WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Методологические возможности принципа дополнительности в формализованных и неформализованных знаниях

На правах рукописи

Мушич-Громыко Вячеслав Георгиевич

Методологические возможности принципа дополнительности в формализованных и неформализованных знаниях

Специальность: 09.00.01. – онтология и теория познания

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени
кандидата философских наук

Новосибирск 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новосибирский государственный университет экономики и управления»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Фигуровская Валентина Михайловна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Колеватов Виктор Александрович

доктор философских наук, профессор

Розова Сталя Сергеевна

Ведущая организация: Сибирский государственный университет

путей сообщения, г. Новосибирск

Защита состоится 18 июня 2010 г. в 1100 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.173.12 при Новосибирском государственном техническом университете по адресу: г. Новосибирск, 630092, ул. Проспект К. Маркса, 20,

V корпус, ауд. 302, Конференц-зал ФБ и ФГО.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного технического университета.

Автореферат разослан « » мая 2010 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

канд. филос. наук, доцент Вальдман И.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Философское осмысление новых научных знаний не обходится без того, чтобы новые рефлексивные и методологические принципы и концепции, возникшие в процессе становления этих новых знаний, не сопоставлялись с уже существующими концепциями для обнаружения их диалектической сходности или различия.

Фундаментальные естественные науки и математика (то есть формализованные знания) давно стали предметом философского исследования, однако по-прежнему острой остаётся проблема взаимодействия методологических установок естественнонаучного и социогуманитарного знания, как знания неформализованного или трудно формализуемого. Становление неклассической науки, связанное с выявлением конституирующей роли субъекта познания в научной деятельности и в содержании научной теории, свидетельствовало о необходимости преодоления классических представлений о познании как отражении предзаданной ему реальности, определённой «самой по себе» во всех её характеристиках, открываемых и фиксируемых в процессе познавательной деятельности, не только для области квантовых явлений, но и для областей познания, традиционно охватываемых классическими способами познания.

Одновременно следует указать, что до сих пор в сферу гносеологического анализа не были вовлечены такие научные дисциплины, с помощью которых абстрактно-логические ходы мысли можно было бы достаточно наглядно иллюстрировать с помощью схем и чертежей. К ним относится начертательная геометрия, когда с помощью её особой схемно-формальной наглядности можно увидеть определённые процедурные аспекты оперирования репрезентациями, замещающими реальные физические объекты, явления в ходе исследования, завершающиеся эффектами, сходными с теми, что происходят при изучении явлений микромира.

Если опыт квантовой механики показал совершенно новую роль исследователя, использующего прибор в получении знания, то в начертательной геометрии можно обнаружить аналогичную роль наблюдателя, выбирающего направление проецирующих лучей, создающих в ортогональном проецировании ситуации, сходные с ситуациями познания явлений микромира, когда пропадает информация об одной из измеряемых величин, с помощью которой описывается явление. В философии и гуманитаристике оперирование понятиями и категориями тоже можно уподобить проецированию, а значит и появлению в некоторых случаях эффекта противоречия репрезентаций. Методологической основой получения адекватного объяснения явления в этом случае становится принцип дополнительности.

Методологическая роль принципа дополнительности Н. Бора рассмотрена в философской литературе. При этом обсуждаются его возможности не только в естественнонаучном, но и в гуманитарном знании. В этих обсуждениях до сих пор не был детально проанализирован механизм переноса принципа дополнительности на гуманитарную сферу. Понятия, которые играют ключевую роль в проведённом исследовании, имеют статус установившихся, активно работающих в аппарате специальных наук, а также в онтологических и гносеологических теориях. В целях преодоления некоторых барьеров в понимании принципа дополнительности на специфически гуманитарном материале, содержание этих понятий расширяется в соответствии с природой изучаемых объектов.

Принцип дополнительности, обогащённый теорией репрезентации, приобретает бльшую методологическую силу, поскольку появляется возможность рассмотреть ходы исследовательской мысли, в которой осуществляется движение от одних уровней абстракции к другим. При этом на материале представлений, взятых из сферы точного формализованного знания и перенесённых в сферу неясных, требующих знания и понимания контекста, литературных сюжетов, по-новому проявляются методологические возможности принципа дополнительности. Соединяясь с методологиями репрезентации и проецирования, они получают особую наглядность. В этом отношении оказывается уместным сослаться на высказывание Т. Куна о новом понимании процесса познания, когда нужно «научиться замещать эволюцию к тому, что мы надеемся узнать, эволюцией от того, что мы знаем»[1]. Методология, опирающаяся на принцип дополнительности, нашла довольно широкое применение в естественнонаучном, и в первую очередь, физическом познании. Что касается её переноса в сферу социогуманитарного знания, которое не поддаётся классической формализации, эффективность метода ещё необходимо доказать путём специального исследования соответствующих познавательных процедур. Для нас важным условием такого исследования является высказанное И.В. Блаубергом и Э.Г. Юдиным определение при исследовании систем: «В такого рода концепциях описательная часть играет подчинённую роль, а то и вовсе практически отсутствует, по своему типу являясь нормативной. Поэтому её значение раскрывается лишь тогда, когда она выполняет свою основную функцию – функцию логической организации какого-то специально-научного содержания. Очень важной особенностью методологических концепций и дисциплин является большая роль, которую играет в них формализация…»[2]. Обращаясь к идеям и принципу дополнительности не только как к общенаучному, но и философскому методу познания, мы получаем возможность раскрыть в более полном объёме содержание, структуру, основные элементы интересующего нас объекта, а в художественных текстах - выявить адекватные смыслы.



В соответствии с принципом дополнительности необходимо брать в расчёт именно две противоречивые репрезентации, когда они, сведённые вместе как дополняющие друг друга, ещё не составляют сам принцип дополнительности. Одновременно следует включить в систему описания объекта операторы, посредством которых эти репрезентации получены, и обнаружить сопряжённые дополнительные величины. Прибегать к методологии дополнительности приходится тогда, когда выявлено отсутствие информации об одной из дополнительных величин какой-либо из репрезентаций. В этот момент мы и обращаемся к философской составляющей общенаучного принципа, используя его функцию логической организации специально-научного содержания.

В рассмотрении внутренней сущности принципа дополнительности не обойтись без сложных построений из идеализированных объектов для того, чтобы эти идеализированные объекты отражали все возможные состояния изучаемого объекта (вектор состояния). Обращение к теории репрезентации позволяет ярче высветить последовательность таких познавательных процедур. Поэтому актуальность исследования видится и в разработке практических приёмов разрешения научно-исследовательских проблем с помощью принципов дополнительности и репрезентации. Представляется, что традиционные проблемы гуманитарных наук – понимания и объяснения, модели и интерпретации могут быть рассмотрены с помощью идеи Боровской дополнительности, обогащённой методологией репрезентации. В этой связи можно отметить работу В.А. Колеватова, в которой рассматриваются возможности применения принципа дополнительности к анализу знаковых репрезентаций.[3]

Л.А. Микешина[4] обращает внимание на то, что познание, включающее репрезентацию как процедуру и через неё объясняющее сами «механизмы» познания, уже «нагружено» тем, что предполагает признание «оптической теории познания», визуальной метафоры, метафоры зеркала и господство зрительного восприятия в формулировании знания. Эти особенности познавательной деятельности отчётливо проявляются в начертательной геометрии. Благодаря процедурам реализации принципа дополнительности в её познавательных регламентациях удаётся исследовать механизм возникновения эффекта дополнительности, связанный с тем фактом, что в процессе оперирования с изучаемым объектом информация о нём частично становится недоступной в том или ином отношении, в зависимости от используемого инструментария. Для адекватного описания объекта эта информация затем должна быть восстановлена в возможно полном объёме. Предложенный подход позволяет далее перенести подобные процедуры в сферу анализа гуманитарных текстов и обозначить возможность доказательства дополнительности определённых величин в репрезентациях, без которых понимание смыслов самих текстов крайне затруднительно.

Таким образом, актуальность исследования обусловлена недостаточной разработанностью механизма взаимодействия различных сфер естественно-научного и социогуманитарного знания и необходимости выявления тех методологических процедур, с помощью которых это взаимодействие может стать основой для утверждения действительного единства формального и неформального знания и познания, и дальнейшего развития теории познания.

Степень разработанности проблемы

Анализируемая тема предполагает решение нескольких взаимосвязанных проблем, составляющих определённые направления исследований в философской и научной литературе.

Во-первых, существует обширный массив исследований, в которых обсуждаются проблемы «открытой» и «закрытой» рациональности как формы и процесса эволюции научного знания. К ним относятся работы: Д. Бома, Г.А. Брутяна, В.Н. Карповича, Б.Г. Кузнецова, Н.А. Князева, И.С. Ладенко, С.Н. Мареева, В.С. Стёпина, В.С. Швырёва, Г.П. Щедровицкого.

Во-вторых, особого внимания заслуживает литература, посвящённая анализу теории репрезентации. Здесь можно указать таких авторов, как: М. Вартофский, Т. Кун, И.С. Нарский, В.А. Колеватов, Л.А. Микешина, Н.А. Князев, В.А. Фок, С. Хокинг, П. Файерабенд, В.А. Лекторский, М. Хайдеггер, Х.И. Зандкюлер, У. Куайн, У. Селларс, Э. Кассирер.





В-третьих, философские исследования идей дополнительности как общенаучного и философского принципа осуществляли: Л.Б. Баженов, А.Р. Познер, И.С. Алексеев, В.П. Хютт, Ю.В. Сачков, Э.М. Чурилов, К.Х. Делокаров, И.А. Акчурин, А.М. Мостепаненко, В.С. Стёпин, И.Т. Фролов, М.А. Розов.

Кроме того, имеются работы, посвящённые философскому анализу принципа дополнительности Н. Бора, обращённого к квантовой физике – Н. Бора, В. Гейзенберга, В. Паули, М. Борна, Л.де Бройля, М. Бунге и многие другие.

Нам при исследовании необходимо было показать, в чём состоит привлекательность начертательной геометрии как предмета философского анализа. При этом выявилось, что с помощью начертательно-геометрических представлений можно лучше разобраться в философском, научном и культурологическом смысле категории «пространство», что позволяет на этом основании установить эпистемологические и герменевтические возможности дополнительности как способа расширения объёма информации об интересующем исследователя объекте. В этой области работали: Евклид, Архимед, Гиппарх, Менелай, Б. Паскаль, Р. Декарт, Ж. Дезарг, Л. Эйлер, А. Эйнштейн, Б. Риман, Н. Лобачевский, Г. Монж, Ф.Клейн.

Гносеологический и методологический анализ начертательной геометрии проводился Н. Рыниным, Н.Ф. Четверухиным, Дж. Фоли, С.А. Фроловым, В.П. Демьяновым, М.Ф. Покорным.

Объект исследования – методологический изоморфизм формализованного естественнонаучного и неформализованного (социогуманитарного) знания.

Предмет исследования – принцип дополнительности как идея, метод и механизм развития знания, его интерпретации и применение к анализу начертательно-геометрического схематизма.

Цель работы: Раскрыть методологические возможности принципа дополнительности в процессе естественнонаучного и социогуманитарного познания.

Задачи исследования:

  1. исследовать специфику «открытой» и «закрытой» рациональности в развитии формализованного и неформализованного знания;
  2. представить механизм проявления принципа дополнительности в его абстрактно-наглядной форме на материале начертательно-геометрического знания;
  3. выявить место и функции принципа дополнительности в положениях теории репрезентации;
  4. показать методологическую эффективность применения принципа дополнительности в выявлении диалектически противоречивых смыслов социогуманитарного знания и литературно-художественных текстов и их возможного уравновешивания через устранение противоречий репрезентаций текста.

Методологическая и теоретическая основы исследования

Методологической базой исследования являются: диалектико-материалистический принцип единства объекта и субъекта познания, принцип различения родовидовых понятий «универсальное – индивидуальное», герменевтический подход к анализу переходов от абстрактно-логических к содержательным смыслам, принцип дополнительности в его применении к таким областям знания, как начертательно-геометрическое и социогуманитарное, а также принцип репрезентации. Методологические возможности начертательной геометрии в их философском осмыслении позволяют выходить за рамки формализованного знания и обращаться к социогуманитарным текстам.

Гипотеза исследования

Принцип дополнительности является всеобщим способом получения более полного знания в естественных, технических, математических, социогуманитарных науках, при этом необходимо выявить условия, когда он может быть реализован.

Научная новизна исследования заключается в выявлении теоретических и операциональных возможностей принципа дополнительности и их применимости в различных сферах знания для углубления понимания и полноты репрезентации изучаемых объектов.

Элементы научной новизны представлены в следующих положениях, выносимых на защиту:

  1. Изучена диалектика «открытой» и «закрытой» рациональности как проявление сопряжённости познавательных процедур;
  2. механизм проявления принципа дополнительности получает наглядно-абстрактную репрезентацию через процедуры начертательно-геометрического проецирования;
  3. показана неразрывная связь методологии дополнительности с теорией репрезентации, что позволяет получать более адекватное знание в точных и социогуманитарных науках;
  4. выявлена возможность применения принципа дополнительности для устранения противоречий в понимании литературно-художественных текстов и сюжетов.

Научно-практическая значимость исследования

Теоретическое значение исследования заключается в расширении возможностей общенаучной методологии дополнительности и придание ей общефилософского смысла, что позволяет выявить не столько особенности, сколько общее в формализованном и неформализованном знании с точки зрения использования таких познавательных процедур, как проецирование, репрезентация, сопряжение «открытой» и «закрытой» рациональности. Таким образом, теория познания получает научный инструментарий для более адекватного описания, объяснения и понимания естественнонаучной и социокультурной картины мира.

Практическое значение исследования состоит в том, что его теоретические и практические положения и выводы могут быть использованы для развития пространственно-философского мышления студентов в процессе преподавания философии и культурологии, в практике использования визуальной информации современными информационными технологиями.

Апробация работы

Результаты диссертационного исследования обсуждались: на семинарах аспирантов и соискателей Новосибирского государственного университета экономики и управления; на кафедре философии Новосибирского государственного университета путей сообщения; на всероссийских конференциях «Модернизация Российского образования (НГТУ, сентябрь 2005) и «Философское осмысление теории и практики современного профессионального образования (НГПУ, март 2006). Диссертация обсуждена на заседаниях кафедры философии Новосибирского государственного университета экономики и управления (декабрь 2007, март 2010), на заседаниях кафедры философии Университета Российской Академии Образования (г. Москва, июнь 2009 г.).

Публикации. Основные положения диссертационного исследования отражены в 37 научных публикациях общим объёмом 60,95 печатных листов. Из них 24 статьи опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 12 статей - в научных журналах, 1 монография депонирована в ООО «Сибкопирайт».

Структура и объём диссертации

Диссертационная работа состоит из введения, трёх глав, содержащих шесть параграфов, заключения, списка использованных источников из 144 наименований. Иллюстрируют материал 26 рисунков. Работа изложена на 183 страницах основного текста, включая список используемой литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются цели и основные задачи исследования, обосновывается актуальность сформулированной темы, раскрывается степень её разработанности. Указываются методологические и теоретические основания диссертации, полученные результаты исследования и их научная новизна, теоретическая, методологическая и практическая значимость исследования. Отмечается, что принцип дополнительности Н. Бора в соединении с теорией репрезентации приобретает новые методологические и эвристические возможности, будучи обращённым на область начертательно-графических построений и социогуманитарных знаний.

В первой главе «Философия и наука как взаимосвязанные сферы знания» рассматривается постановка философией вопросов самого общего порядка, когда она (философия) переводит знание из области явления в область сущности, благодаря чему возникают основания для возникновения науки. В сфере инженерных, начертательно-графических знаний наука начинается с решения практических технических задач, проходит стадию умозрительно-теоретическую и восходит к научным обобщениям и законам. При этом умозрительно-теоретическую стадию условно можно разделить на две части, где первая непосредственно связана с философией, а вторая «отпочковывается» и превращается в специальное научно-теоретическое знание. Исторически научно-теоретическое знание связано с тем, что первыми были сформулированы основные законы механики и представлены в формализованном (математическом) виде. Эта органическая интеграция физики и математики сохраняется с необходимостью и в современной науке, будучи проявлением общей тенденции формализации знания. Для диссертационного исследования наибольший интерес представляет прежде всего начертательная геометрия как раздел математического знания в его связи с пространственными характеристиками физического объекта. Именно это положение позволяет обсуждать проблемы, связанные с философскими представлениями о пространстве, возможностями его наглядно-технической репрезентации и рационально-логическими средствами описания физических объектов, выявляющими диалектику «открытой» и «закрытой» рациональности. При этом в диссертации подчёркивается, что научно-теоретическое знание не теряет связи с философией, а наоборот, даёт ей дополнительное содержание. Также рассматриваются понятие и функции парной стилистики как особого приёма, позволяющего обнаружить то общее, что возникает при пересечении научной информации одного направления и другого.

В параграфе 1.1. «Диалектика «открытой» и «закрытой» рациональности» обсуждается эпистемологическая сопоставимость объектов квантовой механики и начертательной геометрии, позволяющая использовать идеи дополнительности на новом предметном материале. Диалектика «открытой» и «закрытой» рациональности позволяет исследовать, каким образом возможно осуществлять переходы от изображений пространственных форм на плоскости с последующим их редуцированием к объёмному реальному существованию физических тел. Осуществляя операции проецирования и редукции пространственных объектов, начертательная геометрия предлагает способы решения задач геометрического характера по заданным изображениям этих форм. В процессе преобразования геометрических объектов выявляются признаки генотипированности и выстраивается определённая последовательность действий познающего субъекта. В результате возникает отношение парности, называемое нами как сходность и контр-сходность, когда одна форма может переходить в другую. Методология проецирования основывается на принципе преобразования одних пространственных форм в другие. При этих преобразованиях появляется возможность понимания сходных форм, их генотипированности для последующего различения объектов не только в их радикальном несходстве, но и в сходности. Сопоставимость объектов квантовой механики и начертательной геометрии с некоторыми фрагментами социогуманитарного знания может быть осуществлена через содержательную сходность принципа дополнительности Н. Бора с проекционными позициями начертательной геометрии и процедурами выявления смыслов литературных образов и сюжетов. В диссертации показано, на каком основании возможна эта сопоставимость и чем начертательно-геометрическое проецирование способствует пониманию диалектики «открытой» и «закрытой» рациональности. Кроме того, в диссертации показано, что методология проецирования основывается на принципе преобразования.

Можно сказать также о расширении объёмов таких понятий, как корреляция, принцип, репрезентация, а также понимание/непонимание.

В параграфе 1.2. «Понятие и функции парной стилистики» вводится автором новое понятие «парная стилистика», которая определяется как единство «универсального» и «индивидуального», выражая «уникальное» в системе парности. Если обратиться к иллюстрации, то это проще сделать на геометрических или начертательных объектах. Линия на плоскости есть последовательность точек, которая генотипируется двумя признаками: определённостью направления, последовательности точек относительно листа бумаги, а также совпадением всех направлений точек линии до слияния в одну линию, которая и есть некоторая универсальность.

Но если проведена другая линия, пересекающаяся с первой, то они вместе задают в образовавшейся системе аспект «уникальности». Их «уникальность» выражена точкой их пересечения. Именно указанная «уникальность» характеризует стилистику чего-либо. Парная стилистика обладает номотетической и гуманитарной «чувствительностью».

Проецирование как метод начертательной геометрии можно рассматривать в гносеологическом смысле в качестве общего способа трансляции информации в различных сферах знания и культурного пространства в целом. Проецирование прямо связано с формированием культурных кодов, с умением мыслящего субъекта оперировать пространственными образами, пространственными формами, знаковыми изображениями. В связности идеальных объектов, используемых в начертательной геометрии, реализуется собственная логика, благодаря которой только и могут существовать объёмные формы и тела. В начертательно-геометрических построениях присутствует особая знаковая семантика, в которой своеобразие индивидуальной образности мышления человека слито на чертеже с общими смыслами знаковых форм объективных пространственных отношений.

С помощью понятия «парная стилистика» показано, каким образом в инженерной графике возможно восстановление утраченной в ходе проецирования информации о физическом (техническом) объекте, то есть появляется возможность проиллюстрировать достаточно наглядно сам процесс сопряжения дополнительных величин. Таким образом, парной стилистике придаётся статус научного метода, сходного с принципом дополнительности. Эвристические возможности предложенного метода легко продемонстрировать в анализе социокультурных ситуаций, когда понимание достигается через соотнесение текста и контекста с помощью таких понятий, как интонирование и валентность.

Во второй главе «Принцип дополнительности в начертательно-геометрическом знании» рассматривается содержание принципа дополнительности Н. Бора, применяемого не только к квантово-физическим объектам, но и в более широком понимании дополнительности в других сферах знания и культуры, как об этом писал сам Н. Бор. Далее обсуждается вопрос о содержательной сходности принципа дополнительности и некоторых позиций в начертательной геометрии: когда при проецировании пропадает информация об отдельных параметрах начертательных объектов, являющихся дополнительными к первым; когда ортогональные направления проецирования для отдельных случаев при проецировании сопряжённых величин, как характеристик пространственного объекта, можно принять в качестве не коммутирующих между собой операторов; когда формирование принципа дополнительности непосредственно для сферы начертательно-геометрического редуцирования уже выразилось некоторым формальным аппаратом, который включает в себя процедуры:

а) проецирования на разные плоскости проекций;

б) соединения плоскостей проецирования для образования двугранного угла, трёхгранного угла и октантов;

в) развёртывания плоскостей проекций для совмещения в одну плоскость и последующего их сдвига;

г) аналитического исследования заданных репрезентаций в виде фронтальной и горизонтальной проекции для последующего реконструирования их к сущности исследуемого объёмного объекта;

д) установления проекционных связей и соотношения точек «интонирования» чертежа с точками плоскостей проекции для определения их пространственной удалённости либо приближенности к тем же самым плоскостям проекций.

Особый интерес для исследования представляет анализ дополнительности в аспекте теории репрезентации, когда гносеологические и методологические возможности этих двух принципов – дополнительности и репрезентации в их пересечении существенно расширяют горизонты понимания скрытых смыслов и информационного содержания предметов разных сфер знания и культуры.

В параграфе 2.1. «Гносеологические и эвристические возможности принципа дополнительности в развитии научного знания» рассматриваются три уровня и три смысла термина «дополнительность». Указывается, что принцип дополнительности можно применять для более адекватного понимания явлений науки и культуры, когда они по-разному представлены в тех или иных системах описания и оценки.

В диссертации предлагается обобщенное определение принципа дополнительности, согласно которому необходимо: для каждой новой исследовательской задачи по-новому формулировать принцип дополнительности через соответствующие абстракции и теоретические формализмы; для тех случаев, когда репрезентации противоречат друг другу, всё-таки опираться и на эти противоречия, и на сходность репрезентаций для более адекватного описания исследуемого объекта. Это становится возможно при условии, что измеряемые величины, с помощью которых описывается объект, являются сопряжёнными и дополнительными, а операторы, им соответствующие, – некоммутирующими друг с другом.

Обращаясь к начертательно-геометрической проблематике, мы указываем на сходство принципа дополнительности и проекционности, на то, что с помощью ортогонального проецирования удаётся более наглядно объяснять основные положения принципа дополнительности. Идея дополнительности присутствовала в философских и научных исследованиях в том числе в начертательной геометрии. Эта философская работа уже была начата И.С. Алексеевым; А. Петерсеном; М. Джеммером; В. Гейзенбергом; А.Н. Вяльцевым; К. фон Вайцзеккером; К. Мейер-Абих(ом); К. Хукером; В.П. Хюттом; М. Вундом; Е. Фарбером; П. Иорданом; Дж. Холтоном. Уподобляя начертательно-геометрическую плоскость проекций культурному пространству и обозначив в нём изменения, связанные со сменой мировоззрения, исторических эпох, вектора развития, можно обнаружить эвристические возможности принципа дополнительности в отношении социогуманитарного исторического знания, позволяющие использовать проекционную графику в качестве некоего образа исторических явлений. Это позволяет плодотворно применять формализованный инструментарий точных наук для движения познания в области неформализованного знания.

В параграфе 2.2. «Место и функции принципа дополнительности в положениях теории репрезентации» осуществляется сопоставление дополнительности и репрезентативности посредством их методологического применения в описании и объяснении объектов разной природы. Репрезентация в естественнонаучном и гуманитарном знании существенно различается по способам и формам замещения одних объектов другими, но при этом существуют величины, которые в той и другой репрезентации можно рассматривать как дополнительные при отсутствии факта коммутации между операторами.

Опираясь на представления о «продуктивной философии», можно показать, что соединение принципов дополнительности, репрезентативности и парной стилистики, предложенной в диссертации, существенно обогащает адекватность научного и социогуманитарного знания и позволяет точнее выразить смыслы в процессе познавательной и культурной деятельности, постепенно «снимая» непонимание между участниками дискурса.

Процедуры оперирования с начертательно-геометрическими объектами и представлениями оказываются методологически полезными при толковании смыслов и сюжетов литературных произведений. Возникает новая форма синтезирования как проявление дополнительности и репрезентативности, названная нами принципом проецирования, который включает в себя такие эпистемологические характеристики, как прозрачность, «упаковка» информации, когерентность, трансляционность, композиционность. При переходе от «закрытой» рациональности к «открытой» важная роль принадлежит наглядной репрезентации, когда приходится обращаться к процедурам моделирования и интерпретации. Понятие «визуальное понимание» позволяет связать идеи репрезентации с социокультурным контекстом.

В третьей главе «Репрезентация идей дополнительности в социогуманитарном знании» речь идёт о возможности классифицировать разные типы дополнительности, обусловленные определёнными ценностями. Характер репрезентативности смыслов, проявляющихся в социогуманитарных коммуникациях, зависит от того, каким образом, в какой логической последовательности и, одновременно, в каком социальном контексте реализуются коммуникации.

В параграфе 3.1. «Реализация принципа дополнительности в гуманитарном знании и культуре» анализируются культурологические возможности идей дополнительности, сущностью которых выступает сопряжение текста и контекста. В гуманитарном знании вообще и в социогуманитарных коммуникациях при отсутствии жёстко формализованных средств общения, и понимания сообщения, субъекты часто нуждаются в дополнительных разъяснениях и интерпретациях, чтобы смыслы были переданы и усвоены с наибольшей точностью. Операции с начертательно-геометрическими объектами дают наглядную картину перехода от универсальности к уникальности. Универсальность как методологическая установка в определённом смысле «клиширует» мышление, делая его однонаправленным и теряющим смысловую информацию. Оба участника коммуникаций совершают некоторые мыслительные комбинации, с помощью которых удаётся (или не удаётся) адекватно передать и постичь смысл информации.

В гуманитарном знании особая роль принадлежит аксиологии. Начертательно-геометрическая методология позволяет придать гуманитарным ценностям некоторую топологическую компоненту, раскрывающую отношения парной стилистики в виде антиномий и подсказывающую возможность их преодоления. Слова и тексты всегда используются при особых обстоятельствах их осмысления, сопоставления явным или неявным образом со шкалой ценностей, которая не есть жёстко закреплённая вертикаль, но может быть представлена геометрически в виде направлений вперёд-назад, влево-вправо, вверх-вниз, а далее и в виде октантов.

Обращение к символу «пещеры» в философии Платона даёт возможность «геометризировать» некоторые представления о благе, уме, мудрости.

В параграфе 3.2. «Репрезентация литературно-художественных текстов и их интерпретаций в формате принципа дополнительности» рассматривается диалектика разных типов дополнительности, выявленных автором, и предлагается наглядная геометрическая схема стилей мышления. Проведённый анализ возникающих при истолковании художественных текстов противоречий позволяет обратиться к идее дополнительности, реализуемой в понятиях «открытой» и «закрытой» рациональности. Репрезентативность смыслов существенно зависит от богатства контекста, поскольку именно через контекст раскрываются скрытые смыслы и значения. Предложенный в диссертации метод парной стилистики позволяет, с одной стороны, графически представить общую картину диалектики процесса познания, а, с другой, – обозначить возможность переходов с помощью «проекций» в адекватное содержание литературных текстов.

В заключении подводятся итоги проведённого исследования и делаются прогнозы относительно методологических, эвристических и аксиологических возможностей использования формализованных и схемно-наглядных представлений точного знания в социогуманитарной области.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

В научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Мушич-Громыко, В.Г. «Волна» и «частица» с точки зрения философского дискурса в применении к материалу человеческих отношений / В.Г. Мушич-Громыко // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2009. – № 2(45). – С. 12-15.
  2. Мушич-Громыко, В.Г. Дифференциация гуманитарным восприятием принципа дополнительности Н.Бора: Проблема поверхностного прочтения / В.Г. Мушич-Громыко // Известия Тульского гос.ун-та. Гуманитарные науки. – Тула : Изд-во ТулГУ, 2009. – Вып. 2. – С. 33-41.
  3. Мушич-Громыко, В.Г. Изображение, репрезентация, принцип дополнительности и понимание / В.Г. Мушич-Громыко // Аспирантский вестник Поволжья. – 2009. – № 1-2. – С. 35-38.
  4. Мушич-Громыко, В.Г. Информационное общество в настоящем и его будущем / В.Г. Мушич-Громыко // Известия Российского гос. пед. ун-та им. А.И. Герцена: Научный журнал. – 2009. – № 110. – С. 120-125.
  5. Мушич-Громыко В.Г. К вопросу о продлении методологической силы принципа дополнительности Н. Бора на иные сферы познания / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Чувашского гос. университета. – 2009. – № 1. – С. 122-126.
  6. Мушич-Громыко, В.Г. К вопросу о соотношении информационной и знаниевой причины / В.Г. Мушич-Громыко // Научные проблемы гуманитарных исследований. Вып. 11 (1). – Пятигорск, 2009. – С. 137-142.
  7. Мушич-Громыко, В.Г. К вопросу об использовании квантовых представлений для разрешения гуманитарно-этических проблем / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2008. – № 56(3). – С. 174-178.
  8. Мушич-Громыко, В.Г. Концепция дополнительности и гуманитаристика / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. – 2008. – № 5/2 (64). – С. 5-10.
  9. Мушич-Громыко, В.Г. Космология как последовательность гармоний / В.Г. Мушич-Громыко // Вопросы культурологии. – 2009. - № 10. – С. 16-19.
  10. Мушич-Громыко, В.Г. Место и функция принципа дополнительности Н.Бора в положениях теории репрезентации / В.Г. Мушич-Громыко // Известия Российского гос. пед. ун-та им. А.И. Герцена: Аспирантские тетради: Научный журнал. – 2008. – № 23 (54). – С. 149-155.
  11. Мушич-Громыко, В.Г. О «дуализме» парных категорий, о принципе дополнительности Н. Бора, о возможности в языковой области знания найти нечто сходное с понятиями «волна», «частица» / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Тюменского государственного университета. Раздел: Философия. – 2008. – № 5. – С. 237-241.
  12. Мушич-Громыко, В.Г. О новых возможных аспектах принципа дополнительности Н. Бора в применении к гуманитарной области знания / В.Г. Мушич-Громыко // Аспирантский вестник Поволжья. – 2007. – № 3-4 (12). – С. 17-21.
  13. Мушич-Громыко, В.Г. О связи принципа дополнительности Н. Бора с иными системами знаний / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2008. – №4(4). – С. 33-36.
  14. Мушич-Громыко, В.Г. О связи пространственно-проекционных представлений начертательной геометрии с философией (к вопросу о сходности методологий той и другой дисциплины) / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Поморского ун-та. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2009. - № 11. – С. 110-116.
  15. Мушич-Громыко, В.Г. О смысле понятия «последовательность гармоний и его соотносительности с понятием «космология» / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Университета Российской академии образования. – 2009. - № 3 (46). – С. 155-159.
  16. Мушич-Громыко, В.Г. О соотношении генезиса общения и концепции дополнительности / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Южно-Уральского гос.ун-та. Серия «Социально-гуманитарные науки». – 2009. – Вып.13. – №32(165). – С. 142-145.
  17. Мушич-Громыко, В.Г. Осмысление принципа дополнительности в отношении проблем познания в биологии / В.Г. Мушич-Громыко // Известия Российского гос. пед. ун-та им. А.И. Герцена: Аспирантские тетради: Научный журнал. – 2008. – № 34 (74). – С. 355-360.
  18. Мушич-Громыко, В.Г. Принцип дополнительности и начертательная геометрия / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Челябинского государственного университета.– 2008. – Вып. 8. – №28. – С. 125-130.
  19. Мушич-Громыко, В.Г. Принцип дополнительности Н. Бора в его применении к геометрическим объектам / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. – № 89 - июль. – С. 92-96.
  20. Мушич-Громыко, В.Г. Принцип дополнительности Н. Бора и тип мировоззренческой стилистики / В.Г. Мушич-Громыко // Гуманизация образования. – 2008. – № 3. – С. 73-78.
  21. Мушич-Громыко, В.Г. Принцип дополнительности Н. Бора и философия ценностей / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова: Научно-методический журнал. – 2009. – № 1 (Т.15). – С. 168-172.
  22. Мушич-Громыко, В.Г. Реализация принципа дополнительности Н. Бора в гуманитарной сфере знаний / В.Г. Мушич-Громыко // Вестник Поморского университета им. М.В. Ломоносова. Спецвыпуск. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2008. – С. 26-29.
  23. Мушич-Громыко, В.Г. Философия ценностей в свете её понимания через принцип дополнительности Н. Бора / В.Г. Мушич-Громыко // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2009. - № 4. – С. 8-11.
  24. Мушич-Громыко, В.Г. Философская антропология начертательной геометрии: дополнительная к чему? (предмету, явлению и т.п. – проблематизация) / В.Г. Мушич-Громыко // Обсерватория культуры: журнал-обозрение. – Москва, 2009. – № 5. – С. 97-101.

В прочих научных журналах:

  1. Мушич-Громыко, В.Г. Власть и принцип дополнительности [Электронный ресурс] / В.Г. Мушич-Громыко // Гуманитарные и социальные науки. Южный Федеральный университет. Северо-Кавказский центр высшей школы. Интернет-вариант. – Ростов-на-Дону, 2009. – Режим доступа: http://www.hses-online.ru/2009/02/09_00_08/07.pdf
  2. Мушич-Громыко, В.Г. Начертательная геометрия как метафизика и методология творчества / В.Г. Мушич-Громыко / Депонирована в ООО «Сибкопирайт». Свидетельство № 1419. – Новосибирск, 2007. (монография)
  3. Мушич-Громыко, В.Г. О добродетели в медицине [Электронный ресурс] / В.Г. Мушич-Громыко // Гуманитарные и социальные науки. – 2009. – № 5. - С.19-25. – Режим доступа: http://www.hses-online.ru/2008/05/09_00_05/5_4.pdf
  4. Мушич-Громыко, В.Г. О конкретном применении принципа дополнительности Нильса Бора при анализе гуманитарных и социальных текстов / В.Г. Мушич-Громыко // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания «Спутник +». – 2007. – № 6(19). – С. 61-79.
  5. Мушич-Громыко, В.Г. О пользе философского подхода в решении конкретных графических задач. Начертательная геометрия как метафизика / В.Г. Мушич-Громыко // Философское осмысление теории и практики современного профессионального образования. Том XVIII серии трудов, приложение к журналу «Философия образования» – Новосибирск: НГТУ, 2006. – С. 249-255.
  6. Мушич-Громыко, В.Г. О роли понятий, вводимых метафизикой, и их соотношений с содержанием дисциплины (начертательной геометрии) через диалектику дисциплины / В.Г. Мушич-Громыко // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания «Спутник +», 2006. – № 5(12). – С. 97-142.
  7. Мушич-Громыко, В.Г. О смысле «мировоззренческой стилистики» как понятия / В.Г. Мушич-Громыко // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания «Спутник +», 2007. – № 5(18). – С. 112-126.
  8. Мушич-Громыко, В.Г. О содержательной сходности принципа дополнительности Н.Бора и некоторых позиций начертательной геометрии / В.Г. Мушич-Громыко // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания «Спутник +», 2007. – № 4(17). – С. 66-77.
  9. Мушич-Громыко, В.Г. О соотношении диалектики и метафизики через геометрические и начертательно-геометрические представления / В.Г. Мушич-Громыко // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания «Спутник +», 2006. – № 3(10). – С. 105-131.
  10. Мушич-Громыко, В.Г. О явных и подразумеваемых правилах умозаключений, а также о том, как не сбиться на тропу привычного / В.Г. Мушич-Громыко // Аспирант и соискатель: журнал актуальной научной информации. – М. : Компания «Спутник +». – 2007. – № 7(15). – С.72-104.
  11. Мушич-Громыко, В.Г. Оппозиция «искусственное – естественное» как проблема экологическая / В.Г. Мушич-Громыко // Философия и экология. – Новосибирск: НГАВТ, 2004. – С. 46-51.
  12. Мушич-Громыко, В.Г. Парная стилистика как понятие / В.Г. Мушич-Громыко // Современные гуманитарные исследования. – М. : Компания «Спутник +», 2008. – № 1(20). – С. 59-85.
  13. Мушич-Громыко, В.Г. Проблемы интеграции образования и научной деятельности в гуманитарной сфере / В.Г. Мушич-Громыко // Модернизация российского образования. Том XVII серии трудов, приложение к журналу «Философия образования» – Новосибирск: НГТУ, 2005. – С. 90-95.

Отпечатано в типографии Новосибирского технического университета

630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса,20,

Тел./факс (383)346-08-57

Формат 60х84/16, объём 1,02 п.л., тираж 120 экз.

Заказ № Подписано в печать 2010 г.


[1] Кун Т. Структура научных революций. – М., 1975. – С. 214-215.

[2] Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. – М.: Наука, 1973. – С.36-37.

[3] Колеватов В.А. Социальная память и познание. – М. : Мысль, 1984. – С. 82.

[4] Микешина Л.А. Репрезентация: Частный метод или фундаментальные операции познания? // Эпистемология и философия науки. – Т. XI. - № 1. – М. : Канон+,2007. – С. 5-16.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.