенциально-антропологической парадигмы; анализируются новые экзистенциальные пространства в бытии человека; показывается, что экзистенциальный компонент проходит через всю историю культуры, через все сферы человеческого бытия.

В первом параграфе второй главы «Антропологический «контур» экзистенциального субъекта» представлен авторский вариант экзистенциальной антропологии, где онтологически усилена уникальная экзистенция в различных основания бытия человека. В своем исследовании диссертант исходил из того, что антропологическая установка может быть последовательно выдержана только при онтологическом подходе. Онтологический подход к человеку основан на том, что человек – это, во-первых, неотъемлемая, слитная с целым, часть бытия и, во-вторых, центр бытия, та его составляющая, которая осуществляет связь всех его элементов друг с другом, через который все элементы бытия получают какой-то смысл, складываясь в гармоническое целое.

Реальности, в которых бытийствует человек, структурируются не столько эмпирическими ценностями и установками, сколько «бесконечными целями и бесценными ценностями», иначе говоря, «трансцендентальными формами», которые задают общее направление движения экзистенции к смыслу. Диссертант солидаризирует с представлениями В. Н. Волкова, Н. В. Омельченко, и отмечает, что «трансцендентальные формы» задают тот онтологический горизонт, без которого человек не мог бы даже вообразить свое осмысленное существование, свою жизнь как некую целостность, имеющую смысл. Понятие «существование» в контексте экзистенциализма означает предельное внутреннее ядро человека, окончательны и безусловный центр. Таким образом, в случае с человеком существование означает не реальное бытие некоторой сущности, которое оставалось бы для этой сущности внешним, но означает саму сущность человека. Оно (существование) обозначает не просто факт действительного бытия, а тот характерный и требующий более точного определения способ бытия. Целостность человека не имеет никаких гарантий в современном мире. Но должно быть что-то – то идеальное, на что он мог бы вновь обратить свой взор и вновь обрести свою человечность, подчеркнуть в этом надежду. Не случайно (как отмечалось выше) бытие в экзистенциальной философской антропологии это, прежде всего то, что не может «обмануть».

Автор отмечает, что человеческое бытие в мире, согласно экзистенциальной концепции субъекта, неотделимо от общения с другими людьми, «коммуникации». Именно во взаимном общении с другими «я» становлюсь человеком. Эмоционально окрашенное отношение сопричастности «другому» становится исходным пунктом становления «подлинной» социальной связи, мистифицирующей реальные истоки межчеловеческих отношений. Для экзистенциальной философской антропологии понятие «быть» имеет смысл как быть для человека единством телесного и духовного, которое неотъемлемо и сущностно пребывает в мире.

Согласно экзистенциальной антропологии, замечает диссертант, человек может жить лишь делая что-то. Человек использует свою деятельность для того, чтобы, преобразовав мир, модифицировав окружающую среду для удовлетворения своих потребностей, сконструировать свой внутренний мир, чтобы вырабатывать свои идеи, жизненные программы, проекты. Бытие как мир ценностей находится перед человеком не как нечто данное и гарантированное. Оно предстает перед ним как возможность, которую он способен принять или отвергнуть, поэтому человек и оказался, согласно экзистенциальной концепции, «ответственным за бытие». Исходным для философско-экзистенциальной антропологии, по мнению автора, оказывается то, что бытие человека – это не просто сущее, а бытие, само себя постигающее. Самопонимание составляет важнейшую особенность бытия-здесь.

Экзистенциальная философия человека исходит из основополагающего принципа, согласно которому существование предшествует сущности. У человека, стало быть, нет сущности как чего-то предзаданного, предопределенного, заданного извне. Поэтому сущность человека выступает как результат совокупных усилий человека в частности конституирования собственной самости как внутреннего мира. Вопреки этой концепции, автор полагает, что индивид изначально обладает и сущностью и существованием. Обе характеристики подвержены изменению, и потом человек остается тем, кем он становится. Такой подход, как представляется автору, не закрывает перспективы человека.

Диссертант делает обобщение, что философские экзистенциально-антропологические представления базируются на том, что человек созидает себя сам. Это означает, что он сам себя трансцендирует, выходит за свои собственные границы, в том числе природные и социально-исторические, превозмогая собственными усилиями и сложившиеся обстоятельства, и самого себя. Экзистенциальным фундаментом должно стать, по представлениям автора, бытие, а не становление.

Согласно экзистенциальной философии, «чувство онтологического» - это априорная идея абсолютного бытия, определяющая все будущее существование человека. Автор делает заключение о том, что экзистенциальная антропология репрезентирует особую форму соотнесения онтологии и антропологии, где бытие субъекта выступает коррелятом трансцендентных стратегий метафизики. Таким образом, происходит «продвижение» непосредственно от экзистенциализма как самостоятельного направления в философии, т.е. развертывание экзистенциального антропологического «контура» формирует методологический базис, принципы которого воздействуют на практические сферы бытийности человека, составляя парадигмальное единство.

Особое значение, по мнению автора, приобретает феномен субъективации внешнего для индивида бытия. Когда происходит привнесение в него нового значения, смысла, что служит основанием для его практического изменения. Процесс субъективации в экзистенциальной антропологии выступает как креативный, т.е. связан с «приращением» бытия, созданием новой духовной реальности, которая в дальнейшем может стать источником практического творчества. Это выступает как внутренний катализатор, как вектор, указывающий направление происходящих изменений и позволяет усмотреть проекты будущего в настоящем, как духовное ядро культуры. Аксиологическое основание бытия человека в экзистенциальной антропологической парадигме, по мнению автора, становится ключевым при решении глобальных проблем современности не только потому, что позволяет оценивать мир во имя человека, но и в связи с тем, что открывает возможность изменить самого субъекта.

Во втором параграфе второй главы «Трансформация экзистенциального субъекта в условиях современной культуры» автор показывает, что, несмотря на то, что зачастую философию существования рассматривают ретроспективно, она продолжает свое существование как парадигма мышления, которая проецируется на различные виды реальности. Трактовку человека как существа, представляющего положительную экзистенциальную ценность, можно найти во всех разновидностях философских школ и направлений. В последнее время много говорят о «смерти человека», вследствие чего статус экзистенциальной философской антропологии подвергается серьезным изменениям. Лозунг «смерти субъекта», провозглашенный постмодернистской философией, есть игра слов и означает, по мнению автора, смерть старого проекта человека; это смерть старого рационального концепта человека, построенного в Новое время.

В целом, отмечает автор, методология экзистенциальной антропологии эволюционирует в аспекте своего концептуального обоснования, утверждения своих эвристических возможностей, что ведет к трансформации человеческой реальности, к расширению экзистенциального поля бытийности человека. Диссертант считает важным отметить, что экзистенциальная философская антропология в отношениях человека с бытием устанавливает приоритет «философского предшествования человека» предшествованию вещей, что нашло свое отражение и в постмодернизме. В частности М. Фуко устанавливает в то же время не тотальность человеческого, но «приоритет бытующего над бытием», что означает дальнейший выход из подчинения классическому философствованию.

Современная наука выводит на совершенно новый уровень наши познания о человеке – о социальных и культурных характеристиках человеческого существования в мире. И, безусловно, следует согласиться со всеми теми, кто говорит о необходимости систематически переосмыслить его в контексте новых научных знаний. В данном контексте автор говорит о разработанном им новом понятии – «экзистенциалогии». Вводя в научный оборот новое понятие, диссертант видит свою задачу в необходимости конструктивно представить методологию экзистенциальной антропологии, систему ее принципов отношения к человеку; как логическую структуру мышления. Представленная методология познания человека достаточно эффективна для того, чтобы успешно моделировать образ человека в философских антропологических парадигмах. Автор исходит из убеждения, что экзистенциология транслирует экзистенциальные ценности в принципиальные основания культуры и формирующий ее своеобразную методологию, «логос», основанный на онтологическом усилении субъектности; воздействует на формирование нового субъекта социального действия, в результате чего складываются новые экзистенциальные направления, меняя мировоззренческие предпосылки политических процессов, хозяйствования, образования и т.п.

Автор обобщает, что в науке прошлых столетий ценностно-человеческий аспект был отнесен на второй план, хотя, заметим, в современной науке его значение увеличивается, образуя ценностно-целевые структуры и познавательные установки. Преодоление ситуации игнорирования когнитивных ценностей привело к осмыслению взаимосвязей социальных и внутринаучных ценностей. Кроме того, есть основания говорить об образовании нового направления в развитии знаний о человеке – антропосинергетики. Синергетика изучает саморазвивающиеся системы, но с особых позиций, акцентируя внимание на их интегральных характеристиках. Такие сложные саморазвивающиеся системы, в которые включен человек В. С. Степин называет «человекоразмерными». Один из принципов синергетической методологии есть принцип ответственности. Этот принцип, по мнению автора, интегрируется в рамках экзистенциальной философской антропологии в понятие коммуникативной организации, где человек рассматривается как общественное существо, способное к саморазвитию с потребностью вступать в различные ассоциации: семейные, общественные, политические и т.п.

В политической реальности, замечает диссертант, также происходит антропологизация всего механизма власти. В политических процессах XXI века участвует не просто субъект, а, прежде всего экзистенциальный субъект, который определяет новые формы политического сознания. Речь идет о смене технологий власти, которые, в свою очередь, вызваны изменениями коммуникативных «медиумов». Экзистенциально-антропологическое измерение политики призвано обратить политический анализ к метафизике человеческого бытия. В политике, следовательно, важна легитимация такого понятия, как индивидуальность, «проповедуемая» философско-экзистенциальной антропологией – единственная и неповторимая личность, утрата которой не может быть воспроизведена ничем, даже самыми впечатляющими достижениями научно-технического прогресса. Подобное «выведение» на политическую арену именно экзистенциального субъекта, на наш взгляд, особенно важно для гармонизации политических интересов человека и интеграции общества. Это, в свою очередь, свидетельствует о важности для личности сохранить независимость и свободу выбора (в том числе политических идей и ориентаций) – главных смыслообразующих принципов экзистенциальной концепции субъекта. Собственно, этот антропологический принцип исторической «вменяемости» субъекта как творца истории является, по нашему мнению, важнейшей методологической предпосылкой общественной реформы.

Основываясь на данных исследования, автор полагает, что активизация экзистенциально-антропологического «контура» образует антропологический поворот в условиях современной культуры, проявившийся в феномене «гуманитарного ренессанса», который связан с резким повышением престижа гуманитарного образования в мировом образовательном процессе. Диссертант делает вывод о том, что в условиях пост–постмодерна экзистенциальные принципы образуют новые «антропологические пространства» человеческого бытия. Произошла трансформация экзистенциально-философского субстрата в новых социально-культурных условиях как ценностные измерения новых видов практики: политическая реальность, экономическая реальность, реальность различных наук меняют свое видение окружающей действительности с точки зрения экзистенциальных ценностей.

В заключении подводятся итоги работы, формулируются основные выводы, намечаются пути дальнейшего анализа проблем, рассматриваемых в диссертационном исследовании.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Федосова У. В. Проблема воспитания морально-этических ценностей у студентов в свете кризиса современной культуры. / Культура. Искусство. Творчество. Молодежь. Материалы конференции. - Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2004. - С. 198 – 201.

2. Федосова У. В. Кризис культуры как фактор становления нового этноконфессионального сознания в творчестве Г. Марселя. / Этнополитические процессы в трансформирующемся российском обществе: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2005. - С. 284 - 290.

3. Федосова У. В. Интерсубъективность и толерантность как современные условия сохранения целостности гуманистической культуры (на примере творчества Г. Марселя). / Толерантность в межконфессиональном и межэтническом взаимодействии: Материалы международной научно-практической конференции. - Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2005. - С. 335 – 339.

4. Федосова У. В. Габриэль Марсель об искусстве и сущности культуры. / Научный вестник Оренбургского государственного института менеджмента: Сборник статей IV международной конференции «Россия как трансформирующееся общество: экономика, культура, управление». – М.: Логос, 2005. - С. 231 – 233.

5. Федорова Т. Д., Федосова У. В. Заметки о феномене страха в философии Ж.-П. Сартра и А. Камю. / Философия. История. Культура: Межвуз. сб. науч. тр. – Саратов: СЮИ МВД России, 2006, Выпуск 7. – С. 97 – 108.

6. Федосова У. В. Философский очерк об отчуждении личности как одной из форм социальной жизни человека. / Научный вестник Оренбургского государственного института менеджмента: Сборник статей V международной конференции «Россия как трансформирующееся общество: экономика, культура, управление». – Оренбург: Оренб. гос. ин-т менеджмента, 2006. - С. 287 – 292.

7. Федосова У. В. Сохранилась ли экзистенциалистская традиция трактовки человека в условиях пост–постмодерна? / Философия, культура, гуманизм: история и современность. Материалы международной научно-практической конференции. - Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2006. - С. 118 – 122.

8. Федосова У. В. К вопросу о феномене субъективности как основе в понимании сущности человека в экзистенциальной концепции субъекта. / МИТС-НАУКА: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание - Ростов-на-Дону: РГУ; №4, 2006. (электронный адрес: www.roesis.ru). – 9 с.


[1] См.: Орнатская Л. А. Науки о природе и науки о культуре: попытка синтеза (М. Вебер, А. Вебер, В. Зомбарт).- В сб.: Методология гуманитарного знания в перспективе ХХ1 века. Спб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. С. 92-98.

[2] См.: Соколов Б. Г. Науки о человеке: универсализация и конфликт методологий.- В сб.: Методология гуманитарного знания в перспективе ХХ1 века. Спб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. С. 137-140.

[3] См.: Больнов О. Ф. Философия экзистенциализма. Спб.: Лань. 1999. С. 18-19.

[4] Черногорцева Г. В. Сущность человека в философии экзистенциализма (по работам М. Хайдеггера и А. Камю): Монография. М.: МАКС Пресс, 2002. С. 20.

[5] См.: Мануильский М. А. Принципы систематизации знаний о человеке. // Человек. 2001. № 3.

[6] См. в данной связи: Бабий А. И., Бергинер Г. В. Закат еще одного буржуазного мифа о человеке / Отв. ред. Урсул Д. Т.; АН МССР. Отд-ние философии и права. Кишинев: Штиинца, 1982. Баткин Л. М. Европейский человек наедине с собой. М.: РГГУ, 2000. Великовский С. И. Моралистика «удела человеческого» (А. Камю) / Буржуазная философская антропология ХХ века. М.: Наука, 1986. Гайденко П. П. Экзистенциализм и проблема культуры. М., «Высшая школа», 1963. Гайденко П. П. Прорыв к трансцендентному: Новая онтология XX века. М.: Республика, 1997. Долгов К. М. От Киркегора до Камю: Философия. Эстетика. Культура. М.: Искусство, 1990. Киссель М. А. Философская эволюция Ж.-П. Сартра. Л.: Лениздат, 1976. Мамардашвили М. К. Прблема человека в философии. М., 1991. Кузнецов В. Н. Французская буржуазная философия ХХ века. М.: Мысль, 1970. Тавризян Г. М. Проблема человека во французском экзистенциализме: Критический анализ. М.: Наука, 1977. Тавризян Г. М. Габриэль Марсель: Бытие и интерсубъективность/ История философии. № 1. М., 1997. Тавризян Г. М. Габриэль Марсель: философский опыт о человеческом достоинстве. / Марсель Г. Трагическая мудрость философии. Избр. работы. М., 1995.

[7] См.: Вальверде К. Философская антропология. М.: «Христианская Россия», 2000. Ватин И. В. Человеческая субъективность. Ростов-на-Дону: РГУ, 1984. Волков В. Н. Онтология личности: Монография. Иваново, Изд-во «Ивановский государственный университет», 2001. Вдовина И. С. В поисках «личностных» форм бытия (персоналистские учения о человеке) / Буржуазная философская антропология ХХ века. М.: Наука, 1986. Григорьян Б. Т. Философская антропология: Критический очерк. М.: Мысль, 1982. Григорьян Б. Т. Человек. Его положение и призвание в современном мире. - М.: Мысль, 1986. Каган М. С. Человек как проблема современной философии. М.: Наука, 1998. Тузова Т. М. Ответственность личности за свое бытие в мире: Критика концепций французского экзистенциализма / Под ред. А. А. Михайлова: АН БССР, Ин-т философии и права. Минск: Наука и техника, 1987. Омельченко Н. В. Опыт философской антропологии. Волгоград: Изд-во Волгоград. госуд. ун-та, 2005. Черногорцева Г. В. Сущность человека в философии экзистенциализма. М.: МАКС Пресс, 2002.

[8] См. в данной связи: Подорога В. А. Феноменология тела. Введение в философскую антропологию. М.: Ad Marginem, 1995. Подорога В. А. Выражение и смысл. М.: Ad Marginem, 1995.

[9] См. напр.: Генисареткий О. И. Культурно-антропологическая перспектива. / ИНОЕ. Хрестоматия российского самосознания. М., 1995.

[10] См.: Барулин В. С. Российский человек в ХХ веке. Потери и обретения себя. Спб.: Алетейя, 2000. Губин В., Некрасова Е. Философская антропология. М.; Спб.: ПЭРСЭ: Университетская книга, 2000. Гуревич П. С. Антропологический ренессанс // Феномен человека: Антология. М.: Высшая школа, 1993. Гуревич П. С. Человек как объект социально-философского анализа. / Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988. Смирнов С. А. Современная антропология (начало) // Человек. 2003. № 4. Смирнов С. А. Современная антропология (продолжение) // Человек. 2003. № 5.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.