WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Сотериологические и философские аспекты учения о бодхичитте в тибетском буддизме

На правах рукописи

Жамбаева Ульяна Баировна

Сотериологические и философские аспекты

учения о бодхичитте в тибетском буддизме

Специальность 09.00.14 – философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Улан-Удэ

2010

Работа выполнена в отделе философии, культурологи и религиоведения Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Научный руководитель доктор философских наук, профессор Янгутов Леонид Евграфович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Васильева Клавдия Кирилловна кандидат философских наук, доцент Чебунин Александр Васильевич
Ведущая организация ГОУ ВПО «Восточно-Сибирский государственный технологический университет»

Защита диссертации состоится «26» октября 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.299.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата философских наук при Читинском государственном университете по адресу: 672039, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Читинский государственный университет».


Автореферат разослан «26» сентября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат философских наук Бернюкевич Т.В.

1. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Учение о бодхичитте является важнейшей философско-мировоззренческой доктриной буддизма Махаяны, основополагающим принципом его сотериологии. Наиболее глубокую разработку учение о бодхичитте получило в тибетском буддизме, где наблюдается его тесная связь с теоретическими принципами философии буддизма, и с практическими аспектами религиозного спасения. Учение о бодхичитте составляет основное содержание этической концепции тибетского буддизма и направлено на совершенствование личности на пути его просветления, характеризуя главную суть содержания медитации, составляющей необходимый компонент буддийской сотериологии.

В теоретическом плане учение о бодхичитте во многом восполняет и раскрывает сущностные характеристики таких ключевых понятий буддизма, как бодхи, дхарма, читта, шунья, праджня. В практическом отношении оно определяет образ жизни верующего тибетца. Исключительная значимость учения о бодхичитте такова, что сегодня ни одна теоретическая и практическая концепция тибетского буддизма связана с понятием бодхичитты.

Между тем, до сих пор само учение и его понятие бодхичитта исследовано в научной литературе недостаточно, без чего нельзя в полной мере понять сущностные характеристики буддийской философии и сотериологии, особенно в тибетском буддизме. Особый интерес к учению о бодхичитте обусловлен ее сотериологической направленностью. Сотериология является одним из доминантных учений в буддизме, ее принципы, составляющие содержание четырех благородных истин, изложенных в первой проповеди Будды, восходят к самой ранней истории буддизма.

В тибетском буддизме сотериология является доминантой нравственной деятельности его последователей: стремление человека к спасению рассматривается как своеобразный образ жизни, норма поведения каждого отдельного человека и как следствие всего общества. С одной стороны, следование пути нравственного совершенствования формирует человека как личность, дает возможность контролировать свои желания и достичь конечной цели, с другой стороны, обеспечивает общественный порядок, поэтому исследование учения о бодхичитте как важнейшей составной тибетского буддизма представляет собой не только научную, но и социальную значимость. Таким образом, анализ сотериологических и философских аспектов учения о бодхичитте позволит более содержательно понять сущность и особенности тибетского буддизма.

Степень научной разработанности. Учение о бодхичитте в научной литературе представлено работами, раскрывающими лишь отдельные ее аспекты, связанные с абхидхармической и праджняпарамитской философией. Исследование Абхидхармы представлено работами Ф.И. Щербатского, О.О. Розенберга, Б.В. Семичова, М.Г. Брянского, Е.П. Островского, В.И. Рудого, А.К. Хабдаевой. Большую значимость для понимания бодхичитты работы этих исследователей имеют в связи с тем, что в них дается подробный анализ понятия читта, представляющего собой вторую часть понятия бодхичитта, а также понятия виджняна, раскрывающего философскую суть учения о бодхичитте.

Исследованию Праджняпарамиты посвящены работы Б.Д. Дандарона, Л. Мялля, Л.Е. Янгутова, Н.В. Абаева, И.М. Кутасовой, С.П. Нестеркина, С.Ю. Лепехова, В.П. Васильева, А.М. Донца, Е.А. Торчинова, Е.Ж. Баяртуевой, А.И. Бадмацыренова и др. В числе западных исследователей данной буддийской концепции следует упомянуть имена Р. Робинсона, Д.С. Руегга, Э. Ламмота, Т. Мурти, Э. Конзе.



Несомненный интерес для нашего исследования представляет работа Б.Д. Дандарона «Мысли буддиста»[1], в которой излагаются концепции буддизма, лежащие в основе теории шуньи, праджни, татхаты, а также обстоятельно рассматривается понятие бодхичитта.

Непосредственно бодхичитте посвящены работы И.С. Урбанаевой, среди которых, прежде всего, следует указать ее переводы, предисловия и комментарии к произведениям Шантидевы «Bodhicaryavatara: Вступление в практику Бодхисаттв»[2], Геше Джампа Тинлея «Бодхичитта и шесть парамит»[3] и др. В первой работе И.С. Урбанаева подробно рассмотрела метод Шантидевы, предлагаемый им для преобразования обычного ума в ум Бодхисаттвы, базирующийся на онтологии Пустоты, в традициях школы Мадхьямика Прасангика. В работе Намкха Пела «Лучи Солнца»: Тренировка ума, подобная лучам солнца»[4] рассматривается семичленная практика и учение о бодхичитте. С.П. Нестеркин составил перевод книги Еше Лодой Ринпоче «Комментарий к тексту Дхармаракшиты Боевая Чакра»[5], в которой также исследуется понятие бодхичитта. Западноевропейские источники по бодхичитте на сегодняшний день отсутствуют.

Значительный вклад в исследование учения о бодхичитте внес Шантидева, описавший в сочинении «Драгоценный Венец Нагарджуны и Вступление на путь Бодхисаттв» метод достижения бодхичитты. Также известен труд одного из наставников Далай-ламы Куну-ламы Тензин Гьялцена под названием «Трактат о просветленном сознании», в котором наряду с изложением устных наставлений о бодхичитте использованы тексты «Лам-рим-ченмо», «Путь Бодхисаттвы» Шантидевы, «Светоч на Пути Пробуждения» Атиши.

Стремление на путь бодхичитты рассматривается в книге Его Святейшества Далай-ламы XIV «Мир тибетского буддизма»[6]. В другой его работе «Комментарий на «37 практик бодхисаттвы»[7]

рассматривается поэма известного тибетского монаха, йогина и мыслителя Нгульчу Гьялсэ Тогме Сангпо (1295-1369), описывающая различные аспекты духовной практики буддизма Махаяны, которая, входя в свод писаний традиции Ло Чжонг, также может быть истолкована в контексте традиции поэтапного пути ламрим. Итак, несмотря на определенный уровень изученности понятия бодхичитты в российском востоковедении, сотериологические и философские аспекты учения о бодхичитте нуждаются в более содержательном исследовании.

Объект исследования – учение о бодхичитте.

Предмет исследования – философское и сотериологическое содержание учения о бодхичитте в тибетском буддизме.

Целью диссертационной работы является анализ учения о бодхичитте в тибетском буддизме, в философском и сотериологическом аспектах.

Задачи исследования:

– выявить сотериологическое и философское содержание понятия бодхичитты в контексте праджняпарамитских и абхидхармических концепций;

– исследовать концепцию абсолютной и относительной бодхичитты в философском и сотерилогическом контексте;

– исследовать этические аспекты учения о бодхичитте тибетского буддизма;

– выявить медитативные аспекты учения о бодхичитте тибетского буддизма;

– дать анализ философским аспектам учения о бодхичитте в тибетском буддизме.

Источниковедческую базу исследования составило произведение Гьялсэ Тогме Сангпо «Комментарии к словам из устной передачи по практике преображения сознания, состоящее из семи пунктов» (rgyal sras togs med bzang po dpal gyis mzad pa’i blo sbyong don bdun ma’i snyan brgyud kyi tsig rnams bkral ba bzhugs so), переведенное нами с тибетского языка на русский.

В ходе исследования совершена поездка в тибетский монастырь Джудо в Северной Индии, городе Дхарамсала, где были собраны полевые материалы, которые использовались в данной диссертационной работе, в частности интервью с монахами монастыря Джудо.

Теоретико-методологическая база. При анализе понятия бодхичитта исследование конкретного текстологического и исторического материала опиралось на общенаучный принцип системности, метод сравнительно-исторического анализа и др. При работе над диссертацией использовались источниковедческие методы исследования, философско-культурный и компаративистский подходы. Используемые подходы к анализируемому материалу в значительной мере определялись методом философской реконструкции взглядов Гьялсэ Тогме Сангпо на проблему преображения мышления. Предпринята попытка дискурсивного анализа построений мыслителя, основанных на сочетании знания рационального и полученного, благодаря мистической интуиции, потребовавшей обращения к буддийской феноменологии сознания.





Научная новизна работы заключается в следующем:

– выявлено сотериологическое и философское содержание учения о бодхичитте; установлено, что понятие бодхичитта тесно привязано к категориям Абхидхармы – читте и виджняне, а также к категориям Праджняпарамиты – праджне и шунье; показано единство Абхидхармических и Праджняпарамитских принципов в понимании бодхичитты;

– исследована концепция относительной и абсолютной бодхичитты; выявлены ее теоретические истоки, восходящие к теории двух истин; установлено, что относительная бодхичитта отражает суть религиозных принципов тибетского буддизма, а абсолютная бодхичитта - суть теоретических принципов;

– проанализировано этическое содержание учения о бодхичитте, установлено, что оно органически вплетено в сотериологическое содержание буддизма и характеризует относительную бодхичитту;

– выявлено, что медитативные аспекты учения о бодхичитте в тибетском буддизме тесно привязаны к этическим принципам, а также органически вплетены в сотериологическое содержание буддизма и характеризуют относительную бодхичитту;

– определено, что философское содержание учения о бодхичитте выражено в представлениях о пустоте и праджне и характеризует абсолютную бодхичитту;

– переведен, проанализирован и введен в научный оборот, текст Гьялсэ Тогме Сангпо под названием «Комментарии к словам из устной передачи по практике преображения мышления, состоящей из семи пунктов» (rgyal sras togs med bzang po dpal gyis mzad pa’i blo sbyong don bdun ma’i snyan brgyud kyi tsig rnams bkral ba bzhugs so).

Основные положения, выносимые на защиту

1.Понятие бодхичитты отражает единство сотериологических и философских принципов буддизма, которые выражены в Абхидхармических и Праджняпарамитских построениях.

2. Понятие бодхичитта тесно связано с категориями Абхидхармы – читта и виджняна, выражающими их философскую суть, а также с категориями Праджняпарамиты – праджня, пустота; так как праджня и бодхичитта являются наиболее значимыми понятиями в буддийской философии, то именно они являются основополагающими принципами для сотериологической теории.

3. Сотериологическое содержание понятия бодхичитта раскрывается в учении об относительной бодхичитте, главную суть которой составляют этические и медитативные аспекты; философское содержание раскрывается в абсолютной истине, отражением которой является понятие праджни.

4. Понятие бодхичитта получило наиболее глубокую разработку в тибетском буддизме, где оно раскрывается в трех аспектах: этическом (тришикша ‘мораль’), практическом (самадхи ‘медитация’) и теоретическом (праджня ‘мудрость’).

5. Этические и практические аспекты учения о бодхичитте отражают относительную бодхичитту, теоретический аспект отражает абсолютную бодхичитту, которые в свою очередь восходят к теории двух истин: парамартха-сатья и самврити-сатья – являющихся основой пути спасения в буддизме.

Теоретическая значимость данного диссертационного исследования состоит в том, что его результаты восполняют наше представление о бодхичитте и могут быть использованы для исследования философии тибетского буддизма. Выполненные переводы вносят вклад в разработку методологии и методики перевода тибетских текстов.

Практическая значимость результатов исследования состоит в возможности использовать содержащиеся в работе положения и выводы при составлении обобщающих трудов по истории и философии буддизма, в разработке курсов лекций по специальностям «религиоведение», «всеобщая история», «культурология». Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе вузов и средних учебных заведений при чтении курсов лекций, в подготовке методических пособий, спецкурсов и семинаров.

Апробация результатов исследования. Данные исследования апробированы в рамках работы в международных научно-практических конференций «Батуевские чтения-3: История и культура народов Сибири, стран Центральной и Восточной Азии» (Улан-Удэ, 2007), «Буддизм и вызовы третьего тысячелетия» (Улан-Удэ, 2009). Результаты исследования опубликованы в шести научных работах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих по три параграфа каждая, заключения, библиографического списка (114 наименование). К работе представлено приложение 16 с.

2. Основное содержание диссертационной работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень изученности проблемы, указываются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи работы, описываются методологическая основа и источниковая база исследования, его новизна, теоретическая и практическая значимость, выдвигаются основные положения для защиты.

Первая глава «Понятие бодхичитты в сотериологическом и философском контексте буддизма» раскрывает понятия бодхичитта, читты и виджняны в контексте Абхидхармы.

В параграфе 1.1. «Понятие бодхичитты в сотериологическом и философском контексте Абхидхармы» раскрывается понятие бодхичитта. Бодхичитта (санскр. бодхи ‘просветление’ и читта ‘сознание’, тиб. byang chub kyi sems) является важнейшим понятием буддизма, означающим совершенное состояние индивидуума, лишенное негативных препятствий. Бодхичитта, зарождающаяся из великого сострадания, трактуется и как гармония внутренних и внешних проявлений. Это состояние чистое и совершенное, находящееся вне времени и пространства.

Читта является второй составной понятия бодхичитта, получившего наиболее глубокую разработку в абхидхармической теории, основные принципы которой были изложены знаменитым Васубандху в «Абхидхармакоше». Но сама теория существовала еще задолго до указанного произведения, своими истоками она восходит к первым двум истинам и тесно связана с понятием «дхарма».

Собственно сама читта – это сознание, которым необходимо управлять, содержимое которого необходимо постоянно держать под контролем. Читта есть то самое зеркало, посредством которого мы способны видеть весь спектр ощущений, поступающих от органов чувств. Она обладает динамическим и статичным свойствами по отношению к мыслям и обрывкам информации в разуме. Мысли становятся едиными и двигаются непрерывным потоком. Сознание в смысле центрального потока элементов сознавания называется читта, или виджняна. Манас, не будучи элементом чувственным, не в состоянии касаться вишая, объективно-чувственного. Сознание опирается, с одной стороны, на чувственные дхармы (рупа), с другой – на нечувственный элемент, на сознание предыдущего момента, или манас.

Виджняна рождается беспрерывно, но не бывает того, чтобы в один момент было две виджняны. Виджняна есть сознание, знание, познание. В буддизме непросветленное сознание, которое имеет конкретное содержание, соответствует восприятию мира на уровне низшей истины.

Бодхичитта таким образом означает просветленный ум, где просветленность распознается как состояние ясности, осознанности, растворения собственного «я», переходящее в состояние единства со всем окружающим. В сотериологическом контексте она непосредственно связана с реализацией «пути спасения», определяя принципы повседневной деятельности человека в контексте главной цели его существования – избавление от омраченного сознания и в возможности выявить свою истинную природу, тождественную всем и всему.

В параграфе 1.2. «Понятие бодхичитты в сотериологическом и философском контексте Праджняпарамиты» отражены философские предпосылки понятия бодхичитта в Праджняпарамитской традиции, а также рассмотрены понятия праджня и пустота.

Несмотря на то, что второй компонент понятия бодхичитта получил детальную разработку в абхидхармической теории, само понятие бодхичитта было тесно связано с понятиями праджня, пустота, которые разрабатывались в традиции праджняпарамитской философии.

Праджня – это мудрость, не опирающаяся на слова, знаки, письмена и обусловливающая непосредственное постижение высшей истины, что равнозначно просветлению. Просветление – это видение вещей в их абсолюте, это есть видение пустоты. Праджня, таким образом, это и есть просветление. Это трансцендентная мудрость, отражающая высший этап сознания, этап просветленного сознания.

Пустота (санскр. шунья) – одно из основных философских понятий буддизма Махаяны. По справедливому замечанию Л.Е. Янгутова, буквальный перевод санскритского термина шунья как пустоты приводит к множеству недоразумений: «Самой распространенной ошибкой является то, что под пустотностью понимается простое ничто, полное отрицание чего бы то ни было. Однако пустотность в буддийском понимании не есть полное отрицание чего-то, буддийское отрицание – это отрицание того, что препятствует освобождению»[8]

.

То, что реально, должно быть независимым, его существование и происхождение не должно зависеть от чего-либо другого. Однако все, что мы знаем, зависит от каких-то условий и, значит, не может считаться реальным. Пустота, или пустотность, проповеданная в текстах Махаяны, неизмеримо глубже по сути. Она объект беспредельного знания. Оставаясь в мире относительности, где правят законы логики, нельзя составить даже отдаленного представления об истинной пустоте или о том, что определяется в Праджняпарамите как Великая Пустота, или Махашуньята.

В этом смысле Великая Пустота находит свое отражение в бодхичитте. В праджняпарамитском понимании бодхичитты соединились понятия читта как сознание, ум и шунья как пустота. Согласно бодхичитте, шунья достижима тогда, когда ум начинает распознавать отсутствие сущности как таковой. Путем понимания и переживания природы ума как сущностно пустой можно прийти к дальнейшему пониманию того, что любое феноменальное состояние ума также лишено сущности. Это переживание берет свое начало в уме, оно столь же сущностно пусто и не может быть реальным.

Все, что связано с внешними и внутренними мирами, с восприятием познающего ума, есть результат неведения, а значит все является иллюзорным. Следовательно, нет ничего реального, все лишено реальности именно только в воспринимаемом нами мире. Реально только то, что находится за пределами нашего восприятия, эта реальность лишена каких – либо качеств, лишена каких-либо воспринимаемых свойств. Значит, видение пустоты и есть собственно сама бодхичитта, а это не что иное, как практика бодхичитты. Таким образом, праджня и бодхичитта являются наиболее значимыми понятиями в буддийской философии, так как именно на них основаны принципы сотериологической теории.

В параграфе 1.3. «Понятие абсолютной и относительной бодхичитты» понятие бодхичитта раскрывается как «метод» и «мудрость», где относительная бодхичитта выступает в качестве «метода», а абсолютная бодхичитта – в качестве «мудрости».

Деление бодхичитты на абсолютную и относительную своими истоками восходит к теории двух истин. «Согласно этой теории, существуют истины: парамартха-сатья и самврити-сатья. Парамартха-сатья – это истина, которая отражает природу вещей в том виде, в каком они есть на самом деле, ее нельзя ни выразить словами, ни изобразить в знаках, ни охватить мыслью. Она может быть постигнута непосредственно целиком и полностью, через непосредственное переживание в процессе религиозной практики. Ее постижение ведет к религиозному спасению, самврити-сатья – это истина, связанная с мирской жизнью человека, она доступна дискурсивному познанию, поскольку может быть выражена словами и знаками. Ее постижение не ведет непосредственно к религиозному спасению, но приближает к абсолютной истине»[9]. Истина может быть раскрыта абсолютной истиной (истиной просветленных, святых), или парамартха-сатьей. Данная истина выявляет природу вещей в том виде, в каком они есть в действительности, не имея под собой какой-либо вербальной опоры. Если постичь эту истину непосредственно целиком и полностью, то она, в свою очередь, может привести к религиозному спасению.

Этот же принцип лежит в основе деления бодхичитты на абсолютную и относительную. Относительная бодхичитта – это реальное проявление любящей доброты и сострадания ко всем живым существам. Абсолютная бодхичитта – это осознание пустоты как всеобъемлющей истинной природы реальности. Оба аспекта бодхичитты являются частью просветленной природы ума.

Относительную бодхичитту можно разделить на бодхичитту намерения и бодхичитту действия. Первая представляет собой намерение принести благо всем живым существам, вторая – действие, когда происходит воспроизведение в реальности бодхичитты намерения. «Относительная бодхичитта – это первичный ум, побуждаемый двумя намерениями. Одно намерение – принести благо всем живым существам, а второе – достичь состояния Будды. Намерение принести благо всем живым существам побуждается сильными чувствами любви и сострадания. Относительная и абсолютная бодхичитта – соотносятся как метод (thabs) и интуиция (shes rab), однако относительная бодхичитта без абсолютной не приведет к достижению состояния Будды. Для этого необходима интуиция, познающая пустотность. При одновременном практиковании относительной и абсолютной бодхичитты появляется возможность достижения просветления.

Феномен разумного человека заключается в том, что он может на абсолютной основе выбрать мир абстракций, раздвигая грани своих мыслительных способностей до бесконечности. Иначе говоря, он обладает способностью переживать бытие в своих мыслях одновременно в двух его ипостасях – реальном и виртуальном. Это означает, что человек в своей мыслительной деятельности придерживается определенной последовательности, главным образом опираясь на абстрактные допущения и постепенно доводя их до конкретного объекта. Все дело в том, что сам «объект может быть узнан только, когда он воспринят как целое»[10]. Все, что связано с внешними и внутренними мирами, с восприятием познающего ума, есть результат неведения, а значит все является иллюзорным. Следовательно, нет ничего реального, все лишено реальности именно только в воспринимаемом нами мире. Реально только то, что находится за пределами нашего восприятия, эта реальность лишена каких-либо качеств, лишена каких-либо воспринимаемых свойств. Значит, видение пустоты и есть собственно сама бодхичитта, а это не что иное, как практика бодхичитты. Таким образом, праджня и бодхичитта являются наиболее значимыми понятиями в буддийской философии, так как именно на них основаны принципы сотериологической теории.

Вторая глава «Учение о бодхичитте в сотериологической и философской традиции тибетского буддизма» посвящена процессу становления буддизма в Тибете, где даются сущностные характеристики философии и сотериологии тибетского буддизма, место и роль понятия бодхичитта.

Атиша Дипанкара Шриджняна одним из первых начал проповедовать в Тибете учение о бодхичитте, которое состояло из «семичленной практики» и «практики замены себя на других». В его проповедях эти практики, по сути, представляли собой метод, с помощью которого достигается просветление, ради спасения других живых существ. Семичленная практика представлена в следующих семи частях:

1) предварительная практика: демонстрирование базового учения;

2) практика культивирования двух видов бодхичитты;

3) привнесение на путь просветления неблагоприятных факторов;

4) демонстрация превращения практики преображения сознания в практику всей жизни;

5) мера преображения сознания;

6) обязательства по практике преображения сознания;

7) наставления по практике преображения сознания[11].

Практика «замены себя на других», в свою очередь, является практикой принятия неблагоприятных факторов на себя и отдачи благоприятных факторов другим живым существам. «Семичленная практика» базируется на праджняпарамитских сутрах. Согласно традиции, она передавалась по линии преемственности от Нагарджуны, который передал ее своему ближайшему ученику Арьядеве, тот – Чандракирти и так далее. Другая практика – зарождение бодхичитты на основе «замены себя на другого» – изложена в Аватамсака-сутре. Обе эти практики объединил Атиша. К ним было составлено большое количество комментариев, которые в более поздний период Чекава Еше Дорже (1101-1175) объединил в фундаментальный текст «Ло Чжонг Дондунма» (blo sbyong don bdun ma’i ‘практика преображения сознания’).

Этот религиозно-философский текст, состоящий из 25 листов, включает практику принятия и отдачи. Вся практика основывается на бодхичитте, на этапах пробуждения. От других наставлений работу отличает то, что в так называемой «практике преображения сознания» освещены понятия относительной и абсолютной бодхичитты.

Данная работа является универсальным сочинением, включающим все практики «Ло Чжонга Дондунма», помогающие наиболее целостно воспринять основополагающие знания данного учения. Этот текст относится к разряду очень важных наставлений, в которых каждая фраза описывает отдельную тему практики, требующей соответствующих знаний и освоения. В тибетской книге Гьялсэ Тогме Сангпо «Комментарии к словам из устной передачи по практике преображения мышления, состоящей из семи пунктов» (rgyal sras togs med bzang po dpal gyis mzad pa’i blo sbyong don bdun ma’i snyan brgyud kyi tsig rnams bkral ba bzhugs so), дано описание метода спасения, или же достижения «несравненного» просветления, которое в тексте характеризуется как «непоколебимая бодхичитта. В тибетском буддизме практика преображения сознания – это путь к просветлению, включающий три необходимые практики (тришикша): мораль (шила), медитацию (самадхи) и мудрость (праджня).

В параграфе 2.1. «Этические аспекты учения о бодхичитте в сотериологическом контексте тибетского буддизма» доказывается, что этические аспекты в первую очередь связаны с практической стороной учения о бодхичитте, а именно практикой преображения сознания для достижения просветления. В этом контексте бодхичитта понимается как ум, направленный к пробуждению, находящийся в состоянии сна; ум который не осознает себя, упускает себя, воспринимая только феномены, но упускает себя как причину различения этих феноменов. Это ум, который находится в неведении относительно своего состояния, своих намерений, своих воззрений, узнает самого себя лишь в некоторых проявлениях, определенных феноменах, не обнаруживает причин узнавания этих феноменов, не обнаруживает этих способностей воспринимать узнавание как процесс, опирается на результаты узнавания как на самосущие явления, как на реальность.

Большую этическую нагрузку несет подготовка к просветлению сознания. Как отмечалось ранее, относительная бодхичитта практикуется с использованием обычных умственных процессов, она связана с практической жизнью. «Относительная бодхичитта – это первичный ум, побуждаемый двумя намерениями. Одно намерение – принести благо всем живым существам, а второе – достичь состояния Будды»6

[12] 3.

В этическом аспекте бодхичитта в первую очередь понимается как форма правильного отношения ко всем живым существам, выражающегося в правильных эмоциях: любовь, сострадание, радость, бесстрашие, то есть все то, что проистекает непосредственно из истинной природы ума. Это составляет базовую основу бодхичитты. Гордость, гнев, желание, ревность, неведение исходят из ошибочной эгоцентрической привычки ума, именно по этой причине эти эмоции исчезают или трансформируются, когда это привычка побеждена.

Бодхичитта способна трансформировать любое действие, слово или мысль в средство для пробуждения сострадания. Все пять скандх пусты – их необходимо не просто логически осмысливать, а ясно воспринимать. Поэтому в буддизме человек и его природа объясняются как комплекс пяти скандх – телесных и духовных элементов дхарм, то есть комплекс физических и психических элементов. Сюда входят рупа – форма материальных элементов, ведана – чувства, санджня – восприятие, самскара – воля, стремление, виджняна – тонкое тело сознания. Именно сознание определяет данный комплекс нама – рупа.

В параграфе 2.2. «Медитативные аспекты учения о бодхичитте в сотериологическом контексте тибетского буддизм» отражены медитативные аспекты, с помощью которых можно достичь просветления.

В буддизме существует ряд школ и направлений, в которых основным моментом является практика медитации, с помощью которой достигается определенное состояние сознания. Именно медитация позволяет им выйти за пределы условных и относительных представлений о пространстве и времени, т. е. за пределы трехмерного мира. В процессе такой практики им открывается многомерная реальность с иными понятиями и гораздо более совершенными измерениями. Иначе говоря, именно эта медитативность преподносит качественно новый взгляд на такие понятия, как пространство и время.

Необходимо отметить, что духовная практика, предполагающая самоизоляцию от общества, также является одним из путей освобождения от неведения, от привязанности к своему «я». Наиболее эффективной формой достижения глубинного «я» является медитативный путь посредством инициации состояния транса, или самадхи. Это есть постепенный путь к спасению нашего ума. Именно в буддизме постулируется идея необходимости приложения учения к своим собственным переживаниям и тем самым создаются необходимые условия для раскрытия вечной потенции сознания, по сути, своей направленного к чему-то лучшему и большему, чем «я» сам. А это наилучшим образом реализуется в медитации.

Медитация требует огромных усилий, большой силы воли и нравственной чистоты. «Нирванирующий в промежутке смерть – рождение» – это один из множества возможных вариантов «ставших на путь», поскольку в буддизме «на самом деле их столько, сколько существует типов личностей, т.е. список практически неисчерпаем»[13].

Полная медитация требует практики самоизоляции от внешнего мира. Практика самоизоляции от внешнего мира главным образом развита в Тибете. Она предполагает заточение человека в глубокой пещере, где отсутствует доступ света и всякого рода звуков. Тем самым достигается абсолютная изолированность от внешнего мира для преодоления обусловленного («омраченного») сознания. При этом острое чувство голода, в особенности на первых порах, также помогает обуздать разного рода желания и утратить биологическое время. Соблюдение данных условий ведет к нирване, к возможности мыслить о мысли. Размышления о болезнях, старости и других аспектах нашего драгоценного человеческого рождения приводят к пониманию степени привязанности к собственной версии реальности. Лишь медитативное умозрение позволяет выйти за рамки пространственно-временной обусловленности сознания человека.

В параграфе 2.3. «Философские аспекты учения о бодхичитте в тибетском буддизме» понятие бодхичитта рассматривается в философском аспекте. Философский аспект бодхичитты нашел отражение в абсолютной бодхичитте, которая представляет собой познание пустоты феноменов при помощи ума, побуждаемого относительной бодхичиттой.

Косность сознания заключается в том, что человек уверовал в бездуховность материи. Все дело в том, что человек видит и воспринимает на чувственном уровне ровно столько, сколько он знает. И, соответственно, не видит и не воспринимает то, что он не знает. Именно в этом значении утверждается, что знание – ядро сознания. Такое состояние сознания в буддизме называется «омраченное сознание». Здесь важно понимать, что данное учение не пропагандирует идею бессмысленности бытия человека. По словам Будды, чтобы переплыть реку, нужно усиленно работать руками и ногами. Речь идет, скорее, о толерантном отношении к окружающему миру.

Уникальность сознания заключается в том, что оно постоянно продуцирует грани проявления бытия, расширяя мир от состояния его возможного или потенциального до состояния актуального и ноуменального. Это означает, что любой порядок построения умственных конструкций, имеющих отношение к идеальному допущению вообще (мир фантазий), всегда имеет отношение к самой действительности или реальности. Человек не может воспроизвести что-либо, не имеющее отношения к действительности или наличествующему миру. Вот почему имеет место быть потенциальное или возможное как бытие.

В этой связи находит свое подтверждение сложившееся представление о том, что философия как интерсубъективная форма мышления, имеющая социо-культурные особенности своего проявления, обусловленна главным образом историко-культурными, этническими, религиозными и другими факторами. Утвердившееся мнение о том, что западная философия – прагматическая, а восточная – мистическая, в свете сказанного уже не актуально. Так, даосизм как учение о бытии при его практической реализации в себе обнаруживает столь значительный рационализм, что мистицизм, основанный на иррационализме, предельно нивелируется. Традиции же, доведенные до абсолютных ценностей, порождают принцип релятивности, исключающий поиск смыслов в объекте восприятия.

Феноменологический подход к предметному миру допускает наличие «чистого сознания», то есть идеальной сущности вне ее предметного проявления. Однако «омраченное сознание» человека, имеющее больше отношение к рассудку (на данном уровне мышления оперирование абстракциями происходит в пределах неизменной схемы, заданного шаблона, жесткого стандарта), нежели разуму, локализует его интеллектуальную деятельность в жестких рамках устоявшейся системы координат, пребывая в состоянии неведения. В данном контексте особую значимость обретает именно практика преображения сознания.

Актуализируя тему человека, где мерой всех вещей является сам человек, следует сказать, что этот феномен, по всей вероятности, и является необходимым звеном в цепи мироздания, а также носителем кода проникновения в тайну бытия.

В Заключении подводится итог исследованию, формулируются выводы и указываются проблемы, возникшие при анализе тибетского текста Ло Чжонг Дондума в философском контексте, решение которых представляет интерес для буддологии и тибетологии. Также обосновывается учение о бодхичитте, которое является основой буддийской сотериологии и представляет собой единство сотериологических и философских принципов буддизма, выраженных в абхидхармических и праджняпарамитских построениях.

Приложение содержит перевод произведения Гьялсэ Тогме Сангпо «Комментарии к словам из устной передачи по практике преображения мышления, состоящей из семи пунктов» (rgyal sras togs med bzang po dpal gyis mzad pa’i blo sbyong don bdun ma’i snyan brgyud kyi tsig rnams bkral ba bzhugs so)

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

1. Значение абсолютной и относительной бодхичитты // Вестник БГУ. Сер. Востоковедение. – Улан-Удэ, 2008. – Вып. 8. – С. 47-50 (0.4 п.л.) (реферируемое издание).

2. Категория шуньи в контексте учения о бодхичитте // Вестник БГУ. Сер. Философия. – Улан-Удэ, 2010. – Вып. 14. – С. 81-84 (0.4 п.л.) (реферируемое издание).

Публикации в других журналах и сборниках

3. Практика преображения сознания // Традиции Абидармы, Праджняпарамиты, Тантры и литературное творчество бурятских религиозных деятелей. – Улан-Удэ, 2008. – С. 131-140 (0,4 п.л.).

4. Сотериологические аспекты бодхичитты в тибетском буддизме // Сотериологические учения буддизма стран Центральной и Восточной Азии, г. Улан-Удэ: ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2009. – С. 131-138 (0,4 п.л.).

5. Научно-гуманистическое мировоззрение и ценностные формы сознания // История и культура народов Сибири, стран Центральной и Восточной Азии. Батуевские чтения. Вып. 3. – Улан-Удэ: ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. – С. 389-400.

6. Ценностные формы сознания в восточной философской парадигме // Наука, управление и инновации в вузах байкальского региона: практика, проблемы и перспективы, г. Улан-Удэ: ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. – С. 10-13.

Подписано в печать 23.09.10 Формат 60х84х1/16.

Бумага офсетная. Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 67

Читинский государственный университет

672039, ул. Александро-Заводская, 30

Издательство ЧитГУ


[1] Дандарон Б.Д. Мысли буддиста. – Большой Камень, 1970.

[2] Шантидева. Bodhicaryavatara: Вступление в практику Бодхисаттв (byang chub sems dpa'i spyod pa la 'jug pa zhes bya ba bzhugs so) / Пер., предисл. и коммент. И.С. Урбанаевой.– Улан-Удэ, 2007.

[3] Геше Джампа Тинлей. Бодхичитта и шесть парамит / Отв. ред. и сост. И.С. Урбанаева. – Улан-Удэ, 2000.

[4] Намкха Пел. Лоджонг «Лучи Солнца»: Тренировка ума, подобная лучам солнца / Пер. с тиб., предисл. и коммент. И.С. Урбанаевой. – Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. – 192 с.

[5] Еше Лодой Ринпоче. Комментарий к тексту Дхармаракшиты «Боевая Чакра». Махаянское преобразование мышления / Еше Лодой Ринпоче; Пер. С.П. Нестеркина. – Улан-Удэ : Нютаг, 1999.

[6] Далай-лама XIV. Мир тибетского буддизма. Обзор его философии и практики. – СПб. : Нартанг, 1996. – 226 с.

[7] Его Святейшество Далай-лама XIV, Тензин Гьяцо. Комментарий на «37 практик бодхисатвы» / Пер. с англ. и тиб., примеч. А.А. Нариньяни. – М. : Открытый Мир, 2006. – 240 с.

[8] Янгутов Л. Е. Традиции Праджняпарамиты в Китае. – Улан-Удэ, 2007. – С. 121.

[9] Там же – С. 220.

[10] Витяев Е.Е. Принцип работы мозга и процесс познания в науке и искусстве. – Новосибирск, 1995. – С. 3.

[11] Сангпо Г.Т. Комментарии к словам из устной передачи по практике преображения мышления, состоящей из семи пунктов. – Л. 2Б.

[63] Тинлей Г.Д. Лоджонг. – Екатеринбург, 2008. – С. 71.

[13] Брянский М.Г. Знания, ведущие к просветлению в буддизме // Философия, социология и современность. – Улан-Удэ, 2002. – С. 94.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.