WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Саморегуляция и эмоциональное неблагополучие у студентов с различными признаками латеральной организации мозга

На правах рукописи

Мырзамуратова Инна Николаевна

САМОРЕГУЛЯЦИЯ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ НЕБЛАГОПОЛУЧИЕ У СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ПРИЗНАКАМИ ЛАТЕРАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МОЗГА

Специальность 19.00.13 психология развития, акмеология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва-2013

Работа выполнена в лаборатории психологии посттравматического стресса Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук

Научный руководитель: Падун Мария Анатольевна кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психологии посттравматического стресса Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук
Официальные оппоненты: Моросанова Варвара Ильинична доктор психологических наук, профессор, заведующая лабораторией психологии саморегуляции Федерального государственного научного учреждения «Психологический институт» Российской академии образования
Ениколопов Сергей Николаевич кандидат психологических наук, доцент, руководитель отдела клинической психологии Федерального государственного бюджетного учреждения «Научный центр психического здоровья» Российской академии медицинских наук
Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Защита диссертации состоится 26 декабря 2013 г. в 14 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 002.016.03 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте психологии Российской академии наук по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, д. 13, корп. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук (ИП РАН)

Автореферат разослан « 25 » ноября 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д-002.016.03

кандидат психологических наук Никитина Е.А.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современной социальной ситуации, характеризующейся постоянным возрастанием количества неблагоприятных, стрессовых и травмирующих ситуаций различного рода, повышаются требования к адаптивности и психической устойчивости. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение психической саморегуляции.

Проблема саморегуляции является одной из фундаментальных проблем общей психологии, психологии труда, психофизиологии, педагогической психологии (В.А. Бодров, 2006; Д.Н. Завалишина, 2005; Л.Г. Дикая, 2003; А.Б. Леонова, 2007; В.И. Моросанова, 2001; R.J. Davidson et al., 2007; D.M. Driscoll, 2009, и др.). Саморегуляция выступает как важнейший фактор успешности адаптации (физиологической, психологической, социальной). Обучение навыкам самоконтроля и произвольного использования механизмов саморегуляции в различных проблемных ситуациях является эффективным в сфере психокоррекции и психотерапии (Т.Л. Крюкова, Н.П. Слободяник, 1997; А.Б. Леонова, 2004; В.Л. Марищук, В.И. Евдокимов, 2001).

В настоящей работе проблема саморегуляции раскрывается через такие конструкты, как индивидуальный стиль саморегуляции, регуляция эмоций и совладающее поведение. Индивидуальный стиль саморегуляции поведения отражает индивидуальную специфику развертывания регулятивных процессов во времени в виде звеньев (планирование целей, моделирование условий, программирование действий, оценка результатов и коррекция действий), а также особенности регуляторно-личностных свойств (гибкости и самостоятельности) (В.И. Моросанова, 1995, 2001). Осознанная саморегуляция способствует выработке гармоничного поведения, на ее основе развивается умение управлять собой сообразно поставленной цели, в соответствии с требованиями жизни, профессиональными или учебными задачами.



Регуляция эмоций представляет собой комплекс психических процессов, которые усиливают, ослабляют либо удерживают на одном уровне интенсивность эмоциональных реакций человека (R.J. Davidson, 1998). Фокусом регуляции являются эмоциональные реакции и эмоциональные состояния, – как негативные, так и позитивные. Регуляцию эмоций принято рассматривать как процесс и как свойство личности (М.А. Падун, 2010; J. Gross, O. John, 2003). В настоящей работе она изучается как свойство, связанное с индивидуальными различиями в способах регуляции.

Совладающее поведение (копинг) направлено на преодоление трудной, стрессовой ситуации, когда требования среды воспринимаются индивидом как превышающие его ресурсы и угрожающие психологическому благополучию. Копинг-поведение осуществляется на основе оценки человеком степени воспринимаемой угрозы, свойств стрессора и собственных ресурсов по его преодолению. Совладание включает когнитивный, эмоциональный и волевой компоненты (Р. Лазарус, 1970). Копинг-стили отражают индивидуальные различия в способах совладания с трудной жизненной ситуацией.

Таким образом, свойства личности, связанные с особенностями регуляции целенаправленного поведения и эмоций в повседневной жизни, а также индивидуальная специфика регуляции поведения и эмоций в трудных жизненных ситуациях являются фокусом настоящего исследования. Совместное рассмотрение этих свойств регуляторной сферы личности обусловлено тем, что их функционирование соответствует основным принципам саморегуляции деятельности: системности, активности, осознанности (О.А. Конопкин, 1980).

Проблема саморегуляции активно изучается в психологии развития, в частности, в отношении специфики регуляторной сферы в различных возрастных периодах (И.И. Ветрова, 2011; Г.А. Виленская, 2008; Е.А. Сергиенко, 2008). Особое значение приобретают вопросы, касающиеся психической саморегуляции в учебном процессе студентов вузов, поскольку умение управлять своим состоянием и поведением в различных трудных ситуациях выступает важным показателем личностной зрелости, которая является значимой характеристикой перехода от юношеского к взрослому периоду.

В этом отношении представляют интерес связанные с саморегуляцией проблемы, возникающие в период студенчества. Так, наиболее типичными психологическими проблемами, отмечаемыми студентами, являются трудности, связанные с нехваткой воли и усидчивости для освоения материала, неумением рационально распределять время и силы, планировать свою работу, затруднения в процессе целеполагания и в нахождении эффективных способов достижения цели, а также в развитии способности к самостоятельному принятию решения. Часто неблагополучное положение отмечается с развитием у студентов способности к саморегуляции эмоциональных состояний, с недостатком знаний и навыков самозащиты от стрессов, переутомления, жизненных кризисов (В.Г. Двоеносов, 2004).

Формирование и эффективность использования механизмов саморегуляции выступают важнейшими факторами психологического здоровья и благополучия, а неспособность к полноценной саморегуляции может выступать фактором эмоционального неблагополучия.

В контексте данной работы понятие эмоционального неблагополучия определяется как совокупность устойчивых негативных эмоциональных состояний (тревожности, признаков депрессии, враждебности и т.д.), переживаемых индивидом и вызывающих дискомфорт в процессе межличностного взаимодействия, понижающих активность и работоспособность, возможность адекватно действовать в различных ситуациях. Признаки эмоционального неблагополучия при высокой частоте возникновения и интенсивности приобретают характер симптомов дистресса и имеют риск перехода на клинический уровень в форме различных эмоциональных расстройств.

При обучении в вузе студенты испытывают влияние характерных для этого периода стрессовых событий, поэтому находятся в группе риска эмоционального неблагополучия и даже психических заболеваний (М.Л. Хуторная, 2007; H.M. Stallman, 2011). Период обучения является сложным процессом, требующим больших затрат физических усилий, психологической уравновешенности, эмоциональной устойчивости. Психологические трудности и проявления эмоционального неблагополучия в период студенчества могут иметь негативные последствия и стать причиной нарушений в академических, профессиональных, социальных и других областях. По данным американских исследователей, за последние 10-20 лет студенты стали чаще обращаться за консультациями по вопросам тяжелых психологических проблем (А. Eipe, J. Pearce, 2009). Так, среди наиболее частых проявлений эмоционального неблагополучия у студентов отмечаются депрессия, суицидальное поведение, тревога, аутоагрессивное поведение, расстройства пищевого поведения, злоупотребление психоактивными веществами, подозрительность. Эти проблемы психического здоровья становятся все более и более распространенными. Результаты зарубежных исследований показывают, что две трети студентов колледжей сталкивались на протяжении жизни по крайней мере с одним травмирующим событием (смерть близкого человека, физическое или сексуальное насилие, аварии, стихийные бедствия и др.), при этом у 10% студентов были обнаружены признаки ПТСР (J.P. Read et al., 2011). Отечественные исследователи отмечают, что дистресс современных студентов проявляется в неудовлетворительных показателях физического здоровья, высоком уровне тревоги (Э.А. Алексеева и др., 2010), а также значительных показателях депрессии и суицидальной направленности (Я.Г. Евдокимова, 2008). Стрессорами, на фоне которых возникает суицидальное поведение, выступают лично-семейные конфликты, неудачная любовь, оскорбления (К.Г. Эрдынеева, В.П. Филиппова, 2010).

В отечественной психологии связь особенностей саморегуляции с индивидуальными характеристиками изучалась в отношении темперамента (В.И. Моросанова, 2002). При этом представления о мозговых основах индивидуальных различий в сфере саморегуляции недостаточно изучены.

Результаты исследований показывают, что функциональная межполушарная асимметрия (ФМА) является свойством, в значительной степени определяющим индивидуальные особенности в эмоционально-личностной сфере, а также в регуляторных и когнитивных процессах (И.В. Ефимова, 2007; В.А. Москвин, 2002; Е.Д. Хомская и др., 2005). ФМА является основой существования у человека определенного латерального фенотипа (латерализации) или профиля латеральной организации (ПЛО) как индивидуального сочетания функциональной (моторной и сенсорной) асимметрии полушарий. Многочисленные исследования подтверждают, что латеральная организация мозга обусловливает различия в эмоционально-личностной сфере и процессах адаптации (Н.Н. Брагина, Т.А. Доброхотова, 1988; В.В. Колышкин, 1983; В.П. Леутин, Е.И. Николаева, 2005; Е.С. Молодых, 2005, и др.), которые, в свою очередь, непосредственно связаны с регулятивными механизмами. В то же время исследования вклада латеральной организации в специфику саморегуляции личности несистемны и носят разрозненный характер (R.J. Compton et al., 2003; Т.А. Stalnaker et al., 2008).

В связи с вышесказанным, проблема изучения саморегуляции у студентов в соотношении с признаками латеральной организации мозга приобретает особое значение. Изучение данной проблемы позволяет определить нейропсихологические предикторы индивидуальных различий в регуляторной сфере, а также выявить механизмы, обеспечивающие эмоциональное благополучие студентов.

Таким образом, все вышесказанное определило цель настоящего исследования, которая заключается в изучении соотношения саморегуляции и эмоционального неблагополучия у студентов с различными признаками латеральной организации мозга.

Объектом исследования являются эмоциональная и регулятивная сферы студентов.

Предмет исследования – характеристики саморегуляции и выраженность эмоционального неблагополучия у студентов в соотношении с признаками латеральной организации мозга.

Общая гипотеза исследования

Свойства саморегуляции и выраженность эмоционального неблагополучия у студентов связаны с признаками латеральной организации мозга.

Частные гипотезы

  1. Преобладание левополушарных признаков латеральной организации (ЛО) связано с более высоким уровнем саморегуляции, и эта связь является устойчивой во времени.
  2. По сравнению с правшами и праворукими, амбидекстры и леворукие демонстрируют более высокий уровень эмоционального неблагополучия.
  3. Студенты с более выраженными признаками эмоционального неблагополучия чаще прибегают к эмоционально-ориентированному копингу.
  4. Особенности латеральной организации мозга совместно со свойствами темперамента являются предикторами индивидуальных различий в свойствах саморегуляции.

Для достижения цели исследования и проверки выдвинутых гипотез были поставлены следующие задачи:

  1. Провести теоретический анализ литературы по проблемам латеральной организации мозга, саморегуляции и эмоционального неблагополучия у студентов.
  2. Апробировать Опросник регуляции эмоций (Emotion Regulation Questionnaire – J. Gross, O. John, 2003) на русскоязычной выборке.
  3. Выявить и проанализировать связи между признаками ЛО и механизмами саморегуляции.
  4. Изучить компоненты саморегуляции у студентов в динамике через год, а также устойчивость связей признаков ЛО с саморегуляцией во времени.
  5. Оценить выраженность эмоционального неблагополучия в группах студентов с разными признаками латеральной организации.
  6. Проанализировать связь между эмоциональным неблагополучием и механизмами саморегуляции у студентов.
  7. Оценить совместный вклад темперамента и признаков латеральной организации в свойства саморегуляции.

Эмпирическая база исследования

Участниками исследования выступили лица студенческого возраста, обучающиеся в вузе (18-25 лет). На первом этапе общее количество участников составило 75 человек, из них 27 юношей и 48 девушек. На втором этапе участвовало 53 человека, 18 юношей и 35 девушек из числа тех, кто принимал участие на первом этапе.

Теоретико-методологической основой исследования стали положения о системном характере свойств личности (Б.Ф. Ломов, Б.Г. Ананьев и др.); концепция осознанной саморегуляции произвольной активности человека (В.И. Моросанова); теория стресса и копинга Р. Лазаруса; «Модальная модель регуляции эмоций» Гросса и Джона (J. Gross, O. John), положения нейропсихологии индивидуальных различий (А.Р. Лурия, Е.Д. Хомская и др.).

Методы исследования и обработки полученных данных включали теоретический анализ научной литературы по проблеме исследования и психодиагностические методики: 1) Оценка профиля латеральной организации (ПЛО) (Е.Д. Хомская и др., 1995); 2) Опросник способов совладания (ОСС) Р. Лазаруса в адаптации Т.Л. Крюковой (2004); 3) Опросник оценки психопатологической симптоматики (SCL-90-R) в адаптации Н.В. Тарабриной (1992) (применялся для измерения признаков эмоционального неблагополучия; использовались отдельные шкалы опросника, а также индекс GSI (общий индекс тяжести симптомов)); 4) Опросник регуляции эмоций (J.Gross, O.John, 2003); 5) Опросник «Стиль саморегуляции поведения – ССПМ» В.И. Моросановой (1998); 6) Тест-опросник Г. Айзенка (EPI) в адаптации А.Г. Шмелева (Д.Я. Райгородский, 2001).

Математико-статистический анализ данных произведен с помощью пакета SPSS 16.0. и включал методы математической статистики: корреляционный анализ (коэффициент корреляции R Спирмена), анализ нормальности распределения (метод Колмогорова-Смирнова), анализ значимости различий (U-критерий Манна-Уитни, t-критерий для зависимых выборок), а также множественный регрессионный анализ.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась методологической обоснованностью исходных положений, теоретическим анализом проблемы, репрезентативностью выборки, процедурой подготовительных этапов эмпирического исследования, использованием методов статистической обработки данных, а также качественных методов анализа полученных результатов.

Научная новизна работы заключается в том, что выявлен вклад латеральной организации мозга в свойства саморегуляции индивида. Впервые показана временная устойчивость связи признаков латеральной организации мозга со свойствами саморегуляции.

Выявлены различия в регуляции эмоций между студентами с различными признаками латеральной организации. Показано, что у студентов-амбидекстров уровень эмоционального неблагополучия выше по сравнению с лицами с правосторонними и левосторонними признаками.

Для оценки регуляции эмоций проведена апробация англоязычной методики, разработанной Д. Гроссом и О. Джоном (J. Gross, O. John, 2003), позволяющей измерить два типа регуляции эмоций: подавление (suppression) и когнитивная переоценка (cognitive reappraisal). Методика впервые применена в исследовании для измерения регуляции эмоций.





Впервые изучены индивидуально-психологические предикторы саморегуляции в виде совокупности темпераментальных свойств и признаков латеральной организации: выявлено, что экстраверсия и доминирование функций левого полушария служат предикторами общего уровня индивидуального стиля саморегуляции поведения, а интроверсия совместно с левополушарным доминированием – предикторами предпочтения человеком копинг-стиля «Самоконтроль».

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что его результаты углубляют научные представления об индивидных основах саморегуляции в целом и о нейропсихологических (полушарных) предикторах свойств регулятивной сферы в частности.

Результаты исследования расширяют теоретические представления о закономерностях индивидуальных различий в саморегуляции целенаправленного поведения, регуляции эмоций и копинг-стилях у студентов с разными признаками латеральной организации мозга (правшей, праворуких, амбидекстров и леворуких).

Полученные в исследовании данные способствуют развитию представлений о связи признаков латеральной организации мозга и особенностей эмоционального состояния у студентов.

Практическая значимость данной работы определяется возможностью применения полученных результатов и выводов при организации и проведении психодиагностической, консультационной работы со студентами, при организации учебной деятельности, для разработки учебно-воспитательных программ.

Материалы диссертации могут быть использованы для разработки тренинговых и коррекционно-развивающих мероприятий, обучающих приемам эффективной саморегуляции с учетом индивидуально-психологических особенностей.

Результаты исследования могут применяться в целях профориентации и профотбора, а также в прогнозировании эмоциональной устойчивости в условиях, связанных со стрессом, у лиц студенческого возраста.

Положения, выносимые на защиту

  1. Для студентов с выраженными левополушарными (правосторонними) признаками латеральной организации мозга характерен более высокий уровень саморегуляции поведения и способность к проблемно-ориентированному совладанию по сравнению со студентами с правополушарными (левосторонними) признаками. Данная закономерность сохраняется при повторном исследовании.
  2. В динамике эффективность индивидуальной саморегуляции у студентов повышается за счет развития таких ее стилевых особенностей, как моделирование значимых условий достижения целей и оценивание результатов, регуляторные гибкость и самостоятельность.
  3. Для студентов-амбидекстров характерен более высокий уровень эмоционального неблагополучия по сравнению со студентами с признаками выраженной латерализации мозга.
  4. Такие стили совладания, как конфронтация, бегство-избегание, принятие ответственности, положительная переоценка, а также подавление эмоций сопряжены с более высоким уровнем эмоционального неблагополучия.
  5. Предикторами эффективного стиля саморегуляции выступают выраженность левополушарных признаков и экстраверсии, а преобладание левополушарных признаков совместно с выраженностью интроверсии предрасполагает к затрачиванию усилий на контроль эмоций и поведения в стрессовых ситуациях, что проявляется в «самоконтроле», как стиле совладания.

Апробация результатов исследования. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на заседаниях лаборатории посттравматического стресса Института психологии РАН в 2008-2012 гг.; на научных конференциях: IV международной конференции молодых ученых «Психология – наука будущего» (Москва, ноябрь 2011); V Всероссийском съезде Российского психологического общества (Москва, февраль 2012), Всероссийской научной конференции «Развитие психологии в системе комплексного человекознания» (Москва, ноябрь 2012). Основные результаты исследования отражены в 7-и публикациях автора (из них 2 – в изданиях, рекомендованных ВАК).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы (всего 190 наименований, из них 53 – на иностранных языках) и приложений. Объем основного текста диссертации составляет 140 страниц. Текст диссертации включает в себя 27 таблиц и 11 рисунков. Приложения содержат таблицы описательной статистики, бланки использованных методик.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность исследования саморегуляции в соотношении с признаками латеральной организации мозга, выделены цель, объект, предмет, задачи, обозначены используемые методики, сформулированы гипотезы исследования, положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Теоретические представления о саморегуляции и функциональной межполушарной асимметрии мозга» посвящена теоретическому анализу проблемы саморегуляции и эмоционального неблагополучия в студенческий период, а также рассмотрению функциональной межполушарной асимметрии (ФМА) как фактора индивидуальных различий.

В параграфе 1.1 «Саморегуляция и эмоциональное неблагополучие у студентов» рассмотрены основные психологические подходы к изучению саморегуляции. Теоретический анализ показал, что проблема саморегуляции активно изучается в разных отраслях психологии. Отмечается особая роль системного подхода в становлении современных представлений о саморегуляции.

Описываются исследования, объединяющие рассмотрение контроля поведения, психологических защит и совладания в качестве уровней единого континуума механизмов саморегуляции (И.И. Ветрова, 2008, 2011; Е.А. Сергиенко, 2008), а также рассмотрение эмоционального интеллекта как показателя разных сторон эмоциональной регуляции (Е.А. Сергиенко, И.И. Ветрова, 2009).

Обосновывается предлагаемое в работе совместное рассмотрение таких конструктов, как совладающее поведение (копинг), регуляция эмоций и индивидуальный стиль саморегуляции в качестве характеристик, отражающих индивидуальные различия в регулятивной сфере. Подробно описываются теоретические основания каждого из этих понятий, раскрываются их значения, виды.

Индивидуальный стиль саморегуляции раскрывается с позиций теоретико-методологической концепции саморегуляции произвольной активности, разработанной под руководством О.А. Конопкина (В.И. Моросанова, 2001). В ней саморегуляция рассматривается как системно организованный психический процесс по инициации, построению, поддержанию и управлению всеми видами внешней и внутренней активности, направленной на достижение результата (В.И. Моросанова, 2001). В индивидуальном стиле саморегуляции выделяются функциональные звенья: цель деятельности, модель значимых условий, программа исполнительских действий, критерии успешности, оценка и коррекция результатов. Каждое звено реализуется соответствующим регуляторным процессом: планирование целей, моделирование условий, программирование действий, оценка результатов и коррекция действий. В индивидуальный стиль саморегуляции входят регуляторно-личностные свойства – гибкость и самостоятельность.

Совладающее поведение (копинг) как механизм саморегуляции определяется как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления влияния стресса с целью адаптации (Т.Л. Крюкова, 2004). Исследователи классифицируют совладание по функциональной направленности (R.S. Lazarus, S. Folkman, 1984), ориентированности (на проблему или на эмоции) (A.G. Billings, R.H. Moos, 1981; С.S. Carver et al., 1989; N.S. Endler, J.D. Parker, 1990; S. Epstein, P. Meier, 1989; S. Folkman, R.S. Lazarus, 1985, 1988; J.M. Patterson, H.I. McCubbin, 1987), степени конструктивности (Т.Л. Крюкова, 2004) и ряду других критериев.

Регуляция эмоций как целенаправленные усилия человека по управлению эмоциями, рассматривается как процесс и как свойство личности. Раскрывается содержание «Модальной модели регуляции эмоций», разработанной Гроссом и Джоном (J. Gross, O. John, 2003). Модель основана на рассмотрении процесса развертывания эмоциональной реакции во времени и выделении предшествующих реакции и фокусированных на реакции стратегий регуляции эмоций.

На основании анализа индивидуальных различий в описанных механизмах саморегуляции делается вывод о возможности совместного рассмотрения в данной работе индивидуального стиля саморегуляции поведения, копинг-стилей и стратегий регуляции эмоций, а также выделения данных характеристик как стилевых свойств саморегуляции.

Обзор эмпирических исследований позволил раскрыть специфику саморегуляции в подростковом и юношеском возрасте (А.В. Зобков, 2004; Н.А. Киселевская, 2005; В.И. Моросанова, 2003; Т.В. Сборцева, 2002; Д.Г. Бадмаева, 2004; A.W. Meyers et al., 1996; N. Repak, 2011, и др.). Сделан вывод, что формирование саморегуляции происходит постепенно на всем протяжении от подросткового к юношескому периоду, вплоть до окончания последнего. Указывается на тесную связь этого процесса с эмоционально-личностными характеристиками. Одним из важных и сложных моментов считается переход от школьного к студенческому периоду, связанный с необходимостью адаптации к новым условиям. Очевидно, что от сформированности саморегуляции студента зависит его психологическое благополучие, эффективность и успешность процесса обучения.

Проведен анализ исследований эмоционального неблагополучия в период студенчества. Данный период характеризуется повышенной уязвимостью в отношении развития признаков эмоционального неблагополучия, которое у студентов обусловлено целым рядом причин. Во-первых, это факторы, связанные с новыми условиями обучения: повышенные учебные нагрузки, большой объем информации, экзаменационные периоды (А.Н. Акопян, 2007; Е.В. Саперова, 2008; О.М. Сергеева, 2008; М.Л. Хуторная, 2007; Ю.В. Щербатых, 2001, 2008). Во-вторых, большую роль, как показывают исследования, играют личностные качества (тревожность, эмоциональная неустойчивость, низкая самооценка и др.) (О.М. Анисимова, 1984; Д.Г. Бадмаева, 2004; З.Б. Кучина, 2010; И.Н. Меньшикова, 2008; Е.В. Саперова, 2008; C-K. Yang, 2005). Третья группа факторов связана с межличностными отношениями: студенческий период часто совпадает как с отделением от родительской семьи и началом самостоятельной жизни, так и с началом романтических отношений, созданием собственной семьи; кроме этого, появляется новое социальное окружение. Вместе с этим возникают проблемы, связанные с финансами, социальным статусом (R. Kellner et al., 1986; F. Tiffany et al., 2011). Эти и другие события являются факторами риска для психологического благополучия студентов.

В параграфе 1.2 «Функциональная межполушарная асимметрия (ФМА) и индивидуальные различия» раскрывается проблема функциональной межполушарной асимметрии (ФМА) как одной из фундаментальных закономерностей работы мозга. Рассматриваются теории происхождения функциональной асимметрии, онтогенетические аспекты латерализации (Н.Н. Брагина, Т.А. Доброхотова, 1988; В.П. Леутин, Е.И. Николаева, 2005; Е.Д. Хомская и др., 1997; D.V. Bishop, 1990, и др.), соотношение межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия.

В рамках настоящей работы ФМА рассматривается как устойчивый нейропсихологический феномен, как свойство (в противовес его рассмотрению как динамичного состояния), отражающий работу мозга, и конкретизирующийся в понятии признаков латеральной организации как факторе индивидуальных различий. В направлении, называемом «нейропсихология индивидуальных различий» (Хомская и др., 1997), одним из мозговых факторов, определяющих особенности психических функций и состояний, рассматривается тип профиля латеральной организации (ПЛО). ПЛО включает в себя соотношение трех анализаторных систем: мануальной, слухоречевой и зрительной.

Обзор отечественных и зарубежных литературных данных показал, что существует зависимость индивидуально-личностных свойств от признаков латеральной организации (В.Н. Кляйн, В.А. Москвин, А.П. Чуприков, 1986; Г.А. Кураев, И.В. Соболева, 1996; Е.Д. Хомская, Н.Я. Батова, 1998; Е.Г. Удачина, С.В. Квасовец, 2006; Crost et al., 2008).

Одним из типов латеральной организации, сравнительно недавно вошедшим в фокус внимания исследователей, является профиль, выражающийся в равенстве соотношения моторных и сенсорных асимметрий, или амбидекстрия. На сегодняшний день амбидекстрия, как один из типов латеральной организации мозга, является недостаточно изученной проблемой. Немногочисленные исследования показывают, что характеристики психических функций и эмоционально-личностных качеств у амбидекстров отличаются от таковых у «правшей» и «левшей» (И.В. Ефимова, 2004).

Раскрывается проблема, касающаяся нейропсихологических основ эмоций и эмоционально-личностной сферы. Так, в нейропсихологических и психофизиологических исследованиях показана преимущественная связь левого полушария головного мозга человека с положительными эмоциями, а правого – с отрицательными. Анализ многочисленных исследований различных поражений головного мозга позволяет констатировать факт функциональной асимметрии эмоций.

Анализ работ, так или иначе связанных с индивидуально-психологическими основами саморегуляции, позволяет заключить, что в исследованиях подтверждается роль латеральной организации мозга в различиях в эмоционально-личностной сфере и процессах адаптации. В то же время исследования вклада латеральной организации в специфику саморегуляции личности несистемны и носят разрозненный характер.

Во второй главе «Организация эмпирического исследования» обосновывается программа эмпирического исследования, ставятся его цель и задачи, описываются характеристики респондентов, методический инструментарий и процедура исследования саморегуляции и эмоционального неблагополучия в соотношении с признаками латеральной организации мозга. Эмпирическое исследование состояло из трех этапов (один подготовительный и два основных). На подготовительном этапе произведена апробация опросника Гросса и Джона (J. Gross, O. John, 2003) «Emotion Regulation Questionnaire» – «Опросник регуляции эмоций» (ОРЭ), предназначенный для измерения двух способов регуляции эмоций:

1) подавление (suppression) – стратегия подавления эмоциональной экспрессии;

2) когнитивная переоценка (cognitive reappraisal) – стратегия переоценки значения ситуации с целью управления эмоциями.

В апробационном исследовании приняло участие 103 человека (юношей – 31, девушек – 72), студенты вуза (социологический, юридический факультеты ГУГН), 17-23 лет (M=18,9; SD=1,97).

Средние балльные показатели для субшкал в выборке оказались следующие: субшкала «Когнитвная переоценка»: M=28,62; SD=6,24; субшкала «Подавление»: M=14,21; SD=5,39.

Была произведена проверка основных психометрических свойств опросника. Основной показатель, оценивающий различительную способность теста, – Дельта Фергюсона (П. Клайн, 1997), – для субшкал опросника составил 0,81 («Подавление») и 0,83 («Когнитивная переоценка»), что свидетельствует об удовлетворительной дискриминативности теста и одновременно является одним из показателей эмпирической валидности. Для оценки внутренней валидности вычислялся коэффициент синхронной надежности Кронбаха: его значения составили 0,68 («Когнитивная переоценка») и 0,64 («Подавление»). Тест-ретестовая надежность измерялась путем проведения двукратного (с интервалом 2,5 месяца) измерения методикой ОРЭ описанной выше выборки студентов, и составила 0,73 и 0,76 для «Когнитивной переоценки» и «Подавления» соответственно. Конструктная валидность опросника определялась с помощью эксплораторного (разведывательного) факторного анализа, с применением метода Principial components. Подтвердилось теоретическое допущение о возможной неортогональности факторов: оптимальное двухфакторное решение было найдено при повороте факторных структур по принципу Varimax raw (П. Клайн, 1997).

Анализ гендерных различий в выборе способа регуляции эмоций показал, что в нашей выборке юноши достоверно чаще (р 0,05) прибегают к подавлению, чем девушки. Кроме этого, проверена критериальная валидность опросника, а также проведена линейная стандартизация шкал опросника путем перевода «сырых» оценок в стандартные тестовые шкалы – стены.

Таким образом, апробированная структура опросника соответствует теоретически заданной модели. Основные психометрические свойства опросника отвечают критериям, позволяющим рассматривать его как валидный и надежный инструмент для измерения двух способов регуляции эмоций.

На первом этапе основного исследования участвовали 75 человек, из них 48 девушек и 27 юношей, студентов вуза 2-5 курсов (Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева, г. Саранск), в возрасте от 18 до 25 лет, средний возраст 20,3 лет.

На этом этапе использовались психодиагностические методики: 1) Оценка профиля латеральной организации (ПЛО) (Е.Д. Хомская и др., 1995); 2) Опросник способов совладания (ОСС) Р.Лазаруса в адаптации Т.Л. Крюковой (2004); 3) Опросник оценки психопатологической симптоматики (SCL-90-R) в адаптации Н.В. Тарабриной (1992) применялся для измерения признаков эмоционального неблагополучия; использовались отдельные шкалы опросника, а также индекс GSI (общий индекс тяжести симптомов); 4) Опросник регуляции эмоций (J.Gross, O.John, 2003); 5) Опросник «Стиль саморегуляции поведения – ССПМ» В.И. Моросановой (1998); 6) Тест-опросник Г. Айзенка (EPI) в адаптации А.Г. Шмелева (Д.Я. Райгородский, 2001).

На втором этапе исследования (спустя год после 1-го этапа) участниками стали 53 человека из числа тех, кто участвовал в 1-ом этапе.

Применялись следующие психодиагностические методики: 1) Опросник способов совладания (ОСС) Р. Лазаруса в адаптации Т.Л. Крюковой (2004); 2) Опросник регуляции эмоций (J.Gross, O.John, 2003); 3) Опросник «Стиль саморегуляции поведения – ССПМ» В.И. Моросановой (1998).

Третья глава «Эмпирическое исследование саморегуляции и эмоционального неблагополучия у студентов с различными признаками латеральной организации мозга» посвящена результатам основного этапа эмпирического исследования.

В параграфе 3.1 «Распределение типов признаков латеральной организации в выборке» по результатам первичной обработки данных выделено 5 групп, соответствующих пяти типам признаков ЛО. Распределение в выборке следующее: «чистые» правши – 15% (N=11); праворукие – 49% (N=37); амбидекстры – 19% (N=14); леворукие – 16% (N=12), «чистые» левши – 1% (N=1) (рис. 1).

Рис.1. Диаграмма распределения испытуемых (в процентах) в выборке по пяти типам признаков ЛО.

Для последующего анализа группы Г и Д были объединены, поскольку «чистый» левша в выборке был только один. Таким образом, анализировались четыре группы:

  1. первую группу составили «чистые» правши (N=11);
  2. вторая группа – праворукие с различными вариантами слуховой и зрительной асимметрии (N=37);
  3. третья группа – амбидекстры (N=14);
  4. в четвертую группу вошли «чистый» левша и леворукие с различными вариантами слуховой и зрительной асимметрии, называемые в дальнейшем условно «леворукие» (N=13).

В параграфе 3.2 «Особенности саморегуляции в группах «чистых» правшей, праворуких, амбидекстров и леворуких» показано, что шкалы совладающего поведения имеют преимущественно низкую и среднюю выраженность. Значимых различий между юношами и девушками по измеряемым шкалам, относящимся к саморегуляции, не обнаружено (U-критерий Манна-Уитни).

Дальнейший анализ позволил выявить достоверно значимые различия в уровне некоторых шкал между группами, указывающие на разную специфику саморегуляции у обладателей разных признаков ЛО, что подтверждает нашу гипотезу. Попарное сравнение групп (с помощью критерия U Манна-Уитни) обнаружило значимые различия по шкалам, обозначающим стили саморегуляции.

Обнаружены значимые различия как в использовании копинг-стилей, так и в показателях стилевых особенностей саморегуляции и стратегиях регуляции эмоций.

«Чистые» правши значимо чаще, чем все другие группы, прибегают к копингам «Самоконтроль» (p 0,05) и «Планирование решения» (р 0,05); кроме этого, по сравнению с группами с правыми и левыми мануальными признаками «чистые» правши чаще совладают при помощи «Дистанцирования» (р 0,05). Амбидекстры по сравнению со всеми остальными группами реже склонны использовать поиск социальной поддержки в трудных ситуациях (р 0,05).

Группа праворуких обнаружила различия с амбидекстрами в способах регуляции эмоций: если праворукие предпочитают когнитивную переоценку эмоций (Z=|2,21|; р 0,05), то амбидекстры – их подавление (Z=|2,58|; р 0,05). Этот результат находит объяснение в специфике функционирования левого полушария: переоценка эмоций в большей степени, чем подавление, предполагает континуальность. В целом, характер функционирования левого полушария, который можно условно описать как вербально-логический, соотносится с поэтапным планированием деятельности, упорядоченностью, схематизацией. Поэтому здесь можно сделать общее заключение о том, что лицам с правосторонними (левополушарными) признаками свойственны более осознанные и активные стили саморегуляции (планирование решения проблемы, либо контроль над своими чувствами и действиями).

Самые высокие показатели «Общего уровня саморегуляции поведения» выявлены у «чистых» правшей, затем следуют праворукие, амбидекстры, и наконец, ниже всех уровень саморегуляции у леворуких. Таким образом, обнаружены значимые различия между всеми четырьмя группами в уровне саморегуляции (р 0,05). Леворукие, наряду с этим, имеют также и самые низкие показатели развитости звена моделирования в стилевых особенностях саморегуляции, что отражает их слабую способность выделять значимые условия достижения целей, и неадекватность оценки данных условий (внешних и внутренних).

В «Общем уровне саморегуляции поведения» прослеживается четкая тенденция: по мере перехода к преобладанию правополушарных признаков над левополушарными показатель «Общего уровня саморегуляции поведения» снижается. Что касается отдельных звеньев саморегуляции, то здесь имеет место разный уровень их развитости у разных групп. Характерно, что низкие значения выраженности процессов моделирования, гибкости, оценки результатов при этом демонстрируют опять же леворукие. Это говорит о низкой развитости компенсаторных связей между звеньями саморегуляции у леворуких лиц.

Чтобы оценить особенности индивидуального стиля саморегуляции у лиц с разными признаками ЛО и характер возможных компенсаторных отношений между его звеньями, были сопоставлены усредненные профили индивидуальных стилей саморегуляции (опросник ССПМ) в каждой из четырех групп (рис. 2).

Рис 2. Профили индивидуального стиля саморегуляции (по методике ССПМ) у «чистых» правшей, праворуких, амбидекстров и леворуких.

Наиболее гармоничный профиль индивидуального стиля саморегуляции имеют праворукие, то есть у них не наблюдается пикообразных скачков, характерных при разной развитости основных компонентов саморегуляции.

У «чистых» правшей и амбидекстров профили схожи: при довольно высоких значениях процессов планирования, моделирования, программирования, и свойств гибкости и самостоятельности, несколько «занижено» звено оценки результатов своих действий.

Наиболее низкие значения по всем шкалам имеют леворукие испытуемые. Причем самые низкие значения они демонстрируют в процессах моделирования, оценки результатов и в гибкости.

С целью выявления связи показателей ЛО с механизмами саморегуляции был проведен корреляционный анализ, который стал подтверждением гипотезы о связи признаков латеральной организации (как показателя совокупности баллов 3-х сфер), с механизмами саморегуляции (см. табл. 1).

Таблица 1. Корреляционная связь «Общего балла признаков ЛО», баллов мануальной, слухоречевой и зрительной сферы с саморегуляцией (коэффициент корреляции R Пирсона).

Планирование решения (ОСС) Поиск соц. поддержки (ОСС) Самоконтроль (ОСС) Положительная переоценка (ОСС) Общий уровень саморегуляции поведения (ССПМ) Подавление (ОРЭ) Когнитивная переоценка (ОРЭ)
Общий балл признаков ЛО 0,36* 0,3* 0,51** -0,24*
Мануальная сфера 0,28* 0,27* 0,27* 0,4** 0,27*
Зрительная сфера 0,32* 0,23* -0,25*
Слухоречевая сфера

Примечание: уровень значимости * - р 0,05; ** - р 0,001.

Величина «Общего балла признаков ЛО» (т.е. выраженность правосторонних (левополушарных) признаков) положительно связана с копинг-стилями «Планирование решения» и «Самоконтроль», а также с «Общим уровнем саморегуляции поведения», то есть лица с преобладанием правосторонних признаков склонны прибегать к данным стилям совладания, и демонстрируют высокий уровень саморегуляции. Шкала «Общий балл признаков ЛО» отрицательно связана с параметром подавления эмоций. Другими словами, чем более выражены левополушарные признаки, тем меньше склонность к подавлению эмоций.

Что касается отдельно взятых баллов в каждой из трех измеряемых сфер, то здесь результаты получились неоднородными. Если «мануальные» баллы повторяют взаимосвязи «Общего балла признаков ЛО» с саморегуляцией (также связаны с «Планированием решения», «Самоконтролем», «Общим уровнем саморегуляции поведения»), то преобладание функционального доминирования правого глаза связано положительно с «Самоконтролем», «Положительной переоценкой», и отрицательно – с «Подавлением» (как и «Общий балл признаков ЛО»). Асимметрия слухоречевой сферы не выявила связей со свойствами саморегуляции.

В параграфе 3.3 «Динамика показателей саморегуляции» с целью выяснения того, каким образом меняются особенности саморегуляции с течением времени, а также сохраняются ли закономерности проявлений регулятивных особенностей у лиц с разными признаками ЛО, был проведен сравнительный анализ групп, измерение саморегуляции которых производилось через год после первого исследования.

Исследование включало в себя оценку совладающего поведения («Опросник способов совладания»), регуляции эмоций («Опросник регуляции эмоций») и стилевых особенностей саморегуляции («Стиль саморегуляции поведения»). В выборку (N=53) вошли испытуемые, участвовавшие в первом исследовании: «чистые» правши (N=8); праворукие (N=24); амбидекстры (N=10); леворукие (N=11).

Таблица 2. Динамика свойств саморегуляции у студентов с течением времени (t-критерий для зависимых выборок).

Шкалы саморегуляции Значение t-критерия
Поиск социальной поддержки (ОСС) 3,96**
Бегство-избегание (ОСС) 4,91**
Гибкость (ССПМ) -2,61*
Моделирование (ССПМ) -2,39*
Оценка результатов (ССПМ) -3,82**
Самостоятельность (ССПМ) -2,27*
Общий уровень саморегуляции поведения (ССПМ) -3,06**

Примечание: значимые различия * - р 0,05, ** - р 0,01.

Применение t-критерия для зависимых выборок (табл. 2) показало, что с течением времени в выборке наблюдается динамика некоторых особенностей саморегуляции: понижается частота предпочтения стилей совладания «Поиск социальной поддержки» (р 0,01) и «Бегство-избегание» (р 0,01), а развитость звеньев саморегуляции поведения (гибкости, моделирования, оценки результатов, самостоятельности, общего уровня саморегуляции), напротив, повышается.

Предполагалось, что динамика показателей саморегуляции происходит за счет студентов младшей возрастной группы. С целью проверки этой гипотезы студенты были разделены на 2 подгруппы: условно «младшие» – 18-19 лет (19-20 лет через год), и условно «старшие» – 20-23 года (21-24 года через год). Результаты опровергли гипотезу: динамика показателей саморегуляции наблюдается в обеих возрастных подгруппах. Вероятно, это говорит о том, что индивидуальный стиль саморегуляции развивается в течение всего периода обучения в вузе.

Чтобы выяснить, сохраняются ли закономерности взаимосвязей признаков ЛО с механизмами саморегуляции, спустя год проведен корреляционный анализ, аналогичный первому исследованию.

Так, сохраняются связи «Общего балла признаков ЛО» с копинг-стилями «Планирование решения» (R=0,34; р 0,05), «Самоконтроль» (R=0,48; р 0,05), и с «Общим уровнем саморегуляции поведения» (R=0,35; р 0,05). Аналогичные связи сохранились между показателями саморегуляции и левополушарными признаками в мануальной сфере. В зрительной и слухоречевой сферах устойчивой связи со стилями саморегуляции обнаружено не было.

Таким образом, в целом, с учетом первостепенной важности для анализа моторной асимметрии, подтверждается устойчивость во времени связей признаков латеральной организации со свойствами саморегуляции.

В параграфе 3.4 «Показатели эмоционального неблагополучия у студентов» произведено сравнение показателей эмоционального неблагополучия у студентов с нормативными данными, полученными ранее (Н.В. Тарабрина, 2001). Результаты сравнения позволяют сделать вывод о невысокой выраженности большинства признаков эмоционального неблагополучия в выборке, за исключением показателя фобической тревожности. Тем не менее, была выделена подгруппа с высокими ( 0,51) значениями по индексу GSI (общий индекс тяжести симптомов) в количестве 18 человек. Значения общего индекса тяжести эмоционального неблагополучия этих студентов (среднее значение GSI равно 0,81) находятся на уровне, близком к значениям, характерным для клинических групп. Таким образом, исследуемая выборка студентов неоднородна по уровню выраженности эмоционального неблагополучия и 24% студентов демонстрируют высокий уровень.

Чтобы проанализировать различия в уровне эмоционального неблагополучия между группами «чистых» правшей, праворуких, амбидекстров и леворуких, в параграфе 3.5 «Эмоциональное неблагополучие у студентов с различными признаками латеральной организации» были сопоставлены средние значения шкал методики SCL-90-R между группами «чистых» правшей, праворуких, амбидекстров и леворуких (рис. 3).

Гипотеза о более высоком уровне эмоционального неблагополучия у амбидекстров и леворуких подтвердилась частично. В целом, более высокие значения профиля эмоционального неблагополучия в сравнении с другими группами демонстрируют амбидекстры. Для праворуких и леворуких характерны более низкие значения, «чистые» правши занимают промежуточное положение, за исключением показателя «Фобической тревожности», который у них выше, чем у амбидекстров.

Рис. 3. Cредние значения шкал эмоционального неблагополучия в группах «чистых» правшей, праворуких, амбидекстров и леворуких.

Примечание: SOM – «соматизация», O-C – «обсессивно-компульсивные симптомы», INT –«межличностная сензитивность», DEP – «депрессия», ANX – «тревожность», HOS – «враждебность», PHOB – «фобическая тревожность», PAR – «паранойяльные симптомы», PSY – «психотизм», GSI – «общий индекс тяжести симптомов».

Чтобы проверить значимость различий между представителями четырех групп (с разными признаками ЛО) в уровне эмоционального неблагополучия, группы сравнивались попарно с помощью критерия Манна-Уитни.

Различия по шкалам выраженности признаков эмоционального неблагополучия позволяют сделать вывод о том, что амбидекстры, по сравнению с «чистыми» правшами, праворукими и леворукими значимо чаще испытывают состояния враждебности (HOS) (р 0,05). Кроме того, по сравнению с лицами с правыми или левыми мануальными признаками амбидекстры также демонстрируют более выраженные признаки эмоционального неблагополучия: в отличие от праворуких у них выше значения шкал «Межличностная сензитивность», «Тревожность», «Психотизм» (р 0,05), и это указывает, что они испытывают наряду с общими проявлениями тревожности также и беспокойство, дискомфорт при межличностном взаимодействии. В отличие от леворуких, амбидекстры более склонны к переживанию депрессивных состояний и подозрительности (субшкала «Паранойяльные симптомы»).

Можно заключить, что амбидекстры испытывают как более сильное эмоциональное неблагополучие в целом, так и значимые превышения некоторых признаков в сравнении с другими группами, в частности.

Такой результат находит объяснение в особой специфике протекания психических функций у амбидекстров, отмечаемой многими авторами, и объясняемой симметричностью латеральной организации мозга. Как отмечает И.В. Ефимова (2007), клинические данные констатируют относительно высокий процент амбидекстров среди больных с нервно-психическими расстройствами, с психопатологическими проявлениями, а также среди детей с пренатальной патологией и подростков с энурезом.

Одной из задач исследования был анализ связи всех механизмов саморегуляции с признаками эмоционального неблагополучия. Предполагалось, что высокий уровень саморегуляции связан со снижением проявлений эмоционального неблагополучия.

В параграфе 3.6 «Выраженность признаков эмоционального неблагополучия и саморегуляция» проведенный корреляционный анализ показал, что существует связь особенностей саморегуляции с признаками эмоционального неблагополучия (табл. 3).

Таблица 3. Коэффициенты корреляции признаков эмоционального неблагополучия с характеристиками саморегуляции (коэффициент корреляции R Пирсона) в выборке.

SOM O-C INT DEP ANX HOS PHOB PAR PSY GSI
Конфронтация (ОСС) 0,39 0,29 0,34 0,35 0,29
Дистанцирование (ОСС) 0,23
Самоконтроль (ОСС) 0,3 0,26
Поиск соц. Поддержки (ОСС) 0,3 0,28 0,27
Принятие Ответственности (ОСС) 0,26 0,27 0,23 0,3 0,32 0,3
Бегство-избегание (ОСС) 0,27 0,33 0,37 0,31 0,23 0,27 0,3
Положительная переоценка (ОСС) 0,29 0,4 0,34 0,28
Подавление (ОРЭ) 0,23 0,32 0,25 0,27
Программирование (ССПМ) -0,26
Самостоятельность (ССПМ) -0,32 -0,31
Общий уровень саморегуляции (ССПМ) -0,29 -0,27 -0,26 -0,29

Примечание: Представлены значимые корреляции, уровень значимости p 0,05.

Обозначения: SOM – «соматизация», O-C – «обсессивно-компульсивные симптомы», INT – «межличностная сензитивность», DEP – «депрессия», ANX – «тревожность», HOS – «враждебность», PHOB - «фобическая тревожность», PAR – «паранойяльные симптомы», PSY – «психотизм», GSI – «общий индекс тяжести симптомов».

Все эмоционально-ориентированные копинг-стили («Конфронтация», «Дистанцирование», «Самоконтроль», «Принятие ответственности», «Бегство-избегание», «Положительная переоценка») показали многочисленные положительные связи с различными признаками эмоционального неблагополучия, в то время как стиль «Планирование решения» не связан с эмоциональным неблагополучием. Иными словами, лица, часто прибегающие к эмоционально-ориентированному совладанию, демонстрируют больший уровень и разнообразие признаков эмоционального неблагополучия.

«Подавление», как способ регуляции эмоций, также сопряжено с некоторыми признаками эмоционального неблагополучия («Соматизация», «Обсессивно-компульсивные симптомы», «Депрессия», «Общий индекс тяжести»), то есть лица, склонные подавлять эмоции, чаще испытывают депрессивные и навязчивые состояния, ощущения телесной дисфункции. В то же время «Когнитивная переоценка», как способ регуляции эмоций, связи с эмоциональным неблагополучием не выявила.

Чем выше «Общий уровень саморегуляции поведения», тем менее выражены обсессивно-компульсивные признаки, межличностная сензитивность и психотизм. Если анализировать связь отдельных звеньев саморегуляции с эмоциональным неблагополучием, то развитость показателя «Программирование» связана со снижением тревожности, а высокий уровень «Самостоятельности» сопряжен с низкой выраженностью паранойяльных и психотических признаков. Это означает, что лица, способные к высокой саморегуляции поведения, эмоционально более благополучны. Этот результат в полной мере согласуется с представлением об «Общем уровне саморегуляции поведения» как показателе гибкости и адекватности реагирования на изменение условий; способности к компенсации влияния личностных особенностей, препятствующих достижению цели; степени овладения новыми видами активности, стабильности успехов в привычных видах деятельности, уверенности в незнакомых ситуациях.

Одной из гипотез исследования являлось предположение о вкладе темперамента и признаков латеральной организации в характеристики саморегуляции. В параграфе 3.7 «Совместная роль темперамента и признаков латеральной организации в свойствах саморегуляции» посредством использования множественного регрессионного анализа эта гипотеза была подтверждена.

В первоначальную модель регрессионного анализа были включены такие независимые переменные, как «Экстраверсия/интроверсия», «Нейротизм» и «Общий балл признаков ЛО». В качестве зависимых переменных рассматривались поочередно все шкалы показателей саморегуляции. Все шкалы, вошедшие в регрессионный анализ, проверены на соответствие нормальному закону распределения, и имеют показатели уровня значимости, соответствующие либо приближенные к нормальному распределению.

Во-первых, обнаружен совместный вклад экстраверсии и «Общего балла признаков ЛО» в общий уровень саморегуляции поведения; во-вторых – совместный вклад интроверсии и «Общего балла признаков ЛО» в копинг-стиль «Самоконтроль». Регрессионная модель объясняет 32,5% дисперсии зависимой переменной в первом случае («Общий уровень саморегуляции поведения»), и 45% дисперсии зависимой переменной – во втором («Самоконтроль»), поэтому результаты предсказания были приняты во внимание.

Таблица 4. Коэффициенты регрессии в результирующих моделях регрессионного анализа

М одель Коэффициенты t Sig.
B Стандартная ошибка (std. error) Beta
  1. Зависимая переменная «Общий уровень саморегуляции поведения»:
Константное значение 17,261 2,163 7,980 ,000
«Общий балл признаков ЛО» ,691 ,134 ,499 5,155 ,000
«Экстраверсия/ интроверсия» ,306 ,104 ,284 2,935 ,004
  1. Зависимая переменная «Самоконтроль»:
Константное значение 8,428 2,736 3,080 ,003
«Общий балл признаков ЛО» ,518 ,170 ,321 3,056 ,003
«Экстраверсия/ Интроверсия» -,392 ,132 -,312 -2,968 ,004

Обозначения: В – нестандартизованные коэффициенты регрессии, Beta – стандартизованные коэффициенты регрессии; t – критерий t-Стьюдента; Sig. – уровень значимости.

Таким образом, регрессионный анализ показал, что такие характеристики, как экстраверсия/интроверсия и признаки латеральной организации совместно вносят вклад в механизмы саморегуляции, причем вклад показателей латеральной организации больше в обоих случаях.

Регулирующая роль левого полушария, для которого в большей степени характерна сукцессивная (последовательная) переработка информации и функции контроля над произвольной деятельностью, в сочетании с высокой экстраверсией, проявляющейся в активности, гибкости, ориентированности на социум, – являются индивидными предикторами способности к эффективной саморегуляции целенаправленного поведения.

Доминирующая роль левого полушария мозга в сочетании с интроверсией, связанной с направленностью человека вовнутрь, склонностью к определенности и чувствительностью к изменениям, осуществляет значимый вклад в стиль совладания «Самоконтроль», предполагающий преодоление трудной жизненной ситуации с помощью тщательного контроля собственных чувств и действий.

В разделе «Обсуждение результатов» полученные результаты анализируются с точки зрения согласованности с исследованиями других авторов; обсуждаются подтвержденные в ходе исследования гипотезы, предлагаются попытки объяснений полученных закономерностей с точки зрения существующих теоретических концепций.

Результаты исследования вносят вклад в понимание саморегуляции как комплексного механизма, требующего для своего изучения учета разноуровневых свойств индивидуальности.

Для объяснения результатов исследования в качестве связующего понятия между психической функцией – саморегуляцией и работающим мозгом, – а именно признаками латерализации – используется понятие нейропсихологического фактора (А.Р. Лурия, 1973). В данной работе такими факторами выступают полушарные факторы, связанные с работой левого и правого полушарий мозга.

Полученный в исследовании результат, свидетельствующий о понижении общего уровня саморегуляции от левополушарного доминирования к правополушарному, находит объяснение в том, что реализация процесса саморегуляции соответствует последовательному способу переработки информации, свойственному в большей степени левому полушарию. Этим же фактом («вербально-логическим» характером функционирования левого полушария) можно объяснить выбор лицами с правосторонними признаками ЛО более осознанных и рациональных стилей саморегуляции (планирование решения проблемы, контроль над своими чувствами и действиями, когнитивную переоценку эмоциогенных стимулов).

Если механизмы саморегуляции и проявлений эмоционального неблагополучия у правшей и праворуких лиц в определенной степени ясны, то вопрос о саморегуляции у леворуких остается открытым: не вполне понятно, за счет чего леворукие демонстрируют относительно невысокий уровень эмоционального неблагополучия, при более низких, чем у представителей других подгрупп, показателях саморегуляции. Вероятно, в процессе саморегуляции леворуких задействованы иные механизмы, выходящие за рамки настоящего исследования и требующие для своего изучения использование иных методик.

Подтверждение основных гипотез работы позволяет обозначить латеральную организацию мозга, как свойство индивидного уровня психики, являющееся одной из основ для более высокого уровня индивидуальности – свойств личности, в качестве которых рассматривались совладающее поведение, виды регуляции эмоций и индивидуальный стиль саморегуляции.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются основные результаты.

На основании обобщения результатов работы сформулированы следующие выводы:

  1. Индивидуальные различия в структуре саморегуляции связаны с признаками латеральной организации мозга: у студентов с высокой выраженностью левополушарных признаков выявлена более развитая способность к регуляции поведения, предпочтение копинг-стилей «Планирование решения» и «Самоконтроль». Обнаруженные закономерности демонстрируют устойчивость при повторном исследовании.
  2. Динамика показателя общего уровня саморегуляции поведения у студентов заключается в развитии способности к моделированию внутренних и внешних условий деятельности; в повышении адекватности оценки результатов; в росте самостоятельности и автономности при планировании и осуществлении поставленных целей; в умении перестраивать систему саморегуляции в связи с изменением условий.
  3. Для студентов в динамике характерно снижение частоты совладания со стрессом путем бегства от проблем и поиска социальной поддержки.
  4. У амбидекстров выявлен более высокий уровень эмоционального неблагополучия по сравнению с лицами с правосторонними и левосторонними латеральными признаками. Амбидекстры реже, чем лица с другими особенностями латеральной организации, прибегают к поддержке других людей в трудных жизненных ситуациях.
  5. Высокий уровень эмоционального неблагополучия студентов связан с эмоционально-ориентированным совладанием (конфронтация, самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, бегство-избегание, положительная переоценка), а также со склонностью к подавлению эмоций.
  6. Выраженность левополушарных признаков латеральной организации мозга и экстраверсии являются предикторами эффективной саморегуляции поведения. Левополушарные признаки совместно с выраженностью интроверсии вносят совместный вклад в стиль совладания «Самоконтроль», который предполагает затрачивание психических сил на контроль эмоций и действий в стрессовой ситуации.
  7. В исследовании проведена апробация методики «Опросник регуляции эмоций» Дж. Гросса и О. Джона, предназначенной для измерения двух способов регуляции эмоций: подавления и когнитивной переоценки. Основные психометрические свойства методики обладают достаточной валидностью и надежностью.

Основные результаты диссертационной работы изложены в следующих публикациях автора:

Работы, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Дорофеева И.Н., Падун М.А. Особенности саморегуляции и профиль латеральной организации мозга // Психологический журнал. 2012. Т.33. № 1. С. 101-111.
  2. Дорофеева И.Н. Связь признаков латеральной организации мозга и темперамента с особенностями саморегуляции // Экспериментальная психология. 2012. Т. 5. № 3. С. 71-85.

Работы, опубликованные в других изданиях

  1. Дорофеева И.Н. Особенности саморегуляции у лиц с разными типами профиля латеральной организации мозга // Дружининские чтения: материалы X Всерос. науч.-практ. конф., г. Сочи, 9-11 июня 2011 г. / под ред. И.Б. Шуванова и др. В 2 томах. Т. 1. – Сочи: РИЦ ФГБОУ ВПО «СГУ», 2011. С. 68-70.
  2. Дорофеева И.Н. Связь профиля латеральной организации мозга с особенностями саморегуляции // Материалы IV Международной конференции молодых ученых «Психология – наука будущего» 17-18 ноября 2011 г., Москва / Под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2011. С.153-155.
  3. Дорофеева И.Н., Падун М.А. Профиль латеральной организации мозга и темперамент как предикторы индивидуальных различий в саморегуляции // V Съезд Общероссийской общественной организации «Российское психологическое общество». Научные материалы. Москва, 14-18 февраля 2012 г. С. 444-445.
  4. Падун М.А., Дорофеева И.Н. Подавление эмоций как фактор риска развития эмоциональных нарушений// Развитие психологии в системе комплексного человекознания. Часть 2 / Отв. ред. А. Л. Журавлев, В. А. Кольцова. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2012. С. 609-612.
  5. Дорофеева И.Н., Падун М.А. Латеральная организации мозга как предиктор особенностей саморегуляции // Московский международный конгресс, посвященный 110-летию со дня рождения А.Р. Лурия. Тезисы сообщений. Москва, 2012 г. С. 48.


 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.