WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Эдгар аллан по и старшие русские поэты-символисты: проблемы рецепции

На правах рукописи

ЗАБАЕВА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА

ЭДГАР АЛЛАН ПО И «СТАРШИЕ» РУССКИЕ

ПОЭТЫ-СИМВОЛИСТЫ:

ПРОБЛЕМЫ РЕЦЕПЦИИ

Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(литература народов Европы и Америки);

10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва-2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский городской педагогический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Гиленсон Борис Александрович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Чернозёмова Елена Николаевна

кандидат филологических наук,

доцент

Яковлев Михаил Владимирович

Ведущая организация: Московский государственный

гуманитарный университет

им. М.А. Шолохова

Защита состоится 6 октября 2011 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д.212.155.01 по литературоведению в Московском городском областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Энгельса, д. 21 а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГОУ по адресу: 107005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.

Автореферат разослан « » 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета доц. Алпатова Т.А.

Общая характеристика работы

Художественные произведения и эстетика, а также личность американского поэта, писателя, критика Эдгара Аллана По (Edgar Allan Poe, 1809 – 1849) являются предметом исследования значительного числа учёных-литературоведов, лингвистов, культурологов, психологов из разных стран. Творчество американского литератора изучается ими в различных аспектах. Среди многообразия критической литературы один из вопросов, который по сей день остаётся практически неисследованным, – это вопрос о влиянии эстетики и художественных произведений Эдгара По на русских поэтов-символистов. В 1850 – 1860-е гг. творчество Эдгара По становится известным в Европе, а чуть позже и в России. В 1880-е гг. его художественные произведения и эстетическая теория начинают оказывать влияние на литературу и искусство. Наиболее полно художественная концепция американского романтика была воспринята символистами; ими на первый план выдвигаются поэзия По, а также его «страшные» и психологические новеллы («Лигейя», «Морелла», «Падение дома Ашеров»). По был назван символистами (С. Малларме, П. Верленом, В. Брюсовым, К. Бальмонтом, Д. Мережковским) предтечей символизма как такового и, в частности, французского. Творчество французских предшественников символизма (Ш. Бодлера, Т. Готье, Ш.-М. Леконт де Лиля) и собственно символистов (П. Верлена, А. Рембо, С. Малларме), в свою очередь, оказало серьёзное влияние на становление символизма в России; их опыт был востребован, прежде всего, «старшим» поколением символистов: Д. Мережковским, З. Гиппиус, Ф. Сологубом, а также К. Бальмонтом и В. Брюсовым. Талант Эдгара По, первые переводы произведений которого появились в России ещё в середине XIX в., был по достоинству оценен лишь через полстолетия благодаря поэтам-символистам; они не только переводили его произведения, но и переняли эстетику и поэтику американского автора, что нашло отражение в их художественных произведениях. Таким образом, в поле зрения нашего исследования попадает проблема влияния Э. По на творчество вышеперечисленных поэтов-символистов (Д. Мережковского, З. Гиппиус, Ф. Сологуба, К. Бальмонта и В. Брюсова), а также проблема русскоязычных переводов произведений По (именно переводы сыграли первостепенную роль в формировании определённого восприятия личности и творчества американского писателя в России). Вместе с тем, мы должны учитывать новаторский характер произведений Э. По, сделать акцент на мировом значении его творчества, в частности, отметить влияние эстетических идей американского автора на художественное самоопределение Ш. Бодлера и его роль в становлении французского символизма. Учитывая все перечисленные стороны анализа эстетики и поэтики Э. По, нам предстоит выявить и обозначить аспекты влияния Э. По на русский символизм через творчество французских поэтов-символистов и предшественников символизма, а также непосредственно через эстетику и поэтику самого По, которые оказались удивительно созвучными художественным исканиям русских символистов. Таким образом, в нашей работе поставлена проблема взаимодействия романтизма и символизма, а также восприятия Э. По-романтика русскими символистами. При этом нами учитывается художественная индивидуальность каждого из рассматриваемых «старших» символистов, которая объясняет характер интерпретации ими тех или иных аспектов творчества По.

Актуальность научного исследования определяется тем фактом, что в отечественном литературоведении в последние годы присутствует установка на пересмотр творчества многих всемирно известных авторов (в том числе, Э. По и представителей Серебряного века). Вместе с тем, можно говорить о появлении значительного интереса именно в отношении вопросов, связанных с компаративистикой. Одним из важных аспектов изучения русского Серебряного века, которому в последние годы уделяется пристальное внимание, является проблема, связанная с усвоением русскими символистами художественного опыта западноевропейских писателей, прежде всего, романтиков и символистов. Одной из перспективных и важных, но до сих пор малоразработанных тем является влияние Эдгара По на русский символизм, при этом в данном аспекте наибольшую ценность и интерес для анализа представляет творчество «старшего» поколения символистов.



Критическая литература об Э. По обширна; личность и творчество американского писателя стали предметом исследования многих учёных и критиков во всём мире. С момента возникновения интереса к обстоятельствам жизни Э. По всё его творчество рассматривалось вплоть до середины XX в. в основном с позиций выявления психических отклонений, приписываемых писателю некомпетентными критиками, и их отображения в произведениях автора. Одно из первых серьёзных биографических исследований жизни Э. По было написано Дж. Инграмом[1], в XIX в. эта биография стала наиболее объективной среди всех существовавших к тому времени: автор собрал документы и заслуживающие доверия свидетельства современников писателя. Именно этим жизнеописанием Эдгара По пользовался Э. Геннекен, его французский переводчик, при составлении своего критико-биографического очерка[2]. Только в 1941 г. появляется многостороннее исчерпывающее исследование жизни американского писателя, составленное А.Г. Квинном[3]. Попытки систематизировать и осмыслить жизненные обстоятельства Э. По многочисленны как в зарубежном[4], так и в отечественном литературоведении (хотя в последнем чаще всего представлены работы, в которых биография писателя излагается параллельно с анализом художественных произведений)[5]. В этом списке выделяются критические статьи А.Н. Николюкина, содержащие многосторонний и тонкий анализ творчества писателя и объективное осмысление его жизненного пути[6]. Особо следует отметить две наиболее фундаментальные монографии, посвящённые американскому писателю: первая принадлежит перу зарубежного исследователя Г. Аллена[7], вторая – отечественному учёному Ю.В. Ковалёву[8].

В зарубежном литературоведении многочисленны работы, освещающие различные аспекты творчества Э. По[9], который создавал не только художественные произведения, но прославился ещё при жизни как литературный критик. Его публицистическому и эстетическому наследию также посвящено немало научных работ[10] : в отечественном литературоведении наиболее содержательной по этому вопросу является статья А.Н. Николюкина «Первый профессиональный писатель-критик Э. А. По»[11].

Творчество Э. По предполагает обширное поле деятельности для компаративистского литературоведения, где преобладают работы, включающие в себя перечень и анализ переводов произведений американского романтика[12], а также научные исследования, посвящённые изучению вопроса влияния Э. По на национальные литературы и отдельных их представителей[13].

Несмотря на изучение различных аспектов творчества Э. По в диссертациях (художественное и жанровое своеобразие его новелл, влияние на французскую поэзию второй половины XIX в., специфика поэтических произведений, лексические особенности прозы писателя), вопрос о влиянии По на русский символизм не затрагивался авторами этих работ[14]. В диссертации «Баллады Э. По в переводе В. Брюсова» анализируются стихотворения Э. По, перевод которых выполнен русским поэтом; в этой работе рассматривается очень узкий аспект соотнесения творчества Э. По с русским символизмом, соответственно отсутствуют выводы относительно влияния американского писателя на представителей Серебряного века, также практически не освещается вопрос осмысления эстетики и поэтики Э. По самим В. Брюсовым[15].

В целом, вопрос о влиянии американского романтика на русскую литературу исследован в неполной мере и представлен немногочисленными работами[16]. В основном, авторы этих работ рассматривают с позиций влияния творчества Э. По литературный процесс второй половины XIX в. в России, практически не касаясь вопроса восприятия его поэтики и эстетики русскими символистами. А.Н. Николюкин в главе «Эдгар По» книги «Литературные связи России и США: Становление литературных контекстов» даёт обзорное освещение вопроса восприятия личности и творчества По в России, начиная с середины XIX в., особое внимание уделяя вопросу взаимодействия художественных методов Ф.М. Достоевского и американского писателя. Е.К. Нестерова рассматривает переводы стихотворений Э. По, сделанные до символистов. В книге Э.Ф. Осиповой «Загадки Эдгара По: исследования и комментарии» отдельная глава посвящена влиянию психологических новелл По на творчество Достоевского, также присутствуют немногочисленные упоминания о восприятии произведений По русскими символистами и переводах, выполненных ими[17]. Несомненно, стоит отметить фундаментальную и важную с исследовательской точки зрения монографию Дж. Гроссман, в которой поэтапно, в хронологическом порядке рассматривается проблема восприятия личности и творчества американского романтика в России на протяжении XIX и XX вв. Отдельные главы посвящены выявлению влияния Э. По на русских символистов (В. Брюсова, Ф. Сологуба, К. Бальмонта, А. Блока и др.). Однако из-за большой величины временного отрезка, представленного в книге, внушительного числа персоналий, чьи произведения анализируются автором, рассмотрение творчества русских символистов с позиций художественного воздействия Э. По предстаёт в достаточной мере обзорным, исследованным в общих чертах. Например, практически не анализируются переводы К. Бальмонта и В. Брюсова, без изучения которых невозможно в полной мере осветить вопрос о влиянии американского романтика на их эстетические взгляды и творчество. Также Дж. Гроссман обращается к неполному спектру произведений представителей Серебряного века (анализу поэзии русских символистов, в частности, посвящено всего несколько страниц; из прозаических произведений рассмотрены далеко не все, которые могут иметь интерес с позиций выявления влияния на них поэтики и эстетики Э. По). При этом автор не рассматривает творчество и эстетические взгляды Д. Мережковского и З. Гиппиус в аспекте их рецепции поэтики американского романтика.

Существуют отдельные статьи, в которых литературоведы сопоставляют творчество Э. По и русских писателей (Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева)[18]. Вопрос влияния американского романтика непосредственно на русский символизм незначительно затрагивается в работах вышеназванных авторов. Так, статья Л.Н. Болтовской посвящёна влиянию творчества По на эстетику и поэтику В. Брюсова и Л. Андреева[19], но в данном случае следует принимать во внимание достижения современной компаративистики и тенденцию к переосмыслению творчества как зарубежных, так и отечественных писателей. Неугасаемый интерес к художественным произведениям и личности Э. По в мировом литературоведении; рост интереса к проблемам компаративистики, в частности, к проблеме влияния эстетики и поэтики американского писателя на становление и развитие символизма, а также эпизодический характер исследований и малоизученность вопроса о влиянии Э. По на русский символизм предопределяют необходимость нового и всестороннего подхода к этой проблеме, учитывающего современные тенденции в литературоведении.





Новизна научного исследования заключается в том, что нами рассмотрено творчество (эстетические работы, поэзия и проза, переводы художественных произведений Э. По) представителей русского символизма, которые в большей мере испытали влияние поэтики Э. По в своих произведениях и эстетических взглядах, а также проанализированы механизмы этого влияния и определено, в каких художественных аспектах оно проявилось. Необходимо отметить, что важной частью выполненной исследовательской работы стало включение в перечень персоналий, испытавших идейно-эстетическое влияние американского романтика, имён Д. Мережковского и З. Гиппиус и выявление опосредованного влияния творчества Эдгара По на русских символистов через эстетические и художественные произведения французских предшественников и представителей символизма (Ш. Бодлера, Т. Готье, Ш.-М. Леконт де Лиля, П. Верлена, С. Малларме). Процессы различных влияний в мировой литературе осуществляются в первую очередь посредством переводов, поэтому одно из ключевых мест в нашей работе мы отводим именно этому вопросу. Прежде всего, мы рассматриваем переводы произведений Э. По, выполненные русскими символистами, сравнивая их с более ранними переводами, также проанализированными нами. Подобный многосторонний и целостный анализ, учитывающий основные тенденции развития литературы XIX – начала XX вв. и достижения современного литературоведения, позволяет сделать наиболее достоверные выводы относительно рецепции «старшим» поколением русских поэтов-символистов личности и творчества Э. А. По.

Цель диссертации – выявить специфические черты поэтики и эстетики Э. По, получившие отражение в творчестве русских символистов (Д. Мережковского, З. Гиппиус, Ф. Сологуба, К. Бальмонта и В. Брюсова).

Задачи диссертационного исследования:

  1. Рассмотреть творчество и художественную концепцию Э. По в контексте взаимодействия их с эстетикой романтизма (труды А. и Ф. Шлегелей, В.Ф. Шеллинга, Новалиса, С.Т. Кольриджа), учитывая особенности позднего романтизма в США.
  2. Проследить механизмы влияния художественных произведений и идейно-эстетической концепции Э. По на французский символизм.
  3. Проанализировать становление символизма в России, затронув вопросы иностранного (французского) влияния, а также воздействия на него эстетической концепции Э. По и русской национальной специфики.
  4. Проследить эволюцию восприятия творчества и личности Э. По в России (в середине и во второй половине XIX в.).
  5. Рассмотреть творчество русских символистов «старшего» поколения (Д. Мережковского, З. Гиппиус, Ф. Сологуба, К. Бальмонта, В. Брюсова) с позиций влияния на него поэтики Э. По.

Таким образом, объектом исследования являются характерные черты эстетической концепции и поэтики Э. По, которые нашли отражение в творчестве русских символистов: Д. Мережковского, З. Гиппиус и Ф. Сологуба, К. Бальмонта, В. Брюсова.

Предмет исследования – специфика эстетики и художественных произведений (тематика, жанровое своеобразие, символика, стилистика) Э. По в контексте поэтики романтизма и символизма; литературное влияние и типологическое сходство поэтики Э. По, французских предшественников символизма (Ш. Бодлера, Т. Готье, Ш.-М. Леконта де Лиля) и символистов (П. Верлена и С. Малларме) и русских символистов Д. Мережковского, З. Гиппиус, Ф. Сологуба, К. Бальмонта, В. Брюсова.

Материал исследования. Новеллы Э. По «Падение дома Ашеров» (The Fall of the House of Usher), «Вильям Вильсон» (William Wilson), «Чёрт на колокoльне» (The Devil in the Belfry), «Лягушонок» (Hop-Frog), «Рукопись, найденная в бутылке» (MS. Found in а Bottle), «Береника» (Berenice), «Морелла» (Morella), «Бон-Бон» (Bon-Bon), «Метценгерштейн» (Metzengerstein), «Король Чума» (King Pest. A Tale containing an Allegory), «Лигейя» (Ligeia), «Элеонора» (Eleonora), «Как писать рассказ для Блэквуда» (How to write a Blackwood Article), «Надувательство как точная наука» (Diddling Considered as One of the Exact Sciences), «Разговор с мумией» (The Colloquy with the Mummy), «Делец» (The Business Man), «Герцог де Л’Омлет» (The Duc de L’Omelette), «Овальный портрет» (Oval Portrait), «Остров Фей» (The Island of the Fay), «Тишина» (Silence – A Fable), «Маска Красной смерти» (The Masque of the Red Death), «Поместье Арнгейм» (Arnheim), «Бес противоречия» (The Imp of Perverse), «Чёрный кот» (The Black Cat), «Сердце-обличитель» (А Tell-Tale Heart), «Бочонок амонтильядо» (The Cask of Amontillado), «Повесть Крутых гор» (The Tales of the Ragged Mountains), «Месмерическое откровение» (A Mesmeric Revelation), «Правда о том, что случилось с мистером Вольдемаром» (The Facts in the Case of M. Valdemar), «Разговор Эйроса и Хармионы» (The Conversation of Eiros and Charmion), «Разговор с мумией» (Some Words with a Mummy), «Система доктора Смоля и профессора Перро» (The System of Doctor Tarr and Professor Fether), «Колодец и маятник» (The Pit and the Pendulum), «Низвержение в Мальстрём» (A Descent into the Maelstrom), «Тысяча вторая сказка Шехерезады» (The Thousand-and-Second Tale of Scheherezade), «Длинный ящик» (The Oblong Box), «Золотой жук» (The Gold Bug), «Тень» (Shadow – A Parable), «Убийство на улице Морг» (The Murders in the Rue Morgue), «Сфинкс» (The Sphinx), «История с воздушным шаром» (The Balloon-Hoax), «Фон Кемпелен и его открытие» (Von Kempelin and His Discovery); повести: «Необыкновенные приключения некоего Ганса Пфааля» (The Unparalleled Adventures of One Hans Pfaal), «Повесть о приключениях Артура Гордона Пима» (Narrative of A. Gordon Pym); поэма «Эврика» (Eureka); сборники стихотворений: «”Тамерлан” и другие стихотворения» (“Tamerlan” and the Other Poems), «Стихотворения» (Poems), «“Ворон” и другие стихотворения» (“The Raven” and the Other Poems); статьи по эстетике «Философия творчества» (The Philisophy of Composition), «Поэтический принцип» (The Poetic Principle), «Основы стиха» (The Rationale of Verse), «Американские прозаики: Н.-П. Уиллис» (American Prose Writers. – N.P. Willis), «Старая английская поэзия» (Old English Poetry), «Письма С.Т. Кольриджа» (Letters of S.T. Coleridge), «Натаниель Готорн» (Tale-Writing – Nathaniel Hawthorne), «Философия обстановки» (The Philosophy of Furniture), «Маргиналия» (Marginalia), «Письмо к Б.» (Letter to B.).

Сборник стихотворений Д.М. Мережковского «Символы»; поэма «Конец века»; статья «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы». Стихотворения З. Гиппиус «Песня», «Никогда», «Молитва»; рассказы «Зеркала», «Живые и мёртвые (Среди мёртвых)», «Ведьма». Стихотворение Ф. Сологуба «Звезда Маир»; рассказы «Красногубая гостья», «Смерть по объявлению», «Красота», «Земле земное», «Белая мама», «Очарование печали»; роман «Творимая легенда». Сборники стихотворений К. Бальмонта «Под северным небом», «В безбрежности», «Тишина», «Горящие здания», «Будем как солнце», «Только любовь»; статьи «Некоторые слова о символической поэзии», «Гений открытия», «Баллады и Фантазии Эдгара По». Сборники стихотворений В. Брюсова «Chefs d'oeuvre», «Me eum esse», «Tertia vigilia», «Urbi et orbi», «Stephanos», «Все напевы», сборник рассказов «Земная ось. Рассказы и драматические сцены (1901 – 1906)», «Ночи и дни. Вторая книга рассказов и драматических сцен»; рассказы «Моцарт», «Рея Сильвия», «Восстание машин», «В башне», «Бемоль», «Под старым мостом»; повесть «Обручение Даши»; отрывки из романа «Семь земных соблазнов»; статьи «К истории символизма», «О поэзии», «Ключи тайн», «Эдгар По», «Научная поэзия».

Методология исследования. Данное исследование осуществлено с использованием компаративистского и типологического научных подходов; частные результаты достигнуты благодаря обращению к биографическому, психологическому и герменевтическому методам исследования. Предмет исследования диссертации предполагает использование научных знаний из различных областей литературоведения, лингвистики (жанрологии, стиховедения, стилистики, теории перевода) и семиотики.

В нашей работе мы используем труды зарубежных и отечественных исследователей, принадлежащих к ряду научных школ, по теории и истории литературы (поэтики, эволюции литературного процесса и т.д.): Р. Барта, М.М. Бахтина, А.Н. Веселовского, В.М. Жирмунского, Ю.М. Лотмана, Я. Мукаржовского, Ю.Н. Тынянова и др. Также нами изучены монографии по теории и истории перевода (А.А. Акопова, Г. Гачечиладзе, И.А. Кашкин, Ю.Д. Левин, И. Левый, А.В. Федоров). Анализ эстетики романтизма и предромантизма, в том числе американского, выполнен с помощью исследований Н.Я. Берковского, В.В. Ванслова, Б.А. Гиленсона, Н.Я. Дьяконовой, А.Н. Николюкина, Д.Д. Обломиевского, Н.А. Соловьёвой, В.М. Толмачёва, Г. Блума, Э. Уилсона. Художественная концепция символизма освещается нами с позиций исследований, проведённых в научных трудах Л.Г. Андреева, Б.А. Гиленсона, Г.К. Косикова, Д.Д. Обломиевского, В.М. Толмачёва. История и теория русского символизма представлена в работах учёных: Л.К. Долгополова, Е.В. Ермиловой, В.А. Келдыша, Д.Е. Максимова, З.Г. Минц, Л.А. Смирновой, Е.Б. Тагер, А. Пайман. Также в данной диссертации были использованы труды о предшественниках и представителях французского и представителях русского символизма.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Творчество и художественные взгляды Э. По являются отражением эстетики романтизма при наличии в них ряда художественных особенностей, характерных для творческого метода автора, которые позднее нашли воплощение в художественно-эстетической концепции символизма.
  2. Поэтика Э. По оказала значительное литературное влияние на предшественников символизма, прежде всего на Ш. Бодлера, Ш.-М. Леконта де Лиля, а также на символистов – П. Верлена и С. Малларме. Кроме того, можно говорить о некотором типологическом сходстве произведений Т. Готье и Э. По, основанном на общности романтического метода, и одновременно на попытке преодоления его основных штампов. Таким образом, символизм посредством творчества По вобрал в себя как некоторые характерные черты романтизма, так и специфические особенности поэтики американского автора, переосмысленные в русле нового художественного направления.
  3. Русский символизм сформировался во многом благодаря влиянию зарубежного символизма (прежде всего, французского), при этом выработав специфические художественные черты. «Старшее» поколение символистов в большей мере испытало на себе это влияние (творчество представителей именно этой группы подробно рассматривается в нашей работе в аспекте влияния на него поэтики Э. По); «младосимволистам» была ближе эстетическая концепция немецкого романтизма и философское учение В. Соловьева. Таким образом, основные идейно-эстетические принципы художественной концепции Э. По, переосмысленные в контексте символизма западными литераторами, повлияли на становление этого литературного направления в России.
  4. Д. Мережковский, З. Гиппиус, Ф. Сологуб, К. Бальмонт и В. Брюсов – символисты, стоявшие у истоков этого идейного и художественно-эстетического направления в России, – испытали на себе как прямое литературное влияние творчества Э. По, так и опосредованное – через творчество французских символистов. Это влияние распространилось в большей мере на эстетические взгляды символистов в России, на переосмысление тем, мотивов, сюжетов и образов произведений Э. По в их стихах и прозе; в меньшей мере – на заимствование художественных приёмов.

Теоретическое значение работы состоит в том, что проанализированы художественные, научно-критические и литературно-критические источники по теме, систематизирован перечень переводов Э. По, выполненных в России с середины XIX века до 20-х гг. XX века (т.е. до периода времени прекращения переводческой работы представителей русского символизма с текстами Э. По). Сформулированы выводы о влиянии поэтики и эстетики Э. По на развитие символизма, прежде всего на творчество «старшего» поколения русских поэтов-символистов. Всесторонний анализ художественных и публицистических источников помог выявить и объяснить перекличку тематики, сюжетов, мотивов в творчестве Э. По и «старших» поэтов-символистов. Рассмотрение переводов текстов Эдгара По позволило выявить значимые и несостоявшиеся с художественной точки зрения для последующей рекомендации наиболее удачных среди них для изучения.

Практическая значимость работы обусловлена возможностью использования материалов и выводов диссертации для проведения спецсеминаров и спецкурсов в рамках изучения зарубежной и русской литературы.

Достоверность полученных результатов обеспечивается доказательством теоретических положений, анализом необходимого круга источников, подключающего новый фактический материал, и учётом публикаций последних лет, а также достижений российских и зарубежных литературоведов.

Диссертация состоит из Введения, двух глав, каждая из которых разделена на три параграфа, Заключения и Библиографии, включающей 350 источников. Диссертация содержит 229 страниц.

Апробация диссертационного исследования осуществлена в публикациях и выступлениях на межвузовских и международных конференциях – Виноградовских чтениях, проводящихся в МГПУ (2007, 2008, 2009); Седьмых Андреевских чтениях (УРАО, 2009); VIII Международной научной конференции «Русское литературоведение на современном этапе» (МГГУ им. М.А. Шолохова, МГОУ, Международная академия наук педагогического образования, 2009).

Содержание работы

Во Введении обосновывается тема диссертации, содержится сжатая история вопроса, определяются научная актуальность и методологическая основа исследования, его новизна, формулируются задачи диссертации, основные положения, выносимые на защиту, представлен обзор работ, посвящённых эстетике романтизма и символизма и поэтике Эдгара По, французских и русских предшественников и представителей символизма, а также проблемам художественного перевода.

Глава I. Э.А. По как писатель эпохи романтизма и предшественник символизма. Глава включает в себя три параграфа. Первый параграф («Поздний романтизм в США и эстетическая концепция Э.А. По») кратко освещает процессы возникновения и реализации эстетической программы романтизма в Европе и в США, также в нём выделяются особенности американского романтизма позднего периода. При этом подчёркивается, что в литературе прочно закрепились глубинные темы и мотивы романтизма (протест против действительности, несоответствие идеала и действительности, отчуждение человека в мире, тема вины, преступления и др.), и то, что романтизм – это не только литературное направление, «привязанное» к определённой исторической эпохе, но и художественный метод, сохранивший своё влияние в литературе последующего времени. Становление художественно-эстетических тенденций романтизма и символизма рассматривается как ответная реакция на кризисные явления в обществе и культуре. Выделяется то обстоятельство, что символизм сформировался благодаря активному влиянию эстетической программы романтизма, а символисты искали ответы на философские и художественные вопросы в эстетике романтизма (в том числе, в полемике с ней), представленной философскими трудами и художественными произведениями немецких, французских и английских романтиков. Особое место в этом списке занимает имя Э. По – американского поэта, писателя, публициста эпохи романтизма, оставившего ряд статей, в которых он развил свою эстетическую концепцию, заключающую в себе характерные черты как европейского, так и американского романтизма, а также обоснование собственных художественных взглядов, которые во многом предвосхитили творческие искания символистов. Последовательно доказывается, что Э. По в своём творчестве, хронологически и отчасти идейно-эстетически принадлежащем к периоду позднего американского романтизма, раскрыл общую тематику романтизма, соединив её с национальной спецификой зарождающейся американской культуры. Также подчёркивается, что творчество Э. По, опиравшегося на традиции европейской культуры, в то же время отражает национальные особенности формирующейся американской литературы: интерес к проблемам человеческого духа, поиск новых форм в искусстве с помощью синтеза воображения и рационального подхода. Этот синтез позволил писателю создать новые жанры: психологические, детективные, научно-фантастические рассказы; усовершенствовать приёмы стихосложения в своей поздней лирике («Колокола», «Эльдорадо», «Ворон», «Улялюм»). На основе вышеизложенного материала нами формулируются выводы о том, что творческое наследие По включает в себя не только художественные произведения, но и эстетическую теорию, которая основана на принципах романтизма, изложенных в трудах английских и немецких романтиков (С. Кольриджа, В. Вордсворта, В.Ф. Шеллинга, Ф. И А. Шлегелей), и собственных взглядах на искусство. Этой концепцией, наряду с работами европейских романтиков, представители символизма впоследствии воспользовались для выражения собственных представлений о сущности и целях искусства.

Во втором параграфе («Становление французского символизма в аспекте воздействия на него идейно-эстетических принципов Э.А. По») отмечается, что сложная система влияний привела к формированию нового художественного направления – символизма. Большую роль в этом процессе сыграла эстетика романтизма и немецкий идеализм, а также творчество Э. По. Черты поэтики романтиков и Э. По нашли отражение в творчестве предшественников символизма (Т. Готье, Ш. Бодлера) и поэтов-символистов (П. Верлена и С. Малларме), которое и легло в основу эстетической теории символизма. Эстетические воззрения Э. По во многом предопределили художественные поиски французских литераторов второй половины XIX в. Главным апологетом творчества Э. По стал Ш. Бодлер, который внёс неоценимый вклад в раскрытие творческого потенциала американского поэта как для литераторов и критиков, так и для читателей по всему миру. Именно Бодлер одним из первых означил мощь и силу таланта Э. По. Французский поэт заложил основу легенды о гонениях, которым гений По был подвергнут в буржуазной Америке. Благодаря своему знакомству с эстетической теорией Э. По Бодлер формулирует и углубляет собственную концепцию воображения как способности улавливать тайные связи вещей и соответствия; также американский романтик оказал большое влияние на О. Вилье де Лиль-Адана, С. Малларме и П. Валери. Следуя эстетическим установкам Э. По, символисты заявили цель искусства (поэзии) как созидание Прекрасного, обозначили роль поэта как посредника между идеальным и реальным мирами, объявили музыкальность, усложнённую образность и концептуальное использование приёмов стихосложения основными принципами новой поэзии.

Третий параграф первой главы «Влияние эстетики французского символизма и художественной концепции Э.А. По на становление символизма в России» посвящён проблеме взаимодействия поэтических систем романтизма и символизма, рассматриваемой через призму влияния творчества и эстетики Э. По на французских и русских предшественников и представителей символизма.

Мы акцентируем внимание на том аспекте, что русский символизм во многом сформировался под влиянием зарубежного, изначально зародившегося во Франции во второй половине XIX в. и получившего распространение во многих странах Западной Европы, и именно через творчество западных литераторов эстетическая концепция Э. По оказала влияние на русских поэтов-символистов. При этом мы указываем на необходимость различать понятия «символизм» и «декаданс», так как они не являются тождественными: «Декаданс – суммарное наименование явлений западной и русской культуры рубежа XIX – XX вв., для которых свойственна мифологизация «конца века» (фр. fin de siecle) как эпохи глобального кризиса, переоценки ценностей, «расставаний и ожиданий». В этом смысле декаданс многозначен и, скорее, является символом глубинного сдвига культуры, переходности, нежели буквальным обозначением упадка и вырождения»[20]. Мы исходим из того, что философско-эстетические предпосылки возникновения декадентства и, в большей мере, символизма были связаны с проблемой обновления поэтического языка. Нами отмечается, что для символизма в целом характерно понимание искусства как постижения высших закономерностей через символы, то есть сама суть символизма предполагает идейно-эстетическое единство; одно из основных качеств поэзии символизма – музыкальность и концептуальное употребление языка; символисты вслед за романтиками отдавали поэзии роль посредника между высшими сферами и реальным миром. Для поэтов-символистов на первом месте стоял вопрос о новом содержании искусства. Действительность воспринималась символистами как внешний покров, таящий за собой сакральное содержание. В новой символисткой поэзии появляются «вечные» темы: любви, красоты, смерти, жизни, тайны творчества, но в ином прочтении. Поэты стремились выразить необъяснимые, еле уловимые движения души, что способствовало изменению функций поэтического слова: поэзия точных значений слов сменяется поэзией недосказанности и намёков.

Мы рассматриваем генезис русского символизма в аспекте воздействия на него зарубежных представителей этого художественного направления, а также нами анализируются эстетические статьи представителей русского символизма с точки зрения влияния на выдвигаемые ими идейно-художественные принципы эстетической концепции Э. По. Нами делается вывод о том, что зарубежное влияние более ощутимо сказалось на «старшем» поколении символистов (К. Бальмонт, В. Брюсов, Дм. Мережковский, З. Гиппиус, Ф. Сологуб); идейно-эстетическая программа «младосимволистов» в большей мере была близка к идеям немецкого романтизма и философии В. Соловьёва.

Глава II. Э.А. По в России во второй половине XIX начале XX вв.: рецепция и влияние. Данная глава состоит из трёх параграфов. Первый освещает вопрос рецепции творчества Э. По в России во второй половине XIX в., в данной части диссертации прежде всего анализируются переводы произведений Э. По, выполненные в середине XIX в. Отмечается, что даже в начале XX в. в России не сложилось законченного и объективного представления о личности и творчестве Э. По. Интерес, который к нему испытывала русская публика, в первую очередь объяснялся его популярностью у французских символистов. Прямое художественное влияние Э. По на французскую литературу второй половины XIX в. выразилось в первую очередь в прозе (О. Вилье де Лиль-Адан, Ж.К. Гюисманс). Мы исходим, прежде всего, из того, что одна литература может оказать влияние на другую посредством переводов: в случае с русским символизмом значение переводов было очень велико, западные литераторы, испытавшие на себе воздействие творчества и легенды о личности Э. По, стали образцом для поэтов-символистов в России; таким образом один из путей воздействия По на русский символизм был опосредованным, через французских представителей этого направления.

Во втором и третьем параграфах заключительной главы («Художественно-эстетические взгляды и поэтика Э.А. По и творчество «старшего» поколения символистов в России (Д. Мережковский, З. Гиппиус, Ф. Сологуб)» и «Влияние личности и творчества Э.А. По на художественный мир К. Бальмонта и В. Брюсова») обосновывается выбор тех представителей русского символизма, которые в большей мере испытали на себе влияние эстетики и поэтики Э. По; их творчество рассматривается с позиций влияния произведений американского романтика: сопоставляется поэзия и проза Э. По и Д. Мережковского, З. Гиппиус, Ф. Сологуба, В. Брюсова и К. Бальмонта, анализируются документы, свидетельствующее о наличии данного влияния, рассматриваются переводы произведений По, выполненные поэтами-символистами, что позволяет воссоздать законченную картину взаимодействия поэтик старшего поколения символистов и американского писателя и выявить механизмы означенного влияния. Нами подчёркивается тот факт, что воздействие Э. По на русскую поэзию, в целом, и символизма, в частности, было неоднозначным в том числе из-за сложности переложения его поэтических произведений на русский язык. При этом нами акцентируется внимание на разные подходы к переводам произведений По К. Бальмонта, склонного к определённой «вольности» в своих переложениях зарубежных авторов, и В. Брюсова, тяготевшего к точности, однако не в ущерб эстетической составляющей и общему духу, заложенному автором в оригинальное произведение. Русские символисты выступали не только как переводчики, но и как исследователи творчества американского романтика. Бальмонт, выполнивший практически полный перевод прозы и поэзии По, исходил из того, что По первым в своих стихах заложил «скрытое» содержание, присущее символистской поэзии. Дм. Мережковский тоже во многом разделял эстетические идеи По, выраженные им в творчестве и статьях, о чём свидетельствует то, что в своей хрестоматийной работе о символизме «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы» (1893) он апеллирует к художественным установкам По. Но, пожалуй, наиболее тонко удалось уловить и выразить специфику творческого гения Э. По и его роль в литературном мировом процессе В. Брюсову, автору «Полного собрания поэм и стихотворений» Э. По (1924). Он писал, что в России не было достойных переводов лирики По, поэтому воздействие его поэтического творчества было невелико[21]. Переводилось небольшое количество стихотворений поэта, чаще остальных «Ворон». На основе проделанного анализа художественных и документальных источников мы приходим к выводу, что влияние американского романтика на поэзию в большей мере проявилось в восприятии образа поэта и воздействии идейно-эстетических принципов; в меньшей мере – в использовании тем, мотивов, образов (при этом нелегко отделить общеромантические и общесимволистские темы и образы от тем и образов лирики Э. По, т.е. разграничить прямое литературное влияние и типологическое сходство); приёмов стихосложения; проза же американского романтика оказала влияние на отдельных представителей русского символизма (В. Брюсова, Ф. Сологуба, З. Гиппиус). Эстетическая теория Э. По оказала влияние на Д. Мережковского и З. Гиппиус. Ряд тем, мотивов и приёмов стихосложения, характерных для творчества По и поэтик романтизма и символизма в целом, Мережковский и Гиппиус использовали в стихотворениях 1890-х гг. (мотив одиночества человека, страха перед существованием, поиска утраченного идеала; повторы, аллитерации, ассонансы). З. Гиппиус в своих рассказах переосмысливает в собственном ключе темы, мотивы и образы, типичные для произведений американского писателя (мотивы зеркала, утраты возлюбленных, подлинности реального и вымышленного миров, отчуждения героя в обыденной жизни; образы умерших возлюбленных, героев, ищущих любовь и способ существования в иных мирах).

Влияние Э. По на творчество Ф. Сологуба в значительной мере распространилось на прозу русского символиста. В новеллах Сологуба присутствуют темы и мотивы, перекликающиеся с темами и мотивами произведений По, типичными для эстетики романтизма и символизма: беса противоречия, патологии человеческого сознания, смерти прекрасной женщины, её власти над главным героем. В поэзии Сологуба также прослеживается присутствие некоторых мотивов, схожих с мотивами произведений американского романтика (стремления к идеальному миру, порочности мира реального, тоски по Красоте).

Для К. Бальмонта Эдгар По стал воплощением гениальной личности в искусстве и первым по значению среди поэтов-символистов. Художественные принципы символистского направления, которые Бальмонт сформулировал в своей статье «Некоторые слова о символической поэзии» и которые он выделял в произведениях Э. По, характерны и для его собственной поэзии: в ней присутствует сложная образность, музыкальность, эмоциональное воздействие, создаваемое засчёт концептуального использования приёмов стихосложения. Влияние стихов Э. По в большей мере ощущается в ранних сборниках Бальмонта, однако и в более поздних стихотворениях русского символиста можно проследить определённую общность тем, мотивов и образов двух поэтов (мотивы ухода от действительности, поиска идеала; общность символики цвета; использование повторов, переносов, аллитераций, ассонансов, рефренов). Неоценимый вклад в раскрытие творческого гения американского романтика Бальмонт внёс посредством своих переводов, выполненных впервые в России с подобной тщательностью и мастерством. Э. По явил для Бальмонта эстетический идеал, стал для русского поэта художником, тесно соприкоснувшимся с тайнами мироздания.

Эдгар По оказал возможно решающее влияние на формирование эстетических взглядов В. Брюсова. Брюсов разделял художественную теорию американского романтика. Русский поэт считал лирику По тем эстетическим идеалом, к которому должен стараться приблизиться каждый художник. Однако влияние Э. По отчётливее ощущается в прозе В. Брюсова. В. Брюсов на разных этапах своей жизни обращался к творчеству По; он проделал неоценимую исследовательскую работу, проанализировав и систематизировав произведения и факты биографии американского писателя, что нашло отражение в статьях, посвящённых Э. По. Переводы произведений американского романтика, сделанные Брюсовым, можно считать одними из лучших в России.

Нами подчёркивается, что символисты считали По одним из первых провозвестников теории «чистого искусства». Он полагал, что в поэзии ради дидактики нельзя поступаться принципами гармонии, музыкальности, ритма; в его стихах сосуществуют стремление к гармонии и лиризм. Символисты переняли одно из основных положений художественной концепции Э. По о том, что музыкальность поэзии имеет первостепенное значение («Поэтический принцип»). На творчество русских символистов эти определяющие принципы эстетической концепции Э. По оказали влияние, прежде всего, через произведения предшественников (Т. Готье, Ш. Бодлера) и представителей французского символизма (П. Верлена, С. Малларме и А. Рембо).

В Заключении суммируются выводы, вытекающие из проделанной работы. Основные итоговые положения можно сформулировать следующим образом: даже в начале XX в. в России не сложилось законченного представления о творчестве Э. По; очень велико было влияние французского искусства на русских литераторов и читателей: западные поэты-символисты, испытавшие художественно-эстетическое влияние Э. По в своём творчестве, стали образцом для представителей символизма в России. Образ безумного и гениального поэта, культивируемый Ш. Бодлером, долгое время оставался определяющим в художественном сознании русских символистов. Эстетическая теория Э. По предопределила формулирование многих принципов символисткой эстетики (Красота – основная цель поэзии, главенство музыкальной стихии в стихе, принцип соответствия).

Влияние Э. По на русский символизм было неоднозначным. Воздействие американского романтика на поэзию в большей мере проявилось в восприятии образа гениальной личности в искусстве русскими символистами и воздействии идейно-эстетических принципов; в меньшей мере – в использовании тематики, основных мотивов, образности и стилистики; заимствовании технических приёмов. Представители «старшего» поколения русских символистов (З. Гиппиус, Ф. Сологуб и В. Брюсов) в своих прозаических произведениях интерпретировали в собственном ключе темы, сюжеты, мотивы, образы, а также использовали художественные приёмы, типичные для творчества Э. По.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Теоретические установки Эдгара Аллана По («Философия творчества», «Поэтический принцип») и некоторые проблемы поэзии русских символистов // Сборник работ молодых учёных МГПУ. Вып. XXIII. 2006. С. 26 – 31.
  2. Проблема интерпретации текстов произведений Э.А. По в ранних русских переводах // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». № 4. 2008. С. 189 194.
  3. Некоторые аспекты влияния эстетики Э.А. По на творчество П. Верлена // Литература XX века: Итоги и перспективы изучения. Материалы Седьмых Андреевских чтений / Под ред. Н.Т. Пасхарьян. – М.: Экон – Информ, 2009. С. 70 – 76.
  4. К вопросу о влиянии эстетической концепции Эдгара По на творчество Валерия Брюсова // Литература XX века: Итоги и перспективы изучения. Материалы Седьмых Андреевских чтений / Под ред. Н.Т. Пасхарьян. – М.: Экон – Информ, 2009. С. 76 – 82.
  5. Понимание Эдгаром По сущности искусства в аспекте классической философии // Сборник работ молодых учёных МГПУ / Сост. и отв. ред. Ю.Н. Рыбин; под общ. ред. Е.Н. Геворкян. – М.: ГОУ ВПО МГПУ. Вып. XXIV. 2008. С. 31 – 38.
  6. К вопросу о становлении символизма и декадентства в русской литературе // Зарубежная филология: восприятие, анализ и интерпретация художественного текста: Сборник научных статей по материалам Международной научной конференции XI Виноградовские чтения “Текст и контекст: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты”, посвящённой 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя / Отв. ред. Б.А. Гиленсон, Н.Л. Огуречникова. М.: МГПУ, 2009. С. 148 – 153.
  7. Проблема переводов прозы Эдгара По в России во второй половине XIX века // Вестник МГПУ. Серия «Филологическое образование» / Гл. ред. Т.Г. Чеснокова. – М.: ГОУ ВПО МГПУ. № 2 (3). 2009. С. 112 – 118.
  8. К вопросу о влиянии поэтики Э.А. По на творчество К. Бальмонта // Вестник МГПУ. Серия «Филологическое образование» / Гл. ред. Т.Г. Чеснокова. М.: ГОУ ВПО МГПУ. № 2 (5). 2010. С. 97 105.

[1] Ingram J.H. E.A. Poe: His Life, Letters and Opinions. London, 1980. 383 р.

[2] Геннекен Э. Жизнь Эдгара Аллэна По // По Э. Повести, рассказы, критические этюды и мысли. М., 1885. 326 с.

[3] Quinn A.H. Edgar Allan Poe. A Critical Biography. N. Y., 1942. 804 р.

[4] Bittner W. Poe: A Biography. Boston; Toronto, 1962. 283 р.; Chivers T.H. Life of Poe / еd. by K. Davis. N. Y., 1952. 231 р.; Woodberry G.E. The Life of Edgar Allan Poe. 2 vols. Reprint. N.Y., 1965 и др.

[5] Боброва М.Н. Романтизм в американской литературе. М., 1972. 286 с.; Зверев А.М. Эдгар По // История литературы США / под ред. Я. Н. Засурского. М., 2000. Т. 3. С. 172 – 222 и др.

[6] Николюкин А.Н. Новеллистика Эдгара По // Николюкин А.Н. Американский романтизм и современность. М., 1968. 411 с. и др.

[7] Герви А. Эдгар По. 2-е изд. М., 1987. 331 с.

[8] Ковалёв Ю.В. Эдгар Аллан По: Новеллист и поэт. Л., 1984. 296 с.

[9] Матиссен Ф.О. Эдгар Аллен По // Литературная история США. Т. 1. М., 1977. С. 383 - 409 и др.

[10] Allеn M. Poe and the British Magazine Tradition. N.Y., 1969. 255 р. и др.

[11] Николюкин А.Н. Первый профессиональный писатель-критик Э.А. По // Николюкин А.Н. Американские писатели как критики: Из истории литературоведения США XVIII – XX вв. М., 2000. 291 с.

[12] Либман В.А. Американская литература в русских переводах. М., 1976 – 1977. 451 с.; Bandy W. A Tentative Checklist of Translations of Poe’s Works. Madison, 1959. 233 р. и др.

[13] Anderson C. Poe in northlight. The Scandinavian response to his Life and Work. Durham; Cambiaire C.P. The Influence of Edgar Allan Poe in France. N.Y., 1927. 332 р. и др.

[14] Апенко Е.М. Американская романтическая новелла: К вопросу истории и теории жанра: автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.01.05. Л., 1979. 15 с.; Михина М.В. Эдгар Аллан По, новеллист, поэт, теоретик и французская поэзия второй половины XIX века: автореферат. дис. … канд. филол. наук: 10.01.05. Астрахань, 1999. 15 с.; Нестерова Е.К. Поэзия Эдгара Аллана: автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.01.05. М., 1976. 16 с.; Пищулина Ю.В. Лексико-семантические аспекты в языке художественной прозы Э.А. По: Дескриптивно-сопоставительный план: дис. … канд. филол. наук: 10.02.19. Краснодар, 2002. 191 с.

[15] Коноваленко А.Г. Баллады Э. По в переводе В. Брюсова: автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.01.01. Томск, 2007. 22 с.

[16] Гроссман Дж. Д. Эдгар Аллан По в России: Легенда и литературное влияние. М., 1998. 201 с.; Николюкин А.Н. Эдгар По в России // Николюкин А.Н. Литературные связи России и США: Становление литературных контекстов. М., 1981. 407 с.; Нестерова Е.К. Эдгар По в России // По Эдгар Аллан. Стихотворения / Сост. Е.К. Нестерова. М., 2003. С. 371 – 391; Keefer L. Poe in Russia // Poe in Foreigh Lands and Tongues: A Symposium. Baltimore, 1941. Р. 11 – 21.

[17] Осипова Э.Ф. Загадки Эдгара По: исследования и комментарии. СПб., 2004. С. 171. В основном исследовательница обозначает персоналии русских символистов в связи с осмыслением ими трактата По «Эврика», а также упоминает о переводах стихотворений По, сделанных Брюсовым и Бальмонтом.

[18] Виднес М. Достоевский и Эдгар Аллан По // Scando-Slavica. V. XIV. Copenhagen, 1968. P. 21 – 32 и др.

[19] Вопросы русской, советской и зарубежной литературы. Хабаровск, 1973. Т. II. С. 99 – 122.

[20] Гаспаров М.Л. Декаданс // Литературная энциклопедия терминов и понятий / Гл. ред. и сост. А.Н. Николюкин. М., 2001. С. 203.

[21] Брюсов В. Предисловие переводчика // По Э. Собрание поэм и стихотворений. М., 1924. С. 6.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.