WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Психологические детерминанты вербализации негативного опыта

На правах рукописи

Дороднев Антон Борисович

Психологические детерминанты вербализации негативного опыта

Специальность: 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва 2009

Работа выполнена на кафедре общей психологии Государственного академического университета гуманитарных наук

Научный руководитель доктор психологических наук

Алмаев Николай Альбертович.

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Харламенкова Наталья Евгеньевна

доктор психологических наук, доктор

филологических наук, профессор

Румянцева Ирина Михайловна

Ведущая организация:

Российский Государственный Гуманитарный Университет

Защита состоится «__14 __» ____ января _______ 2010 г. в __ 12:00 __ час. на

заседании диссертационного совета Д 002.016.02 при Учреждении Российской академии наук Института психологии РАН по адресу: 129366, Москва, ул.Ярославская, д. 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института психологии РАН.

Автореферат разослан «___» __________________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат психологических наук, доцент Т.Н.Савченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Вербализация негативного опыта – одна из важных общепсихологических проблем. Феномен сожаления о прошлом, недовольства собой и обстоятельствами, обвинения других и себя и т.п. широко представлен в дискурсе. Однако в эмпирических общепсихологических исследованиях эта тема отображена явно не соразмерно ее значению для психической жизни личности. Исключением может считаться лишь большое количество исследований посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), проводящихся на стыке общей психологии и психиатрии (Н.В. Тарабрина, В.А. Агарков, Ю.В.Быховец, 2007).

Вербализация негативного жизненного опыта, как и любая другая дискурсивная продукция человека, погружена в контекст социальных отношений, имеет определенные интенциональные направленности (Т.Н.Ушакова, Н.Д.Павлова) во многом обусловленные существующей культурой. Одним из феноменов современной культуры, оказывающим многообразное системное влияние на особенности дискурса, является пол и половая (гендерная) идентичность (С.Бем, Т. Бендас, Э. Игли, В. Штефен, Н.Е. Харламенкова и мн. др.).

В ходе изучения психотерапевтической практики анализируются материалы сессий (начиная с Laswell, 1935), рассказов по картинкам (начиная с Murray, 1943), автобиографических рассказов (Gottschalk & Gleser, 1969, Додонова 1988, Ласко, Резвицкая, 1975 и др). Научная литература по этим темам практически необозрима, но поскольку она в основном базируется на анализе отдельных случаев, то ощущается нехватка общепсихологических исследований, проведенных с единой методологией на достаточно большой выборке лиц, несомненно, переживших травму, но не обязательно страдающих ПТСР.

Учитывая сказанное, значительную актуальность приобретает систематическое исследование процессов вербализации негативных переживаний общепсихологическими методами, определение их личностных, гендерных, демографических и прочих детерминант, а также их взаимодействия.

Одной из самых тяжелых травм, которые могут произойти в жизни человека, является потеря зрения. В отличие от травм раннего детства, наличие и характер которых весьма трудно установить объективно, травма потери зрения несомненна, ее последствия сопровождают человека все время (А.А.Саенко, А.Г.Литвак, А.М. Кондратов). Соответственно, систематическое изучение процессов вербализации негативного опыта у лиц, переживших эту травму и адаптирующихся к новой жизни, может иметь существенное значение для понимания процессов вербализации негативных переживаний, многообразного влияния на этот процесс личностных, культурных и демографических переменных, а также их взаимодействия.

Одним их важных принципом системного подхода, является рассмотрение единого предмета взаимодополняющими методами. Как было выяснено, применение опросниковых методов и контент-анализа в комплексе позволяет выявить связи и отношения, которые нельзя было обнаружить, применяя эти методы по отдельности (Н.А. Алмаев, Г.Ю. Малкова). Реализация данного подхода в отношении экспериментальной выборки незрячих и контрольной выборки зрячих позволяет глубже проанализировать психологические детерминанты вербализации негативного опыта.

Отдельной задачей является усовершенствование методов контент-анализа, которое позволило бы эффективно изучать структуру рассказа, а не ограничиваться одной только общей количественной представленностью категорий на единицу текста.

Цель исследования. Изучить психологические детерминанты вербализации негативных переживаний.



Задачи:

  1. Провести аналитический обзор литературы по проблеме вербализации негативного жизненного опыта.
  2. Изучить личностные детерминанты вербализации негативного жизненного опыта на материале автобиографических рассказов лиц, перенесших потерю зрения.
  3. Исследовать влияние гендерных и демографических факторов на вербализацию негативного жизненного опыта на материале автобиографических рассказов инвалидов по зрению и контрольной выборки.
  4. Применить новые методические приемы содержательного анализа текстов, фиксирующие особенности их структуры.
  5. Выявить содержательные особенности вербализации негативного жизненного опыта на примере лиц, переживших потерю зрения.

Предмет исследования. Психологические факторы, влияющие на вербализацию негативного опыта в текстах автобиографических рассказов, и их взаимодействие.

Объект исследования. Вербальная продукция лиц, переживших потерю зрения и представителей контрольной выборки, их ответы на вопросы личностного теста.

Гипотеза: появление содержаний негативного жизненного опыта в автобиографических рассказах детерминировано психологическими факторами и их взаимодействием.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили: положения системного подхода (Б.Ф. Ломов, В.А. Барабанщиков), принцип общения Б.Ф. Ломова и психосоциальный принцип А.Л. Журавлева, представления об интенциональных основаниях речи и дискурса (Т.Н. Ушакова, Н.Д. Павлова).

Научная новизна и теоретическая значимость исследования. В работе реализован комплексный подход к сложному феномену, имеющему многообразную психологическую детерминацию. Исследовано влияние личностных, гендерных и демографических переменных на процесс вербализации негативного жизненного опыта. Выяснено, что данная вербализация положительно связана с личностной зрелостью. Обнаружено существенное влияние гендерного фактора: женщинам в гораздо большей степени свойственно рассказывать о травмирующих переживаниях, событиях, нежели мужчинам. Обнаружено, что влияние степени и длительности травмы на вербализацию соответствующих негативных переживаний опосредовано личностными и гендерными детерминантами.

Применен новый методический прием контент-анализа, в котором исследуется непосредственное соседство контент-категорий друг с другом. Это позволило выяснить, что негативные эмоции в текстах незрячих чаще всего соседствуют с негативными событиями в отношениях с близкими людьми и отсутствием аффилиации со стороны незнакомых, а положительные эмоции – с позитивными событиями в отношениях с близкими людьми и проявлением аффилиации со стороны незнакомых.

Обоснован вывод, что в отношении методик контент-анализа не следует ограничиваться только каким-то одним методическим приемом. В зависимости от характера данных следует применять ряд методических приемов, анализируя их относительную эффективность, слабые и сильные стороны.

Положения, выносимые на защиту:

  1. У лиц, потерявших зрение, вербализация негативного жизненного опыта, тяжелых воспоминаний положительно связана с личностной зрелостью.
  2. Гендерный фактор оказывает существенное влияние на вербализацию негативного жизненного опыта. Женщины более склонны делиться своими бедами и потерями, тогда как для мужчин сам факт рассказа о травмирующем содержании является дополнительным фрустрирующим фактором.
  3. Для незрячих важны отношения с близкими людьми и проявление аффилиации со стороны незнакомых. Для их текстов характерна большая представленность содержания, связанного с позитивными и негативными эмоциями, проявлениями аффилиации, отношениями с близкими людьми. Причем, негативные эмоции в текстах незрячих чаще всего соседствуют с негативными событиями в отношениях с близкими людьми и отсутствием аффилиации со стороны незнакомых, а положительные эмоции – с позитивными событиями в отношениях с близкими людьми и проявлением аффилиации со стороны незнакомых.

Практическая значимость исследования состоит в том, что изучение психологических особенностей инвалидов по зрению способствует улучшению реабилитационных мер в работе с ними.

Информация о личностных и гендерных детерминантах, и их взаимодействии с демографическими факторами важна для практической работы реабилитолога, помочь в планировании реабилитационных мероприятий, в осуществлении психодиагностики в контексте реабилитации.

Апробация работы. Доложены на следующих конференциях:

«Ломоносов-2008» XV-ая Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых» МГУ 2008.

«Психология наука будущего» I-ая Всероссийская конференция Институт Психологии РАН. Москва 1-2 ноября, 2007.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения с выводами, списка литературы и приложений. Общий объем работы 136 страниц. Работа содержит 28 таблиц, 12 графиков. Список литературы включает 104 источника.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В разделе Введение обосновывается актуальность исследования, определяются цель, предмет, объект и задачи исследования, раскрывается его научная новизна и практическая значимость. Формулируются гипотезы.

В первой главе «Негативный опыт и детерминанты его вербализации на примере лиц, утративших зрение» рассматривается история и современное состояние отечественной и зарубежной тифлопсихологии. Особое внимание уделяется компенсаторной функции речи в контексте данной проблематике. Помимо основных — коммуникативных, сигнификативных функций, А.Г. Литвак выделяет компенсаторную функцию речи. «Выделение этой функции… указывает на новый, появляющийся в связи с сужением сферы чувственного познания и направленный на ликвидацию его последствий в психическом развитии личности, аспект речевой деятельности». (А.Г.Литвак). В работах Л. Н. Силкина показано влияние слепоты на жизнь человека. Он говорит о том, что с потерей зрения снижается мобильность, поток получаемой информации и степень свободы, которая приводит к уменьшению степени ответственности, повышению уровня зависимости от окружающих. Также снижаются или утрачиваются ведущие функции в семье. Все это вызывает переживание собственной несостоятельности, беспомощности. Для психического состояния взрослоослепших характерны следующие изменения психологического статуса: отчужденность, коммуникативные затруднения, тревожность, раздражительность, недооценка своих возможностей, наряду с реактивным состоянием, возникшим в результате утраты зрения. В ответ на потерю зрения у поздно ослепших возникает эмоциональное напряжение, часто проявляющееся как чувство ярко выраженной тревожности, опасения за дальнейшую судьбу, страха перед неизбежностью (Силкин Л. Н.).

Освещаются вопросы культурного опосредования процессов вербализации травмы и, в частности, гендерного аспекта этих процессов. Анализируются представления таких авторов как: С.Бем, Дж. Коатс, Д. Таннен, Bern, Katz, Bartol, Martin, Taylor and Hall и ряда других.

Рассматривается метод контент-анализ. Его история и особенность применения. Самым широким определением контент-анализа является следующее: контент-анализ — это качественно-количественный анализ содер­жания текста — применяется в различных областях гуманитар­ного знания.

Сущность метода контент-анализа за­ключается в выделении в тексте документа некоторых ключевых понятий (или иных смысловых единиц), в их систематической надежной фиксации, а также квантификации получаемых данных. Разработка лингвистических единиц, в которых наиболее адекватно отражаются существенные для диагностики со­стояния контент-категории, в свою очередь предполагает два уровня анализа текста: «атомарный», когда контент-категории выделяются на уровне отдельных слов, и «молекулярный», когда контент-кате­гории выделяются на уровне высказываний. Когда применяется содержательный анализ, могут выделяться самые разные категории, необходимые для исследования, в тоже время, они обычно имеют ряд подкатегорий, главной особенностью которых является содержание в себе определенных признаков, на основе которых они могут быть четко разграничены кодировщиком или компьютерной программой.

Обсуждается идея структурного контент-анализа, высказанная Н.А.Алмаевым, и состоящая в разработке методик контент-анализа, позволяющих фиксировать расположение категорий в текстах, в частности, их непосредственное соседство друг с другом.

Глава вторая: «Программа эмпирического исследования психологических детерминант вербализации негативного опыта»

Методика

Методы. В исследовании были использованы опросниковые и контент-аналитические методы. Опросниковые методы представлены личностным тестом Клонинджера (TCI-140) адаптированным на русскоязычной выборке (Н.А. Алмаев, Л.Д. Островская 2005). Эта методика отличается разнообразием шкал (включает темпераментальные шкалы и шкалы характера). При этом ее конструкты не являются клиническими, а базируются на общей модели темперамента и характера. Тест состоит из следующих темпераментальных шкал: «Поиск нового»(ПН), «Избегание опасности»(ИО), «Зависимость от поощрения»(ЗП); и шкал характера:«Самостоятельность»(С),«Кооперативность»(К),«Самотрансцендентность» (Ст). Все они в свою очередь подразделяются на несколько субшкал. В диссертации приводится подробное описание русскоязычной версии и всех ее субшкал. Русскоязычный вариант адаптирован на субнациональной выборке около 1000 чел.

Анализ текстов проводился с помощью контент-анализа. Было выделено 16 категорий наиболее полно соответствующих смысловому содержанию текстов и гипотезе исследования:

1) Упоминание о травме (УТ): «я слепой», «потерял зрение» и т.п.

2) Описание обстоятельств потери зрения (ООПЗ): описание различных обстоятельств, относящихся к потере зрения.

3) Негативные эмоции (НЭ): ужас, кошмар, несчастье, безнадежность и т.п.

4) Позитивные эмоции (ПЭ): все хорошо, счастье и т.п.

5) Поглощающие состояния (ПС): упоминания или описания деятельности или пассивного состояния, захватывающих человека целиком или в максимальной степени. Сюда относятся освоение новых умений, знаний, навыков – активные ПС. Поглощающий контакт с природой, музыкой, собственными фантазиями – пассивные ПС. ПС не относятся к описанию травмы потери зрения.

6) Самоподбадривание (Сп): «Нужно дальше жить», «жизнь не кончена» и т.п. суждения»

7) Близкий человек позитив (БЧП): продуктивно развивающиеся отношения с близким человеком – свадьба, рождение ребенка и т.п..

8) Близкий человек негатив (БЧН): разрыв, скандалы, тяжелые проблемы с близким человеком, но не смерть близкого человека.





9) Иная травма (У): утраты, потери чего-либо ценного, но не зрения. Близких людей, питомцев, дорогих в любом отношении вещей, каких-либо способностей кроме зрения.

10) Описания иной травмы (ОИТ): описание обстоятельств иной травмы.

11) Достижение (Дст): упоминание о каком-либо достижении

12) Недостижение (ДстН): упоминание о том, чего человек не смог достичь

13) Аффилиация (Аф): упоминание о проявлении внимания, заботы и т.п. от другого человека. Кроме близких людей.

14) «Дефицит аффилиации (АфН): упоминание о том, что на человека не обращают внимание другие люди.

15) Стресс (С): упоминание о том, что было для человека стрессом, но обратимо впоследствии.

16) Описание стресса (ОС): описание стрессирующих событий, т.е. опасных, но обошедшихся без необратимых последствий.

Разметка текста была проведена трижды и согласована по результатам консенсуса трех экспертов. Сначала тексты размечались независимо, а затем совместно был принят конечный вариант, подлежащих дальнейшей обработке.

Испытуемым давались три инструкции: «опишите самое запомнившееся событие своей жизни. Оно может быть плохим или хорошим, может быть одно или несколько событий», «расскажите о самом раннем детском воспомина­нии», «что вас радует, а что печалит в жизни». Рассказы незрячих записывались на диктофон, затем тексты набивались в компьютер для дальнейшей обработки.

Методические приемы контент-анализа

В данном исследовании применялись четыре способа (методических приема) обработки содержательных категорий.

1. Обработка данных по методологии Готтшалка. Каждому высказыванию, соответствующему одной из разработанных категорий, приписывался 1 балл. Затем подсчитывалось общее количество баллов по каждой категории и вычислялось их соотношение к общему объему текста. Для этого была использована формула Готтшалка.

2. По наблюдениям Готтшалка и Глезер (1969), предложенная ими формула не может адекватно применяться к текстам размером менее 250 слов. Ввиду значительного разброса по длине рассказов во всех группах, применялись следующие методические приемы:

а) учет простой встречаемости контент-категорий в каждой группе. Длина рассказа и количество категорий не учитывались. Если категория встретилась хотя бы один раз считается, что рассказ ее содержит;

б) подсчет количества слов в описаниях без учета общей длины рассказа. Данный прием применялся к категориям ООПЗ (Описание обстоятельств потери зрения), ОИТ (Описание иной травмы) и ОС (Описание стресса).

3. Элементы структурного контент-анализа. Особенность данного методического приема состоит в том, что единица анализа не одна категория, а пара категорий и анализируется статистика их соседств.

Выборка. Экспериментальная выборка: 102 инвалида по зрению, 57 мужчин и 45 женщин. Средний возраст по всей выборке 42 года. Средний возраст мужчин - 40 лет, средний возраст женщин - 43 года. Средняя длительность травмы 21 год. С остаточным зрением 41 испытуемый, тотально слепых 61. С рождения не видят 39 человек, потерявших зрение в процессе жизни 63. 48 испытуемых потеряли зрение в результате заболевания (глаукома, катаракта, диабет), 24 испытуемых потеряли зрение из-за травмы, у 30 атрофия зрительного нерва.

Контрольная выборка: 89 испытуемых. Женщин 42, мужчин 47. Средний возраст мужчин и женщин 32 года.

Третья глава. «Результаты эмпирического исследования психологических детерминант вербализации негативного опыта»

В этой главе результаты структурированы по трем направлениям исследований:

1. Личностные детерминанты вербализации психотравмирующих содержаний.

2. Гендерные и демографические детерминанты вербализации психотравмирующих содержаний.

3. Содержательные особенности автобиографических текстов лиц, перенесших потерю зрения.

Личностные детерминанты вербализации психотравмирующих содержаний

Дается психологический портрет выборки незрячих. Сравнение средних значений выборки незрячих со средними значениями по субнациональной выборке позволяет констатировать, что слепым свойственна тревожность с обостренной реакцией на социальное неодобрение. Они сентиментальны, чутки, жалостливы, не стесняются проявлять свои эмоции на людях, легко заражаются эмоциями других людей и часто воспринимают чужие переживания как свои собственные. Им свойственно обостренное чувство единства со вселенной и всем, что ее составляет: природой, людьми: такие люди ощущают себя сопричастными и ответственными за все происходящее в мире.

Далее незрячие были разделены на две группы: по степени травмы и длительности травмы. В первом случае испытуемые делились на тотально слепых и с остаточным зрением. Во втором случае незрячие делились на тех, кто потерял зрение с рождения и тех, кто потерял его в процессе жизни. Результаты представлены в таблицах №1 и №2.

Таблица 1. Различия между группами незрячих по степени травмы.

Шкалы Клонинджера Тотально слепые С остаточным зрением t-тест Стьюдента
Избегание опасности (общ.) 0.24 -0.25 0.02
Страх неопределенности 0.22 -0.25 0.008
Застенчивость 0.15 -0.25 0.05
Сентиментальность 0.56 0.25 0.04
Социальная конформность 0.1 0.56 0.002

У тех испытуемых, которые имеют остаточное зрение более высокие значения по шкале: «Социальная конформность»(К4).

Тотально слепые испытуемые показали более высокие значения по шкалам: «Избегание опасности»(ИО), «Страх неопределенности»(ИО2), «Застенчивость»(ИО3), «Сентиментальность»(ЗП1).

Как видно, эти группы сильно отличаются друг от друга. Тотально слепые, в отличие от незрячих с остаточным зрением, более тревожны, менее инициативны, пассивны, с трудом приспосабливаются к новым условиям, менее уверенные в себе люди. Они застенчивы и стеснительны, с осторожностью идут на контакт с другими людьми.

Таблица 2. Различия между группами незрячих по длительности травмы.

Шкалы Клонинджера Потерявшие зрение с рождения Потерявшие зрение не с рождения t-тест Стьюдента
Поиск нового (общ.) -0.54 -0.1 0.025
Избегание опасности (общ.) 0.46 -0.22 0.002
Любознательность -0.42 -0.01 0.01
Тревога о будущем 0.42 -0.13 0.003
Застенчивость 0.39 -0.26 0.005
Астения 0.32 -0.16 0.02
Целенаправленность -0.04 0.37 0.015

У тех испытуемых, которые потеряли зрение в ходе жизнедеятельности, обнаружены относительно более высокие результаты по шкалам: «Целенаправленность»(С2). Испытуемые, которые не видят с рождения, показали более высокие значения по следующим шкалам: «Избегание опасности»(ИО), «Тревога о будущем»(ИО1), «Застенчивость»(ИО3), «Астения»(ИО4). В то же время, не видящие с рождения имеют заниженные значения по шкалам «Поиск нового»(ПН) и «Любознательность»(ПН1).

Таким образом, люди, потерявшие зрение в процессе жизни, легче адаптируются к окружающей среде, нежели люди, не видящие с рождения. Незрячие, потерявшие зрение не с рождения, более терпимы, стремятся к сотрудничеству и кооперации. У них сильнее выражены такие качества как самостоятельность, собранность, уверенность в себе. Они чаше ставят перед собой цели и добиваются их.

Ослепшие с рождения, наоборот, осторожны и предусмотрительны, тревожно-заботливы, неуверенны в себе, боязливы, полны сомнений и предчувствий, нервозны, легко падают духом, пессимистичны. Они утомляемы и ранимы, вследствие чего сильно нуждаются в одобрении и поддержке, излишне чувствительны к неодобрению и критике. Такие люди с трудом приспосабливаются к изменениям в привычном распорядке, предпочитают не выделяться и не проявлять особой активности или инициативы. Ослепшие с рождения застенчивы, недоверчивы, могут вступить в отношения с незнакомыми людьми только при наличии надежных гарантий принятия. Субъективно воспринимают себя как утомляемых, слабых, хрупких и уязвимых для негативного влияния среды.

Далее разбирается вопрос о личностных детерминантах вербализации негативного опыта. Проводился корреляционный анализ частоты упоминания о травме в текстах с результатами по шкалам опросника Клонинджера. Было обнаружено восемь значимых корреляций.

Таблица 3. Взаимосвязь частоты упоминания о травме со шкалами опросника Клонинджера.

Название шкалы Значение корреляции
Самостоятельность 0.43 (Р.= 0.001)
Любознательность 0.3 (Р.= 0.01)
Импульсивность -0.43 (Р.= 0.001)
Антиципирующая тревога -0.24 (Р.= 0.05)
Социальное принятие 0.33 (Р.= 0.01)
Целенаправленность 0.28 (Р.= 0.03)
Самопринятие 0.24 (Р.= 0.05)
Конгруэнтная вторая натура 0.4 (Р.= 0.02)

Еще более яркие различия были получены в результате сравнения групп незрячих, давших описания обстоятельств потери зрения (ООПЗ) и не давших таких описаний.

График 1. Незрячие давшие описание обстоятельств потери зрения (ООПЗ) и не давшие их по результатам теста Клонинджера

Данные результаты свидетельствуют, что как упоминание о травме, так и, в особенности, описание ее обстоятельств характерно для психологически зрелых личностей. Об этом свидетельствует весь комплекс шкал темперамента и характера, по которым между данными группами были обнаружены значимые и очень значительные различия. Прежде всего, это низкая «Импульсивность»(ПН2) высокая «Целенаправленность»(С1) и высокая «Конгруэтная втора натура»(С5) (хорошие привычки). В целом очень показательно отличие между данными двумя группами по интегративной шкале «Самостоятельность»(С).

Данные различия сохранялись как в мужской, так и в женской частях выборки, что позволяет сделать вывод об их универсальности.

Гендерные и демографические детерминанты вербализации психотравмирующих содержаний

В данном цикле исследований группа незрячих была дополнена контрольной выборкой людей без явных патологий, а в рассмотрение травмирующих содержаний были включены описания (ОИТ) и упоминания (У) о иных травмах, потерях и описания (ОС) и упоминания стрессов (С).

Таблица 4. Встречаемость контент-категорий в текстах зрячих и незрячих женщин и мужчин.

УТ ООПЗ НЭ ПЭ ПС Сп БЧП БЧН Аф АфН С ОС ОИТ У
Незряч. Жен. 24% 13% 62% 80% 24% 16% 69% 16% 36% 13% 31% 24% 16% 22%
Незряч. Муж. 25% 9% 51% 70% 25% 7% 53% 21% 37% 14% 11% 7% 12% 16%
Зряч. Жен. 0% 0% 60% 56% 16% 9% 14% 16% 63% 16% 19% 14% 23% 28%
Зряч. Муж. 0% 0% 50% 63% 33% 9% 20% 2% 52% 20% 37% 35% 7% 7%

Значительный показатель по стрессу и описанию стрессов среди зрячих мужчин объясняется тем, что они довольно часто описывают рискованные приключения, в которые, в отличие от незрячих, они попали по своей собственной инициативе (гонки на автомобилях по ледяным трассам, горные восхождения, катание на сноуборде и т.п.). У незрячих женщин «стресс» - это, например, ситуация когда они «потерялись», а также такие события как проблемные роды и т.п.

Как зрячие, так и незрячие женщины довольно часто рассказывают об утрате дорогих людей, питомцев, а также каких-либо травмах, оставивших след на всю жизнь. Зрячие мужчины упоминают о травмах реже незрячих мужчин, однако, не на конвенциональном уровне значимости (p=0.0827). Вместе с тем, зрячие мужчины значимо реже (в четыре раза!) упоминают о потерях и травмах и описывают их, нежели зрячие женщины.

Таким образом, можно констатировать, что как на выборке зрячих, так и на выборке незрячих в вербализации негативного жизненного опыта проявляются явные гендерные различия.

Взаимодействие гендерных и демографических переменных

Таблица 5. Значимые корреляции (выделены жирным) теста Клонинджера со значениями контент-аналитических шкал на выборке незрячих женщин.

Незрячие женщины. Возраст Длительность травмы
Возраст 1,00 0,35
Самопринятие(С4) 0,29 0,35
Вера в сверхъестественное(СТ3) 0,01 -0,31
Положительные эмоции(ПЭ) -0,32 -0,13
Аффилиация(Аф) -0,01 0,38

Таблица 6. Значимые корреляции (выделены жирным) теста Клонинджера со значениями контент-аналитических шкал на выборке незрячих мужчин.

Незрячие мужчины Возраст Длительность травмы
Избегание опасности(ИО ОБЩ) 0,31 0,37
Зависимость от подкрепления(ЗП ОБЩ) 0,30 0,09
Самотрансцедентность(СТ ОБЩ) 0,28 -0,01
Любознательность(ПН1) -0,22 -0,33
Антиципирующая тревога(ИО1) 0,17 0,28
Тревога о будущем(ИО2) 0,31 0,22
Застенчивость с незнакомыми(ИО3) 0,26 0,35
Сентиментальность(ЗП1) 0,32 0,10
Ответственность(С1) -0,31 -0,25
Сопереживание всему миру(СТ2) 0,38 -0,04

У женщин с большей длительностью травмы более выражены «Самопринятие»(С4) и контент-аналитическая «Аффилиация»(Аф) и при этом менее выражена «Вера в сверхъестественное»(Ст3). С возрастом также сокращается упоминание о «Положительных эмоциях»(ПЭ). У мужчин существенно больше корреляций с возрастом. С возрастом увеличиваются «Избегание опасности»(ИО Общ) и такие его субшкалы как «Страх неопределенности»(ИО2) и «Застенчивость с незнакомыми»(ИО3), также увеличивается «Сентиментальность»(ЗП1) и уменьшается «Ответственность»(С1). Возрастает «Сопереживание всему миру»(СТ2). При этом длительность травмы отрицательно влияет на «Любознательность»(ПН1) и положительно на «Тревогу о будущем»(ИО2). А на «Застенчивость с незнакомыми»(ИО3) положительно влияют и возраст, и длительность травмы.

Получается, что возраст и время, проходящее с момента травмы, «учат» женщин и мужчин различным вещам: женщин – становиться более реалистичными и проявлять любовь и доброту, а мужчин быть более осмотрительными и менее любопытными. При этом если общий вектор этого влияния на женщин, скорее, в сторону адаптации, то на мужчин, скорее, в сторону дезадаптации.

Различия в паттернах женского и мужского поведения более наглядны при рассмотрении корреляций между опросниковыми и контент-аналитическими шкалами на женской и мужской выборках незрячих. Были выявлены следующие корреляционные связи между опросниковыми и контент-аналитическими шкалами на выборке незрячих женщин.

Таблица 7. Значимые корреляции (выделены жирным) между результатами по опросниковым и контент-аналитическим шкалам на совокупной выборке незрячих женщин

Незрячие женщины ИО2 ИО3 ИО4 ЗП1 С1 С4 СТ1 СТ3
УТ 0,16 0,08 0,33 -0,14 -0,18 0,22 0,17 0,26
ПЭ 0,02 -0,06 -0,35 0,19 0,15 -0,02 0,13 0,11
СП 0,25 0,09 0,21 0,30 -0,17 -0,07 0,29 0,27
БЧН 0,26 0,15 0,13 0,15 -0,35 -0,04 0,35 0,00
Аф -0,36 -0,03 -0,12 -0,16 0,16 0,34 0,01 -0,20
ОС 0,23 0,33 -0,02 0,20 -0,15 -0,14 0,12 -0,36

Наиболее важной и значимой представляется положительная связь между «Самопринятием»(С4) и «Аффилиацией»(Аф) и негативная между – «Аффилиацией»(Аф) и «Страхом неопределенности»(ИО2). Однако поскольку «Самопринятие»(С4) оказалось также и в центре паттерна корреляций мужской выборки, целесообразно рассмотреть эту шкалу позднее и в сопоставлении женских и мужских стратегий совладания с травмой.

Таблица 8. Значимые корреляции (выделены жирным) между результатами по опросниковым и контент-аналитическим шкалам на совокупной выборке незрячих мужчин.

Незрячие мужчины ЗП ОБЩ СТ ОБЩ ЗП 2 С4 СТ1
БЧП 0,29 0,05 0,30 -0,02 0,05
С 0,03 -0,16 -0,06 0,27 -0,17
ОИТ -0,07 -0,28 -0,12 0,38 -0,35
У 0,00 -0,18 -0,06 0,37 -0,22
N слов 0,05 0,26 0,07 -0,25 0,27

У мужчин контент-аналитическая шкала «Близкий человек позитив»(БЧП) оказалась связана с «Привязчивостью к друзьям»(ЗП2) и через нее с общей шкалой «Зависимости от поощрения»(ЗП Общ). «Описание иной травмы»(ОИТ) негативно коррелирует с «Самозабвением»(СТ1) и через нее с обобщенной шкалой «Самотрансцендентности»(СТ Общ). Центральное место в принципах влияния личностных черт на вербализацию травматического содержания у мужчин занимает связь между «Самопринятием»(С4) и «Упоминанием о стрессе»(С), «Описанием иной травмы»(ОИТ), и «Упоминанием об иной травме»(У). Последние две темы особенно не любимы мужчинами: незрячие мужчины упоминают о них на четверть меньше, чем незрячие женщины, а зрячие мужчины, в целых четыре раза реже, чем зрячие женщины!

Сущность шкалы опросника Клонинджера «Самопринятие» – своего рода «антинарциссизм». Она состоит из вопросов типа «я хотел бы быть самым красивым в мире», «жить вечно» и т.п. Отрицательные ответы на эти вопросы суммируются, и по ним заключается о самопринятии, т.е. принятии человеком реалистического образа себя в мире. Чем больше человек отдается “нарцистическому” стремлению чувствовать себя могущественнее, тем больше он склонен игнорировать печальную реальность своего существования. Соответственно, чем в большей степени он готов принять эту реальность, тем больше реализуется его потребность рассказать о постигших его травмах и утратах. Однако, если для мужчин преодоление нарциссизма означает расставание с «мачизмом» и не несет в себе положительного содержания, для женщин оно связано с проявлением любви и доброты и позволяет преодолевать «Страх неопределенности»(ИО2). Получается, что женщины данной выборки на практике следуют принципу Иоанна Богослова «любовь изгоняет страх» (1Ин.4,18).

Данные результаты хорошо сочетаются с предшествующими находками относительно гендерных особенностей дискурса. В частности, R.May (1966), D. MacClelland (1975) - комплексы Фаэтона (Икара) и Персефоны, Д. Таннен (2005) и мн. др. В общем их можно свести к следующему: мужчина практически во всех современных культурах выступает как защитник и добытчик, женщина – как хранительница очага. Участие в мужских структурах обороны и добычи предполагает как наличие определенных функциональных качеств, так и таких психологических свойств, как стойкость, терпение, подавление тревоги и отчаяния. Утрата важнейшего функционального качества - зрения – активизирует сразу обе стороны гендерного поведения мужчины порождает депрессию в связи с выбыванием из мужского мира и побуждает к тому, чтобы «держаться», «не показывать слабости» по этому поводу. Женский мир традиционно организован вокруг домашнего хозяйства и предполагает высокую степень кооперации. Соответственно, рассказывать о постигших женщину несчастьях нисколько не зазорно. Утрата зрения хотя и снижает функциональность женщины, однако не выключает ее из женского мира и не мешает ей участвовать в кооперации.

Содержательные особенности автобиографических текстов лиц подвергшихся серьезной травме, на примере инвалидов по зрению

По факту простой встречаемости категорий можно с уверенностью говорить лишь о том, что более часто в текстах незрячих встречаются категории «Близкий человек позитив» (БЧП) и (p<0.001), «Положительные эмоции» (p=0.0146) и «Близкий человек негатив» (БЧН) (p=0.0267).

Таблица 9. Встречаемость контент- категорий в текстах незрячих и зрячих

УТ ООПЗ НЭ ПЭ ПС Сп БЧП БЧН Аф АфН С ОС ОИТ У
Незр. 25% 11% 56% 75% 27% 11% 60% 19% 36% 14% 20% 15% 12% 19%
Зряч 0% 0% 55% 60% 25% 9% 17% 9% 57% 18% 28% 25% 15% 17%

Оценка по методологии Готтшалка дала существенно более высокие результаты практически по всем шкалам в сравнении с контрольной выборкой.

График 2. Сравнение выборок зрячих и незрячих разделенных по полу (методология Готтшалка).

Однако в данном случае это может быть вызвано существенно более короткими рассказами незрячих – в среднем 155 слов против 322 у зрячих. Особенно это относится к текстам незрячих мужчин. По наблюдениям Готтшалка и Глезер (1969), предложенная ими формула не может адекватно применяться к текстам размером менее 250 слов.

В силу этого получается, что, когда прямые упоминания о травме потери зрения отсутствуют, незрячие все равно чаще на единицу речевой продукции рассказывают либо о невозвратных потерях и утратах, либо о тяжелых стрессах, с которыми они сталкивались. В текстах слепых содержится большее количество упоминаний, как позитивных, так и негативных эмоций. Полученные данные свидетельствуют о большей эмоциональности данного контингента. Прежде всего, под воздействием травмы страдают «тонкие настройки» эмоциональной сферы. Сами эмоции ни коим образом не пропадают, но становятся как бы более сильными, выпуклыми и захватывающими все существо человека. Вместо «настроений», интегрирующих сразу несколько эмоций, иногда весьма тонко передаваемых в рассказах зрячих отношениями к объектам и событиям внешнего мира, в рассказах слепых присутствуют простые указания на ту или иную эмоцию, охватившую их в тот или иной момент времени. Инвалиды по зрению в меньшей степени раскрывают содержание эмоций. Они склонны ограничиваться их называнием. Им чужда амбивалентность в оценках свих переживаний. Поэтому их тексты полны легко идентифицируемых категорий.

Описываются результаты заключительного этапа работы. Была применена одна из методик структурного контент-анализа, программное обеспечение для которой было разработано Н.А. Алмаевым в 2005 году и впервые опробовано при написании дипломной работы И.А.Орешкина в 2008. Особенность данного методического приема состоит в том, что единица анализа - не одна категория, а пара категорий и анализируется их соседство. С помощью этого метода удалось найти связь одной категории с другой, что дало возможность более полно проанализировать особенности вербализации негативного жизненного опыта инвалидов по зрению.

Было обнаружено, что за вычетом соседства одинаковых категорий, наиболее часто соседствуют: Стресс(С) с Описанием стресса(ОС), Близкий человек позитив(БЧП) с Положительными эмоциями(ПЭ), Негативная аффилиация(АфН) с Негативными эмоциями(НЭ), Аффилиация(Аф) с Положительными эмоциями(ПЭ), Описание стресса(ОС) с Близкий человек позитив(БЧП), Близкий человек позитив(БЧП) с Аффилиацией(Аф). Особенно сильно данное положение дел проявилось в текстах, полученных с инструкцией № 3, – рассказать о том, что радует и что печалит в жизни.

Таблица 10. Соседство содержательных категорий в текстах незрячих, полученных с инструкцией №.3

Ранг Соседствующие категории Количество % от всего количества
1 (ПЭ)->(Аф) 34 0,056
2 (НЭ)->(НЭ) 33 0,055
3 (НЭ)->(Аф-) 30 0,050
4 (ПЭ)->(ПЭ) 25 0,041
5 (НЭ)->(ПЭ) 22 0,036
6 (ПЭ)->(БЧП) 21 0,035
7 (ПЭ)->(НЭ) 20 0,033
8 (НЭ)->(УТ) 20 0,033
9 (Аф-)->(ПЭ) 17 0,028
10 (БЧП)->(НЭ) 16 0,026
11 (Аф)->(НЭ) 16 0,026
12 (Аф)->(ПЭ) 15 0,025
13 (БЧП)->(БЧП) 15 0,025
14 (Аф-)->(НЭ) 14 0,023
15 (Аф)->(Аф) 14 0,023
16 (НЭ)->(БЧН) 13 0,022
17 (ПС)->(НЭ) 12 0,020
18 (ПЭ)->(ПС) 12 0,020
19 (Аф-)->(Аф-) 12 0,020
20 (ПЭ)->(Дст) 11 0,018

По результатам анализа соседств категорий можно сделать вывод, что для незрячих наиболее важны отношения с близкими людьми и проявление аффилиации со стороны незнакомых. Для их текстов характерна большая представленность содержаний, связанных с позитивными и негативными эмоциями, проявлениями аффилиации, отношениями с близкими людьми. Причем, негативные эмоции в текстах незрячих чаще всего соседствуют с негативными проявлениями в отношениях с близкими людьми и отсутствием аффилиации со стороны незнакомых, а положительные эмоции - с упоминаниями о позитивных проявлениях в отношениях с близкими людьми и проявлениями аффилиации со стороны незнакомых.

Полученные данные позволяют констатировать, что исходная гипотеза исследования подтвердилась. На вербализацию негативного жизненного опыта оказывает влияние ряд психологических – личностных, гендерных переменных. Влияние демографических переменных опосредовано психологическими факторами.

Выводы:

  1. Вербализация негативного жизненного опыта – сложный многофакторный процесс, опосредуемый в первую очередь личностной зрелостью испытуемых. Для лиц, давших описание потери зрения, характерно существенно меньшая импульсивность, большая самостоятельность, целенаправленность, любознательность и наличие хороших привычек по тесту Клонинджера.
  2. Существенное влияние на вербализацию негативного жизненного опыта оказывают гендерные факторы. Влияние демографических переменных и времени, прошедшего с момента травмы, на вербализацию травмирующих содержаний, опосредовано гендерными переменными.
  3. Мужчинам труднее признаться в чем-то, задевающим их дееспособность, нежели женщинам. Мужчина традиционно выступает как защитник и добытчик, женщина – как хранительница очага. Участие в структурах мужского мира (обороны, добычи) предполагает как наличие определенных функциональных качеств, так и таких психологических свойств, как стойкость, терпение, подавление тревоги и отчаяния. Утрата важнейшего функционального качества - зрения – активизирует сразу обе стороны гендерного поведения мужчины, порождает депрессию в связи с выбыванием из мужского мира, и, одновременно, побуждает к тому, чтобы «держаться», «не показывать слабости» по этому поводу. Женский мир традиционно организован вокруг домашнего хозяйства и предполагает высокую степень кооперации. Соответственно, рассказывать о постигших женщину несчастьях нисколько не зазорно. Утрата зрения хотя и снижает функциональность женщины, однако, не выключает ее из женского мира и не мешает ей участвовать в кооперации.
  4. В содержании автобиографических рассказов лиц, переживших потерю зрения, наиболее представлены темы отношений с близкими людьми, проявления аффилиации со стороны незнакомых, а также положительных и негативных эмоций.
  5. Структурный контент-анализ позволяет выявлять связь контент-категорий внутри текста путем анализа того, какие категории соседствуют друг с другом. Эта методика позволила выяснить, что негативные эмоции в текстах незрячих чаще всего соседствуют с негативными проявлениями в отношениях с близкими людьми и отсутствием аффилиации со стороны незнакомых, а положительные эмоции - с упоминаниями позитивных проявлений в отношениях с близкими людьми и проявлением аффилиации со стороны незнакомых.
  6. Результаты, полученные с помощью различных методик контент-анализа, могут расходиться. В целях их верификации следует применять различные приемы контент-анализа, учитывать объемы анализируемых текстов, специфику единиц анализа, а также рассматривать результаты контент-аналитического исследования в комплексе с выводами из опросниковых тестов.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

1. Дороднев А.Б., Алмаев Н.А. Особенности характера у инвалидов по зрению и их связь с речевым поведением. // Психология. Журнал высшей школы экономики. 2008. Том 5, No.1 с.157-165.

2. Дороднев А.Б. Травма потери зрения и ее влияние на личность. // Вестник Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. №3 2008 /. С. 70-73.

Публикации в других научных изданиях:

3. Дороднев А.Б. Особенности речевого поведения и структуры характера инвалидов по зрению // Психологические исследования: Вып. 1 / Под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. (Труды молодых ученых). С. 92-100.

4. Дороднев А.Б. Особенности речевого поведения и структуры характера инвалидов по зрению // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2008» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев. [Электронный ресурс] — М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2008. Секция «психология». Подсекция «Психология индивидуальности и психодиагностика». С. 28-29

5. Алмаев Н.А., Дороднев А.Б., Малкова Г.Ю. Проявление психологической травмы в автобиографических рассказах. //Экспериментальная психология / 2009. Том 2., с104-115.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.