WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Поэтика автобиографической прозы русских поэтов второй половины xix в.: а.а. григорьева, я.п. полонского, а.а. фета

На правах рукописи

НОВОКРЕЩЕННЫХ Елена Георгиевна

ПОЭТИКА АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЙ ПРОЗЫ

РУССКИХ ПОЭТОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.:

А.А. ГРИГОРЬЕВА, Я.П. ПОЛОНСКОГО, А.А. ФЕТА

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Улан-Удэ – 2008

Работа выполнена на кафедре русской литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Бурятский государственный университет»

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Затеева Татьяна Владимировна
Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор Гузь Наталия Александровна
кандидат филологических наук, доцент Мельникова Софья Владимировна
Ведущая организация Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского»

Защита состоится «27» декабря 2008 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.04 при Бурятском государственном университете (670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, ГОУ ВПО БГУ, конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Бурятского государственного университета (670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, ГОУ ВПО БГУ).

Fax (301-2) 21-05-88

E-mail: dissovetbsu@bsu.ru

Автореферат разослан «27» ноября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Бадмаев Б.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Обращение к автобиографической прозе для поэтов второй половины ХIХ в. А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета не только явилось способом передать свои переживания, мысли и эмоции, но и было обусловлено стремлением запечатлеть панорамность русской жизни означенного периода, изобразить своих современников, рассказать историю своей семьи. Безусловно, поэтическое творчество и литературная критика были для них приоритетными видами деятельности. Вместе с тем, не испытывая творческого кризиса, в поисках более глубокого внутреннего самоанализа они обратились к написанию своих воспоминаний. Воспоминания являются прямым свидетельством повышенного интереса поэтов к прозаической художественной деятельности.

Автобиографическое творчество А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета менее изучено, чем их поэзия. Большинство их прозаических текстов все еще остается за рамками собственно художественной словесности, представляя интерес, прежде всего, как авторитетный источник сведений о жизни, системе взглядов и специфике творческой индивидуальности поэтов. Между тем автобиографическая проза является важной составляющей художественного наследия и А.А. Григорьева, и Я.П. Полонского, и А.А. Фета. Рассматриваемые авторы – это художники, совмещающие в себе несколько дарований – поэта, критика, прозаика, мемуариста, творчество которых не должно поддаваться односторонним определениям и характеристикам. В работе подчеркивается необходимость нового взгляда на А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета как прозаиков. Исследование их автобиографической прозы делает возможным не только выявление особенностей эпохи, в которой они формировались как поэты, но и анализ структуры такого специфического образа, как образ автобиографического героя, сформированного под влиянием их собственного лирического опыта. Недостаточная разработанность данной проблемы в отечественном литературоведении представляет особый исследовательский интерес и обусловливает актуальность темы данной диссертационной работы, направленной на изучение поэтики автобиографической прозы.

Цель исследования – выявить жанровое своеобразие автобиографической прозы А.А. Григорьева, Я.П. Полонского и А.А. Фета и особенности ее поэтики, направленной на раскрытие образа автобиографического героя. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Дать обзор существующих в современном литературоведении работ по истории и поэтике мемуарно-автобиографического жанра и обосновать принадлежность произведений «Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева, «Старина и мое детство», «Мои студенческие воспоминания» Я.П. Полонского, «Ранние годы моей жизни», «Мои воспоминания» А.А. Фета к жанровой разновидности автобиографической прозы – воспоминаниям, тяготеющих к беллетризованной форме.
  2. Определить место воспоминаний А.А. Григорьева, Я.П. Полонского и А.А. Фета в контексте мемуарно-автобиогра-фической литературы ХIХ в. как произведений, соединяющих в себе лирическое и прозаическое начала.
  3. Установить взаимосвязь между автобиографическим и лирическим героем А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета; рассмотреть особенности образа автобиографического героя и способы его выражения в автобиографическом повествовании А.А. Григорьева, Я.П. Полонского и А.А. Фета.
  4. Выявить временную локализацию автобиографического героя воспоминаний А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета.
  5. Определить степень значимости мнемонических элементов (памяти, времени) в художественной структуре автобиографических произведений А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета.
  6. Установить типологическую общность и отличия между автобиографическими произведениями А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета.

Объект исследования – автобиографические произведения А.А. Григорьева «Мои литературные и нравственные скитальчества»; Я.П. Полонского «Старина и мое детство», «Мои студенческие воспоминания»; А.А. Фета «Ранние годы моей жизни» и «Мои воспоминания», рассматриваемые в диссертации как наиболее репрезентативные для воспоминаний, тяготеющих к беллетризованной форме.



Предмет исследования – поэтика автобиографических произведений А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета.

Научная новизна работы состоит в том, что она является первым в отечественном литературоведении опытом сравнительно-типологического изучения автобиографической прозы А.А. Григорьева, Я.П. Полонского и А.А. Фета. Автобиографическое наследие данных авторов рассматривается как предтеча «прозы поэта», появившейся в 20-м столетии. Воспоминания осмыслены в русле традиций русской автобиографической прозы 19-го столетия (семейной хроники С.Т. Аксакова, углубленного психологизма Л.Н. Толстого, историзма А.И. Герцена). В диссертационном исследовании выявлены такие сущностные признаки автобиографической прозы, как импрессионистические тенденции, «память рода», особая ритмическая структура, передающая эмоциональность текста, с помощью членения прозаического отрывка на небольшие фрагменты благодаря индивидуальной системе знаков препинания. Воспоминания поэтов послужили мощным импульсом для развития лирической прозы, в которой становление и развитие авторского «я» художественно постигается в контексте культуры и динамике исторического процесса.

Методы исследования работы: биографический, сравнительно-типологический метод с элементами культурно-исторического метода.

Теоретической и методологической базой исследования стали труды отечественных и зарубежных ученых по истории и теории литературы. Мы опирались на работы по теории мемуарно-автобиографического жанра – М.М. Бахтина, Г.Г. Елизаветиной, Л.Я. Гинзбург, А.Г. Тартаковского, Д.В. Затонского, Л.И. Бронской, В. Хубач, Ф. Лежена, К. Виолле; по поэтике автобиографической прозы – Н.А. Николиной, Т.М. Колядич. В диссертации использовались работы из области семиотики культуры М.М.Бахтина, Ю.М. Лотмана; автор диссертации учитывал результаты исследований, посвященных творчеству поэтов (Р. Виттакера, Б.Ф. Егорова, М.В. Строганова, Л.Г. Власенко и др.). При анализе концепции «внутреннего человека» были привлечены работы А.Б.Есина, Е.Г.Эткинда, В.В. Башкеевой. В работе учтены исследования, посвященные категории памяти, М.А. Дмитровской, Г.В. Лебедевой, А. Бергсона, Н.А. Бердяева, Н.З. Коковиной, Э.Д. Томпсон, О.В. Евдокимовой и др.

Степень научной разработанности проблемы. Первые попытки А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета осмыслить собственную жизнь мы обнаруживаем в их художественной прозе, характерной чертой которой является автобиографизм, что отмечено многими исследователями (Р.В. Ивановым-Разумником, Б.Ф. Егоровым, С.Ю. Михайловой и др.[1] ). В настоящее время в отечественном литературоведении систематический интерес к изучению автобиографического наследия поэтов как важнейшей составляющей их художественного творчества только начинает формироваться[2]

. Собственно автобиографический жанр в творчестве А.А.Григорьева, Я.П.Полонского и А.А.Фета исследователями практически не изучен. Следует признать, что на сегодняшний день нет литературоведческих работ, в которых автобиографическая проза поэтов стала предметом специального исследования.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащиеся в диссертации материалы могут быть использованы для дальнейшего исследования жанров мемуарно-автобиографической прозы, для углубленного изучения творчества А.А.Григорьева, Я.П.Полонского, А.А.Фета. Основные положения диссертации могут быть включены в курс лекций по истории русской литературы, в спецкурсы и спецсеминары, посвященные творчеству поэтов.

Структура исследования предполагает наличие в работе трех глав: в первой рассматриваются проблемы мемуарно-автобиографического жанра, своеобразие автобиографической прозы 2-й половины ХIХ в., жанровая природа автобиографической прозы А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета; во второй – поэтика образа «я»; воспоминания поэтов о детстве как способ самоописания автобиографического героя; в третьей – мнемонические элементы автобиографической прозы поэтов (категория памяти и категория времени).

Исследование прошло апробацию на следующих научных конференциях: международной научно-практической конференции «Культура и образование: проблемы и перспективы развития» (Улан-Удэ, 2006); всероссийской научно-практической конференции «Научное творчество молодежи» (Кемерово, 2007); всероссийской межвузовской научно-практической конференции «Художественный текст: варианты интерпретации» (Бийск, 2007); всероссийской научно-практической конференции «Филологическое образование: проблемы и перспективы развития» (Улан-Удэ, 2007); ХV Международной научной конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008); международной научно-методической конференции «Проблемы славянской культуры и цивилизации» (Уссурийск, 2008). Материал диссертации отражен в 7 научных статьях и тезисах докладов.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры русской литературы Бурятского государственного университета (2008 г.).

На защиту выносятся следующие положения:

  1. По своим сущностным характеристикам автобиографические произведения А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета принадлежат к жанровой разновидности автобиографической прозы – воспоминаниям, тяготеющим к беллетризованной форме.
  2. Воспоминания А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А.Фета наряду с такими традиционными особенностями автобиографического жанра, как ретроспективность изложения, субъективность, передача исторических реалий действительности, самоанализ, обладают рядом специфических черт, а именно эмоциональность повествования, экспрессивный психологизм, импрессионизм, риторичность речи, особая ритмическая организация текста, связанные с поэтическим миром поэтов.
  3. Одним из основных образов в воспоминаниях А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета является образ автобиографического героя (образ «я»), саморефлексия которого достигается через психологизм, внешние впечатления, описания других лиц, внутренние и метафорические жесты, воспоминания о детстве. Способами самораскрытия образа автобиографического героя являются автохарактеристика, оценка окружающего мира, социально-культурных феноменов, интенции и умозаключения автобиографического героя.
  4. Стержневой объект самоанализа и саморефлексии образа автобиографического героя – воспоминания о детстве, которые раскрывают внутреннюю сущность автобиографического «я». Личностно значимые образы (топосы дома, усадьбы, образы родителей, дворовых людей), символизируя мир детства, способствуют раскрытию образа «я», выявлению психологических процессов, которые сыграли знаковую роль в формировании личности самого автора.
  5. Память в рассматриваемых произведениях – жанроопределяющая категория, проявляющаяся присутствием нескольких своих разновидностей: «память детства» (первичная детская, ребяческая), историческая, «память сердца», литературная память; фамильная, «память рода».
  6. Типологическая общность воспоминаний проявляется поэтическим мировидением, развитием внутреннего мира автобиографического героя. Неповторимая индивидуальная особенность каждого автора выражается в ряде отличий, свойственных их воспоминаниям (историзм А.А. Григорьева, психологическое начало Я.П. Полонского, импрессионизм А.А. Фета).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ





Во введении диссертационного исследования обосновывается актуальность темы, определяется объект исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, определяется объект и предмет исследования, степень научной разработанности данной проблемы, указываются методы исследования, излагаются основная цель и задачи исследования, положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Жанр воспоминаний в творчестве А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета» носит общетеоретический характер и посвящена определению жанрового своеобразия автобиографической прозы А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета.

В разделе 1.1. «Мемуарно-автобиографический жанр в исследованиях отечественных и зарубежных литературоведов» представлены суждения отечественных и зарубежных исследователей по поводу определения мемуарно-автобиографического жанра; рассматриваются жанровые признаки автобиографической прозы; дается характеристика произведений «Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева, «Старина и мое детство», «Мои студенческие воспоминания» Я.П. Полонского, «Ранние годы моей жизни», «Мои воспоминания» А.А. Фета.

Осмысление автобиографической прозы невозможно без предварительного обращения к собственно литературоведческим оценкам данного вида прозы. Рассмотрение вопроса о мемуарно-автобиографическом жанре позволяет выявить критерии определения автобиографической прозы, ее сущностные характеристики, своеобразие авторского образа «я», являющегося доминирующим в автобиографическом повествовании.

В современном литературоведении существуют разные дефиниции в определении мемуарно-автобиографического жанра[3]. Мемуарно-автобиографический жанр – не только важный источник знаний о жизни писателя, но и изображение духовно-нравственного развития личности автора, основанного на осмыслении прошлого. Каждое автобиографическое сочинение как особое жанровое образование обязано своим появлением конкретной эпохе и конкретной национальной среде. Настоящее исследование проводилось с опорой на сущностные черты мемуарно-автобиографического жанра: самовыражение, самораскрытие личности автора, характеристика эпохи – и учитывало точку зрения современного исследователя автобиографической прозы Н.А. Николиной, рассматривающей ее как своеобразную микромодель культуры, отражающую основные этапы пути к самому себе: «Обращение к этой модели требует интегративного подхода к тексту, учитывающего достижения не только литературоведения и лингвистики, но и культурологи, психологии, философии»[4]. Данное определение позволяет раскрыть различные аспекты формирования образа «я» с помощью собственно филологического анализа, а также с помощью историко-культурного подхода.

В разделе 1.2. «Воспоминания А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета в контексте мемуарно-автобиогра-фической литературы 2-й половины ХIХ в.» обозначены основные предпосылки возникновения мемуарно-автобиографического жанра, выявлена специфика русской автобиографической прозы 2-й половины ХIХ в., в том числе воспоминаний рассматриваемых поэтов.

Воспоминания были написаны под влиянием уже сложившейся традиции мемуарно-автобиографической литературы 1-й половины ХIХ в.: «Былое и думы» А.И. Герцена, «Семейная хроника» и «Детство Багрова-внука» С.Т. Аксакова, трилогия Л.Н. Толстого. Это влияние проявилось в углублении психологической разработки образов, изображении процесса протекания душевной жизни, внимании к потаенным пластам человеческой психики (традиция трилогии Л.Н. Толстого). Воссоздание исторических реалий, дающих информационную и познавательную функцию для читателей, указывает на влияние мемуаров «Былое и думы» А.И. Герцена. Изображение семьи, истории семейного древа; описание семейных традиций и семейного быта берут свое начало в произведениях Л.Н. Толстого и С.Т. Аксакова.

Особенность автобиографической прозы А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета заключается в том, что она написана не прозаиками, а поэтами. В ХIХ в. не существовало литературоведческого термина «проза поэта», данный термин появился гораздо позже, в 20-м столетии. Тем не менее автобиографическая проза этих авторов соответствует тем идейно-художественным принципам, по которым выстраивается проза поэта: поэтическое восприятие мира, наблюдение за чувствами, эмоциями героя, экспрессивность, органично сочетающаяся с постоянно заявляемой личностью, субъективностью повествования.

«Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева впервые были напечатаны в 1864 г. в журнале «Время». В заглавии произведения А.А. Григорьева слово «скитальчества» присутствует далеко не случайно. Для автора – это не столько путешествие в разные пространственные координаты, сколько поиски внутреннего «я», его личностные поиски. «Мои литературные и нравственные скитальчества» стали закономерным итогом творчества А.А. Григорьева, его эстетических и нравственных исканий. Страдальческая ранимая натура А.А. Григорьева в воспоминаниях предстает личностью артистичной, с постоянным стремлением к идеалам. Художественная манера автобиографического повествования характеризуется ироничностью, которая проявляется как в отдельных словах, так и в развернутых характеристиках. Не ставя перед собой цель акцентировать внимание читателя на частной стороне своей жизни, автор определил жанр своего произведения как историю своих впечатлений: «Я намерен писать не автобиографию, но историю своих впечатлений; беру себя как объекта, как лицо совершенно постороннее, смотрю на себя как на одного из сынов известной эпохи, и, стало быть, только то, что характеризует эпоху вообще, должно войти в мои воспоминания; мое же личное войдет только в той степени, в какой характеризует эпоху». Своеобразие его воспоминаний состоит в стремлении увидеть эпоху через призму личного. Будучи предельно откровенными, исповедальными, воспоминания вместе с тем и объективны, и историчны, благодаря изображению национального колорита, который воссоздан панорамой духа и облика Москвы 1830-х гг., и общественно-литературным веяниям эпохи. Воспоминания содержат в себе ценный литературоведческий, исторический, культурологический материал.

«Ранние годы моей жизни» А.А. Фета были опубликованы в 1893 г., в них отражена первая половина жизни поэта, а именно воспоминания о детстве и юности. Второе произведение А.А. Фета названо «Мои воспоминания» (1890). С точки зрения композиционно-сюжетной структуры и поэтики повествования оба текста представляют собой целое, составленное из различных фрагментов и микросюжетов, объединенных между собой общей тематикой: воспоминания о детстве, учебе в немецком пансионе и в Петербурге, военной службе, работе мировым судьей. А.А. Фет рассказывал о своей жизни в стиле летописца, что проявляется в фиксировании наблюдаемых автором событий в хронологической последовательности. Повествователь пытается выстроить вокруг автобиографического героя объемную картину мира: семья, служба и сослуживцы, отдых, работа, прошлое и настоящее. Существенным признаком воспоминаний становится ориентация на постижение внутреннего мира образа «я», его лирической сущности. Лирическая сущность Фета-поэта в полной мере отразилась и в его автобиографической прозе: эмоционально окрашенные реплики, душевное развитие автобиографического героя, передача впечатлений от мимолетных явлений жизни, тождество состояния природы и внутреннего мира образа «я». Подробности частной жизни так же, как и у А.А. Григорьева, не стали объектом пристального внимания повествователя. Фет умолчал о многих значительных фактах биографии. Для А.А. Фета как для сторонника эстетической критики частная жизнь и искусство – полярные стороны действительности. В искусстве он искал спасение от тревог личной жизни, от веяний времени.

«Старина и мое детство» и «Мои студенческие воспоминания» Я.П. Полонского впервые были напечатаны в 1890-х гг.: в журналах «Русский вестник» (№ 2,5,6 за 1890 г.) и «Нива» (№ 12, 1898 г). Воспоминания Я.П. Полонского отражают важные моменты детства, юности, зрелости (учебу в гимназии, университете, разочарование в любви, первые пробы пера), в них описана семья поэта, воссоздана история рода Полонских. Повествование Я.П. Полонского включает оценки повествователем описываемых ситуаций, действующих лиц: семьи, друзей, знакомых. Обращения к читателю, лирические отступления, психологические зарисовки, описания трудовых будней, отдыха также являются составляющими композиции автобиографических произведений поэта. Я.П. Полонский в воспоминаниях предстает мягкой, чувствительной, ранимой, доброжелательной натурой. Душевная отзывчивость – важнейшая черта творческого облика Полонского. Воспоминания показывают, что он был центром, точкой пересечения литературных, общественных, личных отношений между людьми своего времени. Сам Я.П. Полонский определил интерес своих воспоминаний, прежде всего, как психологических, обращая внимание в первую очередь на эмоционально-психическую сферу автобиографического героя. Своеобразие его воспоминаний заключается в убедительном изображении сложного процесса становления личности,

В разделе 1.3. «Жанровая природа автобиографической прозы А.А. Григорьева, А.А. Фета, Я.П. Полонского» рассматриваются приемы беллетризации воспоминаний (творческая свобода письма, описания, авторские замечания, оценки, образность повествования, художественный вымысел). Произведения «Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева, «Старина и мое детство», «Мои студенческие воспоминания» Я.П.Полонского, «Ранние годы моей жизни», «Мои воспоминания» А.А. Фета отнесены к жанру воспоминаний, тяготеющих к беллетризованной форме. Первостепенной задачей воспоминаний является воссоздание былого, что достигается средствами беллетризации, в частности, через описание реалий действительности. У Я.П. Полонского – это описания реальных деталей усадебного быта, у А.А. Григорьева – облика Москвы 1830-х гг., передающие исторический и национальный колорит, создающие определенную атмосферу духа того времени; у А.А. Фета автобиографическое повествование насыщено описаниями природных явлений. Образные характеристики характерны для периодов прошлого: «мифическим», «наивно-блаженным» называет Я.П. Полонский время своего детства. А.А. Григорьев, говоря о доме на Тверской, где прошло его детство, называет его «своей Аркадией»; постоянно увеличивающуюся Москву он именует «город-растение». У Я.П. Полонского и в большей степени у А.А. Фета беллетризация усиливает характеристику персонажей, предоставляя им возможность открытого высказывания в диалогах или монологах, письмах (у А.А. Григорьева воспоминания представляют монолог автора, диалоги в повествовательной структуре произведения отсутствуют). Диалоги «Моих воспоминаний» разнообразны (А.А. Фет и сестры, А.А. Фет и братья Л.Н. Толстой, Н.Н. Толстой, А.А. Фет и И.С. Тургенев, А.А. Фет и Н.П. Боткин и др.). Приведем пример одного из многочисленных диалогов А.А. Фета и И.С. Тургенева, раскрывающего импульсивность и восторженность последнего: – А что, …если бы дверь отворилась, и вместо Афанасия вошел бы Шекспир? Что бы вы сделали? – Я старался рассмотреть и запомнить его черты. – А я, – восклицает Тургенев, – упал бы ничком да так бы на полу и лежал». И.С. Тургенев в воспоминаниях А.А. Фета – автор пламенных речей, например о Полине Виардо: «Нет! Она давно и навсегда заслонила от меня все остальное, и так мне и надо. Я только тогда блаженствую, когда женщина каблуком наступит мне на шею и вдавит мое лицо носом в грязь. Боже мой! – воскликнул он, заламывая руки над головою и шагая по комнате. – Какое счастье для женщины быть безобразной!». Малочисленные диалоги Я.П. Полонского предельно откровенны не только в воссоздании радостных событий, но и весьма обидных для автора. В «Моих студенческих воспоминаниях» он писал: «Раз в университете встретился со мной Аполлон Григорьев и спросил меня: «Ты сомневаешься?» – «Да», – отвечал я. «И ты страдаешь?» – «Нет». – «Ну, так ты глуп», – промолвил он и отошел в сторону. Это нисколько меня не обидело».

Внешнее изображение действующих лиц воспоминаний, их поведения, окружающей обстановки определяются авторской волей и несут на себе отпечаток его восприятия, например, у Я.П. Полонского читаем: «Только то, что влекло меня, скорее всего запечатлевалось в моей, к сожалению, односторонней памяти. Какие-нибудь жонглеры – тех я помню лучше, чем тысячи таких нравственных уродов, каким показался мне Мишин дядя и каких немало встречал я на жизненном пути». Авторские замечания, выполняя оценочную функцию, также свидетельствуют о беллетризации воспоминаний. Беллетризованная изобразительность, образные фразы переплетают жизненную достоверность с миром художественной условности. Обращаясь к жизненным явлениям, авторы переводили свои воспоминания в возвышенно-поэтический план и использовали приемы художественной выразительности, сформированные стихотворным опытом.

Во второй главе «Поэтика образа автобиографического героя в воспоминаниях А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета» определены основные способы саморефлексии автобиографического героя; воспоминания о детстве рассматриваются как особо значимый способ самоописания автобиографического героя.

В разделе 2.1. «Связь автобиографического героя и лирического героя А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета» обозначены основные моменты, сближающие концепцию изображения образа «я» в лирике и автобиографической прозе. Лиризм – одно из основных качеств воспоминаний поэтов, подразумевающий возвышенную эмоциональность, душевную взволнованность, особым образом выраженную в речи автора.

У А.А. Григорьева лиризм автобиографического повествования выражен в преобладании эмоций над рассудочным началом. Автор обращается к крайним эмоциональным состояниям лирического героя – безысходной тоске, неистовой страсти, загулу души. А.А. Григорьев создавал поэзию, которая требовала от читателей большого эмоционального напряжения. Существенными чертами лирики являются эмоциональная экспрессивность, риторичность речи, музыкальное начало. Эти настроения присутствуют и в воспоминаниях А.А. Григорьева: «И сижу я это, бывало, над «психологическими очерками»… и мучу я свой бедный мозг не над тем, чтобы понять читаемое, ибо так себе, безотносительно взятое, оно все, что читаемое-то, очень просто, но над тем, чтобы внимание приковать к этому читаемому… а за стеной вдруг, как на смех

Две гитары, зазвенев,

Жалобно заныли

И мятежная дрожь венгерки бежит по их струнам, или шелест девственно-легких шагов раздается над потолком, и образы встают вслед за звуками и шелестом, и жадно начинает душа просить жизни, жизни и все жизни…». Торжественный и возвышенный строй мыслей автобиографического героя представлен с помощью темповой и ритмической организации повествования. Автор передает ощущение испытываемого им восторга от цыганской музыки с помощью опоэтизированного прозаического повествования. Впечатления автобиографического героя выражаются сложной синтаксической конструкцией – объемными придаточными предложениями, представляющими душевные движения, необычайный темперамент, неистовость автобиографического героя. Обостренный интерес к душевным волнениям, противоречивость характера, повышенное эмоциональное начало, выраженное в речи автора, раскрывают лирическую сущность автобиографического повествования.

Для Я.П. Полонского и А.А. Фета как представителей поэзии «чистого искусства» характерно наличие общих черт, например, параллелизма природного и душевного начал. Природа вступает в тесный контакт с внутренней жизнью поэта. Образ природы является одним из ключевых не только в поэзии Я.П. Полонского и А.А. Фета, но и в их воспоминаниях. При всей конкретности описания деталей природа все равно как бы растворяется у А.А. Фета в его лирическом чувстве: «Слегка колыхавшееся при выходе из Крондштата море следующие затем дни совершенно уподоблялось ясному зеркалу (курсив наш. – Е.Г.), и разверзавшаяся под носом корабля влага имела вид не воды, а масла, с усилием рассекаемого»; «Зайду, бывало, на высокий берег в берестовую беседку, всю исписанную карандашом, и любуюсь распростертою у ног моих зеркальною влагою вод. Глубина этой прозрачной влаги, по-видимому, превышала десять сажен, но все водяные поросли на дне были отчетливо видны, словно зеленый лес, растущий в глубокой долине, а крупные форели, неподвижно стоящие с распущенными плавниками, казались птицами, парящими над этой долиной». Возвышенный строй мыслей автобиографического героя передается темповой организацией повествования, поэтическими сравнениями, многочисленными эпитетами. Поэтическое мировидение, безусловно, отразилось и в воспоминаниях А.А. Фета. Это проявляется, в первую очередь, в использовании одних и тех же образных формул. Ряд образных прилагательных лирики поэта находят свое отражение и в его воспоминаниях. Эпитет «зеркальный», символизирующий блеск, чистоту и прозрачность описываемого предмета, в данном случае воды, выражает настроение умиротворенности автобиографического героя. Метафорический образ зеркала, эпитет «зеркальный», присутствует не только в воспоминаниях, но и в поэзии, например, в стихотворении 1863 г. «Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне»: Можно ли, друг мой, томиться в тяжелой кручине? / Как не забыть, хоть на время, язвительных терний / Травы степные сверкают росою вечерней, / Месяц зеркальный бежит по лазурной пустыне.

В стихотворении «Сад весь в цвету» (1884) лирический герой описывает свое настроение, связанное с наступлением весны, используя наречие «освежительно-радостно»: «Сад весь в цвету, / Вечер в огне. / Так освежительно-радостно мне!». В воспоминаниях мы встречаем эпитет «освежительно-радостный»: «Помню, какое освежительно-радостное впечатление произвели на меня зеленеющие поля и деревья, когда я выехал за заставу пыльной и грохочущей Москвы».

Присутствие в художественном и поэтическом мире автора одного и того же образа свидетельствует о взаимосвязи лирики и прозы. Одним из сквозных образов творчества А.А. Фета является образ Сикстинской Мадонны, который с детства заставлял задумываться автобиографического героя: «Не менее восторга возбуждала во мне живопись, высшим образцом которой являлась на мои глаза действительно прекрасная масляная копия Святого Семейства, изображающая Божию Матерь с младенцем на руках.…». Характерное состояние героя А.А. Фета – состояние эстетической восторженности, упоения красотой. При изображении Мадонны автор использует слова и выражения, обозначающие его эмоциональные состояния восторга, благоговения, умиления, счастья. В стихотворении «К Сикстинской Мадонне» (1864) поэт с благоговением описывает Мадонну: «У ног ее земля под облаками, На воздухе нетленные покровы…». Мадонне посвящены поэтические тексты: «Владычица Сиона» (1842), «Мадонна» (1842).

В творчестве Я.П. Полонского также присутствуют образы и мотивы, характерные и для лирики, и для прозы. Психологизм в лирике Я.П. Полонского особого рода – это экспрессивный психологизм, подразумевающий совпадение субъекта высказывания и объекта психологического изображения. Определенный психологический настрой проявляется в воспроизведении душевных движений героя во сне. Жизнь сердца, внутренние страдания лирического героя протекают во сне, превращая явления природы в воспоминания. Сон у Я.П. Полонского – психологическая мотивировка сюжета не только в лирике, но и в прозе, в автобиографическом повествовании (сны героев рассказов «Статуя весны», «Груня»; сны героя-ребенка в «Старине и моем детстве»; поэтический цикл «Сны»). Образ сна как сквозной для творчества поэта выполняет функцию «другой» жизни – мечты. Сон – это всегда яркий образ, в частности, детские сны, которые поэт запечатлел в «Старине и моем детстве»: «Если ребяческие сны мои были так ярки, что до сих пор не изгладились из моей памяти, то что же мудреного, что некоторые из них казались мне, ребенку, чем-то происходившим наяву, чем-то таким, чему я был свидетелем». Передача полусонных, сумеречных, слегка бредовых ощущений – индивидуальная особенность лиризма Я.П. Полонского.

В разделе 2.2. «Способы создания автобиографического героя» делается акцент на самообъективации, рассматриваются способы авторской рефлексии и оценки. Доминантой автобиографического сюжета является духовное становление личности автобиографического героя. Одним из способов его самораскрытия является психологизм. Особенности психологизма проявляются в использовании авторами приемов психологического параллелизма, внутреннего монолога, портрета, воспроизведении душевных процессов, сновидений.

Самопознание автора проявляется также через оценку других лиц посредством портрета. Портретное изображение других лиц, их характеристика являются значимыми признаками самообъективации автобиографического героя. Объектом рефлексии служит, таким образом, не только сам повествователь, но и описываемые им личности. Портрет является не только структурной частью композиции произведений, но и способом самоописания, приемом психологического анализа. В воспоминаниях ярко и живописно изображены не только творческие личности 19-го столетия (Н.В. Гоголь, А.Я. Панаева, А.Ф. Писемский, И.C. Тургенев и др.), но и сам автобиографический герой. Саморефлексия и самоанализ сочетаются с оценочными характеристиками других, включающими обозначения нравственных качеств человека, эмоциональные состояния, волевые процессы. Внутреннее автобиографическое «я» проявляется через жестовую динамику. Многообразие внутренних жестов автобиографического героя позволяет нам говорить о его глубокой, впечатлительной, поэтичной натуре.

Одним из приемов психологического анализа в автобиографической прозе является передача впечатлений о внешнем мире. Импрессионизм проявляется в изображении всего спектра человеческих чувств: зрения, слуха, вкуса, обоняния и осязания. Импрессионистические стилевые черты в автобиографическом повествовании, в частности в воспоминаниях А.А. Фета, позволяют зафиксировать нюансы чувств автобиографического героя, идентичность состояния природы и внутреннего мира героя, способность передать яркие краски окружающего мира, цветовые, визуальные, звуковые ощущения. Автобиографический герой А.А. Фета находится в тесной взаимосвязи с миром природы. Природа растворяется в лирическом чувстве героя, она одушевлена, что подчеркивается импрессионистичностью повествования и достигается благодаря его способности передавать красочную прелесть природы.

Раздел 2.3. «Воспоминания о детстве как способ самоописания автобиографического героя» посвящен воссозданию автобиографическим героем прошлого семьи, атмосферы времени, в которой протекали его детство и юность. Воспоминания героя о периоде своего детства и связанных с ним реалий способствуют раскрытию его внутренних качеств, стремлений и желаний. Именно в детские годы происходит формирование и становление поэтической натуры будущих лириков.

Центральным, знаковым пространственным образом для автобиографического героя, точкой пересечения ценностных координат является усадьба. Именно родовая усадьба соединяет автобиографического героя с миром детства, семьей. Хронотоп усадьбы можно определить как состояние счастливой безмятежности и покоя. В качестве доминанты усадебного пространства выступает образ дома, который традиционно рассматривается как «центр усадьбы». И дом, и усадьба в структуре автобиографического повествования поэтов являются регулярными и несут идейную нагрузку и, следовательно, могут рассматриваться нами как пространственные символы, личностно значимые для автобиографического героя. Для А.А. Григорьева – это образ Замоскворечья, который он называет «Аркадией Тверских ворот», для Я.П. Полонского – усадьба бабушки Александры Богдановны, для А.А. Фета – «родовое гнездо – Новоселки». Дом для автобиографического героя является организующим центром формирования топоса своего детства как лирически переживаемого пространства.

Важное место в воспоминаниях занимают образы родителей. При сопоставительном анализе родителей в автобиографической прозе поэтов можно сделать вывод о том, что в их воспоминаниях значительно идеализирован образ матери, который выступает как особенный, сакральный.

В семейной атмосфере происходит развитие автобиографического героя, т.к. он ярче, прозрачнее всего раскрывается в своем ближайшем окружении, а именно в семье, где он выступает в различных ипостасях, исполняет многообразные социальные роли. Автобиографический герой представлен как собиратель и хранитель информации об истории своего рода, своей семьи, а также как продолжатель рода. Средством хранения и передачи сведений об истории рода становится память героя. Таким образом, воспоминания поэтов о детстве открывают внутреннюю сущность автобиографического героя.

В третьей главе «Мнемонические элементы воспоминаний А.А. Григорьева, А.А. Фета, Я.П. Полонского» анализируются важные категории автобиографического повествования – память и время.

В разделе 3.1. «Память автобиографического героя» анализируется автобиографическая память как жанроопределяющая категория; определяются способы персонификации памяти.

Способом изображения событий в данных произведениях являются воспоминания поэтов. Они фиксируют те явления действительности, которые сыграли значительную роль в формировании и становлении личности авторов. Память выступает в роли организующего начала повествования, помогает автобиографическому герою реконструировать события в хронологической последовательности. В автобиографической прозе поэтов встречается несколько разновидностей памяти (память рода, литературная память, память сердца, память эпохи). Наиболее активной оказывается детская первичная память, (у А.А.Фета – это «ребяческая память»), которая подчеркивается конструкцией «живо помню», «помню как теперь». Память – это ядерный образ в сюжетно-композиционной структуре воспоминаний поэтов. Она в большинстве случаев персонифицированная, т.е. наделена свойствами живого существа. С помощью образа памяти создается определенный ритмический рисунок, мелодия с опорами на повторяющихся словах: память, помню, припоминаю, вспоминаю, воспоминание, памятны, запомнились. Слова с семой «память» являются регулярно повторяемыми в автобиографической прозе Я.П. Полонского, А.А. Григорьева, А.А. Фета, встречаясь в их текстах практически в каждом предложении. Они становятся сигналами жанра воспоминаний, основными мотивами произведения и основными тематическими комплексами. Опора на сигналы «памяти» отражает одну из важных особенностей автобиографической прозы – субъектную организацию повествования.

Память – хранительница не только информации о жизни и реалиях действительности, но и результат эмоциональных впечатлений и ощущений поэтов. Именно наличие эмотивной сферы позволяет памяти надолго запоминать те или иные памятные для авторов события собственной жизни. Память в представлении поэтов – это и нравственная категория, выраженная, прежде всего, родовой и исторической памятью, так как позволяет автобиографическому герою ощущать себя наследником прошлого и осознавать свою ответственность за будущее. Память персонажа становится сущностной стороной его внутреннего мира, образуя своеобразное пространство таких событий, которые могут «сжиматься» и «расширяться» во времени.

В разделе 3.2. «Временная локализация автобиографического героя» рассматривается временной пласт воспоминаний поэтов, временные границы которых зависят от значимости для автобиографического героя описываемых событий. Личное биографическое время в автобиографических произведениях (детство, юность, зрелость) всегда соотносится со временем историческим (эпохой, характеристикой общественной ситуации). Особенно тесная взаимосвязь личного и исторического времени представлена в «Моих литературных и нравственных скитальчествах» А.А. Григорьева.

Время в произведениях поэтов становится одним из центральных художественных образов, в частности время историческое. Происходящее с автобиографическим героем вписывается в общий исторический контекст. Личное и историческое время переплетены и в произведениях А.А. Фета. Детские впечатления об исторических событиях отличаются простотой восприятия, незамысловатостью, но в то же время включенностью автобиографического героя в исторический контекст.

Характерной особенностью воспоминаний является наличие временной оппозиции «тогда–теперь», которая является способом выражения временной дистанции между описываемыми явлениями жизни, подчеркивает живость воспоминаний, дискретность повествования, изменение авторского мировоззрения.

Жизнь автобиографического героя показана в биографическом, историческом, природно-циклическом, семейно-бытовом времени. Календарное время можно проследить по упомянутым автобиографическим героем церковным праздникам. Детальный отчет о своей жизни автор подкрепляет наличием точного календарного времени, призванного указать на достоверность излагаемого.

Расширение автобиографического пространства (от родового имения до личного жилища, от гимназии до университета) органически связано с движением времени, что позволило авторам не только воссоздать процесс духовного становления личности автобиографического героя, но и способствовало созданию широкой общественной панорамы.

В заключении представлены общие выводы по диссертационному исследованию. Автобиографическая проза, являясь новым этапом в творчестве А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета, приобретает особую значимость в художественной эволюции их литературного таланта. Воспоминания позволили поэтам воспроизвести историю собственной жизни, запечатлеть эпоху. Воспоминания А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета не только продолжили традиции русской автобиографической прозы в повествовательном, идейно-художественном плане, но и послужили импульсом для развития лирической прозы, для формирования специфических особенностей «прозы поэта».

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Новокрещенных, Е.Г. Своеобразие лирики А.А. Фета: к проблеме интеграции [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Культура и образование: проблемы и перспективы развития: материалы междунар. науч.-практ. конф. – Улан-Удэ: Изд-во ИПК ВСГАКиИ, 2006. – С. 123-125.
  2. Новокрещенных, Е.Г. Поиск новых подходов к изучению жанра автобиографии [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Научное творчество молодежи: материалы XI Всерос. науч.-практ. конф. – Томск: Изд-во Томск. гос. ун-та, 2007. – С. 54-56.
  3. Новокрещенных, Е.Г. Автобиографическое начало в произведениях А.А. Григорьева и Я.П. Полонского [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Художественный текст: варианты интерпретации: материалы XII Всерос. межвуз. науч.-практ. конф. – Бийск: Изд-во БГПУ, 2007. – С. 144-151.
  4. Новокрещенных, Е.Г. Образ автора в автобиографической прозе Я.П. Полонского [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Вестник Бурятского государственного университета. Сер.: Филология. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2007. – Вып.7. – С. 141-144.
  5. Новокрещенных, Е.Г. Жанр автобиографии в творчестве Я.П. Полонского [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Филологическое образование: проблемы и перспективы развития: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2007. – С.117-119.
  6. Новокрещенных, Е.Г. Категория памяти в автобиографической прозе (на материале автобиографической повести А.А. Фета «Ранние годы моей жизни») [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Ломоносов – 2008: материалы ХV Междунар. науч. конф. – М.: Изд-во МГУ, 2008. – С. 432-433.
  7. Новокрещенных, Е.Г. Лирический герой и герой автобиографической прозы (на материале творчества А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета) [Текст] / Е.Г. Новокрещенных // Проблемы славянской культуры и цивилизации: материалы Х Междунар. науч.-метод. конф. – Уссурийск: Изд-во Уссурийск. гос. пед. ин-та, 2008. – С.289-292.

Подписано в печать 27.11.08. Формат 60х84 1/ 16.

Усл. печ. л. 1,40. Уч.-изд. л. 1,12. Тираж 100. Заказ № 273.

Отпечатано в Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а.


[1] Иванов-Разумник, Р.В. Вместо послесловия [Текст] / Р.В. Иванов-Разумник // Григорьев А. Воспоминания. – М., Л.: Академия, 1930. – С. 592-672; Егоров, Б.Ф. Художественная проза Ап. Григорьева [Текст] / Б.Ф. Егоров // Воспоминания. – М.: Наука, 1988. – С. 337-368; Михайлова, С.Ю. Реминисцентный анализ рассказа Фета «Дядюшка и двоюродный брат» [Текст] / С.Ю. Михайлова //Фет и русская литература: XVII Фетовские чтения. – Курск, 2003. – С. 98-113.

[2] Земледельцева, Т.О. Письма Л.Н. Толстого в «Моих воспоминаниях» А.А. Фета [Текст] / Т.О. Земледельцева // ХVIII Фетовские чтения: А. Фет и русская литература. – Курск: Изд-во Курск. гос. ун-та, 2004. – С. 115-121; Чермисинова, Л.И. А.А. Фет и Л.Н. Толстой: творческий диалог (из комментариев к прозе А.А. Фета) [Текст] / Л.И. Чермисинова //А. Фет и русская литература: XIX Фетовские чтения. – Курск, 2005. – С. 95-106.

[3] Жанр, позволяющий выразить всю сложность связей отдельного человека и времени (Г.Г. Елизаветина); метажанр (Н.И. Великая); «непроявленный жанр», вокруг которого возникают разнообразные гибридные формы (И.О. Шайтанов), «исторический источник» (Л.Г. Захарова).

[4] Николина, Н.А. Поэтика русской автобиографической прозы [Текст] / Н.А. Николина. – М.: Наука: Флинта, 2002. – С. 8.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.