WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Теория наказания в правовых учениях xviii-xx вв.

На правах рукописи

ЗИНЬКОВ Евгений Николаевич

ТЕОРИЯ НАКАЗАНИЯ В ПРАВОВЫХ УЧЕНИЯХ XVIII-XX ВВ.

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир 2006

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Самарского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний России

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, академик АВН

Горожанин Александр Владимирович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент

Медведев Валентин Григорьевич

кандидат юридических наук

Рыжова Юлия Валерьевна

Ведущая организация – Самарский государственный экономический университет

Защита диссертации состоится «___»_____________ 200__ г. в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Владимирском юридическом институте Федеральной службы исполнения наказаний России по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67 «е». Зал заседаний совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Владимирского юридического института ФСИН России.

Автореферат разослан «___»_________________ 200__ г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент В.В. Мамчун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования определяется теоретической и практической значимостью широкого круга вопросов, связанных с формированием и эволюцией пенитенциарной системы и тем воздействием, которое она оказывает на правовые процессы в современном мире. Ряд реформ, осуществляемых в настоящее время в Российской Федерации и за рубежом, потребовали существенного обновления нормативной правовой базы, пересмотра ряда понятий и категорий юриспруденции, формирования принципиально новых правовых институтов, соответствующих принципам демократического государства, международным стандартам защиты прав и интересов личности. Ценности гражданского общества обусловливают приоритетность задач обеспечения прав человека, сохраняющей свою актуальность и в случаях их ограничения. Сложившиеся социально-политические отношения обусловливают изменение подходов и к дальнейшему совершенствованию института наказания: «На понятиях о …наказании с наглядностью отражаются все политические и социальные перевороты народной жизни, и чем быстрее развивается жизнь, тем быстрее совершаются эти реформы»[1].

Изучение истории развития теории наказания является одной из важных проблем в исследованиях историко-правовой науки. Исследование проблем теории наказания приобретает особую значимость в связи с реформированием уголовной и уголовно-исполнительной отраслей права. Научный анализ правовых воззрений XVIII-XX вв. на проблему концепции наказания необходим сегодня для использования в формировании и развитии современной европейской и отечественной теории права позитивных идей, понятий, принципов, целей, сформулированных и прошедших многолетнее практическое применение.

Изучение формирования и эволюции теории наказания необходимо для правильного понимания и всесторонней оценки ее роли и истинного предназначения в современной отечественной и зарубежной правовой доктрине. Концепция наказания современных государств прошла большой исторический путь своего развития, имеет целый ряд этапов, каждому из которых соответствует та или иная теоретическая разработка с присущими только ей характерными чертами и целями.

Указанные положения и предопределили выбор темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. На протяжении длительного времени ученые-юристы во всем мире занимаются исследованием различных аспектов исторического развития института наказания. Проблемам исследования теории наказания посвящены достаточно содержательные труды, которые на сегодняшний день не утратили своей ценности как источники информации. Однако некоторые вопросы рассматривались исключительно в рамках господствовавших длительный период политико-идеологических установок, что давало своеобразную интерпретацию исторических событий и фактов, искажая тем самым их понимание.

В свою очередь историография периода XVIII-XX вв. многопланова. Ограниченные рамки исследования не позволяют подробно остановиться на каждом из них. Однако, на наш взгляд, нельзя не отметить авторов фундаментальных изданий, наиболее полно раскрывающих исторические этапы становления и развития зарубежной теории наказания. Это работы Ф.Аллена, М. Анселя, И. Бентама, Б. Вейса, А. Вольтера, Г. Гегеля, Э.Дюркгейма, И. Канта, К. Маркса, А. Меркеля, Ш.Л. Монтескье, Д.Остина, У. Палея, Ж.Ж. Руссо, П. Фейербаха, М. Фуко. Работы вышеперечисленных авторов, как правило, носят в основном историко-правовой, обзорный характер, и содержат основные положения концепции наказания в зависимости правовой системы. В особенности большой интерес представляет произведение Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях» 1764 г., которое вызвало большой резонанс в европейском и российском обществе, и подготовили почву для будущих перемен. В своем трактате он высказал мысли, далеко опередившие время, в котором он жил.



В дореволюционное время в России теоретические разработки данного вопроса провели С.Е. Десницкий, А.А. Жижиленко, А.П. Куницын, П.И.Пестель, А.Н. Радищев, Н.Д. Сергиевский, В.С. Соловьев, Е.Н.Трубецкой, А.А. Филиппов. Труды российских правоведов И.Я.Фойницкого и Н.С. Таганцева также считаются основополагающими. Они воплотили в них совокупность наиболее распространенных в конце XIXв. европейских доктрин о наказании в сравнении с отечественной правовой мыслью.

Историография советского периода, отражающая исследуемую проблематику, имеет определенную идеологическую направленность, характерной для данного исторического периода. Информация осмысливается и подается с учетом происходящих в обществе политических событий в рамках официально принятой в обществе идеологии. Однако исследователи советского периода также внесли большой вклад в становление историко-правовых основ теории наказания и заложили теоретические основы фундамента для современного понимания проблем наказания. Было бы ошибочным представлять советский этап как эпоху, не имеющую исторических корней. Преемственность авторских теорий, прежде всего, проявилась в восприятии передовых идей, сформировавшихся в российском обществе еще в дореволюционный период. Среди авторов научно-исследовательских работ по советской теории наказания можно выделить Л.В. Багрий-Шахматова, Н.А. Беляева, Г.И. Волкова, П.С. Дагель, Н.Д. Дурманова, Г.М. Злобина, И.И. Карпеца, В.М.Когана, П.А. Кошель, Г.А.Кригера, Н.В. Крыленко, О.Э. Лейста, Б.С. Никифорова, И.С. Ноя, А.А.Пионтковского, И.П. Разумовского, Н.А. Стручкова, Б.С. Утевского. Эти ученые внесли весомый вклад в развитие историко-правовых направлений концепции наказания. Стоит отдельно отметить фундаментальные труды М.Д. Шаргородского, посвященные эволюции правового наказания, раскрытию его целей, как в период советского государства, так и во время эксплуататорского общества.

На современном этапе развития юридической науки в среде правоведов значительно активизировалась разработка новых подходов к теории наказания. Во многом это связано с тенденцией гуманизации наказания в демократическом обществе, что неизбежно заставляет обращаться к историческому опыту осмысления проблемы наказания. Большой интерес современных юристов к исследуемой проблематике отражает необходимость теоретико-правового анализа той роли, которую играет институт наказания в системе регулирования общественных отношений как средство защиты прав личности. Авторы публикаций последних лет стремятся к наивысшей степени объективности в отражении исторической реальности. Комплексные историко-правовые исследования теории наказания проводились А.Л.Дзигарь, Р.Н. Дусаевым, В.И. Зубковой, С.М. Иншаковым, М.Ю.Карасевой, Н.Е. Крыловой, А.В. Малько, А.Ф. Маруковым, С.А.Мурашовой, В.С. Нерсесянц, В.А. Никоновым, В.В. Нырковым, А.А.Палий, И.Л. Солоневич, К.А. Сыч, А.И. Фатхутдиновым, А.Д.Черновым, В.Ф. Ширяевым, О.Ф. Шишовым, Р.Х. Якуповым.

Объектом исследования являются правовые институты, принципы, отношения, в совокупности составляющие содержание правовых доктрин, исследующие процесс развития теории наказания.

Предмет исследования включает теории наказания в контексте эволюции рассматриваемых правовых систем.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является исследование политико-правовых идей, взглядов, их социальных носителей (субъектов) в теории наказания периода XVIII-XX вв.; определение на этой основе направления совершенствования современной концепции наказания.

Необходимым условием для достижения поставленной цели является решение следующих задач:

• дать характеристику понятия наказания как в эпоху зарождения предпосылок разделения его по отраслевым направлениям в общей теории права, так и на современном этапе;

• отграничить понятие «наказание» от смежных правовых категорий в современной отрасли права;

• изучить теорию наказания в правовой доктрине германских и французских мыслителей;

• выявить специфику теории наказания в англо-американской системе права;

• исследовать существенное влияние философско-теологических начал на мусульманскую теорию наказания;

• проследить преемственность теории наказания в отечественной правовой доктрине;

• оценить степень воздействия на институт наказания общественно-политических факторов в советской правовой доктрине;

• сформулировать теоретические положения и выводы, направленные на совершенствование теории наказания.

Методологической основой диссертации являются научные положения материалистической диалектики, связанные с использованием принципа историзма, преемственности, объективности и всесторонности. Характер задач, поставленных в диссертации, вызвал необходимость применения комплексных научных методов исследования. При сопоставлении различных теоретических взглядов по анализируемым проблемам использовался метод сравнительного и ретроспективного анализа.

В ходе исследования применялись также методы, характерные только для юридической научной деятельности: формально-юридический и сравнительно-правовой, позволившие более объективно рассмотреть генезис института наказания как правового явления.

Научная новизна исследования определяется как выбором темы, так и подходом к ее исследованию с учетом разработанности соответствующих вопросов. Автор не претендует на исчерпывающее освещение указанной проблемы. Но в диссертационном исследовании предпринята попытка дать более или менее полное представление о теории наказания, как с позиции отечественной правовой доктрины, так и с точки зрения правовых учений представителей стран Европы (Великобритании, Германии, Италии, Франции) и США XVIII-XX вв. Накопленный и изученный материал позволяет объективнее и глубже проникнуть в саму природу такого правового явления, как институт наказания, понять его роль в процессе укрепления государственности.





Содержание диссертационной работы дополняет уже имеющиеся научные знания в теории наказания, и представляет собой исследование развития отдельных теоретических направлений в отечественной и зарубежной юридической науке. Помимо этого, новизна исследования определяется не только комплексом изучаемых в ее рамках вопросов и аспектов, но и содержанием сформулированных научных положений и рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В европейской правовой доктрине XVIII в. зарождаются предпосылки отраслевой дифференциации наказания, т.е. разделения наказания на уголовные, гражданско-правовые, дисциплинарные, что является начальной стадией отграничения наказания от смежных юридических категорий.
  2. В середине XIX в. теория наказания англо-американской правовой семьи, в сравнении с романо-германской, подверглась более существенному влиянию со стороны христианской религии, что нашло свое отражение в пенитенциарной практике Англии, США.
  3. Развитие понимания наказания в российской теории права XVIII-XIX вв. формировалось в большей степени под влиянием правовой мысли романо-германской правовой семьи, и сводилось к творческой переработке основных концепций и прямым заимствованиям.
  4. Вторая половина XVIII в. характеризуется попыткой теоретического преобразования отечественного института наказания от карательного с элементами устрашения в «наказательную» власть с элементами превенции, справедливости, гуманизма, на что оказали существенное влияние представители западноевропейского Просвещения.
  5. В советской правовой мысли 20-30-х гг. ХХ в. под репрессивным воздействием социально-политических факторов сформировалось своеобразное понимание наказания, как средства защиты политического строя, противоречащее общемировой тенденции в трактовке наказания как средства защиты прав личности, что оказало негативное и регрессивное влияние на развитие советской теории наказания.
  6. Законодательное закрепление целей наказания в современном отечественном уголовном праве, в отличие от зарубежного, позволяет говорить о том, законодатель признает «истинность» одной из концепций наказания как одного из итогов научного познания, что не полностью отражает в данном акте действительное наказание. Здесь можно вести речь о своеобразной монополизации одной из теорий наказания: если гарантом такой теоретической концепции выступает сам закон, то альтернативные ей воззрения лишаются оснований к существованию. В связи с этим в настоящее время содержание понятия «наказание» имеет в уголовном законе неполное определение, а восстановление социальной справедливости, в качестве цели наказания закрепленное в ч. 2 ст. 43 УК РФ, является неэффективным. Таким образом, диспозицию ч. 2 статьи 43 УК РФ необходимо дополнить следующей формулировкой: «воспитание граждан в духе неуклонного соблюдения законов».

Научно-практическая значимость исследования. Результаты исследования будут способствовать углубленному пониманию концепций наказания в правовой мысли, а также применяться в процессе преподавательской деятельности по таким учебным дисциплинам, как история государства и права, история политических и правовых учений. Примененная методология исследования может стимулировать пересмотр ряда историко-правовых воззрений в новой перспективе, которая позволит углубить представление о преемственности теории наказания в российской и зарубежной правовой доктрине.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные выводы, предложения и рекомендации диссертационного исследования прошли апробацию в форме участия автора во всероссийских научно-методических и научно-практических конференциях: «Пути дальнейшего повышения эффективности и качества образовательного процесса в высшей школе» (Самара, 2-3 февраля 2005 г.); «Уголовно-исполнительная система в правоохранительном пространстве РФ: актуальные вопросы, инновационные процессы, подготовка кадров» (Самара, 1-2 февраля 2006 г.); «Состояние и перспективы развития сервиса: образование, управление, технологии» (Самара, 17-18 октября 2006 г.).

Многие теоретические положения, содержащиеся в диссертации, внедрены в процесс преподавания дисциплин по курсу «Теория государства и права», «История отечественного государства и права», «История государства и права зарубежных стран», «История политических и правовых учений», «Уголовное право. Общая часть» в Самарском юридическом институте Федеральной службы исполнения наказаний России, на факультете гуманитарного сервиса Самарского филиала Московского государственного университета сервиса.

Структура диссертации подчинена цели и задачам исследования и состоит из введения, двух глав, включающих 7 параграфов, заключения, приложений, списка литературы и источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и степень разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его методологическая и теоретическая база, раскрываются научная новизна и практическое значение работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации и внедрении результатов диссертационного исследования.

Первая глава «Теории наказания в основных правовых системах мира XVIII-XX вв.», посвящена рассмотрению правовых учений о наказании в странах романо-германской, англо-американской и мусульманской правовых системах в XVIII-XX вв.

В первом параграфе – «Теория наказания в трудах представителей романо-германской правовой семьи» рассматриваются идеи наказания, как правового института, немецких, французских, итальянских ученых-юристов М. Анселя, Г. Гегеля, Э. Дюркгейма, И. Канта, К. Маркса, А. Меркеля, Ш.Л.Монтескье, М.-Л. Расса, Ж.-Ж. Руссо, П. Фейербаха, М. Фуко, А.Шопенгауэра, Э. Ферри, труды которых существенно обогатили представления о сущности наказания, его принципах и целях. В этот период были сформулированы принципы правового и психического принуждения, справедливости и воздаяния, равенства всех перед наказанием, предложена концепция карающего императива, которая входила в основу теории наказания. Среди традиционных психологических и физических видов наказаний в правовой доктрине впервые упоминаются угрожаемые наказания, целью которых является отвращение страхом от преступных намерений.

Во второй половине XVIII в. в странах Европы зарождаются теоретические предпосылки гуманного подхода к исполнению наказания в отношении отдельной личности, что, безусловно, связано с появлением учения Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях».

XIX в. характеризуется развитыми капиталистическими отношениями практически во всех европейских государствах, пиком в формировании индустриального типа общества. Определение наказания как «средства самозащиты общества против нарушений условий его существования», сформулированное К.Марксом, позволяет сделать предположение о том, что естественные права и законные интересы отдельной личности в этот период уже отодвигались на второй план и являлись второстепенными.

Как законодатели, так и теоретики права начала XVIII – конца XIX вв. уделяли больше внимания разработке учения о наказании, так как настоятельно назрела необходимость гуманизации, упрощения и унификации наказания. Уголовное законодательство Германии на протяжении XVIII-XIX вв. не дает определенного понятия наказания. Правовая доктрина этого периода определяет в свою очередь наказание в зависимости от отношения к его целям: воздаяние (возмездие, кара) преступнику, восстановление нарушенного преступлением права и перевоспитание преступника. Широко проводился принцип «нет преступления и наказания, если они не предусмотрены законом». И по этому признаку немецкие исследователи теории наказания подразделялись на сторонников абсолютных и относительных теорий наказаний.

Во французской правовой доктрине XVIII-XIX вв., касающейся теории наказания, закрепляются новшества, отличные от концептуальных подходов к институту наказания других представителей европейской правовой мысли. Сюда можно отнести экономию и технологию наказания, предложенные представителями французского Просвещения и сформулированные в виде особых правил. Это являлось одной из главных стратегий «наказательной» власти в охране естественных прав и законных интересов и, в частности, в профилактике преступлений. Наряду с этим в теории наказания остается в силе идея исправления и концепция устрашения, что законодательно нашло отражение в Уголовном кодексе Франции 1810 г.

Новые принципы уголовного права, в том числе и концепции наказания, сформулированные французскими просветителями, нашли свое закрепление в программном документе Великой французской революции – Декларации прав человека и гражданина 1789 г. В этот период во Франции под влиянием учений тех же представителей эпохи Просвещения зародилась и практически осуществлялась правовая установка на уменьшение роли и степени применения кары, как основы концепции наказания. Впоследствии, к середине XX в. данная тенденция воплотилась в действительность под видом нового учения о социальной защите, основателем которого являлся М.Ансель. В сущность учения входили лечебные и воспитательные меры, применяемые к преступнику (меры безопасности), а также процесс ресоциализации.

Италия является прародиной романо-германского права, сложившегося на основе переработанного римского права. Основы правовой системы, в том числе и концепции наказания сложились в 60-е г.г. XIX в., когда в результате мощного объединительного движения вместо отдельных королевств, герцогств, самоуправляющихся областей и городов было создано единое независимое итальянское государство. На новом общенациональном законодательстве, являвшемся основным источником теории наказания, сказалось влияние и уголовных законов, ранее действовавших в отдельных итальянских государствах, которые в свою очередь нередко воспроизводили наполеоновские кодексы Франции, в частности Уголовный кодекс Франции 1810 г.

Во втором параграфе – «Концепции наказания юристов США и Великобритании» рассматриваются труды о наказательной власти Ф.Алена, И. Бентама, Р. Гербера, Д. Говарда, К. Гринуолта, Б.С. Никифорова, Дж.Остина, У. Палея, Д. Фогеля, Х. Харта, Д. Холла и др. Англо-американские правовые учения о наказании XVIII-XX вв. характеризуются умеренным влиянием европейской континентальной доктрины наказания (Ч.Беккариа, Ш.Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо ). Основными целями наказания в XVIII-XIX вв. здесь признавались исправление преступника и демонстрация наказания. Причем последняя цель имеет свою особенность, выраженную в соразмерности преступления и наказания: чем тяжелее совершенное преступление, тем выше уровень устрашающего эффекта самого наказания.

Широкое распространение в Великобритании в период со второй половины XVIII в. по XX в. получили следующие теории наказания: наказание как возмездие, наказание как устрашение и наказание как средство исправления преступника. Особенностью же британской концепции наказания является комбинация всех трех названных теорий.

Для наказания-возмездия центром тяжести является соблюдение того принципа, в силу которого вред от наказания не должен превышать вреда от преступления, т.е. покарание преступного посягательства в рамках «справедливого наказания». При этом справедливое наказание – это средство достижения в обществе своеобразного баланса справедливости. В свою очередь теория устрашения по своему содержанию уже отступает от норм справедливого наказания. Достоинством же наказания как средства исправления преступника является то, что оно ставит целью ресоциализацию преступника.

В ходе исследования было выявлено, что в британской правовой доктрине преобладает воззрение, что применение средств уголовной репрессии должно преследовать одновременно цели воздаяния, устрашения и исправления. В каждом отдельном случае применение наказания обусловлено различным пониманием соотношения этих целей.

Правовая доктрина о наказании в США на протяжении XVIII-XX вв. испытала на себе влияние основных теорий, разработанных британской отраслью уголовного права. Американские деятели конца XVIII – начала XIX вв., выступая за прогрессивные институты в этой области, одновременно протестовали против монархического юридического наследия, отвергая основные положения инквизиционного уголовного судопроизводства. Основной идеей американской правовой мысли в то время было стремление защитить личность от произвола, так как все еще оставался след от произвола английских королей и их присяжных, когда за видимостью судебного благочиния скрывалась жестокость расправ с политическими и религиозными противниками. Отсюда закономерно возникновение IV и V поправок к Конституции США (Билль о правах США 1791 г.), провозгласивших «привилегию против самообвинения»: «Уголовное наказание не будет применяться иначе, чем на основе надлежащей правовой процедуры (due process of Caw)».

В отличие от британской теории наказания в США была осуществлена либерализация мер наказания. Закреплялся принцип суммарного сложения наказаний, особо суровым преследованиям подвергалось негритянское население. Сущность американской концепции наказания в период расцвета индустриального общества с середины XIX в. до 30-х гг. XX в сводилась к самозащитной функции государства, т.е. институт наказания в первую очередь был средством борьбы с представителями пролетариата и их организациями. Замечено некоторое сходство с германской концепцией наказания середины XIX в. Кроме этого, печально известный «суд Линча» не придерживался основных европейских принципов теории наказания.

В результате проведенного исследования была выявлена специфика понимания теории наказания в англо-американской правовой семье, суть которой заключалась в следующем: основным правовым источником здесь закономерно выступают судебные прецеденты, т.е. решения высших судов, имеющие обязательную силу для них самих и нижестоящих судов. Также в качестве источников права выступали статуты – законодательные акты британского парламента и издаваемые исполнительными органами акты делегированного законодательства. Большинство же преступлений в Великобритании преследовалось по нормам либо общего права, либо статутами, которые устанавливали наказание за то же самое преступление. Система наказаний отличалась чудовищной жестокостью. Свыше 200 статутов предусматривали в качестве единственной меры наказания смертную казнь в квалифицированных видах. Она признавалась основным наказанием, а остальные – второстепенными.

На концепцию наказания США данной эпохи оказали заметное влияние религиозные догмы, к примеру, пенсильванская теория наказания находилась под воздействием протестантского течения квакеров. Данная система несла в себе совокупность теологических убеждений и правового наказания. Теория неопределенности наказания также основывалась на религиозном перевоспитании и моральном обновлении. Британская теория наказания этого же периода, в которую входили библейские заповеди и предостережения, являлась частью политики государственного контроля над обществом. Считалось, что наказание назначалось от Бога и монарха, что несло в себе высшую юридическую силу.

В третьем параграфе – «Наказание в мусульманской системе права» подверглись всестороннему исследованию труды Б. Вейса, А. Кахуаджи, И.Килани, Р. Маккерзи, С. Сабека, Д. Форте, Дж. Хурани, посвященные мусульманской правовой доктрине наказания. Разрабатывая теорию наказания, представители учений в мусульманской системе права считали, что все поступки и мысли людей, так или иначе, предопределяются волей Аллаха. По мнению представителей большинства мусульманско-правовых школ, установленные божественным откровением рамки достаточно гибки, чтобы позволить человеку во многих случаях самостоятельно выбирать вариант своего поведения. Поэтому любое правонарушение рассматривается как наказуемое нарушение мусульманских запретов, смысл которых заключается в общей направленности правовых принципов и норм ислама на защиту таких основных ценностей как религия, жизнь, разум, продолжение потомства, собственность.

Другим принципиально важным моментом является рассмотрение деликта как непокорности воле Аллаха. Поэтому, по мнению мусульманских ученых-юристов, любое неправомерное в юридическом смысле поведение – это не просто отклонение от предписаний мусульманского права, за которое следует соответствующая «земная» санкция, но в то же время это религиозный грех, влекущий потустороннюю кару. Данный подход накладывает отпечаток на всю уголовно-правовую мусульманскую концепцию, в которой широкое понимание деликта как религиозного греха сочетается с его узким определением в формально-юридическом значении.

В соответствии с принятой классификацией, система мусульманского права не знает строгих различий между санкциями за нарушение отдельных категорий норм и включает в себя единую отрасль уголовного (деликтного) права. В ряде случаев исследователи мусульманского права при классификации правонарушений и соответствующих наказаний учитывают такое разграничение, но проводят его с учетом не только и не столько общественной опасности или характера нарушенной нормы, сколько иных критериев, среди которых важное значение придается только религиозным моментам. В этом наглядно отражаются как зависимость оценки поведения мусульманина от степени соответствия его «воле Аллаха», закрепленной в той или иной форме, так, в конечном счете, и религиозная природа мусульманского права в целом.

Современные исследователи ислама разработали классификации правонарушений, анализ которых помогает лучше понять специфику мусульманской отрасли уголовного права. В основу большинства из них кладутся два основных критерия: степень определенности наказания за тот или иной проступок и характер нарушенных интересов и прав. Наиболее распространенной считается классификация, согласно которой все правонарушения подразделяются на три группы. Первая из них включает преступления, представляющие наибольшую опасность, которые посягают на «права Аллаха», т.е. интересы всей мусульманской общины, и наказываются точно определенной санкцией хадд. Вторая группа объединяет преступления, также влекущие фиксированное наказание кисас, дийя, но которые нарушают права частных лиц. Третью категорию составляют все иные правонарушения, за которые не установлена точная мера наказания тазир, и которые могут затрагивать как «права Аллаха», так и интересы отдельных лиц.

Наказание в мусульманской системе права может носить достаточно жестокий характер. Степень жестокости наказания определяется уровнем опасности преступления, личностью преступника, обстоятельствами совершенного преступления. Некоторые мусульманские юристы соглашаются с тем, что наказание – это кара за преступное деяние, и акцентируют свое внимание, прежде всего, на таком элементе кары как страдание, в том числе и телесное.

Выводом по данной проблеме является утверждение о том, что наказание в мусульманской системе права может носить достаточно жесткий характер. Степень жестокости наказания определяется уровнем опасности преступления, личностью преступника, обстоятельствами совершенного преступления и др. Некоторые мусульманские юристы соглашаются с тем, что наказание – это кара за преступное деяние, и акцентируют свое внимание, прежде всего, на таком элементе кары как страдание, в том числе и телесное.

Вторая глава «Теории наказания в российских правовых учениях XVIII-XX вв.», рассматривает отечественные правовые доктрины о наказании в указанный период.

В первом параграфе «Концепции наказания в «Указной практике» Петра I и в «Наказе» Екатерины II», анализируется появление в России в начале XVIII в. нового законодательства, в частности уголовного. Оно становится более четким по своей форме и находит свое отражение в «Указной практике» Петра I. Основной целью наказания признается устрашение.

Сильное воздействие на российскую теорию наказания оказало сочинение итальянского юриста Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях». Повторяя некоторые мысли предшественников, Ч. Беккариа, вместе с тем, четко сформулировал ряд положений, послуживших основой в формировании уголовного законодательства многих стран, включая и Россию. В частности, он писал, что «цель наказания… заключается не в чем ином, как в предупреждении новых деяний преступника, наносящих вред его согражданам, и в удержании других от подобных действий. Поэтому следует применять такие наказания и такие способы их использования, которые, будучи адекватны совершенному преступлению, производили бы наиболее сильное и наиболее длительное впечатление на души людей и не причиняли бы преступнику больших физических страданий»[2]. Особый интерес к идеям Ч. Беккариа проявила Екатерина II. Находясь под влиянием работы указанного мыслителя, в 1767 г. она подготовила «Наказ Комиссии о составлении проекта Нового Уложения». Данный нормативный правовой акт был одним из важнейших источников отечественного права и содержал теоретические положения о формах права и концепции наказания.

Таким образом, историко-правовая картина эволюции теории наказания в этот период представляет собой развитие данного института от исключительно карательного с элементами устрашения по своему содержанию, с использованием различного рода физических и психологических методов воздействия на преступника («Указная практика» Петра I), в пенитенциарную систему, основными карательными элементами которой являются: превенция, здесь элементами могут быть такие нравственные составляющие как патриотизм, стыд, страх; принцип справедливости и применение более гуманных наказаний, а также применение наказания только за совершенное преступление (эпоха правления Екатерины II). Для последней также характерно проявление зачатков гражданского общества – «гражданской вольности». Этот период связан с влиянием на концепцию наказания России представителей европейского Просвещения: Вольтера, Монтескье, Ж.Ж. Руссо и др.

Во втором параграфе – «Развитие отечественных представлений о наказании в последней трети XVIII-начале XX вв.» рассматривались произведения С.Е. Десницкого, А.П. Куницына, П.И. Пестеля, А.Н.Радищева, Н.С. Таганцева, Ф.В. Ушакова, И.Я. Фойницкого, М.М. Щербатова и др., в которых сущность наказания определялась через кару. Они понимали наказание как зло, причиняемое преступнику исключительно вследствие противозаконности его действий, выступали за гуманизацию наказания, его индивидуализацию и соразмерность преступлению. При этом разграничивалось понятие наказания и мщения. Целями наказания признавались предупреждение преступлений, исправление преступника и воспитание граждан в духе неуклонного соблюдения буквы закона.

Были выделены следующие основные принципы дореволюционной теории наказания:

1) определяемые наказания имели репрессивный характер, то есть они причиняли преступнику страдания, перспектива которых способна оказать должное противодействие стремлению к данному преступлению, предупредить возникновение этого стремления или, если последнее возникло, парализовать его;

2) по своему характеру и размеру наказания не должны были причинять преступнику страданий, которые являлись бы лишними для превенции;

3) наказание должно быть строго индивидуализировано;

4) наказания должны быть исправительными, т.е. исправлять преступников с правовой и с нравственной точки зрения. Карательная деятельность государства должна была иметь формы, соответствующие условиям нравственного состояния общества, так, чтобы применение наказания не препятствовало бы развитию в обществе уважения к человеческой личности.

Отражение развития взглядов русских мыслителей данной эпохи видно и в современном законодательстве: так в п. 1 комментариев к ст. 43 УК РФ «…наказание представляет собой одну из форм уголовно-правового воздействия, в которой наиболее остро проявляется реакция государства на совершение преступления. Сущность уголовного наказания – кара, но понимаемая не как намеренное причинение страданий, а как справедливое воздаяние виновному за совершенное им преступление, которое заключается в осуждении совершенного преступления и порицании лица, его совершившего».

Проведенное исследование показывает, что в XVIII–начале XX вв. рассматривались те же вопросы, что и в настоящее время: к примеру, проблемы предупреждения преступности, соразмерности преступления и наказания, исправления осужденного, ограничения или отмены применения смертной казни, проявление принципа гуманности в процессе исполнения наказания. Это говорит о преемственности русского уголовного права, а также о том, сколь полезно знание русского дореволюционного права для решения острых современных задач.

В третьем параграфе – «Наказание в советской правовой доктрине 1917-80-х гг. XX в.», исследуется советская теория наказания, которая формировалась исходя из политических идеологий, содержащихся в программных положениях РСДРП (б) – РКП (б) – КПСС, и нашла свое отражение в соответствующих нормативных правовых актах.

Начальный период развития института наказания в Советском социалистическом государстве свидетельствует о том, что наказание носит характер государственного принуждения, которое не ограничивается правом, а создается в процессе правоприменительной практики судом или органами, его заменяющими (например, революционными трибуналами). В этом смысле наказание носит целесообразный характер, подчиненный политическим или иным целям. Здесь же на первое место выступает политическая составляющая уголовного наказания, выражающаяся в стремлении «подавить класс эксплуататоров», т.е. наказание являлось средством удержания и укрепления власти путем жестких массовых репрессий. Вместе с тем происходит формирование другой составляющей института наказания – воспитательной функции, которая предусматривала реализацию принципа гуманизма.

Отказ от наказания и замена его мерами социальной защиты в первых уголовных законодательных актах РСФСР (1922, 1926 гг.) свидетельствовал о замене основных принципов уголовного права понятиями социальной необходимости, опасного состояния личности, объективного вменения, и в конечном итоге меры социальной защиты превращаются в государственный произвол, где какие-либо естественные и законные права личности отсутствуют.

Противоречивость развития института наказания при формировании его концептуальных основ во многом объяснялась напряженным как внешне, так и внутриполитическим положением в СССР. Данная противоречивость также определялась выделением классового подхода и его направление при формировании позиции Советского государства практически по всем вопросам общественной жизни; дестабилизацией социально-политической обстановки; ростом социальной напряженности, межэтнических конфликтов. Этот этап в истории наказания практически совпадает с периодом культа личности И.В. Сталина. Концепция наказания в рассматриваемый период полностью сводилась к мерам социальной защиты, которые основанием их применения, как уже известно, признавали «опасное состояние личности», а не вину. С середины 30-х гг. ХХ в. научные исследования в сфере наказания фактически были прекращены и возобновлялись только в конце 50-х гг., после ликвидации ГУЛАГа и разоблачения культа личности.

Только лишь с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в 1958 г. стало возможным создать условия реализации идей классической школы уголовного права, зародившихся в Европе еще в XVIII в., в советском законодательстве. Хотя некоторые позитивистские позиции в советском законодательстве все же еще сохранялись, например, институт особо опасного рецидивиста, общественная опасность деяния и личности и т.д. Возврат Уголовному кодексу РСФСР в 1960 г. его основных принципов – законности, виновности, оснований ответственности и т.д., обусловили изменение концепции наказания и отказ от мер социальной защиты. Наказание выделялось на фоне других принудительных средств и признавалось важнейшим предупредительным и воспитательным фактором.

Основными целями наказания характерные для советской пенитенциарной системы являются: исправление, перевоспитание осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений, а также предупреждение совершения преступлений другими лицами.

Категория «цель наказания», законодательно закрепленная в ст. 20 УК РСФСР 1960 г. выступает в качестве декларативного провозглашения руководящей партии КПСС, имеющего, прежде всего, политическое, нежели юридическое предназначение. Она же является практическим наставлением для правоохранительных и судебных органов СССР 1960-80-х г.г. по применению мер репрессивного воздействия. Здесь категория игнорирует требования основных уголовно-правовых принципов наказания. Карательный элемент является основным в доктрине наказания советских правоведов. Цели наказания, провозглашенные в 1960 г., обосновывали принцип целесообразности в советском уголовном праве и подвергались критике со стороны многих исследователей. В свою очередь следование этому принципу приводит к абсурдным выводам, не имеющим общего с основными принципами теории наказания.

В завершении делается вывод о том, что во времена существования Советского социалистического государства институт наказания часто менял свое предназначение: являлся и политическим инструментом власти в руках руководящей партии, и мерой социальной защиты, и карательным элементом в борьбе с преступностью. Однако свое реальное предназначение – охрану и защиту прав и интересов личности, правовое наказание выполняло в искаженном варианте. Это было связано со сложившейся обстановкой в государстве и консервацией развития правовой мысли.

В четвертом параграфе - «Теория наказания в современной российской юриспруденции» оцениваются имеющихся теоретических разработок ученых-правоведов на общеправовое понимание понятия наказания

В конце ХХ в. отсутствие в общей теории права изначальной модели правового наказания привело к зарождению в современной юриспруденции смежных институту наказания правовых категорий, таких как юридическая ответственность, санкция, правовое ограничение, государственное принуждение. Отечественный законодатель признал монополию одной из концепций наказания, которая явилась итогом научного поиска, закрепив в ст. 43 УК РФ понятие и цели действующего наказания. На этом основании в настоящее время содержание понятия «наказание» имеет в уголовном законе «неполное определение». Результатом исследования по данной проблематике является формулирование целей наказания, как совокупности родовидовых особенностей данного правового явления, в следующей редакции диспозиции ч. 2 ст. 43 УК РФ: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного, предупреждения совершения новых преступлений, и воспитания граждан в духе неуклонного соблюдения законов».

Историко-правовой анализ понятия наказания показал первоначальное единство наказаний в праве, эволюцию данного правового явления и путь формирования научных знаний о нем. В результате была выявлена следующая закономерность: целенаправленное движение от единого теоретического представления в виде образа или понятия к целому ряду отдельных явлений, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой. При этом единым теоретическим представлением здесь является понятие «правовое наказание».

В заключении подводятся основные итоги исследования, формулируются теоретические выводы о том, что теория наказания на протяжении XVIII-XX вв. прошла длительный путь своего развития, на который оказала существенное влияние правовая доктрина государств Европы, США и России того периода.

Основные положения исследования отражены в следующих работах:

1. Зиньков Е.Н. Изучение с курсантами СЮИ ФСИН России теории наказания в политико-правовой концепции Советского социалистического государства // Пути дальнейшего повышения эффективности и качества образовательного процесса в высшей школе: Материалы III всероссийской научно-методической конференции, 2-3 февраля 2005г. Самара: СЮИ ФСИН России, 2005. (0,27 п.л.)

2. Зиньков Е.Н. Исторические традиции в процессе развития западноевропейских политико-правовых учений в теории наказания в XVIII-XIX в.в. // Вестник Воронежского колледжа ФСИН России/Сборник научных трудов. Выпуск №3. Воронеж: Издательство «Научная книга», 2005. (0,36 п.л.)

3. Зиньков Е.Н. Либеральные политико-правовые концепции теории наказания // Уголовно-исполнительная система в правоохранительном пространстве РФ: актуальные вопросы, инновационные процессы, подготовка кадров: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, 1-2 февраля 2006 г. Самара: СЮИ ФСИН России, 2006. (0,1 п.л.)

4. Зиньков Е.Н. Теория наказания в теологии ислама // Состояние и перспективы развития сервиса: образование, управление, технологии: Материалы Второй Всероссийской научно-технической конференции (17-18 октября 2006 г.). Самара: ООО «Офорт», 2006. (0,27 п.л.)

5. Зиньков Е.Н. Влияние правой мысли западноевропейских просветителей на эволюцию отечественного института наказания в «Наказе» Екатерины II // Человек: преступление и наказание. № 4. Рязань, 2006. (0,23 п.л.)

6. Зиньков Е.Н. Цели наказания в «Указной практике» Петра I // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД РФ. № 4 (32). Санкт-Петербург, 2006. (0,4 п.л.)

Общий объем опубликованных работ составляет 1,6 п.л.


[1] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. СПб., 1902. Т. 1. С. 40.

[2] Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 106.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.