WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Правовое регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества: эволюция правовых воззрений и современность

На правах рукописи

Матвеев Антон Геннадьевич

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ

ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА: ЭВОЛЮЦИЯ

ПРАВОВЫХ ВОЗЗРЕНИЙ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Специальность 12.00.01 – Теория и история права и

государства; история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Пермский государственный университет»

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации Реутов Валерий Павлович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации Сырых Владимир Михайлович
доктор юридических наук, профессор Честнов Илья Львович
Ведущая организация - Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится «___» июня 2011 г. в ____ час.____мин. на заседании диссертационного совета Д 212.237.17 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, Москательный пер., 4 (юридический факультет), ауд.102.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «___» мая 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета А.Б. Новиков

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современное общество – это общество быстрых и нередко радикальных изменений. В настоящее время человечество переходит в новый этап своей истории, именуемый постиндустриальным или информационным обществом, которое характеризуется в том числе тем, что увеличение добавленной стоимости в экономике происходит в значительной мере за счет интеллектуальной деятельности, повышается интерес к интеллектуальному, творческому труду, а продукты творчества приобретают значение одного из основных объектов экономического оборота. Одной из важных составляющих социальной действительности вообще и творческой деятельности в частности является сфера искусства, так как на протяжении всей истории человечества именно художественные произведения составляли основу духовной жизни человека и общества в целом. Кроме того, в основанном на интеллектуальной собственности секторе экономики постиндустриальных стран именно продукция индустрии, связанной с использованием указанных объектов, а не изобретений и товарных знаков, занимает наибольшую долю в валовом национальном продукте.

Со­вершенно естественно, что право как эффективный социальный регулятор призвано регулировать столь важные для общества отношения – отношения по использованию произведений художественного творчества. Исторически сложилось так, что при правовом регулировании отмеченных отношений продукты художественного творчества стали обозначаться в национальных законодательствах и международном праве по-разному, как-то: «литературные и художественные произведения», «литературные, научные и художественные произведения», «произведения науки, литературы и искусства», «произведения духовного творчества», Однако в историко-теоретическом исследовании целесообразно, на наш взгляд, использовать иной термин – «произведение художественного творчества» – для обозначения данных продуктов, поскольку в приведенных легальных выражениях нет однозначности, четкости и определенности. Литература – составная часть искусства, а последнее понимается как широко (вся сфера художественного), так и узко (живопись и скульптура). Выражение «научные произведения» в рассматриваемом контексте отнюдь не скрывает за собой все возможные продукты научной деятельности. Так, изобретения и открытия не имеют к нему прямого отношения. Указанная формулировка обозначает лишь литературные труды в сфере науки, которые в то же время являются литературными произведениями, а также относящиеся, например, к географии и топографии иллюстрации, карты, планы, эскизы и пластические произведения, которые по форме своего выражения тождественны произведениям искусства.

Существующая в настоящее время система правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества, представляющая собой главным образом институт авторского права, начала складываться сравнительно недавно – в XVIII в. Этот институт, пожалуй, как никакой другой является плодом интеллектуальных построений и дискуссий. Тем не менее, в науке до сих пор слабо изученными и несистематизированными остаются учения, идеи, воззрения мыслителей, рассуждавших о природе и необходимости правового регулирования использования произведений художественного творчества.



Авторско-правовым регулированием затрагиваются интересы общественные – интересы культуры, просвещения, доступа к информации, так как наличие права на конкретное художественное произведение означает ограничение возможностей использования последнего. В то же время спорными и не однозначно решенными остаются вопросы о характере правоотношений по использованию художественных произведений, о факторах, повлиявших на правовое регулирование этих отношений, о влиянии правовых воззрений на такое регулирование.

Сказанное позволяет утверждать, что обширная правовая проблематика юридического регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества, исследуемая до сих пор по преимуществу с точки зрения гражданского права, выходит сегодня на уровень общей теории права и требует целостного анализа и выводов, необходимых для решения стратегических задач правового регулирования указанных отношений. Следует также подчеркнуть, что формирование законодательства, обеспе­чивающего четкое регулирование использования произведений художественного творчества и являющегося залогом наращивания интеллектуального потенциала общества, в полной мере невозможно без систематизированного знания идей, концепций, взглядов мыслителей предшествующих поколений и их современной оценки.

В этой связи рассмотрение вопросов о природе правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества требует не просто теоретических подходов к указанным проблемам, но и комплексного историко-теоретического их осмысления.

Степень разработанности научной проблемы. Проблемы, связанные с природой и обоснованием правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества, традиционно привлекали внимание отечественных и зарубежных правоведов и философов. Различным аспектам, связанным с регулированием указанных отношений, посвящены работы И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, Дж. Локка, П.Ж. Прудона, М. Фуко. К современным исследованиям относятся труды Л. Бентли, Р. Дюма, Л. Лессига, Б. Шермана. В отечественной науке вопросами по рассматриваемой проблеме занимались Я.А. Канторович, С.А. Муромцев, А.А. Пиленко, В.И. Серебровский, И.Г. Табашников, Г.Ф. Шершеневич. Среди работ, которые появились в последнее время, следует отметить труды И.А. Близнеца, В.А. Дозорцева, А.П. Сергеева, С.А. Сударикова, М.А. Федотова.

Цель и задачи исследования. Цель исследования – теоретическое обоснование правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества, установления природы данного регулирования, выявление связи между разнообразными правовыми воззрениями и таким регулированием в прошлом и настоящем.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть и систематизировать виды социальных норм, регулирующих действия по использованию произведений художественного творчества, и определить место права в данном регулировании.

2. Рассмотреть исторические условия, сопутствовавшие становлению правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества, проанализировать оценку этих условий в правовых учениях прошлого и настоящего.

3. Критически проанализировать и систематизировать правовые воззрения, как обосновывающие правовое регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества, так и в той или иной степени отрицающие необходимость такого регулирования.

4. Определить влияние правовых воззрений на правовое регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества в прошлом и настоящем и установить основные современные тенденции в правовом регулировании таких отношений.

Объектом исследования являются общественные отношения по использованию произведений художественного творчества в прошлом и настоящем в историко-правовом и теоретико-правовом аспектах.

Предмет исследования составляют правовые учения, теории, идеи прошлого и настоящего, в которых рассматривается правовое регулирование использования произведений художественного творчества, общие закономерности становления и развития такого регулирования, а также влияние указанных учений, теорий, идей на это регулирование.

Теоретическую основу исследования состави­ли работы отечественных и зарубежных правоведов в области общей теории государства и права, истории учений о праве, философии права, сравнительного правоведения, гражданского права. Существенный вклад в разработку исследуемой диссертантом проблемы внесли следующие авторы: Н.Н. Алексеев, С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, М.И. Байтин, В.М. Баранов, Г.Г. Бернацкий, И.А. Близнец, И.Ю. Богдановская, А.С. Бондарев, Н.Н. Вопленко, В.А. Дозорцев, А.Ф. Закомлистов, В. Б. Исаков, Я.А. Канторович, Б.А. Кистяковский, Д.Н. Круглов, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, С.А. Муромцев, В.С. Нерсесянц, В.Д. Перевалов, А.А. Пиленко, А.В. Поляков, В.П. Реутов, М.И. Семякин, А.П. Сергеев, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомиров, М.А. Федотов, Р.О. Халфина, А.Ф. Черданцев, И.Л. Честнов, Г.Ф. Шершеневич, Л.С. Явич.

В работе широко использовались исследования следующих зарубежных авторов прошлого и настоящего по данной проблематике: Л. Бентли, Ж.-Л. Бержеля, В. Веинке, Г.В.Ф. Гегеля, Р. Давида, Р. Дюма, И. Канта, Х. Кётца, Л. Лессига, Д. Липцик, Дж. Локка, А. Люка, А. Нашиц, Н. Неновски, П.Ж. Прудона, Г. Радбруха, П. Сандевуара, П. Флорансона, К.Цвайгерта, Б. Шермана, Л. Эннекцеруса. Кроме того, при разработке исследуемой проблемы автор обращался к трудам российских и зарубежных ученых в области философии, эстетики, искусствоведения, социологии, экономики.

Методологическую базу исследования образуют общие принципы научного познания, подходы и методы, относящиеся к методологическому аппарату социально-гуманитарных наук и получившие распространение в историко- и теоретико-правовых исследованиях. В их числе: такие принципы диалектики, как развитие предмета исследования, его логической определенности, исторической конкретности; такие общенаучные подходы, как генетический, системно-структурный, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, аналогии; используемые только в юриспруденции догматико-юридический и сравнительно-правовой методы.

Эмпирическая база исследования включает в себя широкий комплекс различных историографических, правовых актов, как отечественных, так и зарубежных, которые касаются регулирования отношений, связанных с использованием произведений художественного творчества. В числе основных источников, составляющих эмпирическую базу, следует отметить Конституцию РФ, федеральные законы РФ, акты судебной практики РФ, акты международного (в том числе европейского) права.

Научная новизна исследования выражает­ся в том, что работа представляет собой первое в отечественной науке комплексное историко-теоретическое исследование, в котором установлена природа правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества: определен характер данных отношений, выявлены и рассмотрены факторы, обосновывающие данное регулирование, показано влияние правовых теорий на такое регулирование.

Положения, выносимые автором на защиту:

1. Установлено, что использование произведений художественного творчества регулируется эстетическими, техническими, конвенциональными, этическими, правовыми нормами. Выявлено, что логические нормы участвуют в регулировании лишь процесса создания таких произведений, но не действий по их использованию. Все указанные нормы (за исключением правовых) разграничиваются друг с другом по характеру ценности, лежащей в основании каждой из них. Право выделяется в самостоятельный вид социальных норм по иным критериям: прежде всего благодаря своей публичной (обычно государственной) гарантированности и объективированной данности (институционализированной реальности).

2. На примере правоотношений по использованию произведений художественного творчества сделан вывод, что в группу так называемых вторичных правоотношений[1], т.е. тех, которые не существуют вне правовой формы и прекращают свое существование как только утрачивают юридический характер, могут включаться отношения, по своему содержанию относящиеся к экономической и социо-культурной областям человеческой деятельности. Доказано, что объективное право, создав субъективные исключительные права на художественные произведения, не закрепило и не упорядочило существующие социальные взаимодействия, а сконструировало совершенно новый пласт отношений: все третьи лица могут использовать произведения художественного творчества только с согласия правообладателя или с разрешения закона. Таким образом, в рассматриваемом случае правовое регулирование создало рынок, где товаром является исключительное право на использование произведения художественного творчества, а не наоборот.

3. Произошедшее в Новое время принципиальное изменение правового регулирования деятельности по использованию произведений художественного творчества, выразившееся в становлении авторского права, не является прямым следствием каких-либо исторических условий, ключевым из которых обычно считается изобретение книгопечатания. Доказано, что становление авторского права как института, нормы которого реализуются преимущественно во вторичных правоотношениях, является целью определенной политики и что оно требует своего обоснования.





4. Проведен анализ становления и развития правовых теорий, обосновывающих правовое регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества. Критический разбор этих учений позволил сделать вывод о том, что теории естественных прав, вознаграждения и общественной пользы имеют раз­личные философско-правовые родословные. Установлено, что концептуальное различие в указанных теориях приводит к существенным различиям в содержании правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества.

Так, теория естественных прав, включающая в себя трудовую и персональную концепции, предполага­ет более длительную и более жесткую охрану интересов авторов, нежели теории, основывающиеся на принципе общественной пользы. С другой стороны, последовательное проведение теории вознаграждения исключает из состава исключительных авторских прав правомочия личного неимущественного характера, тогда как последние являются краеугольным камнем в персональном (кантианском) направлении теории естественных прав.

5. Анализ и оценка воззрений, в том или ином виде отрицающих необходимость правового регулирования использования произведений художественного творчества, позволяют утверждать, что они по своей логичности, стройности и аргументированности не могут на равных конкурировать с учениями, обосновывающими такое регулирование. Тем не менее, несомненным достоинством таких воззрений является то, что в них четко выражается и заостряется проблема обоснования правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества и что авторское право признается одной из самых конфликтных и разбалансированных областей права современного общества.

6. В результате анализа романо-германской и англо-американской концепций правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества сделан вывод, что на становление и характер этих концепций повлияли разные правовые учения: юснатурализм и позитивизм соответственно. В континентальной Европе получила официальное признание идея, что субъективное право на художественное произведение принадлежит автору в силу самого творческого акта и что оно не зависит от произвола законодателя. В Англии и США, напротив, это право даруется законом, его можно защитить при соблюдении определенных формальностей.

7. Установлено, что становление романо-германской концепции правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества во Франции и Германии проходило различными путями и под влиянием разных течений юснатурализма. Французская модель сформировалась в два относительно самостоятельных этапа, первый из которых можно назвать «революционным», а второй – «романтическим». Данная модель правового регулирования получила название «дуалистической», поскольку здесь субъективные права на художественное произведение четко разделяются на имущественные и личные неимущественные. Становление германской модели проходило позднее, чем французской, кроме того, учения, повлиявшие на нее, появились задолго до законодательного регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества. Эта модель, именуемая «монистической», сформировалась под влиянием взглядов Канта и Гегеля, считавших, что в произведении продолжается личность автора. Здесь имущественные и личные неимущественные права регламентируются и интерпретируются как разные проявления одного права.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения и выводы развивают и дополняют в общей теории права – учение о социальных нормах и правоотношениях, в истории учений о праве – разделы, посвященные концепциям Г.В.Ф. Гегеля, И Канта, Дж. Локка, П.Ж. Прудона, Н.Н. Алексеева, Б.А Кистяковского, С.А Муромцева, Г.Ф. Шершеневича.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности при анализе перспектив правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества. Основные положения диссертационного исследования могут быть использова­ны при совершенствовании российского законодательства в сфере интеллек­туальной собственности, а также в учебном процес­се при изучении соответствующих разделов дисциплин общей теории государства и права, истории политических и правовых учений, философии права.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования излагались на следующих научных и научно-практических конференциях: «Норма. Закон. Законодательство. Право» – Студенческая научно-практическая конференция (г. Пермь, 3-4 мая 2007 г.); «Современное законотворчество и правоприменение» – Международная научно-практическая конференция, посвященная 60-летию юридического факультета Пермского государственного университета (г. Пермь, 17 октября 2008 г.); «Современное состояние российского законодательства: проблемы и пути совершенствования» – Международная научно-практическая конференция (г. Пермь, 23 октября 2009 г.); «Развитие правоотношений в современном обществе. Проблемы и перспективы» – Всероссийская научно-практическая конференция (г. Волгоград, 23 октября 2009 г.); «Мир человека: нормативное измерение» - Международная научная конференция (г. Саратов, 29-30 апреля 2010 г.)

Основные положения диссертационного исследования отражены в 13 научных публикациях автора (общим объемом 14 печатных листов), из которых 4 статьи опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях.

Структура диссертационного исследования соответствует ее цели и задачам исследования; она состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, библиографического списка. Объем содержательной части работы (без библиографического списка) составляет 171 машинописную страницу.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект и предмет диссертационного исследования, его цели и задачи, методологическая основа, научная новизна, раскрывается теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Нормативное регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества: понятие, виды, место права» включает в себя три параграфа.

В § 1.1. «Феномен произведений художественного творчества: генезис понимания» исследуются воззрения на художественные произведения в прошлом и настоящем. Прежде всего подчеркивается, что произведение как таковое имеет нематериальную природу, поскольку оно является результатом мыслительной деятельности человека. В связи с этим необходимо различать само произведение и его экземпляр, в котором оно объективировано. Далее отмечается, что среди всех произведений принципиально выделить те, которые являются творческими. Творчество – крайне сложный объек­т для исследования. В связи с этим в работе анализируются концепции творчества мыслителей Античности, Средних веков, Нового и Новейшего времени, а именно: Платона, Аристотеля, Августина, Канта, Гегеля, М. Хайдеггера, М. Фуко, А. Капроу и др. Правильным автору диссертационного исследования представляется понимание творчества как акта культуросозидания, частичного преобразования канонов, норм, ценностей социо-культурной системы. Творчество – это социально-коммуникативный феномен: зафиксировать состоявшееся творчество можно лишь тогда, когда состоялось преобразующее взаимодействие креативности с социо-культурным окружением. Это явление всегда предполагает присутствие другого субъекта и соотнесенность с ним.

Среди многообразной сферы творчества художественное творчество выделяется тем, что оно, представляя собой акт культуросозидания, преобразования канонов, норм, ценностей социо-культурной системы, институционализируется в искусстве. Именно относимость к этому социальному институту позволяет идентифицировать ту или иную творческую деятельность в качестве художественной, а результаты данной деятельности – как произведения художественного творчества. Особенностью понимания произведения художественного творчества в современную эпоху является то, что постмодернистское искусство, характерное для нее, провозглашает собственную открытость окружающему миру, используя все объекты и процессы этого мира в качестве материала для творений.

В § 1.2. «Понятие и виды нормативного регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества» в первую очередь исследуется понятие социальной нормы. В работе показывается, что сфера норм широка настолько, насколько обширна социальная реальность (реальность ценностей, смыслов и институтов). Вся тотальная совокупность норм образует глобальную нормативную систему. В рамках этой системы в науке (в зависимости от различных критериев классификации) выделяется множество подсистем – нормативных регуляторов. Удачным представляется деление последних на классы в зависимости от характера ценности, лежащей в основании нормы, поскольку такое основание классификации является сущностным (главным) признаком исследуемого предмета, что придает данной классификации статус научности. При использовании рассматриваемого критерия, предложенного еще Н. Н. Алексеевым, нормативные системы могут быть разделены на следующие классы: логические, эстетические, этические, технические, конвенциональные. Сфера художественного творчества, представляющая собой социальный институт искусство, регулируется всеми пятью указанными видами нормативных регуляторов. Однако всеми ли из них регламентируется непосредственно использование художественных произведений?

Логическое регулирование. Логическая нормативность требуется от деятельности лишь постольку, поскольку цель этой деятельности – быть истинной. Логически должное, значение которого для научного познания сложно переоценить, в искусстве играет лишь скромную роль второго плана. В сфере художественного творчества логически должное может иметь место только в креативных актах, в ходе которых создаются произведения искусства. Например, автор, создающий произведение и желающий мыслить, писать, говорить правильно, т.е. определенно, последовательно и доказательно, так или иначе, должен соблюдать законы логики. Напротив, использование художественных произведений логическими нормами не регламентируется.

Эстетическое регулирование, в противоположность логическому, не стремится к практической цели: оно направлена на самостоятельный объект, который является носителем эстетической функции. Специфика эстетической нормы заключается в том, что норма эта может быть только принципом оценки и что о сознательном ее применении не может быть и речи ни в художественном творчестве, ни в наслаждении художественным творением. В сфере использования произведений художественного творчества эстетические нормы прежде всего касаются актов их восприятия.

Техническое регулирование. Технические нормы регулируют как разнообразные акты по созданию и репродуцированию произведений художественного творчества, так и действия по использованию этих объектов в обществе. Искусство на протяжении всей человеческой истории – от наскальных рисунков, до современных мультимедиа технологий – конструировалось при помощи тех или иных инструментов, навыков, материалов. Чем дальше шел технический прогресс, тем большие возможности для творчества получали авторы, чем больше развивалась промышленность, тем шире становилась область потребления произведений искусства публикой. И всюду, где бы человек в своей деятельности не сталкивался с техническими объектами, он волей или не волей вынужден поступать так, как предписывают соответствующие нормы. Так, если звукозаписывающая компания, выпускающая диски с композициями в формате mp3, желает чтобы качество звука на этих дисках было неотличимо на слух от звука формата CD-Audio, она использует звуковые файлы с битрейтом, по крайней мере, не меньшим, чем 256 kb/s.

Конвенциональное регулирование. К этой группе норм принадлежат прежде всего нравы (их еще называют обычаи), правила языка, моды, этикета, игр. В этих нормах, как и в технических, ни о каком противоположении должного и сущего говорить не приходится: они исполняются лицами, находящимися с ними в одном социо-культурном контексте, квазиавтоматично. Различие конвенциональных и технических норм лежит в характере ценностей, выражением которых являются соответствующие нормы. Если технические нормы «говорят» о получении максимума той или иной пользы, то конвенциональные нормы – о различных духовных преимуществах урегулированного социального общения. Действия по использованию художественных произведений регулируются этикетом, модой и т.д. Нормой этикета является, например, приветствие входящего к пульту дирижера аплодисментами, с другой стороны, неприличными считаются овации между частями симфоний, сонат, кантат и т.п., поскольку это мешает целостному восприятию произведения.

Этическое регулирование. К этическим нормам прежде всего относятся нормы морали. В сферу художественного творчества мораль вторгается двояким образом, так как она в состоянии влиять на обе его стороны: внутреннюю и внешнюю. Во-первых, этический элемент непосредственно попадает в сам предмет художественного произведения. И тогда напрашиваются такие вопросы, как-то: может ли и в какой форме безнравственное быть предметом художественного воспроизведения, должны ли художественные произведения быть поставлены вне требований об осуществлении добра? Во-вторых, нормы морали предписывают лицам совершать либо не совершать те или иные практические действия (моральные поступки). В работе отмечается, что искусство относится к таким институтам, где моральные нормы регулируют крайне незначительное число поступков. Прежде всего, это объясняется тем, что целью искусства как института не является достижение его участниками каких-либо добродетелей, так как его «моральный потенциал» уходит непосредственно в предмет художественного произведения, и именно через это произведение оно реализует свою этическую функцию в обществе.

§ 1.3. «Особое место права в системе нормативного регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества» посвящен совершенно особой роли права, которую оно играет в регулировании указанных отношений. В результате сравнения права с иными нормативными регуляторами отмечается, что оно среди них выделяется своей объективированной данностью (институционализированной реальностью), определенностью по содержанию, публичной (обычно государственной) гарантированностью. Юридическая регламентация использования произведений художественного творчества в настоящее время практически во всем мире институционализирована в авторском праве. Именно конструкция последнего объединяет предписания, регулирующие отношения по установлению режима использования произведений искусства, наделению их авторов и иных лиц субъективными правами, защите прав автора и других правообладателей. Однако, говоря о месте, занимаемым авторским правом в регламентации использования произведений художественного творчества, следует иметь в виду предметную относительность этого юридического института. Дело в том, что авторское право, даже при его развитости и эффективности, не регулирует весь спектр общественных отношений в рассматриваемой области общественной жизни.

Так, регулятивную функцию права в сфере использования художественных произведений в России, например, выполняют следующие нормы: 1. Статья 44 Конституции РФ, гарантирующая каждому свободу литературного, художественного, научного, технического творчества и доступ к культурным ценностям; 2. Статья 36 ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и о музеях в Российской Федерации», устанавливающая правовой режим публикации музейных предметов и музейных коллекций; 3. Статья 53 «Основ законодательства Российской Федерации о культуре», регулирующая отношения по изготовлению и реализации продукции с изображением (воспроизведением) объектов культуры и культурного достояния, к которому относятся в том числе и художественные произведения, и т.д.

Что касается охранительной функции права в сфере использования произведений художественного творчества, то здесь важную роль, кроме положений ст.ст.1252, 1299-1301 ГК РФ, регламентирующих специфичную для авторского права компенсацию за нарушение исключительного права, играют следующие законодательные положения иных отраслей российского права: 1. В том случае, когда нарушение исключительного права признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, последнее также может быть защищено в соответствии с антимонопольным законодательством (п. 7 ст.1252 ГК РФ). Согласно ст.14 Федерального закона «О защите конкуренции» недобросовестной конкуренцией является в том числе и продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг. 2. Установленная в ст.146 УК РФ уголовная ответственность за посягательство на авторские права, которая отнесена законодателем к преступлениям против конституционных прав и свобод (гл.19 УК РФ). 3. Ст.7.12 КоАП РФ, регламентирующая административную ответственность за нарушение авторских прав и помещенная в гл.7 КоАП «Административные правонарушения в области охраны собственности».

Институт авторского права как элемент включен в более обширную систему юридических норм: право интеллектуальной собственности. Последнее регулирует отношения, объекты которых не материальны: произведение, изобретение, товарный знак и т.д. В силу своей нематериальной природы эти продукты сами по себе не могут быть присвоены, а следовательно не могут быть и меновой ценностью в отличие от вещей. Фактически может быть присвоен лишь экземпляр произведения, но не само произведение, которое может быть использовано одновременно неограниченным кругом лиц. Автор не может защищать свои интересы какими-либо фактическими действиями, как, например, владелец вещи. Необходимо наделить его абсолютными субъективными правами, которые способны обеспечить контроль за оборотом произведений. Только с появлением таких прав произведения, изобретения стали товаром. Впрочем, правильнее сказать, что товаром стали сами эти права, а не произведения и аналогичные им нематериальные объекты. Объективное право, таким образом, создав но­вую категорию товаров (субъективные права на произведения), не закрепило и упорядочило существующие социальные взаимодействия, а сконструировало совершенно новый пласт отношений: все третьи лица могут использовать продукты творчества только с согласия правообладателя и, как правило, возмездно.

Регулируемая правовыми нормами деятельность по использованию художественных произведений и иных объектов интеллектуальной собственности, когда такое использование возможно только с согласия правообладателя либо с разрешения закона, складывается во вторичные правовые отношения, т.е. отношения юридические в «чистом виде», изна­чально возникающие на основе норм права как процесс и результат сугубо юридической деятельности. В связи с этим, чрезвычайно актуален вопрос о том, почему эти отношения были актуализированы именно в определенное время и именно в определенном месте. Наконец, главное, каково обоснование правовой регламентации этих отношений в истории правовой мысли и современная оценка необходимости такой регламентации?

Вторая глава «Проблема обоснования правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества в истории правовых воззрений и современности» включает в себя три параграфа.

В § 2.1. «Возникновение правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества» рассматриваются исторические условия, сопутствовавшие становлению авторского права, и анализируются оценки этих условий в в правовой мысли прошлого и настоящего.

В эпоху Античности и Средних веков ни о какой авторско-правовой специфике в регулировании отношений в сфере художественного творчества говорить не приходится: вопросы интеллектуального творчества относились к сфере общего права собственности. Создавая художественное про­изведение, автор, как правило, выступал собственником созданной им рукописи или скульптуры, которую он мог продавать (отчуждать) как любую другую материальную ценность. В то же время каждый мог опубликовать или воспроизвести без согласия автора его произведение. Коренные изменения в регулировании оборота художественных, прежде всего литературных, произведений начинают происходить в Эпоху Возрождения. Их обычно связывают с изобретением И. Гутенбергом в середине XV в. способа книгопечатания подвижными литерами, которое позволи­ло наладить массовое и дешевое производство и воспроизведение книг. Сначала появились привилегии, которые являлись монопольным правом на осуществление деятельности по производству и распространению печатной продук­ции. Такие привилегии издателям и книготорговцам на определенный срок, предоставляло правительство при условии, что те получали согласие цензуры, служившей инструментом политического контроля за распространением опасных учений, а также для учета публикуемых произведений.

С отменой системы привилегий в регулировании отношений по использованию произведений художественного творчества началась принципиально новая эра, эра авторского права, возникновение которого обычно справедливо связывают с принятием английского закона, известного как «Статут королевы Анны» (1710 г.), и французских революционных декретов (1791 и 1793 гг.). Как видно, авторское право появилось сравнительно недавно: оно является продуктом Нового времени. Его ис­тория ни в чем не похожа на историю других правовых институтов, например, права собственности, семейного, наследственного права, которые отшлифовывались в течение многих столетий. Естественно, что при научном рассмотрении этого юридического феномена необходимо поставить и разрешить вопрос о том, почему авторское право появилось именно в эпоху Нового времени? Как процесс его становления отразился в правовых учениях?

Анализ взглядов правоведов по данному вопросу позволяет заключить, что и в отечественной, и в зарубежной литературе условия, необходимые для появления правовой регламентации использования художественных произведений, понимаются примерно одинаково, и ключевым из них, так или иначе, считается изобретение книгопечатания. Однако еще раньше, чем в Европе, книгопечатание появилось в Китае. В VIII-IX вв. там утвердилось печатание с помощью ксилографии, а в 1040-1048 гг. кузнец Пи-Шен изобрел печатание с помощью сменных знаков (литер). Но в этой стране, несмотря на указанные условия, даже речи не было ни о какой охране прав писателей, художников. Первый закон об авторском праве в Китае был принят лишь в 1910 году. Не было авторского права и в Древнем Риме, хотя, как абсолютно справедливо заметил Г. Ф. Шершеневич, в римском быту было много условий, благоприятных для возникновения этого института в виде исключительного права переписки[2]. Но, как известно, ничего подобного в римском праве установлено не было.

В работе показывается, что возникновение авторско-правовой регламентации использования художественных произведений не является прямым следствием изобретения книгопечатания. Такая регламентация является целью определенной политики и, соответственно, требует своего обоснования. Говоря об обосновании права вообще, необходимо подчеркнуть, что эта проблема имеет различную степень актуальности в зависимости от того, в первичных либо вторичных правоотношениях реализуются нормы того или иного правового института. Когда речь идет о нормах, которые реализуются в первичных правоотношениях, то такое правовое регулирование не нуждается в специальном обосновании, поскольку оно кардинально не модифицирует социальную реальность, сформированную сочетанием определенных исторических условий. Фактические отношения, содержание которых опосредуется правовой нормой, существовали бы и вне их правовой регламентации. Когда же речь заходит о вторичных правоотношениях, то обоснование правового регулирования чрезвычайно актуально, так как здесь законодатель конструирует принципиально новый пласт социальных взаимодействий и навязывает их обществу. В научной литературе существует несколько учений, обосновывающих правовое регулирование использования художественных произведений. Однако эти учения не представлены едиными, целостными, устоявшимися теориями. Кроме того, они слабо изучены в отечественной юридической науке.

В § 2.2. «Теории, обосновывающие правовое регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества» рассматриваются наиболее авторитетные учения Нового времени, обосновывающие правовую регламентацию отношений по использованию художественных произведений, как-то: теории естественных прав, вознаграждения и общественной пользы.

С точки зрения теорий естественных прав предоставление авторам субъективных прав на их произведения – это благородный и справедливый жест законодателя: Признавать право на интеллектуальный продукт необходимо потому, что такой продукт является порождением уникального творческого процесса, осуществленного уникальной личностью. Художественное произведение – это эманация неповторимой личности его создателя, следовательно, необходимо признавать результат творческого труда объектом исключительного права, принадлежащего автору.

Естественно-правовое обоснование юридической регламентации использования художественных произведений представлено двумя концепциями: трудовой и персональной. Первая получила особенное развитие во Франции XVIII в., где важную политическую и идеологическую роль в ее становлении сыграла классическая трудовая теория собственности Дж. Локка. Исходя из того, что труд индивида может родить собственность, сторонники указанной концепции, перевернув этот, в сущности, правильный тезис, говорили: все то, что является продуктом труда, есть собственность трудившегося. Следовательно, художественные произведения – самая естественная и неотъемлемая собственность индивида, так как они создаются одной силой творчества и в меньшей степени зависят от материального мира.

Вторая (персональная) концепция появилась в Германии. Здесь идеологическим отцом авторского права фактически был И. Кант, говоривший, что книга – это речь автора, обращенная к публике[3]. Автор обладает личным правом на свое произведение. Личное право, по Канту, включается в право частное. Последнее же, называемое мыслителем также естественным, покоится на одних только априорных принципах. Всеобщий принцип права заключается в следующем: «Прав любой поступок, который или согласно максиме которого свобода произвола каждого совместима со свободой каждого в соответствии со всеобщим законом». В результате получается, что авторское право как право личное находит свое обоснование в указанном всеобщем принципе права.

С позиций теории вознаграждения закрепление за автором возможности контролировать использование его произведения – это справедливое намерение воздать по заслугам лицу, которое затратило силы и время на создание произведения и доведение его до публики. Авторское право в этом смысле оказывается не более чем формой изъявления благодарности этому человеку, сделавшему больше того, чем вправе было ожидать от него общество.

Насколько известно, одним из первых ученых, придавших принципу вознаграждения облик учения, был французский юрист Огюстэн-Шарль Ренуар (1794–1878). Исходным пунктом в концепции Ренуара является тезис о том, что своей книгой автор оказывает обществу услугу и что справедливость требует, чтобы за эту услугу, т.е. за свой труд, автор получил соответствующее вознаграждение. Указав на различные способы определения вознаграждения труда автора, Ренуар пришел к заключению, что лучшим мерилом достоинства книги, а следовательно, и значения и важности оказанной этой книгой услуги, является сама публика. Чем больше расходятся экземпляры книги, тем большее вознаграждение должен получить автор. Наиболее целесообразной формой вознаграждения автора может быть предоставление ему исключительного права воспроизведения своего сочинения. В российской юриспруденции к адептам теории вознаграждения относятся Д. И. Мейер и Г. Ф. Шершеневич.

В противоположность теориям естественных прав и вознаграждения, теория общественной пользы обосновывает необходимость правовой регламентации использования произведений художественного творчества не заботой о благе автора, а интересами общества в целом. С точки зрения сторонников указанной теории, с одной стороны, исключительные права стимулируют создание произведений науки, литературы, искусства, с другой – эти же права сокращают возможность общества воспользоваться указанными благами. Поэтому цель законодателя здесь должна состоять в том, чтобы создать такой закон, который обеспечивал бы максимально возможный стимулирующий эффект при минимизации обратной негативной тенденции. Авторское право, таким образом, должно сбалансировать интересы авторов, читателей и издателей. Оно отнюдь не является ограничительным правом собственности.

Наиболее широкую поддержку теория общественной пользы нашла в англо-американской литературе. Так, американские юристы, ссылаясь на п.8 разд.8 ст.1 Конституции США (Конгресс вправе поощрять развитие наук и полезных искусств, обеспечивая на определенный срок авторам и изобретателям исключительное право на их произведения и открытия) утверждают, что конечной и главной целью законодательства об использовании художественных произведений является поощрение науки и культуры на благо общества путем предоставления исключительных прав авторам.

В диссертации прослеживается генетическая связь между рассмотренными учениями и регламентацией использования произведений художественного творчества в части четвертой ГК РФ. В частности, отмечается, что учение сторонника теории вознаграждения Г. Ф. Шершеневича существенно повлияло на научные взгляды В. А. Дозорцева, а труды последнего, как известно, имели огромное значение для разработчиков проекта указанного Закона. Именно этими обстоятельствами можно объяснить выведение личных неимущественных прав автора из разряда исключительных и другие новеллы ГК, связанные с данным фундаментальным изменением и влекущие либерализацию оборота авторских прав в России.

В § 2.3. «Воззрения критиков правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества: истоки и современность» говорится о том, что, несмотря на признанность авторского права международным сообществом и существование ряда авторитетных правовых учений, обосновывающих его, этот институт в современную эпоху подвергается серьезной критике со стороны тех, кто предлагает его либо совсем ликвидировать, либо существенно реформировать так, чтобы он адекватно регулировал отношения, специфичные для информационной эры.

Идеологические противники правовой регламентации использования художественных произведений появились не сегодня и даже не вчера. Пожалуй, наиболее выдающимися из них в XIX в. были П. Ж. Прудон и Г. Ч. Кэрри. Так, Прудон критиковал такую регламентацию с трех точек зрения[4]. Во-первых, установление литературной собственности противоречит всем принципам политической экономии, так как ее нельзя вывести ни из понятия продукта, ни из понятия мены, кредита, капитала и процента. Во-вторых, с точки зрения нравственности, искусство по своей сути также неоценимо, как правосудие, религия, истина. Поэзия, скульптура, живопись, музыка, по мнению Прудона, служат истине, отступить от которой не могут, не унижая своего достоинства. В-третьих, с точки зрения права, с одной стороны, произведения искусства по самой своей природе являются вещами непродажными, а с другой – наделение конкретного человека правами на продукт творчества нарушает права общества.

В XX в. число теорий и взглядов, критикующих авторское право, заметно увеличивается. Практически все эти воззрения непосредственным образом связаны с теми общественными изменениями, говоря о которых, обычно употребляют категории «информационное общество», «постмодерн» и «Интернет». Научными исследованиями, олицетворяющими эту критику и в наибольшей степени повлиявшими на современные дискуссии по данному вопросу, являются следующие: в сфере правоведения – работы Питера Яши, Бенджамина Каплана, Джона Пери Барлоу, Лоуренса Лессига; в области философии и литературоведения – опусы Мишеля Фуко, Ролана Барта, Жана Бодрийяра. Особенностью критики авторского права во второй половине XX столетия стало такое обстоятельство, что философские мысли европейских мыслителей об авторстве, искусстве очень хорошо упали на благодатную американскую юридическую почву, породившую различные взгляды по рассматриваемой проблеме.

По мнению одного из самых выдающихся представителей этих взглядов профессора конституционного права Л. Лессига, современное законодательство, регулирующее использование художественных произведений, крайне не совершенно. Л. Лессиг отстаивает свою точку зрения с позиции ценностей: он исповедует ценности свободы. В былые времена культура была свободной, однако в будущем она останется таковой, только если современное авторское право сойдет с пути, которым оно движется сейчас. Автор подчеркивает, что свободная культура не означает культуру без собственности: это не та культура, где ху­дожнику не платят. Культура без собственности, в которой творцам не платят, — это анархия, а не свобода. Л. Лессиг не является радикалом, стремящимся к отмене правового регулирования использования художественных произведений. В то же время он оппонирует тем, кто считает, что авторское право – такое же священное и абсолютное право, как и право собственности. Профессор Лессиг отмечает, что основатели американской государственности, принявшие Пятую поправку к Конституции (а в ней говорится, что «частная собственность не может изыматься для общественного пользования без справедливого возмещения»), тем не менее установили для авторских прав определенный срок действия. В статье, дающей Конгрессу право наделять интеллектуальной собственностью, Конституция требует, чтобы по окончании «ограниченного периода времени» Конгресс забирал обратно дарованные полномочия, и «интеллектуальная собствен­ность» становилась всеобщим достоянием. «Почему отцы-основатели, фанатичные защитники собственности, не дали интеллектуальной собственности тех же прав, что и любой другой форме собственности? Почему они потребовали перехода интеллек­туальной собственности во всеобщее достояние?»[5] Ответ для Л. Лессига очевиден: потому что таким образом можно обеспечить развитие свободной культуры.

Л. Лессиг считает, что современная правовая зарегулированность действий по использованию художественных произведений вредна для культуры и не так уж полезна для правообладателей. Он, в отличие от многих современных критиков правовой регламентации использования художественных произведений, предлагает конкретный путь решения этой проблемы. Так, например, по его мнению, нужно сократить сроки действия авторских прав, расширить сферу свободного использования произведений, в которой окажется Интернет, вернуться к системе формальностей, с соблюдением которых связывается возникновение прав на продукты творчества.

Третья глава «Влияние правовых воззрений на правовое регулирование отношений по использованию произведений художественного творчества» включает в себя два параграфа.

§ 3.1. «Концепции правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества в контексте правовых воззрений» посвящен рассмотрению двух фундаментальных авторско-правовых моделей (романо-германской – droit d'auteur и англо-американской – copyright) в свете правовых учений, повлиявших на их становление и современный облик. Каждой из рассматриваемых концепций правовой регламентации использования произведений художественного творчества присущ свой правовой стиль, который выражается и в их наименовании, и в существе, и в регламентации отдельных элементов. Различия в стиле этих концепций прежде всего проистекают из их неодинаковой политико-правовой родословной. Вообще авторское право, как никакой другой институт частного права, является плодом интеллектуальных построений и дискуссий. Естественно, что не следует забывать также об экономических факторах, которые многими рассматриваются как доминирующие.

Личностно ориентированная романо-германская концепция сформировалась под серьезным влиянием сначала течений юснатурализма, а потом романтизма. Если во Франции это было и учение Дж. Локка, и революционные речи Ле Шапелье, и И. Лаканаля, и романтические идеи В. Гюго, П. Мериме, то в Германии – прежде всего философия И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля. Вследствие этого в континентальной Европе получила официальное признание идея, что субъективное право на художественное произведение принадлежит автору в силу самого творческого акта и что оно не зависит от произвола законодателя. Генезис коммерческой по своей сути англо-американской концепции связан с позитивистскими правовыми учениями, хотя в XVIII в. в английских судах и шли серьезные споры между сторонниками и противниками неограниченного естественного права литературной собственности. В результате позиция первых, среди которых был и У. Блэкстон, не была принята судьями, и в Англии утвердилась позитивистская идея о том, что субъективное право на художественное произведение даруется законом и что его можно защитить лишь при соблюдении определенных формальностей.

Кроме самих по себе фундаментальных правовых учений, на становление и облик концепций правовой регламентации использования художественных произведений оказала влияние и специфика доктрины юридической мысли, присущая семьям континентального и общего права. Юридическая мысль, свойственная романо-германской правовой традиции, по своей сути является дедуктивной: здесь в процессе формирования права исходят из определения общих принципов и правовых доктрин, на основе которых не только создаются нормы права, но и решаются конкретные дела. С другой стороны, индуктивной является правовая доктрина в общем праве, развивавшаяся путем накопления опыта судебных прецедентов. Первая находит поддержку в философии, основоположником которой был Р. Декарт, вторая опирается на учения, восходящие к Ф. Бэкону.

В § 3.2. «Основные тенденции правового регулирования отношений по использованию произведений художественного творчества и современность» рассматриваются наиболее существенные направления, по которым в современную информационную эпоху идет процесс развития юридической регламентации отношений по использованию художественных произведений.

В работе показывается, что англо-американская и континентальная концепции авторского права в настоящее время активно сближаются. Совершенно особую роль в этом процессе интеграции играют директивы, принимаемые в рамках Европейского Союза. Перенос положений директивы во внутреннее законодательство страны-члена ЕС осуществляется в установленные директивой сроки. В противном случае Европейская Комиссия может возбудить в Европейском Суде Правосудия против государства-члена дело, и тогда перенос директивы будет принудительно осуществлен под контролем Европейского Суда. Практика правового регулирования в рамках ЕС, таким образом, – это новый характерный для глобального информационного общества путь, лежащий между национальным и международным правом, когда отношения между либеральными государства­ми уже не фильтруются традиционными представительными органами суверенного государства.

Особенностью современной как европейской, так и всемирной гармонизации правовой регламентации использования художественных произведений является то, что в последние годы сближение континентальной и англо-американской концепций происходит при доминировании последней из указанных моделей. Данная тенденция, рассматриваемая в рамках ЕС, на первый взгляд, представляется странной, поскольку подавляющее большинство правовых систем стран-членов ЕС принадлежит к Романо-германской правовой семье. Однако при более пристальном анализе указанной тенденции она находит весьма убедительное обоснование и, более того, кажется вполне адекватной условиям современного общества. Усилия ЕС по гармонизации авторского права направляются на достижение двоякой цели: с одной стороны, обеспе­чить более надежную защиту интересов инвесторов, вкладывающих в искусство, с другой – расширить их возможности при эксплуатации произведений, т.е. облегчить переход прав от авторов к ним, даже если это повлечет для первых утрату ряда субъективных прав, в том числе и личных неимущественных.

Указанные цели ЕС очень хорошо сочетаются с коммерческой сущностью концепции copyright, сформировавшейся под влиянием позитивистских правовых учений, что делает адаптацию этой системы к условиям современного общества гораздо более простой, нежели трансформация личностно ориентированной романтической концепции droit d'auteur, генезис которой непосредственно связан с учениями юснатурализма.

В Заключении подводятся итоги проведённого исследования и формулируются краткие выводы.

III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Матвеев А. Г. «Интернет-право» появилось вопросы остались // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2007 - № 3. - С. 38-43. - 0,3 п.л.

2. Матвеев А. Г. О концепции личных неимущественных прав авторов произведений науки, литературы и искусства в части четвертой ГК РФ // Черные дыры в российском законодательстве. - 2007. - № 5. - С. 188-190. - 0,4 п.л.

3. Матвеев А. Г, Философские основания авторского права // Известия высших учебных заведений. Правоведение. - 2008. - № 1. - С. 11-21. - 0,8 п.л.

4. Матвеев А. Г. Основные взгляды и теории, критикующие авторское право // Вестник Пермского университета. Юридические науки. - 2010. - Выпуск 3(9). - С. 120-127 - 0,75 п.л.

5. Матвеев А. Г. Правовая регламентация использования произведений художественного творчества: эволюция правовых воззрений и современность. - Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. - 172 с. - 9 п.л.

6. Матвеев А. Г. Участие Российской империи в конвенциях по охране литературных и художественных произведений // Норма. Закон. Законодательство. Право: материалы и те­зисы докладов студенческой межвузовской научно-практической конференции. - Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2007. - С. 36-39. - 0,15 п.л.

7. Матвеев А. Г. Личные неимущественные права авторов в Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений: история вопроса // Вестник Пермского университета. Юридические науки. - 2008. - Выпуск 6(22). - С. 157-162. - 0,55 п.л.

8. Матвеев А. Г. Феномен социальной нормы // Современное законотворчество и правоприменение: тезисы докл. междунар. науч.-практ. конф. - Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2008. - С. 25-30. - 0,3 п.л.

9. Матвеев А. Г. Проблема обоснования и перспектив авторского права в условиях информационного общества // Гуманитарные науки. Межвузовский сборник научных статей. - Караганда: Изд-во КарГУ, 2009. - С. 51-56. - 0,3 п.л.

10. Матвеев А. Г. Принятие Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений: поиски компромисса или воплощение определенной теории? // Современное состояние российского законодательства: тез. докл. междунар. науч. -прак. конф. - Перм. гос. ун-т. – Пермь 2009. - С. 31-35. - 0,2 п.л.

11. Матвеев А. Г. Авторско-правовые отношения в контексте классификации правоотношений на первичные и вторичные // Развитие правоотношений в современном обществе: Проблемы и перспективы, всерос. науч.-прак. Конф. (Волгоград, 23 октября 2009. - Волгоград, - М.: ООО «Глобус», 2009. - С. 102-105. - 0,2 п.л.

12. Матвеев А. Г. Некоторые сравнительно-правовые аспекты англо-американской и романо-германской концепций авторского права // Вестник Пермского университета. Юридические науки. - 2009. - Выпуск 4(6). - С. 16-24. - 0,8 п.л.

13. Матвеев А. Г. От учений о ценностях и долженствовании к идее нормативности // Мир человека: нормативное измерение: сборник трудов международной научной конференции (Саратов 29-30 апреля 2010 г.) – Саратов: Изд-во ГОУВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. - С. 102-107. - 0,4 п.л.


[1] Выражение Л. С. Явича. См.: Явич Л. С. Общая теория права. Л., 1976. С. 225–226.

[2] См.: Шершеневич Г. Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань. 1891. С. 78.

[3] См.: Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Кант И. Сочинения. В 6 т. Т. 4., ч. 2. М., 1965. С. 205–206.

[4] См.: Прудон П. Ж. Литературные майораты. СПб. 1865.

[5] Лессиг Л. Свободная культура. М., 2007. С. 130.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.