WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Сущность и сферы (пределы) действия правоприменительных актов (проблемы теории и практики)

На правах рукописи

ТРАВКИН Андрей Александрович

СУЩНОСТЬ И СФЕРЫ (ПРЕДЕЛЫ) ДЕЙСТВИЯ

ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНЫХ АКТОВ

(ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир 2008

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова».

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный деятель науки РФ

Карташов Владимир Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Головкин Роман Борисович

кандидат юридических наук, доцент

Баженова Елена Альбертовна

Ведущая организация – государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Владимирский государственный

гуманитарный университет»

Защита состоится «___» ______________ 2008 г. в _______ часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___» __________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета В. В. Мамчун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный этап развития правовой системы российского общества характеризуется увеличением масштабов правотворческой и правоприменительной деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации. Необходимость проведения преобразований именно правовыми средствами утверждалась еще в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2006 г.: «Авторитет государства должен основываться не на вседозволенности и попустительстве, а на способности принимать справедливые законы и твердо добиваться их исполнения»[1].

Как известно, динамика экономической, политической, социальной и других сфер жизни общества обусловливает потребность внутреннего развития его правовой системы. В настоящее время одним из факторов, определяющих состояние общества, является фактор глобализации, вследствие которого российская правовая система испытывает неизбежное влияние международной и зарубежных правовых систем. Разумный учет требований, выработанных мировым сообществом, развитие отечественной правовой традиции постепенно формируют новый облик правоприменительной практики, рассчитанной прежде всего на защиту прав людей, их коллективов и организаций.

К числу важнейших юридических средств в этом плане относятся правоприменительные акты, направленные на возникновение, изменение и прекращение правоотношений, индивидуально-определенные юридические последствия и связанные с реальным преобразованием всех сфер жизнедеятельности общества, удовлетворением личных и общественных интересов и потребностей.

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2007 г. отмечается, что принятие законов, создание соответствующих управленческих структур представляет лишь один из этапов осуществления любого государственного проекта. Кроме того, исключительно важной является постановка дальнейших управленческих задач, а также их реализация[2].

В связи с данными обстоятельствами становится очевидной необходимость дальнейшего исследования проблем, существующих в теории правоприменительных актов, как традиционных (уточнение признаков, типов, особенностей структуры, функций и т. п.), так и новых, к числу которых относится вопрос о пределах (сферах) действия указанных актов, до настоящего времени практически не изученный, несмотря на то, что непосредственно с решением задач в этой области связана эффективность реализации правоприменительных актов (по официальным данным, в настоящее время около 40 % из них по тем или иным причинам не исполняются).

На этом фоне заметно актуализируется необходимость дальнейшего совершенствования правоприменительной практики и развития теоретических представлений о правоприменительных актах с точки зрения пределов (сфер) их действия.

Все вышеизложенное обусловливает выбор темы, структуры работы и основные направления исследования.

Степень научной разработанности темы. Анализ современного уровня развития теории применения права показывает, что юридическая природа правоприменительных актов разрабатывалась многими исследователями (А. В. Аверин, Н. Г. Александров, С. С. Алексеев, Н. Н. Вопленко, К. Н. Гарапшин, Ф. А. Григорьев, И. Я. Дюрягин, В. В. Ершов,
В. Н. Карташов, К. Н. Княгинин, А. П. Коренев, В. Н. Кудрявцев, В. В. Лазарев, П. Е. Недбайло, Н. Е. Новиков, Н. И. Хабибуллина и др.). Однако в работах последних лет выявляются новые тенденции, связанные с необходимостью изучения указанных актов в рамках правоприменительной практики, юридического опыта, источников права, юридических документов, их соотношения с другими правовыми (нормативными, интерпретационными и т. п.) актами.



Кроме того, практически не затрагивалась проблема пределов действия правоприменительных актов, достаточно подробно разработанная применительно к нормативным и интерпретационным правовым актам.

Таким образом, комплексные исследования природы правоприменительных актов вообще и пределов (сфер) их действия, в частности, в современной юридической науке отсутствуют.

Объект исследования – правоприменительная практика.

Предмет исследования – правоприменительные акты и пределы (сфера) их действия.

Цель работы заключается в комплексном исследовании сущности, структур, типов и функций правоприменительных актов, а также пределов их действия во времени и пространстве, «предметной» сфере и по адресатам.

Достижение указанной цели обусловило постановку и решение следующих задач:

– исследование сущности и признаков правоприменительного акта;

– характеристика современных тенденций развития теории правоохранительных актов;

– анализ структур правоприменительных актов;

– выделение типов правоприменительных актов для более глубокого их научного исследования;

– анализ функций правоприменительных актов;

– выяснение общих подходов к исследованию пределов (сфер) действия правоприменительных актов;

– рассмотрение проблемы обнародования правоприменительных актов;

– уточнение предметной сферы их действия;

– исследование действия правоприменительных актов во времени;

– установление границ действия данных актов в пространстве;

– изучение действия правоприменительных актов по адресатам;

– формулирование выводов, рекомендаций и предложений теоретического, практически-прикладного и дидактического характера;

– определение перспектив дальнейшего исследования проблемы.

Методологическая основа исследования. Решение поставленных задач осуществлялось с помощью диалектического метода и основанных на нем современных общенаучных и частнонаучных методов познания. Наиболее активно в познании актов применения права использовались формально-логический, социологический, системный, структурный, функциональный, специально-юридический и другие подходы.

Теоретическую основу исследования составили концепции, выводы и положения, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных ученых, в той или иной степени разрабатывавших проблемы применения права, правовых (нормативных, интерпретационных, правоприменительных и т. п.) актов и пределов их действия: А. В. Аверина, Н. Г. Александрова, С. С. Алексеева, В. К. Бабаева, А. Барака, В. М. Баранова, А. Я. Берченко, А. Т. Боннера, Н. Н. Вопленко, Р. Б. Головкина, И. Я. Дюрягина,
В. В. Ершова, В. Н. Карташова, Т. В. Кашаниной, А. П. Коренева, В. В. Лазарева, В. В. Мамчуна, П. Е. Недбайло, А. С. Пиголкина, Т. Н. Радько,
В. А. Юсупова и др.

Весьма ценными оказались результаты общетеоретических исследований юридических документов и правовых актов (Н. А. Власенко,
К. В. Каргин, М. В. Костенников, И. В. Котелевская, А. В. Малько,
Ю. А. Тихомиров, В. А. Толстик, О. В. Шопина и др.), правоприменительных актов (Ф. А. Григорьев, С. А. Иванов, В. В. Лазарев, Е. В. Новиков,
А. С. Постнов и др.), отдельных их разновидностей (К. Н. Княгинин,
Н. Г. Муратова, Л. М. Розин и др.), отраслевые научные разработки отдельных видов правоприменительных актов (М. Г. Авдюков, М. М. Бажанов, А. М. Безруков, Р. Ф. Васильев, М. А. Гурвич, А. И. Еремин,
Н. Б. Зейдер, П. А. Лупинская, Н. А. Чечина и др.).

Пределы действия правоприменительных актов рассматривались с учетом работ по аналогичным аспектам проблемы относительно нормативных правовых и интерпретационных актов (С. Н. Бабурин, И. Н. Барциц,
Д. Н. Бахрах, А. А. Бойцов, М. А. Капустина, М. Г. Мельников, А. Н. Попов, В. Ф. Степанищев, А. А. Тилле, А. Н. Шаронов, А. Е. Якубов и др.).

Эмпирическую базу исследования составили Конституция РФ; федеральные конституционные законы, федеральные законы, международные акты, подзаконные правовые акты; постановления и определения конституционных (уставных) судов, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, юридические акты органов прокуратуры и иных правоохранительных органов; материалы правотворческой, интерпретационной и правоприменительной практики, а также периодической печати.

Научная новизна работы заключается в том, что автором впервые на общетеоретическом уровне проведено комплексное исследование пределов (сфер) действия правоприменительных актов по предмету и адресатам, во времени и пространстве. Решение данных вопросов потребовало уточнения ряда общих положений теории правоприменительных актов (понятия, признаков, структур, типов, функций).

Научная новизна исследования нашла отражение в основных положениях, выносимых на защиту.

На защиту выносятся следующие основные положения:





1. В отечественной юридической науке сложились довольно устойчивые тенденции в исследовании правоприменительных актов. В числе новых направлений в развитии научного знания в данной области можно назвать рассмотрение указанных актов в качестве итога правоприменительной практики, анализ правоприменительных актов в связи с иными правовыми актами, формирование теории правоприменительных актов в рамках индивидуального властного правового регулирования и саморегулирования поведения людей, их коллективов и организаций.

2. Дефиниция правоприменительного акта должна включать четыре группы признаков: а) характеризующих его как разновидность юридического документа; б) указывающих на особенности издания и властную природу правоприменительного акта; в) раскрывающих содержание и юридические его качества (в том числе сферы действия); г) показывающих социально-психологические свойства акта применения права.

3. Исследование структур правоприменительных актов имеет важное научное и практическое значение, в частности, для грамотного определения пределов действия данных актов. В силу их значительного видового разнообразия подробно рассмотрены структуры, содержание и формы только основных разновидностей. Выделяются логическая, стохастическая, временная, пространственная, генетическая, функциональная, рекурсивная и иные структуры правоприменительных актов. В качестве самостоятельной предлагается выделить субъектно-адресную структуру, выражающую особенности восприятия индивидуальных велений, связи между волей субъектов и адресатов правоприменительных отношений.

4. Перспективным направлением в исследовании правоприменительных актов является более детальная проработка содержания их общесоциальных и специально-юридических функций, что способствует уточнению сфер (пределов) действия данных документов по предмету и адресатам, во времени и пространстве, конкретизации места и роли правоприменительных актов в механизме правового регулирования, направленного на повышение их качества, эффективности и ценности.

5. Определение пределов действия правоприменительных актов – составная часть правоприменительной технологии, центральное место в которой занимают техника, тактика, стратегия и ресурсообеспеченность издания данных актов.

6. Непосредственной предпосылкой действия правоприменительных актов является их опубликование (оглашение и т. п.). В объем понятия «обнародование правоприменительных актов» включаются различные формы доведения их содержания до сведения исполнителей, а также всех заинтересованных лиц.

7. Предметная сфера действия правоприменительных актов – общественные отношения и строго определенные социально-правовые ситуации, на которые направлены индивидуально-конкретные персонифицированные юридические предписания, осуществляющие поднормативное регулирование. В работе исследованы предметные сферы действия отдельных правоприменительных актов, их систем и подсистем.

8. Действие правоприменительных актов во времени определяется вступлением их в юридическую силу, ее утратой ими, «переживанием» и продлением сроков регулирования ими соответствующих социально-правовых ситуаций. Кроме того, в зависимости от вида правоприменительных актов различаются темпоральные особенности их осуществления.

9. Правовое пространство – определенный предел, в котором функционирует юридическая система общества. В его понимании важны прежде всего территориальные и информационные границы действия правоприменительных актов.

10. Правоприменительные акты могут быть адресованы гражданам государства, их коллективам и организациям, а также иностранным гражданам (подданным), лицам без гражданства, международным организациям, другим государствам и т. д. Данные акты обязательны как для адресатов, так и самих субъектов правоприменения. Субъектно-адресные взаимосвязи рассматриваются в рамках правоприменительных правоотношений.

Теоретическая значимость исследования определяется его актуальностью, новизной, научно обоснованными и аргументированными выводами и предложениями. В работе осуществлен комплексный анализ проблем пределов (сфер) действия правоприменительных актов. Основные положения работы дают цельное представление о понятии, признаках, структурах, видах и функциях правоприменительных актов, предметных, временных, пространственных и адресных пределах их действия. Выводы диссертационного исследования вносят весомый вклад в развитие теории применения права, научное осмысление проблемы сущности индивидуального властного регулирования общественных отношений и саморегулирования поведения людей, их коллективов и организаций. Материалы диссертации будут полезны ученым-юристам, поскольку ориентируют их на исследование малоизученных проблем юриспруденции и определяют перспективные направления правоприменительной технологии.

Практическое значение исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения и выводы могут быть использованы в целях совершенствования законодательства, регулирующего порядок опубликования, вступления в силу правоприменительных актов и утраты ими юридической силы, их действия по предмету и адресатам, во времени и пространстве, а значит, способствовать повышению эффективности и качества поднормативного регулирования общественных отношений. Кроме того, результаты диссертационного исследования могут быть использованы при проведении учебных занятий в образовательных учреждениях юридического профиля по общей теории государства и права и отраслевым дисциплинам, написании учебников, учебных и учебно-методических пособий, подготовке студентами курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации: 1) неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова; 2) отражены в 7 научных публикациях автора; 3) докладывались на VIII Международной научно-практической конференции «Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение» (Москва, 7–8 декабря 2007 г.), ежегодных научных конференциях аспирантов, соискателей и молодых ученых юридического факультета Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова (2006–2008 гг.); 4) внедрены в учебный процесс Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова, других вузов России, практику правоприменительных органов.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих девять параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, его методологическая и теоретическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновываются новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации результатов научного поиска.

Первая глава «Природа правоприменительных актов» включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Правоприменительный акт как результат и форма правоприменительной практики» раскрываются основные признаки правоприменительных актов в рамках теории правоприменительной деятельности. Основы данной теории были заложены еще дореволюционными учеными-юристами. Более предметно и основательно ее начали разрабатывать на общетеоретическом уровне в советский период (Н. Г. Александров, С. С. Алексеев, Н. Н. Вопленко, И. Я. Дюрягин, В. Н. Карташов, В. В. Лазарев, П. Е. Недбайло и др.).

Одним из наиболее плодотворных направлений в исследовании правоприменительной деятельности является анализ правоприменения в качестве разновидности практики реализации права. Последняя представляет собой диалектическое единство правоприменительной деятельности и сформировавшегося на ее основе объективированного вовне юридического опыта. Таким образом, изучению подвергается не только совокупность действий и решений, но и личный опыт правоприменителя, а также «социально-правовая память». В актах применения права находят отражение все основные элементы как содержания правоприменительной практики (цели, планы, действия, средства и способы их осуществления, результаты, принятые решения и т. п.), так и ее внутренней, процессуальной, формы.

В научной литературе предлагаются разнообразные дефиниции правоприменительного акта, различающиеся как текстуально, так и по содержанию, что обусловливается многообразием подходов к определению терминов «акт», «правовой акт», «правоприменительный акт».

Дальнейшее исследование последних направлено на построение системы знаний о данном компоненте правоприменительной практики, т. е. теории правоприменительных актов, составными частями которой выступают их понимание и определение, анализ структур, типов (видов и подвидов), функций, социальной и юридической ценности, эффективности и качества, основных способов их обеспечения в рамках технологии реализации права.

Ученые-правоведы называют более двадцати признаков правоприменительного акта. Условно их можно разделить на четыре группы. К первой группе следует отнести признаки, характеризующие правоприменительный акт как разновидность юридического документа, т. е. документ особого рода, обладающий специфической формой выражения и включенный в информационную технологию, занимающий специальное место в системе правовых актов и являющийся одним из видов реализации права. Вторая группа включает признаки, указывающие на особенности издания и властную природу правоприменительного акта, т. е. обязательность подготовки и принятия компетентными субъектами в установленном процедурно-процессуальном порядке на основании правовых норм и иных юридических предписаний.

Третью группу составляют признаки, характеризующие юридические качества правоприменительного акта: он официально оформляет и закрепляет решение по делу; в его содержание входят индивидуальные предписания, в которых конкретизируются субъективные права и обязанности их адресатов (персонально определенных участников общественных отношений); имеет четко выраженные пределы (сферы) действия; его реализация обеспечивается возможностью применения поощрительных и принудительных мер, средствами организационного, материального и иного характера; является специфическим юридическим фактом, занимает особое место в механизме правового регулирования общественных отношений.

К четвертой группе относятся социально-психологические качества правоприменительного акта, а именно: он является результатом функционирования социально-психологического механизма правового поведения субъектов и участников применения права и направлен на преобразование различных сфер общественной жизни в процессе сознательно-волевой и творческой деятельности людей, их коллективов и организаций.

Кроме того, в контексте настоящего диссертационного исследования важны такие юридические характеристики правоприменительного акта, как специфические пределы (сферы) его осуществления. Если вопросы действия нормативных правовых актов давно стали хрестоматийными, то относительно правоприменительных актов этот аспект практически не изучен.

Во втором параграфе «Структуры правоприменительных актов» автор исследует логическую, пространственную, вертикальную, временную, стохастическую, горизонтальную, генетическую, функциональную, рекурсивную и другие структуры правоприменительных актов, т. е. данные акты рассматриваются в качестве полиструктурного образования.

С точки зрения логической структуры все правоприменительные акты-документы можно разделить на две большие группы: а) имеющие обязательные структурные элементы и б) не имеющие официально определенной структуры. Для последних признается нецелесообразным в качестве образца копирование развернутой структуры (вводная, описательная, мотивировочная и резолютивная части), поэтому их строение может отличаться значительным своеобразием. Более обстоятельное изучение правоприменительных актов приводит к выводу, что их структуры во многом зависят от разновидности этих актов. Автор, в частности, рассматривает особенности структуры судебных актов, актов органов управления, милиции и др.

Субъектно-адресная структура правоприменительных актов выражает взаимосвязь между субъектами применения права и адресатами данных актов в рамках правоприменительных отношений. Это позволяет более детально исследовать действие правоприменительных актов по кругу лиц
(в плане особенностей восприятия индивидуальных велений, связи между волей субъектов и адресатов, противоречия их интересов и т. д.).

Такой отличительный признак правоприменительных актов, как действие во времени, позволяет анализировать их в рамках временной структуры, действие в пространстве – пространственной структуры. Новые подходы к предметному действию правоприменительных актов возможны при изучении генетической, функциональной, стохастической и других структур.

В третьем параграфе «Типы (виды, подвиды) правоприменительных актов» в рамках группировки отдельных типов правоприменительных актов диссертант осуществляет их классификацию, основанием которой выступают прежде всего наиболее существенные признаки данных актов. Как известно, типология является важным методом теоретического познания и совершенствования практической деятельности.

Автор анализирует общетеоретические (С. С. Алексеев, И. Я. Дюрягин, Ф. А. Григорьев, В. В. Лазарев, В. Н. Карташов и др.) и отраслевые (судебные, управленческие, процессуальные и т. п.) классификации (Р. Ф. Васильева, В. А. Юсупова, П. А. Лупинской и др.) правоприменительных актов.

Изучение пределов действия правоприменительных актов также происходит в непосредственной связи с разными их классификациями. В частности, выделение данных документов по субъектам является одной из «генеральных» классификаций, поскольку от конкретного должностного лица или органа во многом зависят предметная сфера осуществления акта, пределы его действия во времени, в пространстве и по адресатам.

Важное значение имеет подразделение правоприменительных актов по основным сферам (экономической, социальной, образовательной, научной и т. п.) общественной жизни, предметам правового регулирования конкретных общественных отношений и социально-правовых ситуаций. К определению границ их действия во времени имеют отношение классификации по срокам реализации (постоянные и временные, акты однократного и длящегося действия), моментам вступления в юридическую силу и др. К действию правоприменительных актов в пространстве и по адресатам относятся их классификации в зависимости от территориальных и информационных границ, степени общности предписаний, круга физических, должностных, юридических лиц и т. д.

Кроме того, автор рассматривает и другие классификации правоприменительных актов: в зависимости от их формы (акты-действия, акты-документы и т. п.); функционального назначения (регулятивные, охранительные и т. п.); юридической основы вынесения (первичные, производные и смешанные); юридических последствий (правоконстатирующие, правонаделяющие, правоизменяющие, правопрекращающие и др.); категоричности требований (императивные и диспозитивные); определенности содержания (абсолютно-определенные, относительно-определенные и т. п.); порядка издания (коллегиальные и единоличные); наименования (постановления, приказы, приговоры, решения, определения, протоколы, протесты и т. д.); сложности структур (относительно простые и сложные).

Как отмечает диссертант, каждый из типов, видов и подвидов правоприменительных актов специфичен по своей природе, элементам содержания и формы, занимает особое место в правоприменительной практике и индивидуально-правовом регулировании общественных отношений.

При этом все классификации правовых актов (нормативных, интерпретационных, правоприменительных) должны быть соотносимы друг с другом.

В четвертом параграфе «Функции правоприменительных актов» подчеркивается значимость функционального подхода, при помощи которого более углубленно исследуется динамичная природа указанных актов. В теории права обычно анализируются функции применения права и правоприменительной практики. К функциям правоприменительных актов отечественные и зарубежные ученые обратились несколько позднее. По мнению диссертанта, в функциях конкретизируются свойства данных актов, выражаются их социальная и субстанциональная роли, результаты деятельности субъектов и участников правоприменения, которые ставят перед собой определенные цели и задачи.

Все функции правоприменительных актов подразделяются на общесоциальные и специально-юридические.

Общесоциальные функции (политическая, экономическая, социальная, идеологическая, демографическая, экологическая и др.) выражают способность этих актов направлять и преобразовывать различные сферы общественной жизни (политику, экономику, социальную сферу и т. д.). Вместе с тем в данных функциях проявляется политическая, социальная, экономическая обусловленность правоприменительных актов. Исследование этого аспекта проблемы является одним из наиболее актуальных направлений развития теории правовых актов.

Специально-юридические функции правоприменительных актов (фиксирующая, регулятивно-ориентирующая, правоконкретизирующая, правообеспечительная, превентивная, правовосстановительная, компенсационная, карательная, правовосполнительная, контрольная, координационная, правотворческая и др.) показывают их роль в механизме правового регулирования общественных отношений.

Дальнейшее развитие теоретического знания функций правоприменительных актов требует более глубокого изучения тех из них, в понимании которых имеются наиболее спорные моменты. В частности, достаточно бурные дискуссии в современной науке ведутся относительно природы правотворческой функции правоприменительных актов. Вопрос о наличии указанной функции вызывает сомнения у сторонников классической позитивистской теории, однако его постановка не выпадает из тенденции последних лет, заключающейся во все большем распространении социологического подхода к правовым явлениям.

Разработка теоретических проблем (например, совершенствование методологии юридической науки, развитие различных подходов к пониманию права, исследование социологических аспектов правообразования и правоприменения) позволяет говорить о тройной правотворческой направленности правоприменительной деятельности, проявляющейся, во-первых, в поиске права при рассмотрении дела и вынесении решения; во-вторых, возможном придании правоприменительным актам «статуса» источника (или квази-источника) права; в-третьих, значимости этих актов для совершенствования законодательства.

По мнению диссертанта, различие в понимании содержания правотворческой функции зависит от методологической позиции того или иного ученого. Так, исследователь, опирающийся преимущественно на социологическую методологию, может рассматривать правоконкретизирующее, правовосполнительное и правотворческое значение правоприменительного акта в рамках его правотворческой функции, и, наоборот, юрист-позитивист будет вкладывать в содержание правотворческой функции правоприменительного акта только роль этого акта в рамках дальнейшего совершенствования законодательства.

Вторая глава «Обнародование и пределы (сферы) действия правоприменительных актов» состоит из пяти параграфов.

Первый параграф «Обнародование правоприменительных актов и общие проблемы определения сфер их юридического действия» посвящен рассмотрению общих вопросов опубликования и вступления в силу данных актов.

Вопрос о пределах действия правоприменительных актов относится к числу новых и разрабатываемых теорией государства и права с начала 90-х гг. ХХ в. (В. Н. Карташов).

Автор отмечает, что данная проблема рассматривается им в рамках правоприменительной технологии. Непосредственной предпосылкой действия правоприменительных актов является доведение их содержания до всех заинтересованных лиц. В теории государства и права намечены только самые общие подходы к изучению этого аспекта. По мнению диссертанта, термин «обнародование» вполне может претендовать на то, чтобы объединить все формы официального и неофициального доведения соответствующей информации, содержащейся в правоприменительных актах, до адресатов.

Порядок, формы и сроки официального обнародования различаются в зависимости от типа, вида и подвида актов. Эти процедуры могут быть закреплены в законодательстве, достаточно жестко регламентированы или складываться в ходе правоприменительной практики в виде правовых позиций и обыкновений. Обнародование правоприменительных актов – отличительная черта демократической правовой системы.

Неофициальное информирование о принимаемых правоприменительных решениях производится в целях доведения их содержания до сведения всех заинтересованных лиц, а не только непосредственных исполнителей через центральную и местную печать, Интернет, другие средства массовой информации.

Во втором параграфе «Предметная сфера действия правоприменительных актов» рассматриваются общественные отношения и социально-правовые ситуации, на которые направлены индивидуально-конкретные, персонально-определенные юридические предписания и которые необходимо установить для эффективной реализации любого правоприменительного акта.

Предметная сфера действия данных актов уточняется при исследовании их классификации (простых и комплексных, основных и вспомогательных, императивных и др.), а также компетенции субъектов.

Некоторые акты в определенных случаях могут распространять свое действие на ряд аналогичных случаев (например, при пробеле в праве и т. д.). Кроме того, в процессе применения права происходит реализация многих правовых норм, относящихся к разным отраслям права, а значит, и регулирующих различные общественные отношения. Существенной спецификой предметного воздействия обладают правоприменительные акты, содержащие в себе одновременно общие нормативные, индивидуально-конкретные и праворазъяснительные предписания (акты смешанного типа).

Правоприменительные акты как совокупный итог правоприменительной практики образуют систему. В этой связи важную практически-прикладную роль имеют вопросы о преюдициальном значении судебных и иных решений, взаимной обязательности правоприменительных актов, вынесенных различными компетентными органами.

Положительное решение вопроса о наличии системы правоприменительных актов позволяет рассмотреть проблему их систематизации и унификации, которая исследуется автором в рамках юридической технологии.

Третий параграф «Действие правоприменительных актов во времени» посвящен рассмотрению темпоральных аспектов проблемы.

В самом общем плане данный вопрос определяется двумя моментами: вступлением правоприменительных актов в юридическую силу и ее утратой ими. В первую очередь необходимо выяснить, что такое юридическая сила акта. По мнению автора, это его свойство властно порождать юридические и иные социальные последствия. В теоретических и отраслевых исследованиях юридическая сила правомерно связывается с обязательностью, а также с такой темпоральной характеристикой, как окончательность (т. е. завершенность во времени) соответствующего акта.

Акты применения права могут вступать в юридическую силу с момента их принятия, подписания, утверждения, получения адресатом, по истечении определенного срока, наступления определенных обстоятельств и т. п. Порядок принятия, вступления в силу и утраты юридической силы акта применения права во многом зависит от субъектов и участников правоприменительной практики, ее процессуальных форм, конкретных социально-правовых ситуаций.

В диссертации обстоятельно рассмотрен порядок вступления в юридическую силу ряда правоприменительных актов (государственных и негосударственных органов, судебных органов и др.).

Важными темпоральными требованиями, которые предъявляются к данным актам, являются принципы своевременности их издания и оперативности реализации. Наиболее глубоко данный аспект проблемы исследован в процессуальных науках, причем многие положения, разрабатываемые в них, носят фундаментальный и общетеоретический характер и могут быть использованы в различных типах, видах и подвидах правоприменительной практики, а также в других сферах юридической практики.

Вступив в юридическую силу, правоприменительные акты приобретают различные темпоральные особенности. В работе они исследуются в первую очередь при разработке классификаций данных документов и их юридической природы (особенности действия во времени постоянных и временных актов, актов однократного и длящегося действия, возможность приостановки и продления их действия и т. п.).

Кроме того, диссертант анализирует проблемы отмены (приостановления и т. п.) правоприменительных актов, а также иных форм прекращения их действия. По мнению автора, правоприменительные акты утрачивают свою юридическую силу в следующих случаях: а) реализация (исполнение) предписаний, закрепленных этими актами; б) отозвание актов органами, их издавшими, либо иными компетентными субъектами; в) отмена правоприменительных актов другими актами; г) пересмотр юридического дела и вынесение новых правоприменительных актов; д) прекращение производства по юридическому делу; е) истечение срока действия актов; ж) существенное изменение общественных отношений; з) ликвидация субъектов правоприменительной практики и т. д.

Диссертант отмечает, что рассматривая различные основания прекращения действия правоприменительных актов, следует иметь в виду особенности, свойственные отдельным их видам.

В четвертом параграфе «Действие правоприменительных актов в пространстве» определены территориальные, информационные и иные границы действия данных документов.

Пределы пространственного действия – одно из новых направлений в исследовании правоприменительных актов. При этом следует учитывать территориальные и информационные рамки осуществления нормативных правовых актов, а также конкретные социально-правовые ситуации, требующие разрешения с их помощью.

Правовое пространство – это не только определенный территориальный, но и информационный (Интернет и т. п.) предел, в котором функционирует юридическая система общества. Анализируя отдельные разновидности правоприменительных актов, автор отмечает, что одни действуют на всей территории страны, другие – за ее пределами, третьи – на определенной ее части и т. д. В диссертации подробно рассматривается механизм экстерриториальности осуществления правоприменительных актов.

Одной из плодотворных идей в рамках исследования действия правоприменительных актов, выработанной в отраслевых юридических науках, следует считать конструкцию «юрисдикция», которая на уровнях отдельных органов, должностных лиц и государства в целом также имеет свои временные, адресные и пространственные пределы, последние из которых наиболее важны в практическом плане.

В исследовании пространственных сфер издания и реализации правоприменительных актов получают дальнейшее развитие универсальные принципы единого правового пространства и единства законности, а также теория эффективности правоприменительных актов, идеи общих пределов действия всех типов (видов и подвидов) нормативных, интерпретационных и других правовых актов в целом.

В пятом параграфе «Действие правоприменительных актов по адресатам» рассматриваются проблемы субъектно-адресных взаимосвязей в правоприменительных отношениях.

Правоприменительные акты могут адресоваться гражданам государства, их коллективам и организациям, а также иностранным гражданам (подданным), лицам без гражданства, международным организациям, другим государствам и организациям. В отличие от нормативно-правовых, эти акты имеют персонифицированное конкретное значение, поэтому они доводятся до сведения именно заинтересованных лиц, являются обязательными решениями для «сторон», так называемых третьих лиц, а также органов, их вынесших. Указание адресата – один из существенных признаков правоприменительных актов. В диссертации специфика их адресатов раскрывается с учетом различных классификаций этих документов (персональные, относительно-определенные и т. п.).

Автор анализирует различные аспекты данной проблемы на материалах отраслевых юридических наук (например, взаимодействие субъектов и адресатов в управленческих отношениях, пределы законной силы судебного решения для участников гражданского процесса и т. п.) и формулирует соответствующие выводы, имеющие отраслевое, межотраслевое и общетеоретическое значение.

Адресаты правоприменительных актов находятся в тесной юридической связи с субъектами издания данных документов. Субъектно-адресные взаимосвязи рассматриваются в рамках правоприменительных правоотношений, устанавливается объем прав и обязанностей сторон, который зависит от конкретной социально-правовой ситуации, вида правоотношений и юридической практики.

В заключении подводятся основные итоги и намечаются перспективные направления дальнейшего исследования проблемы.

Так, более обстоятельного изучения требует технология (профессионализм субъектов, техника, тактика, стратегия, ресурсообеспеченность и т. п.) подготовки и реализации правоприменительных актов во времени и пространстве, по предметам и адресатам, а также вопросы обеспечения их (актов) качества, эффективности, мониторинга и др.

С учетом повышения роли актов применения в правовой системе современного российского общества решение поставленных проблем будет способствовать совершенствованию правотворчества и правоприменения, обеспечению прав и свобод граждан (коллективов и организаций), взаимной их ответственности перед государством и государства перед конкретными субъектами права, укреплению законности и правопорядка в стране.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Травкин, А. А. Действие правоприменительных актов во времени: история проблемы в отечественной теории права / А. А. Травкин // Право и государство: теория и практика. – 2007. – № 12. – 0,75 п. л.

Иные публикации

2. Травкин, А. А. Правоприменительная практика: признаки и некоторые типы / А. А. Травкин // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ : сб. ст. / отв. ред. М. В. Лушникова ; Яросл. гос. ун-т.
– Ярославль, 2006. – Вып. 6. – 0,1 п. л.

3. Травкин, А. А. О некоторых аспектах действия правоприменительных актов во времени / А. А. Травкин // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ : сб. ст. / отв. ред. М. В. Лушникова ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2007. – Вып. 7. – 0,1 п. л.

4. Травкин, А. А. К вопросу о правотворческой функции правоприменительных актов / А. А. Травкин // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества : сб. науч. тр. / отв. ред. В. Н. Карташов ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2007. – Вып. 7, ч. 1. – 0,5 п. л.

5. Травкин, А. А. Общее и особенное в исследовании нормативно-правовых и правоприменительных актов / А. А. Травкин // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества : сб. науч. тр. / отв. ред. В. Н. Карташов ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2007. – Вып. 7,
ч. 2. – 0,4 п. л.

6. Травкин, А. А. Предметная сфера действия правоприменительных актов / А. А. Травкин // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ : сб. ст. / отв. ред. М. В. Лушникова ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2007. – Вып. 8. – 0,1 п. л.

7. Травкин, А. А. Действие правоприменительных актов в пространстве / А. А. Травкин // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества : сб. науч. тр. / отв. ред. В. Н. Карташов ; Яросл. гос.
ун-т. – Ярославль, 2007. – Вып. 8, ч. 2. – 0,5 п. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 2,45 п. л.

ТРАВКИН Андрей Александрович

СУЩНОСТЬ И СФЕРЫ (ПРЕДЕЛЫ) ДЕЙСТВИЯ

ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНЫХ АКТОВ

(ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Подписано в печать 28.08.08. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,02. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования

«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


[1] Рос. газ. 2006. 11 мая.

[2] См.: там же. 2007. 27 апр.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.