WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 


Личностные факторы эмоционального выгорания матерей в отношениях с детьми

На правах рукописи

Базалева Любовь Александровна

ЛИЧНОСТНЫЕ ФАКТОРЫ

ЭМОЦИОНАЛЬНОГО «ВЫГОРАНИЯ» МАТЕРЕЙ

В ОТНОШЕНИЯХ С ДЕТЬМИ

19.00.01 — общая психология,

психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Краснодар — 2010

Диссертация выполнена на кафедре общей психологии

ГОУ ВПО «Сочинский государственный университет

туризма и курортного дела»

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор Рябикина Зинаида Ивановна
Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО Абакумова Ирина Владимировна
доктор психологических наук, доцент Тиводар Антонина Романовна
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Защита состоится 18 июня 2010 г. 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.101.06 в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Кубанского государственного университета (г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149).

Автореферат разослан 18 мая 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Засядко О.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность исследования. Необходимость сохранения здоровья подрастающего поколения актуализировала проблему психологической помощи семье и, главным образом, женщине, воспитывающей ребенка.

Среди актуальных проблем материнства сегодня исследуются: эмоциональное состояние женщины во время беременности (А.С. Батуев, Г.И. Брехман, А.И. Захаров, И.В. Добряков), взаимодействие матери и ребенка в раннем онтогенезе (А.Н. Авдеева, Т.В. Архиреева, О.Ю. Дубовик, Е.О. Скобло), факторы и условия девиаций материнства (В.И. Брутман, М.С. Радионова и др.), личностные изменения женщины, связанные с переходом к родительству (Е.И. Захарова, Е.И. Исенина, О.А. Карбанова и др.). Изучается совладающее поведение женщины на этапе принятия роли матери (О.Б. Подобина), анализируются психологические трудности матери в отношении с ребенком (Т.А. Кошкарова), рассматривается роль самоактуализации личности матери как фактора ее отношения к детям (Т.К. Хозяинова), а также структура идентичности женщин с различным материнским отношением (Е.В. Васильева).

В последние десятилетия у российских матерей наблюдается деформация ценностей и норм, социальных стереотипов и установок, изменяются их функции в отношениях с ребенком (Е.В. Васильева). То есть феномен материнства сегодня претерпевает существенные изменения (И. Кон, М. Мид, Г.Г. Филиппова, М.С. Радионова, Е. Badinter, R. Gelles, В. Kornel и др.).

В процессе взаимодействия с ребенком женщина неизбежно сталкивается с различными видами трудностей. Изучая детско-родительские отношения, отечественные и зарубежные исследователи в основном акцентируют внимание на эффективности развития личности ребенка в процессе этих отношений (Дж. Боулби, З. Фрейд, Э. Фромм, А. Фрейд, К. Хорни, Д. Виникотт, М. Кляйн, А.С. Спиваковская, Е.О. Смирнова и др.). Проблемы матери в этом аспекте изучены недостаточно. Поэтому особую актуальность приобретает исследование психологических трудностей матери, которые могут возникать в процессе взаимодействия с ребенком, и нарастать по мере его взросления.

Рождение ребенка является для женщины ответственным событием и в целом изменяет ее жизнь, перестраивает отношения во всех аспектах ее бытия: от семейного, бытового до профессионального и личностного. Включенность женщины в постоянные взаимодействия со своим ребенком, «замкнутость» психологического пространства этих диадных отношений формируют совершенно особенную среду бытия матери, наполненную новой для женщины ответственностью, обязанностями, физическими нагрузками и эмоциональными переживаниями, а также многими другими сопутствующими материнству психическими процессами и состояниями. Действие многочисленных стрессогенных факторов материнства (как объективных, так и субъективных) может вызывать накопление у женщины усталости и изнеможения, что ведет к ее истощению и, как следствие, эмоциональному «выгоранию».

Феномен эмоционального «выгорания» рассматривается сегодня преимущественно в аспекте профессиональной деятельности человека (В.В. Бойко, Н.Е. Водопьянова, Е.С. Старченкова, В.Е. Орел, C. Maslach и др.), где показана роль личностных особенностей работающего человека в его устойчивости к психотравмирующим факторам профессии. В настоящее время отсутствуют исследования эмоционального «выгорания» матери в детско-родительских отношениях. Между тем многие женщины испытывают в материнстве и демонстрируют окружающим тот психологический феномен, который известен как эмоциональное «выгорание» специалиста в профессиональной деятельности.

Изучение факторов, провоцирующих появление эмоционального «выгорания» у матерей и его последствий, приобретает особую актуальность. Проблема изучения данного феномена в предлагаемом ракурсе заключается в определении спектра личностных особенностей, обусловливающих опасность эмоционального «выгорания» матери в отношениях с ребенком.

Ранняя диагностика, коррекция и профилактика развития эмоционального «выгорания» могут предупредить его возникновение у матерей и помочь в приостановке начавшегося процесса, а также способствовать предупреждению деформаций личности не только матери, но и ребенка.

Учитывая неразработанность данной проблемы в зарубежной и отечественной психологии, встает задача создания надежной психодиагностической методики для оценки уровня эмоционального «выгорания» у матерей.

Таким образом, исследование данного феномена в контексте детско-родительских отношений является важным как с теоретической, так и с практической точки зрения.

Цель исследования: выявить связь личностных черт матери и особенностей отношения к ребенку с ее эмоциональным «выгоранием».

Объект исследования — личность матери и ее отношения с ребенком.

Предмет исследования — личностные факторы эмоционального «выгорания» матери в ее отношениях с ребенком.

Гипотезы исследования:

1. Феномен эмоционального «выгорания» представляет собой симптомокомплекс, в структуре которого существуют закономерные взаимосвязи между его компонентами: аффективным, конативным, когнитивным, соматическим.

2. Личностные факторы эмоционального «выгорания» матери в отношениях с ребенком проявляются в двух аспектах:

а) как совокупность черт личности матери, обусловливающих ее повышенную (или сниженную) восприимчивость к нагрузкам материнства;

б) через отношение матери к ребенку, обусловливающее повышенную (или сниженную) опасность возникновения и разный уровень ее эмоционального «выгорания».

Для достижения цели исследования и подтверждения гипотез были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать и обобщить теоретические подходы к анализу материнства, сложившиеся в психологической науке.

2. Проанализировать и обобщить теоретические подходы к изучению эмоционального «выгорания», сложившиеся в психологической науке.

3. Подобрать и апробировать методики исследования, сформировать комплекс методических процедур, адекватных задачам исследования.

4. Разработать психодиагностическую методику для выявления эмоционального «выгорания» матери и провести ее психометрическую проверку.

5. Определить факторы, обусловливающие возникновение эмоционального «выгорания» у матерей.

6. Выявить поуровневые характеристики эмоционального «выгорания» и описать психологические портреты матерей с различным его уровнем.

Методологическую основу исследования составили общенаучные принципы: развития, системности, детерминизма, единства сознания и деятельности, взаимообусловленности внешнего и внутреннего в развитии психических явлений и основные принципы гуманитарного и естественно-научного подходов в психологии, культурно-историческая концепция формирования личности (Л.С. Выготский) и субъектно-деятельностный подход к изучению социально-психологичеких явлений (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский и др.), а также положения по основам экспериментальной психологии (В.Н. Дружинин).

Теоретической базой исследования стали: теория психологии отношений (В.Н. Мясищев); подход личностной обусловленности бытия человека (В.В. Знаков, З.И. Рябикина, Г.Ю. Фоменко, Л.Н. Ожигова, А.Р. Тиводар и др.); философские и психологические концепции материнства (В.И. Брутман, Д.В. Виникотт, А.И. Захаров, Г.Г. Филиппова и др.); теории детско-родительских отношений (А.С. Варга, В.Н. Дружинин, А.С. Спиваковская, Э.Г. Эйдемиллер и др.); теоретические подходы к изучению эмоционального «выгорания» (В.В. Бойко, В.Е. Орел, А.А. Рукавишников, Л.А. Китаев-Смык, Н.Е. Водопьянова, С. Maslach, A. Pines и др.); классическая концепции стресса Г. Селье.

Этапы исследования.

Исследование проводилось с 2006 по 2009 гг.

I этап (2006—2007 гг.) — аналитический — обоснование и теоретическое осмысление темы исследования. На этом этапе определялись исходные позиции исследования, его методология, рабочая гипотеза, изучалась научно-методическая литература по проблеме, логика и организация исследования.

II этап (2007—2008 гг.) — теоретико-эмпирический. На этом этапе продолжалась работа по теоретическому изучению темы исследования, обосновании ведущих теоретических позиций. Была создана и апробирована психодиагностическая методика для исследования наличия и уровня выраженности феномена эмоционального «выгорания» матерей в отношениях с детьми.

III этап (2008—2009 гг.) — эмпирический. Проведено исследование взаимосвязи личностных факторов на эмоциональное «выгорание» у матерей, в процессе которого проверялись рабочие гипотезы.

В работе использовались следующие методы: теоретические методы (анализ имеющихся в литературе фактов и положений по проблеме исследования); эмпирические методы — свободное наблюдение, анализ единичных случаев, беседа, анкетирование, метод экспертных оценок, тестирование (авторский опросник эмоционального «выгорания» для матерей, опросник «Взаимодействие родитель—ребенок» (ВРР) И.М. Марковской, пятифакторный личностный опросник Р. МакКрае и П. Коста («Большая пятерка») в интерпретации А.Б. Хромова.).

Для обработки результатов исследования использовались методы качественной обработки данных (частотный и контент-анализ) и математической статистики (коэффициент ранговой корреляции r-Спирмена, коэффициент корреляции r-Пирсона, частная корреляция, U-критерий Манна-Уитни, однофакторный дисперсионный анализ ANOVA, кластерный анализ).

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивались исходными методологическими позициями, соответствующими цели и задачам исследования; адекватностью использованных методов исследования; соотнесением результатов различных методик; согласованием количественного и качественного анализа эмпирических данных, а также применением статистических методов.

Характеристика выборки. В пилотажном исследовании приняли участие 300 женщин-матерей. В основном исследовании участвовали 388 матерей в возрасте от 21 до 43 лет, имеющих стаж материнства от трех до десяти лет. В исследовании также принимали участие эксперты (три эксперта, всего 450 человек, оценивали одну женщину). Таким образом, в исследовании приняли участие 1138 респондентов.

Научная новизна исследования:

— теоретико-феноменологически обоснована и эмпирически подтверждена эвристичность обращения к конструкту эмоционального «выгорания» в рассмотрении и интерпретации состояний женщины, возникающих в отношениях «мать—дитя»;

— выявлена феноменология симптомокомплекса эмоционального «выгорания» матери: а) осуществлена его поуровневая характеристика; б) представлены внешняя и внутренняя картины феномена эмоционального «выгорания»; в) описаны индивидуальные случаи, характеризующие специфику общего феномена в конкретных переживаниях женщин, различающихся личностными особенностями, отношением к ребенку и находящихся на разных уровнях эмоционального «выгорания»;

— разработана и психометрически верифицирована авторская методика, обеспечивающая выявление наличия и оценку уровня выраженности эмоционального «выгорания» у матерей;

— доказано, что личностные черты матери и ее отношение к ребенку являются совокупным фактором ее эмоционального «выгорания»;

— получены данные, раскрывающие характер зависимости уровня эмоционального «выгорания» матери от особенностей ее отношения к ребенку;

— установлено, что эмоциональное «выгорание» матери связано с определенными личностными особенностями: избегание впечатлений, равнодушие, консерватизм, отсутствие настойчивости и артистичности;

— показано, что на эмоциональное «выгорание» влияют повышенная эмоциональная лабильность матери и ее излишняя самокритика;

— описаны психологические портреты личности «выгоревших» и «невыгоревших» матерей.

Теоретическая значимость исследования состоит в следующем:

— систематизированы и оформлены теоретические основания рассмотрения феномена эмоционального «выгорания» матери в отношениях с ребенком: обоснован уровневый характер рассмотрения феномена; представлена внешняя и внутренняя картины феномена; раскрыт и охарактеризован его компонентный состав (аффективный, конативный, когнитивный, соматический компоненты);

— выявлены 1) личностные черты матери, ведущие к ее эмоциональному «выгоранию» в отношениях с ребенком и предохраняющие от «выгорания» и 2) особенности отношения матери к ребенку, способствующие возникновению ее эмоционального «выгорания» и предохраняющие от «выгорания»;

— описаны психологические портреты женщин с различным уровнем эмоционального «выгорания».

Практическая значимость исследования состоит в разработке и апробации авторской методики диагностики эмоционального «выгорания» у матерей. Проведена полная психометрическая проверка созданной методики. Результаты работы способствуют ранней диагностики вероятности возникновения эмоционального «выгорания» у матерей. Материалы работы могут стать основой создания специальных программ психологической помощи женщинам, проявляющих симптомы эмоционального «выгорания». Полученные эмпирические данные могут применяться в консультативной и коррекционной работе с матерями по определению психологических ресурсов в процессе личностного роста.

Полученные данные могут быть использованы при подготовке и чтении курсов по психологии семейных отношений, психологии стресса, психологии развития и др.

Положения, выносимые на защиту:

1. Эмоциональное «выгорание» матери в отношениях с ребенком личностно обусловлено: многочисленные стрессоры материнства приводят женщину к эмоциональному «выгоранию» при наличии определенных, свойственных ей личностных факторов.

2. Личностные факторы эмоционального «выгорания» матери проявляются в двух аспектах:

а) как совокупность черт личности матери, обусловливающих ее повышенную (или сниженную) восприимчивость к нагрузкам материнства;

б) через отношение матери к ребенку, обусловливающее повышенную (или сниженную) опасность возникновения и разный уровень ее эмоционального «выгорания».

3. Феномен эмоционального «выгорания» матери включает четыре компонента: а) аффективный (агрессия, злость, раздражительность, обиды на ребенка и пр.); б) конативный (частые наказания, крик, укоряющее молчание, «отталкивание» ребенка и пр.); в) когнитивный (снижение интеллектуальной работоспособности, невозможность сосредоточиться, ухудшение памяти и внимания и пр.); г) соматический (постоянная усталость, общее физическое недомогание, неспособность отдохнуть за время сна и пр.).

4. Каждой фазе развивающегося у матери синдрома эмоционального «выгорания» свойственен свой компонентный акцент:

— в фазе «напряжения» доминируют симптомы когнитивного компонента («осознание проблем»);

— в фазе «резистенции» преобладают симптомы аффективного компонента («избирательность эмоционального реагирования», «расширение сферы экономии эмоций»);

— в фазе «истощения» превалируют симптомы психосоматических нарушений;

— симптомы конативного компонента сопровождают все фазы эмоционального «выгорания».

5. Личностные черты матери разнонаправленно сопряжены с ее эмоциональным «выгоранием» в отношениях с ребенком:

а) прямо сопутствуют эмоциональному «выгоранию» такие черты, как избегание впечатлений, равнодушие, отсутствие настойчивости и артистичности, излишняя самокритика, консерватизм, эмоциональная лабильность;

б) противостоят эмоциональному «выгоранию» такие личностные черты, как поиск впечатлений, теплота, настойчивость, самодостаточность, любопытство, эмоциональная стабильность, артистичность.

6. Каждая из фаз эмоционального «выгорания» характеризуется определенным комплексом сопутствующих личностных черт. Специфическими личностными чертами, сопровождающими фазу «напряжения», являются депрессивность, напряженность, тревожность матери; фазу «сопротивления» сопровождают избегание впечатлений и непонимание; фазу «истощения» — отсутствие настойчивости матери. Универсальной чертой личности матери, сопутствующей всем фазам эмоционального «выгорания», является равнодушие.

7. Уровень «эмоционального» выгорания матери связан с характером ее отношения к ребенку: низкая удовлетворенность отношениями с ребенком, его отвержение и непоследовательность матери являются доминирующими факторами эмоционального «выгорания» женщины; воспитательная конфронтация в семье, тревожность за ребенка, эмоциональная дистанция, строгость и отсутствие сотрудничества достоверно влияют на эмоциональное «выгорание» матери.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования были представлены и обсуждались на Всероссийской научно-практической конференции «Дружининские чтения» (Сочи, 2007—2009); Всероссийской научно-практической конференции «Человек. Сообщество. Управление: взгляд молодого исследователя» (Краснодар, 2007); методологическом семинаре для аспирантов на базе Кубанского государственного университета. Основные положения и результаты исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры общей и кафедры прикладной психологии Сочинского государственного университета туризма и курортного дела. Полученные в исследовании данные применяются в работе муниципального учреждения дополнительного образования детей «Детский оздоровительно-образовательный (психолого-медико-социальный) центр» г. Сочи.

Публикации. По материалам исследования опубликовано десять печатных работ, две из которых — в журнале из списка изданий, рекомендованных ВАК.

Структура диссертации. Представляемая работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений. Объем основного текста составляет 160 страниц. Текст сопровождается 12 таблицами, тремя гистограммами, одной диаграммой и одним рисунком. Библиографический список включает в себя 226 наименований, из них 13 — на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность работы, определяются ее методологические основания; указываются объект и предмет; формулируются цель, задачи и гипотезы исследования; называются использованные методы. Раскрывается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость; формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основания изучения проблемы эмоционального ”выгорания“ матери в ее отношениях с ребенком» сформирован концептуальный аппарат исследования. Представлены различные теоретические подходы к рассмотрению личности женщины и материнства, системы отношений «мать—дитя», проанализированы проблемы исследования феномена эмоционального «выгорания» в аспекте материнства.

В разделе 1.1 «Личность женщины и материнство» рассматриваются преимущественно психологические подходы, объясняющие содержательную специфику личности женщины на основе ее биологического предназначения и инстинктов (З. Фрейд, К. Хорни, К.Г. Юнг, Т. Парсонс), социальных установок (А. Адлер, М. Мид и др.) или совмещения этих позиций (А. Фрейд, О.С. Карымова и др.).

Делается вывод о том, что материнство естественно для женщины, т. к. становление ее личности обусловлено и биологическими фазами созревания, и социализацией в среде определенных ожиданий.

Сущность материнства раскрыта как неразрывная связь матери с ребенком. Материнство понимается не только как удовлетворение инстинктов и переживания подкреплений общества, но и вступление женщины в непосредственные «субъект-субъектные» отношения со своим ребенком, без которых, невозможно выполнение материнских функций.

В разделе 1.2 «Отношения матери с ребенком как функция материнства» и его подразделе 1.2.1 «Концепции, структура, специфика отношений в системе ”мать—дитя“» рассматриваются различные исследования системы отношений «мать—дитя» (У. Голдфарб, З. Фрейд, М. Кляйн, Дж. Боулби, А. Фрейд, В.А. Ядов, Е.И. Исенина, Т.И. Барановская, Г.Г. Филиппова, R. Davis и др.).

Делается вывод о том, что отношения матери с ребенком можно считать частным видом межличностных отношений. К специфическим характеристикам этих отношений можно отнести: биологическую и социальную необходимость (обусловленность) как для матери, так и для ребенка; их высокую эмоциональную насыщенность, непрерывность, длительность и ненормированность. Отношения «мать—дитя» сопровождают реализацию всех материнских функций, которые и отражают содержательную сторону отношений матери с ребенком.

В разделе 1.2.2 «Содержательная характеристика материнских нагрузок в отношениях с детьми» раскрыт функционал матери по отношению к своему ребенку на основе классификации материнских функций В.В. Ивакиной и онтогенетических этапов психического развития личности ребенка.

Теоретически осмысленное содержание деятельности матери по реализации материнских функций соотнесено с результатами пилотажного исследования, направленного на изучение основных трудностей женщин в период материнства. Повседневные трудности женщины в реализации материнских функций отражают специфику материнства и определяют постоянный фон необходимого сосредоточения и напряжения сил матери. Отношения матери с ребенком связаны с постоянным беспокойством о детях, об их благополучии, безопасности и т. д. Материнство как кропотливая, ежедневная и ненормированная деятельность женщины по реализации материнских функций обусловливает возможность возникновения эмоционального «выгорания» и задает необходимость исследования данного феномена.

В разделе 1.3 «Психологический анализ феномена ”выгорания“ матери в отношениях с ребенком» и его подразделе 1.3.1 «Обоснование необходимости рассмотрения эмоционального ”выгорания“ в аспекте материнства» обосновано рассмотрение материнства как вида деятельности, занятости женщины, приближающейся по объемам выполняемой нагрузки к характеристикам трудовой занятости в области социономических профессий сферы «человек—человек».

В подразделе 1.3.2 «Эмоциональное ”выгорание“ в отношениях как предмет психологического анализа» рассматриваются варианты понимания и интерпретации английского термина «burnout» отечественными исследователями (Т.В. Форманюк, 1994; Е.И. Лозинская, 1998; Н.Е. Водопьянова, 2000 и др.). Особое внимание уделяется рассмотрению синдрома эмоционального «выгорания» как процесса (В.В. Бойко). Разводится понятие «эмоциональное выгорание» со сходными терминами, в числе которых наиболее часто можно встретить «стресс», «утомление», «депрессия» (В.Е. Орел, 1999; Л.А. Китаев-Смык, 2009). В работе под эмоциональным «выгоранием» понимается динамический симптомокомплекс состояния физического и эмоционального истощения, который в каждый отдельный момент своего развития может быть диагностирован как напряжение, резистенция или истощение эмоций.

Заданный в науке аспект анализа феномена эмоционального «выгорания» создает основание для его включения в рассмотрение и анализ проблем отношений матери с ребенком. Реализация материнских функций — это ежедневная работа с постоянной перегрузкой и психологической зависимостью, что, по мнению исследователей феномена эмоционального «выгорания», ведет к накапливанию последствий стрессов и истощению запаса жизненной энергии человека.

В подразделе 1.3.3 «Проявления эмоционального ”выгорания“ у матерей» на основе анализа данных свободного наблюдения и результатов беседы раскрывается феноменология эмоционального «выгорания» у матерей. Проанализированы высказывания женщин, раскрывающие внутреннюю и внешнюю картину исследуемого феномена.

Мама сына 9 месяцев: «Я стала срываться на своем малыше. Он у меня с очень непростым характером, хоть ему пока девять месяцев: капризен, плохо кушает, плохо спит. Сплю ночами отвратительно с момента его рождения, три-четыре часа сна, три-четыре часа баюканья. Ест тоже хуже некуда. Есть хочет, но от еды отказывается: пюре не хочет, кашу ест иногда, грудь берет, только когда засыпает. И вот на фоне всего этого моя раздражительность какой-то ненормальный оттенок приобрела: мне хочется шлепнуть это создание. Этого я не делаю, боюсь что-нибудь повредить, но вот кричать на него стала. Иногда передразниваю его крик, иногда мерзко страшным голосом что-нибудь говорю. ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ? Я же люблю этого маленького и беспокойного человечка. Но в голове как будто щелкает что-то. Я знаю, что не должна ему вред причинить, но вот делаю? ЧТО СО МНОЙ? У меня «крыша» едет? Он-то как на все это реагирует? Он запоминает, что мамка вот такая гадкая, что от мамки зло исходит».

Мама сына 8 лет: «Последнее время у меня с ним возникают конфликты. От него все время слышу:

— Не хочу, не буду, не ори, когда я буду играть в компьютер?

Он стал таким невнимательным, постоянно делает ошибки, все идет не так. Мне кажется, что я ненавижу собственного ребенка. Недавно мы опять поругались. Я была внутренне напряжена настолько, что не выдержала, оделась и ушла. Стояла в подъезде долго и не могла успокоиться. Когда вернулась, сын с мужем ждали меня дома, я попросила мужа не подпускать ко мне ребенка. У меня такое ощущение, что он меня погубит. Мой собственный, любимый ребенок отравляет мое здоровье. Внешне я стараюсь оставаться спокойной, а внутри я просто умираю».

К внутренней симптоматике эмоционального «выгорания» относится то, что интроспектируют мамы. Внешняя картина — это то, что объективно фиксировалось экспертами в исследовании, то, как мама проявляет себя в поведении и психосоматических реакциях (крик, нервные срывы, физическая несдержанность, агрессия и пр.).

В подразделе 1.3.4. «Факторы эмоционального ”выгорания“ матерей в отношениях с детьми» на основе анализа сходных исследований «выгорания» профессионалов сферы «человек—человек» описаны внешние обстоятельства эмоционального «выгорания» женщин в материнстве: хроническая напряженная психоэмоциональная деятельность, дестабилизирующая организация деятельности, повышенная ответственность за исполняемые функции и психологические трудности ребенка.

Отмечено, что объективные условия материнства нередко сопряжены с чрезмерными, постоянными и нерегламентированными физическими, психологическими и даже физиологическими нагрузками. Однако восприятие и преодоление трудностей материнства обусловлено не только характером и содержанием материнской деятельности, но и личностными особенностями самой матери.

Теоретически выделены и обоснованы два личностных фактора эмоционального выгорания: 1) черты личности матери, определяющие ее отношение к функциям материнства как к деятельности и 2) характер отношения к ребенку как своеобразному «предмету» труда женщины как матери и в то же время — субъекту их взаимоотношений.

Выделенные факторы двойственно влияют на эмоциональное «выгорание» матери через ее личностную позицию в организации и формировании бытийных пространств системы «мать—дитя»: провоцируют либо сдерживают возникновение феномена эмоционального «выгорания».

Во второй главе «Теоретическое обоснование и описание процедуры конструирования методики исследования наличия и уровня эмоционального ”выгорания“ у матерей» представлен процесс создания психодиагностической методики и основные его этапы.

В разделе 2.1 «Разработка методики диагностики наличия и уровня эмоционального ”выгорания“» рассматриваются выделенные теоретические конструкты, которые были положены в основу создания опросника эмоционального «выгорания» для матерей.

В разделе 2.2 «Проверка психометрических характеристик методики» подробно описывается процедура ее создания. Для обеспечения содержательной валидности методики был использован метод независимой экспертной оценки. Вопросы, которые были оценены экспертами как неконгруэнтные, не вошли в банк тестовых заданий. Из банка тестовых заданий также были удалены недискриминативные, скошенные вопросы. С учетом исправленной версии было проведено повторное исследование среди женщин, имеющих своих детей. Общий объем выборки составил 244 человека.

Полученные результаты продемонстрировали высокую надежность шкал по однородности.

Ретестовая надежность была оценена на выборке в 100 человек. Полученные по отдельным фазам данные свидетельствуют о высокой ретестовой надежности теста, т. е. о хорошей устойчивости результатов тестирования относительно условий тестирования и изменений состояния респондентов.

Для оценки конструктной валидности был использован опросник «Взаимодействие родитель—ребенок» И.М. Марковской. В результате корреляционного анализа были обнаружены значимые корреляции между шкалой автономности/контроля и симптомом «избирательного эмоционального реагирования» (на уровне p  0,05; значимая отрицательная связь); шкалой отвержения/принятия и симптомом «личностной отстраненности» (на уровне p  0,01; значимая отрицательная связь); шкалой отсутствия сотрудничества/сотрудничества с симптомом «личностной отстраненности» (на уровне p  0,01; значимая отрицательная связь) и симптомом «расширения сферы экономии эмоций» (на уровне p  0,01; значимая отрицательная связь); шкалой эмоциональной дистанции/эмоциональной близости ребенка к родителю с симптомом «эмоционального дефицита» (на уровне p  0,05; значимая отрицательная связь); шкалой тревожности за ребенка и симптомом «тревоги» (на уровне p  0,01; значимая прямая связь); шкалой удовлетворенности отношениями с симптомом «неудовлетворенности собой» (на уровне p  0,05; значимая прямая связь) и симптомом «загнанности в клетку» (на уровне p  0,05; значимая прямая связь).

Критериальная валидность была оценена на выборке в 150 человек. В качестве экспертов выступали три человека, хорошо знающие женщину и способные адекватно ее оценить по предложенным нами критериями. Выделенные симптомы послужили основой создания внешних критериев.

В результате корреляционного анализа были обнаружены значимые корреляции между аффективными симптомами и симптомом «осознания проблем взаимодействия с ребенком» (на уровне значимости p  0,05) с симптомом «избирательного эмоционального реагирования» (на уровне значимости p  0,01), симптомом «личностной отстраненности и деперсонализации» (на уровне значимости p  0,01). Между когнитивными симптомами и симптомом «избирательного эмоционального реагирования» (на уровне значимости p  0,01), симптомом «личностной отстраненности» (на уровне значимости p  0,01). Между соматическими симптомами и симптомом «избирательного эмоционального реагирования» (на уровне значимости p  0,05), симптомом «личностной отстраненности и деперсонализации» (на уровне значимости p  0,05). Между конативными симптомами и симптомом «осознания проблем взаимодействия с ребенком» (на уровне значимости p  0,05), симптомом «расширения сферы экономии эмоций» (на уровне значимости p  0,05) с симптомом «психосоматических нарушений» (на уровне значимости p  0,01).

Значимые корреляционные связи результатов экспертной оценки с результатами, полученными по методике, свидетельствуют о достаточно высоком уровне критериальной валидности опросника и позволяют сделать вывод о том, что все компоненты феномена эмоционального «выгорания» представлены в уровневых симптомах эмоционального «выгорания» матерей: первый уровень (фаза «напряжения») наполнен симптомом «осознания проблем», второй (фаза «резистенции») — симптомами «избирательности эмоционального реагирования» и «расширения сферы экономии эмоций», третий уровень (фаза «истощения») — симптомами «психосоматических нарушений», «личностной отстраненности» и «деперсонализации» матери.

Кластерный анализ показал объединение выделенных симптомов эмоционального «выгорания» матери в структурное образование, внутри которого существуют закономерные связи между его компонентами: аффективным, конативным, когнитивным, соматическим.

Нормы опросника эмоционального «выгорания» для матерей были рассчитаны на выборке численностью 260 человек. Для представления нормированных оценок была использована сигмальная шкала.

Разработанный опросник эмоционального «выгорания» для матерей отвечает требованиям, предъявляемым к опросникам, и представляет собой набор вопросов закрытого типа (всего 60), дифференцированных по шкалам (всего три) и симптомам (всего 12), по четыре в каждой шкале. Опросник работает как единая шкала, позволяющая определить уровень выраженности эмоционального «выгорания», а также может быть использован для диагностики его отдельных компонентов.

В третьей главе «Эмпирическое исследование факторов эмоционального ”выгорания“ у матерей» описывается процедура исследования, излагаются методы сбора, обработки и интерпретации эмпирических данных.

В разделе 3.1 «Организация исследования факторов эмоционального ”выгорания“ у матерей» описана выборка, включающая 128 женщин, состоящих в законном браке и имеющих одного ребенка без психических и поведенческих проблем в возрасте от трех до десяти лет. Сравнение эмпирических результатов проходило между тремя группами. Первая группа («невыгоревшие») — матери с низким показателем эмоционального «выгорания» (21,8 %). Вторая группа — матери с показателем эмоционального «выгорания», сформировавшимся частично (по отдельным симптомам) на среднем уровне выраженности (69,7 %). Третья группа («выгоревшие») — респонденты с высоким уровнем эмоционального «выгорания» (8,5 %).

В разделе 3.2 «Личностные факторы эмоционального «выгорания» матерей» на эмпирическом материале осуществлены анализ и интерпретация данных.

В разделе 3.2.1 «Связь эмоционального «выгорания с личностными чертами матери» показаны выявленные взаимосвязи личностных черт (пятифакторный личностный опросник Р. МакКрае и П. Коста) с симптомами эмоционального «выгорания» (коэффициент корреляции r-Пирсона). В табл. 1, 2 представлены связи на достоверном уровне значимости. Каждая из фаз эмоционального «выгорания» («напряжения», «сопротивления», «истощения») характеризуется определенным комплексом личностных черт, которые сопутствуют или препятствуют его возникновению.

Таблица 1

Значимые коэффициенты корреляции связей (r)

с чертами личности матери по фазам

Фазы эмоционального «выгорания» Личностные черты фаза «напряжения» фаза «сопротивления» фаза «истощения»
поиск впечатлений/ избегание впечатлений – 0,17*
теплота/равнодушие – 0,18* – 0,27** – 0,25**
настойчивость/ отсутствие настойчивости – 0,27**
понимание/непонимание – 0,2*
тревожность/беззаботность 0,26**
напряженность/ расслабленность 0,19*
депрессивность/ эмоциональная комфортность 0,21*
самокритика/ самодостаточность 0,30** 0,24**
эмоциональная лабильность/эмоциональная стабильность 0,34** 0,27**
любопытство/консерватизм – 0,21* – 0,25**
артистичность/ отсутствие артистичности – 0,31** – 0,2*

Примечание: *p > 0,05; **p > 0,01.

Специфическими личностными чертами, сопровождающими фазу «тревожного напряжения», являются депрессивность, напряженность, тревожность матери; фазу «сопротивления» сопровождает избегание впечатлений и непонимание; фазу «истощения» — отсутствие настойчивости матери.

Универсальной чертой личности матери, сопутствующей всем фазам эмоционального «выгорания», является равнодушие.

Таблица 2

Значимые коэффициенты корреляции связей (r)

с чертами личности матери по общему показателю

эмоционального «выгорания»

Личностные черты Общий показатель эмоционального «выгорания»
поиск впечатлений/избегание впечатлений – 0,19*
теплота/равнодушие – 0,27**
настойчивость/отсутствие настойчивости – 0,2*
самокритика/самодостаточность 0,24**
любопытство/консерватизм – 0,24**
эмоциональная лабильность/ эмоциональная стабильность 0,21*
артистичность/отсутствие артистичности – 0,26**

В исследовании выявлены черты личности, сопутствующие общему уровню эмоционального «выгорания»: избегание впечатлений, равнодушие, отсутствие настойчивости, излишняя самокритика, консерватизм, эмоциональная лабильность, отсутствие артистичности. Также выявлены черты, препятствующие общему уровню эмоционального «выгорания»: поиск впечатлений, теплота, настойчивость, самодостаточность, любопытство, эмоциональная стабильность, артистичность.

Для определения характера выявленных связей и определения возможности влияния личностных черт на эмоциональное «выгорание» матери был использован однофакторный дисперсионный анализ ANOVA, который показал, что фактором эмоционального «выгорания» могут считаться излишняя самокритика и повышенная эмоциональная лабильность матери (р  0,01).

В разделе 3.2.3 «Влияние отношения матери к ребенку на уровень ее эмоционального ”выгорания“» определены факторные зависимости эмоционального «выгорания» от компонентов отношения матери к ребенку.

Для определения влияния компонентов отношения матери к ребенку на уровень эмоционального «выгорания» был использован однофакторный дисперсионный анализ ANOVA. Полученные результаты представлены в табл. 3.

Таблица 3

Влияние отношения матери к ребенку

на уровень ее эмоционального «выгорания»

Компоненты отношения Уровень значимости
нетребовательность/требовательность ,642
мягкость/строгость родителя ,010
автономность/контроль по отношению к ребенку ,836
эмоциональная дистанция/ эмоциональная близость ребенка к родителю ,030
отвержение/принятие ребенка родителем ,000
отсутствие сотрудничества/сотрудничество ,007
тревожность за ребенка ,022
непоследовательность/последовательность родителя ,000
воспитательная конфронтация в семье ,005
удовлетворенность отношениями с ребенком ,000

Результаты анализа показали, что только два компонента отношения к ребенку (нетребовательность/требовательность и автономность/контроль по отношению к ребенку) не имеют факторного влияния на эмоциональное «выгорание» матери.

Низкая удовлетворенность отношениями с ребенком, его отвержение и непоследовательность матери являются доминирующими (р  0,000…) факторами эмоционального «выгорания» женщины в отношениях со своим ребенком.

Воспитательная конфронтация в семье, тревожность за ребенка, эмоциональная дистанция, строгость и отсутствие сотрудничества достоверно влияют (р  0,05 и р  0,01) на эмоциональное «выгорание» матери.

Совокупность влияния личностных черт матери и отношения к ребенку на ее эмоциональное «выгорание» определена методом частной корреляции, где показана их связь по всем параметрам при равных эмпирических значениях синдрома эмоционального «выгорания».

В разделе 3.3 «Интерпретация полученных данных» подводятся итоги эмпирической главы и описываются психологические портреты матерей с различными уровнями эмоционального «выгорания».

Для определения достоверности различий по личностным чертам между группами с низким и высоким уровнем эмоционального «выгорания» был подсчитан U-критерий Манна-Уитни.

«Невыгоревшие» значимо отличаются от «выгоревших» матерей большей доверчивостью (p  0,01), меньшей тревожностью (p  0,05), меньшей напряженностью (p  0,05), отсутствием депрессивности (p  0,05), самодостаточностью (p  0,01), эмоциональной стабильностью (p  0,01), любопытством (p  0,01), высоким уровнем артистичности (p  0,05).

Для определения достоверности различий по шкалам опросника И.М. Марковской «Взаимодействие родитель—ребенок» между группами матерей с различным уровнем эмоционального «выгорания» был подсчитан U-критерий Манна-Уитни.

«Невыгоревшие» от «выгоревших» матерей значимо различаются по следующим компонентам отношений с ребенком: эмоциональной близости с ребенком (p  0,01), принятию ребенка (p  0,01), сотрудничеству с ребенком (p  0,001), последовательности в применении наказаний и поощрений (p  0,001), низкому уровню воспитательной конфронтации в семье (p  0,05), высокому уровню удовлетворенности отношениями с ребенком (p  0,001).

На основании полученных эмпирических данных мы можем сделать вывод о том, что женщины с высоким уровнем эмоционального «выгорания» («выгоревшие») отличаются: чрезмерной доверчивостью, высоким уровнем тревожности, напряженностью в отношениях с людьми, повышенной депрессивностью, излишней самокритикой, замедленностью в реакциях и отсутствием артистичности, быстрому возникновению эмоций, преимущественно отрицательных. Такие женщины часто испытывают страх и тревогу в различных ситуациях, не способны контролировать свои эмоции и импульсивные влечения, не могут справиться с жизненными трудностями, и их поведение во многом обусловлено ситуацией. Они с тревогой ожидают неприятностей, в случае неудачи легко впадают в отчаяние.

В отношениях с ребенком такие женщины не принимают и отвергают его личностные качества и поведенческие проявления. Они не включены во взаимодействие с ребенком, не признают его права и достоинство. Непоследовательны и непостоянны в своих требованиях, в своем отношении к ребенку, в применении наказаний и поощрений, что может являться следствием эмоциональной неуравновешенности, неуверенности и отвергающего отношения к ребенку. У таких матерей наблюдается высокий уровень тревожности за ребенка.

Женщина ощущает, что эмоционально она ничего не может дать ребенку. Не в состоянии сопереживать ему, отзываться на ситуации, которые должны побуждать к действиям. Такие женщины полностью исключают эмоции из сферы отношений с ребенком. Их почти ничего не волнует и не вызывает эмоционального отклика — ни позитивные обстоятельства, ни отрицательные. Ребенок тяготит своими потребностями, проблемами. Все перечисленные выше обстоятельства вызывают у женщины плохое настроение и обострение хронических заболеваний.

Женщины с отсутствием эмоционального «выгорания» («невыгоревшие») отличаются доверием к людям, отсутствием личностной тревожности, расслабленностью, эмоциональной комфортностью и стабильностью, самодостаточностью, стремлением узнать что–то новое в подробностях, высоким уровнем артистичности. Такие женщины уверены в своих силах, постоянны в своих планах и привязанностях, не поддаются случайным колебаниям настроения, эмоционально зрелые и спокойные. На жизнь они смотрят серьезно и реалистично, хорошо осознают требования действительности, не скрывают от себя собственных недостатков, не расстраиваются из-за пустяков, чувствуют себя хорошо приспособленными к жизни, эмоционально устойчивы. Сохраняют хладнокровие и спокойствие даже в самых неблагоприятных ситуациях. Часто преобладают в хорошем расположении духа.

В отношениях с ребенком у них наблюдается равенство и партнерство. Они принимают личностные качества и поведенческие проявления ребенка, включены во взаимодействие с ним, признают его права и достоинство. Последовательны и постоянны в своих требованиях, в применении наказаний и поощрений. Разногласий с другими членами семьи по поводу воспитания ребенка у них практически не возникает. Они эмоционально близки к ребенку и готовы делиться с ним самым важным и сокровенным. Такие матери удовлетворены своими отношениями с ребенком, получают удовольствие от общения с ним, стараются во всем его поддержать и помочь, хотя трудности во взаимодействии с ребенком есть, но все проблемы решаемы.

В заключение приводятся основные выводы:

— В диссертации теоретико-феноменологически обоснована и эмпирически подтверждена эвристичность обращения к конструкту эмоционального «выгорания» в рассмотрении и интерпретации состояний женщины, возникающих в отношениях «мать—дитя».

— Доказано, что эмоциональное «выгорание» матери в отношениях с ребенком личностно обусловлено. Многочисленные стрессоры материнства приводят женщину к эмоциональному «выгоранию» при наличии определенных, свойственных ей личностных особенностей. К личностным факторам эмоционального «выгорания» относятся:

а) совокупность черт личности матери, обусловливающих ее повышенную (или сниженную) восприимчивость к нагрузкам материнства;

б) отношение матери к ребенку, обусловливающее повышенную (или сниженную) опасность возникновения и разный уровень ее эмоционального «выгорания».

— Разработанный автором опросник эмоционального «выгорания» для матерей отвечает требованиям, предъявляемым к опросникам, работает как единая шкала, позволяющая определить уровень выраженности эмоционального «выгорания», а также может быть использован для диагностики его отдельных компонентов.

— На основании теоретического анализа и эмпирического исследования показано, что феномен эмоционального «выгорания» матери включает четыре компонента: а) аффективный (агрессия, злость, раздражительность, обиды на ребенка и пр.); б) конативный (частые наказания, крик, укоряющее молчание, «отталкивание» ребенка и пр.); в) когнитивный (снижение интеллектуальной работоспособности, невозможность сосредоточиться, ухудшение памяти и внимания и пр.); г) соматический (постоянная усталость, общее физическое недомогание, неспособность отдохнуть за время сна и пр.).

— Каждой фазе развивающегося у матери синдрома эмоционального «выгорания» свойственен свой компонентный акцент: в фазе «напряжения» доминируют симптомы когнитивного компонента («осознание проблем»); в фазе «резистенции» преобладают симптомы аффективного компонента («избирательность эмоционального реагирования», «расширение сферы экономии эмоций»); в фазе «истощения» превалируют симптомы психосоматических нарушений. Симптомы конативного компонента сопровождают все фазы эмоционального «выгорания».

— В эмпирическом исследовании выявлены личностные черты матери, разнонаправленно сопряженные с ее эмоциональным «выгоранием»: а) прямо сопутствуют эмоциональному «выгоранию» такие черты, как избегание впечатлений, равнодушие, отсутствие настойчивости и артистичности, излишняя самокритика, консерватизм, эмоциональная лабильность; б) противостоят эмоциональному «выгоранию» поиск впечатлений, теплота, настойчивость, самодостаточность, любопытство, эмоциональная стабильность, артистичность.

— Выявлено, что каждая из фаз эмоционального «выгорания» характеризуется определенным комплексом сопутствующих личностных черт: фазу «напряжения» сопровождают депрессивность, напряженность, тревожность матери; фазу «сопротивления» — избегание впечатлений и непонимание; фазу «истощения» — отсутствие настойчивости матери. Универсальной чертой личности матери, сопутствующей всем фазам эмоционального «выгорания», является равнодушие.

— Доказано, что уровень «эмоционального» выгорания матери связан с характером ее отношения к ребенку: низкая удовлетворенность отношениями с ребенком, его отвержение и непоследовательность матери являются доминирующими факторами эмоционального «выгорания» женщины. Воспитательная конфронтация в семье, тревожность за ребенка, эмоциональная дистанция, строгость и отсутствие сотрудничества достоверно влияют на эмоциональное «выгорание» матери.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Базалева Л.А. Отношение матери к ребенку в связи с ее эмоциональным «выгоранием» // Гуманизация образования. Науч.-практ. журн. 2009. № 6. С. 88—93. 0,3 п. л.

2. Базалева Л.А. Возможности исследования эмоционального «выгорания» у матерей в психологии личности // Вестник Адыгейского гос. ун-та. Сер. «Педагогика и психология». Майкоп : Изд-во АГУ, 2010. Вып. 1. С. 174—182. 0,7 п. л.

Публикации в других научных изданиях:

3. Базалева Л.А. Феномен «выгорания» в детско-родительских отношениях (к постановке проблемы) // Актуальные проблемы прикладной психологии : сб. науч. ст. / под ред. И.Н. Макаровой, И.А. Юрова. Сочи : СГУТиКД, 2007. Вып. 1. С. 4—8. 0,2 п. л.

4. Базалева Л.А. Психологический анализ проблем взаимодействия между матерью и ребенком // Дружининские чтения : материалы 6-й Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. И.Б. Шуванова, С.Н. Тесля, О.А. Михайленко, С.В. Киктева, А.В. Шашкова. Сочи : СГУТиКД, 2007. Т. 2. С. 232—233. 0,1 п. л.

5. Базалева Л.А., Полякова Т.Н. Особенности механизмов психологической защиты матерей в отношениях с детьми в зависимости от пола ребенка // Дружининские чтения : материалы 6-й Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. И.Б. Шуванова, С.Н. Тесля, О.А. Михайленко, С.В. Киктева, А.В. Шашкова. Сочи : СГУТиКД, 2007. Т. 2. С. 260—261. 0,1 п. л.

6. Базалева Л.А. Эмоциональное «выгорание» матерей в отношениях с детьми // Человек. Сообщество. Управление: взгляд молодого исследователя (психология): материалы Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар : Куб. гос. ун-т, 2007. Ч. 1. С. 3—4. 0,1 п. л.

7. Базалева Л.А., Фирсова Ю.Б. Отношение к ребенку матерей с

различным типом акцентуаций // Дружининские чтения : материалы 7-й Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. И.Б. Шуванова, С.Н. Тесля, О.А. Михайленко, Ю.Э. Макаревской, С.С. Новиковой, А.В. Шашкова. Сочи : СГУТиКД, 2007. Т. 1. С. 308—310. 0,1 п. л.

8. Базалева Л.А. Специфика представлений об эмоциональном «выгорании» матери у женщин, имеющих детей // Актуальные проблемы прикладной психологии : сб. науч. ст. / под ред. И.Н. Макаровой, И.А. Юрова. Сочи : СГУТиКД, 2009. Вып. 3. С. 4—6. 0,1 п. л.

9. Базалева Л.А., Макаревская И.Г. Создание методики диагностики эмоционального «выгорания» у матерей // Дружининские чтения : материалы 8-й Всерос. науч.-практ. конф. : в 2 т. / под ред. И.Б. Шуванова, О.А. Михайленко, А.А. Никифоровой, С.С. Новиковой, А.В. Шашкова. Сочи : СГУТиКД, 2009. Т. 1, 2. С. 7—13. 0,3 п. л.

10. Базалева Л.А., Мегрикян А.Г. Отношение к ребенку в полных и неполных материнских семьях // Дружининские чтения : материалы 8-й Всерос. науч.-практ. конф. : в 2 т. / под ред. И.Б. Шуванова, О.А. Михайленко, А.А. Никифоровой, С.С. Новиковой, А.В. Шашкова. Сочи : СГУТиКД, 2009. Т. 2. С. 160—162. 0,1 п. л.