WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Проблематика и поэтика памятника xviii века фаузен-наджат

На правах рукописи

Инсафутдинова Миляуша Тальгатовна

ПРОБЛЕМАТИКА И ПОЭТИКА

ПАМЯТНИКА XVIII ВЕКА «ФАУЗЕН-НАДЖАТ»

Специальность:
10.01.02 – литература народов Российской Федерации

(татарская литература)

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань – 2010

Работа выполнена в отделе рукописей, научного и архивного фонда Института языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова
Академии наук Республики Татарстан

Научный руководитель: доктор филологических наук

Ахметзянов Марсель Ибрагимович (г.Казань)

Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор

Миннегулов Хатип Юсупович (г.Казань)

кандидат филологических наук

Алиева Аниса Ханифовна (г.Казань)

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Татарский государственный

гуманитарно-педагогический университет»

Защита диссертации состоится «1» июля 2010 г. в 1430 часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, Республика Татарстан, г.Казань, ул.Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (г.Казань, ул.Лобачевского, 2/31).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ «28» мая 2010 г. (http://www.iyali.antat.ru/dissertacii.html). Режим доступа: свободный.

Автореферат разослан « 29 » мая 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук доцент А.А.Тимерханов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Разнообразный и широкий мир памятников истории и культуры был и остается источником познания опыта многих поколений. Именно в них заложен тот генетический код, который называется памятью поколений и который отличает человека от всего остального живого мира, и наша задача сохранить их и сделать народным достоянием. Сегодня многое приходится восстанавливать по крохам, многое уже утеряно безвозвратно. Но эта работа очень важна не только для нас, но и для наших потомков, как важны преемственность духовных традиций. Выявление, сбор, научное описание и публикация первоисточников всегда считались первейшим условием развития гуманитарных наук. За последние годы сделан новый шаг в изучении письменного наследия татарского народа и его предков, но вместе с тем ждут еще своего часа письменные памятники, имеющие большую социально-политическую, культурную значимость и высокую художественную ценность.

К их числу можно отнести и созданный в XVIII веке памятник литературы «Фаузен-наджат». В сложный период насильственной христианизации, оно отвечало духовным потребностям татар-мусульман, стремившихся воспитывать свое молодое поколение в исламских традициях. Произведение имеет религиозно-дидактический характер, содержит в себе ответы на многие философские, жизненно важные, вечные вопросы, поэтому оно было очень популярно среди татаро-мусульманского населения. Об этом свидетельствуют сохранившиеся многочисленные рукописные варианты этой книги. Так, например, в отделе рукописей и редких книг библиотеки имени Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета хранится 22 экземпляра данного памятника.

В научном архивном фонде Института языка, литературы и искусств им. Г.Ибрагимова АН РТ хранится четыре рукописных варианта (№ 720,
№ 898, № 1344, № 5894) и десять печатных экземпляров этого произведения. В Санкт-Петербурге, в Институте востоковедения хранится 12 рукописных вариантов.

Следует обратить внимание на то, что самый первый экземпляр рукописного варианта «Фаузен-наджат» появился именно в Поволжье уже в XVIII веке. А первые печатные издания этого произведения увидели свет также в Казани. В издательстве Габделгазиза Бурнашева оно было издано в 1802 году в количестве 3000 экземпляров. В других местностях печатные издания «Фаузен-наджат» появились намного позже. Например, в Стамбуле – в 1881/82 годах, в Ташкенте – в 1900, 1901 годах[1], а в Средней Азии – в конце XIX века.[2] Этот факт свидетельствует о том, что «Фаузен-наджат» является памятником татарской литературы именно среднего Поволжья, именно здесь в первую очередь возникла потребность в его печатном издании. Хотя есть предположение, что в основе данного литературного памятника лежит произведение, написанное на персидском языке, но имеются веские основания для утверждения, что автор, в соответсвии с традиционным для средневековья творческим методом, использовал сюжет поэмы для описания проблем татарского народа и создал новое произведение на татарском языке. Таким образом, переложенная с персидского языка на татарский поэма «Фаузен-наджат» в тяжелые годы религиозного гонения служила для татар-мусульман опорой, сводом законов на пути к спасению. Так дословно переводится с персидского «Фаузен-наджат». Этот драгоценный памятник татарской литературы составляет духовное богатство нашей культуры, и то, что оно до сих пор остается не изученным, является белым пятном в истории татарской литературы XVIII века.



Таким образом, актуальность данной диссертационной работы состоит в необходимости введения в научный оборот произведения XVIII века «Фаузен-наджат» путем исследования его лингвоструктурных особенностей и идейно-тематического содержания, что позволит ликвидировать существующий в истории татарской литературы пробел.

Степень изученности темы. В татарском литературоведении исследователи мало обращали внимание книге «Фаузен-наджат» вследствии своей ограниченности. Имеются лишь редкие отрывочные сведения о литературном памятнике XVIII века «Фаузен-наджат». В 1984 году вышел в свет I том шеститомника «История татарской литературы»[3] (на татарском языке). Он посвящен письменным памятникам древне- и средневековой татарской литературы, но «Фаузен-наджат» упоминается в нем всего лишь в одном месте, где приводится факт существования этого памятника.

Немного подробнее описан этот памятник в работе татарского ученого-литературоведа Равиля Амирхана. [4] Он отмечает, что «Фаузен-наджат» был для своего времени весьма популярным, широкораспространенным, изучаемом во всех медресе учебником, содержащим познания о пути спасения. Р.Амирхан ставит «Фаузен-наджат» в один ряд с такими основными памятниками татарской литературы поучительного характера, имеющими значения учебников жизни, как «Бадавам», «Рисаляи Газиза», «Фазаилаш-шухур», «Мухимматель-муслимин», «Субатель-гаджизин», «Мухаммадия», «Гыйбратнамэ», «Бакырган» и др.

По истории создания известно, что «Фаузен-наджат» был создан в 1766/67 годах. Эта дата приведена на страницах самого произведения. Имя автора неизвестно. Специалист по арабской литературе Брокельман предполагает, что первоначальный исходный вариант «Фаузен-наджат» на персидском языке был создан арабским поэтом Абу Гали Мискавайх. Он имел то же самое название «Фаузен-наджат», что дословно в переводе с персидского означает «Путь к спасению». Имя же автора татарского варианта поэмы остается неизвестным. Какие-либо сведения о других рукописных вариантах этого письменного памятника также отсутствуют.

Таким образом, этот важный памятник нашей духовной культуры, несмотря на наличие его многочисленных рукописных вариантов, до сих пор нуждается во всестороннем изучении и введении его в научный оборот как одного из основных письменных источников средневековой татарской литературы.

Объектом исследования являются два печатных издания памятника «Фаузен-наджат», хранящиеся в архивном фонде Института языка, литературы и искусств им. Г.Ибрагимова Академии наук РТ. Первое – издано в 1840 году в Казани, состоит из 176 страниц, а второе издание, отпечатаное в Императорском Университете С.-Петербурга 1895 года выпуска, состоит из 108 страниц. Вместе с печатными экземплярами уточнили наличие рукописных списков «Фаузен-наджат»: 22 рукописных варианта, хранящиеся в отделе рукописей и редких книг библиотеки им. Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета, 12 рукописей С.-Петербугского Института востоковедения, 4 рукописи в хранилище ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ. Конечно, имеются однотипные варианты. В текстологическом отношении они типологически не отличаются друг от друга. Последующие экземпляры являются лишь переизданиями. Необходимо добавить, что имеющиеся многочисленные рукописные варианты данной книги имеют лишь некоторые лексические особенности, внедренные переписчиками. Нашей целью не является изучение текстологического распространения. Включая число о данных рукописных вариантах книги «Фаузен-наджат», мы хотели показать лишь его популярность в народе в прошлом. Таким образом, объектом исследования нашей работы стали издания 1840 и 1895 годов выпуска.

Предметом исследования стали:

– языковые особенности произведения, выявление элементов непосредственного отношения к грамматическим нормам татарского языка;

– структурные особенности поэмы, характерные для поэтического произведения XVIII века;

– синкретическая природа книги, ее необходимость в духовном развитии татарского народа.

Цель настоящей диссертационной работы – доказать, что произведение XVIII века «Фаузен-наджат» является одним из основных источников татарской литературы, написанное на старотатарском языке и отражающее духовное состояние татаро-мусульманского общества исследуемого периода, его потребности.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

  • провести текстологическую работу и подготовить тексты на кириллицу;
  • установить путем лингво-структурного анализа соответствие элементов языка произведения грамматическим формам татарского языка;
  • выявить факты отражения в идейно-тематическом содержании произведения злободневных проблем татарского народа в исследуемый период времени;
  • установить созвучие идейной направленности поэмы «Фаузен-наджат» с произведениями других авторов;
  • установить синкретизм произведения и его роль в удовлетворении политических и духовных потребностей общества.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в татарском литературоведении проведено комплексное, монографическое исследование одного из неизученных памятников татарской литературы XVIII века – поэмы «Фаузен-наджат», что позволило восполнить недостающее звено в истории татарской литературы XVIII века.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют труды ученых, исследовавших теорию литературы: А.Г.Ахмадуллина, Р.К.Ганиевой, Д.Ф.Загидуллиной; по истории татарской литературы: М.И.Ахметзянова, М.В.Гайнутдинова, К.С.Давлетшина, Х.Ш.Махмутова, Х.Ю.Миннегулова, Ф.С.Хакимзянова, Н.Ш.Хисамова, А.М.Шарипова, Ф.З.Яхина; необходимой первоочередной опорой по вопросам историко-лингвистических и текстологических проблем стали труды: М.И. Ахметзянова, А.Алиевой, Д.Г.Зайнуллина, Н.Исмагилова, С.А.Рейсера; по проблемам истории татарского литературного языка: И.Б.Башировой, Л.Т.Махмутовой, Ф.Ш.Нуриевой, В.Х.Хакова, Ф.М.Хисамовой, Э.Х.Кадыровой. Важным подспорьем для нашей работы также явились исследования в сфере литературных взаимосвязей и традиций таких ученых, как М.М.Бахтин, В.Г.Белинский, А.С.Бушмина, А.Н.Веселовский, Р.К.Ганиева, В.М.Жирмунский, Д.С.Лихачев, Х.Ю.Миннегулов, И.Г.Неупокоева, Г.Т.Тагирзянов, Н.Ш.Хисамов, А.Г.Цейтлин и др.

Методы исследования. В процессе анализа идейно-тематического содержания ценного наследия татарской литературы мы руководствовались методом герменевтики, который используется в отрасли гуманитарных дисциплин, в частности, при толковании идеи литературного произведения. Использование метода кампаративистики состояло в том, что культурно-эстетические стороны поэмы «Фаузен-наджат» сравнивались с произведениями других авторов татарской литературы XVIII века. Кроме того, были применены текстологический, литературно-эстетический, функционально-типологический, интертекстуальный методы, а также метод историко-лингвистического анализа.

Источником исследования является памятник XVIII века «Фаузен-наджат», изданный в 1840 году в Казани и 1895 году в Санкт-Петербурге.

Теоретическая значимость работы представляет определенный вклад в разработку теоретических основ проблемы татарского литературоведения XVIII века. В диссертации имеются факты литературной жизни татарского народа данной эпохи. Работа отражает развитие татарского литературного языка, процесс развития татарского стихосложения.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут быть использованы при изучении и написании истории татарской литературы XVIII века, при изучении истории развития татарского литературного языка, при составлении учебных программ, учебных пособий, в разработке уроков, лекций, практических уроков-семинаров, программ спецкурсов.

Положения, выносимые на защиту:

  • письменный памятник XVIII века «Фаузен-наджат» является одним из основных источников средневековой татарской литературы;
  • произведение «Фаузен-наджат» написано на старотатарском языке с характерными для него фонетическими, грамматическими и лексическими единицам, с ссодержанием незначительного количества арабских и персидских заимствований, что характерно для лексического состава татарского литературного языка XVIII века;
  • литературный памятник «Фаузен-наджат» по языку и стилю изложения и по идейно-тематическому содержанию совпадает с произведениями татарских авторов, получивших образование в странах Средней Азии, и с произведениями татарских просветителей, что доказывает принадлежность данной поэмы именно татарской литературе;
  • поэма «Фаузен-наджат» – произведение синкретического характера, своего рода инструкция как достичь счастья и благополучия, то есть «Фаузен-наджат» – путь к спасению, с иллюстрацией нравоучительных доводов художественными рассказами;
  • поэма «Фаузен-наджат» – произведение, возникшее как отклик на духовную потребность татаро-мусульманского общества XVIII века, имеющее большую социально-политическую, культурную значимость и высокую художественную ценность.

Апробация работы. Основные положения и выводы данного диссертационного исследования нашли отражение в пяти опубликованных статьях, а также в докладах на научно-практических конференциях молодых ученых и аспирантов ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ (г.Казань, 2006-2007 годы).





Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, степень ее изученности, актуальность и научная новизна, определяются предмет и объект, цель и задачи исследования, излагаются теоретическая, методологическая базы исследования, научно-практическая значимость и апробация работы, а также положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Язык произведения «Фаузен-наджат».

В результате проведенного исследования установлено, что произведение написано на старотатарском языке с присущими ему фонетическими, лексическими, грамматическими особенностями, хотя содержится немалое количество персидских и арабских заимствований, что является нормой лексического состава татарского литературного языка XVII – XVIII вв. Это наиболее характерно для произведений, написанных в религиозно-дидактическом стиле.

Произведение является переведенным с персидского языка, и в то же время с его помощью автор удовлетворяет духовные потребности своего народа.

Глубокий анализ языка поэмы показывает принадлежность ее именно к татарской литературе. Так, например, в книге используется лексика, не имеющая отношения к народам Средней Азии. Это наблюдается в терминах, связанных с сельским хозяйством, домашним животноводством, с гигиеной, образом жизни, социальными терминами и др., свойственными быту и нраву татарского народа.

В процессе работы использовались татарские словари XVIII – XIX веков, персидские, арабские словари. Однако делается акцент на диалектный аспект современного татарского языка. Труды таких ученых-филологов, специалистов в сфере изучения истории татарского языка, как Хисамова Ф.М., Баширова И.Б., Нуриева Ф.Ш., Махмутова Л.Т. и др., стали основой для нашего исследования.

В начале поэмы идет текст, содержащий знакомство читателя с произведением. Здесь он воспевает родной язык. Знакомясь с этими строчками, одновременно нам дается возможность узнать биографическую информацию о поэте. Как известно, этот период известен тем, что получение знаний в персидских странах было весьма традиционно. Наш автор отразил в своем произведении все то, что он приобрел, будучи в путешествиях за поисками жизненного опыта и мудрости. Немаловажным фактом является и тот факт, что его учителем и наставником был знаменитый мусульманский юрист Агзам сын Сабита, приверженец мульманского направления суннитов.

Судьба поэмы Суфи Аллахияра «Субател-гаджизин» схожа с изучаемым нами объектом «Фаузен-наджат». То есть произведение «Субател-гаджизин» изначально было написано на персидском языке, а далее по мере востребованности народом переведено в более кратком изложении на татарский язык. Эта книга также была широко распространена в татарском мире. Об этом свидетельствуют и ее толкования, многочисленные рукописи, напечатанные в Казани экземпляры (начиная с 1802 года). Важен следующий факт: данная книга – одна из первых литературных книг, изданных в Казани.

«Фаузен-наджат» появился в свет с целью восполнить этические и эстетические потребности татар-мусульман. Книга именно поэтому была столь популярна среди нашего народа. Из художественных средств изображения автором используются такие поэтические способы, как обращение, риторический вопрос, повторение, аллитерация, сравнение и др.

Многие строчки автора звучат как крылатые мудрые фразы, афористические высказывания:

Кем йаманлыйк кыйлса, син кыйл йахшылык,

Йахшылык кыйл, йахшылык кыйл, йахшылык.

(Если кто-то совершает зло,

Ты твори добро, добро, добро.)

В процессе анализа языка «Фаузен-наджат» был определен объем использованных арабских и персидских заимствований с учетом их активного и пассивного употребления. Так, в современном татарском языке арабо-персидские заимствования составляют нормативную базу лексического состава татарского языка. Для анализа был выбран из книги отрывок под названием «Дђр бђйан даштин зљбан», состоящий из 29 баитов (двустрочий).

Анализ выбранного отрывка показал, что процент пассивной лексики, не входящий в норму татарского языка, составил всего 20%. Однако даже эти слова были широко использованы в произведениях таких знаменитых татарских поэтов, общественных деятелей, просветителей, как Г.Тукай, К.Насыйри, М.Акмулла, З.Бигиев, З.Хади, Г.Ибрагимов, С.Рамиев, Х.Такташ, М.Амир и др. Следовательно, даже эти 20 % являются условными, и данная лексика не будет являться чуждой для татарского языка.

Поэма «Фаузен-наджат» написана на татарском языке посредством перевода в периоде своей исторической востребованности. Поэтому влияние восточной классики здесь ощущается в большой степени. Это было традиционно. Но в процессе перевода, автор позволил себе изменить оригинал в соответствии с потребностями народа, с национальными интересами. Он позволил себе изменить идейное направление или добавить свои сюжетные линии.

Лексический состав, фонетическая система и морфологическое строение поэмы отражают сосояние татарского литературного языка XVIII века, так как лексический материал, его синонимические ряды охватывают весь быт татарского народа, связанный с социальными слоями общества, с земледелием, который не характерен для народов Средней Азии.

Таким образом, в лексической основе произведения «Фаузен-наджат» лежат тюркские слова. Его фонетические и семантические аспекты совпадают с нормой современного татарского языка. Однако в то же время, некоторые из них изменили свое звучание или в фонетическом, или морфологическом смысле. Исходя из этого лексический состав произведения был классифицирован на четыре группы:

  1. слова, полностью совпадающие с нормой современного татарского языка;
  2. лексика, отличающаяся от современного татарского языка фонетически и морфологически;
  3. слова, сохраненные в диалектах татарского языка;
  4. слова, не употребляемые в современном татарском языке.

Первая глава включает в себя два параграфа. Первый параграф «Лексико-семантическая характеристика словарного состава произведения «Фаузен-наджат».

В данном параграфе рассмотрены лексические группы языка произведения «Фаузен-наджат» в их семантическом аспекте. Это позволило расширить национальное своеобразие употребляемых слов в различных плоскостях, в зависимости от сферы их употребления.

Одним из наиболее ранних лексических фондов следует считать термины родства. Данное исследование вызывает интерес и для историко-этнографической научной отрасли. Немало трудов ученых дореволюционного и советского периода посвящено изучению и описанию семейно-родственных отношений отдельных тюркских народов (смотри: Историческое развитие лексики тюрксикх языков, 1961, 467). Из современников, например, монографическое исследование Д.Б.Рамазановой посвящено терминологии родства.[5]

Наиболее широко употребляемыми словами в лексическом фонде родства в произведении «Фаузен-наджат» являются: ата (отец), ана (мать), кыз (дочь), угыл (сын или обращение к читателю), углан (брат), фђрзђнд (ребенок), бабай (дед), ир (муж, мужчина), ђр (муж, мужчина), ниса (жена, женщина), хђлђл ќефете (в значении истинная жена по никаху).

Так как произведение является религиозно-дидактическим учебным пособием для мусульман, естественно, что количество религиозных терминов также встречается в достаточном количестве. Они, как правило, составляют арабские заимствования: синонимический ряд Аллаџы Тђгалђ, Раббе, Рђсњлулла, Хак в значении бог.

Далее приведем примеры слов, которые и сегодня широко употребляются в татарской речи: азан (призыв к молитве), ахирђт (жизнь после смерти), ахшам (вечерняя молитва), ђќђл (ангел, забирающий души), гљнаџ (грех), госел (полное омовение), гњр // гњристан (подземный мир), ќђннђт (рай), ќен // ќен-пђри // шайтан (черт), ќеназа (процесс погребения), зекер (моление), иблис (дьявол), икенде (сумерки, вечерняя молитва), ислам, кяфер (иноверец), мђсќет (мечеть), мљселман (мусульманин), мљэзин (праведник), мљэмин (мусульманин), намаз (молитва), нђфел намазы (благая молитва), никах (мусульманская помолвка), пђйгамбђр // рђсњл // рђсњлулла (пророк), пђри (прекрасная фея), рамазан (священный месяц поста), рикђгать (этапы в молитве), руза (пост в священный месяц), савап (благое дело), сђдака (подаяние), сљннђт (обычай), талак (развод супругов), тђсбих (четки), тђњбђ (покаяние), тђџарђт (омовение), фарыз (обязательное религиозное предписание), фђрештђ (ангел), хаќ (поломничество), хђрђм (запретное деяние), шђригать (законоположение шариата) и др.

Бытовая лексика: агу (яд), акча (деньги), аш (суп), ашау-эчњ (еда), бал (мед), балавыз (пчелиный воск), бодай (пшено), гаилђ (семья), дару (лекарство), динар (денежная единица), дљнья // ќиџан // галђм (мир, вселенная), ќимеш (плод, фрукт), зарф (тара, футляр), ит (мясо), ишек (дверь), йогырт (йогурт), йљзем (изюм), йул (дорога), казан (котел), келђм (ковер), либас (одежда), май (масло), мал (имущество, домашний скот), мђй (алкогольный напиток), нан // икмђк (хлеб), нар // ут (огонь), љй (дом), љй ишеге (домашняя дверь), пахтђ (вата), пийаз (лук), пычак (нож), ризык (еда), серкђ (уксус), су // аб (вода), таяк (палка), тоз (соль), тохым (яйцо), тљш (сон), фђкыйри (бедный), хђнќђр (нож, сабля), эш (работа), яфрак (лист).

Соматизмы: агыз // авыз (рот), айак (нога), баш (голова), башдин-айак (с головы до ног), бил (талия), борын (нос), буй (рост), ќан (душа), йљрђк (сердце), каш (бровь), кеше (человек), колак (ухо), кул // дђст (рука), књз (глаз), књз яше (слеза), сакал (борода), тђн (тело), тез (колено), тел (язык), тире (кожа), тырнак (ноготь), њкчђ (пятка). Данные слова активно используются в поэме в компонентах фразеологизмов.

Социальные термины: адђм (человек), бђдбђхет (несчастный, негодяй), вђли (обладатель, покровитель), галим (ученый), дивана (глупый), дошман (враг), дуст // садыйк (друг), имам (праведник), инсан // кеше (человек), йегет (юноша), кђфер (иноверец), мђрд // ир (мужчина), мђст (пьяный человек), мђхлњк (творение, создание), михман (гость), мосафир (путешественник), мљселман // мљэмин (мусульманин), мљэзин (праведник), олуг (старший), падишаџ (правитель), писђр (писарь), сабый // сыйбга (ребенок), табиб (целитель, врач), фђкыйрь (бедный), фиргавен (фараон), хатын // хђмишђ // ниса (женщина), хђзрђт (мулла), шаџ (правитель, царь), шђкерд (ученик в медресе), шђйех (предводитель), яџњди (еврей).

Термины животных и птиц: ат (лошадь), ђсђд (лев), бака (лягушка), былбыл (соловей), ќђди (коза), йылан (змея), кош (птица), саратан (рак), сђвђр (бык), хђмђл (овца), чайан (скорпион), эт (собака).

Природные явления, слова обозначающие дни, время: дњшђмбе (понедельник), сишђмбе (вторник), чђршђмбе (среда), кич атна // пђнќешђмбе (четверг), ќомга (пятница), шимбђ (суббота), йђкшђмбе (воскресенье); ай (месяц), вакыт (время), гасыр (век), дђрђхт (дерево), ќир (земля), заман (эпоха, период времени), йаз (весна), йазын (весной), йамгыр (дождь), йафрак (лист дерева), йђњм (сутки), кар (снег), кар-йамгыр (снег-дождь), кичђ (вчера, вечером), кљн // рњз (день), кљндез (днем), кыш (зима), кышыйн (зимой), сабах // иртђ (утро), сђгать (часы), фђќер // бамдад // таћ вакыты (заря, рассвет), тљн // шђб (ночь), туфрак (почва), фасыл (время года), шам // кич (вечер).

Исходя из исторических фактов, можно сказать следующее: наши древние предки вели оседлый образ жизни. Использованные автором лексические единицы дают нам право утверждать о национальной принадлежности книги, которая воспроизводит весь традиционный быт татарского народа. Таким образом, чуждый для народов Средней Азии процесс выращивания пшеницы, ржи, приготовление хлеба, разведение домашних животных, сельское хозяйство характерны для населения территории Поволжья. Именно поэтому происхождение произведения «Фаузен-наджат» имеет непосредственное отношение к культуре и литературе татарского народа.

Во втором параграфе первой главы «Морфология» текст произведения «Фаузен-наджат» рассмотрен в грамматическом аспекте. Выделены отдельные части речи: имена существительные, местоимения, глаголы, послеслоги, послесложные слова и др. Грамматические категории каждого из них совпадают с нормами татарского языка.

Поэлементный анализ показал, что невозможно представить татарскую литературу XVIII века без переведенных произведений. Укоренившаяся традиция Восточной классики приобрела родной облик в наших ценнейших источниках, одним из которых является «Фаузен-наджат».

Книга была почитаема среди простого населения, которое обладало средними знаниями. Наши предки хранили свои сокровенные рукописные варианты в одном свертке вместе со священной книгой Коран.

Безусловно, если бы татарский народ жил в своем государственном устройстве без насилия и жестокого гнета, количество вариантов данного письменного сокровища было бы гораздо больше. Как уже отмечалось, на сегодняшний день сохранилось порядка тридцати письменных рукописных экземпляров «Фаузен-наджат». И самыми смутными столетиями для развития религиозного образования принято считать XVI – XVIII века. Однако правящие круги государства, действуя абсолютным уничтожением, взявшее свое начало с 1552 года, не смогли стереть и вытоптать все письменные источники.

Во второй главе «Идейно-тематическая структура произведения «Фаузен-наджат» исследуются художественные приемы, использованные при написании ценного для татарской литературы произведения.

Как известно, данный период в истории татарской литературы имеет свою специфику. Произведения, вышедшие в свет в XVIII столетии носят религиозный характер. Причина – вернуть разрушенное чувтво свободы души народа, воспитать в читателе высоконравственную личность, сохранить его национальную индивидуальность Это являлось целью татарских писателей, поэтов, ученых XVIII века.

Поэма «Фаузен-наджат» имеет наставнический характер. Гуманные качества воспеваются на каждой странице книги. К ним прилагаются идейные сюжетные сказания, которые лишь дополняют и иллюстрируют советы автора. В данной главе проанализировано несколько сюжетных линий, которые наиболее ярко отражают мусульманские традиции и являются актуальными даже сегодня.

Всего в поэме приведено 158 нравоучительных рассказа, которые имеют свою логическую структуру. Такое построение было характерно для многих произведений такого идейного направления, например, как «Субател-гаджизин» Суфи Алахияра.

Вторая глава включает в себя два параграфа. В первом параграфе «Представление норм мусульманства личности и о соблюдении условий исполнения обрядов в призведении «Фаузен-наджат» рассматривается вопрос проблематики религиозного направления общества. Религия направлена на воспитание высоких качеств в человеке. Цель религии – направить на истинный путь как отдельно взятого человека, так и общество в целом. В XVIII веке многие писатели отталкивались от исламской идеологии. Начало поэмы сходно со священной книгой мусульман «Коран»ом. На первых страницах воспевается Аллах, сотворивший вселенную, мир, четыре стихии, пророков, ангелов и т.д. Он выступает как абсолютный идеал справедливости, чистоты, добра. Таким образом, человек приближаясь к такому идеалу, обречен на «успех спасения», что в переводе с персидского означают слова «Фаузен-наджат».

Являющийся идейным продолжателем Ахмета Ясави и Сулеймана Бакыргани, произведение «Субатель-гаджизин» Суфи Аллахияра также начинается с воспевания милосердного Аллаха[6]. То же самое мы наблюдаем и в поэме «Горбатнаме» Утыз Имђни[7]. Совпадения весьма очевидны и в поэтических элементах, и в отдельных словах.

В дальнейшем в главе раскрываются причины, побудившие автора к созданию своей книги. Он преподносит себя служителем религии, знакомит со своим наставником, знаменитым идеологом имамом Агзамом сыном Сабита.

Книга «Фаузен-наджат» представляется читателю как кодекс, свод законов шаригата. Говоря иными словами, это добрый советчик в суровое политическое время, который учит жить достойно, не покоряясь завоевавшему его народу, не изменяя себе.

Человек должен стремиться к всестороннему совершенству. Ислам помогает ему в этом. И книга обращена не к священослужителям, а к простому народу, поэтому в ней легко и доступно изложен стандартный минимум шариатских законов.

Цель автора: внушить любовь к Аллаху, отдаваясь душой исламу, найти силы противостоять насильственной христианизации, не поддаваясь бытовым порокам. Данные идеи автор воплощает в убедительных художественных рассказах, которые придают силы для противостояния жестокости. Таким образом, человек доставал спрятанные в сокровенные уголки своего жилища «Фаузен-наджат», обращался со своими проблемами к книге, искал ответы. Вместе с тем он перелистывал и другие духовные лекарства, оставленные нам Кул Гали, Махмута Болгари, Сайфом Сараи, Мухамедьяром, Габдерахимом Утыз Имяни, Габдуллой Тукаем. Каждый из них воплотил в своих произведениях всю эстетику ислама.

Исследуя идейную направленность поэмы «Фаузен-наджат», можно сделать следующие выводы. Религия – отношение человека к миру, его образ жизни. Религиозное общество – общество, имеющее представление о смысле жизни. В религии не может быть принуждения, иначе рушится самосознание человека. Книга «Фаузен-наджат» призывает к сохранению исламской религии, общечеловеческих нравственных ценностей и национального самозознания.

К поднятой проблеме относятся темы, посвященные обзору и анализу сказаний на данную тематику.

Внешняя чистота – одно из главных условий исламских канонов. Вообще, процесс омовения необходим не только для чтения намаза, но и играет важную роль для здоровья человека. В данном параграфе приведены примеры из хадисов, мудрые высказывания пророка Мухаммеда и изречения исламского учения.

Омовение в книге «Фаузен-наджат» делится на четыре типа:

  • во-первых, внешняя чистота тела;
  • во-вторых, обережение частей тела от греховных деяний;
  • в-третьих, сохранение в чистоте сердца и мыслей;
  • в-четвертых, закрыть душу от всего, кроме Аллаха.

Не отгородив себя от греховных дел, невозможно достичь полнейшей чистоты.[8]

В поэме автором отмечено пять вещей, которые необходимо содержать в чистоте в обязательном порядке.

Биш тђџарђтнећ берисе телдђдер,

Ул бересе башыћда делдђдер.

Бересе тђндђ, береседер шђкђм,

Бере ђгъзалђрдђдер, и Ибн гамь.

(Во-первых, это – язык, во-вторых – тело,

в третьих – душа, в четвертых – отдельные части тела,

в пятых – чистые безгрешные деяния).

Язык является источником грязи, если не отгородить его от сплетен и лжи. А составляющей душевной чистоты является удержание себя от плохих намерений по отношению к другим людям.

По учениям в книге раскрываются четыре обязательных к выполнению правила (фарыз) и десять остальных правил (суннат). Но здесь же оговаривается, что для некоторых количество может варьироваться: если для кого-то правила фарыз могут быть три, то для других – достигать семи, в зависимости от религиозного статуса. При всем этом процессе нельзя забывать о том, что это есть воля Аллаха.

Также в данной главе рассматривается вопрос о намазе (молитве), дается обобщенный анализ одной из пяти основ ислама. В книге «Фаузен-наджат» данной теме посвящена порядка десяти рассказов. В диссертационной работе мы постарались не только перечислить каждое сказание, но и соотнесли их с другими источниками, такими как «Сљђл вђ ќавап» (Вопрос и ответ») [9], «Нђсыйхђте-с-салихин» («Праведные наставления») [10] и др.

В первом рассказе на данную тематику перечисляется двенадцать обязательных (фарыз) условий для совершения намаза, которые перечисляются поэтическим языком.

На довольно доступном языке автор приводит некоторые нюансы, которые могут привести к ошибкам при чтении намаза. Так например, молящийся преклоняясь на колени (сђќдђ), должен сначала коснуться коленями молитвенного коврика (намазлык), лишь после этого положить на него ладони. В последующих рассказах даются описания различных видов намаза: пятничный (ќомга), всеобщий (ќђмигъ), праздничные и др.

Представители татарской поэзии изучаемого нами периода времени воспринимают намаз как пищу для душевной свободы. В диссертационной работе мы привели яркие примеры поэтов XVIII века[11] с идеями о том, что молитва для татар-мусульман является одной из основополагающих средств для достижения душевной независимости, дающей защиту от насилия политических сил.

Во втором параграфе «Проблема идеальной этики в произведении «Фаузен-наджат» – мы рассмотрели памятник, разделив на три тематических пункта:

  1. рассказы, отражающие взаимоотношения мужчины и женщины;
  2. рассказы, описывающие этические проблемы в повседневной жизни;
  3. полезные наставления, дающие душевное равновесие.

Основу идейно-тематического содержания произведения составляет многогранный нравственный идеал мусульманина. В данном параграфе приведены рассказы, поднимающие вечные проблемы воспитания духовно гармоничного человека. Поднятые проблемы не потеряют своего значения еще многие годы.

«Фаузен-наджат» довольно откровенно описывает проблемы взаимоотношений между мужчиной и женщиной, помогает найти ответ на любой интимный вопрос, воспитывает и формирует природные инстинкты личности.

Половое воспитание, как правило, дается в первую очередь внутри семьи. Однако в силу ряда причин могут возникнуть некоторые барьеры при беседе на данную тему. Поэтому образовательная сфера общества берет на себя обязательство растолковать и изложить необходимую информацию. К сожалению, такого содержания учебных пособий нет в современном образовании. Результат этого довольно горький. Таким образом, в диссертационной работе мы постарались привести актуальные доводы для сферы образования о том, что существует необходимость обратить внимание на данную проблему.

«Фаузен-наджат» рассматривает греховные деяния, приводящие к тяжелым испытаниям и карам: измена в браке, проституция, гомосексуализм, насилие и т.д.

Книга полностью совпадает с канонами шариата. Благополучная семья выступает как продукт успешного развития общества. Зарождение семьи (никах) оценивается высоконравственными строчками, предупреждая при этом мужчин, что имея четырех жен, большим грехом будет заглядываться на пятую женщину.

В Коране смысл никаха звучит весьма уважительно: «Одно из чудес Аллаха – Он создал вам женщин, чтобы найти душевное спокойствие, породил чувство любви и уважения между вами.» [12]

Большая роль в деле воспитания истинного мусульманина отводится родителям, в частности, совершения обряда обрезания сына до достижения им двенадцатилетнего возраста.

Как видим, «Фаузен-наджат» представляет собой поэтический справочник для мусульманской семьи. Безусловно, такой ценный источник был популярен в народе. Поэтому «Фаузен-наджат» должен занять свое достойное место в одном ряду с произведениями таких знаменитых авторов XVIII века, как Утыз Имяни, Таджетдин Ялчыгол, Суфи Аллахияр, Кул Мухаммед и др. У изучаемой нами поэмы много общего с произведениями Мухаммедьяра, Газали, Гаттара, Руми, Ясави, Накышбанди, Умми Камала и пр.

В рассказах, описывающих этические проблемы в повседневной жизни, звучит идея автора жить не поддаваясь чувствам, дешевым соблазнам. По его мнению в основе положительного поведения лежит разум, а не чувство. Такой философский подход побуждает читателя даже в ответ на плохое отвечать хорошим. Это звучит как суфийский элемент. Поэтому здесь мы провели параллель с произведение С.Аллахияра «Субател-гаджизин».

«Фаузен-наджат» полон уважения к хлебу. Считается греховным давать оценку о свежести хлеба, запрещено ломать его одной рукой, нюхать и даже смотреть на него.

В данном пункте диссертационного исследования перечисляются наставления автора в адрес путника, путешественника или странствующего: чтение специальной молитвы перед дорогой, не забыть взять с собой посох. и др.

Из всего сказанного вытекает, что только при условии соблюдения норм поведения истинного мусульманина, человек сможет уверенно преодолеть любые трудности. Автор постарался создать надежную опору под ногами своей нации.

Так же, как и в произведениях Таджетдина Ялчыгула «Рисаляи Газиза», Суфи Аллахияра «Субател гаджизин», Кул Мухаммеда, Габдерахима Утыз Имяни, Яхъи бине Сафаргали, Абелманиха Каргалый, Джамалетдина ас-Сабави, Хибатуллы Салихова, Габделджаббара Кандалый, Шамсетдина Заки и др., автор «Фаузен-наджат» раскрывает религиозные проблемы параллельно с социальными и этическими. Воспевается справедливость, гуманность, доброта, критикуется жадность, зависть и т.п.

Так как политическая система XVIII века не носит гуманистический характер, то есть по причине религиозных гонений, нарушаются и этические нормы. Теряется грань между добром и злом.

Книга «Фаузен-наджат» считает необходимым развить в сознании людей мысль о неизбежности страданий в результате неправильного направления разума, то есть старается предупредить классическую ошибку «горе от ума». При всех возникших трудностях нельзя терять самообладания, забывать, что наш материальный мир – это всего лишь земное испытание перед Аллахом.

Далее в работе анализируются рассказы, которые не потеряли актуальность в проповедях современных имамов. В книге насчитывается более тридцати проповедей, которые поднимают злободневные проблемы.

В произведении приводится мысль, что истинный мусульманин не должен лишь сидеть и выучивать все заповеди, но и стараться активно действовать в нужном направлении, соблюдая религиозные традиции. Так например, в интересном сюжете о мечети рассказывается о 15 правилах, необходимых соблюдать в священном доме, т.е. в мечети: приветствие (сђлам), вход с правой ноги, не вести беседу о мирных проблемах, не вести громких споров, не допускать место, не приводить в голову негативных мыслей, снимать обувь, поддерживать чистоту и т.д.

Кстати, в данных традициях можно увидеть адресата, то есть автор обращается непосредственно к читателю, живущему на территории Поволжья. Здесь же приводится иллюстративный рассказ следующего содержания. Однажды случилось так, что несколько лет подряд не было дождя. Народ оказался в трагической ситуации. Чтобы не умереть с голоду, люди обратились к пророку. Тот стал молить Аллаха о дожде. Однако молитвы не помогали. Причиной этого было то, что дорога к мечети и сама мечеть были неухожены. После уборки мест возле мечети молитвы были услышаны. Народ стал жить в достатке и благополучии.

Третья глава «Фаузен-наджат» произведение синкретического характера» – состоит из двух параграфов.

Оценивая многофункциональность произведения «Фаузен-наджат», мы говорим, что в содержании книги включаются разновидности жанровых стилей. Изучаемый нами источник является как литературным произведением, так и учебным пособием. Он выступает как свод шариатских законов, бытовых правил, справочным руководством, так и любимой хрестоматией для учащихся. Здесь комплексно вплетаются конкретные исторические персонажи, географические местности, которые сопровождаются конкретными событиями. Многогранность книги сыграла главную роль в жизни татарского народа. Именно поэтому полюбившийся советчик и помощник был столь популярен широким массам населения Поволжья.

Национальный гнет, религиозное насилие, полная разруха духовной культуры татарского народа... Но, в любом случае, нельзя опускать руки, жизнь продолжается. Автор «Фаузен-наджат»а пытается доказать это своему народу, преподнеся книгу в качестве большого надежного советчика. Автор смело пользуется как религиозным материалом, так и иллюстративными рассказами, пытаясь продемонстрировать, что «успех спасения» скрывается на страницах данной книги.

В нашем исследовании все рассказы произведения мы разделили на две группы, исходя из содержания, сюжетов.

  1. Рассказы, где преимущественно идет речь о бытовых жизненных случаях: этика, проблемы воспитания, взаимоотношения между мужчиной и женщиной, жизнь и смерть, исчисление календаря, медицина, рецепты приготовления блюд, полезные советы путешественникам, гигиена и т.п.
  2. Мудрые изречения, правила, основанные на шариатском учении: чтение молитв и намаза, соблюдение поста, омовение, порядок чтения молитв, правила чтения Корана, особенности поведения в мечети, правила процесса подаяния, религиозные праздники и т.п.

В первом параграфе третьей главы «Политико-культурное состояние эпохи творчества знаменитых татарских личностей мусульман XVIII века» – перечисляются деятели, которые внесли большой вклад как в развитие самосознания татарского народа, так и в развитие татарской литературы. Книга «Фаузен-наджат» в татарской литературе по своему идейному содержанию не является одинокой. Она созвучна со многими памятниками XVIII века.

Начиная с 1552 года до изучаемого нами XVIII столетия татарскую литературу составляли философские произведения, содержащие идею ликвидации отставания в сфере образования, усиление религиозного воспитания. Именно поэтому зарождались философские, этические, религиозно-дидактические произведения, такие как «Фаузен-наджат». Среди единомысленников автора данной книгой мы можем назвать следующих писателей: Г.Утыз Имяни, Ахметзян Болгари, Таджетдин бине Ялчыгол, Суфи Аллахияр, Ишнияз бине Ширнияз, Динмухаммет Шырдани, Яхъя бине Сафаргали, Кул Мухаммед бине Султанбек аль-Ушмави (Кул Мухаммед), Манди Котыш Кыпчаки, Джамалетдин Бикташи, Сулейман Бакырганый, Габделджаббар Кандалый, Габдессалам. Продолжателями «Фаузен-наджат»а стали Абельманыйх Каргалый, Габденнасыйр Курсави, Хибатулла Салихов и др. Творчества перечисленных писателей служили своего рода поддержкой в крестьянских войнах против национального, религиозного и колониального гнета в 1774–1775 годах.

Имамы изучаемой нами эпохи также старались облегчить жизнь татар мусульман. В работе «Асар» Ризаэтдина Фахрутдина[13] даны их имена, описана их деятельность, направленная во благо татарского народа. Так как их работа перекликается с идеей «Фаузен-наджат», мы нашли уместным рассмотреть их подробнее в данной исследовательской работе.

Второй параграф «Фаузен-наджат» произведение поднимающее многогранные проблемы» – посвящен многофункциональной роли книги. Вообще, в силу негативных причин внутренней политики государства количество татарских письменных источников сохранилось очень мало.

Произведение было особенно популярно среди простого народа, поэтому в поэме выдвигается идея, что главное – не материальное богатство, а духовное. У богатого человека душа не может быть истинно мусульманской.

В то же время автор дает ценный совет своему читателю, успокаивая его тем, что кроме материальных ценностей, есть другие способы достичь желаемого. Он предлагает конкретные простые решения. Автор расписывает для каждого дня недели свою молитву, которая поможет обрести благополучие.

Поднимается проблема ростовщичества, нажива на процентах (риба). Это считается греховным деянием и автор старается уберечь своего читателя от денежной кабалы. Поднятая проблема актуальна и по сей день, и как показывает экономическая практика, бесчисленные кредитные взаимоотношения могут привести к разрушению экономического состояния.

Таким образом, «Фаузен-наджат» раскрывает истинный «путь спасения» для мусульманина. Автор наставляет своего читателя быть терпеливым, верить в Аллаха и не усложнять свою судьбу негативными бытовыми проблемами в данной непростой для татарского народа ситуации. Если посвятить себя религии, многие нерешаемые проблемы окажутся менее важны, чем свое душевное состояние. Таким образом, эта суфийская идейная нить произведения длится на протяжении всей книги. Автор пытается из каждой сложной ситуации, в которой может оказаться его читатель, найти выход, дать ответ и советует не поддаваться соблазнам.

«Фаузен-наджат» является произведением синкретического характера. Автор наводит читателя на правильные мысли и деяния. Произведение построено на сочетании религиозных нравоучений, переплетающихся с художественными рассказами, чтобы обеспечить большую доходчивость, наибольшее впечатление на ученика или читателя. Книга имела успех среди простого народа, являлась настольной в семьях татар-мусульман, в медресе использовалась в качестве учебного пособия.

В учебнике поднимаются как темы религиозного содержания, так и повседневные проблемы. Такая пестрота сюжетных составляющих говорит о том, что книга является произведением энциклопедического характера, учебным пособием, религиозно-философским дидактическим материалом в изучении основ ислама, литературным поэтическим произведением.

Среди повседневных проблем содержится интереснейшая тема исчисления восхода и захода солнца по календарю. Мусульманину это необходимо как для бытовых нужд, так и для чтения намаза. Он советует расчитывать время по длине тени, падающей от послеобеденного солнца. В диссертационной работе это вкратце продемонстрировано в таблицах.

В поэме встречаются диалоговые линии, где иноверец вступает в дискуссию с мусульманином. В ответах на все заданные вопросы раскрывается праведная теория исламской религии. В конечном счете иноверец под впечатлением мудрых ответов принимает мусульманство.

В заключении подведены основные итоги диссертационного исследования и сформулированы следующие выводы:

1. Несмотря на то, что произведение «Фаузен-наджат» наполнено арабскими и персидскими заимствованиями, в основе лежат грамматические нормы татарского языка. Об этом свидетельствуют приведенные фонетические и лексические примеры. Язык источника состоит из национальных татарских элементов: «булды» (не»улды»), «белђн», «белђ» (не»илђн»), -без ( -мез используется очень редко), «кул» (не»ђл»), «булса» (не»улса»), формы «булгусый», кыйлгуси» сохранились в диалектизмах, «йулы» (очень редко»мђртђбђ» ), «кеше» (не «кђс»), «љй» (не «ив», «ханђ») и др.

Изучив и проанализировав язык книги, было установлено, что в нем содержится множество элементов, свойственных лишь татарскому языку, хотя есть признаки связи с другими языками. А также мы достигли поставленной цели, показать прямую и непосредственную принадлежность текста татарскому языку.

Произведение впервые было опубликовано в 1802 году, а в Ташкенте намного позже, то есть в 1900, 1901 годах. Не сложно заметить тот факт, что необходимость в данной книге у татарского народа была большой. Секреты «успеха спасения» прошли длинный путь и способствовали помочь сохранению нации, встав на борьбу против насильственной христианизации.

2. Структура «Фаузен-наджат»а логически последовательна, с дидактической точки зрения имеет свои конкретные цели и задачи. Количество рассказов составляет 158.

В основе произведения «Фаузен-наджат» лежат мотивы наставнического характера, что является вполне естественным для периода XVIII века. Книга зародилась как учебник, хрестоматии. На каждой странице воспеваются ценные человеческие качества. К каждой идейной мысли предлагаются в качестве практических советов иллюстративные сюжетные линии для закрепления пройденного теоретического урока. Таким образом, автор постарался как можно болеее доступно разъяснить предлагаемый для изучения материал. Синкретического характера книга тем самым приобрела некий политический смысл и сыграла большую роль для татар-мусульман в их «успешном спасении» от социально-политических трудностей.

3. Бесправие, национальное и религиозное гонение породило у народа необходимость в таких книгах, как «Фаузен-наджат». Автор оптимистически настраивает своего читателя ни в коем случае не отчаиваться, испытывая те или иные трудности в жизни. Взять в руки добрый советчик «Фаузен-наджат» и не поддаваться греховным деяниям. Автор считал, что его народ достоин прожить жизнь так, как требуют его корни, предки. В этом человеку придет на помощь вера, религия.

Автор поставил перед собой задачу сотворить поэму, которая доказывает, что жизнь состоит не только из земных благ, помимо этого есть вечные ценности, которые необходимо помнить истинному мусульманину. Знание этих правил и неуклонное их соблюдение поможет в это сложное для нашего народа время избежать катастрофы.

Итак, хочется сделать заключительный вывод: произведение татарской литературы XVIII века «Фаузен-наджат» отражало всю культуру татарского общества того периода, удовлетворяло потребности в политической и этической сфере. Продолжение сокровенной книги татарского народа звучит и в XIX веке, в сочинениях таких авторов, как Кул Мухаммед, Хибатулла Салихов, Каюм Насыйри, Ишнияз бине Ширнияз Урганчи, Абелманих Каргалый аль-Бистави, Хибатулла Каргалый. Таким образом, книга должна занимать особую нишу в истории татарской литературы.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

1) в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Инсафутдинова, М.Т. Поэтический памятник XVIII века «Фаузен-наджат» / М.Т.Инсафутдинова // Ученые записки Казанского государственного университета. Гуманитарные науки. – 2008. – Книга № 8. – С. 62-67.

2) других изданиях:

2. Инсафетдинова, М.Т. «Фђњзен-нђќђт» ђсђре турында (О произведении «Фаузен-наджат») / М.Т.Инсафетдинова // Яшь галимнђр џђм аспирантлар эшлђре ќыентыгы: Тел, ђдђбият џђм халык иќаты мђсьђлђлђре. – 4 чыг. / Редколегия: К. М. Мићнуллин (ќаваплы мљхђррир), Р. Ф. Исламов (фђнни мљхђррир), Р. Ф. Фђттахова, З. З. Гыйлђќев (тљзњче), А. Ђ. Тимерханов. – Казан, 2007. – Б. 88-91.

3. Инсафетдинова, М.Т. «Фђњзен-нђќђт» ђсђрендђ мљселманнарны гыйлемгђ љндђњ мђсьђлђсенећ сђнгатьчђ бирелеше (Поэтическое отражение проблемы призыва мусульман к грамоте в произведении «Фаузен-наджат») / М.Т.Инсафетдинова // Яшь галимнђр џђм аспирантлар эшлђре ќыентыгы: Тел, ђдђбият џђм халык иќаты мђсьђлђлђре. – 4 чыг. / Редколегия: К. М. Мићнуллин (ќаваплы мљхђррир), Р. Ф. Исламов (фђнни мљхђррир), Р. Ф. Фђттахова, З. З. Гыйлђќев (тљзњче), А. Ђ. Тимерханов. – Казан, 2007. – Б. 202-205.

4. Инсафетдинова, М.Т. Књћел сафлыгына ирешњдђ файдалы њгет-нђсихђт («Фђњзен-нђќђт» ђсђре) (Полезные наставления для духовного совершенствования (По произведению «Фаузен-наджат»)) / М.Т.Инсафетдинова // Милли мђдђният. – 2008. – № 17. – Б. 26-27.

5. Инсафетдинова, М.Т. «XVIII гасыр истђлеге «Фђњзен-нђќђт» поэмасыныћ теле хакында» (О языке поэтического наследия XVIII века «Фаузен-наджат») / М.Т.Инсафетдинова // Милли мђдђният. – 2008. – № 17. – Б. 38–39.

Подписано в печать 24.05.2010.
Формат 60 х 84 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Таймс.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,75. Тираж 100 экз. Заказ № К-17

Отпечатано

в Институте языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ

420111, г. Казань, ул. Лобачевского, д. 2/31, т. 292-76-59


[1] Дмитриева, Л.В. Описание тюркских рукописей Института востоковедения / Л.В.Дмитриева.– М.: Наука, 1980. – Том III. – С. 261.

[2] Каримуллин, А. У истоков татарской книги / А.Каримуллин. – Казань, 1997. – С.132.

[3] Татар ђдђбияты тарихы. Алты томда. – Казан: Татар кит.нђшр, 1984. – Т.I. – Б.566.

[4] Ђмирхан, Р. Иманга тугрылык / Р.Ђмирхан. – Казан: Татар.кит.нђшр., 1997. – Б.189.

[5] Рамазанова, Д.Б. Термины родства в татарском языке / Д.Б.Рамазанова. – Казань, 1991. – 210 с.

[6] Аллаџияр Суфи. Сљбател-гаќизин (гаќизлђргђ терђк) / Суфи Аллаџияр. – Казан: «Хђтер» нђшрияты (ТаРИХ), 2002. – Б.212.

[7] Габдерђхим Утыз Имђни Ђл-Болгари. Шигырьлђр, поэмалар / Тљзчесе Ђ.Шђрипов. – Казан: Тат.кит.нђшр., 1986.– Б.71.

[8] Ќамалетдин ђл-Касыйми, Мљхђммђд. Мљэминнђргђ нђсыйхђтлђр / Мљхђммђд Ќамалетдин ђл-Касыйми. – Казан: «Матбугат йорты» нђшрияты, 2004. – Б. 17.

[9] Сљаль вђ ќавап. – Казан: И.Н.Харитонов лито-типографиясе, 1905. – 160 б. – гарђп графикасында.

[10] Нђсыйхђте-с-салихин яки изгелђрнећ нђсыйхђтлђре / Басмага ђзерлђче Ђ.Алиева. – Казан: «Иман» нђшрияты, 1995. – Б. 29.

[11] XVIII гасыр татар ђдђбияты. Поэзия / Тљзчесе М.И.Ђхмђтќанов. – Казан: «Дом печати» нђшрияты, 2006. – Б.13–14.

[12] Рухи тђрбия / Тљзчелђр Госман хђзрђт Исхакый, Нурислам Ибраџим. – Казан, 2003. – Б. 86.

[13] Фђхреддин, Ризаэддин. Асар / Ризаэддин Фђхреддин.– Казан: Рухият, 2006. – 1 том. – Б. 38–67.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.