WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Момент окончания преступления

На правах рукописи

Баймакова Надежда Николаевна

Момент окончания преступления

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в отделе уголовно-правовых исследований Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия»

Научный руководитель кандидат юридических наук, профессор Заслуженный юрист Российской Федерации Галахова Анна Владимировна
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Иванов Никита Георгиевич кандидат юридических наук, доцент Милевский Александр Иванович
Ведущая организация Юридический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Защита состоится 28 апреля 2011 г. в 12 часов 00 минут на заседании Диссертационного совета Д 170.003.01 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по адресу: 117418 г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69а, ауд. 910.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии правосудия.

Автореферат разослан «___» _____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С.П. Ломтев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Установление момента окончания преступления относится к одной из важных проблем теории уголовного права и судебной практики. Российская Федерация, являясь правовым государством, гарантирует своим гражданам защиту их прав и свобод, в том числе от преступных посягательств и необоснованного обвинения. Правильное определение момента окончания преступления выступает одной из таких гарантий, поскольку от его установления зависит надлежащая квалификация содеянного, а соответственно, законность привлечения лица к уголовной ответственности, назначения ему справедливого наказания.

Момент окончания законодательно закреплен не для всех преступлений. В теории уголовного права и на практике возникают вопросы о том, как определить момент окончания преступлений с различной конструкцией состава преступления, при неоконченной преступной деятельности, добровольном отказе. Все это говорит о необходимости дальнейшего и более тщательного исследования и формулирования положений о моменте окончания преступления в соответствующих случаях.

Российская Федерация является активным участником мирового правового сообщества, а потому особую актуальность приобретает проведение сравнительно-правового анализа норм УК РФ о предмете исследования, с одной стороны, и соответствующих норм уголовного законодательства зарубежных государств – с другой.

Степень разработанности темы исследования. Момент окончания преступления не был предметом всестороннего исследования ни в одной научной работе. В той или иной степени вопросы момента окончания преступления рассматривали в своих трудах Н.Д. Дурманов, В.Д. Иванов, В.Ф. Караулов, А.П. Козлов, Л.М. Колодкин, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, А.И. Милевский, А.С. Михлин, А.А. Пионтковский, Н.С. Таганцев, А.А. Тер-Акопов, И.С. Тишкевич, А.Н. Трайнин, Т.В. Церетели, М.Д. Шаргородский. В последнее время моменту окончания преступления в рамках стадий совершения преступления, конструкции состава преступления уделяли внимание М.В. Гринь, Д.Ю. Поротиков, М.П. Редин, А.Ю. Решетников, А.И. Ситникова, К.Т. Тедеев, С.В. Чернокозинская и некоторые другие ученые.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в результатах разработки уголовно правовой категории «момент окончания преступления» и ее понятийного аппарата. Предложены новые понятия неоконченного преступления и добровольного отказа от преступления; уточнены понятия приготовления к преступлению и покушения на преступление; выявлен механизм влияния стадий совершения преступления и конструкций составов преступлений на момент их окончания.

Объектом исследования является момент окончания преступления в теории уголовного права, уголовном законодательстве Российской Федерации, государств-участников СНГ и ряда европейских стран, а также в судебной практике.

Предмет исследования включает в себя: момент окончания преступления в соотношении со временем его совершения; в зависимости от конструкции состава преступления; момент окончания оконченного и неоконченного преступления; момент окончания добровольного отказа; практика применения уголовного законодательства в указанной сфере.

Цель исследования - раскрытие содержания уголовно-правовой категории «момент окончания преступления» и разработка научно обоснованных рекомендаций по установлению момента окончания преступления в конкретных ситуациях.

В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:



  • проанализировать время совершения преступления в рамках ч. 2 ст. 9 УК РФ и его соотношение с моментом окончания преступления;
  • рассмотреть виды составов преступлений в зависимости от их конструкции и установить различия в моменте их окончания, выявить трудности определения момента окончания конкретных преступлений и сформулировать рекомендации для их устранения;
  • уяснить и уточнить понятия «стадии совершения преступления» и «неоконченное преступление», проследить развитие их законодательной регламентации;
  • рассмотреть виды неоконченного преступления (приготовление к преступлению и покушение на преступление), установить момент их окончания;
  • проанализировать правовую природу добровольного отказа от преступления, установить момент его окончания;
  • провести анализ уголовного законодательства государств-участников СНГ и некоторых европейских государств с целью выявления их положительного опыта по исследуемой проблеме;
  • изучить судебную практику по рассматриваемой теме;
  • на основе изученной научной литературы, сравнительно-правового анализа уголовного законодательства и материалов судебной практики сформулировать научно обоснованные предложения о дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства в связи с темой диссертационного исследования.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования выступил диалектический метод научного познания, использованы общенаучные методы исследования – логический, анализ, синтез, дедукция и индукция; частно-научные методы – формально-логический, историко-правовой, сравнительно-правовой, экспертный опрос, анализ документов, метод теоретической интерпретации.

Теоретической основой диссертационного исследования стали научные труды российских ученых в области философии, теории государства и права, истории государства и права, уголовного права. В их числе работы таких ученых, как М.И. Блум, С.В. Бородин, А.В. Галахова, О. Горегляд, Н.Д. Дурманов, Б.В. Здравомыслов, В.Д. Иванов, Н.Г Иванов, Г.А. Кригер, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Н.В. Лясс, А.В. Наумов, А.А. Пионтковский, Н.С. Таганцев, А.А. Тилле, И.С. Тишкевич, А.Н. Трайнин, Г.С. Фельдштейн, А.А. Чебышев-Дмитриев.

Эмпирической базой диссертационного исследования явились результаты изучения судебной практики за период с 1997 по 2010 г. (изучено более 120 уголовных дел), постановления Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам, результаты экспертного опроса (104 судейских работников).

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Теоретически обосновано различие понятий:

- «время совершения преступления» и «момент его окончания». Выявлено, что в отличие от времени совершения преступления, которое устанавливается для того, чтобы определить, какой уголовный закон подлежит применению, момент окончания преступления влияет на квалификацию содеянного;

- «стадии совершения преступления» и «неоконченные преступления». Диссертант пришел к выводу о том, что самостоятельного уголовно-правового значения стадии совершения преступления не имеют. Они приобретают его, если в момент прекращения та или иная стадия обладает признаками неоконченного преступления (приготовления или покушения), предусмотренными уголовным законом. В таком случае она получает юридическую оценку не как стадия, а как соответствующая разновидность неоконченного преступления;

- «оконченное преступление» и «окончание преступления» (как стадия совершения преступного деяния). Так, если стадию «окончание преступления» имеют только преступления с прямым умыслом, то оконченное преступление исключает какое-либо ограничение по форме вины и виду умысла.

  1. Сформулировано понятие неоконченного преступления. Действующее законодательное определение неоконченного преступления (ч. 2 ст. 29 УК РФ) путем перечисления его видов (приготовление к преступлению и покушение на преступление) не дает полного представления о его содержании. Диссертант предлагает:

– ч. 2 ст. 29 УК РФ дополнить первым абзацем следующего содержания: «Под неоконченным преступлением следует понимать умышленное общественно опасное действие (бездействие), направленное на достижение уголовно-наказуемого результата, которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам»;





– текст ч. 2 ст. 29 УК РФ сделать вторым абзацем этой части статьи.

  1. Уточнено понятие приготовления к преступлению: действия (бездействие) лица, совершенные с прямым умыслом, направленные на создание условий для совершения замышляемого оконченного преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Установлено, что приготовление окончено с момента прекращения приготовительных действий (бездействия) по не зависящим от лица обстоятельствам.
  2. Диссертант пришел к выводу о том, что покушением на преступление являются действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение замышляемого оконченного преступления, совершаемые с прямым умыслом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Покушение окончено, когда выполнены все (в преступлениях с материальным составом) действия (бездействие), составляющие объективную сторону замышляемого преступления, однако преступный результат, необходимый для оконченного преступления, не наступил по не зависящим от лица обстоятельствам, либо часть действий (бездействия) (в преступлениях с формальным составом).
  3. Обосновано положение о том, что основанием уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на преступление является состав неоконченного преступления, признаки которого дополнительно к диспозиции конкретной нормы Особенной части УК сформулированы в частях 1 и 3 ст. 30 УК РФ. В связи с этим предложено ввести в ст. 30 УК РФ часть четвертую следующего содержания:

«Основанием уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на преступление является совершение деяния, содержащего признаки состава неоконченного преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

  1. Результаты проведенного исследования показывают, что законодательное определение добровольного отказа от преступления через приготовление и покушение на преступление нуждается в уточнении, поскольку невозможно отказаться от доведения преступления до конца, когда оно прекращается по обстоятельствам, не зависящим от виновного, и, следовательно, одно через другое определять нельзя.

Диссертант предлагает следующую редакцию ч. 1 ст. 31 УК РФ:

«Добровольным отказом от преступления признается окончательное и по своей воле прекращение лицом деятельности, запрещенной уголовным законом, при осознании возможности доведения ее до конца».

  1. Аргументировано положение об исключении из ч. 2 ст. 31 УК РФ словосочетания «за преступление», поскольку добровольный отказ возможен лишь при отсутствии в содеянном состава преступления. Существующая редакция этой части статьи позволяет по-разному трактовать совершенное до добровольного отказа.

Предложена следующая редакция ч. 2 ст. 31 УК РФ:

«Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца».

Теоретическая значимость диссертационного исследования. Научные выводы и предложения, сформулированные в диссертации, вносят вклад в разработку уголовно-правовой категории «момент окончания преступления» и ее понятийного аппарата. В работе предлагаются и теоретически обосновываются временные характеристики момента окончания преступления, влияние конструкции состава преступления и стадий совершения преступления на момент его окончания.

Практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в работе предложения могут быть полезны при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства; учтены в судебной и следственной практике при определении момента окончания конкретных преступлений, при определении предмета доказывания в зависимости от конструкции состава преступления, при разграничении неоконченного преступления и добровольного отказа от преступления; использованы для новых теоретических разработок, а также в учебном процессе при преподавании дисциплин уголовно-правового цикла.

Апробация результатов исследования. Теоретические и практические проблемы момента окончания преступления, основные положения, предложения и результаты проведенного исследования, а также основанные на них выводы обсуждались на заседаниях научного отдела уголовно-правовых исследований Российской академии правосудия; докладывались на научной конференции МГУУ (2008 г.) «Состояние, проблемы и перспективы развития законодательства г. Москвы».

Структура диссертации. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК Российской Федерации. Структура и объем диссертации обусловлены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих восемь параграфов, заключения и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертационного исследования; анализируется степень ее научной разработанности; отражается научная новизна; определяются объект и предмет, цели и задачи исследования; называются его методологические основы и эмпирическая база; теоретическая и практическая значимость исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования и структуре диссертации.

Глава 1 «Временные характеристики момента окончания преступления» состоит из двух параграфов.

§ 1 «Оконченное преступление и момент его окончания» посвящен понятию оконченного преступления, отличию оконченного преступления от окончания преступления как стадии совершения преступной деятельности, разграничению юридического (правового) и фактического момента окончания преступления.

Понятие оконченного преступления дано в ч. 1 ст. 29 УК РФ. В юридической литературе не раз предлагались иные определения рассматриваемого понятия (Н.Ф. Кузнецова, Г.В. Назаренко и А.И. Ситникова, М.П. Редин и др.). Чтобы получить полное представление об оконченном преступлении и раскрыть его содержание, необходимо решить вопрос о его отличии от окончания преступления как стадии совершения преступного деяния. Так, если об окончании преступления можно говорить только при совершении преступления с прямым умыслом, то понятие оконченного преступления присуще всем преступлениям, совершаемым как с умышленной, так и с неосторожной формой вины. Поскольку определение, содержащееся в ч. 1 ст. 29 УК РФ, говорит именно об оконченном преступлении, вне зависимости от формы вины и вида умысла, оно представляется более приемлемым в том смысле понятия оконченного преступления, о котором идет речь в данном параграфе.

Важную роль в процессе квалификации преступления как оконченного играет установление момента его окончания. Различают юридический (правовой) и фактический момент окончания преступления. Юридический момент окончания преступления связывается с законодательным описанием состава преступления, конструкцией его объективной стороны. В зависимости от этого выделяют преступления с материальным, формальным, усеченным составом. Фактический момент окончания преступления определяется достижением поставленной субъектом цели (или одной из целей) в умышленном преступлении либо наступлением преступного последствия в неосторожном деянии. Для квалификации преступления имеет значение установление юридического (правового) момента окончания преступления, а не фактического.

В § 2 «Момент окончания преступления и время его совершения» речь идет о времени совершения преступления, о его отличии от момента окончания преступления. Большое внимание уделено времени совершения и моменту окончания длящихся и продолжаемых преступлений.

В доктрине уголовного права существуют различные точки зрения о том, что же считать временем совершения преступления – время совершения действия (бездействия) либо время наступления последствий. Анализируя высказывания ученых по этому вопросу, диссертант пришел к выводу о том, что время совершения действия (бездействия) признано законом временем совершения преступления потому, что оно лежит в основе любого преступления; именно действием (бездействием) лицо нарушает определенные правила поведения, которые преследуются уголовным законом. В свете этого, положения ч. 2 ст. 9 УК РФ являются более универсальными, так как не все составы преступлений включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий. Из этого следует, что уголовный закон не связывает время совершения преступления с моментом его окончания.

Относительно высказываемых в научной литературе противоречий ст. 8 и ч. 2 ст. 9 УК РФ, то, по мнению автора, их нет. Часть 2 ст. 9 УК РФ применяется только в случае возникновения сложности с выбором уголовного закона, подлежащего применению, когда уже существует действительное основание уголовной ответственности, то есть налицо состав преступления. С учетом момента окончания преступления совершенные действия квалифицируются по тому уголовному закону, который подлежит применению.

В зависимости от протяженности преступного деяния во времени различают длящиеся и продолжаемые преступления.

Началом продолжаемого преступления считается совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление (п. 5 постановления 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (с изм. от 14 марта 1963 г. № 1)). Моментом окончания продолжаемого преступления является совершение последнего действия или последнего факта бездействия.

Длящееся преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Начинается оно с момента совершения преступного действия (например, при самовольном оставлении части или места службы) или бездействия (например, при уклонении от прохождения военной или альтернативной гражданской службы) (п. 1 указанного постановления). Моментом окончания длящегося преступления является день прекращения деяния как по воле лица, его совершившего (например, при явке с повинной в преступлениях, предусмотренных ст. 157, 313, 316 УК РФ), так и по не зависящим от его воли обстоятельствам (например, при задержании; отпадении обязанности прохождения военной службы, то есть в день достижения лицом 27-летнего возраста, в преступлении, предусмотренном ст. 328 УК РФ).

Глава 2 «Влияние конструкции состава преступления на момент его окончания» состоит из четырех параграфов.

В § 1 «Виды составов преступлений» исследуются вопросы понятия состава преступления, рассматривается классификация составов преступлений в зависимости от их конструкции.

Состав преступления является одним из основных понятий уголовного права и представляет собой систему объективных и субъективных признаков деяния, установленных уголовным законом и характеризующих его как конкретное преступление.

Классификация составов преступлений в отечественном уголовном праве на материальные, формальные и усеченные имеет решающее значение для определения момента окончания преступления, а следовательно, для правильной квалификации содеянного. В свою очередь, правильное установление момента окончания преступления позволяет избежать ошибок при применении других институтов уголовного права (например, соучастия, назначения наказания, исчисления сроков давности).

В § 2 «Преступления с материальным составом и момент их окончания» речь идет о материальных составах преступлений, о моменте окончания преступлений с такими составами, рассматриваются деликты создания опасности как разновидность преступлений с материальным составом, анализируются наиболее трудные случаи определения момента окончания преступлений с материальным составом в судебной практике.

Материальными являются составы преступлений, последствия которых непосредственно указаны в диспозиции уголовно правовой нормы (например, ст. 109 УК РФ), а также составы, последствия которых законодатель непосредственно не указывает, но подразумевает их наступление для признания преступления оконченным (например, ст. 158 УК РФ).

При определении момента окончания преступлений с материальным составом акцент должен делаться на наличие определенных, указанных в законе (либо подразумеваемых законодателем) последствий. При этом важно, чтобы последствия находились в причинной связи с повлекшим их действием (бездействием). В случае отсутствия последствий, или когда они объективно не следуют за совершенными лицом действиями (бездействием), можно говорить лишь о неоконченном преступлении.

Применительно к моменту окончания хищения правоприменителю следует исходить лишь из наличия возможности пользоваться либо распоряжаться похищенным, а не из фактической реализации этой возможности.

К преступлениям с материальным составом следует относить и деликты создания опасности. Уголовному закону известны два вида преступных последствий – реальные (например, смерть человека) и возможные (например, опасность наступления смерти человека). Моментом окончания таких преступлений будет наличие общественно опасных последствий в виде опасности, угрозы либо возможности причинения общественно опасных последствий. Поскольку последствия в преступлениях с материальным составом являются обязательным элементом объективной стороны, между действием (бездействием) и указанными последствиями должна быть установлена причинная связь[1]. При этом опасность, возможность или угроза наступления общественно опасных последствий существуют объективно, то есть совершаемые действия (бездействие) создают реальные предпосылки наступления указанных последствий.

В § 3 «Преступления с формальным составом и момент их окончания» исследуются преступления с формальным составом, момент их окончания, акцентируется внимание на определении момента окончания тех преступлений с формальным составом, которые вызывают у правоприменителя наибольшие затруднения.

Преступления с формальным составом, как и любые преступные действия (бездействие), также всегда влекут изменения в окружающей действительности и причиняют вред объектам уголовно-правовой охраны. Анализ научных источников и практики применения норм о преступлениях с формальным составом позволяет сделать следующие выводы: 1) законодатель выводит общественно опасные последствия за пределы состава преступления, если они трудно поддаются установлению (например, в ст. 129, 130 УК РФ); 2) законодатель формулирует преступления с формальным составом: а) когда последствие наступает одновременно с совершенным действием (бездействием), неразрывно связано с действием и следует за ним по «естественному ходу вещей» (например, незаконное лишение свободы – ст. 127 УК РФ, изнасилование – ст. 131 УК РФ); б) когда последствие также неизбежно следует за действием, но оно может наступить по истечении какого-то времени (например, членовредительство с целью уклонения от исполнения обязанностей военной службы – ст. 339 УК РФ); 3) законодатель преследует саму возможность причинения вреда объекту, так как само действие (бездействие) настолько общественно опасно, и уже оно причиняет вред соответствующим охраняемым уголовным законом общественным отношениям (например, незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств – ст. 222 УК РФ; вовлечение в занятие проституцией – ст. 240 УК РФ). В подобных случаях конструкция преступлений с формальным составом обеспечивает наилучшие условия для охраны объекта.

Моментом окончания преступлений с формальным составом является выполнение действия (бездействия) или последнего из них, составляющего объективную сторону преступления. Поскольку общественно опасные последствия не являются признаком таких составов, их наступление (ненаступление) не влияет на квалификацию преступления в качестве оконченного. Наступление последствий в подобных случаях может иметь уголовно-правовое значение, например, при назначении наказания, возмещении ущерба; в ряде случаев при наступлении последствий бывает необходима квалификация по совокупности преступлений.

§ 4 «Преступления с усеченным составом и момент их окончания» посвящен исследованию правовой природы указанных преступлений, моменту их окончания, определению момента окончания преступлений с усеченным составом в судебной практике.

Диссертант приходит к выводу о том, что признание наличия преступлений с усеченным составом как в теории уголовного права, так и на практике вполне обоснованно. Законодатель предусматривает такие конструкции для предупреждения преступной деятельности на более ранней стадии ее развития и с учетом ее общественной опасности. Юридический момент их окончания переносится как бы на стадии приготовления (например, в преступлении, предусмотренном ст. 209 УК РФ) или покушения (например, в преступлении, предусмотренном ст. 162 УК РФ). Однако квалифицируются такие действия (бездействие) как оконченное преступление только по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

Глава 3 «Момент окончания преступления в зависимости от стадии совершения преступления» состоит из двух параграфов.

§ 1 «Стадии совершения преступления» посвящен стадиям совершения преступления, их соотношению с неоконченными преступлениями.

В уголовном законодательстве как ныне действующем, так и прежних лет нет понятия «стадии совершения преступления». Однако теория уголовного права и практика пользуются таким понятием[2], так как преступная деятельность человека, как и любая его волевая деятельность, характеризуется этапностью. Диссертант приходит к выводу о том, что в настоящее время в УК РФ не стоит вводить понятие «стадии совершения преступления», поскольку это может привести к еще большим практическим и теоретическим проблемам, связанным с применением данного института. Однако это не означает необходимости отказа от дальнейшей разработки учения о стадиях преступления, так как уже существующие теоретические положения в этой области облегчают применение норм о неоконченном преступлении и добровольном отказе от преступления.

Любое преступление, совершаемое с прямым умыслом, может быть либо оконченным, либо неоконченным (приготовлением или покушением). В связи с этим оконченное преступление не может выступать стадией совершения преступления. Выделение оконченного преступления в качестве третьей стадии не может иметь уголовно-правового значения, так как квалификация оконченного преступления осуществляется по статье Особенной части УК РФ без ссылок на ст. 30 УК РФ. Диссертант предлагает в качестве стадии совершения преступления рассматривать не оконченное преступление, а его окончание (завершение).

Самостоятельного уголовно-правового значения стадии совершения преступления, не имеют. Они приобретают его только в том случае, если в момент прекращения та или иная стадия обладает признаками неоконченного преступления (приготовления или покушения), предусмотренными уголовным законом. В таком случае содеянное получает юридическую оценку не как стадия, а как соответствующая разновидность неоконченного преступления.

В § 2 «Неоконченное преступление» анализируется развитие института неоконченного преступления в доктрине и законодательных актах дореволюционного периода, советского времени и до принятия действующего УК РФ; исследуется неоконченное преступление и такие его разновидности, как приготовление и покушение с точки зрения наличия в них состава преступления; показано определение (установление) момента окончания приготовления и покушения некоторых преступлений в судебной практике; рассматривается добровольный отказ от преступления, его понятие, отличие от неоконченного преступления и деятельного раскаяния.

Исторический анализ теоретических разработок и законодательных актов показал, что учение о неоконченном преступлении в России развивалось, начиная с древних памятников права, и на каждом этапе этому институту уделялось достаточное внимание, а законодательные формулировки совершенствовались.

Неоконченное преступление обладает как общими с оконченным преступлением признаками (общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость), так и специфическими, отличающими его от оконченного преступления (не доведение задуманного намерения до конца и незавершенность по не зависящим от лица обстоятельствам). Анализ указанных признаков и законодательное определение неоконченного преступления путем перечисления его видов не дает полного о нем представления, что позволяет сделать вывод о необходимости дополнения ч. 2 ст. 29 УК РФ первым абзацем следующего содержания: «Под неоконченным преступлением следует понимать умышленное общественно опасное действие (бездействие), направленное на достижение уголовно-наказуемого результата, которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». Текст ч. 2 ст. 29 УК РФ предлагается сделать вторым абзацем этой части статьи.

Основанием уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на преступление является наличие состава неоконченного преступления, признаки которого дополнительно к диспозициям конкретных норм Особенной части УК РФ сформулированы в частях 1 и 3 ст. 30 УК РФ. В связи с этим возникает необходимость дополнить ст. 30 УК РФ частью 4 следующего содержания: «Основанием уголовной ответственности за приготовление к преступлению и покушение на преступление является совершение деяния, содержащего признаки состава неоконченного преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

В диссертации подробно рассмотрены элементы и признаки таких составов неоконченного преступления, как приготовление к преступлению и покушение на преступление. Особое внимание уделено их субъективной стороне. Автор пришел к выводу о том, что приготовление и покушение характеризуются умышленной формой вины в виде прямого умысла.

При приготовлении лицо осознает, что совершаемые им приготовительные действия (бездействие) создают условия для совершения конкретного преступления, и желает совершить эти действия (бездействие).

Специальная цель приготовления – это создание условий для совершения преступления. Поскольку приготовительные действия направлены на создание условий для совершения замышляемого преступления, то общей (конечной) их целью будет совершение оконченного преступления.

Покушение, как и приготовление, представляет целенаправленную деятельность для достижения конкретного результата. Лицо, совершая покушение, осознает, что выполняет действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления (желает довести преступление до конца). Поскольку покушение совершается с желанием достичь преступный результат, оно не может совершаться по неосторожности, при котором таковое отсутствует.

В научной литературе встречаются высказывания о том, что покушение на преступление возможно с косвенным умыслом. Диссертант полагает, что при косвенном умысле лицо, предвидя возможность наступления вредных последствий, только сознательно допускает их возникновение либо относится к ним безразлично. Отсюда – не желая достичь определенного результата – лицо не может и покушаться на его достижение.

Анализ теоретических и законодательных положений о субъективных и объективных признаках приготовления к преступлению и покушения на преступление позволил сделать следующие выводы:

- под приготовлением к преступлению следует понимать действия (бездействие), направленные на создание условий для совершения замышляемого оконченного преступления, совершенные с прямым умыслом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Основанием уголовной ответственности за приготовление является наличие в таких действиях (бездействии) состава неоконченного преступления - приготовления, признаки которого дополнительно к диспозиции конкретной нормы Особенной части УК РФ сформулированы в ч. 1 ст. 30 УК РФ;

- моментом окончания приготовления следует считать момент прекращения приготовительных действий (бездействия) по не зависящим от лица обстоятельствам. Они наказуемы лишь в том случае, если в них имеются все признаки состава неоконченного преступления и если приготовление осуществляется к тяжким либо особо тяжким преступлениям;

- покушением на преступление являются действия (бездействие), непосредственно направленные на достижение замышляемого оконченного преступления, совершаемые с прямым умыслом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Основанием уголовной ответственности за покушение является наличие в таких действиях (бездействии) состава неоконченного преступления – покушения, признаки которого дополнительно к диспозиции конкретной нормы Особенной части УК РФ сформулированы в ч. 3 ст. 30 УК РФ;

- момент окончания покушения связан с выполнением всех либо части действий (бездействия), составляющих объективную сторону замышляемого преступления, при которых преступный результат, необходимый для оконченного преступления, не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам.

Результаты проведенного исследования показали, что законодательная формулировка добровольного отказа от преступления (ст. 31 УК РФ) через приготовление и покушение на преступление нуждается в уточнении. Поскольку неоконченное преступление и добровольный отказ – это взаимоисключающие понятия, постольку невозможно отказаться от доведения преступления до конца, когда оно прекращается по обстоятельствам, не зависящим от виновного, и, следовательно, одно через другое определять нельзя.

Основанием для непривлечения лица к уголовной ответственности при добровольном отказе является отсутствие состава как оконченного, так и неоконченного преступления.

В связи с этим предлагается следующая редакция ч. 1 ст. 31 УК РФ: «Добровольным отказом от преступления признается окончательное и по своей воле прекращение лицом деятельности, запрещенной уголовным законом, при осознании возможности доведения ее до конца».

Добровольный отказ от преступления невозможен: во-первых, когда уже наступил преступный результат (оконченное преступление); во-вторых, когда преступный результат уже не наступит по не зависящим от лица обстоятельствам (неоконченное преступление).

Заслуживающим внимания является вопрос об отграничении добровольного отказа от деятельного раскаяния. Под последним понимаются действия лица, способствующие раскрытию преступления, предотвращению преступных последствий или уменьшению их объема, возмещению вреда и т.п. Эти действия лицо совершает, когда в фактически содеянном им имеется состав преступления. Именно вследствие нецелесообразности дальнейшего преследования лица, которое добровольно сообщило о содеянном, загладило причиненный ущерб, активно способствовало выявлению, пресечению и раскрытию преступления, законодатель освобождает его от уголовной ответственности.

Таким образом, при деятельном раскаянии имеется основание для привлечения лица к уголовной ответственности, а при добровольном отказе оно отсутствует, так как в содеянном нет состава преступления. При добровольном отказе лицо не привлекается к уголовной ответственности, а при деятельном раскаянии - освобождается от нее в указанных в Особенной части УК РФ случаях либо деятельное раскаяние учитывается при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства (ст. 61 УК РФ).

В связи с тем, что добровольной отказ возможен лишь при условии отсутствия в содеянном состава преступления, из ч. 2 ст. 31 УК РФ необходимо исключить словосочетание «за преступление». Предлагается следующая редакция ч. 2 ст. 31 УК РФ: «Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца».

В заключении диссертации сформулированы сделанные автором выводы и предложения по развитию теории уголовного права и совершенствованию законодательства, наиболее существенные из которых изложены в тексте настоящего реферата.

Основные научные результаты по теме диссертационного исследования опубликованы:

  1. В научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:
  1. Баймакова Н.Н. Длящиеся и продолжаемые преступления: время совершения и практическое значение момента их окончания // Российское правосудие. 2011. № 3. – С. 70-77. – 0,4 п.л.
  2. Баймакова Н.Н. Оконченное преступление и момент окончания преступления // Российская юстиция. 2010. № 9. – С. 9-12. – 0,3 п.л.
  3. Баймакова Н.Н. Неоконченное преступление и его признаки // Российское правосудие. 2010. № 4. – С. 77-81. – 0, 3 п.л.
  4. Баймакова Н.Н. Деликты создания опасности // Российская юстиция. 2009. № 2. – С. 45-47. – 0, 3 п.л.
  5. Баймакова Н.Н. К вопросу о понятии приискания средств или орудий совершения преступления // Российская юстиция. 2008. № 8. – С. 46-47. – 0, 2 п.л.
  1. В иных научных изданиях:
  1. Баймакова Н.Н. Место добровольного отказа от преступления в УК РФ // Мировой судья. 2009. № 4. – С. 18-20. – 0, 3 п.л.

[1] На это указывает и судебная практика – см., например, п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 1; п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14.

[2] З6,5 % опрошенных нами лиц указали, что в своей правоприменительной деятельности при квалификации неоконченных преступлений используют термин «стадия».



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.