WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Проблемы реализации административно-муниципальной реформы в условиях социально-политической стабилизации в чеченской республике (политологический анализ)

На правах рукописи

Висинбаев Апти Русланович

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ
АДМИНИСТРАТИВНО-МУНИЦИПАЛЬНОЙ РЕФОРМЫ
В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛИЗАЦИИ В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
(ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 23.00.02 – политические институты,

процессы и технологии
(политические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Ростов-на-Дону 2010

Работа выполнена на кафедре политологии и этнополитики
Северо-Кавказской академии государственной службы

Научные руководители: доктор политических наук, профессор Старостин Александр Михайлович доктор политических наук, профессор Агапонов Александр Климентьевич
Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Васильев Юрий Владимирович доктор политических наук, доцент Чапурко Татьяна Михайловна
Ведущая организация: Южный федеральный университет

Защита состоится «21» мая 2010 г. в 14-00 на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002,
г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория № 514.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан «20» апреля 2010 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, СКАГС,
к. 304.

Ученый секретарь

диссертационного совета Артюхин О.А.

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В современной России становление местного самоуправления как института публичной власти началось в 1990 г. с принятием Закона СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР». В 1993 г. в Конституции РФ была зафиксирована автономия местного самоуправления.

В 2003 г. Президентом РФ был подписан федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления
в Российской Федерации», который вступил в силу 1 января 2006 г., а отдельные его положения, в частности формирование системы местного самоуправления в Чеченской Республике было отложена на октябрь 2009 г. А.В. Понеделков, изучая особенности становления МСУ, пришел к выводу: «Рассматривая детально процесс формирования муниципальных элит и становления системы местного самоуправления в России в 1993-2003 гг., особенно необходимо отметить значимость развития реальных правовых и финансово-экономических возможностей муниципальных административно-управленческих структур для осуществления эффективной социальной политики на своих территориях и достижения там социально-политической стабильности»[1]. Для Чеченской Республики тезис о социально-политической стабильности особенно актуален.

Окончание режима контртеррористической операции позволило осуществить выборы 236 глав муниципальных образований и 2,5 тысячи депутатов местных парламентов. Население Чеченской республики, составляющее 1 млн 200 тыс чел., из них 720 тыс. женщин, 480 тыс. мужчин, 450 тыс. детей, 220 тыс. пенсионеров, только сейчас получило возможность реализовать политические права по формированию местной власти. В дореформенный период сформировалась достаточная нормативная база МСУ, были осмыслены теоретические основы и направления практической реализации становления в Чеченской Республике МСУ как важного социального и политического института.

Становление системы МСУ в республике означает решение множества политико-организационных задач, в числе которых создание современных стимулов мотивации к труду муниципальных служащих, внедрение новейших интернет-технологий, а также избежать просчетов допущенных при формировании местной власти в других субъектах федерации. Целесообразным является при становлении в республике органов МСУ использование инновационных подходов и реализации на практике модернизационных функций.

Реализация целей административно-муниципальной реформы будет способствовать решению задач, предусмотренных Программой «Социально-экономическое развитие Чеченской Республики на 2008-2010 годы». В настоящее время основную роль в воспроизводстве материальных условий существования населения играет подсобное хозяйство, и реформирование позволит активизировать развитие отраслей производства товаров и услуг, отвечающих критериям рыночной и социальной эффективности.

Формирование института местного самоуправление в Чеченской Республики в современных условиях неизбежно столкнется с проблемой создания и реализации предоставляемых гражданам органами местного самоуправления услуг, соответствующих уровню современных требований. Таким образом, перед органами местной власти ставится задача достижения конкурентоспособности в самом широком смысле данного понятия, в том числе и в вопросах уменьшения дотационности территорий. Для этого необходима мобилизация всех имеющихся у местных сообществ ресурсов, в том числе организационных, кадровых и политических, а также выявление резервов в сфере обеспечения планомерной политической социализации населения и роста политической культуры граждан. Все вышеуказанное обусловило актуальность темы диссертационного исследования.



Степень разработанности проблемы. Функционирование МСУ и реализация административной реформы автором диссертации рассматриваются в рамках теоретических концептов современной элитологической теории, важный вклад в которую внесли ученые ростовской школы политологических исследований[2]. В отечественной науке системные исследования по указанной проблематике в контексте роли элит в политических процессах на региональном уровне были осуществлены Г.К. Ашиным, Г.В. Атаманчуком, Е.В. Охотским, П.А. Карабущенко, О.В. Крыштановской, В.Г. Игнатовым, А.К. Магомедовым, М.Х. Фарукшиным, А.В. Понеделковым, A.M. Старостиным, С.А. Кислицыным, А.В. Дукой, О.В. Гаман-Голутвиной, С.В. Бондаренко и другими исследователями[3].
В связи с вышесказанным стоит упомянуть и работы политологов Поволяева В.В., Сологуба В.А., Хашевой И.А. Тем не менее, как считает известный отечественный исследователь А.Ю. Мельвиль, сам «вопрос о возможности в принципе демократического режима власти на гигантских территориях, которые изначально осваивались в автократической парадигме, остается открытым»[4].

При изучении отдельных аспектов организации и функционирования местного самоуправления в современных условиях особую ценность имеют работы таких российских исследователей, как
А.С. Автономова, Г.В. Атаманчука, Р.Г. Абдулатипова, И.В. Бабичева, Г.В. Барабашева, В.А. Баранчикова, В.И. Васильева,
Е.М. Ковешникова, О.Е. Кутафина, В. Максакова, Н.П. Медведева, Н. Лазебной, В. Савина, В. Самохвалова, М.В. Столярова,
А.А. Мацнева, В.В. Таболина[5]. Философское осмысление происходивших в конце 80-х начале 90-х гг. XX в. политико-экономических процессов на Северном Кавказе реализовано в коллективных работах «Экономическое сознание нации», «Мир этноса: аспекты и методы исследования», «Правовое сознание народов Северного Кавказа»[6], в трудах В.Х. Болотокова, М.М. Кучукова[7] и др.

Известный отечественный политолог В.А. Ачкасов осуществил анализ содержания и места традиционализма в политических процессах[8], Р.Т. Мухаев сформулировал концепцию реформаторства, основанную на учете социокультурных факторов, которые определяют действительное поведение людей в политике[9].

Г.В. Атаманчук, обозначив понятие эффективности государственного и муниципального управления, предложил систему процедур анализа и оценки эффективности государственного и муниципального управления[10].

Теория политического транзита разработана А.Ю. Мельвилем, предложившим синтез структурного и процедурного подходов
к исследованию политической трансформации[11].

К монографическим историческим исследованиям по рассматриваемой в настоящем диссертационном исследовании проблеме относятся работы М.Б. Беджанова, А.Х. Борова, Т.К. Галачиева, В.Д. Дзидзоева, С.Н. Епифанцева, Т.И. Заславской, В.Ж. Кудаева и др. В них рассматривается специфика политических, социокультурных и экономических изменений на Северном Кавказе, особенности межнациональных отношений, влияние фактора этничности на политический процесс. Закономерности социально-экономи-ческих трансформаций в ЮФО рассмотрены в коллективной монографии под редакцией Г.А. Бабкова[12].

Работы М.Б. Беджанова[13] позволяют увидеть специфические черты политических преобразований на Северном Кавказе. Автор рассматривает особенности динамики этнической мобилизации у разных народов региона с выявлением различных моделей ее протекания.
В 2007 г. в свет вышло социологическое исследование И. Текушева[14], где были представлены результаты опросов общественного мнения
в республиках Северного Кавказа по наиболее острым проблемам,
в том числе и по политическим проблемам функционирования территориальных сообществ. В работе А.Х. Борова[15] специальный раздел посвящен современному этапу развития республик Северного Кавказа.

Особенности проведения общероссийских реформ в Северо-Кавказском регионе, причины, факторы и особенности протекания процесса возрождения этничности, действия властей и представителей национальной оппозиции рассматриваются в работе Т.К. Галачиева[16]. Труды В.Д. Дзидзоева[17], основанные на обширной источниковой базе и данных социологических опросов, освещают актуальные вопросы межэтнических отношений в национальных республиках Северного Кавказа и связанных с этими отношениями политических практиках.

Изучались особенности роли личности в осуществлении политических преобразований в Чеченской республике[18], влияние проявлений экстремизма на политические процессы[19], динамика социально-правовой культуры республик Северного Кавказа в постсоветский период[20], динамика развития элит Чеченской Республики[21]. Исследователи признают важную роль органов местного самоуправления в деле достижения национального согласия[22]. Исследователи изучали воздействие внешних факторов на функционирование муниципального образования[23], диалектичность муниципальных и региональных интересов[24], особенности мотивации к труду муниципальных служащих[25]. Вместе с тем исследование политических аспектов чеченской проблемы в основном сводилось лишь к рассмотрению особенностей и последствий вооруженного конфликта[26]. В книге А. Малашенко и Д. Тренина[27] рассматривается его развитие и проблемы урегулирования. Монография В. А. Тишкова[28] дает анализ этнографии и социально-культурной динамики чеченского общества в условиях вооруженного конфликта. Причины конфликта раскрываются в трудах известного чеченского ученого и общественного деятеля Д. Гакаева[29].

Становление местного самоуправление это не только организационно-политическая проблема, но и направление формирования новой правовой и политической культуры граждан[30]. В этой связи актуализируется проблематика появления новых каналов влияния на политических акторов[31], а также поиск путей совершенствования механизмов функционирования местных сообществ. Основой эффективной работы органов местного самоуправления является их кадровый состав. Между тем вопрос о том, какие люди здесь работают и каково их мировоззрение, изучен в России недостаточно[32]. Еще большей проблемой является вовлечение граждан в деятельность местных сообществ[33].

Оценивая библиографию по теме диссертации, необходимо отметить, что на сегодняшний день отсутствуют комплексные политологические исследования особенностей реализации административно-муниципальной реформы в Чеченской Республике. Кроме того, отсутствуют работы, исследующие механизм взаимодействия государственных органов и органов местного самоуправления в условиях муниципальной реформы. Все вышеуказанное обусловило появление исследовательской лакуны, заполнению которой посвящено настоящее диссертационное исследование.

Объект исследования – функционирование и развитие современной административно-муниципальной системы в Чеченской Республике.

Предмет исследования – процесс реализации административно-муниципальной реформы в Чеченской Республике.

Целью исследования является анализ особенностей возникновения и разрешения проблем реализации административно-муниципальной реформы в Чеченской Республике в условиях социально-политической стабилизации.

Задачи исследования:

– выявить значение этнической культуры в процессе реализации административно-муниципальной реформы в Чеченской Республике;

– установить политические риски административно-муници-пальной реформы в Чеченской Республике связанные с трансформацией общественного мнения;

– дать оценку кадрового потенциала структур местного самоуправления в Чеченской Республике на момент становления системы МСУ;

– оценить уровень существующей в республике научной базы
с точки зрения участия политологов в процессах научного обеспечения административно-муниципальной реформы;





– сформулировать и обосновать задачу повышения политической социализации граждан Чеченской Республики;

– оценить перспективы партисипативного стиля управления деятельностью МСУ в Чеченской Республике.

Теоретико-методологическая основа исследования. В качестве концептуального подхода при написании диссертации был выбран системный анализ (Г. Лассуэл). Анализ рисков и угроз жизнедеятельности территориальных сообществ осуществлялся на основе конфликтного подхода к политическим и социальным процессам (Л. Козер, К.Боулдинг, Р. Дарендорф). «Новейший институциональный подход» представлен в трудах Д. Норта, Дж. Ходжсона[34], на которые ориентировался автор диссертации в процессе выявления трендов модернизации института местного самоуправления в Чеченской Республике.

Концепты элитологической теории позволили выявить роль элит в процессах реформирования МСУ. В этом отношении автор диссертации ориентировался на точку зрения профессора
А.М. Старостина, в соответствии с которой проблема эффективности муниципальной власти и управления должна быть рассмотрена в элитологическом аспекте[35]. При изучении того как общество объясняет и выправляет отклонение от политической нормы автором диссертации использован методологический подход Н. Лумана. Вопросы политической модернизации рассматривались в контексте теоретических конструктов Р. Инглхарта и К. Велцеля.[36]

В исследовании широко применялись методы систематизации и аналитической интерпретации содержания источников, а также их классификации и периодизации на основе теоретико-концептуальных критериев и исследовательских целей и интересов авторов. Кроме того, автор опирался на институциональный подход к исследованию системы отношений государства и местного самоуправления. Для определения тенденций и этапов развития системы местного самоуправления, а также анализа становления отношений государства и местного самоуправления применялся исторический подход.

При исследовании электоральной культуры общества использовались сравнительный, социокультурный и цивилизационный подходы, а также комплексный подход, который позволяет синтезировать отмеченные выше методы исследования изучаемого феномена. Использование сравнительного метода, а именно такой его разновидности как региональное сравнение (метод заимствован
из сравнительной политологии) позволило диссертанту сделать акцент на изучении практики построения эффективной модели отношений государства и местной власти в отдельно взятом субъекте Федерации.

Эмпирическую базу для авторских оценок и обобщений составляют результаты собственных исследований автора, результаты социологических исследований специализированных организаций. Кроме того, при осуществлении диссертационного исследования использовались материалы научных исследований, получившие отражение в монографиях и статьях, информация различных исследовательских центров, прежде всего, данные мониторинга общественного мнения. Для формирования эмпирической базы исследования диссертантом были использованы методы контент-анализа, социологического опроса, исследования документов, статистический метод. Были исследованы выступления Президента РФ, документы Чеченской Республики, касающиеся проведения административно-муниципальной реформы, а также Постановления Конституционного Суда Российской Федерации и данные Росстата.

Научная новизна диссертации в содержательном плане состоит в следующем:

- выявлено, что если игнорировать существующие на Кавказе традиции организации функционирования местных сообществ, то навязываемая извне организационная структура неизбежно будет отторгнута социумом;

- установлено, что связанные с трансформацией общественного мнения политические риски административно-муниципальной реформы в Чеченской Республике обусловлены завышенными ожиданиями населения с переходом при неблагоприятных процессах реформирования в усиливающуюся политическую аномию;

- выявлено что на момент становления системы МСУ в Чеченской Республике уровень кадрового потенциала структур местного самоуправления не соответствует современным требованиям и предложены меры по исправлению указанной ситуации;

- установлено, что с точки зрения участия политологов в процессах научного обеспечения административно-муниципальной реформы уровень существующей в республике научной базы недостаточен;

- доказано, что реалии осуществления административно-муниципальной реформы требуют усиления мер по политической социализации населения республики;

- доказана перспективность внедрения партисипативного стиля управления деятельностью МСУ в Чеченской Республике.

Наиболее существенные научные результаты, полученные лично соискателем, и выносимые на защиту:

1. В процессе реализации административно-муниципальной реформы при организации местного самоуправления необходимо учитывать базовые компоненты этнической культуры. Игнорирование существующих на Кавказе традиций организации функционирования местных сообществ, механически навязываемые извне организационные структуры неизбежно ведут к отторжению социумом.

2. Осуществление административно-муниципальной реформы в Чеченской Республике связано с политическими рисками, обусловленными как возможной идеализацией и завышенными ожиданиями в общественном мнении последствий изменений политического порядка, так и, в случае системных сбоев в становлении института МСУ, развития политической аномии населения.

3. На момент становления системы МСУ в Чеченской Республике уровень кадрового потенциала структур местного самоуправления не соответствует современным требованиям. Учитывая дотационный характер экономики республики, совместно с федеральным центром необходима разработка и реализация комплексной программы подготовки, повышения квалификации, а в дальнейшем и переподготовки муниципальных кадров, с учетом современных технологий дистанционного предоставления услуг МСУ.

4. Политологическое обеспечение решения проблем становления в Чеченской Республике местного самоуправления с одновременным развитием гражданского общества, не вполне соответствует масштабу задач реформирования. Выработка научных рекомендаций должна быть ориентирована на концепты институционально-гуманистического подхода – стимулирование повышения открытости местных властей и нацеленности структур МСУ на сотрудничество с некоммерческими организациями. Для этого необходимо принятие комплексной программы подготовки и переподготовки профессионально-подготовленных научных работников гуманитарного профиля.

5. Процессы политической модернизации в Чеченской Республике происходят в рамках устоявшихся в социуме архаичных моделей взаимоотношений власти и населения. Необходимо параллельно с созданием структур МСУ осуществлять политическую социализацию граждан, начиная ее со школьной скамьи. В Уставах органов МСУ Чеченской Республики необходимо однозначно сформулировать основания возможного отстранения от власти муниципальных глав, в случае их несоответствия современным нормативным требованиям.

6. Становление партисипативного стиля управления является объективным процессом, отражающим стремление народа Чеченской Республики перейти к инновационному пути общественного развития. В условиях транзитивного политического общества, необходим поэтапный период к партисипативной основе взаимодействий структур муниципального управления и местного гражданского общества. Существенным препятствием для создания партисипативной основы функционирования МСУ может стать системная коррупция, захватывающая не только отдельных чиновников, но и существующие в чеченском обществе различные кланы.

Научно-практическая значимость исследования. Результаты, полученные в диссертации, могут быть использованы при разработке малоизученных вопросов теории местного самоуправления при выработке рекомендаций для программ развития территориальных сообществ, разработке планов профилактики тех или иных видов угроз территориальному социуму, в преподавании курсов политологии.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на научно-практических конференциях, были опубликованы в брошюре, статьях и тезисах научных докладов, в том числе в журнале из списка ВАК Министерства образования и науки РФ. Основные положения и выводы диссертационного исследования были обсуждены и апробированы на заседаниях кафедры политологии и этнополитики СКАГС.

Структура работы. Диссертация общим объемом 125 страниц состоит из введения, трех глав, заключения. Библиография содержит 254 названия.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, освещается степень ее разработанности, определяется цель и задачи исследования, его предмет и объект, рассматриваются теоретико-методологические основы исследуемой проблемы, фиксируется ее научная новизна и выносимые на защиту положения.

В первой главе – «Теоретические основы реализации административно-муниципальной реформы в Чеченской республике» соискатель отмечает, что эту главу диссертационного исследования автор посвятил рассмотрению базовых основ формирования системы местного самоуправления в Чеченской Республике. Как будет показано по тексту главы, специфика существования территориального социума диктует необходимость адаптации федерального законодательства к реалиям становления института местной власти на Юге России.

Упомянув исследования, составившие основу теоретической базы диссертации, автор диссертации сконцентрировал внимание на наиболее актуальных для Чеченской Республики аспектах формирования МСУ. В первую очередь – об особенностях легитимации местной власти в республике. Легитимность государственной и муниципальной власти тесным образом связана с эффективностью политической власти.

В Чеченской Республике много лет экстремистски настроенные, националистические организации и движения подрывали у народа веру во власть, ее дееспособность и преодоление последствий политической аномии является одной из важнейших задач реформирования местной власти. Доверие населения к проводимому руководством республики политическому курсу, его одобрение и действенная поддержка позволит целенаправленно осуществлять политическую институциализацию местного самоуправления.

В ст. 3 Конституции Российской Федерации закреплен принцип народовластия в Российской Федерации, а носителем суверенитета и единственным источником власти в стране признается ее многонациональный народ. Данное положение, продублированное в Конституции Чеченской Республики, является основополагающим для объяснения демократической природы местного самоуправления.

Далее по тексту главы соискатель осуществляет краткое политико-историческое описание предшествующих политических процессов становления местного самоуправления в России как института публичной власти. При этом диссертант отмечает, что на сегодняшний день выявлен целый ряд проблем, связанных с реализацией реформы местного самоуправления. Решение существующих проблем требует формирования эффективной системы взаимодействия органов местного самоуправления и органов государственной власти, создания единого механизма реагирования на деструктивные ситуации в системе муниципального управления. Несмотря на существующие проблемы, организационная структура МСУ была сформирована в стране в установленные законодательством сроки, а выборы в местные органы власти Чеченской Республики назначены на октябрь 2009 г.

По тексту главы соискатель рассматривает последовательность формирования территорий поселений муниципального района. При этом признается, что приоритетом 131-го закона стала бюрократическая рационализация, реализуемая под декларативными заявлениями о свободе функционирования МСУ.

Угрозы национальным интересам России на Северном Кавказе проистекают из стойкой тенденции использования этнического фактора в социально-политической борьбе. Поэтому при рассмотрении особенностей функционирования политической системы Чеченской Республики необходимо учитывать военно-силовые угрозы существованию МСУ.

Автор рассматривает различные факторы, которые необходимо учитывать при анализе детерминант политических процессов в республике. Одним из таких факторов является персонификация власти. В значительной степени жители республики связывают укрепление местной власти с политической линией руководителя – президента Р.А. Кадырова. В подтверждение данного тезиса диссертант ссылается на результаты социологических исследований. Тот факт, что становление МСУ в Чеченской Республике осуществляется после окончания режима контртеррористической операции во многом является результатом политики Р.А. Кадырова.

Фактор послевоенного психологического травматизма необходимо учитывать при анализе особенностей политической деятельности современного поколения жителей Чеченской Республики. Соискатель утверждает, что необходимо вести речь о формировании в чеченском обществе в ходе внутреннего вооруженного конфликта социальных групп, ориентированных на восстановление республики и групп террористов желающих сменить светскую власть религиозной.

Во время двух чеченских войн элиты сделали многое, чтобы исказить присущий развитой демократии дискурс взаимоотношений власти и оппозиции. Безусловно, после окончания внутреннего вооруженного конфликта рудименты политического конфликта остаются, оказывая негативное влияние на формирование и функционирование местных органов власти и управления. Во внутреннем вооруженном конфликте политическое управление приобретает специфические черты и поэтому нынешнему руководству республики необходимо предпринимать действенные меры по устранению последствий этой политической деформации.

Далее по тексту первой главы диссертационного исследования диссертант доказывает важное значение этничности в политической системе Чеченской Республики. На многочисленных примерах соискатель доказывает, что компоненты этнической культуры необходимо учитывать при организации местного самоуправления на современном этапе развития республики.

Если же игнорировать существующие на Кавказе традиции организации функционирования местных сообществ, то навязываемая извне организационная структура, по мнению автора диссертации, неизбежно будет отторгнута социумом. В рассматриваемом контексте достаточно показательно, что исследовательский интерес к феномену Кавказа и его политическим особенностям, в общественных науках, начиная с XVIII в., был связан со стремлением этого региона к самоопределению, становлением его государственности и развитию специфических форм организации жизни местных сообществ.

Диссертант рассматривает противоречия существующей модели МСУ, а также конкретизирует смысловое наполнение базовых для исследования дефиниций. Общим же для всех регионов страны,
в том числе и для Чеченской Республики, является незавершенная институционализация политических партий, не позволяющая формировать органы местного самоуправления в условиях здоровой конкуренции идей и программ развития территориальных сообществ.

Для любой политической системы основой ее стабильности является соответствие критериям эффективности политического и социального управления. Далее по тексту первой главы диссертационного исследования соискатель рассматривает критерии эффективности муниципальной власти.

Указом Президента РФ установлен перечень показателей, предложенных для оценки деятельности органов местного управления.

В начале второй главы диссертационного исследования, носящей название «Формирование нормативной базы функционирования местного самоуправления в Чеченской Республике в условиях социально-политической стабилизации», соискатель осуществляет краткий историко-политический экскурс формирования Чеченской Республики как политического субъекта. По меркам демократически развитых стран современная Конституция Чеченской Республики является вполне демократической.

Как автором диссертации уже ранее отмечалось, Чеченская Республика является полноправным субъектом Российской Федерации. Она имеет свою конституцию, которая соответствует Конституции РФ и федеральным законам, имеющим верховенство на всей территории РФ. Местное самоуправление гарантируется Конституцией Чеченской Республики, и осуществляется в соответствии с Законом «О местном самоуправлении в Чеченской Республике». В историческом контексте в Чеченской Республике различные формы местной власти доказали свою жизнеспособность и поэтому становление общефедеральной модели МСУ имеет социополитический фундамент. В целях реализации Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее по тексту ФЗ-131) в Чеченской Республике принято 13 базовых законов и 90 сопутствующих нормативных правовых актов по вопросам организации местного самоуправления, включая акты администраций городов и районов, которые в соответствии с Конституцией республики на период до образования органов местного самоуправления исполняют их полномочия.

24 ноября 2008 г. был принят Федеральный закон № 207-ФЗ
«О мерах по организации местного самоуправления в Республике Ингушетия и Чеченской Республике», в разработке которого принимали активное участие Администрация Президента и Правительства Чеченской Республики, Парламент Чеченской Республики, главы администраций городов и районов Чеченской Республики.
В соответствии с временными рамками установленными данным законом, Администрацией Президента и Правительства Чеченской Республики были подготовлены предложения в план законопроектной работы Парламента Чеченской Республики, обеспечивающие организационно-правовые мероприятия, которые необходимо провести в 2009 году, включая проведение выборов в органы местного самоуправления и начала их функционирования.

В связи с этим, в феврале 2009 г., были приняты законы Чеченской Республики об образовании муниципальных образований, установлении их границ и наделении их соответствующим статусом муниципального района, городского округа, городского и сельского поселений по оставшимся 8 районам и г. Аргун. В связи с неопределенностью административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, закон Чеченской Республики об образовании муниципального образования Сунженский район и муниципальных образований, входящих в его состав, установлении их границ и наделении их соответствующим статусом муниципального района и сельского поселения, принят с оговоркой об окончательном установлении границ Сунженского муниципального района после заключения соглашения между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия об установлении административной границы в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

В качестве реализации мероприятий переходного периода министерством имущественных и земельных отношений Чеченской Республики для исполнения полномочий в сфере здравоохранения, образования, культуры, и коммунальных услуг администрациям городов и районов Чеченской Республики переданы в муниципальную собственность 254 объекта. В соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации и ФЗ-131, в целях нормативно-правового обеспечения бюджетного процесса в Чеченской Республике, приняты соответствующие указы Президента и постановления Правительства Чеченской Республики, на основании которых из республиканского бюджета, в соответствии с утвержденной методикой, районным бюджетам представляются субсидии из Фонда финансовой поддержки районов и городов Чеченской Республики на обеспечение сбалансированности районных и городских бюджетов. Для финансового обеспечения делегированных полномочий местным бюджетам, из республиканского фонда компенсаций выплачиваются соответствующие субвенции.

Как показывает практика функционирования транзитивных обществ функционирование политической системы, в том числе и на уровне МСУ отличает институциональная неопределенность. Ссылаясь на данные социологических исследований, автор диссертации констатирует, что около 80 %, опрошенного населения практически не имеют представления о территориальном общественном самоуправлении, не понимают сути происходящей реформы, что свидетельствует о необходимости проведения работы по политической социализации граждан.

В Чеченской Республике упомянутая выше неопределенность проявляется в формировании местного самоуправления позже, чем это произошло в других субъектах федерации. С точки зрения соискателя, формирование партисипативного стиля управления в системе муниципальной службы в современных условиях предполагает разработку и реализацию социальной программы демократизации муниципального управления.

Указом президента Чечни Рамзана Кадырова были внесены изменения в указ «О создании комиссии по реализации в Чеченской Республике Федерального закона от 2003 года об организации местного самоуправления в РФ». Изменения коснулись 1 и 2 положения к указу президента Чечни от 9 февраля 2005 г. «О создании комиссии по реализации в ЧР ФЗ от 2003 года об организации местного самоуправления в Российской Федерации». Согласно новой редакции глава республики постановил утвердить состав комиссии по организации местного самоуправления в Чечни, а также утвердить план мероприятий по организации местного самоуправления в республике.

Данные изменения внесены в целях дальнейшей реализации
в Чеченской Республике Федерального закона от 6 октября 2003 года «Об организации местного самоуправления в Российской Федерации» и в связи с принятием Федерального закона от 24 ноября 2008 г. «О мерах по организации местного самоуправления в Республике Ингушетия и Чеченской Республике». Тем не менее, на взгляд автора диссертации в полной мере чеченским депутатам не удалось устранить в республиканском законодательстве все имеющиеся в 131-м законе пробелы. В частности, продолжает оставаться несовершенным законодательство по поддержке новых предпринимательских видов туризма и т.д.

Автором диссертации в мае-августе 2009 г. в городах Грозный, Аргун, Гудермес, Шали было проведено социологическое исследование[37] восприятия населением республики направлений, которые могут способствовать совершенствованию деятельности государственной и муниципальной службы. Ниже представлены заданные респондентам вопросы и ответы на них (сумма ответов больше 100 %, поскольку респонденты могли выбрать ответы по нескольким пунктам анкеты).

1. Усиление общественного контроля за деятельностью отдельных чиновников и организаций государственной и муниципальной службы поддерживает 73 % респондентов.

2. Введение пожизненного запрета на занятие государственных должностей тем чиновникам, кто был уличен в коррупции
(61 % респондентов).

3. Усиление деятельности государства и общества в подборе
и контроле чиновников различного ранга (с учетом образования, квалификации, морально-нравственных характеристик) (52 % респондентов).

4. Законодательное ужесточение ответственности работников государственной службы и муниципальной (18 % респондентов).

5. Повышение гласности и открытости деятельности учреждений государственной и муниципальной службы (12 % респондентов).

Из результатов социологического исследования следует, что проблема подготовки муниципальных кадров является одной из основных в условиях становления местного самоуправления в Чеченской Республике. Учитывая дотационный характер экономики республики, совместно с федеральным центром необходима разработка и реализация комплексной программы подготовки, а в дальнейшем и переподготовки муниципальных кадров, с учетом современных технологий дистанционного предоставления услуг МСУ.

Реализация реформы МСУ без прочного теоретического фундамента означает примат волюнтаризма, а также отсутствие обоснованного видения путей развития этого важнейшего института современного общества. Речь идет не о неких абстрактных теоретических построениях, а о имеющих прикладную перспективу концептах.

Научные разработки должны способствовать нахождению путей разрешения политико-социальных конфликтов в функционировании социума, связанных с десятилетиями военного положения в республике. Необходим переход от экстенсивного к интенсивному пути развития местного самоуправления.

Третья глава диссертации называется «Угрозы и риски эффективного функционирования формируемых структур МСУ и привлечение гражданского общества к взаимодействию власти с населением». Как отметил в 2006 году в своем Послании Федеральному Собранию Президент РФ В.В. Путин: «Ни одну из актуальных задач, стоящих перед нашей страной, мы не сможем решить без обеспечения прав и свобод граждан, без эффективной организации самого государства, без развития демократии и гражданского общества». Эти слова в полной мере могут быть отнесены и к формированию в Чеченской Республике системы взаимодействий органов местного самоуправления и структур гражданского общества. В основе такого рода системных взаимодействий должен лежать принцип открытости функционирования структур МСУ.

На сегодняшний день в Чеченской Республике действует ряд социально-гуманитарных организаций, эксперты которых могли бы составить костяк формирующегося в республике института общественной экспертизы деятельности местного самоуправления.

Политологическая интерпретация изучаемых проблем становления местного самоуправления с одновременным развитием гражданского общества с методологической точки зрения должна быть ориентирована на концепты институционально-гуманистического подхода.

В рамках этого подхода общественное мнение ориентируется на стимулирование повышения открытости местных властей и нацеленности структур МСУ на сотрудничество с некоммерческими организациями. Для этого, на взгляд автора настоящей диссертации, необходимо принятие комплексной программы подготовки и переподготовки профессионально-подготовленных специалистов в различных секторах деятельности НКО.

В Чечне в настоящее время существуют различные формы неформальной власти, такие, например, как советы сел и поэтому формирующаяся система МСУ должна учитывать особенности такого рода неформальных форм организации местных сообществ. При становлении системы МСУ необходимо учитывать уровень правовой культуры населения, а также тот факт, что процессы политической модернизации происходят в рамках устоявшихся в социуме архаичных моделей взаимоотношений власти и населения.

Становление партисипативного стиля управления является объективным процессом, отражающим стремление народа Чеченской Республики перейти к инновационному пути общественного развития. В условиях транзитивного политического общества, как это уже ранее отмечал автор диссертации, необходим поэтапный период к партисипативной основе взаимодействий структур МСУ и гражданского общества. Существенным препятствием для создания партисипативной основы функционирования МСУ может стать системная коррупция, захватывающая не только отдельных чиновников, но и существующие в чеченском обществе различные кланы.

Поскольку проблема системной коррупции стала одним из главных препятствий на пути социально-экономической реконструкции Чеченской Республики, формирующиеся органы МСУ совместно со структурами гражданского общества должны поставить противодействие этому социальному злу в число первоочередных задач совместной деятельности с формирующимися структурами МСУ. Другим важным направлением взаимодействий гражданского общества и местного самоуправления является создание условий для массовой инновационной деятельности населения.

При разработке стратегии разработки и внедрения систем «мобильного электронного управления» в обязательном порядке необходимо учитывать уровень информационной грамотности большинства граждан в вопросах применения технологий, которые планируется задействовать при предоставлении государственных и муниципальных услуг. Для Чеченской Республики развертывание предусмотренных руководством РФ технологий «электронного правительства» осложняется фактическим отсутствием необходимой инфраструктуры.

Еще одним направлением деятельности структур гражданского общества является участие в охране общественного порядка и противодействия проявлениям экстремизма. Благодаря национальному диалогу возникают возможности смягчения последствий военных действий, а значит и построения эффективно функционирующей системы местного самоуправления.

Далее по тексту третьей главы диссертационного исследования соискатель рассматривает феномен экстремизма с точки зрения его влияния на становление и развитие системы МСУ в Чеченской Республике. Кроме политических основ экстремистской деятельности необходимо учитывать наличие экономических предпосылок, в числе которых бедность является одной из важнейших.

Экономический рост и снижение безработицы неизбежно сказываются и на уменьшении угроз функционированию системы МСУ. Известно, что основное число преступлений экстремистского характера совершают безработные молодые люди, состоящие в различных экстремистских организациях и незаконных вооруженных формированиях.

Антикризисное управление муниципальным образованием должно входить составной частью в систему безопасности МСУ. Однако на практике антикризисное управление не стало частью формируемой в Чеченской Республике системы МСУ, что на взгляд автора диссертации, является существенным упущением, над устранением которого необходимо поработать муниципальным депутатам.

Не отрицая влияния личного индивидуального опыта на становление взглядов человека и формирование им теоретических представлений о политической системе общества необходимо учитывать влияние факторов национальной культуры и господствующей в социуме идеологии. За прошедшие годы власти Чеченской Республики не переломили тенденции к политизации ислама, что является деструктивным фактором функционирования светской политической системы.

В условиях кризиса ужесточение бюджетных расходов процесс болезненный, особенно опасный для транзитивных демократий, т. е. для стран, избиратели которых по причине своей бедности более уязвимы по отношению к популистским лозунгам. Поэтому становление системы МСУ в Чеченской Республики должно опираться на общественное согласие в расходовании бюджетных средств и противодействие популистскому дискурсу политических акторов.

В Заключении диссертационного исследования подводятся итоги, обобщаются результаты и формируются основные выводы диссертационного исследования, которые свидетельствуют о выполнении поставленных задач, а также описываются наиболее важные направления дальнейших исследований.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Висинбаев А.Р. Особенности формирования нормативной базы функционирования местного самоуправления в Чеченской Республике в условиях социально-политической стабилизации // Социум и власть. 2010. № 2. – 0,5 п.л. (ведущий журнал)
  2. Висинбаев А.Р. Значение политической науки в процессе создания системы местного самоуправления в Чеченской Республике // Политические институты и процессы в современной России: состояние и тенденции развития. – Ростов н/Д: СКАГС, 2009. –
    0,5 п.л.
  3. Висинбаев А.Р. Местное самоуправление Чеченской Республики в зеркале общественного мнения // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2010. № 2. –
    0,5 п.л.
  4. Висинбаев А.Р. Взаимоотношения власти и структур гражданского общества в процессе формирования местного самоуправления в Чеченской Республике. Брошюра. – Ростов н/Д: СКАГС, 2010. – 1,5 п.л.

Текст автореферата размещен на сайте Северо-Кавказской академии государственной службы: www.skags.ru.

Подписано в печать 13.04.2010. Формат 60х84/16.
Гарнитура Times New Roman. Усл. п.л. 1,3. Тираж 100 экз. Заказ №

Ризограф СКАГС. 344002. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70.


[1] Понеделков А.В. Политико-административные элиты России в середине 90-х гг. ХХ века и 10 лет спустя (теоретический и прикладной аспекты анализа). – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2005. С. 226.

[2] См.: Административно-политическая элита России: институционализация, самоидентификация, динамика изменений. Ростов н/Д, 2005; Игнатов В.Г., Понеделков А.В., Старостин А.М. Административная реформа в России: шаг вперед, два шага … // Власть. 2005. № 9.

[3] См.: Ашин Г.К., Охотский Е.В. Курс элитологии. М., 1999; Ашин Г.К., Понеделков А.В., Игнатов В.Г., Старостин A.M. Основы политической элитологии. М., 1999; Кислицын С.А. Большевистская элита 20-30 гг.-Ростов н/Д., 1995; Магомедов А.К. Политическая элита российской провинции // Мировая экономика и международные отношения. 1994. № 4; Крыштановская О.В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. 1995. № 1; Бондаренко С.В. Трансформация культуры бюрократии в процессе внедрения технологий мобильного электронного управления делами общества (основные направления развития) / Политическая наука на Юге России: итоги двадцатилетнего развития. Сб. материалов международной научно-практической конференции, Ростов н/Д, 11-12 марта 2009 г. Выпуск 1. –Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2009. С. 145-149.

[4] Мельвиль А.Ю. Внешние и внутренние факторы демократических транзитов. М., 1999.
С. 30.

[5] См.: Автономов А.С. Местное самоуправление в современной России: права, обязанности и деятельность представительных органов власти. М., 1999; Автономов А.С. МСУ – система многоуровневая // Стратегия России. 2004. № 12; Атаманчук Г.В. Государственное управление и государственная служба в трансформирующемся обществе. – М.: РАГС, 2001; Атаманчук Г.В. Система государственного и муниципального управления. М., 2005; Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика. М., 2002; Бабичев И.В. Субъекты местного самоуправления и их взаимодействие. М., 2000; Барабашев А.Г. Идеалы самоуправления и российская действительность // Государство и право. -1996. № 2.; Баранчиков В.А. Муниципальное право. М., 2000.; Васильев В.И. Местное самоуправление. М., 1999; Ковешников Е.М. Государство и местное самоуправление в России: Теоретико-правовые основы взаимодействия.- М., 2002; Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право РФ. М., 2000; Медведев Н.П. Местное самоуправление в зарубежных странах. М., 1994; Медведев Н.П. Проблемы оптимизации регионального и муниципального управления в современной России // В кн.: Муниципальные и региональные процессы в условиях глобализации и европеизации / Под ред. Г.В. Витткэмпера, Г.Я. Козлова, В.С. Авдонина. М., 2006; Савин В., Масаков В. Ассиметрия и направления совершенствования взаимодействия государственной и муниципальной властей: правовые и институциональные вопросы // Муниципальное право. 2001. № 1; Самохвалов В. Местное самоуправление: законодательное регулирование и региональная практика // Российская. Юстиция. 2000. № 6; Столяров М.В. Компетенция власти. Разграничение предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами в условиях реформирования. -М., 2006; Столяров М.В. Конституционно-правовые основы местного самоуправления // В кн.: Муниципальные и региональные процессы в условиях глобализации и европеизации / Под ред. Г.В. Витткэмпера, Г.Я. Козлова, В.С. Авдонина. -М., 2006; Таболин В.В. Муниципальное городское право: Правовые и организационные основы деятельности органов местного самоуправления в городах.- М., 2000.

[6] См. Балкизов М.Х., Болотоков В.Х., Капашаров А.М. Экономическое сознание нации. - Нальчик, 1997; Мир этноса (аспекты и методы исследования) / Отв. ред. В.Х. Болотоков. -Нальчик, 1999; Шхагапсоев З.Л., Кочесоков З.Х. Правовое сознание народов Северного Кавказа. -Нальчик, 2006.

[7] См. Болотоков В.Х., Сушнев З.М. Этнопсихологические теории в России. -Нальчик, 1997; Болотоков В.Х. Нация и ее национально-психологический мир (опыт исследования в философии русского зарубежья). -Нальчик, 1996; Кучуков М.М. Национальное самосознание и межнациональные отношения. -Нальчик, 1992; Кучуков М.М. Нация и социальная жизнь. -Нальчик, 1996.

[8] См. Ачкасов В.А. "Взрывающаяся архаичность": Традиционализм в политической жизни России. – СПб., 1997.

[9] См. Мухаев Р.Т. Политология. – Коломна, 1991.

[10] См. Атаманчук Г.В. Сущность государственной служ­бы: история, теория, закон, практика. Монография. – М.: РАГС, 2002, С. 252–254.

[11] Мельвиль А.Ю. Внешние и внутренние факторы демократических транзитов. – М.: Изд-во МГИМО, 1998. С. 16.

[12] См. Закономерности трансформаций и социально-экономического развития региональной экономики (на материалах регионов ЮФО) / Отв. ред. Г.А. Бабков. Нальчик, 2005.

[13] См. Беджанов М.Б. На пути национального возрождения. Майкоп, 1992; Беджанов М.Б. Патриотизму альтернативы нет. Майкоп, 2005; Беджанов М.Б. Россия и Северный Кавказ: межнациональные отношения на пороге XXI в. Майкоп, 2002.

[14] См. Текушев И. Северный Кавказ: взгляд изнутри (Северный Кавказ в зеркале общественного мнения 2004–2006). Прага, 2007.

[15] См. Боров А.Х. Северный Кавказ в российском цивилизационном процессе. Нальчик, 2007.

[16] См. Галачиев Т.К. Политика, право и реформы (1985–1996). -Нальчик, 1997.

[17] См. Дзидзоев В.Д., Гонов А.М. Конституция Российской Федерации и проблемы федерализма. -Нальчик, 1995; Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. -Владикавказ, 2002; Дзидзоев В.Д., Кадилаев А.Н. В поисках национального согласия. Махачкала, 1992; Дзидзоев В.Д. Национальные отношения на Кавказе. Владикавказ, 1995; Дзидзоев В.Д. Кавказ конца XX в.: тенденции этнополитического развития. Владикавказ, 2004; Дзидзоев В.Д., Левченко Н.Н. Сепаратизм и экстремизм на Северном Кавказе: политико-правовой анализ. Владикавказ, 2008; Кошева С.В. Ислам в поликультурном Северо-Кавказском регионе: социологический аспект / Дис.... канд. социол. наук. Майкоп, 2005.

[18] См. Малашенко А. Рамзан Кадыров: российский политик кавказской национальности. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009.

[19] См.Титова Л.Г. Правый экстремизм в политической жизни России // Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук на пороге ХХI века: Сб. тезисов научной конференции ЯрГУ. – Ярославль: ЯрГУ, 2000. С.43-46; Магометов Б.А. Социальная ситуация в Чеченской Республике в постконфликтный период: Социологический анализ/ Дис.... канд. социол. наук. - Владикавказ, 2005.

[20] См. Минко О.Ю. Правовая культура общества: дефиниция, структура, содержание // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. № 1; Минко О.Ю. Социально-правовая культура населения краев и областей Юга России – основные векторы трансформации в постсоветский период // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. № 2.

[21] См. Litvinova T.N. Ethnic Conflicts in the Russian Federation: Reasons and>

[22] См. Холопов В.А. Органы местного самоуправления в деле достижения национального согласия // Министерство внутренних дел Российской Федерации. Московский университет. Рязанский филиал. Материалы науч.-практ. конф. 18 декабря 2002 г. - Рязань, 2003. С. 15-17.

[23] См. Игнатьева Ю.В. Воздействие внешних факторов на деятельность муниципального образования // Актуальные проблемы управления экономикой региона: Материалы IV Всероссийской науч. - практ. конф. 20 апреля 2007 г. / Редкол.: Е.Б. Смирнов (отв. Ред.) и др. - СПб.: СПбГИЭУ, 2007.

[24] См. Игнатьева Ю.В. Формирование подходов в управлении муниципальным образованием на основе превалирования взаимодействия региональных и муниципальных интересов // Современные проблемы экономики, социологии и права: сборник научных статей аспирантов СПбГИЭУ. Вып. 4. - СПб.: СПбГИЭУ, 2008.

[25] См. Беклемищев Е.П., Панкратова И.А. Роль психологии в карьерном развитии государственного (муниципального) служащего. / В сб. материалов научно-метод. конф. «Роль гуманитарных наук и социально-экономических дисциплин в формировании личности государственного служащего». -Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС. 2006. С. 16-20.

[26] См.: Акаев В.Х. Чечня: возможен ли афганский вариант? // Центральная Азия и Кавказ. 1999. № 1. С. 147-151; Максименко В.В. Война и мир в Чечне // Аналитические записки. 2002. Декабрь. С. 13-36; Малашенко А.В. Чечня: выборы посреди террора. – М.: Московский Центр Карнеги, 2004; Малашенко А.В., Тренин Д.В. Время Юга: Россия в Чечне, Чечня в России. – М.: Гендальф, 2002; Куликова Н.В. Чечня, нефть и терроризм (экономические аспекты) // Аналитические записки. 2004. Декабрь. С. 103-118; Рубан Л.С. Развитие конфликта-консенсуса в полиэтнических регионах (социологический анализ-прогноз). – М.: ВНИИ МВД, 1998; Шерматова С. Роль нефтяного фактора в Чеченском конфликте // Центральная Азия и Кавказ. 2001. № 5. С. 86-95 и др.

[27] См. Малашенко А., Тренин Д. Время Юга: Россия в Чечне, Чечня в России. – М. 2002.

[28] См. Тишков В.А. Общество в вооруженном конфликте (этнография чеченкой войны). – М.: Наука, 2001.

[29] Гакаев Д.Д. Очерки политической истории Чечни (XX в.) - М.: Изд-во ЧКЦ, 1997.

[30] См. Титова Л.Г. Проблемы становления правовой культуры в современной России // Вестник социально-политических наук. – Ярославль: ЯрГУ, 2001. С. 61-63.

[31] См. Подьячев К. В. Институт обращений граждан в органы власти в России: возможности возникно­вения нового канала влияния. «Полис». 2007, № 5 (101).

[32] Подробнее см.: Боков М.Б. Кадры местного самоуправления: настоящее и будущее // Мониторинг. 2009. № 3 (91).

[33] См. Холопов В.А. Непосредственное участие граждан в местном самоуправлении как поле для взаимодействия органов государственной и местной власти // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2006. № 7. С. 101-104.

[34] См.: Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. А.Н. Нестеренко; предисл. и науч. ред. Б.З. Мильнера. – М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997; Ходжсон Д. Экономическая теория и институты: Манифест современной институциональной экономической теории. -М.: Дело, 2003.

[35] См.: Старостин А.М. Эффективность деятельности государственной власти и управления: критерии, оценки, анализ состояния, пути повышения (элитологический аспект). -Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС. 2005.

[36] См.: Inglehart R., Welzel C. Modernization, Culture Change and Democracy: The Human Development Sequence. -NY: Cambridge university Press, 2005.

[37] Исследование проводилось автором диссертации в мае-августе 2009 г. в городах Грозный, Аргун, Гудермес, Шали. Было опрошено 432 респондента, из которых 58 отказались давать ответы на вопросы анкетирования.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.