WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Литературная критика газеты пермские губернские ведомости (1890-1917 годы )

На правах рукописи

Масальцева Татьяна Николаевна

литературная критика газеты «Пермские губернские ведомости»

(1890-1917 годы)

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пермь 2006

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Пермский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Абашев Владимир Васильевич
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Дворцова Наталья Петровна кандидат филологических наук, доцент Лапаева Наталья Борисовна
Ведущая организация: Институт истории и археологии УрО РАН, сектор истории литературы Урала (Екатеринбург)

Защита состоится 21 декабря 2006 г. в 11-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.189.11 в Пермском государственном университете по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15, зал заседаний Ученого совета. Отзывы на реферат можно присылать по адресу: 614990, г.Пермь, ул. Букирева, 15, филологический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Пермского государственного университета.

Автореферат разослан 21 ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук В.А. Салимовский

Общая характеристика работы

В отечественных гуманитарных науках в последние полтора десятилетия все более отчетливо дает о себе знать своего рода провинциальный вектор. Он сказывается в существенном росте интереса к исследованиям проблем и фактов региональной истории и культуры, в усилении роли краеведения. В этой тенденции проявляется общий сдвиг внимания гуманитарных исследований от глобального к локальному, от универсального к частному, от центрального к периферийному. Характерно поэтому укрепление статуса микроистории и устной истории в историографии, интерес к повседневным речевым практикам в лингвистике, внимание к литераторам второго и третьего ряда, к явлениям массовой беллетристики и т.н. наивному письму в литературоведении.

В связи с развитием региональных историко-литературных исследований закономерен рост интереса к местной периодике, прежде всего к газетной. Для большинства провинциальных городов России в XIX и в начале XX века именно газета являлась едва ли не единственной площадкой литературной жизни. На страницах газеты появлялись литературно-художественные публикации малых жанров, здесь нередко начинались творческие биографии будущих писателей, на страницах газеты развивалась местная литературная критика как одна из главных форм выражения культурного самосознания.

Таким образом, изучение газетных материалов дает возможность реконструировать движение литературной жизни отдельного региона, динамику его развития, позволяет представить, как выглядела литература столиц в провинции, с точки зрения среднего провинциального читателя. Поэтому анализ газетной литературной критики в региональных изданиях занимает важное место в современном литературоведении и представляет несомненный научный интерес в теоретическом и в историко-литературном аспекте.

Актуальность реферируемой диссертационной работы связана именно с повышенным интересом современного литературоведения к проблемам региональной культурной жизни, к месту региона в развитии культурной жизни всей страны, а также с постановкой проблемы роли газеты в литературной жизни провинции. Анализ литературно-критических публикаций способен дать представление о смене культурной парадигмы в общественном сознании на рубеже XIX – XX веков, а также о месте литературной критики в контексте культурой жизни провинции того времени.

Активная роль газеты в литературной жизни рубежа XIX – XX веков была отмечена в трудах историков журналистики (Б.И. Есина, Э.В. Летенкова, С.Я. Махониной); среди литературоведов наиболее пристальное внимание этой проблеме уделил А.И. Рейтблат. С середины 1990-х гг. газетные публикации все чаще становятся предметом диссертационных исследований.[1]

Тем не менее, изучение газеты в литературной жизни рубежа XIX – XX веков еще только обретает статус самостоятельной исследовательской проблемы.

Несмотря на оживление интереса к проблемам дореволюционной русской литературной критики, рубеж XIX – ХХ веков остается достаточно сложной областью научной интерпретации. Литературная критика России (преимущественно журнальная) на рубеже XIX – XX веков была рассмотрена в трудах Б.И. Есина, А.Н. Боханова, Б.П. Балуева, И.С. Вахрушева и многих других ученых в связи с анализом общественно-политической позиции отдельных газет или в связи с изучением творчества тех или иных писателей (труды Д.А. Барабохина о Г.И. Успенском, А.П. Чудакова о А.П. Чехове и др.), но в историко-литературном аспекте газетная критика почти не изучена.



Отечественные исследователи, как правило, обращались к истории русской периодики, изучая социологию литературы, анализируя процессы, происходящие в литературной культуре (выделение различных сегментов читательской аудитории, создание или разрушение литературных репутаций и пр.). Опыт российских периодических изданий в этом аспекте осмысляется, в частности, в работах Б.В. Дубина, Л.Д. Гудкова, А.И. Рейтблата. Однако литературная критика (преимущественно журнальная) изучалась как социокультурный механизм, контролирующий литературу, или как механизм выработки и распределения символических ценностей, таким образом, изучение литературно-критических публикаций в литературоведческом аспекте практически не производилось.

Освоение роли литературной критики в провинциальной прессе активизировалось в 1990-е годы, когда начинал формироваться научный интерес к региональным литературным процессам, дополняющим представление о литературном процессе России (Г.В. Антюхин, Х.С. Булацев, Л.Е. Бушканец, О.Г. Ласунский, О.Г. Баканидзе, Б.А. Чмыхало, М.Н. Юсупова, М.С. Берсон и др.). Материалом для исследования выбирались преимущественно частные региональные газеты, которые сравнивались с центральными. Однако говорить о том, что газетная литературная критика регионов исследована в достаточной мере, было бы преждевременным: до сего времени ряд провинциальных газет (особенно губернских ведомостей) оставался вне сферы научных интересов.

Методика анализа материалов провинциальных журналов и газет была представлена в работах группы казанских исследователей: В.Н. Коновалова, В.Н. Азбукина, Л.Я. Вороновой, Б.И. Колмакова, Л.М. Пивоваровой, Л.Ф. Хайрутдиновой и др. В их трудах рассматривались теоретические проблемы изучения критики: метод в критике, периодизация истории литературной критики, формы ее функционирования, направления и течения, система жанров в критике; общие закономерности развития газетной критики в изданиях различных направлений; своеобразие жанровой системы в критике выбранного периода, критические выступления отдельных газет разных направлений («Неделя», «Гражданин», «Русские ведомости», «Волжский вестник») и деятельность некоторых видных критиков тех лет, сотрудничавших в основном в газетах (А.С. Суворин, Е.Л. Марков, К.В. Лаврский). Проблемы читательского восприятия текстов, в том числе и газетных, исследовались в работах саратовских ученых В.В. Прозорова, Е.Г. Елиной, Л.Е. Герасимовой и др.; анализировались механизмы воздействия (идеологические, психологические, эмоциональные) на аудиторию. Но труды казанских и саратовских исследователей касались только центральной и местной периодической печати.

Исследований, специально посвященных газетной литературной критике губернских ведомостей, нет, хотя существует исследование Л.Л. Смирновой, посвященное литературным публикациям «Ярославских…» и «Костромских губернских ведомостей».

Для исследований пермских ученых, анализирующих историю литературной жизни Перми, весьма существенна опора на традиции изучения региональной литературы, которые были заложены в 1920 – 1930 гг. трудами Н.К. Пиксанова, И.М. Гревса, П.Н. Сакулина, Н.П. Анциферова. В Пермском университете это направление научного краеведения в 1920-е годы достойно представлял П.С. Богословский. В частности, в ряде статей он рассмотрел местную периодическую печать в качестве самостоятельного источника историко-литературных исследований. Отдельные аспекты становления местной литературной критики были рассмотрены в статьях М.А. Ганиной (пермская журналистика 1840 – 1960 гг.), В.А. Кустова (газетные публикации, посвященные проблемам фольклора), В.В. Абашева, Е.Г. Власовой. Пермская периодика начала ХХ системно анализировалась в работах сотрудников Лаборатории городской культуры и СМИ кафедры журналистики Пермского госуниверситета. Важным результатом деятельности лаборатории стал аннотированный библиографический указатель «Литературная жизнь России конца XIX – начала ХХ веков по материалам периодической печати Перми (1890 – 1917 гг.)», куда, в частности, вошли материалы, полученные в ходе реферируемого исследования. Однако, несмотря на имеющийся серьезный задел в научном освоении наследия пермской периодической печати, системных исследований литературно-критической деятельности пермской периодики ранее не проводилось.

Объектом реферируемого диссертационного исследования являются литературно-критические материалы, опубликованные в газете «Пермские губернские ведомости» (ПГВ) с 1890-го по 1917 год (всего просмотрено 7156 номеров газеты). Это традиционно выделяемый в науке период истории русской литературы конца XIX – начала XX века. С другой стороны, временные рамки этого периода образуют, как установлено в диссертации, и естественные границы процесса становления профессиональной литературной критики в ПГВ. Всего в ходе исследования было выявлено и проанализировано 2144 литературно-критических публикации разных жанров. Ценные для исследования материалы по истории и редакционной политике газеты обнаружены в архивных фондах сотрудничавших с ПГВ журналистов В.А. Весновского, Е.Н. Косвинцева, И.Г. Остроумова, А.К. Шарца (Государственный архив Пермской области). К сожалению, архив редакции ПГВ утрачен, поэтому подлинное авторство многих статей и заметок, опубликованных под псевдонимами, установить не представилось возможным.

Предмет диссертационного исследования – история литературной критики в ПГВ в ее жанровом, проблемно-тематическом аспектах, основных тенденциях и этапах развития. Особое внимание уделено анализу литературно-критической деятельности ведущих критиков газеты.

Основная цель работы – комплексный анализ тематики, проблематики и жанровой системы литературной критики ПГВ в общественно-литературном контексте рубежа XIX – XX веков.

Цель предполагает постановку и решение ряда конкретных задач:

1. Анализ эволюции системы литературно-критических жанров.

2. Выявление ведущих тем и проблем литературной критики.

3. Изучение тенденций развития литературно-критической деятельности ПГВ.

4. Исследование литературно-критических публикаций ведущих литературных критиков ПГВ, особенностей их литературно-критических концепций.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. К 1910-м годам в ПГВ формируется развернутая система жанров литературной критики. Ее специфика проявляется в преобладании аналитических жанров (обозрение, проблемная статья, рецензия и литературный портрет), демонстрирующих высокий уровень литературно-критических публикаций по проблемам русской литературы.

2. В качестве эталона художественности, общественной и нравственной значимости литературного произведения в критике ПГВ выступает русская классика XIX века, представленная именами А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева и др. Значительную роль в системе оценок пермских критиков играет также сопоставление с лучшими явлениями уральской литературы XIX века (Ф.М. Решетников, Д.Н. Мамин-Сибиряк).

3. В развитии литературной критики ПГВ конца XIX – начала ХХ вв. выделяются три основных этапа: 1890-е годы – господство литературно-критических концепций народнического толка и целей просветительского характера; 1900-е годы – пересмотр сложившейся под влиянием идеологии народников системы ценностей и критериев оценки литературных явлений в связи с появлением литературы модернизма; 1910-е годы – формирование оригинальных литературно-критических концепций.

Научная новизна диссертационного исследования проявляется, таким образом, в двух отношениях. Во-первых, в процессе работы собран, научно систематизирован и введен в исследовательский оборот новый историко-литературный материал, значительный по объему и содержательной ценности. Во-вторых, впервые литературно-критическая деятельность крупной провинциальной газеты представлена во всем ее объеме многоаспектно и в развитии на протяжении длительного исторического периода.

Методологическую основу работы составляет историко-типологический метод, сочетающий в себе изучение истории литературы, литературной критики и журналистики с элементами культурно-исторического метода, а также метода жанрового анализа. Теоретическую базу составили исследования, касающиеся специфики жанров газетной критики (работы А.Г. Бочарова, М.С. Черепахова, В.В. Ученовой и других), а также специфики собственно газетной литературной критики (В.Н. Коновалова, Л.М. Пивоваровой, Л.Я. Вороновой, Б.И. Колмакова, Л.Ф. Хайрутдиновой). Кроме этого, мы опирались на труды по проблемам методологии и теории литературной критики (В.М. Горохова, Ю.Б. Борева, Б.Ф. Егорова, М.Г. Зельдовича, А.С. Бушмина, В.Д. Пельта).

Проведенное диссертационное исследование имеет определенную теоретическую значимость. Она заключается в расширении представлений о развитии литературной жизни в провинции на рубеже XIX – XX веков, а также о характере рецепции «большого» литературного процесса провинциальными критиками. Представляет интерес предложенная в работе периодизация развития литературной критики в крупном провинциальном центре России.

Практическая ценность работы состоит в том, что ее материалы и выводы можно использовать в вузовском образовательном процессе: в лекционных курсах по истории русской журналистики XIX века; в спецкурсах, посвященных особенностям регионального литературного процесса, в подготовке студентами курсовых и дипломных работ. Практическую значимость имеет также полная аннотированная библиография литературной критики ПГВ, составленная в ходе диссертационного исследования.

Апробация основных положений работы состоялась в докладах, представленных на международных, всероссийских, региональных и межвузовских научных конференциях в Тюмени, Екатеринбурге, Иваново, Перми и Соликамске. Основные идеи диссертации изложены в 12 публикациях автора. Материалы исследования вошли также в аннотированный библиографический указатель «Литературная жизнь России конца XIX – начала ХХ веков по материалам периодической печати Перми (1890 – 1917 гг.)», высоко оцененный экспертами и получивший грант института «Открытое общество» в конкурсе «Россия – ХХ век. Электронные публикации» (2001). Результаты исследования также используются в учебных курсах «История отечественной журналистики XIX века» и «История пермской периодической печати», предназначенных для студентов, обучающихся по специальности «Журналистика».

Структура работы обусловлена поставленными задачами и логикой исследования, а также выбранным для изучения материалом. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка, включающего 178 наименований. Общий объем работы составляет 190 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, формулируются цели и задачи предпринятого исследования, определяются методы их решения, дается краткий анализ научной литературы по теме диссертации, рассматривается научная новизна работы и описывается ее структура.

В первой главе «Общая характеристика литературной критики "Пермских губернских ведомостей" рубежа XIX ХХ вв.» роль и значение ПГВ рассматриваются в системе провинциальной печати рубежа XIX – XX вв. Здесь определяется также роль литературной критики в контексте газеты, характеризуется отражение в ПГВ общих тенденций развития прессы и прослеживается роль редакторов и некоторых журналистов в формировании направления газеты. Кроме этого, анализируется система литературно-критических жанров ПГВ и ряд критериев оценки литературного произведения.





В первом параграфе «Литературная критика в газете рубежа XIX ХХ вв.» рассматривается система периодической печати рубежа веков, специфика ее формирования и место пермской газеты в ней. Под системой периодической печати традиционно подразумевается сложившаяся в данный период совокупность периодических изданий в их взаимосвязях (Б.И. Есин, Б.И. Колмаков). В параграфе характеризуется количественное и качественное усиление позиций ежедневной российской прессы, в том числе и на Урале (к середине 1900-х гг. – 12-процентная доля в системе общероссийской периодики в целом). Кроме того, отмечается преобладание среди газетных сотрудников журналистов-профессионалов, журналистов-практиков (Э.В. Летенков), так как потребность газеты в образованных, мыслящих, владеющих пером людях способствовала формированию новой прослойки русской интелли­генции – журналистов-газетчиков.

Технические достижения провинции (информационные агентства, телеграф, типографии с усовершенствованным оборудованием) способствовали более оперативному информационному обмену, поэтому русская провинция была включена в культурные процессы того периода, в том числе и литературный. Провинциальные газеты рубежа веков, как и столичные, участвовали в процессе формирования жанров массовой литературы или системы жанров литературной критики. С точки зрения некоторых литературоведов (Б.И. Колмаков), увеличение числа провинциальных газет шло за счет образования универсальных по содержанию изданий, а не за счет ведомственной печати. Но мы разделяем точку зрения Л.П. Громовой и Л.Л. Смирновой, указывающих на особую роль последней: вследствие цензурных препятствий к изданию относительно независимых частных газет общественная мысль консолидировалась вокруг неофициальных отделов губернских ведомостей, на рубеже веков выходящих отдельно от официальных.

Для рубежа XIX – ХХ вв. можно отметить усиление роли газетной литературной критики в системе литературной критики в целом, завоевание признания и прочных позиций не только в глазах общественности, но и в литературной жизни. С помощью литературной критики газета активно участвовала в литературном процессе, за счет оперативности опережая другие виды критики в раскрытии социального смысла художественного произведения и его художественного значения (Л.М. Пивоварова). Критика указанного периода характеризовалась сложным конгломератом предшествующего опыта критической мысли с существенно измененным спектром тем, идей, методов и жанровых форм. Просветительская направленность литературной критики, традиционная тенденциозность и публицистичность, ее неравнодушие и сознательная оппозиционность официальному мнению сочетались с кризисным сознанием рубежа веков, с необходимостью поиска новой системы ценностей, созданием новых философских и литературных концепций. О необходимости этого поиска свидетельствовало также появление искусства и литературы модернизма – исключительного по степени воздействия на аудиторию литературного явления рубежа веков.

Во втором параграфе «"Пермские губернские ведомости" в конце XIX начале ХХ вв.» характеризуется эволюция ПГВ указанного периода в соответствии с общими тенденциями развития российской прессы и прослеживается роль редакторов и некоторых журналистов в формировании направления ПГВ.

В числе особенностей ПГВ конца 1890-х гг. можно отметить следующие: большой тираж, доступная стоимость издания относительно столичных газет, приближение по характеру и качеству к столичным газетам. Своеобразная литературоцентричность провинциальной газеты того времени выражалась в насыщении газеты литературной информацией. Именно современный литературный процесс представлял собой основной интерес для читателей, потому что литература активно вмешивалась в жизнь, и ее герои и идеи соответствовали передовым идеалам своего времени.

К концу 1890-х годов увеличилось число литературно-критических материалов на страницах ПГВ (см. табл.1); совершенствовались жанры газетной критики: небольшие обзоры, сводящиеся обычно к пересказу произведений заменялись серьезными и основательными рецензиями; появился такой жанр, как «литературные итоги». В конце 1890-х годов в газету пришли постоянные авторы, возглавившие литературно-критический отдел газеты.

Таблица 1.

Год 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896
Количество публикаций 5 6 6 7 18 23 34
Год 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903
Количество публикаций 108 71 106 60 209 184 99
Год 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910
Количество публикаций 55 22 34 32 78 97 200
Год 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917
Количество публикаций 251 104 142 72 26 53 42

В 1900-е гг. в пермских литературно-критических публикациях отсутствовала остросоциальная проблематика. Это было связано в первую очередь с общественно-политической ситуацией в стране: цензура не позволяла легальным периодическим изданиям выражать какие-либо общественные идеи и затрагивать острые социальные вопросы. Идейной доминантой в газете выступает типичная для провинции ориентация на консервативные идеалы: это верность провинциальной культуре, своему укладу жизни и вера в идеалы просвещения и прогресса. При этом в провинциальной газете появились сторонники символизма и литературы модернизма вообще, что говорит о специфической черте литературной критики ПГВ – своеобразной независимости по отношению к общей концепции издания, выраженной другими рубриками.

В проблематике газеты 1910-х гг. преобладали политические и социальные акценты, в отношении литературной критики это преобладание выразилось в усилении публицистического заряда публикаций; деятельность пермских критиков была неразрывно связана с общими тенденциями развития газетной литературной критики в России порубежной эпохи, а именно включением в спектр интересов критиков новых проблем и идей, c переоценкой сложившихся эстетических и литературных концепций.

В третьем параграфе «Жанровое своеобразие литературно-критических публикаций "Пермских губернских ведомостей"» исследуется система литературно-критических жанров газеты рубежа веков и ее специфика в ПГВ.

Система критических жанров ПГВ складывалась под влиянием общих тенденций развития критики конца XIX – начала ХХ вв. В то же время у пермской газетной критики имелась своя специфика, связанная с «окраинным положением» пермского литературного процесса.

Специфика жанров газетной литературной критики подробно рассматривается казанскими литературоведами. По мнению В.Н. Коновалова, система жанров подразумевает их типологическую связь: общность социальной и эстетической проблематики, функций, принципов анализа литературного процесса, способов выражения личностного начала и даже таких деталей, как объем статей и их оглавления. Особенно на структуру и своеобразие жанров литературной критики влияет тип издания: Л.М. Пивоварова выделила тесную связь газетной критики с общественными процессами, конкретными историческими событиями, контекстом издания.

Современное литературоведение не имеет единой точки зрения на принципы классификации литературно-критических жанров, хотя о структуре критических жанров существует целый ряд исследований: Б.И. Бурсова, Б.Ф. Егорова, В.И. Кулешова, М.Я. Полякова и др. Более разработанной, на наш взгляд, выглядит концепция жанровой системы газетной литературной критики, разработанная казанскими учеными. В ее основе – идея «опорных» жанров и их разновидностей в зависимости от предмета критического анализа, диапазона диалога критики и литературы, поэтому в работе мы используем классификацию, предложенную казанскими исследователями. Исследователи казанской дореволюционной журналистики В.Н. Коновалов, Б.И. Колмаков, а также составитель хрестоматии литературной критики «серебряного века» В.В. Перхин выделяют среди всего массива литературно-критических газетных выступлений следующие жанры: библиографическую заметку, литературно-критическое обозрение, рецензию, очерк жизни и творчества писателя (в разных вариантах), литературный фельетон, проблемную литературно-критическую статью, полемическое «письмо в редакцию». Помимо этого, анализ пермских газет позволяет выделить циклы обозрений, рецензий, проблемных статей.

Тенденция к доминированию малых жанров приводит к распространению на страницах ПГВ библиографических заметок и рецензий. Жанр рецензии представлен в ПГВ разнообразно: начиная от развернутых материалов в рубрике «Библиография» и заканчивая развернутыми материалами в «подвалах» и на третьей полосе. Выходили также и циклы развернутых рецензий, принадлежащих перу одного автора; таким циклом могут считаться «Литературные очерки», выходящие в «Пермских губернских ведомостях» за подписью С. Г-на[2]

в 1906-1907 гг., посвященные на 70 % содержанию сборников товарищества «Знание». Нельзя не отметить такую разновидность рецензии, как рецензию театральную, которая зачастую оценивала само художественное произведение, то есть выполняла функции литературной критики.

Одним из старейших жанров литературной критики в газете было литературное обозрение. Среди всех разновидностей этого жанра, отмеченных Л.Я. Вороновой, в ПГВ можно выделить две наиболее часто встречающиеся разновидности: итоговое (годовое) обозрение всех наиболее выдающихся книжных новинок и новинок журнальной беллетристики за истекший период и текущее (по мере выхода новых номеров) обозрение беллетристических отделов «толстых» журналов, по мнению автора, «делающих погоду» в современной литературе (журналы «Мир Божий», «Образование», «Вестник Европы», «Журнал для всех» и т.д.). Авторы текущих обозрений также тяготели к циклизации, свидетельством чему может послужить цикл обозрений Н.А. Синицына «Письма периодической печати» (всего 43 письма), издававшийся в ПГВ в 1896 – 1898 гг., а также «Литературные заметки» Уриэля Ульриха (1904), «Литературные очерки» автора, пишущего под псевдонимом С. Г-н, и «Литературные обозрения» С. Виноградова (1909-1910). Все выделенные нами циклы объединены общим систематизирующим принципом (хронологическим у Синицына, Уриэля Ульриха, С. Г-на, тематическим у Виноградова), концепцией критика, его личностным началом.

Особенное место в ПГВ рубежа веков отводилось жанру литературного портрета. Такие публикации, как правило, посвящались авторам, чьи взгляды и идеи были близки редакции газеты или представляли определенный интерес для аудитории. Этот жанр плодотворно использовали критики разных направлений. До настоящего времени среди литературоведов (В.С. Барахов, В.В. Трушкин, Л.Я. Воронова) еще не сложилась общая точка зрения на жанр литературного портрета, нет единства во мнениях выделения его жанровых разновидностей. На наш взгляд, оправдано и целесообразно выделение четырех разновидностей литературного портрета, сделанных Б.И. Колмаковым: юбилейная статья, некролог, собственно литературный портрет, критико-биографический очерк.

Некрологи и особенно юбилейные статьи в большом количестве были представлены на страницах ПГВ рубежа веков (около 150 публикаций). Критико-биографический очерк (с преобладанием ярко выраженного биографического принципа изложения материала) также встречался часто: публикации такого типа обычно занимали весь «подвал», иногда печатались в нескольких номерах; встречались значительно реже юбилейных статей. Характерный пример этого жанра — публикация Андрея Макурина «Поэт анализа внутренней жизни: Е.А. Баратынский» (28 июня, 30 июня, 1894).

В ПГВ также встречались литературно-критические статьи. По сравнению с другими пермскими газетами, выходящими в указанный период, количество (и глубина проблематики) и периодичность выхода литературно-критических статей были весьма впечатляющими. Статья, в которой автор подробно рассматривает отраженные в каком-либо литературном произведении значимые общественные процессы и конфликты, стала одним из ведущих жанров литературной критики только в 1910-е гг., хотя отдельные образцы проблемных статей подобного характера встречались и гораздо раньше (например, статья автора за подписью «Z». «К чему привело меня учение Л.Н. Толстого о “непротивлении злу”» за 1895 г.). Критиков волновали следующие отраженные в литературе насущные вопросы современности: положение народа, отношение к нему интеллигенции, отрыв интеллигенции от национальной почвы, утрата национальной идеи, вопросы воспитания юношества, «женский» вопрос и т.д. Среди всего объема статей глубиной и содержательностью авторской концепции выделяются статьи Чубина, специально рассмотренные в третьей главе диссертации. Выделенные нами жанры в количественном и качественном отношении составляют основу системы литературно-критических жанров ПГВ; другие жанры (библиографические заметки, фельетоны, полемические письма и пр.) представлены в меньшей степени.

В четвертом параграфе «Критики "Пермских губернских ведомостей" о литературной традиции и критериях оценки современного литературного произведения» представлены критерии оценки литературного произведения критиков ПГВ, в том числе связанные с литературной традицией.

Переживаемая эпоха рубежа веков особенно в провинции ощущалась напряженной борьбой за идеалы культуры, поисками альтернативной Западу системы ценностей, определяющей мировоззрение русского человека. Тесная взаимосвязь социальных и эстетических аспектов при рассмотрении явлений литературы (художественного произведения, творчества писателя, литературного направления) была характерна для газетной литературной критики того времени, в частности ПГВ.

Критики, отмечая общий упадок современной литературы и засилье литературы массовой, считали, что молодежи необходимо привить вкус к серьезному чтению; существенным требованием к современной литературе было соответствие основному требованию литературной критики XIX в., определившему отношение литературы к действительности. Литература должна была отражать жизнь, быть зеркалом общественных настроений, поэтому весьма существенным для литературных критиков ПГВ было ожидание произведений в прямой зависимости от эпохи и среды, сочетающееся с требованием актуальности и оригинальности темы и проблемы произведения, а также его смысловой глубины. Критики также ожидали увидеть в современной литературе социально активных «жизненных» героев своего времени, при этом в качестве основных критериев подразумевались типизация, интерес автора к психологии личности, характеров, связь с национальной почвой. Часто поднимался вопрос о соответствии того или иного произведения принципу художественности, к сожалению, внятное определение принципа художественности и всех его составляющих в работах пермских критиков отсутствовало, как, впрочем, и у других провинциальных критиков той поры (Л.Ф. Хайрутдинова). Требование художественности в работах пермских критиков сочеталось с требованием оригинальности и поэтичности формы и языка, с доступностью понимания произведения читателем, а также с соответствием формы содержанию.

Своеобразным эталоном, воплощающим большинство этих требований, критикам ПГВ виделась русская классическая литература XIX в.: Л.Н. Толстой (около 600 публикаций), А.С. Пушкин (172), Н.В. Гоголь (111), Ф.М. Достоевский (103), И.С. Тургенев (102). Пермская провинция проявляла глубокий интерес и призывала к качественному изучению литературного наследия писателей, которое воспринималось вершиной литературного творчества нации.

Вместе с тем понятие о классической русской литературе у провинциальных критиков рубежа веков существенно отличалось от сегодняшнего. Например, идея самобытного развития России, вопросы поиска единства истории, культуры, народа и личности, совершенствования человека, гуманизации общественных отношений все чаще обсуждались в пермской прессе рубежа веков; вследствие этого появилась потребность в осмыслении значения наследия славянофилов (К.С. Аксакова, А.С. Хомякова и др.), в том числе литературного. Внимание же к представителям литературы народников очевидно – многочисленны статьи и упоминания о Г. Успенском, Г. Мачтете, Н. Златовратском, Д. Григоровиче, Н. Михайловском, В. Муйжеле; кроме того, были и единичные статьи – о практически не известных сегодня Н. Наумове, Н. Блинове и др.; для критиков высказанные ими идеи выглядели реальным средством преодоления классовых противоречий, противоречий центра и периферии и др., хотя и признавались излишне тенденциозными.

Во второй главе «Проблематика литературно-критических публикаций "Пермских губернских ведомостей"» рассмотрена основная проблематика литературно-критических публикаций, через которую проявлялось главное направление газеты, а именно тенденции развития русского реализма, восприятие литературы русского модернизма в критических публикациях ПГВ, а также проблемы региональной литературы в литературной критике ПГВ.

В первом параграфе «Тенденции развития русского реализма в литературно-критических публикациях "Пермских губернских ведомостей"» исследуется восприятие пермскими критиками новинок литературы реализма рубежа веков.

Произведения, анализирующие разнообразные аспекты жизни русского социума, занимали главенствующее положение в литературных обозрениях. Подобный выбор приоритетов определялся и консервативностью оценок провинциальной критики, и влиянием традиции журналистики XIX в. – рассматривать жизнь через призму литературы, используя в целях безопасности приемы параллелей и иносказаний. Поэтому выбиралось для оценки современное литературное произведение, с помощью которого можно было начать разговор с читателем о злободневных вопросах. Для 1890-х гг. характерен интерес литературных критиков к социально-типическому, к изображению социальных процессов.

В начале ХХ в. огромную популярность завоевывают сборники товарищества «Знание». Обновление реалистической литературы, найденное в формировании «знаньевского» реализма, приветствовалось не только многими столичными, но и пермскими критиками. Почти каждый сборник и каждая книга «Знания» включаются в обозрения, разбираются в рецензиях постоянно, начиная с 1906 г. Подавляющее большинство литературно-критических публикаций в пермской периодике 1900-х гг. было посвящено М. Горькому (более 80 публикаций, так или иначе связанных с личностью и творчеством Горького) и Л.Н. Андрееву (67 публикаций). Литературная деятельность этих писателей на всем протяжении их жизни обсуждалась провинциальной и столичной прессой в связи с поисками новых путей литературы реализма; отношение и оценки никогда не были однозначными. При всем восхищении рассказами, очерками Горького, критики все чаще были склонны упрекать писателя в отсутствии объективности, в тенденциозности (особенно в изображении «босяков») и отсутствии чувства меры. Особенно эти недостатки подчеркивались после публикации романа «Мать». Весьма похожим выглядит и отношение к творчеству Л.Н. Андреева; так, в целом положительно оценив пьесу «К звездам», отметив удачные образы и оригинальность творческой мысли и слога, пермский критик С. Г-н отверг пьесу «Жизнь человека», обвинив ее в символизме и ультрареализме, под ультрареализмом автор подразумевал манеру Л.Н. Андреева ставить своих героев в исключительные, почти невероятные условия, греша «против художественной правды». Солидарен с вышеупомянутым критиком и М.А. Ильин (Осоргин), симптоматично предпочитая творчеству М. Горького и Л.Н. Андреева произведения В.Г. Короленко.

Констатируя вслед за столичной критикой кризис направления реализма, в том числе и «знаньевского» толка в 1907-1908 гг., пермские критики приветствовали некоторое оживление его в 1910-е гг. в творчестве И.А. Бунина, С.Н. Сергеева-Ценского, А.Н. Толстого – они единодушно отмечают расширение диапазона традиционных тем, но вместе с тем в ряде случаев утрату глубины обобщения, достоверности. Особенно высоко критики (С.В. Виноградов, Елатомский) оценили вклад в развитие прозы реализма, сделанный Б.К. Зайцевым, отметив тонкую поэтичность пейзажных зарисовок и обращение писателя к социально-политическим темам.

Однако пермские критики отмечали отсутствие масштабных по глубине, тематике и проблематике современных литературных произведений. Кризис реалистической литературы вызван, по мнению Н.А. Синицына, Чубина, оторванностью современной литературы от корней народных, от национальной почвы.

Во втором параграфе «Литература русского модернизма в критических публикациях "Пермских губернских ведомостей"» мы рассматриваем специфику восприятия пермской критикой литературы модернизма, а именно символизма, акмеизма и футуризма.

Первые отклики по поводу новых литературных течений появились в пермской прессе только в середине 1890-х гг. Пермскому критику изначально было присуще отторжение литературы модерна с подчеркнутым отсутствием «общественных мотивов», поэтому пермская газета конца 1890-х гг. публиковала в основном фельетоны, чья ирония была направлена на авторов и произведения символистов; оценки достижений символистов были весьма уничижительны. Часто стихотворные фельетоны использовали прием литературной пародии, особенной популярностью пользовались стихи В.Я. Брюсова и К.Д. Бальмонта.

Пермская пресса постепенно переходила к осмыслению творчества «русских декадентов» и признанию их значительного вклада в развитие «русского стихотворного слога». Вспышка интереса к творчеству символистов к началу 1910-х гг. вылилась в хоть и небезоговорочное, но признание пермской критикой их вклада в развитие русского стиха и формирование вкуса, прежде всего к литературной эстетике; пермский читатель, безусловно, знал имена и произведения поэтов-символистов, но новизна их образного строя, интонаций, переживаний и оценок воспринималась критически. Подобного рода консерватизм восприятия был проявлением практического, житейского здравомыслия провинции. При определенном уважении к художникам-символистам пермские авторы осуждали подражательную природу русского символизма, его оторванность от действительности. Поэтому появление литературы акмеизма с ее желанием прислушаться к «матери-земле», с обращением к «живому народному языку» и полным разрывом с «условностью старой поэзии» символизма, поиском радикально новых форм не могло не импонировать пермским критикам, например Чубину.

Оживление, перешедшее затем в эмоциональную полемику, вызвало и появление футуризма. Газета опубликовала в 1909 г. оригинальный перевод манифеста Маринетти в «Фигаро» с комментариями, подчеркивающими более тесную связь футуризма с жизнью, современностью, приветствующими пафос энергии и силы, свойственный футуризму. С другой стороны, в последующих рецензиях на сборники стихов футуристов критики отмечали успех футуризма у непритязательной широкой публики, видевшей в нем развлечение сродни цирку или синематографу. Оправдание нового литературного направления в столичных изданиях истолковывалось критиками ПГВ подменой ценностных критериев, потому что главным критерием оценки художественного произведения становилась лишь его «внешняя оригинальность».

В третьем параграфе «Проблемы региональной литературы в литературной критике "Пермских губернских ведомостей"» анализируются публикации пермских журналистов, посвященные творчеству уральских писателей. Признавая провинциальную отсталость Перми, критики старались подчеркнуть весомый вклад родного города в развитие русской литературы. Значительное внимание газета уделяла творчеству литераторов, в той или иной степени связанных с Пермью; среди излюбленных тем публикаций – «пермский период» жизни и творчества русских писателей, оставивших заметный след в русской культуре. Признанные писатели Пермской губернии, определяющие «шкалу ценностей» пермских журналистов, на протяжении почти 30 лет оставались неизменными: А.Ф. Мерзляков, Ф.М. Решетников и Д.Н. Мамин-Сибиряк. Жизнь и творчество Ф.М. Решетникова не могли не импонировать пермской интеллигенции рубежа веков, воспитанной в духе либерального народничества. Знакомство с произведениями среди российской, а тем более пермской публики «считалось чуть ли не обязательным» (9 марта, 1901). Хотя во многом пермские журналисты разделяли общепринятую точку зрения, признавая, что Ф.М. Решетников, будучи одним из самых сильных и ярких талантов среди писателей-шестидесятников, «не был ни крупным художником, ни мастером слова. Вся сила его заключалась в громадном знании жизни, которую он описывал, и в беспощадном реализме». Наблюдается любопытная тенденция пермских критиков – связывать авторитет творчества Ф.М. Решетникова с успехом/неуспехом литературы модернизма. Частыми являются и упоминания о жизни и творчестве Д.Н. Мамина-Сибиряка, признанного певца и художника уральского края (37 публикаций о жизни и творчестве писателя, 12 упоминают о нем). Высказывания пермских критиков далеко не однозначны, в ряде случаев не соответствуют общепринятому мнению. Особенно пермские авторы (Н.А. Синицын, С.А. Ильин) полемизировали с суждениями о Д.Н. Мамине-Сибиряке А.М. Скабичевского, например: «Мамин-Сибиряк – вдумчивый наблюдатель, но отнюдь не пессимист, каковая кличка установилась за ним с легкой руки Скабического» (17 мая, 1914).

Внимательно относились пермские журналисты и к местным книжным новинкам молодых и начинающих авторов: П.С. Богословского, С.А. Ильина, Н.П. Белдыцкого, И.Г. Ряпасова, Н.Ф. Новикова и др. Отказываясь от «табели о рангах», принципа резкого разграничения писателей «по величине», по степени участия в общероссийском и региональном литературном процессе, журналисты стремились к объективному анализу творчества своих земляков.

В третьей главе «Ведущие критики "Пермских губернских ведомостей" в конце XIX начале ХХ вв.» рассматривается деятельность критиков, представляющих основные, выделенные в ходе исследования периоды развития литературной критики ПГВ. Их публикации оказались наиболее репрезентативными и не только повлияли на взгляды читателей и критиков-коллег, но и определили направление дальнейшего развития литературно-критических идей ПГВ.

В первом параграфе рассматривается творчество Н.А. Синицына в 1896 – 1898 гг., представленное циклом обозрений под общим названием «Периодическая печать. Письма»; таких писем за три года было издано 43, так как они появлялись еженедельно.

Многие представители пермской интеллигенции: учителя, земские деятели на рубеже XIX – XX вв. выросли воспитанными на идеалах народнической литературы. Увлечение идеологией народничества способствовало тому, что и литература, и литературная критика в провинциальной газете, находясь под сильным влиянием этих идей, должны были освещать проблемы, волнующие общество. Начиная с 1890-х гг. сначала в ПГВ, затем в других пермских газетах появляются обозрения публикаций столичных журналов, а также книжных новинок, текущих событий литературной жизни столиц. Одним из первых авторов-обозревателей был преподаватель словесности Пермской Мариинской женской гимназии Н.А. Синицын.

Критик занимался обзором центральных периодических изданий. Его излюбленными темами были проблемы педагогики и современной литературы. Соответственно, в обозрениях Н.А. Синицына, в силу его профессии преподавателя словесности и выбранного адресата – народного учителя, анализировались одновременно педагогические и литературные публикации журналов. В их анализе преобладал «педагогический аспект», литературные произведения оценивались по их просветительскому и воспитательному значению. Структура обозрений Н.А. Синицына – сложная с эклектичной композицией; иногда для удобства чтения объемного обозрения автор выделял отдельные параграфы в пределах одного текста: в поле зрения Н.А. Синицына попадали самые разные материалы журнальных страниц, он старался вместить в публикации как можно больше «полезной» информации. В «Письмах» Н.А. Синицын рассматривал широкий спектр проблем, во многом следуя традициям народнической критики: задачи народной литературы, вопросы о руководстве к чтению, художественная литература и воспитательный процесс в школе, появление литературных произведений определенной тематики (о жизни народных учителей, духовенства, студенчества) и др.

В центре его обозрений были как журналы со «специально педагогическими» статьями «Русская школа», «Русский начальный учитель», «Жизнь и школа», «Городской и сельский учитель», «Школьное хозяйство», так и «толстые» журналы «Новое слово», «Вестник Европы», а также распространенные журналы для самообразования «Мир Божий» и «Образование». Несомненная заслуга Н.А. Синицына состояла в том, что критик знакомил читателей с наиболее удачными, на его взгляд, и интересными статьями на литературные темы, такими как «Поэзия Полонского» А.М. Хирьякова, «Генрих Ибсен» З.А. Венгеровой, «В.Г. Белинский» И.И. Иванова, «Французские декаденты и символисты» Эдуарда Энгеля. Н.А. Синицын добросовестно и скрупулезно пересказывал суть журнальных статей, подчеркивая основные моменты и мысли авторов, отмечая сильные и слабые стороны каждой публикации.

Н.А. Синицын считал, что писатель должен отзываться на вопросы, которые ставит время, следовательно, его произведения должны обладать идейностью при высокой художественности. В ряде случаев критик даже отказывался от последнего критерия, высоко оценивая творчество таких разных писателей и поэтов, как Н.А. Рубакин и его повесть «Искорки», Н.П. Вагнер и его очерк «Сиротки», И.С. Соколов и его «Очерки современной деревни». В письмах можно выделить круг проблем и тем, которые затрагиваются достаточно часто: положение народа, отношения интеллигенции и народа, «женский» вопрос, воспитание человека; проблемы художественного творчества (вопрос о тенденциозности) и др. Необходимо отметить, что обращение к выделенным социальным проблемам имело тесную связь с литературными явлениями; зато отбор художественных произведений для обозрения, обращение к творчеству или личности писателя велся в прагматичном аспекте – насколько то или иное произведение способствует «правильному» постижению жизни молодежью, соответствует гуманистическим идеалам и воспитательным целям.

С точки зрения В.В. Абашева, местная профессиональная литературная критика сложилась к началу 1910-х гг., но, думается, что именно «Письма периодической печати» Н.А. Синицына представляют собой ощутимые предпосылки к возникновению таковой. «Письма» выделяются среди остальных публикаций литературно-критического характера благодаря высокой степени самостоятельности суждений Синицына. Один пример: на фоне многих провинциальных литературных обозревателей 1890-х гг., поверхностно осудивших «нелепую литературную школу» символизма, выступление Синицына с требованием историко-литературного подхода к изучению явления «до дикости оригинальной школы» выглядит уникальным (31 июля, 1896). Хотя позже, констатируя характерные для литературы символизма уныние и пессимизм, коснувшиеся столичной интеллигенции, Синицын высказал мнение, что эти явления в принципе не могут прижиться в провинции с кипучей общественной жизнью. Следовательно, литература модернизма не будет воспринята именно провинцией, где нет предрасположенности к пессимистическому восприятию жизни (12 сентября, 1896). С точки зрения Синицына, здоровая и богатая повседневность провинции является замечательным материалом для художественной беллетристики, давая массу примеров деятельных героев. Независимость Н.А. Синицына от суждений современной столичной критики, а также определенная целостность его позиции, проникнутой мыслью об оторванности сознания современного интеллигента от национальной почвы, также свидетельствуют о профессионализме критика.

Во втором параграфе анализируются литературно-критические публикации С.В. Виноградова за 1909-1910 гг., а именно цикл публикаций под общим заглавием «Около литературы», представляющий собой литературно-критический раздел ПГВ. Цикл неоднороден, он включает в себя разнообразные по жанру публикации: развернутые рецензии на отдельные книги, обзоры беллетристических отделов толстых журналов и даже обзоры текущей литературной жизни. Кроме того, в 1909-1910-е гг. Виноградов опубликовал четыре литературных портрета – юбилейные статьи, посвященные творчеству В.В. Муйжеля, Э. По, А.И. Левитова, А.В. Кольцова, дополняющие вышеупомянутый цикл.

В обзорах новинок журнальной прозы С.В. Виноградов рассматривал содержание беллетристических разделов современных петербургских и московских «толстых» журналов («Русское богатство», «Русская мысль», «Современный мир», «Новое слово», альманах «Шиповник»); автор также обращал внимание на новинки критической литературы. Основные недостатки современной литературы, по мнению С.В. Виноградова, – тенденциозность, схематизм, оторванность от жизни. Особенно бросалось в глаза незнание жизни современными «неонародническими» (термин пермской критики того времени) молодыми писателями, например Гусевым-Оренбургским: одна из серьезнейших проблем русской литературы последних лет, по мнению С.В. Виноградова, — излишне тенденциозное изображение народной среды. В связи с этим симптоматична высокая оценка С.В. Виноградовым творчества А.И. Левитова, писателя-шестидесятника, по мнению критика, не стремящегося идеализировать народ.

Проблема умонастроений современной интеллигенции тоже беспокоила критика; в качестве примера можно привести оценку творчества В.В. Вересаева: либо писатель в произведениях изображает «накипь», а не «истинные истоки созидающей жизни», либо «оставляет в тени сложную картину общественных сил, не давая ей никакого объяснения и освещения. Творчество это или ложно, или неполно» (10 ноября, 1909).

Литературная концепция и вкусы С.В. Виноградова были во многом сформированы эстетическими идеями В.С. Соловьева в их символистской интерпретации; он также усвоил теорию реалистического символизма Вяч. Иванова. Поэтому его симпатии были на стороне столичных авторов-символистов, так как в 1909 г. и позже критик продолжал видеть «широкое будущее» литературы данного направления. Ему весьма импонировал сделанный литературой декадентов поворот к мистицизму; под мистицизмом литературы он подразумевал умение мечтать, фантазировать, прорываться в иные возможности человеческого разума и духа, в котором видел вполне действенную альтернативу засилью «натуралистических» (М.А. Арцыбашев, А.П. Каменский и др.) произведений в современной литературе. Далеко не вся символистская литература одобрялась критиком: оценки поэтического творчества «младосимволистов» (А.А. Блока, А. Белого) иногда были достаточно жесткими.

В связи с обостренным интересом к «женскому» вопросу в современном обществе Виноградов настаивал на праве литературы искать «методом проб и ошибок» пути решения этого вопроса, не боясь вызвать при этом общественное порицание. Поэтому среди литературных событий он отметил роман А. Вербицкой «Ключи счастья» с новой трактовкой женской свободы, освобождением ее от политических аспектов. Говоря о теме любви в современной литературе, Виноградов также был чужд ее «натуралистической трактовки».

Третий параграф посвящен анализу обширного цикла публикаций, подписанных: Чубин, Ч-ин, Черномор, Ч-ор. Их тематическая и стилевая близость не оставляет сомнений в единстве автора. Вероятно, фамилия Чубин была его подлинной. Зафиксировано 36 работ Чубина, опубликованных большей частью в 1913–1914 гг. Ведущий жанр Чубина – проблемная статья, хотя под его именем встречаются также обозрения и рецензии.

Особенность Чубина-критика – целостность его оригинальной литературно-критической и общественно-философской концепции, которую можно охарактеризовать как своего рода неопочвенничество. Что бы ни служило конкретным предметом его анализа, Чубин неизбежно выходил на мысль о крахе иллюзий интеллигентского сознания вследствие его оторванности от национальной почвы. Он последовательно отстаивал необходимость связи общественной идеологии и моральных идеалов с корневыми началами русского быта и бытия. Рассуждения Чубина, безусловно, связаны с проблематикой «Вех» и с публицистикой В.В. Розанова, но акценты были поставлены иные: Чубин предвосхитил классическую форму интеллигентского сознания Г.П. Федотова: «беспочвенная идейность». Постоянный мотив литературно-критического творчества Чубина – критика левой либеральной интеллигенции. Эта критика органично связана в его статьях с критикой как существующей романтической концепции русской духовности, так и романтики как мироощущения иллюзорного и в силу этого оторванного от национальной почвы. Данная позиция последовательно разворачивается в его работах («Современный романтизм», «Русский героизм», «Новые литературные течения» и др.), исследующих связь всех течений романтизма в русской литературе, начиная с романтизма начала XIX в. и заканчивая символизмом и футуризмом.

Оригинальность концепции Чубина заключается в том, что критику современной интеллигенции, увлеченной романтизмом, он сопровождает анализом мещанства как социального и культурного явления. Чубин последовательно настаивает на мысли, что интеллигентски романтическое понятие мещанства, привычная трактовка мещанства как воплощения пошлого и бездуховного существования, с точки зрения критика, не соответствует действительности, это лишь свидетельство неспособности русской интеллигенции к ежедневно насыщенной творческой жизни («Обывательщина и душевная бескровность», «Либеральная хандра и национальный энтузиазм» и др.). Под понятиями «мещанства» или «обывательщины», по мнению Чубина, скрывается богатая творческими возможностями повседневность, в которой писатель может найти, ощутить подлинный источник вдохновения. В непонимании либеральной интеллигенции «нутряной красоты» национального быта, называемой ею мещанством, заключается причина того, что современная литература оторвана от жизни и сосредоточена на беспочвенных идейных схемах, тогда как представители русской мысли и литературы XIX в. А. Пушкин, И. Аксаков, К. Леонтьев, М. Катков, И. Тургенев, Ф. Достоевский умели вдохновляться своеобразием, оригинальностью русской действительности. С подобной трактовкой русского быта в литературно-критической концепции Чубина неразрывно связана тема провинции. Симптоматична для него, например, жесткая оценка творчества Чехова («Памяти Чехова»): весь современный, бурно развивающийся уклад провинции, где находят возможность реализации творческие силы интеллигенции, опровергает чеховский взгляд на провинцию как вместилище застоя и косности.

Оценивая будущие перспективы России, Чубин замечал, что они требуют «напряжения национальной энергии, в которой больше творческой красоты, чем в романтических легендах несомненно талантливых, но чуждых нам по духу носителей западных героических идеалов Кнута Гамсуна и Джека Лондона» («Русский героизм»). Это «напряжение», по его мнению, уже породило новых, деятельных людей, активно вмешивающихся в русскую действительность, обустраивающих ее. Традиционный литературный образ «лишнего человека» не соответствует ожиданиям и потребностям действительности, поэтому необходима новая литература, демонстрирующая особенности национального быта во всей его полноте. Взгляды Чубина можно определить как идеологию культурного роста провинции.

В заключении подводятся итоги исследования, намечаются перспективы дальнейших исследований, связанных с данной темой.

Анализ литературно-критических материалов пермской периодики дает представление о реальном многообразии проявлений культурной жизни провинции начала ХХ в. Губернские ведомости в определенной мере могут служить иллюстрацией к эволюции общих литературных ориентиров, с учетом специфики и задач провинциальной газеты. Взгляды литературных критиков «Пермских губернских ведомостей» рубежа веков не были едины, вместе они составляли пеструю картину уже ушедших из литературы центра идей романтической концепции русской духовности, взглядов представителей традиционной литературно-критической школы демократической и народнической ориентации и в то же время отвоевавших право на страницах «Пермских губернских ведомостей» высказываний апологетов литературы модернизма. Таким образом, с помощью материалов провинциальной газеты можно представить себе смену культурной парадигмы в общественном сознании России и российской провинции. Ценность критических суждений прошлого состоит в том, что их анализ позволяет представить себе непосредственную сиюминутную читательскую реакцию на новинки; что касается критики провинциальной, то она наиболее полно отразила суждения, оценки, особенности восприятия массового российского читателя.

Система литературно-критических жанров, начавшая формироваться в 1890-е гг., к 1910 г. уже имела региональную специфику – опорными жанрами газеты, фокусирующими на себе внимание читателя, были обозрение, проблемная статья, рецензия и литературный портрет, демонстрирующие высокий уровень профессионализма как критиков, так и провинциальной аудитории в целом. В системе оценок литературного произведения существенное место занимало его соотнесение с предшествующей литературной традицией. В литературно-критических публикациях исследуемого периода содержались постоянные апелляции к произведениям русской классической литературы, любые события мирового, российского и регионального масштаба воспринимались преимущественно сквозь призму художественной литературы посредством отсылок, реминисценций и прямой цитации произведений. Это проявление «обратной» стороны провинциального литературного быта рубежа веков, в котором литература (и созданный ею художественный мир) сама становится средством оценки и интерпретации действительности. Региональная литература XIX в. была необходимым компонентом системы оценок пермских критиков наравне с классической литературой «центров».

Среди обсуждаемых проблем указанного периода можно выделить две основные: дальнейшее развитие русского реализма и формирование литературы модернизма. С помощью их анализа удалось выделить основные этапы литературно-критической мысли «Пермских губернских ведомостей» указанного периода. Это 1890-е гг. – преобладание литературно-критических концепций народнического толка и целей просветительского характера на страницах «Пермских губернских ведомостей», наиболее полно представленных в творчестве Н.А. Синицина. 1900-е гг. – время пересмотра сложившейся системы ценностей и критериев оценки литературных явлений в стремлении полноценно прокомментировать все современные события культурной жизни; этот этап характеризует творчество С.В. Виноградова, которому пермская публика во многом обязана формированием интереса к творчеству символистов и литературе модернизма вообще. 1910-е гг. – формирование на страницах «Пермских губернских ведомостей» оригинальных литературно-критических концепций, например, концепции Чубина, связанной с утверждением перспективы культурного и хозяйственного подъема российской провинции.

Перспективными направлениями продолжения работы над темой можно считать рассмотрение критической деятельности более широкого круга авторов, атрибуцию статей и уточнение состава авторов литературно-критического отдела, более детальный анализ публикаций «Пермских губернских ведомостей», исследование критики других пермских газет рубежа XIX – XX вв.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

  1. Пермская журналистика «серебряного века» о творчестве А.С. Пушкина (в связи со 100-летием со дня рождения) // Пермский край: прошлое и настоящее: материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Пермь, 1997. – С. 152.
  2. Значение наследия славянофилов для пермской журналистики «серебряного века» // Славянский мир в контексте диалога культур: материалы 3-й Междунар. науч. конф. – Пермь, 1998. – С. 132-133.
  3. Жизнь и творчество Бальмонта в пермской журналистике «серебряного века» // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века: межвуз. сб. науч. тр. – Иваново, 1999. – С. 117-119.
  4. И.С. Тургенев в пермской журналистике «серебряного века» (поиски ценностных ориентиров русской провинции) // Славянский мир в контексте диалога культур: материалы 4-й Междунар. науч. конф. – Пермь, 1999. – С. 134 – 135.
  5. Образ предпринимательства в русской литературе глазами пермского журналиста «серебряного века» // Родовое сознание и духовное предпринимательство: материалы Междунар. молодеж. науч.-практ. конф. – Пермь, 2002. – С. 197-199.
  6. «Поиски идеальной женщины» в русской литературе: по материалам пермской периодики «серебряного века» // Изменяющийся языковой мир: материалы Междунар. науч. конф. – Пермь, 2002. – С. 41-43.
  7. Литература русского модернизма в пермской журналистике (1890 – 1917 гг.) // Региональные культурные ландшафты: история и современность. – Тюмень, 2004. – С. 270-276.
  8. Пермская журналистика «серебряного века» о мифологии повседневности // К 120-летию В.В. Каменского: материалы обл. юнош. чтений. – Пермь, 2004. – С. 45-47.
  9. Пермские писатели на страницах местной периодической печати (1890 – 1917 гг.) // Лингвистические и эстетические аспекты анализа текста и речи. – Соликамск, 2005. – С. 420-425.
  10. Литературная критика «Пермских губернских ведомостей» в 1890 – 1917 гг. // Михаил Осоргин: художник и журналист. – Пермь, 2006. – С. 157-164.
  11. Русский литературный процесс 1890 – 1910 гг. в пермской периодической печати рубежа XIX – ХХ вв. // Вестн. Помор. ун-та. Сер. «Гуманитарные и социальные науки». – 2006. – № 6. – С. 295-298.
  12. Сергей Виноградов – ведущий критик «Пермских губернских ведомостей» // Литературное краеведение Прикамья: материалы науч.-практ. конф. 25 апр. 2006 г. / Перм. гос. краев. универс. б-ка им. А.М. Горького. – Пермь, 2006. – С. 45-49.

Подписано в печать 14.11.2006. Формат 6084 1/16.

Бум.офсетная. Печать на ризографе.

Усл.-печ..л.1.

Тираж 100 экз. Заказ

Типография Пермского университета

614990, г.Пермь, ул. Букирева, 15


[1] Смирнова Л.Л. Провинциальная периодика как источник материала для изучения литературной жизни Верхневолжья в XIX в. Тверь, 1996; Колмаков Б.И. Литературная критика на страницах «Волжского вестника». Казань, 1996; Хайрутдинова Л.Ф. Литературная критика газеты «Казанский телеграф». Казань, 2000.

[2] Идентификация многих псевдонимов вследствие утраты архива редакции ПГВ вряд ли возможна. В наиболее авторитетных источниках: «Словаре псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей» И.Ф. Масанова, рукописи «Словаря псевдонимов уральских писателей, поэтов, журналистов» А.К. Шарца, в материалах архивных фондов В.А. Весновского, Е.Н. Косвинцева, И.Г. Остроумова и др. нет сведений ни об одном из интересующих нас авторов.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.