WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Философская проблематика в лирике ф.геббеля

На правах рукописи

Куропаткина Ирина Игоревна

ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В ЛИРИКЕ Ф.ГЕББЕЛЯ

Специальность 10.01.03 — литература народов стран зарубежья

(английская, немецкая, французская)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Самара 2009

Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы и методики преподавания литературы в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

кафедры русской и зарубежной литературы

и методики преподавания литературы

ГОУ ВПО «Самарский государственный

педагогический университет»

Бакалов Анатолий Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор,

заведующий кафедрой зарубежной литературы

ГОУ ВПО «Дагестанский государственный

университет»

Ханмурзаев Камиль Гамидович

кандидат филологических наук, доцент кафедры

немецкой филологии ГОУ ВПО «Самарский

государственный университет»

Кучумова Галина Васильевна

Ведущая организация: Институт мировой литературы им. М.Горького

Российской Академии Наук (отдел литератур

Европы и Америки Новейшего времени)

Защита диссертации состоится «19» марта 2009 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора/кандидата филологических наук при ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М.Горького, 65/67, корп. 1, ауд.9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М.Горького, 65/67. Текст автореферата размещен на сайте СГПУ www.sgpu.info.

Автореферат разослан «___» февраля 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Е.Б.Борисова

Общая характеристика работы

В словесное искусство XIX в. Ф.Геббель вошёл прежде всего как выдающийся драматург постромантической эпохи, каковым он в истории литературы, главным образом, и представлен. Однако прежде чем отдать в своём творчестве предпочтение драматургическому роду литературы, писатель долго не мог сделать окончательного выбора между ним и лирикой как главными для себя литературными родами. «Лирик-драматург — это не очень обычное для мировой литературы сочетание жанровых приоритетов в одном авторе, хотя такие редкие случаи и дали миру Шекспира и Корнеля, Гете и Шиллера, Ибсена и Брехта» [1].

Поэт-философ, деятель высокой культуры, воспринявший традиции западноевропейского и античного мира, гуманист Ф.Геббель оказался весьма созвучным даже эпохе постмодерна. Прочно связанный литературными традициями старого и нового времени, мучимый «вечными проблемами» бытия, проблемами общества и человеческой индивидуальности, Геббель дает большой материал для анализа жизнедеятельности литературных традиций, для проникновения в глубинные механизмы историко-литературного процесса. Уже современники Геббеля закрепили за ним определение «поэта-мыслителя», «поэта-философа», что было адекватно воспринято и исследователями последующих поколений.

Серьезное изучение творчества Ф.Геббеля на­чалось в Германии лишь после его смерти, когда в конце 70-х годов XIX века были опубликованы первая его биография[2] и воспоминания о писателе[3]. Первое издание писем и дневников худож­ника в 1890-1892 гг. вызвало новую волну интереса к его творче­скому наследию, еще более оживившегося после выхода в свет первого полного собрания сочинений Геббеля в 12-ти томах под редакцией Г.Крумма[4]. Затем появляются собрание сочинений писателя под редакцией Р.М.Вагнера, тут же следом — аналогичное под редакцией Т.Поппе, затем последовали первые исследования Г.Крумма, Т.Поппе, P.M.Вагнера, А.Шойнерта и др., освещавшие все новые и новые стороны творчества и жизни Ф.Геббеля. С начала XX в. и по настоящее время творческое наследие писателя остает­ся в фокусе интересов немецких исследователей. При этом особое внимание в немецкоязычной филологии, как и прежде, привлекает, главным образом, драматургия Ф.Геббеля, его творчество рассматри­вается преимущественно в контексте его философско-эти­ческих воззрений или в русле литературных традиций, выявляемых в структуре, жанровой специфике и художественной ткани его произ­ведений (К.Циглер, О.Вальцель, Ф.Мартини, Б.Визе, П.Михельсен, Б.Феннер, Р.Вернер и др.).

На родине Геббеля, в Шлезвиге, образовано общество по изучению его литературного наследия, издающее ежегодник «Hebbel-Jahrbuch». Аналогичное общество существует и в Вене, с которой связан заключительный период био­графии художника. На рубеже XX и XXI вв. — с 1985 по 2002 г.г. — этими обществами было проведено шесть международных симпозиумов, посвященных Ф.Геббелю, что не может не свидетельствовать о неугасающем интересе к его творчеству. На сегодняшний день по материалам конференций вышло семь сборников статей, дающих представление о самых разных аспектах жизнедеятельности и художественного творчества писателя[5]. Cборники статей и текстов докладов дают обширную характеристику драматургии, лирике, статьям, письмам и дневникам писателя, пытаются определить философский и литературный контекст его творчества, выявить традиции и влияние драматурга на развитие литературного процесса, анализируют частные аспекты того или иного произведения автора.



В России интерес к Ф.Геббелю обозначился еще при жизни писателя. Так, первые переводы его стихотворений были сделаны А.Плещеевым и Д.Михайловским; А.Плещеев перевел еще и отрывки из драмы «Мария Магдалина». Первые критические статьи, посвященные творчеству Геббеля, появились еще в конце XIX в., во «Всеобщей исто­рии литературы» под редакцией В.Ф.Корша (1892). Тогда же была пе­реведена на русский язык «История немецкой литературы» В.Шерера (1893), уже содержавшая главу о Ф.Геббеле.

В начале XX века издается «Юдифь» в переводе В.Гофмана и публикуется сборник Ф.Меринга «Мировая литература и пролетариат», в статьях которого творчество Ф.Геббеля впервые было проанализировано с марксистских позиций.

В 1934 г. выходят в свет «Трагедии» Ф.Геббеля с предисловием С.А.Адрианова. Первый русский исследователь творчества немецкого писателя строит свою работу на раскрытии глубокого противоречия между тонким психологизмом геббелевских драм и «фальшивым задним фоном» отвлеченной Идеи. Его работа послужила отправной точкой для ряда по­следующих отечественных исследований.

В 1968 г. в академической «Истории немецкой литературы» появляется большая глава В.П.Неустроева, посвященная Ф.Геббелю. В ней дается достаточно полный обзор всего творчества художника. В 1978 г. издается двухтомник Ф.Геббеля с предисловием А.В.Карельского. В работах А.В.Карельского, посвященных Геббелю-драматургу, вскрывается механизм соотношения философского и поэтического начал в творчестве писателя.

В 1970-е годы выходят в свет три работы М.И.Алексиной, посвященные раннему творчеству Геббеля, его драмам «Юдифь» и «Мария Магдалина».

Диссертационные исследования Н.А.Максиковой и О.В.Шведовой были также посвящены разным аспектам творчества Геббеля-драматурга.

Исследованием лирики Ф.Геббеля в Германии занимались Р.М.Вернер, А.Нойманн, П.Цинке, А.Шойнерт и Х.Меллер, причем все авторы, за исключением Х.Меллера, посвятили свои исследования ранней лирике поэта.

Изучены факты биографии писателя, повлиявшие на становление его поэтического таланта (Е.Ку, Р.М.Вернер), описана история создания стихотворений (Р.М.Вернер), изучено эпистолярное наследие писателя, помогающее понять его лирические произведения.

Особое место в этих исследованиях было уделено изучению влияния идей Ф.Шеллинга, Ф.Шиллера, Л.Уланда, Г.А.Бюргера, Г.Гейне на творчество художника, именно по вопросам влияния разгорается страстная полемика между А.Нойманном, П.Цинке, А.Шойнертом и Й.М.Фишером.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживают различные подходы исследователей к изучению лирики.

Так, А.Шойнерт с помощью термина «пантрагизм» пытается представить систему мировоззрения Ф.Геббеля, исходя из его теоретических рассуждений. А.Шойнерт интерпретирует афоризмы и рукописные стихотворения, представляющие, на его взгляд, единый мыслительный ряд. В них он подчеркивает специфику этической точки зрения, как ведущего принципа всего мировоззрения молодого Геббеля.

Р.М.Вернер же («Лирика и лирики») переносит центр тяжести исследования на процесс поэтического творчества.

Нам близка точка зрения Й.М.Фишера, полагавшего, что понять мировоззрение поэта можно только исходя «из самих стихотворений и их воздействия на читателя», поскольку «сами стихи Геббеля с трудом покоряются его теории», а «тайны поэтического творения относятся к самым сложным психологическим проблемам».

Медитативная лирика Ф.Геббеля стала объектом рассмотрения в монографии А.С.Бакалова «Фридрих Геббель и Теодор Шторм (очерки поэтического творчества», сопоставившей творчество и художественные миры двух поэтов-земляков. Увлекательно написанная, содержащая профессионально выполненные поэтические переводы, она в то же время изо­билует новыми свежими мыслями, позволившими взглянуть иными гла­зами и на личность художника, всегда шедшего своим путем в жизни и в литературе. Однако объем и целеустановка этой работы не позволили дать целостного представления о поэтическом наследии Ф.Геббеля.

Таким образом, несмотря на факт несомненного интереса исследователей к творчеству Фридриха Геббеля, его лирика еще не стала объектом целостного изучения. К ней, за редким исключением, обращаются эпизодически, чаще всего в контексте всего наследия автора или в русле иной выбранной проблемы. Необходимость же изучения поэтического наследия Ф.Геббеля определяется не только фактом самостоятельной ценности его стихов, но и потребностью осмыслить и по достоинству оценить место и роль писателя в литературном процессе своего времени, что невозможно сделать без углубленного изучения всех сторон его творчества.

Таким образом, актуальность данной диссертационной работы определяется тем, что в ней обобщены и систематизированы отечественные и немецкоязычные материалы, статьи и исследования, а также тем, что она представляет собой опыт системного изучения поэтического творчества Ф.Геббеля, позволяющий интерпретировать художественно-эстетическое наследие Ф.Геббеля как художественное целое.

Объектом исследования выступает творчество Ф.Геббеля как художественный комплекс в культурной парадигме середины ХIХ в..

Предмет изучения — идейное содержание философской лирики Ф.Геббеля.

Цель исследования — изучение философской проблематики в лирике Ф.Геббеля как целостной художественной системы в многообразии составляющих ее элементов.

Для достижения настоящей цели в диссертации решаются следующие задачи:

— определить своеобразие поэзии Ф.Геббеля как поэзии философской;

— выявить специфические, присущие этой лирике черты и закономерности, определяющие направление развития художественной системы;

— выделить ведущие антиномии в философской лирике поэта и особенности их образного воплощения, отразившего мировидение Ф.Геббеля;

— изучить эпистолярное наследие и дневники Ф.Геббеля, помогающие углубить представления об эстетической системе поэта, определившей особенности его художественной системы.

Характер материала и специфика поставленных проблем требует использования комплексных методов исследования. Структурно-типологический анализ сочетается в работе с анализом историко-литературным. Необходимость более точного прочтения текстов, выявления их глубинных значений требует обращения к приемам «объясняющей герменевтики», сочетания контекстуального и имманентного анализа; используется также компонентный анализ по словарным дефинициям.

Методологической основой исследования явились труды зарубежных и отечественных критиков и литературоведов по истории немецкой литературы XIX века в целом и поэзии в частности (работы С.А.Адрианова, А.С.Бакалова, И.В.Гречаник, А.С.Дмитриева, А.З.Дмитровского, А.И.Журав-левой, А.В.Карельского, Т.Сильман, М.Фишера); по теории литературы и стиховедению (работы Н.Л.Бродского, И.Ф.Волкова, М.Л.Гаспарова, Л.Я.Гинзбург, В.М.Жирмунского, Е.А.Зининой, А.Л.Квятковского, Ю.М.Лот-мана, Г.Н.Поспелова, Р.С.Спивак, Л.И.Тимофеева, Б.В.Томашевского, В.Е.Хализева, Л.М.Щемелевой и др.).

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые поэтическое наследие Фридриха Геббеля в нашем отечественном литературоведении стало объектом целенаправленного анализа с позиций его идейно-философского и эстетического своеобразия на основе современных теорий феномена философской поэзии. В диссертации проведен системный анализ лирического наследия Ф.Геббеля, осуществлена попытка квалифицировать его лирику как лирику философскую на основе современных исследований феномена философской поэзии.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в ней впервые в отечественной германистике осуществлен опыт системного анализа лирического наследия Ф.Геббеля, реализована попытка квалификации лирики Ф.Геббеля как лирики философской на основе современных исследований феномена философской поэзии.

Практическая значимость исследования. Результаты проведенной работы могут быть использованы при подготовке общего вузовского курса истории литературы XIХ в.. Основные положения диссертации могут быть введены в программы вузовских спецкурсов, ставящих задачу осмысления философской лирики Геббеля, и практикумов по анализу литературных произведений. Публикации по теме диссертации могут служить учебным пособием для студентов филологических факультетов и оказать помощь учителям средних школ, гимназий и лицеев при проведении занятий и подготовке факультативов.

Практическое использование диссертационных материалов в вузовском и школьном преподавании, а также в практической деятельности работников культуры других сфер деятельности будет содействовать лучшему пониманию творчества зарубежных писателей.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивается методологической аргументированностью исходных теоретических положений, обоснованностью методологии исследования и ее соответствием поставленной проблеме, а также репрезентативностью анализируемой лирики.

Апробация научных результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждались на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы современных социально-гуманитарных наук» (Кострома, 2007), на заседаниях аспирантских семинаров кафедры русской и зарубежной литературы и методики преподавания литературы СамГПУ (Самара, 2007; 2008), на российских научно-методических конференциях «Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе» (Самара, 2006; 2007). Были опубликованы 2 статьи в научном журнале «Вестник Вятского государственного гуманитарного университета» (Киров, 2008). Основные положения диссертации отражены в 5 публикациях.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Субъектная организация лирики, характер сюжетообразующих оппозиций, структура и система художественных образов, особенности изображения художественного времени и пространства позволяют рассматривать поэзию Ф.Геббеля как поэзию философскую;

2. Противоборство единичного и общего, составляющее основу диалектики Ф.Геббеля, занимает центральное положение в системе представлений поэта о мире;

3. В лирике Ф.Геббеля получила свое развитие философская доктрина «эстетического пантрагизма»;





4. В структуре художественной системы Ф.Геббеля выявляются парные антиномии, центральными из которых выступают индивидум и Вселенная, время и вечность, жизнь и смерть, свобода и необходимость, личность и общество, гений и масса. Эти антиномии составляют основу трагического мировосприятия поэта;

5. В философской лирике Ф.Геббеля поднимаются социальные проблемы, но как социальный поэт Ф.Геббель не достигает пафосных вершин той конкретности и той политической целеустремленности, которые характеризовали немецкую политическую и гражданскую поэзию 1840-х годов в целом;

6. Лирическое творчество Ф.Геббеля неравноценно, и идейно-содержательная его сторона нередко заслоняет собой сторону эстетическую.

Структура исследования определяется поставленной целью, задачами и характером исследуемого материала. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, библиографического списка, включающего 268 наименований.

Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цель, объект, предмет, задачи, методы исследования, его методологические и теоретические основы, формулируется гипотеза, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Феномен философской лирики и поэтическое творчество Ф.Геббеля» состоит из двух параграфов. В параграфе «Феномен философской лирики» рассматривается сущность такого феномена, как философская лирика, обращается внимание на специфику художественной структуры.

Степень близости лирики к философии может быть разной. Наиболее велика она тогда, когда философская тенденция ос­мысления действительности (восприятие ее под углом общезна­чимого, всеобщего) определяет основное направление познающего авторского сознания, составляет в лирическом произведении сам предмет художественного изображения.

По определению Р.С.Спивак, «предметом художественного изображения в философской лирике выступают родовые, сущностные особенности сознания и поведения человека как социального существа» [6].

Такое понятие предмета вполне приложимо и к деятельности Ф.Геббеля, а следовательно, может найти применение и в процес­се исследования его творчества. В этом случае логично определить его в самом общем виде как положенную в основу изображения действительности определенную направленность познающего ав­торского сознания, порождающую целостность новой художе­ственной реальности.

По справедливому мнению Л.М.Щемелевой, чтобы квалифицировать отнести поэта как поэта-философа, нужны критерии, искать которые следует «в самой структуре его художественного сознания», и важнейшее из них — собственное отношение поэта к итогам своего внутреннего опыта, самый характер осознания этого опыта: «Без методологического учета такого важнейшего измерения художественного сознания, как собственное отношение поэта к итогам своего психологического и духовного опыта, к способу осознания и интерпретации его неплодотворно говорить о поэте как о философском лирике и о его поэзии — как о поэзии «философской»[7].

В работе «Русская философская лирика» Р.С.Спивак, анализируя вторжение философии в литературное произведение, перестраивающее его изнутри, оказывающее влияние на его поэтику и определяющее особенности его стиля и жанра, пишет: «Предметом художественного изображения философской лири­ки обусловлены важнейшие особенности ее структуры: субъектная организация, характер сюжетообразующих оппозиций, особеннос­ти движения авторской концепции, структура и система художе­ственных образов, художественное время и пространство»[8].

Анализ субъектной организации лирических произведений Ф.Геббеля, произведенный на материале стихотворений «Das Geheimnis der Schnheit», «An den Menschen», «Das Hchste und das Tiefste», «Das Heiligste», «Die Unschuld», «Die Weihe der Nacht», показал, что лирике Ф.Геббеля свойственны внеличные или обобщенно-личные формы выражения авторского сознания или же такие, когда субъект сознания растворен в тексте, не назван, не объективирован. В основе «сюжета» философской лирики лежат нравственно-фи­лософские, натурфилософские или социально-философские оппо­зиции, свойственные и лирике Ф.Геббеля.

Натурфилософский характер сюжетообразующих оппозиций в лирике Ф.Геббеля просматривается достаточно ясно. В качестве членов оппозиции здесь выступают такие субстанциальные начала мироздания, как человек и природа («Die Erde und der Mensch», «Natur, du kannst mich nicht vernichten», «Auf das Tier»), личность и общий закон бытия («Welt und ich», «Proteus», «An den ther», «Ein zweites», «An den Knstler»), жизнь и смерть ( «Leben», «Der Brahmine» «Der Phnix», «Der arme Vogel», «Abendgefhl», «Der Mensch», «An den Tod»), гармония и хаос («Das Geheimniss der Schnheit», «Die Schnheit der Welt», «Unsere Zeit» и др.). При этом в творчестве Геббеля встречаются также стихотворения, построенные на оппозициях, не имеющих субстанциального смысла и не подпадающих по своей структурe под категорию собственно философской лирики. Так, стихи «Morgen und Abend» построены на противопоставлении психологических, эмоциональных состояний человека — уверенности в себе, в своих силах, готовности к радости и счастью — с одной стороны, и его слабости — с другой. Нравственно-психологическая оппозиция лежит и в основе стихотворения «Das Bettelmdchen». В стихотворениях «Reminiszenz», «Requiem», «Leben» мысль автора приводится в движение благодаря проти­вопоставлению жизни и смерти, в «Leben» и «Reminiszenz» сама жизнь и смерть рассматриваются Ф.Геббелем в системе противопос­тавления стремящейся ввысь души — статичной форме (телу), скованности — свободе. В стихотворении «Liebesgeheimnis» членами оппозиции выступают гармония и дисгармония.

Субстанциальный характер сюжетообразующих оппози­ций, не являясь показателем полноценности лирического произведения, определяет тем не менее его принадлежность к фило­софской лирике.

Свойственная всякой лирике обобщенность художественного образа достигает допустимого предела в лирике философской. Так, центральные образы в стихотворенияx Геббеля «An den Tod», «Der Phnix» — это жизнь и смерть, в стихотворении «Proteus» — образ общего закона бытия, а не лирического героя, в натурфилософской же лирике немецкого поэта в центре находятся образы природы («Natur und Mensch», «Der Schmetterling» и др.). В ней возникает художе­ственный образ сущности объекта изображения, а не впечатления от него, т.е. в значительной степени образ самой мысли, поскольку выявление сущности всегда требует мыслительной работы.

Предельная обобщенность художественных образов в философской лирике подчеркивается разными изобразительными и выразительны­ми средствами. Стиль философской лирики призван обеспечить масштабность и значительность изоб­ражаемого и сказанного. B этих целях Геббель использовал известные библейские образы (в стихотворениях «Adam und der Fruchtkern», «Adams Opfer», «Blumen und Dornen», «Christus und seine Apostel» и др.) или образы мифологические. Примером этого может служить его стихотворение «Auf dem Meer». Здесь налицо авторская мифологизация природных явлений — шторма и пожара. («И в том они [великаны как эманация стихийных катастроф. — И.К.] почуют дней кончину, / И пробужденье станет им бедой, / Тогда один взбурлит морей пучину, / Тогда дохнет пожаром в мир — другой…»). Употребление слов и словосочетаний «космос», «океан», «бушуют в океане», «взбурлит морей пучину», «дохнет пожаром в мир» сообщает стихотворению особую значительность, а об­разам — масштабность. Центральные образы (вода и огонь) менее всего воспринимаются в значении стихийных явлений, но вырастают в самостоятельных участников некоего жизненного действа все­ленского масштаба, в два противоборствующие состояния мира, две субстанции бытия.

Философская лирика ищет решения своих задач на путях разрушения жизнеподобия изображения. В лирике Ф.Геббеля в этой функции выступа­ют образы, вырастающие до символа, метафоры, аллегории, в ряде стихотворений используется сложная сюжетная метафорика. Эта особенность стиля философской лирики и его роль в укрупнении образа рассматривается нами на примере стихотворения Геббеля «Venedig».

Художественное время и пространство в философской лирике тоже имеет свои особенности. Время в философской лирике стремится к расширению до пределов вечности. Оно входит в произведения по-разному: через прямые и опосредованные исторические («Napoleon», «Ein Dithmarsischer Bauer»), библейские («David und Goliath») и мифологические («Proteus», «Vor dem Laokoon») реминисценции, через аналогии с природным временем, путем сня­тия всякой маркировки времени и т.д. Для воп­лощения мысли о многомерности человека, сплетенного из противоречий и движимого разнонаправленными импульсами, Ф.Геббель создает в стихотворении «Der Mensch» образ некоего всемирно-исторического времени.

Лирика Ф.Геббеля отвечает всем главным критериям философской лирики, что и позволяет ее рассматривать как лирику философскую.

Во втором параграфе «Формирование философско-эстетических воззрений Ф.Геббеля» дан анализ становления Христиана Фридриха Геббеля как личности и анализ формирования его философско-эстетических взглядов. Его творчество нельзя однозначно отнести к какой-либо определенной школе или направлению. Как начинающий лирик, Ф.Геббель испытал влияние целого ряда поэтов XVIII и XIX веков — Л.Хельти и Г.А.Бюргера, И.В.Гете и Г.Клейста, Г.Гейне. Несомненным и весомым было воздействие Л.Уланда на его творческий мир. Благодаря Л.Уланду Ф.Геббель открыл в себе талант поэта и, что не менее важно, нашел для себя объект творческого внимания — человека. Начинающего художника стала интересовать не абстрактная модель человеческой личности, как то было у просветителей, а индивид, человек во всей совокупности и сложности своих неповторимых черт. Ф.Геббель приходит к выводу, что, лишь познав человека, можно стать поэтом. Знакомство с романтической литературой обогатило творчество Геббеля элемен­тами психологического анализа, переключило его внимание с внеш­них факторов на внутренний мир человека, заставило задуматься о сущности поэтического творчества, о роли и месте художника в об­ществе.

Выявляя истоки философско-эстетических воззрений Ф.Геббеля, следует иметь в виду, что его первоначальное развитие прошло в провинциальном Вессельбурене, вдали от философских и литературных полемик. Ф.Геббель, не получивший систематического образования, с сочинениями классиков немецкой философии познакомился довольно поздно. О.Вальцель справедливо заметил, что почти невозможно выявить, в какой степени тот или иной мыслитель оказывал воздействие на идейный мир художника. Духовная атмосфе­ра Германии первой половины XIX века была густо насыщена идея­ми Б.Спинозы, И.Канта, Ф.Шеллинга, Г.В.Ф.Гегеля, и начинающий литератор мог впитывать их совершенно бессознательно, не зная их конкретных источников. Резю­ме немецкого ученого — мировоззрение Ф.Геббеля сформировалось «в русле широ­кого потока своего времени». О.Вальцель предложил отка­заться при характеристике философских взглядов художника от самого термина «влияние», а говорить лишь о совпадениях или несов­падениях его философской концепции с учением того или иного мыслителя.

Творчеству Ф.Геббеля, вне зависимости от жанровых специфик, присущ трагический характер, порожденный антагонизмом антиномий единичного и общего, свободы и необходимости как основы его философской концепции. Причины повышенного внимания художника к диалектике взаимоот­ношения единичного и общего, составляющей суть его фило­софского кредо, многообразны и коренятся не только в личности са­мого художника. Они имеют объективный характер и определяются его мировоззренческими установками. Жизненные процессы Ф.Геббель оценивал с точки зрения стихийного диалектика-идеалиста, воспри­нимая действительность как борьбу противоположностей: «жизни и смерти, болезни и здоровья, времени и вечности». Дуализм художника носит при этом тотальный характер: он заложен не только в при­роде, но и в человеческом сознании.

В произведениях Ф.Геббеля можно обнаружить как романтическую составляющую, так и реалистические приемы изображения характеров, что объясняется формированием мировоззрения и творческого метода писателя в сложное для Германии время, — сложное как в области экономики и политики, так и в сфере эстетики и искусства. Кроме того, судьба самого Ф.Геббеля наложила особый отпечаток на его произведения. Вынужденный практически всю жизнь бороться с бедностью, поэт не получил систематического университетского образования, но в то же время стремился создать собственную философскую систему, своей всеохватностью подобную системе Гегеля.

Вторая глава «Философская картина мира в лирике Ф.Геббеля» посвящена исследованию философии природы в лирике Ф.Геббеля, учению Ф.Геббеля об универсуме и общем законе бытия. В ней дается анализ отношений между человеком и природой, исследуются проблемы нравственности, проблемы Бога и человека в этической системе Ф.Геббеля, проводится исследование философии житейской мудрости, образа женщины в философской лирике Ф. Геббеля, концепции красоты, темы искусства и художника в жизни общества, взаимоотношений гения и толпы. В этой главе дается анализ социально-философской лирики Ф.Геббеля, на основе его философских лирических произведений рассматриваются общественно-политические воззрения поэта на исторический процесс, общество и закон.

В параграфе «Бог, природа и человек в космическом универсуме Ф.Геббеля» предметом рассмотрения стали взгляды художника на устройство мироздания.

Теоретические рассуждения, рассыпанные в дневниках и письмах, в статьях и рецензиях, составляют идеологиче­ский центр творчества Ф.Геббеля, к которому стягиваются все темы и мотивы его произведений. Поэт-философ приходит в своем творчестве к единому целостному мировоззрению, к единому учению об универсуме и строит не только художественную, но и особую философ­скую модель мира.

В соответствии с гуманистическими представлениями о мире, природа, окружающая и породившая человека, представлялась Ф.Геббелю очеловеченной и обожествленной, и не случайно в произведениях гуманистов она если и не прямо отождествляется с Богом, то постоянно употребляется в качестве синонима понятию «Бог». Бог в ранней лирике Ф.Геббеля, по тонкому замечанию П.Цинке, олицетворяет собой «жизненный принцип», «самосознание мира».

Бог-творец представляется Ф.Геббелю неким организующим природу началом, призванным следить за соблюдением гармонии в мире. Мысль Ф.Геббеля о Боге как гаранте всемирной гармонии, высказан­ная в стихотворении «Die Weihe der Nacht», созвучна идеям И.В.Гете, квинтэссенцией которых стал его «Фауст».

Вполне в на­турфилософском духе Ф.Геббель уравнивает Бога и природу, подтверждением чему служит его стихотворение «Proteus». Бог воплощает одухотворенную суб­станцию, лежащую в основе всего сущего. Благодаря своему субстан­циальному существованию, он не скован никакой формой, не связан ни с одним из противоборствующих начал. Противоборствующие начала, обеспечивающие единство жизненного процесса, Ф.Геббель обозначил как «жизнь-бытие» и «жизнь-становление».

Диалектика взаимоотношений единичного и общего определяется, по Ф.Геббелю, неизменным стремлением единичного ото­рваться от общего, общее же стремится воссоединиться с единичным, и таким об­разом поддерживается мировая гармония. Эта мысль художника на­ходит подтверждение в его дневниках и в лирике, объединенных об­щей тональностью и проблематикой. Программным в этом смысле можно считать стихотворение «Welt und ich».

Представление Ф.Геббеля о смерти как о возвращении к праоснове, к началу жизни, Г.Кайзер обозначил как некую философскую доктрину — «эстетический пантрагизм», согласно которой уничтоже­ние индивида оправдано более высокой трансцендентной целью, тогда как смерть выступает средством восстановления гармонии между единичным и всеобщим. Никто из живущих не понимает этого трагиче­ского закона, ибо проявляется он только в момент смерти. Стихотворения «Leben», «Requiem» и «Reminiszenz» являют читателю одну из главных философских мыслей поэта — мысль о вечном круге бытия. Ф.Геббель использовал образ круга как символическую форму выражения своих представлений об устройстве универсума (образ круга возникает во многих стихотворениях Ф.Геббеля: «Geschlossener Kreis», «Hchstes Kriterium der Bildung», «Liebeszauber», «Das abgeschiedene Kind an seine Mutter», «Reminiszenz» и др.). Этот круг предстает единством, некой целостной триадой.

На основании исследования лирических произведений Ф.Геббеля («Die Weihe der Nacht», «Proteus», «Welt und ich», «Das abgeschiedene Kind an seine Mutter», «Leben», «Der arme Vogel», «Requiem», «Reminiszenz», «Geschlossener Kreis», «Hchstes Kriterium der Bildung», «Liebeszauber» и др.) в диссертации делается вывод о том, что бытие осознается художником-мыслителем как связь-противоборство индивида и Вселенной, времени и вечности, жизни и смерти.

В натурфилософской лирике Ф.Геббель стремится не столько показать красоту пейзажа, сколько выразить свои взгляды на Вселенную, на окружающий человека мир, на закономерности бытия. В XIX веке связи человека с природой стали гораздо более опосредованы культурой и цивилизацией, чем то было раньше, но соответственно усложнился и язык поэзии. Природа рассматривается как предмет лирических размышлений Ф.Геббеля, затрагивающих коренной вопрос общего мировоззрения: соотношение первозданных стихий и человеческого волеизъявления и разума.

Среди огромного разнообразия образов природы акцент делается на растительные и анималистические. На первые — потому, что в них особенно зримо проявляется своеобразие поэзии Ф.Геббеля, изобилующей образами деревьев («Der letzte Baum», «Der Wald», «Der Baum in der Wste», «Schiffers Abschied», «Liebesgeheimnis», «Linde», «Vorber», «Unterm Baum» и др.) и придающей им обобщенно-персонифицированное, подчас символическое значение. Что касается образов животных, то через них наиболее отчетливо прослеживается история нравственных и психологических взаимоотношений человека с миром природы, являющим собой как бы зеркало становящегося гуманистического сознания.

В произведениях Ф.Геббеля дерево выступает как система пространственных и духовных координат, соединяющих небо и землю, верх и низ, правое и левое, все стороны света («Der letzte Baum»).

Мудрость деревьев Ф.Геббель видит в том, что они, смиренные в своем союзе с землей и упорные в своей устремленности к небу, наставляют людей в этом редкостном сочетании кротости и отваги, послушничества и дерзания. Сопряжение этих свойств — залог всеединства, сочетания неба и земли в крепко спаянную и гармонически звучащую сферу. Дружно переплетаясь своими корнями, одиноко и свободно возвышаясь кронами, деревья открывают человеку путь слияния с живыми силами почвы и с воздушными веяниями.

В философской лирике Ф.Геббеля произведения, посвященные представителям животного мира (с учетом того, что образ животного часто служит поэту для выражения дидактической направленности произведений), немногочисленны («Auf das Tier», «Hermelin», «Schwalbe und Fliege», «Die Lerche», «Der arme Vogel», «Der Phnix», «Meisenglck», «Das Vglein», «Der Heideknabe», «'s ist Mitternacht!», «Wstenbild» и др.).

Животные — больная совесть человечества, чувствительность которой заостряется по мере его растущего самоутверждения над природой. В этом отношении программным стало стихотворение Ф.Геббеля «Auf das Tier», в котором поэт вскрывает сущность отношений между человеком и животным.

Анималистические образы, с одной стороны, свидетельствуют о поэтизации покорности природных начал человеку (образ коня в стихотворениях «Zu Pferd! Zu Pferd!», «Der Zauberhain», «Memento vivere»), с другой — это существа, от рождения принадлежащие царству гармонии, в которое человек так стремится попасть (образ птицы в стихотворениях «Auf eine Sngerin», «Sag an, о lieber Vogel mein»), это романтическое идеальное начало, раскрывающее идею бессмертия души человека («Der Schmetterling», «Ein Bild aus Reichenau», «Sommerbild», «Der Brahmine» и др).

В параграфе «Нравственно-этические проблемы в философской лирике Ф.Геббеля» рассматривается проблема взаимоотношений между Богом и человеком («Bubensonntag», «Natur und Mensch», «Der Brahmine», «Leben» и др.). Отношение Ф.Геббеля к Творцу определяется как многовековой протестантской традицией, сыгравшей не последнюю роль в формировании личности художника, так и общеевропейским кризисом религиозного сознания. Протестантизм, акцентируя внимание на человеческих чертах Всевышнего, превращает его в своеобразно­го партнера верующего, поэтому одна из типологических особен­ностей протестантизма — личностный характер общения че­ловека с Богом. В этом отношении показательно все творчество ран­него Ф.Геббеля. Художник вспоминает в дневниках, что в детстве меч­тал увидеть Бога, который будет качать его на веревке, привязанной к небу. Эти детские впечатления легли затем в основу стихотворения «Bubensonntag», написанного от лица маленького мальчика, мечтающего увидеть Бога и всякий раз ощущающего его присутст­вие при колокольном звоне, но боящегося при этом открыть глаза от страха. Ли­рический герой испытывает двойственное чувство при звоне колоколов — «сла­достную муку», вызванную страстным жела­нием увидеть Всевышнего, и страх перед ним.

Кризис веры, который Ф.Геббель пережил в конце 30-х годов, определил его критическое отношение к ортодоксальному протестантизму, проявившееся, в частности, в интерпретации художником понятия «любовь к Богу». Ф.Геббель видел «тварные» начала в человеке, проявлявшиеся с неоспоримой очевидностью в смутные времена, но видел и противоположные им черты, а что из этих двух одержит верх, — не знал. Поэт указывал на то, что природа-Бог создала в человеке несовершенное существо («Natur und Mensch»), и пытался ответить на вопрос о причинах этого несовершенства.

В параграфе рассматриваются и философские миниатюры Ф.Геббеля. У А.Шопенгауэра есть «Афоризмы для усвоения житейской мудрости», и некоторые произведения у Ф.Геббеля могли бы быть объединены под таким же заголовком. Целый ряд его стихотворений («Der schlimmste Egoist», «Der Fhrer durchs Leben», «Ethischer Imperativ» и др.) посвящены как будто бы истинам прописным и ясным для всех. Они могут показаться пресными, даже банальными, но их сила в конкретности, из которой вытекает и их лаконичность. В отличие от авторов откровенно назидательной, нравоучительной литературы, Ф.Геббель открывал для себя стину, а не просто осуждал пороки или воспевал добродетель. Как стихийный реалист, Ф.Геббель пытался не только изобразить действительность, но и объяснить ее, выявить ее философскую суть.

Мудрость Ф.Геббеля редко бывает обиходной. Более того, она требует даже известной отрешенности от быта, от слишком «здравого» рассудка. В своих миниатюрах поэт поднимает тему становления человека, пытается научить читателя быть счастливым, думает о смысле жизни, предостерегает от ошибок, указывает на недостатки и пороки, предлагая возможные варианты их преодоления («Unsere Zeit», «Ethischer Imperativ», «Der schlimmste Egoist», «Neapolitanisches Bild», «Winterreise», «Dem Propheten zur Antwort», «Adams Opfer», «Homo sapiens», «Hchstes Kriterium der Bildung», «An den Menschen», «Die menschliche Gesellschaft», «Selbsterkenntnis», «Das Haar in der Suppe», «Der Fhrer durchs Leben», «Der Mensch und die Gter des Lebens», «Halt nicht zu fest...», «Mahnung», «Das Hermelin», «Adam und der Fruchtkern», «David und Goliath», «Das Vaterunser», «Blumen und Dornen», «Zum Schiller-Jubilum»). В одном из своих дневников поэт написал: «А вот человека я знаю, ибо я сам человек...». Анализ творчества поэта подтверждает это со всей очевидностью.

В поэзии Ф.Геббеля отражена и многогранность образа женщины. Женщина в поэзии Ф.Геббеля — это не только мать («Schau ich in die tiefste Ferne...», «Aus der Kindheit», «Der Heideknabe»), бабушка («Grossmutter»), возлюбленная, но и загадочное неземное существо («Auf eine Sngerin», «Auf eine Unbekannte»), роковая женщина («Stanzen auf ein sizilianisches Schwesterpaar») и святая («Vershnung») — образ, без которого невозможно осмысление мира и бытия. Природа щедро одарила женщину кратковременной красотой, таящей в себе неразгаданную тайну, помогающую осуществить ее высшее предназначение («Drei Schwestern», «Lustig tritt ein schner Knabe...», «Das Mdchen im Kampf mit sich selbst», «Auf ein errtendes junges Mdchen, das ich in Louvre sah», «Auf ein sehr schnes junges Mdchen»).

По мнению Ф.Геббеля, сознание мужчины и женщины, как и сами их отношения, стоят под знаком общего дуалистического закона, им открыты разные стороны мира: eму — протяженность событий во времени, взаимосвязь прошлого и будущего, ей же — жизнь мгновения («Mann und Weib»). Однако именно в женщине Ф.Геббель видит носительницу этических ценностей, недоступных мужчине. Ее более тонкая душевная организация привлекает самое пристальное внимание художника.

В параграфе «Концепция красоты, тема искусства и художника» выявляются важнейшие функции красоты («Die Schnheit», «Die Schnheit der Welt», «Eine Pflicht», «Vor dem Laokoon», «Auf die sixstinische Madonna», «Vor Raphaels Galatee», «Die deutsche Sprache», «Venedig» и др.). В лирике Ф.Геббеля не только даётся описание красоты мира и человека, но и содержится попытка автора разобраться в том, что же такое красота, каково её предназначение.

Главное предназначение красоты Геббель видит в том, что она приобщает человека к высоким материям, связывает его с ними. По Ф.Геббелю, искусство, призванное хранить равновесие между двумя формами жизни — бытием и становлением, есть «осуществленная философия» — мысль, которой Ф.Геббель обязан Ф.Шеллингу. Ф.Геббель делает искусство не только «целью и вершиной философии», превратив его в посредника «между идеей и мирскими судьбами человека», но и хочет привлечь к «решению всемирно-исторической задачи». Именно искусство, по мнению поэта, выявляет, хотя и не полностью, идеальную завершенность и целостность мира и надприродную (идеальную) значимость человеческой жизни, в основе которой заложена способность к творчеству. Пробуждение творческой энергии человека, по Ф.Геббелю, есть внутреннее освобождение, сопровождающееся чувством свободы. Творчество есть путь освобождения, но освобождения человека не только от чего-то, но и для чего-то, и это «для» и есть творчество, которое предполагает восхождение вверх, ввысь, а значит, к Богу, ибо творчество стремится в вечность.

Человек, получая наслаждение от красоты, в чем бы она ни проявлялась, исполняет своё истинное предназначение. Красота порождает любовь, любовь же творит мир по законам красоты. Красота может даровать надежду отчаявшемуся, может обогатить человека цветами прекраснейших чувств. Ощущения прекрасного и возвышенного свидетельствуют о том, что именно мир, природа способствует нашему совершенствованию. По словам Ф.Геббеля, человек обязан чувствовать, видеть красоту во всех ее проявлениях — будь то красота мира, языка, города или произведения искусства. Человек, на взгляд поэта, должен быть «безмятежным зеркалом» для красоты. Красота — это то, что сохраняет мир, то, что побуждает человека к философскому осмыслению мира, способствует обогащению его внутреннего мира, расширению границ фантазии.

Культ поэта-художника в поэзии Ф.Геббеля находит достаточно глубокое философское обоснование. Его философские раздумья, философская концепция в целом приводят к утверждению высокой роли художнической деятельности и самой личности поэта и художника в жизни. Стихи Ф.Геббеля всегда были развитием и конкретизацией его философских идей. Его поэзия — это философия, развитая в образе, это пережитые и прочувствованные открытия ума. В известном смысле Ф.Геббель был идеальным поэтом-философом. И как поэт, и как философ он был охвачен единой и цельной идеей: быть поэтом мысли, и излюбленным предметом его размышлений была поэзия и личность художника («Welt-Poesie», «Vers und Prosa», «Erleuchtung», «An den Knstler», «Tragdie» и др.).

Подлинные произведения искусства, считал поэт, — создания гения; гений обладает избыточной способностью познания, способностью при помощи фантазии, интуитивно видеть в вещах не то, что природа действительно создала, а то, что она пыталась создать, но чего не достигла. Гениальное видение мира и проникновенно, и вместе с тем простодушно; гений дальнозорок: он проникает в сущность вещей и видит целые эпохи, постигает сущность человека.

Мир (мирское), повседневные заботы враждебны гению и искусству, причем враждебность эта активна и выражает себя как неприятие всего подлинно великого и прекрасного.

Поэзии Ф.Геббель отводит при этом особую роль. Поэзия усваивает все, что есть своеобразного во всех произведениях искусства и превращается в «изящный хаос, из которого воодушевление выделяет и воспроизводит новые гармонические творения» (Р.Гайм).

Поднимаемая Ф.Геббелем проблема высокого предназначения поэта также находит свое отражение в его творчестве. «Наше время, — утверждает писатель, — пародия на все предыдущие», ибо это время торжества массы, а не гения, поэтому гений находится в заведомо невыгодном положении. Антитеза «гений — масса», характерная для романтической идеологии, сохра­няет свою значимость для Ф.Геббеля и проясняет его «идею человека». Первоначально понятие «гений» было для художника, следовавшего традициям немецкого романтизма, синонимом творческой личности, подобной У.Шекспиру, Ф.Шиллеру или И.В.Гете. Затем, обратившись к самой значительной исто­рической фигуре XIX века — к Наполеону Бонапарту, Ф.Геббель расширил пределы понятия, четко разграничив две ипостаси «гения»: Kunstgenie (художник, гений искусства) и Tatgenie (деятель, гений поступ­ка). Общее предназначение «гения» — возвышаться над эпохой, способствовать прогрессу человечества, но при этом «художнику» и «деятелю» отводятся различные функции.

Призвание поэта Ф.Геббель видит в служении «массе», человечеству, даже если оно и не в состоянии оценить и понять его труд.

В параграфе «Социально-философская лирика Ф.Геббеля» исследуется отношение поэта к общественно-политическому укладу государства.

В ряде эпиграмм, стихотворений и баллад («Das Dezennium», «Gesetz und Pflicht», «Das Gesetz», «Requiem», «Proteus», «An den Tod», «Welt und ich», «Mein Pan», «Lebens-Momente») поэт с грустью говорит о трагедии личности, об обществе, подавляющем свободу и узаконивающем грабежи и убийства.

Ф.Геббель ощущал сложность общественных отношений, сочувственно утверждал право личности на протест, не скрывал необходимости борьбы против старой морали, устаревших форм государственности. Но как социальный поэт, Геббель, конечно, не достигает той конкретности и политической целеустремленности, которые характеризовали в целом немецкую гражданскую поэзию 40-х г. В стихотворении «Unsere Zeit» он дает поэтический портрет переходной эпохи, свидетелем которой волею судьбы стал сам. Поэт признавал одной из существенных сторон исторического развития на пути к прогрессу борьбу противостоящих социальных сил. И здесь художник часто превосходил в нем мыслителя.

Ф.Геббель видел поступательное движения истории, но оставил вопрос о ее цели не до конца решенным, поскольку она для него не имела четких контуров, так что он не мог сказать столь же определенно, как это в свое время сделал И.Г.Гердер: «Гуманность — цель человеческой природы», хотя именно таким представляется неподведенный итог размышлений поэта.

В параграфе «Эстетический аспект лирики Ф.Геббеля» рассматриваются характерные для Геббеля поэтические и стилистические черты поэзии. Нельзя не признать логику тех исследователей, которые считают Ф.Геббеля драматургом по преимуществу, отводя его лирике лишь побочное место в его художественном творчестве. Лирическое творчество писателя и в самом деле неравноценно, и идейно-содержательная его сторона нередко заслоняет собой сторону эстетическую. Так, его короткие дидактические эпиграммы порой суховаты и прямолинейны, они зачастую формулируют ту или иную мысль, и их художественная образность, если она и присутствует, выполняет достаточно служебные функции. Образность же философских стихотворений Ф.Геббеля тоже чаще всего усложнена чисто мыслительными конструкциями, по наличию которых нередко и измеряется уровень его поэтического таланта.

Ряд стилистических особенностей поэта-автодидакта, вполне обычные «огрехи», извинительные для автора даже уровня И.В.Гете, нередко переносятся критиками и на всю лирику поэта, что вынуждает автора настоящего исследования уделить несколько страниц текста задаче некоторой эстетической «реабилитации» Ф.Геббеля, поискам у него стилистических находок, могущих в итоге представить его лирику вполне адекватной и, возможно, эстетически равноценной его драматургии.

В Заключении подводятся итоги работы, формулируются выводы.

Христиан Фридрих Геббель принадлежит к когорте крупнейших немецких писателей XIX века. Становление его таланта пришлось на 30-е годы XIX века, на период возникновения новых социально-политических веяний, новых литературных движений. Основными факторами, определившими характер литературного процесса конца XVIII — первых трех десятилетий XIX в., были влияние Французской революции, политическая раздробленность и экономическая отсталость страны.

Экономические, политические, социальные, идеологические, эстетические интересы находят свое отражение в философии и литературе этого периода. Это было время смены литературно-исторических эпох, что означало, в первую очередь, конец «художественного периода» (Kunstperiode) — так определил Г.Гейне эпоху И.В.Гете и Ф.Шиллера в немецкой литературе.

Творчество Геббеля-поэта пришлось на время между временем И.В.Гете и Т.Шторма. В своих теоретических построениях он во многом повторял мнения о сути и формах поэзии, существовавшие в литературе со времен И.В.Гете, лишь ужесточая напряжение между субъективным авторским подходом к лирической теме и внутренней объективностью жанровых форм.

Однако не только биографические, общественно-исторические факты, но и своеобразие личности самого художника определили специфику его философско-эстетических кредо. Созвучие идей художника и философских доктрин его современников можно объяс­нить особой чуткостью Ф.Геббеля, позволившей ему ощутить новые фено­мены бытия человека, жившего в середине XIX века, кото­рые составят к концу столетия предмет внимания Ницше, а позднее — экзистенциалистов XX века. Это, прежде всего, ощущение «богооставленности», «обезбожения», тревоги существования — ощущение, связанное с угрозой стандартизации человеческой индивидуальности под натиском раз­личных тенденций новой общественной ситуации (капиталистиче­ских, технократических и др.).

Феномен творческой индивидуально­сти Ф.Геббеля состоит в сочетании таланта трагического поэта с талантом мыслителя. В глубинах собственного внутреннего мира ху­дожник обнаружил сложную проблематику, тревожившую интелли­гента середины XIX века, находившегося в индивидуалистической оппозиции по отношению к окружающему миру.

Творческая индивидуальность художника-мыслителя нашла свое выражение в философской лирике. Субъектная организация, характер сюжетообразующих оппозиций, структура и система художественных образов, особенности изображения художественного времени и пространства позволяют рассматривать лирику Ф.Геббеля как лирику философскую.

Философская поэзия Ф.Геббеля открывает свой концептуальный мир, которому, вне зависимости от жанра, присущ общий трагический характер, порожденный антагонизмом антиномий единичного и общего, свободы и необходимости его философской концепции. Причины повышенного внимания художника к диалектике взаимоот­ношений единичного и всеобщего, которая составляет суть его фило­софских кредо, многообразны и коренятся не только в личности са­мого художника, но и имеют объективный характер и определяются его мировоззренческими установками. Жизненные процессы Ф.Геббель оценивал с точки зрения стихийного диалектика-идеалиста, воспри­нимая действительность как борьбу противоположностей: «жизни и смерти, болезни и здоровья, времени и вечности». Дуализм художника носит тотальный характер: он заложен не только в при­роде, но и в человеческом сознании. «Дуализм пронизывает все наши представления и мысли, каждый момент нашего бытия, он сам есть наша высшая, последняя идея», — утверждал Ф.Геббель[9].

Мир в философских воззрениях писателя представляет собой, как и у Ф.Шел­линга, упорядоченный универсум, в котором идет непрерыв­ающаяся борьба противонаправленных трансцендентных сил, итогом ко­торой становится восстановление гармонии между ними как необходи­мого условия для сохранения целостности универсума. В центр своего космоса художник помещает некий абсолют, «нравственную идею», «мировую волю», на которую возлагает функцию соблюдения миро­вого закона. В противном случае мир должен будет погибнуть под натиском инди­видуальных воль, поскольку в хаосе невозможно существование ни единичного, ни общего. Антагонизму единичного и общего Ф.Геббель придавал универсальный характер. Не случайно художник пользовался образом круга как символической формой выражения своих представлений об устройстве универсума. Круг — это виток спирали, динамичной системы, в пределах которой возможно разнонаправленное движение. Спираль представляет собой модель микрокосмоса, поэтому упорядоченность составляет основу целостности системы, объединяющей центростремительные и центробежные тенденции, служит гарантом ее существования и функционирования («Leben», «Requiem», «Reminiszenz», «Geschlossener Kreis» и др.). Бытие осознается художником-мыслителем как связь противоборства индивидуума и Вселенной, времени и вечности, жизни и смерти. Все вступает в трагический конфликт и ищет своего воплощения в творчестве поэта.

Представление Ф.Геббеля о смерти как о возвращении к праоснове, к началу жизни Г.Кайзер обозначил как некую философскую доктрину – «эстетический пантрагизм», согласно которой уничтоже­ние индивида оправдано более высокой трансцендентной целью, тогда как «смерть выступает как средство восстановления гармонии между единичным и общим.

В стихотворении «Das abgeschiedene Kind an seine Mutter» нашла отображение в персонифицированном виде идея необходимости, которой художник придал «черты божества», «высшей власти».

Наиболее полно в философской лирике Ф.Геббеля представлена нравственно-философская направленность

В этической системе Ф.Геббеля Бог представляется нравственным идеалом. Человек, созданный природой-Богом, существо несовершенное, поскольку, по Ф.Геббелю, природа не успела завершить процесс создания, однако, вселив в человека понимание своего несовершенства, Творец оставляет в человеке возможность преодолеть в себе самом свое «тварное» начало. Путь к Богу лежит через преодоление гордыни, эгоизма и жизненных инстинктов, в результате чего человек получит возможность сосредоточиться в самом себе, познать себя и мир, возвыситься над самим собою и над всяким страданием и в недосягаемом покое, блаженстве и высоте радостно встретить смерть.

Ф.Геббель, как и многие другие писатели, чувствовал постоянную потребность быть не просто поэтом, но и учителем, наставником жизни. Целый ряд стихотворений («Menschenlos», «Halt nicht zu fest», «Blumen und Dornen», «Der Mensch und die Gter des Lebens», «Der Fhrer durchs Leben» и др.) представляют собой своеобразный этический путеводитель по жизни. В своих стихотворениях поэт рассматривает темы становления человека, пытается научить быть счастливым, думает о смысле жизни, предостерегает от ошибок, указывает на недостатки и пороки, предлагая возможные варианты их преодоления.

Философские миниатюры поэта представляют собой и раздумья, и конечный, отточенный вывод мысли. Сама их краткость, выразительная сжатость, внутренняя энергия мысли и слова делают стихотворения афористичными. На подобных стихах особенно легко заметить черты дидактизма, присущие поэзии Ф.Геббеля.

Философская миниатюра чаще всего бывает неприкрытым уроком мудрости. И если она при этом зачастую сохраняет свойства настоящей поэзии, то главным образом потому, что её урок никогда не бывает банальным.

В своих философских миниатюрах Ф.Геббель открывает самые простые и вечные истины, поэтически осмысливая их. Обыденная житейская мудрость возвышается поэзией, и в этой поэтичности его мудрости — секрет неумирающей силы ее воздействия на читателя.

Осмысление мира и бытия, по Ф.Геббелю, невозможно без познания высшего предназначения женщины в обществе, поэтому в своем поэтическом творчестве Ф.Геббель нередко обращается к образу женщины («Schau ich in die tiefste Ferne...», «Aus der Kindheit», «Mann und Weib», «Der Heideknabe», «Grossmutter», «Das Mdchen im Kampf mit sich selbst», «Das Bettelmdchen» и др.). Женщина у него — не только мать, бабушка, сестра, возлюбленная, но и загадочное неземное существо. Женщина Ф.Геббеля стоит в стороне от «мировых» проблем, и в жизни ей отводится пассивная роль. Восприятию женщины доступна лишь жизнь мгновения, лишь ощущение личной боли, однако она, по Ф.Геббелю, наделена более тонкой душевной организацией, именно она представляет собой носительницу этических ценностей.

В философской лирике Ф.Геббеля с большой силой звучат постоянные для него мотивы суетности и трагизма жизни и — как противовес — тема духовно-высокого и прекрасного: искусства, поэзии («Erleuchtung», «Welt-Poesie», «Tragdie» и др.).

Красота побуждает человека к философскому осмыслению мира, способствует обогащению внутреннего мира человека, расширению границ его фантазии, даже созданию в некоторой степени альтернативной реальности. Что же касается человека, то он, по мысли Ф.Геббеля, должен воспитывать в себе способность к восприятию красоты, заключенной как в нём самом, так и вне его. Таким образом, красота мира, по Ф.Геббелю, — это не просто внешняя притягательность, но и некая внутренняя сила, с помощью которой в мире сохраняется некий баланс. Красота — это то, что сохраняет мир, то, что преодолевает противоречия и даже саму смерть.

Вопрос о роли поэта и поэзии в обществе, о его влиянии на окружающий мир затрагивается многими авторами. Ф.Геббель не стал здесь исключением. Культ поэта-художника, столь заметный в лирике Ф.Геббеля, находит у него глубокое философское обоснование. Его философские раздумья, философская концепция в целом приводят к утверждению высокой роли деятельности художника и самой личности поэта в жизни.

Через поэзию, по Ф.Геббелю, происходит обновление мира, осуществляется непосредственный контакт с Создателем. Только поэту как избраннику дано выйти на границу между жизнью и вечностью, ему, единственному из живущих, даровано право пережить в момент творчества свое единение с «духом мирового бытия».

Поэта, человека искусства, Ф.Геббель сравнивает с волшебным источником («An den Knstler»), при помощи которого человечество могло бы выйти из своей ограниченности, но именно из-за этой своей ограниченности и не в состоянии этого сделать.

Таким образом, по отношению к людям искусства позиция поэта четко обозначена: они избранные, получающие божье благословение ценой мучающих их сомнений, ценой непризнания, неприятия, хотя именно они и есть живительный источник для всего человечества.

Общественно-политические воззрения Ф.Геббеля формировались в русле общего потока развития общественного сознания в Германии первой половины XIX века. Одной из центральных проблем философии XIX века, интерпретировавшейся с самых различных позиций, была история развития человеческого общества.

Поступательное движение истории представлялось писателю в виде смены одних этических норм другими, более прогрессивными. Вместе с тем во взгляде на человеческую личность он постоянно подчеркивает ее «вечную суть», обнаруживая тем самым одно из главных своих противоречий.

Революционная действительность в том виде, как она представлялась Ф.Геббелю, наглядно подтверждала его мысль о неразрешимости социальных противоречий. В его понимании социальное зло имманентно присуще человечеству, поэтому его нужно воспринимать как природный катаклизм.

Однако признание существования «непреодолимого дуализма», характерного как для явлений природы, так и для общества, приводило Ф.Геббеля в то же время к признанию того факта, что одной из существенных сторон исторического развития на пути к прогрессу стала борьба противостоящих социальных сил («Das Dezennium», «Gesetz und Pflicht», «Das Gesetz», «Requiem», «Proteus», «An den Tod», «Welt und ich», «Mein Pan» и др.).

Затрагивая в своих произведениях тему закона («Das Gesetz»), Ф.Геббель указывает на его несовершенство, поскольку закон не властен над человеческими грехами, только сам человек может одержать над ними победу. И эта победа связывается Ф.Геббелем с изменением каждого отдельного человека, что, в свою очередь, должно привести к изменению общества в целом.

Безусловно, поэт ощущал сложность общественных отношений, сочувственно утверждал право личности на протест, не скрывая необходимости борьбы против старой морали, против отживших форм государственности. Но как поэт социальный, Ф.Геббель, конечно, не достигает той конкретности и политической целеустремленности, которые характеризовали в целом немецкую гражданскую поэзию 1840-х годов.

Сложность социально-психологических мотивировок, ин­теллектуальность и лирическая взволнованность привлекают в художест­венном творчестве писателя-реалиста. Писатель зримо живописал красочные картины быта и пейзажа, передавая сложный характер эпохи.

Концептуальный мир, открывающийся в поэзии Ф.Геббеля, имеет особую целостную содержательную структуру, отвечающую основным критериям философской лирики, что и позволяет рассматривать ее как лирику философскую.

Основное содержание диссертации и результаты исследования отражены в следующих публикациях автора:

а) опубликованные в ведущих периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования РФ для публикации основных положений кандидатской диссертации:

1. Куропаткина, И.И. О красоте и ее предназначении в философской лирике Фридриха Геббеля [Текст] / И.И. Куропаткина // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. — Киров, 2008. — №1 (2). — С. 87-89.

2. Бакалов, А.С., Куропаткина, И.И. Образ дерева в философской лирике Ф.Геббеля [Текст] / А.С. Бакалов, И.И. Куропаткина // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. — Киров, 2008. — № 1 (2). — С. 84—87.

б) научные статьи, тезисы докладов, опубликованные в российских и региональных периодических изданиях, вузовских журналах и сборниках:

3. Куропаткина, И.И. «Ночные стихотворения» в философской лирике Ф.Геббеля [Текст] / И.И. Куропаткина // Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе: сборник IV Российской научно-методической конференции. — Самара, 2006. — Ч. 1. — С. 299-304.

4. Куропаткина, И.И. Философская миниатюра Геббеля [Текст] /

И.И. Куропаткина // Актуальные проблемы современных социально-

гуманитарных наук: материалы Всероссийской научно- практической

конференции. — Кострома, 2007. — С. 337-341.

5. Куропаткина, И.И. Культ поэта-творца в философской лирике Ф.Геббеля

[Текст] / И.И. Куропаткина // Учебный, воспитательный и научный процессы

в вузе: сборник V Российской научно-методической конференции.

— Самара, 2007. — С. 239-242.

Формат 60 / 84х24. Бум. писч.бел.

Печать офсетная. Гарнитура “ Times New Roman”.

Объем 1,0 печ. л. Тираж 100 экз. Заказ № 464.


1 Бакалов, А.С. Фридрих Геббель и Теодор Шторм (очерки поэтического творчества) [Текст] / А.С. Бакалов. — Самара: СамГАПС, 2005. — 132 с.

2 Kuh, E. Biographie Friedrich Hebbels [Теxt]: in 2 Bnden / E.Kuh. — Wien u. Leipzig: Hoffmann Verlag, 1912.

3 Kulke, E. Erinnerungen an Friedrich Hebbel [Теxt] / E. Kulke. — Wien: Konegen, 1878. —

153 S.

4 Krumm, H. Vorrede des Herausgebers zu Band 7 und 8 [Теxt] / H. Krumm // Friedrich Hebbel’s smmtliche Werke. — Hamburg: Hoffmann und Kampe Verlag, 1891. — S. 5-16.

5«Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: Beitrge des 1 Wiener Hebbel-Symposions mit Selbstzeugnissen» (1987); «Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: Wegweiser zu neuem Humanismus» (1987); «Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: Neue Wege zu Hebbel» (1990); «Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: Klassiker und Realist» (1992); «Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: Jubilumsband 1985/1995» (1995); «Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: Problemdrama und Postmoderne» (1998); «Hebbel — Mensch und Dichter im Werk: «Sittlicher Revolutionr» zur «Zeitenwende» (2000).

6 Спивак, Р.С. Русская философская лирика [Текст] / Р.С. Спивак. — М.: Наука, 2003.

— С. 7.

7 Щемелева, Л.М. О русской фолософской лирике XIX в. [Текст] / Л.М. Щемелева // Вопросы философии. 1974. — № 5. — С. 90-100.

8Спивак, Р.С. Русская философская лирика [Текст] / Р.С. Спивак. — М.: Наука, 2003.

— С. 24.

9 Hebbel, F. Briefe. Ursprnglich in Zeitungen und Periodica verffentlichte Schriftstcke (nebst einigen bisher unbekannten) [Text] / Friedrich Hebbel. — Heidelberg: Hrsg. von U.H.Gerlach, 1995. — S. 37.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.