WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Теория органической демократии и. а. ильина и проблемы социально-политической трансформации современной россии

На правах рукописи

Изергина Нина Ивановна

ТЕОРИЯ ОРГАНИЧЕСКОЙ ДЕМОКРАТИИ И. А. ИЛЬИНА

И ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ

ТРАНСФОРМАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.01 «Теория политики, история и методология политической науки (политические науки)»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Саратов 2009

Работа выполнена на кафедре регионоведения и политологии Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева

Научный консультант: доктор политических наук, профессор

Доленко Дмитрий Владимирович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Мухарямов Наиль Мидхатович

доктор философских наук, профессор

Листвина Евгения Викторовна

доктор политических наук, профессор

Санжаревский Игорь Иванович

Ведущая организация: Северо-Западная академия государственной службы, г. Санкт-Петербург

Защита состоится 16 октября 2009 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д.212.243.04 при Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского (410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус 12, ауд. 510).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Зональной научной библиотеки Саратовского государственного университета имени

Н. Г. Чернышевского

Автореферат разослан « » 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

к. полит. н., доцент И. И. Кузнецов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Cоциально-политические изменения современной России связаны с переходом к демократии, к справедливому обществу свободных людей[1]. В этой связи актуальность исследования теории органической демократии И. А. Ильина (1883–1954) в свете современной социально-политической трансформации обусловливается рядом моментов.

Сегодня идея демократии в глазах многих утратила свои реальные исторические и цивилизационные черты, вызвала чрезмерные ожидания. Дебаты о кризисных процессах в развитии формальной западной демократии[2] актуализируют качественно-органический подход к демократии русского философа, исключающий крайности европоцентризма и этнонационализма. Данный подход, базирующийся на конкретно-историческом и национально-культурном развитии страны, заслуживает углубленного и адекватного нынешним условиям анализа. Постсоветский этап формирования российской демократии подтверждает предвидение мыслителя о неэффективности попыток воспроизведения на российской почве западной либеральной версии этой модели[3]. Очень важно учитывать при этом, что в условиях глобализации вопрос о модели демократии – это прежде всего вопрос о том, какой должна быть демократия. Под угрозой находится не тот или иной модус демократии (национальной или глобальной), а сама способность демократии оправдывать свое актуальное или желательное состояние[4]. Желательное состояние демократии для того или иного общества определяется ее способностью эффективно решать его проблемы[5]. Содержание этих проблем в теории органической демократии И. А. Ильина определяется потребностью возрождения и обновления России в постсоветский период, вывода ее из революционного кризиса жизни, обретения ею свободы в международном, национальном и личностном аспектах при обязательном условии сбережения и роста народа и его культуры. Немаловажно, что активно обсуждаемый сегодня проект «суверенной демократии» восходит в своих приоритетах и к либерально-консервативной идеологии Ивана Ильина[6].

Современное звучание теории органической демократии придаёт стоящий в её центре вопрос о предпосылках демократии. С конца 80-х годов ХХ века нарастает понимание реальной сложности процессов демократизации и необходимости в определённых основаниях демократии, укоренённых в конкретных национальных и цивилизационных условиях[7].

Значимость темы исследования связана с обострением интереса к проблематике мировой и русской революции[8]. Основные положения теории органической демократии сформулированы И. А. Ильиным на основе глубокого анализа политического наследия революции и тоталитаризма, его влияния на будущее демократическое строительство в России.

И, наконец, актуальность темы определена также насущной потребностью в изучении методологии исследования философа, позволившей ему дать поразительные по точности прогнозы о будущем России. Следовательно, изучение масштабов происходящей трансформации в свете теории органической демократии как его методологической основы будет способствовать нахождению путей эволюции властного режима современной России в направлении демократии качественности, в наибольшей мере отвечающей отечественным традициям и мировому политическому опыту.

Степень научной разработанности проблемы. Избранная тема ранее не ставилась как самостоятельная, хотя многие отечественные и зарубежные исследователи сегодня анализируют творческое наследие И. А. Ильина. В отечественной науке этот анализ содержится в работах, с одной стороны, его современников (В. Х. Даватц, Н. О. Лосский, П. Б. Струве, Ф. А. Степун, Н. А. Бердяев, В. В. Зеньковский, З. Н. Гиппиус), с другой – исследователей рубежа XX–XXI вв. В 50–80-е годы XX века публикаций, раскрывающих содержание трудов Ивана Ильина, практически не было.



Известные современные исследователи идейного наследия русского философа Н. П. Полторацкий, И. Н. Смирнов, Ю. Т. Лисица считают его мыслителем религиозным, христианским, православным, церковным. Их выводы играли для автора значительную роль. Среди них следующие: И. А. Ильин как идейно убежденный монархист считал монархию при известных условиях программно и тактически неосуществимой и нежелательной; он всегда имел в виду также и религиозные истоки и аспекты трактуемой им темы[9]. Данные авторы выделяют особое место в творчестве Ильина книги «Наши задачи», в той или иной степени подводящий итоги его изысканиям во всех областях. Ценность данного итогового издания в том, что оно в целом проникнуто религиозным, православным мировоззрением; ставит и решает вопросы одновременно и в теоретической, и в практической перспективах и потому может служить основным источником для систематизированного изложения воззрений Ивана Ильина. Несколько иной точки зрения в данном вопросе придерживается И. И. Евлампиев. В проповеди церковного, исторического православия он находит «ограниченность и слабость» поздних работ мыслителя, признавая в то же время глубокую взаимосвязь взглядов раннего Ильина с традициями русской религиозной философии[10]. Нам представляется, что для возрождения русской культуры ценно все творческое наследие мыслителя.

Для философско-политической репутации Ивана Ильина огромное значение имела книга «О сопротивлении злу силою», в которой появились новые черты – приоритет национального в духовной культуре, убеждение в особом значении традиционной русской государственности, упование на спасительный характер русского православия[11]. Они привлекают к себе внимание современных авторов.

М. А. Мунтян указывает на оригинальную расшифровку философом сущности формальной западной демократии. Он подчеркивает, что идеи мыслителя так и остаются вне реального поля реформирования страны, не используются даже как отправные моменты для отечественного теоретизирования в области моделей демократии[12].

Общий принцип Ильина по отношению к политическим проблемам, органическое понимание политики, анализируют в своих работах В. А. Гусев и Д. И. Шаронов. Главную заслугу философа они видят в возвращении живой созерцательности и смысла отвлеченным политическим категориям путем их перевода в органические переменные, чувствительные к социальным индикаторам. Авторы отмечают значение предложенного мыслителем алгоритма преодоления возрождающейся страной тоталитарного недуга[13].

Ряд работ посвящены духовным аспектам проблем свободы, права и правосознания в творчестве философа[14].

Актуальность философии власти Ильина, акцентирующей внимание на специфических национально-государственных особенностях, для выявления пути построения нового Российского государства и роль в этом политической элиты рассматривают М. Б. Золина и В. В. Макеев[15].

Особое внимание социально-политической и политико-правовой доктрине Ильина уделяется в диссертационных работах Д. А. Машенцева и Н. В. Деевой. Их основные выводы таковы: исходный принцип политической доктрины философа – самобытное государственное творчество, в соответствии с которым будущая Россия должна быть государством с сильной центральной властью, наполненной духовным содержанием; Иван Ильин в более полной мере выражал идею демократии, чем творцы радикал-либеральной революции в России; программа ученого в вопросе о государственном устройстве России исключает крайности догматического унитаризма и федерализма; программа политических преобразований Л. А. Тихомирова и И. А. Ильина построена на конвергенции монархического, аристократического и демократического принципов[16].

Многие исследователи подчеркивают прогностический характер идей Ильина о будущей России, русской демократии и русской культуре[17].

Некоторые ученые заостряют внимание на методологическом значении части работ русского философа[18].

Вопросы национального воспитания как важного механизма обновления России также находятся в поле зрения исследователей творчества Ильина[19].

Нынешние приверженцы воззрений Ивана Ильина выступают за реализацию разработанной им концепции государственности, в основе которой лежит православие[20]. Другие авторы, напротив, считают данную концепцию патерналистским планом жесткого регулирования жизни государством сверху, выдаваемого за исконное своеобразие, национальную самобытность[21]. Думается, оценка И. А. Ильина как сторонника традиционной идейной линии, просматривающей будущее России в очертаниях самовластья, является односторонней.

Более взвешенная позиция обнаруживается у В. Д. Зотова, анализирующего взаимосвязь власти государства, политической свободы граждан и «истинной политики» в трудах русского философа. Он полагает, что перед современными исследователями стоит сложная задача «проанализировать и оценить его (Ильина – Н. И.) многогранное идейное наследие»[22].

Исследование литературы по избранной теме показало, что теория органической демократии И. А. Ильина в свете современной трансформации России еще только становится предметом специального изучения, которое не приобрело системного характера. Сущностным элементом системного подхода к теории органической демократии является учет внутреннего мира личности. Анализ этих аспектов идейного наследия философа современной научной мыслью не завершен. Дальнейшее исследование трудов этого знаменитого русского мыслителя представляет интерес в качестве показательного опыта метатеоретизирования, т.е. использования теорий по принципу взаимодополнительности. Выход на уровень метатеории в вопросе об органичности демократии в России обусловлен тем, что он не разрешим на уровне теории. Подтверждением чего является факт наличия в политической науке теорий, которые как оправдывают российскую демократию, так и отвергают ее. Это и предопределило выбор темы и содержание исследования.

Объект исследования – социально-политическое наследие И. А. Ильина и политический процесс в современной России.

Предмет анализа – теория органической демократии Ивана Ильина в контексте социально-политической трансформации современной России.

Цель данной работы состоит в выявлении методологического значения теории органической демократии И. А. Ильина для анализа социально-политической трансформации современной России. В соответствии с данной целью в работе были поставлены следующие задачи:

  • характеристика идей И. А. Ильина, имеющих актуальное значение для социально-политической трансформации современной России;
  • изучение идей Ивана Ильина о возрождении и обновлении России, включая выявление взаимосвязи политического наследия революции, тоталитаризма и возможностей демократической трансформации;
  • исследование взаимосвязи традиций и инноваций в процессе становления российской демократии;
  • выявление методологической основы теории органической демократии;
  • рассмотрение системы понятий и положений теории органической демократии, их методологического значения для системных преобразований современной России;
  • обоснование создания основ неформальной демократии как сущности дальнейшей социально-политической трансформации России;
  • исследование проблемы свободы как необходимой предпосылки демократии в России;
  • анализ уровня правосознания народа как важнейшей предпосылки демократии в современном российском обществе;
  • изучение проблемы экономической самостоятельности гражданина как предпосылки демократии в России.

Теоретико-методологические основы и источники исследования. Теоретическое осмысление наследия И. А. Ильина в свете социально-политической трансформации современной России предполагает обращение к ряду методов. В первую очередь, к историческому методу, который позволяет рассматривать демократические преобразования постсоветской России с учетом унаследованной исторической, национальной, державной и психологической данности. Он также означает отказ от всего несостоятельного, в том числе от новых видов западничества, но в то же время требует знания всех политических форм и средств человечества и воплощения в жизнь в меру исторической возможности христианских аксиом правосознания и государственности.

Обращение к сравнительному методу важно для сопоставления формальной и органической демократии, необходимых и имеющихся предпосылок демократии, традиций и инноваций в российском трансформационном процессе.

Нормативно-ценностный и эмпирически-описательный подходы в их единстве важны при обращении к проблеме социально-политической трансформации современной России в силу, по крайней мере, двух причин. Первая состоит в том, что ценностное измерение социально-политических процессов обусловлено неотделимостью человека и общества от ценностей. Человек проявляет политическую и социальную активность ради того, что считает важным, значимым, т. е. ценным. Теории демократии в известной степени представляют собой системы аргументации, доказывающие преимущества демократического строя, отвечая предварительно на вопрос о том, какой должна быть демократия. Разработанный в политической теории идеал служит исходным посылом для эмпирической науки. А для построения хорошей (объясняющей) теории необходимо опираться на элементы опыта. Вторая – в том, что теория демократии И. А. Ильина имеет нормативный характер, доказывает преимущества органической демократии, опираясь при этом на многочисленные исторические факты развития демократий в мире и России. Данный подход позволяет также определять успех или неуспех демократической трансформации в духовно-нравственной системе ценностей.

Адекватному осмыслению современных социально-политических процессов способствует системно-синергетический подход. Он позволяет рассматривать общество и государство как сложные объекты, в которых возможны процессы социальной самоорганизации и которые подчиняются как статистическим, так и динамическим закономерностям. Теоретико-методологическое значение для исследования демократической трансформации имеют следующие методы и постулаты синергетики: методы ускорения эволюции и коэволюции; постулаты о том, что самоорганизующаяся система формирует свои структуры в первую очередь за счет внутренних возможностей системы и что информационное государство организуется по модели живого организма, отрицающей жесткие преобразовательно-наступательные технологии государственных реформ. Системно-синергетический подход к проблеме демократизации исходит из признания многообразия мира как источника развития, многовариантности демократического перехода, его результатов и роли в нем ключевых социокультурных параметров.

В системе методов анализа трансформационных процессов важен институциональный подход, предполагающий изучение политических институтов: правительства, парламента, политических партий и др. Его дополняет бихевиористский метод, ставящий в центр внимания политическое поведение людей.

В методологическом плане в процессе исследования основное внимание было сосредоточено на выяснении сущностных аспектов демократии и демократического перехода. «Научное не должно останавливаться на внешней видимости фактов; оно должно проникать в их внутренний смысл, в духовное значение исторических явлений»[23]. Соответственно в качестве главного методологического подхода к исследованию социально-политических изменений современного российского общества в работе выбрано органическое понимание демократии, которое не сводит все государственное устройство к форме всеобщего и равного голосования, не отвлекается от качества человека ( И. А. Ильин ).

Методологическая концепция работы основывается на следующих положениях: различные политические системы, формы государственного устройства развиваются подобно живым организмам по своим внутренним законам, связывающим в единое и неразрывное целое все составляющие элементы и не допускающим произвольных, внешнеполитических изменений; эти закономерности складываются на базе специфической культуры народа; устоявшиеся способы политической жизнедеятельности несут на себе отпечаток географических условий страны, характера ее исторического пути, веками господствующих религиозных верований; любые политические реформы должны носить эволюционный характер, т.к. резкие скачки и перевороты вредны, поскольку разрушают преемственность культуры, снижают ее уровень; одна и та же политическая модель (схема) не может быть эффективной для различных социально-культурных общностей; демократия имеет определенные сложности и опасности, которые могут возникнуть в условиях некритического к ней отношения и излишней поспешности введения ее в государственную жизнь; оптимальный характер демократизации, втягивания масс в политику возможен лишь в меру создания необходимых предпосылок: умение людей понимать, ценить свободу и правильно пользоваться ей, высокий уровень правосознания людей, их экономическая самостоятельность и т.д.

Объем источников и литературы может быть разделен на четыре основных блока: 1) труды И. А. Ильина, составляющие, в первую очередь, теоретическую основу данного исследования; 2) работы, посвященные творчеству И. А. Ильина; 3) исследования авторов, изучающих различные аспекты трансформации постсоветской России[24] ; 4) многочисленные социологические исследования, послужившие эмпирической базой данной работы[25].

Основные научные результаты, полученные лично автором, и их научная новизна. Научная новизна исследования состоит в том, что социально-политическое творчество И. А. Ильина представлено в систематизированной и документированной форме через призму его теории органической демократии. Выявлено ее методологическое значение для анализа, осуществления и оценки социально-политической трансформации современной России. Наиболее существенные результаты исследования можно сформулировать следующим образом.

Представлены актуальные для социально-политической трансформации современной России идеи И. А. Ильина, в которых предпринята попытка разработки теории демократического развития будущей России на уровне метатеоретизирования. Сформулировано исходное правило социально-политической трансформации современной России – оценивать состояние демократии в соответствии с внутренней логикой преобразования, а не с точки зрения исключительно западных образцов демократии, связывать общие принципы демократии с национальной духовной традицией. Изучены подходы, положенные И. А. Ильиным в основу разработки теории органической демократии: исторический, религиозно-философский, органический, нормативно-ценностный и сравнительный. Определены положения теории органической демократии, имеющие методологическое значение для системных преобразований современной России. Раскрыта сущность постсоветской трансформации России как создание основ неформальной демократии. Указаны направления духовно и социально ориентированной либерально-консервативной стратегии демократического развития современной России. Исследованы проблемы свободы, правосознания, экономической самостоятельности гражданина как предпосылок органической демократии в современной России. Центральным является заключение о том, что в основу преобразования современной России должна быть положена органическая парадигма, выстраиваемая в соответствии с историческим опытом, наличным характером связей между элементами политического процесса и перспективой развития. Она позволит России отказаться от идеологии и практики догоняющего развития и встать на путь инновационного развития, превратив национальные особенности в конкурентные преимущества в глобализирующемся мире.

Положения, выносимые на защиту:

  • В политической науке ведется обширная дискуссия по поводу проблем современной демократической теории, в частности по проблемам определения и измерения демократии, ее основ. В настоящее время имеются теории как оправдывающие российскую демократию, так и отвергающие ее. В арсенале и тех и других достаточно веские аргументы. Значит, вопрос об органичности демократии в России не разрешим на уровне теории; он требует выхода на уровень метатеории, т.е. использования теорий по принципу взаимодополняемости.
  • Значение социально-политического наследия И. А. Ильина заключается в том, что оно представляет собой показательный опыт метатеоретизирования в области модели демократии для будущей России, хотя и не доведенного до создания непротиворечивой схемы. Реализацию принципа взаимодополняемости в метатеоретической системе философа блокировал ряд причин: классовый подход, лежащий в основе различных теорий; традиция русской политико-философской мысли искать главные закономерности и пренебрегать второстепенными данными в историческом развитии страны; общественный спрос на упрощающие объяснительные процедуры, построение идеализированной органической модели истории[26] ; личное мировосприятие, убежденность в том, что духовность есть ключ к истинному счастью, трактовка любой темы с учетом религиозных истоков и аспектов[27].
  • Опираясь на аналитический опыт И. А. Ильина, можно определить структуру метатеоретизирования на тему органичности демократии. Представляется возможным и необходимым выделение в ней трех взаимосвязанных элементов: ретроспективного, ситуативного, перспективного. В рамках каждого названного элемента сосредоточено определенное понимание органичности. Ретроспективная трактовка органичности означает соответствие всякой политической формы, в т.ч. демократической, национальному историческому опыту развития в духовном, социальном, политическом и экономическом аспектах. Ситуативное осмысление органичности предполагает характеристику элементов демократического политического процесса и связей между ними, имеющихся в настоящем. Органичность в перспективном уяснении есть способность быть проектом конструирования будущего. Характер взаимосвязи между обозначенными структурными компонентами, согласно И. А. Ильину, выражается в том, чтобы создавать национальное будущее через эксплуатацию национального прошлого, собранного в национальном настоящем.
  • Условием успешного теоретического решения «вечных» вопросов, связанных с поиском оптимального направления развития России в начале XXI века, является разведение всех имеющихся теорий по указанным трем уровням с целью последующего построения метатеории, которая послужит, в свою очередь, для исследования или описания других теоретических систем.
  • Метатеоретизирование И. А. Ильина в области модели демократии для будущей России основывается на научных методологических установках органицизма, имевших длительный период своего формирования, начиная с античной натурфилософии. В XIX в. органицизм приобретает статус теоретико-методологической системы[28]. Взяв на вооружение важнейшие положения органицизма, И. А. Ильин последовательно применил их для анализа состояния советской и прогнозирования социально-политического развития постсоветской России.
  • Исторический, религиозно-философский, органический, нормативно-ценностный и сравнительный подходы, положенные И. А. Ильиным в основу разработки теории органической демократии, актуализируются в следующих идеях: основы государственного устройства России должны базироваться не только на общих принципах права и государства, но и на основах русского права и государства; российская государственная власть должна быть сильной; органическая демократия основывается на самобытности народа, выражающейся в его особом «духовном акте»: его способе «чувствовать, созерцать, думать, желать и действовать»; особость не обязательно означает отсталость от так называемых передовых культур, не обязательно обновление сводить к догонянию передовых народов.
  • Современная социально-политическая трансформация должна исходить из качественного обновления демократического принципа. Дальнейшая демократизация может успешно осуществляться на основе учета культурно-цивилизационной специфики политического развития России и оценки состояния демократии не только с точки зрения западных «передовых» образцов, но в соответствии с внутренней логикой преобразования общества, увязывания общих принципов демократии с национальной духовной традицией. Одновременно важно правомерно преломлять идею учета культурно-цивилизационной специфики России, которая не должна использоваться в контексте легитимации и консервации политического режима, не обеспечивающего базовых прав и свобод человека, и деструктивной критики других более «продвинутых» форм демократии[29]. В этом и заключается «особый путь» к новой российской государственности. Особенность механизма наследования традиций российского народа и государства, предложенного И. А. Ильиным, заключается в существенной коррекции их содержания и формы в новых исторических условиях. Демократизация России должна опираться на традиции обновленной религиозной веры, на союз веры и знания; обновленной государственности, демократической и федеративной по сути; обновленной идеи частной собственности в новом социальном понимании. Создание основ демократии затрудняется политическим наследием революционно-тоталитарного прошлого – механическим миропониманием, отсутствием способности управлять собой и т.д. Вместе с тем революция есть не только слом традиции, но и зарождение «нового духа, который в дальнейшем поведет страну».
  • Методологическое значение для системных преобразований современной России имеют следующие положения теории демократии И. А. Ильина: демократия – формальный механизм вовлечения масс в политику, а не самоценность; задача демократии – в отборе и обновлении качественного слоя политиков; самодеятельность народа должна стать главной формой культурной жизни; культура находится в неразрывной связи с религией и религиозностью; неформальная демократия предполагает необходимые предпосылки.
  • Сущность современной социально-политической трансформации России должна заключаться в создании основ неформальной демократии. Духовно и социально ориентированная либерально-консервативная стра­тегия развития современной России должна включать одновременное осуществле­ние следующих инициатив: главная – духовное обновление российского общества (воспитание нового чело­века); восстановление национальной солидарности; практическую реализацию принципов социального государства; возобновление хозяйственной жизни на основе доступа человека к частной собственности и экономический рост, ориентированный на повышение жизненного уровня населения; создание сильной государственной власти и соответствующей ей внешней формы, совмещающей преимущества авторитарного и демократического строя, при отборе качественно лучших людей к власти. Успешная реализация указанных инициатив предполагает инновационное развитие на базе национальной органической традиции. Ее элементами являются: любовь как основ­ная духовно-творческая сила русской души; живое созерцание (потребность практически выразить любимое); органическое свободо­любие народа и приверженность к национально-религиозному своеоб­разию, подразумевающие терпимость к представителям иной веры и национальности; предметность (верное восприятие и выражение Бо­жественного). Самобытность русского пути состоит в том, чтобы освободиться от наших слабостей (больных традиций) – безволия, безмыслия, бесформенности и хаоса, не утратив нашей традиционной силы (здоровых традиций) – сердечности, созерцания, свободы и совести. Национальная самобытность не исключает общее для всего человечества направление развития – продвижение к все более полной свободе всех народов.
  • Первая предпосылка органической демократии – свобода убеждений, веры, инициативы, труда и творчества наро­да. Внешняя свобода нужна человеку в той мере, в какой она развивает его внутреннюю свобо­ду: способность нести ответственность; умение добровольно соблюдать законы; готовность ставить интерес родины и государства выше своего собствен­ного. Институциональный и субъектный анализ публичной политики в совре­менной России показывает: значительная часть российского социума не всегда адекватно понимает свободу, пользуется ей и может ее отстаивать. Это обусловлено неэффек­тивностью политических институтов, низким доверием к ним со стороны граждан и низким уровнем политического участия. Переход от опеки к партнерству в отношениях между государством и гражданами на нынешнем этапе социально-политической трансформации не означает ослабления государ­ственной власти. Сила государственной власти, ее авторитет напрямую будут зависеть от решения задач подключения к поиску и реализации управленческих реше­ний тех, кто к этому готов, и создания условий для соответствующей подготовки тех, кто, по выражению И. А. Ильина, еще «не владеет искусством свободы». Важнейшая проблема состоит в качестве самой государственной власти, ее желании и способности трансформировать российский социум в указанном направлении.
  • Вторая предпосылка неформальной демократии, которую необходимо создать в процессе дальнейшей социально-политической трансформации, есть достаточно высокий уровень правосознания. Автономное правосознание, «внутренний способ руководить своим поведением», составляет «духовную сущность демократии» (И. А. Ильин), без которой она является лишь внешней формой. Демократия и существует сегодня в России как «внешний политический режим». Его наполнение демократическим содержанием будет зависеть от формирования в народе автономного право­сознания, для чего сама государственная власть должна обладать им. Преобразование современной России в свете учения Ильина о правосоз­нании есть переход к новому способу духовной жизни, осуществимому на пути религиозного и политического обновления одновременно. Уровень религиозности россиян и увеличение численности религиозных организаций (с 17427 до 21664 в 2000–2004 гг.) свидетельствует о колоссальной общественной энергии, направленной на «соработничество» с государством. Религиозные организации обладают огромным потенциалом для решения существующих проблем прежде всего в духовно-нравственной и социальной сферах. Современное Российское государство должно разумно учитывать активную политическую позицию религиозных организаций[30].Современный уровень правосознания в российском обществе не обеспечивает качественного демократического порядка. Однако новое правосознание уже зарождается, и задача государства и гражданского общества в том, чтобы всячески поддержать этот процесс.
  • К числу необходимых предпосылок демократии качественности относится экономи­ческая самостоятельность гражданина, подразумевающая «личную способность и общественную возможность» кормиться честным трудом. Ее создание связано с потребностью формирования в России нового типа социальной политики, при которой большинство людей самостоятельно решают возни­кающие у них социальные проблемы, т.к. являются самостоятельными работниками, органически включенными в жизнь своей стра­ны. Только в этом случае они приобретают важные способности к демократии, независимость политических суждений и гражданское мужество. Формирование условий для перехода к новой многополюсной со­циальной дифференциации, где подобающее ему место займет многочисленный средний класс как сообщество тех, кто является социально ответ­ственной «сердцевиной» общества, желающей «правильно» жить, связано с решением социальных проблем при активном и национально-ответственном участии государства.

Научно-практическая значимость исследования. Теоретические положения, методология и общие выводы могут быть использованы при дальнейшем исследовании творчества И. А. Ильина и социально-политической трансформации современной России. Выводы, полученные в ходе исследования, в частности, в отношении становления и развития демократии в современной России, возможностей теоретического анализа данного процесса, могут быть применены в практике реформирования страны. Они также могут использоваться как исходные моменты для метатеоретизирования в области моделей демократии, в том числе для метатеоретизирования при создании модели российской демократии.

Результаты исследования использовались при разработке учебных курсов «Политология», «История политических учений», «Государственная политика и управление». Материалы диссертационной работы могут стать основой учебных пособий для преподавателей и студентов, обучающихся по специальностям «Политология», «История», «Государственное и муниципальное управление».

Структура работы подчинена общей логике исследования и включает введение, три главы, заключение и список использованных источников и литературы. Общий объем диссертации – 376 машинописных страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, анализируется степень научной разработанности проблемы, формулируются цель и задачи работы, ее теоретико-методологические основы, дается краткая характеристика научной новизны и практической значимости проведенного исследования.

Первая глава «Социально-политические взгляды И. А. Ильина» состоит из двух параграфов: «Актуальность идей И. А. Ильина для социально-политической трансформации современной России», «И. А. Ильин о природе революции и возрождении будущей России».

В первом параграфе рассматриваются идеи И. А. Ильина, актуальные в свете современных социально-политических преобразований России. Подчеркиваются следующие отличия религиозной философии Ивана Ильина: она соответствует критериям «ясности, честности и жизненности»; она не подражает иностранным образцам, не выдумывает, а исследует дух и духовность на основе русского национального духовного опыта; она говорит, выражаясь словами самого философа, что-то «значительное, верное и глубокое и русскому народу, и человечеству вообще»[31].

В данном параграфе дается общая оценка значения политического творчества И. А. Ильина и выделяются те идеи, которые требуют нового осмысления в свете системных преобразований современной России. Творчество мыслителя, чуждое анархизму, максимализму, утопизму и беспочвенности, дает представление о прошлом России, об основах ее государственного устройства, ее культуре, духовности. Как либеральный консерватор Ильин не связывал перспективу развития будущей России ни с тоталитарной диктатурой, ни с формальной демократией. В принципе наиболее совершенной он считал политическую форму, воспринимающую в себя дух христианства. Лучшей для России он признавал «демократию качественности, ответственности и служения»[32], основой которой не может стать свобода «разнузданности и безбожия». Демократия качественности (органическая демократия) отвечает специфике России, сложившейся на протяжении всей ее длительной истории.





Особое внимание уделяется следующим идеям. Идее необходимости рассмотрения проблем демократии и ее становления в будущей России в тесной взаимосвязи с темой русской революции, составляющей эпоху в мировой истории.

Пророческой идее философа о вступлении революции после большевиков «в фазу новой гибели», если государственная власть «будет антинациональной и противогосударственной, угодливой по отношению к иностранцам, расчленяющей страну и патриотически безыдейной»[33].

Выводу мыслителя о том, что успех всех задумываемых и осуществляемых преобразований определяется не бездумным отказом от всего своего прошлого опыта и не механическим копированием чужого, а напротив: сохранением органической национальной традиции и чувством реальности и меры в социально-политической деятельности (правило трезвого оптимума).

Положению о невозможности создать подлинную демократию и подлинную федерацию в России на путях формализма.

Методологическому заключению философа о том, что без духовного обновления всякая попытка ввести в стране последовательный демократический строй будет для нее гибельна.

Идее новой системы национального духовного воспитания, с помощью которой можно побороть «больные уклоны и навыки», навязываемые людям тоталитарным строем.

Подходу мыслителя к определению национальной идеи: надо не оригинальничать (то есть стараться ни в чем не подражать и ничему не учиться у других народов), но сохранять свою духовную природу и творить свою жизнь и культуру по-русски: на основе свободно и предметно (то есть верно и прекрасно) созерцающей любви. Значит, согласно И. А. Ильину, русская идея проста: она утверждает, что главное в жизни есть любовь, и воспринята она исторически от христианства

Идеям и выводам о демократии: демократия является труднейшим режимом; она имеет свои основы в душевном и социальном укладе народа, в его правосознании; их отсутствие ведет к вырождению демократии; коммунистический тоталитаризм подорвал в России основы народоправства; самое важное для постсоветской России – возобновление своей хозяйственной и духовной жизни и только потом, по мере создания необходимых предпосылок, введение демократии; не всякое отступление от демократии в сторону авторитарного строя приближает народы к тоталитаризму, но демократический строй не обеспечивает народы от тоталитаризма.

Предостережению философа от увлечения пустой формой, которая может довести до духовной пустоты, «до духовно бессмысленной техники и самодовлеющего спорта, до так называемого «модернизма», в коем зло выдается за главное, а добро презирается как ненужная сентиментальность»[34].

Вопросу о роли церкви в духовном обновлении постсоветской России и опасности «церковного тоталитаризма», порождающего «стремление неверующих симулировать веру», что неминуемо ведет к церковному разложению[35].

Новому пониманию социальной идеи и собственности в будущей России: общественный строй тем несправедливее, чем больше людей оторваны от собственности и лишены, тем самым, хозяйственной самостоятельности.

Мысли о духовном разложении и в первую очередь разложении совести, искусства и правосознания, создании извращенного целеполагания по причине продолжающегося процесса атеизации человеческого бессознательного, ставшей одной из мировых причин русской революции.

Главной идее в возрождении и обновлении постсоветской России – воспитанию нового русского человека, с обновленным религиозным, познавательным и хозяйственным укладом.

Отмеченные идеи помогают разобраться в непростых обстоятельствах нашей жизни, определить критерии современных трансформаций, осмыслить и осознать собственное место в процессах новой России. Добросовестное осмысление идейно-политического наследия Ивана Ильина, который был «одним из самых крупных явлений русской образованности и религиозно, национально и политически осознавшей себя русской общественности XX века», будет существенным вкладом в формирование собственной национальной основы политической науки и политологии как учебного предмета.

И. А. Ильин внес заметный вклад в политическую традицию осмысления таких понятий, как «демократия», «политика», «власть», «свобода», «равенство», «справедливость», «русская идея», «правосознание», «государство», «русский национальный духовный характер», «тоталитаризм», «революция», и связанных с ними проблем. Рефлексия данных проблем включает следующие моменты: анализ феномена демократии; осмысление ее духовных и социальных основ; признание бессмысленности демократических трансформаций, не затрагивающих сферу морали, духовной жизни человека; принятие как главного в содержании национальной идеи воспитания в русском народе национального духовного характера; обоснование сохранения органической национальной традиции и чувства меры в политической деятельности в качестве критерия осуществляемых преобразований; нахождение способа выделения к власти лучшего меньшинства как судьбоносной основы будущего Российского государства; признание необходимости возвращения к строительству христианской культуры, поскольку наиболее совершенна та политическая форма, которая воспринимает в себя дух христианства и пропитывает дух политического единения началами любви, уважения и доверия, началами духовного самоутверждения; пересмотр проблемы взаимоотношения государства и церкви на основе разделения сфер и творческого согласования целей и усилий в строительстве христианской культуры; признание важности патриотической политики, которая всегда консервативна и прогрессивна, органически совмещает необходимую «правизну» и «левизну»; понимание развития России одновременно как процесса возрождения органической национальной традиции, изживания революционно-тоталитарного наследия и процесса обновления на пути общего для всего человечества направления развития – продвижения к более полной свободе всех народов. Таким образом, оригинальное, многогранное социально-политическое наследие И. А. Ильина весьма актуально для современного государственного строительства России, а также для ее будущего.

Во втором параграфе анализируется природа революции и возрождение будущей России как последовательное продвижение к более полной свободе в процессе творческого возрождения органической национальной традиции и поледовательного изживания революционно-тоталитарного наследия. Иван Ильин решительно отвергает доктринерскую постановку вопроса о демократии в будущей России: или тоталитарное рабство, или последовательная демократия как можно скорее и любою ценою[36]. Он предлагает «третий исход»: постепенный переход к демократическому строю по мере «оздоровления народа и страны», включающий воспитание народа к «самоуправлению и органическому участию в государственном строительстве»[37]. Такой вариант развития может обеспечить только сильная, национально-патриотическая и по идее либеральная власть. В его основе лежит органическое единство социальных (но не социалистических), либеральных и консервативных начал.

Инновационное развитие страны в постсоветский период, считал Ильин, могут осуществить не революционеры, которые не отрицают старое, а разрушают, но контрреволюционеры, которые выступают «за творческое воссоздание России и ее здорового бытия на духовно верных основах»[38]. Для него вопрос о революции – это не вопрос о ее форме, но вопрос о том, способна ли революция как таковая привести к подлинному преображению мира на путях возрождения и укрепления человеческой духовности. В человеческой духовности философ видел суть бытия человека. И. А. Ильин считал, что XX век – это век мировой революции. Мировые, внешние причины в совокупности с русскими, внутренними обусловили крушение исторической России. Русскую революцию он рассматривает прежде всего как духовный процесс в контексте духовной атмосферы культурного человечества XIX века, которая характеризуется тем, что поколебались религиозное чувство, правосознание, чувство и идея собственности. Чисто российские причины революции: государственная слабость интеллигенции, религиозная невоспитанность национального характера, русская культурная и хозяйственная отсталость, историческая неустроенность русского крестьянства[39]. Революция и большевизм, по Ильину, возникли из формализации духовной культуры: формализовались государство, хозяйство, религия, наука, искусство. Суть формализации в увлечении внешним материальным миром и отучении жить и творить внутренне, духовно. Человек ищет «как» и теряет «что».

Иван Ильин не только теоретически осмысливал явления революции и большевизма, но и искал пути активной борьбы против этих явлений, построения новой, свободной России. Он считал, что народ и страна должны пройти через сложные внутренние процессы, дающие возможность не просто устранить прежний режим, но и создать новые, свободные и справедливые установления и учреждения. По его убеждению, коммунистическая революция – не подготовка буржуазной демократии в России, а ее провал. После революции в России не будет «никаких предпосылок для “буржуазной демократии” – ни твердой собственности, ни правопорядка, ни имущих слоев, ни правосознания, ни школы творческого труда» (курсив наш. – Н. И.)[40]. Дело в том, что большевизм укрывается, указывает ученый, в тех корнях, из которых он вырос, а именно: кризис христианской веры и религиозности вообще; кризис патриотизма, правосознания, государственности и демократии; кризис хозяйственного уклада души и частной собственности. «Та же проблематика может породить рецидив заболевания»[41]. Размышления некоторых современных ученых о русской революции совпадают с изложенными выше заключениями И. А. Ильина. Так, Ю. С. Пивоваров приходит к выводу, что «большевистская революция продолжается», ибо продолжают действовать ее причины. Видимо, общинное морально-экономическое мироощущение сохранилось у нас и в нас, несмотря на все перемены ХX века[42]. Революция подрывала предпосылки демократии, воскрешая в небывалом размере «больные явления русской истории», например, традицию «кормления», т.е. «частного наживания на публичной должности». Революция породила и традиции голого произвола, уравнения людей, нездорового отношения к частной собственности, делегитимации всякого властного авторитета, секуляризации (отрицания какого бы то ни было воздействия религиозного начала на жизнь общества), интернационализма.

Традиции христианской веры, личной чести, национальной культуры и искреннего патриотизма были поколеблены. Мыслитель не разделял позицию тех, кто видел в России только отставшую в своем развитии страну, неспособную ни к чему другому, как только учиться у Запада. Он ценил в русской культуре особое внимание к религиозной и морально-этической проблематике. Жизненный идеал, на который ориентировалась русская культура (в лице философов и писателей), включал нравственную ответственность человека перед Богом и перед другими людьми. Отсюда самобытность нашего пути Иван Ильин видел в том, чтобы, освобождаясь от наших слабостей, таких, как безволие, безмыслие, бесформенность и хаос, не утратить нашей традиционной силы, заключающейся в нашей сердечности, созерцании, свободе и совести. Русская идея в его понимании «есть идея православного христианства», требующая от России быть не только национальным, но и христианским государством, где закон и порядок сочетаются с моральными заповедями христианства. На этом основана уверенность русского философа в том, что будущая Россия должна быть и будет свободной, но путь, ведущий к этому, – это не путь западного формализма, а творческий путь, диктуемый «духом сердечного созерцания и предметной свободы».

Опыт политического и культурного строительства, имеющийся у человечества, в обязательном порядке, должен быть адаптирован к русской органической традиции, сильно поколебленной русской революцией. Инновационному восстановлению и формированию, с точки зрения Ильина, подлежит целый ряд здоровых национальных традиций. В их числе следующие традиции: 1) обновленной религиозной веры, преодолевающей разрыв между научным знанием и верой. Новая демократическая Россия должна быть не просто цивилизованным, но культурно и духовно развивающимся обществом, а главным субъектом этого развития и одновременно его главной целью должен быть нерасколотый, цельный человек; 2) патриотизма – духовного единения людей, духовного измерения их культурной сопринадлежности в чувстве любви к духу своей нации и укладу жизни; 3) чувства национального достоинства, веры в силы своего народа, которые должны закладываться в человеке в родительской семье; 4) русской семьи: любовь, взаимное доверие, солидарность, дисциплина, уважение авторитета, внутренняя свобода ее членов, жертвенность, справедливость, честь. Русская семья была хранилищем русского национального характера, а это то, что «нужно России навеки»; 5) «русского национального рыцарства», слагающегося из честного служения Родине, ответственности и преданности, доброты и милосердия, воли и прямоты; 6) разделения сфер и органического согласования целей и усилий Церкви и государства в служении высшей цели – Делу Божию на земле. Дело Православной Церкви – это «дело пробуждения живых человеческих сердец к любви, милосердию и благотворительности...»[43] ; 7) духовой традиции в политике: необходима верная и мудрая, справедливая и предметная политика; политика, ведомая честью и прозорливостью[44] ; 8) сильной государственной власти (правота, наличие национально-идейного замысла; независимость; всенародное признание; достаточный и предметно действующий принудительный аппарат; демократический дух); 9) поиска справедливости на новых пу­тях, указанных христиан­ством, но пока не найденных человечеством[45] ; 10) поиска «нового русского строя», авторитарного и унитарного по форме, но демократического и федеративного по духу; 11) социального понимания частной собственности, преображения ее щедростью и осмысливания как публичной обязанности.

Проект обновления России И. А. Ильина – это взаимодействие традиций и инноваций, духовно и социально ориентированная либерально-консервативная стратегия развития постсовет­ской России. Она подразумевает духовное обновление России; восстановление национальной солидарности; практическую реализацию принципов социального государства и повышение жизненного уровня населения; создание сильной государственной власти и соответствующей ей внеш­ней формы, совмещающей преимущества авторитарного и демократического строя – при непрерывном отборе качественно лучших людей к власти.

Итак, согласно логике И. А. Ильина, трансформируясь на базе национальной органической традиции и не отгораживаясь от развития всего человечества, от цивилизации, становящейся все более универсальной, Россия сохранит себя в качестве самостоятельного и самобытного исторического субъекта. Итог трансформации – это не возврат к прежней (дореволюционной) России, а переход к новой России, органическое соединение силы сердца, созерцания, свободы, совести русской души с силой воли, мысли, формы и организации.

Проведенный анализ идей И. А. Ильина о возрождении и обновлении России, включая влияние на этот процесс социально-политического наследия русской революции и большевизма-коммунизма, позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, осмыслена духовно-содержательная сущность революции как разложение правосознания, политической и хозяйственной жизни, души и творчества. Отвергая формальное понимание революции, мыслитель возражал, когда революционерами объявляли себя контрреволюционеры и новаторы искусства. Контрреволюционеры выступают «за творческое воссоздание России и ее здорового бытия на духовно верных основах». Новатор совсем не революционер, ибо революционер не «отрицает старое, а разрушает»[46].

Во-вторых, революция представляет собой состояние общества, в котором существует убеждение, что «авторитет, ставящий себя выше человека, есть либо иллюзия, либо обман» (Ф. И. Тютчев); неприятие идеи ранга[47], любого неравенства в отношениях между людьми; фактическое отрицание какого бы то ни было воздействия религиозного начала на жизнь общества, на социальные, политические и культурные институты. «Русские революционеры не понимали… что русское национальное правосознание держится на… Православии и на вере в Царя… Они совершенно не видели драгоценного своеобразия русского Православия… Они не видели тех опасностей, которые заложены для России… в незрелости русского… характера и в его многостолетней непривычке активно и ответственно строить свое государство»[48].

В-третьих, реальным результатом революции является негативная по отношению к традиции модернизация общества, постепенное разрушение многовековой преемственности, разрыв связи между поколениями. «Революция есть катастрофа в истории России, величайшее государственно-политическое и национально-духовное крушение… Революция тянется уже 32 года, – писал Ильин в 1949 году, – и конца ей не видно. Подрастают новые поколения, живущие в России, но не знающие ни ее истории, ни ее священных традиций, ни ее международного положения»[49]. «Разрушительное безумие» революции коснулось русской религиозности всех исповеданий, образования, искусства, права и правосознания, семьи, русской доброты и патриотизма; всех политических и социальных сил России; особенно русской интеллигенции, уверовавшей в «спасительность западноевропейских государственных форм для России» и не сумевшей выдвинуть и провести необходимую новую русскую форму участия народа в осуществлении государственной власти. Важнейший вывод Ильина таков: безумие русской революции возникло из утраты русских органических и священных традиций, шаткости нравственного характера, политического максимализма и отсутствия творческих идей[50].

В-четвертых, из рассуждений философа очевидно, что разрушительное безумие русской революции нельзя отменить с помощью какого-то другого переворота, какого-то другого разрушения, но только с помощью долгого созидания, творческого восстановления священных традиций. Российскому социуму предстоит «научиться новой постановке старых вопросов и их новому разрешению»[51].

В-пятых, сочетание традиций и инноваций как технология обновления России обеспечивает создание современной, способной отвечать на все вызовы и угрозы новейших обстоятельств цивилизации, важный принцип которой есть основополагающее качество православной жизни вообще – сочетание ума с сердцем. Другой ее принцип – преемство детей и отцов, уважение к историческому наследию. И. А. Ильин неизменно подчеркивал роль православной традиции, которая много веков способствовала строительству государства, сплаву народов в единую нацию. Он также пытался, исходя из происходивших в стране перемен, обосновать новые формы государственного устройства. Ни традиции, ни инновации в консерватизме Ильина не являются неким абсолютом. Противопоставление традиций и инноваций возникает в том случае, если с понятием инновации связывается исключительно механическое заимствование западноевропейского опыта, а под традицией понимается приверженность ко всему отсталому и отжившему.

В-шестых, возрождение национальной духовной традиции включает: преодоление соблазнов «безбожной свободы и тоталитарной государственности» как наследия революции; очищение души «от слабости, заблуждений и уродливостей прошлого» – от слабости духовной воли, невидения религиозного смысла жизни, недостаточного чувства собственного духовного достоинства, неукрепленности правосознания, неверия в творческие силы своего народа, ненависти и тяги к анархии в политической жизни и т.д.; утверждение в себе нового русского духа – веровать, не разделяя веру и знание; воспитать в себе новое правосознание – религиозно и духовно укорененное, справедливое, братское, верное родине; новое чувство собственности – социальное по духу и патриотическое по любви; новый хозяйственный акт, – сочетающий труд и обилие с добротою и щедростью, делающий личное обогащение источником всенародного богатства; научиться религиозной нравственности.

В-седьмых, православный аспект мировоззрения философа естественным образом приводит его к осмыслению революции не только как слома традиции, но и зарождения и закаления «нового духа, который в дальнейшем поведет страну» и который рождался в страданиях. Этот процесс начался еще в первые годы революции; люди «научились молиться по-новому и любить по-новому и внутренне... произносить клятвы служения и верности. Они духовно обновлялись»[52]. В понимании мыслителя, послереволюционное строительство России есть возращение русского народа к своей духовной субстанции, новый расцвет его сил[53]. «В долгом нравственном очищении»[54] нуждается прежде всего ведущий слой, призванный сформулировать новую национальную идею, которая по своему истоку и духовному смыслу должна быть продолжением религиозных и органических национальных традиций. Философ полагал, что если отбор «новых русских людей», преданных России, национально чувствующих, государственно мыслящих, волевых, идейно-творческих, совершится быстро, то Россия восстановится в течение нескольких лет. Если же нет, то Россия перейдет из революционных бедствий в долгий период послереволюционной деморализации, всяческого распада и международной зависимости[55].

В-восьмых, проекту революционеров И. А. Ильин противопоставляет свой собственный план возрождения и обновления России на основе органических национальных традиций, воплощающих наиболее святое, наиболее существенное, наиболее фундаментальное. Подлинное обновление не терпит формальных подходов: нельзя приносить в жертву «модной» государственной форме традиционно лучшие и священные основы жизни народа, благодаря которым он творит свою национальную духовную культуру, служа тем самым всему человечеству. «…Россию мы должны понимать, как живое, органически-историческое, единственное в своем роде, русско-наследственное государство, с его особою верою, с особыми традициями и нуждами»[56].

Можно спорить, является ли проект обновления России, созданный великим русским философом на основе творческого сочетания традиций и иннова­ций, корректным во всех деталях. Однако достаточно ясно, что теория и прак­тика современного политического развития подтверждает неэффективность и опасность его одностороннего, формально-количественного измерения. Современная Россия и современный мир значительно измени­лись по сравнению с тем, что было во времена И. А. Ильина. Но его формула социально-политического развития, представляющая собой органическое единство инноваций и традиций, выглядит обобщением, адекватным вызовам современности в усло­виях глобализации.

Вторая глава «Теория органической демократии И. А. Ильина: методология, понятия, положения» включает два параграфа: «Методологическая основа теории демократии И. А. Ильина» и «Система понятий и положений теории творческой демократии».

В первом параграфе анализируются исходные методологические посылки и подходы, положенные в основу разработки теории органической демократии:

конкретно-исторический, сравнительный, религиозно-философский, системный, органический, нормативно-ценностный.

Стержень методологической основы теории органической демократии составляют пять важнейших положений И. А. Ильина о политике и государстве.

1. Назначение политики, ее «жизненный стержень» есть «властно внушаемая солидаризация народа; авторитетное воспитание автономного правосознания; созидание национального будущего через эксплуатацию национального прошлого, собранного в национальном настоящем». Государственная и политическая деятельность требует человека с религиозно и нравственно сильным характером; а также с волевой, моральной, образовательной и профессиональной квалификацией.

2. Демократия, как формальный механизм вовлечения масс в отправление власти, имеет свои отрицательные последствия: если не решает задачу отбора качественного слоя политиков, то становится началом «беспочвенного карьеризма и беспредметного честолюбия, распада и гибели государства».

3. Важная задача государственного строительства в постсоветской Рос-сии – воспитание волевого правосознания. Условиями ее решения являются: потребность в порядке, т.е. строгом соблюдении субъективного правового статуса (своего и чужого), равноправии, социальном мире и справедливости; всенародная потребность в «сильной власти и в подчинении ей»; потребность в «биологической индивидуализации» (правовом и имущественном восстановлении), которая должна быть постепенно дополнена чувством собственного достоинства, волевой дисциплиной, потребностью во взаимном уважении и доверии, иначе говоря, «волевой культурой христианского правосознания»;

4. Государство всегда останется учреждением и никогда не превратится в корпорацию; но оно должно насытить формы учреждения духом корпорации. Прочное государство зиждется на гармоничном сочетании опеки и самоуправления[57]. Участие гражданина в строительстве государства не должно разлагать единство, авторитет и силу власти.

5. Постсоветское государственное устройство должно создаваться по древней традиции русской государственности: как обеспечение «братского служения, как единение веры, чести и жертвенности», т.е. в соответствии с идеей социальной справедливости. «Чем больше в общественной жизни социальной справедливости и чем глубже в душах людей уверенность, что все или, по крайней мере, все властвующие искренно хотят и ищут ее, тем совершеннее строй, тем прочнее государство»[58]. Это подтверждают результаты социологических исследований, показывающих, что сегодня демократия в глазах россиян ассоциируется с политическим устройством, обеспечивающим социальную справедливость в обществе и достойную жизнь граждан[59]

. Из отмеченных выше исходных методологических посылок следует, что постсоветское государство есть форма порядка и жизни не просто авторитетно предписанная, но принятая «живым правосознанием» большинства граждан, верная завету христианства, которое все связывает с внутренней жизнью духа и созидает из нее.

Поэтому в основу разработки теории органической демократии И. А. Ильин кладет христианскую религиозно-философскую методологию. Ее суть такова: 1) видение основных побудительных мотивов истории и политики в области духа, а не экономики: в понимании политики как части человеческой культуры, культура же – воплощение духа, которым занимается философия; 2) признание многообразия мира, в котором постоянно идет борьба добра и зла. Зло уводит человечество от Бога и движет его к одномерному безрелигиозному миру; 3) рассмотрение нравственного совершенствования человека, духовного преображения мира как критерия прогресса; 4) отрицание позитивного смысла материального благополучия вне нравственного контекста; 5) понимание культурно-цивилизационных различий как разного понимания человека и его отношения к Богу, человеку, обществу, природе и космосу; 6) оценка успешности или неуспешности русской истории в критериях ее собственного философского целепологания, т.е. в христианско-православной системе ценностей и политических категорий[60] ; 7) признание ограниченности историко-материалистического подхода: исторический материалист пишет не историю человека, как существа духовного, но историю человекообразного животного, которое пассивно влечется за состояниями своего тела и слепо поддается давлениям материальной среды; 8) подчеркивание роли ключевых социокультурных параметров, которые наиболее сильно влияют на условия демократизации и итоговую форму демократии – ценностей, традиций, менталитета; 9) наличие прямой связи духовно-религиозной природы свободной личности с потребностью в гражданской и общественной свободе.

Религиозно-философская парадигма рассмотрения истории России и ее будущего позволила Ивану Ильину обосновать: своеобразие пути нашей страны; необходимость преемственного христианского исторического существования России и ее будущего органического демократического устройства на базе политической этики, духовно-нравственных факторов; демократическое строительство будущей России как процесс создания в первую голову ее духовных и социальных основ, укрепления религиозного чувства и сознания личности, являющихся незаменимым источником развития ее духовных сил; человеческий дух как фактор общественного и исторического бытия.

В создании теории органической демократии использованы исторический метод и принцип реализма. Их смысл сводится философом к следующим моментам: учет в общих чертах русской исторической, национальной, державной и психологической данности в определении основ государственного устройства постсоветской России; эмпиризм, отказ от формального и утилитарного способа постановки политических вопросов и учет конкретной задачи воссоздания России; отказ от каких бы то ни было новых видов западничества, ибо «нет и не может быть единой государственной формы наилучшей для всех времен и народов», знание всех политических форм и средств человечества и создание самой Россией в соответствии с ее собственной проблематикой, своего, русского проекта государственного устройства; осознание, что всякое давление Запада будет преследовать чуждые России цели; верное понимание христианских аксиом правосознания и государственности и воплощение их в русскую народную жизнь в меру исторической возможности.

Конкретно-историческое и религиозно-философское рассмотрение демократии дало возможность сформулировать методологический вывод: подлинно свободную (органическую) демократию способна создать лишь духовная личность, а источником развития ее духовных сил служит религия. В этом случае демократия обретает свою целостность, системность, включающую институционально-правовые формы, их духовное содержание и целеполагание ради нравственно должного, возвышающего общественную, государственную и личную жизнь человека, делающего его не только потребителем материальных благ, но и творцом культуры.

Системному анализу в арсенале исследовательских средств И. А. Ильина в разработке теории органической демократии принадлежит важное место. Этот метод, с одной стороны, противостоит представлениям о демократии как конгломерате институциональных и формальных правовых элементов. С другой – он противостоит представлениям о безыскусном органическом единстве, которое не нуждается в умышленной деятельности со стороны власти по созданию определенных предпосылок, обеспечивающих ее содержательное начало. В рамках системного подхода философ раскрывает конкретные механизмы обеспечения целостности демократической системы и выделяет ее многообразные связи. Важнейшие среди механизмов – создание предпосылок демократии, новой национальной системы воспитания, ориентированной на укрепление русского национального духовного характера, разработка новой национальной идеи, ознакомление со всеми политическими формами и средствами человечества при одновременном отказе от новых видов западничества, разработка основ демократического государственного устройства постсоветской России не только на общих основах, но и на основах русского права и государства, нахождение нового способа выделения к власти лучшего меньшинства, нового способа выборов, организация местного самоуправления. Сложность процесса становления органической демократии требует исследования фактов в их совокупности, во взаимообусловленности. Выявляя многообразные связи в демократической системе, философ указывает, что их качество определяет личность с волевой культурой христианского правосознания. Она является основой создания и поддержания демократического порядка как строгого соблюдения субъективного правового статуса, равноправия, социального мира и справедливости.

В процессе создания теории демократии основное внимание Ильин сосредоточил на выяснении сущностных аспектов, лежащих в основе демократии[61]. Соответственно демократия осмысливается органически, т.е. все государственное устройство не сводится к форме всеобщего и равного голосования, не отвлекается от качества человека. Органический подход к демократии означает, что: различные политические системы, формы государственного устройства раз­виваются подобно живым организмам по своим внутренним законам, которые связы­вают в единое и неразрывное целое все составляющие элементы и не допус­кают произвольных, внешнеполитических изменений; эти закономерности складываются на базе специфической культуры народа; устоявшиеся способы политической жизнедеятельности несут на себе отпе­чаток географических условий страны, характера ее исторического пути, века­ми господствующих религиозных верований; любые политические реформы должны носить эволюционный характер, т.к. резкие скачки и перевороты вредны, поскольку разрушают преемственность культуры, снижают ее уровень; одна и та же политическая модель или схема не может быть эффективной для различных социально-культурных общностей; демократия имеет определенные сложности и опасности, которые могут возникнуть в условиях некритического к ней отношения и излишней поспеш­ности введения ее в государственную жизнь; оптимальный характер демократизации, втягивания масс в политику возмо­жен лишь в меру создания необходимых предпосылок: умение людей пони­мать, ценить свободу и правильно пользоваться ею, высокий уровень право­сознания людей, их экономическая самостоятельность и т.д. Использование органического принципа в построении теории демократии обусловило соответствие ее положений основным выводам синергетики и гомеостатики, которые претендуют на создание современной парадигмы управления системными процессами. Поэтому теория органической демократии является методологическим инструментарием, позволяющим оптимизировать процессы трансформации в России вопреки многочисленным прозападным программам ее модернизации. В частности, отказаться от «догоняющей» роли в глобализационных процессах. В целом можно уверенно констатировать следующее. Методологическая традиция, избранная Иваном Ильиным при разработке теории органической демократии, соответствует русской культуре, антипозитивистской по своей природе.

Второй параграф посвящен раскрытию системы понятий и положений теории органической демократии.

Основополагающими понятиями являются «демократия», «формальная демократия», «органическая демократия», «демократическая диктатура», «правосознание», «государство», «справедливость», «свобода», «национализм», «частная собственность», «среднее сословие», «дух», «культура», «религия», «любовь», «совесть».

Особенность рассмотрения Ильиным указанных категорий определяется такой чертой его философской системы, как эвристическое требование исследовать любое явление этого мира не как однородное, монолитное образование, а как феномен, существование которого определяется взаимодействием двух противоположных начал: добра и зла, жизни и смерти, любви и ненависти, красоты и уродства, свободы и рабства и т.д. Именно их взаимодействие и взаимопроникновение формулируют содержательную специфику, конкретные формы актуализации и перспективы дальнейшего развития любого социального субъекта, экономического процесса или политического института. Такой подход позволяет исследователю перейти на более высокий уровень политологического анализа, заменив поверхностное, формальное понимание реальности на многомерное, не формальное. Кроме того категории теории органической демократии разрабатываются в христианском ключе, в их содержание включается идея творчества как сверхсмысла существования человека и его души.

Понятие «демократия» И. А. Ильин рассматривает с двух различных точек зрения: механической и органической. Согласно первой, сущность формальной демократии в том, что все формально равны и все борются друг с другом за власть ради собственных интересов, прикрываемых общей пользой. В формальной демократии не принимается в расчет качество желаний, планов единомышленников и особенно мотивов и намерений… «голосователей»[62]. Формальная демократия есть арифметический подсчет «частных вожделений», который не определяет государственно-полезный интерес. Критериями формальной демократии являются: количество людей, имеющих право голоса[63] ; «партийный принцип», который также сводит политику к количеству и к условным формальностям, пренебрегает живым правосознанием. В основе формальной демократии лежат «ложные доктрины», утверждающие, будто: все люди разумны, добропорядочны и лояльны; право голоса можно предоставлять людям независимо от их правосознания; государственный интерес состоит из суммы частных интересов; на состязании и на компромиссе центробежных сил можно построить здоровое государство; честно сосчитанные «свободные» голоса способны указать истинное благо народа и государства[64]. Путь формальной демократии для постсоветской России И. А. Ильин считал «прямо гибельным»; для России необходимо не количественное, а качественное «народоправство»[65].

Органическая демократия, как демократия качественности, ответственности и служения, делает ставку на «воспитываемого ею, самоуправляющегося, внутренне свободного гражданина»[66]. «Лечить» провалившийся тоталитаризм ученый предлагает полным обновлением демократического принципа «в сторону отбора лучших и политического воспитания». В самой полной демократии большинство не правит, а только выделяет свою «элиту» и дает ей общие, направляющие указания[67]. Демократия предполагает у народа хозяйственную самостоятельность гражданина, высокий уровень массового правосознания, личный характер, определенность политического понимания и воззрения, гражданское мужество и в особенности опытное разумение государственного дела[68]. Органическое понимание демократии предполагает: настоящего гражданина, думающего о государственном деле (об общей безопасности жизни, о национальной армии, честной полиции, правом суде, верном и мудром правительстве, образовании, культуре, дорогах, правопорядке, гарантиях личных прав и т.д.) и ответственно справляющегося с ним; взаимоотношения между народом и правительством по принципу: правительство служит народу и черпает из него свои силы, а народ отдает свои силы «общему делу»; выработку и введение в каждой стране, подходящей именно для нее, системы голосования; самобытность народа, выражающуюся в его особом «духовном акте»: в особом внутреннем строе и укладе человека – его способе «чувствовать, созерцать, думать, желать и действовать»[69]. Итак, «значительнейшее и глубочайшее» в органической демократии – это «личные качества и тяготения человека, это то, как он поведет себя в личной жизни, и еще глубже: это вера, его совесть и верность, это его характер, это то, что он способен совершать в общественной жизни и чего он не может сделать»[70].

И. А. Ильин предполагал, что после падения коммунистического тоталитаризма и в случае попытки немедленно ввести демократию без наличия соответствующих предпосылок в России возникнет «период неизбежного хаоса». Для его сокращения необходима «демократическая диктатура», задача которой организовать неформальную демократию, приучая людей к подлинной свободе[71].

Мыслитель различает «внутреннюю свободу» и «внешнюю свободу». Кроме того, он рассматривает необходимость свободы для России как государства (в смысле ее международной независимости); как национального единства (в смысле творческого развития русской и всех других российски-нерусских национальных культур); и свободы для русских людей, как «множества духовных и хозяйственных личностей» (в смысле «свободы веры, искания правды, творчества, труда и собственности»). Главный аспект проблемы свободы для ученого составляет вопрос о «мере и о формах ее политического и хозяйственного осуществления». Мера свободы, различная у разных народов, зависит от «укорененности и несоблазнимости общенародного правосознания»[72]. Свобода, в трактовке философа, есть неотъемлемое право человека на законно урегулированную самодеятельность. «Права личной свободы» трактуются Ильиным как политическая защита творческой самодеятельности человека как организма и как духа. И государственная власть тем сильнее, чем прочнее она обеспечивает свободу человека. При этом свободы полной, тотальной, абсолютной, считает философ, нет и быть не может. В политике необходимо «творческое регулирование: свободу человека, его верований, его убеждений и политических мнений – не надо подавлять, но ее надо воспитывать, оформлять и духовно направлять»[73]. Чтобы правильно пользоваться внешней свободой, надо быть внутренне свободным. Внутренняя свобода – это духовное, нравственное и политическое самообладание человека[74]. В данном определении свободы, на наш взгляд, существенны следующие моменты. Рассмотрение свободы как неотъемлемого достояния духа и как неотчуждаемой святыни (свобода не «дается», а «берется» духом и соблюдается им). Раскрытие тайны свободы («свободы воли»), состоящей в способности силы духа преодолевать внутренние и внешние затруднения и препятствия и увеличивать свою силу (дух человека «свободен» в том смысле, что ему дан дар «самоусиления», «самоосвобождения»). Подчеркивание действенного характера свободы духа («человеку подобает жить… действиями, и соответственно отвечать за эти действия… Неспособный к этому не может считаться ни деятелем, ни человеком с характером, ни морально зрелою личностью, ни творцом культуры, ни воспитателем, ни врачом, ни священником, ни солдатом, ни судьей, ни политиком, ни гражданином»[75] ). Акцентирование внимания на «свободе для» органически-творческого самооформления, для самостоятельного нахождения предмета и пребывания в нем («свобода обретается через Бога, в духе, в совести, в чувстве собственного духовного достоинства, в служении своему единокровному народу»; «свобода от» всего этого, то есть «освобождающая» человека от третьего (духовного) измерения… есть произвол насилия, блуда и греха»[76] ). Выявление русской специфики взаимодействия внутренней и внешней свободы: чем меньше в русском человеке любви и веры, тем менее он внутренне свободен и способен правильно пользоваться внешней свободой. Чтобы россиянин начал изменять самого себя с целью стать ответственным участником демократического строя, он должен сначала поверить в то, что российская демократия строится любовью, правом, справедливостью и свободой, а не разнузданием, преступлением, эксплуатацией и анархией.

Философ различает право «внешнее» и право «духовное». «Внешнее право» есть формальное, насильственное право, т.е. право внешнего навязывания своей власти и упрочения своего влияния. «Духовное право» есть воспитывающее и дисциплинирующее право, т.е. право борьбы за содержательную и предметную справедливость. Право – это порядок, договор, организованность, господство, а правосознание – это воля к порядку, верность, воля к единению, свободная лояльность. Основополагающие аксиомы правосознания – духовное достоинство (человек следует высшей, объективной цели, подчиняет материальное духовному, ставит надличностное выше личностного), самообладание (автономия) и идея социальной целостности. Будущность России философ ставит в зависимость от воспитания правосознания граждан и правителей. Новое правосознание – это религиозно и духовно укорененное, лояльное, справедливое, братское, верное чести и родине правосознание[77]. И. А. Ильин отмечает такие особенности русского правосознания как его неформальность, свобода от мертвого законничества, тяга к живой справедливости, наивная недисциплинированность в бытовых основах, тяга к анархии[78].

Совокупным субъектом права является государство, которое может быть или «корпорацией», или «учреждением». Здоровое государство всегда совмещает в себе черты корпорации с чертами учреждения: оно строится и сверху, и снизу, и по принципу властной опеки, и по принципу самоуправления. Жизненное сочетание из корпорации и учреждения определяется прежде всего имеющимся в данной стране и в данную эпоху уровнем народного правосознания. Отсюда государственная форма рассматривается ученым как «строй жизни и живая организация народа». Необходимо, чтобы народ уважал законы этого строя и вкладывал свою волю в эту организацию. Таким образом, жизнь и силу государственной форме дает именно правосознание; государственная форма зависит прежде всего от уровня народного правосознания, от политического опыта, от силы его воли и национального характера. Следовательно, Ильин трактует государство не как механизм, а как организм и потому считает, что «всякая истинная и прочная форма жизни должна быть подготовлена в нем органически»[79].

Возрождение России в постсоветский период мыслитель связывал с восстановлением такой русской традиции, как поиск справедливости. Справедливость требует не только общих правил, но еще и «справедливых людей». По мысли И. А. Ильина, нет готового справедливого строя, который оставалось бы только ввести. Создание справедливого строя мыслитель понимает как «великое и вечное всенародное задание, которое неразрешимо раз и навсегда. Главный смысл христианской трактовки справедливости заключается в поиске справедливости для других и готовности жертвовать «своим» сверх всякой справедливости. Именно в жертвенности народа, согласно исследователю, заключается источник настоящей политической силы. Назначение справедливости в том, чтобы открыть свободную дорогу творчеству и качеству. «Полная справедливость» понимается только как «регулятивная идея», бесконечное задание, и все народы творили и будут творить свою духовную культуру при отсутствии полной справедливости. Итак, справедливость в понимании Ильина есть дело веры, совести и всенародного творческого искания, а не только – законов и принуждения. Как сторонник рангового миросозерцания он трактует справедливость как предметное неравенство.

Постсоветская Россия виделась великому русскому философу как национальное государство, ограждающее и обслуживающее национальную культуру. Вот почему понятие «национализм» и «русский национализм» являются важнейшими в теории органической демократии. Национализм, «здоровое и оправданное настроение души», предстает в работах ученого как сложное системное явление. Ее взаимосвязанными элементами являются: любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии; вера в его духовную силу и духовное призвание; воля к его свободному и творческому развитию; созерцание его души, недостатков, талантов, исторической проблематики, опасностей; система поступков, вытекающих из этой любви, веры, воли и созерцания. Национальное чувство есть источник достоинства, единения и государственного правосознания народа.

Новый строй будущей России, по Ильину, должен быть основан на частной инициативе и частной собственности. Частная собственность определяется им как форма человеческого труда, в высшей степени поощряющая творческие силы человеческого инстинкта и духа, освобождающая, подстегивающая их в культурном аспекте. Вот почему, с точки зрения мыслителя, «мир нуждается в воспитании чувства частной собственности, а не в отрицании ее. Идея частной собственности в том, что ни один слой не лишается ее поддерживающего и воспитывающего влияния. Философ связывает воспитание сознания собственника с воспитанием в нем социальной справедливости и христианской щедрости, а поддержание сознания собственника – с обеспечением продуктивности частной собственности и превращением ее «в инструмент всеобщего процветания» с помощью социальной организации[80].

Защиту частной собственности философ считает задачей среднего сословия, которое «незаменимо никем». В силу того, что среднее сословие: «носитель здорового духа отечественной государственности вообще»; серьезно подходит к политике и отвечает за судьбу своей страны благодаря частной собственности, частной инициативе, честности, усердию и бережливости; образует поддерживающую созидательное равновесие в стране «мирную субстанцию родины», обладает здоровым правосознанием, патриотизмом, национальным характером. Именно здоровый дух государственности, присущий среднему сословию, делает его социальной основой неформальной демократии.

И. А. Ильин не верит ни в какую «внешнюю реформу», которая могла бы спасти нас сама по себе, независимо от внутреннего, душевно-духовного изменения человека. В связи с этим содержание теории органической демократии раскрывается и через такие понятия как «Дух», «культура», «религия», «любовь», «совесть».

Дух, по Ильину, есть начало внутреннего закона и меры; он утверждает в человеке самостоятельную и ответственную личность; требует свободы; взращивает правосознание; учит различать добро и зло; ищет справедливости; стремится превратить частную собственность в источник общественного процветания; творит национальную культуру, дает человеку родину и делает его патриотом; открывает человеку путь к Богу и т.д. [81]. Словом, Дух составляет истинную сущность человека, наполняет подлинным смыслом его жизнь, не позволяя ему скатываться «в бездну своей первобытной животности».

Мыслитель полагал, что в постсоветское время русский человек должен вернуться к корням своей национальной культуры. Культура начинается там, где духовное содержание ищет себе верную и совершенную форму. Вся история христианства есть единый и великий поиск христианской культуры. Христианская культура – это усвоение Духа Христа (в меру своих сил) и творение из него земной культуры человечества. Задачу создания христианской культуры каждая эпоха, каждый народ и каждое поколение должны стремиться решать по-своему. Культура есть явление внутреннее и органическое: она захватывает самую глубину человеческой души и слагается на путях живой, таинственной целесообразности. Этим она отличается от цивилизации, которая может усваиваться внешне и поверхностно, и не требует всей полноты душевного участия. Современная секуляризованная и нехристианская культура подлежит творческому пересмотру и обновлению в христианском духе.

Термин «религия» Иван Ильин рассматривал в двух значениях. 1. Как особую, специальную сферу человеческой культуры, которая стоит как бы наряду с другими ее сферами: искусством, наукою, нравственностью, государственностью, бытом. При таком понимании религия живет сама по себе, касаясь жизни в некоторых моментах: в рождении, говении, бракосочетании и смерти, на молитве. Но в науке, при исполнении служебных обязанностей, в развлечениях, в любви, в политике и прочем человек находится в светской, секуляризованной стихии, которая не подчиняется религии. 2. Как основное, постоянное состояние души, которое присуще ей во всех ее переживаниях, поступках и установлениях. Человек, религиозный в этом смысле, религиозен во всем, чем живет и что делает[82]. Мыслитель доказывает, что верить в Бога разумно и мудро, благодатно и спасительно. Потому что общение с Богом есть главный источник творческого вдохновения, фундамент благородного государственного и политического правосознания, абсолютная основа характера, источник социальности, гарантия волевой дисциплины и т.д.

Самым глубоким и могучим источником духовного опыта и религиозной веры, утверждает Ильин, является любовь. Там, где начинается любовь, там кончается безразличие, вялость, экстенсивность. Так называемая «абсолютная любовь» неосуществима; как сочувствие и помощь всем людям она означает фальшивый и аморальный подход к жизни, не отличающий добра от зла[83].

Как «нравственно-совершенное» трактует Ильин понятие «совесть». Совесть является источником чувства ответственности, справедливости, актом внутреннего самоосвобождения, главной силой предметного поведения (долг, дисциплина, верность, служение). Совесть – «живая основа элементарно упорядоченной или тем более расцветающей культурной жизни»[84]. Она указывает человеку на нравственно лучший исход из данного жизненного положения.

Итак, к основным положениям теории органической демократии Ивана Ильина следует отнести следующие. Демократия – не просто государственная форма, она предполагает у народа способность строить свое государство. Различные проявления данной способности составляют духовные и социальные основы органической демократии, без которых она вырождается.

Необходимыми предпосылками неформальной демократии являются такие, как свобода, понимаемая как сила и искусство человека определять себя самого и свою жизнь к духовности; правосознание, от уровня которого зависит оптимальное сочетание принципов самоуправления и властной опеки в строительстве государства; экономическая самостоятельность гражданина, предполагающая утверждение частной собственности на обновленной идее, когда ни один слой не лишается ее поддерживающего и воспитывающего влияния.

Cоциальность является сущностной характеристикой органической демократии, ее политические ценности – свобода, справедливость, братство. Создать справедливый строй нельзя лишь с помощью законов и принуждения, это дело всегда требует нового решения с помощью всего народа. Социальной основой творческой демократии является прежде всего среднее сословие, в силу того что оно обладает здоровым духом государственности, серьезным отношением к политике и ответственностью за судьбу своей страны, здоровым правосознанием и национальным характером. Неформальная демократия создает условия для духовного расцвета народа, ограждает и обслуживает национальную культуру, светскую и религиозную.

Практика социально-политической трансформации постсоветской России показала справедливость прогноза И. А. Ильина о необоснованности строительства государства «по трафарету западных демократий» и необходимость соотнесения демократических преобразований с культурно-исторической спецификой страны, логикой ее собственного развития, избегая крайностей «почвеннического» и «западнического» решения.

В теории органической демократии И. А. Ильина демократическое будущее России увязано со всем ее историческим прошлым, реалистически преломленном к социально-политическим процессам постсоветской трансформации. Речь идет об учете исторической, национальной, психологической данности в том виде, в каком она унаследована и поскольку может быть в общих чертах учтена сегодня.

Методологическое значение имеют следующие положения теории органической демократии. Демократия как формальный механизм вовлечения масс в политику не решает проблемы качественного обновления общества. Реализация данной задачи требует наполнения демократической формы определенным содержанием – созданием условий для обеспечения отбора и обновления качественного слоя политиков и самодеятельности народа. Самодеятельность народа может стать главной формой культурной жизни при одновременном политическом и религиозном обновлении общественной жизни. Религиозная культура является источником формирования необходимых качеств человека как участника демократического порядка: государственного политического правосознания, характера, совести, дисциплины и социальности.

Возрождение и обновление России заключается не просто в утверждении какой-нибудь некоммунистической формы правления, а в духовном возрождении, ибо без духа нет внутренней свободы, нет частной собственности как источника общественного процветания, нет жертвенной справедливости. Духовная самобытность русского народа состоит в том, что его душа всегда искала своих корней в Боге и его земных явлениях: в правде, праведности и красоте. Возвращение к корням своей национальной культуры (сердца, созерцания, свободы и совести) продиктовано потребностью создать новую культуру (воли, мысли и организации) как фундамент качественной государственности.

Следовательно, вопрос об органичности демократии в России И. А. Ильин решает по принципу взаимодополняемости теорий, т.е. на уровне метатеории. Вместе с тем его система не лишена противоречий, что очевидно и обусловливает порой восприятие ее как утопической. Аналитический опыт Ивана Ильина позволяет определить структуру метатеоретизирования на тему органичности демократии, выделив в ней три взаимосвязанных элемента: ретроспективный, ситуативный, перспективный. Характер взаимосвязи между обозначенными структурными компонентами, согласно И. А. Ильину, выражается в том, чтобы создавать национальное будущее через эксплуатацию национального прошлого, собранного в национальном настоящем. Теоретическое решение вопроса органичного развития России в начале XXI века связано с разведением всех имеющихся теорий по указанным трем уровням с целью последующего построения метатеории, которая послужит, в свою очередь, для исследования или описания других теоретических систем.

Метатеоретизирование И. А. Ильина в области модели демократии для будущей России, основывается на научных методологических установках органицизма, который начал формироваться с античной натурфилософии и в XIX в. приобрел статус теоретико-методологической системы. И. А. Ильин обращался к творчеству Н. Я. Данилевского, развивавшего идеи органицизма в вопросах политического и культурного развития России и Запада. Хотя Данилевский остался в рамках традиционных славянофильских суждений о политических и культурных перспективах России и Запада, но методологически его подход был нов. Н. Я. Данилевскому удалось соединить в рамках политико-философской системы три важных политических мифологемы общественно-политического сознания XIX века. Согласно этим мифологемам историческое развитие России есть движение к некоторому идеальному состоянию, русский народ – носитель этого движения, а источником движения является особое состояние духа народа[85]. Важнейшая методологическая установка органицизма заключается в том, что социальные структуры должны возникать естественным путем, т.е. формироваться не по чьей-то воле, не извне, а изнутри самого общества, они должны быть результатом естественноисторического развития. Согласно органикам, демократия как путь развития будущего российского общества возможна при наличии определенных условий[86]. Взяв на вооружение важнейшие положения органицизма, Иван Ильин последовательно применил их для анализа советской и прогнозирования социально-политического развития постсоветской России. Точность прогнозов философа подтверждается современным развитием российского общества.

Исторический, религиозно-философский, органический, нормативно-ценностный и сравнительный подходы, использованные И. А. Ильиным в метатеоретезировании по проблеме органичности российской демократии, актуализируются в стержневой идее: самобытность народа (его способ «чувствовать, созерцать, думать, желать и действовать»), лежащая в основе неформальной демократии, не обязательно означает отсталость от так называемых передовых культур и не обязательно обновление сводить к догонянию передовых народов.Третья глава «Теория органической демократии И. А. Ильина в контексте социально-политической трансформации современной России» включает три параграфа: «Проблема свободы как предпосылки формирования демократии качественности в России», «Проблема правосознания как предпосылки формирования неформальной демократии в России», «Проблема экономической самостоятельности гражданина как предпосылки формирования демократии в России».

В первом параграфе анализируется процесс формирования свободы как важнейшей предпосылки демократии в современной России. Сегодня существенно возрос уровень политической и личной свободы, нередко переходящей во вседозволенность. Причины кроются и в недостаточно демократической власти, и в самом обществе, отличающемся высоким уровнем правового нигилизма. Мы разделяем точку зрения, согласно которой сегодняшняя борьба с «недемократическим государством» не может становиться борьбой с государством как таковым, с попытками обуздать стихию «общественного» произвола, но силы порядка не должны бороться с силами стихии методами произвола[87]. Об определенном потенциале российского социума создавать новую реальность, реальность свободы, говорят и результаты социологических исследований. 66 % опрошенных молодых людей в возрасте от 17 до 26 лет в марте – апреле 2007 г. Институтом социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Ф. Эберта сделали выбор в пользу свободы («свобода – то, без чего жизнь человека теряет смысл»), а не материального благополучия («главное в жизни – материальное благополучие, а свобода второстепенна»)[88]. Неподготовленность народа к свободе и демократии объясняется и политическим наследием революции, тоталитаризма, когда россиян отучали самостоятельно думать, надеяться на свои силы. Поэтому преобразования в 1990-е гг. возглавили правительственные чиновники. В результате мы имеем сегодня государственный аппарат, который «и самый большой работодатель, самый активный издатель, самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе в конечном счете народ»[89]. Он выведен за рамки ответственности перед гражданами, что порождает коррупцию и массовый правовой нигилизм. Но без ответственности, без права не может быть свободы, т.к. свобода остается нереализованной и незащищенной. Значит, дальнейшее движение страны к свободе и овладение народом умением ею пользоваться невозможно без сильного (здорового) государства, гарантирующего права и свободы личности. Проявление инициативы народа блокируется тем, что ему, угнетенному проблемами выживания, не до абстрактных вопросов политики[90]. Тем не менее демократия входит в жизнь россиян через выборные представительные учреждения, признание основных прав личности, свободы СМИ, организаций граждан, вероисповедания, значения местного самоуправления (правда, больше на словах). Нынешний глобальный экономический кризис усиливает ответственность государства в пределах его компетенции и требует доверять все большее число социальных и политических функций непосредственно гражданам, их организациям и самоуправлению. Значит, важно расширять сферу публичной политики как форму участия компетентных людей в принятии жизненно важных для общества решений, способ сосуществования народа и власти. Идеал органической демократии требует создания в стране такой обстановки, которая побуждала бы политически продвинутые слои граждан к участию в общественной жизни, а остальных воспитывать в духе демократии и готовить к такому участию[91]. Органическое соединение сильной власти и свободной самодеятельности народа позволит устранить воспроизводство бюрократического стиля правления.

Во втором параграфе исследуются вопросы формирования в современном российском обществе здорового правосознания как предпосылки демократии. Исходными посылками анализа берутся следующие положения теории демократии Ивана Ильина: государственное и политическое обновление может прийти только «из глубины правосознания»; свобода обеспечивается сохранением и совершенствованием правопорядка, путем его терпеливого реформирования; человек становится опорой правопорядка, самоуправления, имея «здоровое правосознание», значит, имея волю к законопослушанию, умея соблюдать и свои, и чужие полномочия, обязанности и запретности; отсутствие здорового правосознания в народе превращает демократический строй в «решето злоупотреблений и преступлений». Поскольку проблемой пренебрежения к праву, отмечает В. Б. Пастухов, в постсоветский период системно и глубоко не занимались, постольку право в России существует формально; оно утратило всеобщность. Согласно опросам общественного мнения, преобладает точка зрения, что действующая государственная власть в России защищает преимущественно экономические и социальные интересы финансовой олигархии и высшей бюрократии. Среди самих чиновников доля тех, кто считает, что их деятельность во многом предопределяют либо их собственные интересы, либо интересы их ведомства, составляет 84 % от общего числа опрошенных[92]. Коррупция как системное явление свидетельствует о низком уровне правосознания в российском обществе. По мнению В. Л. Римского, практика коррупционного поведения на всех уровнях политической, экономической и общественной жизни будет расширяться[93]. Именно бюрократия, клиентелизм и коррупция в современной России являются наиболее значительными препятствиями для развития здорового правосознания в обществе. Недостаточная уверенность в будущем, низкое доверие к государственной власти накладывают глубокий отпечаток на социальные нормы, регулирующие индивидуальное и массовое поведение. С утратой социального контроля в обществе тесно связаны процессы его маргинализации и рост преступности. Далеко не решена задача обеспечения законности в деятельности самих юристов. Законодательство РФ крайне слабо влияет на происходящие в стране общественно значимые процессы[94]. Для развития правосознания российского народа необходимо прежде всего поставить на должную высоту российскую юридическую науку, обеспечить «живой контакт» между юридической наукой и сознанием масс, чтобы каждый фактически знал то, что ему по праву «можно», «должно» и «нельзя», активизировать воспитательную деятельность государства. Без новой правовой культуры, отвечающей потребностям демократизации России, никакое согласование позиций, интересов, целей социальных групп в обществе невозможно. Правосознание взаимодействует «со всею духовною культурою народа и особенно с его религиозною культурою». Настоящая религиозность требует духовной свободы и потому «выращивает в душе естественное правосознание». Отсюда вытекает задача одновременного религиозного и политического обновления в течение длительного времени. Для ее решения необходимо не внешнее соединение государства с церковью, но обновление духовного способа жизни. Для успешной социально-политической трансформации России восстановление правового порядка – это предпосылка для разрешения всех других проблем. Отсутствие здорового правосознания в обществе ведет к социальной катастрофе. Современный уровень правосознания в российском обществе таков, что он не может быть основой качественного демократического порядка. Вместе с тем потребность в здоровом правосознании очевидна и задача государства и гражданского общества – участвовать в его формировании, уделяя самое пристальное внимание воспитанию правовой культуры людей на протяжении всей их жизни. Кроме того проблемы, связанные с развивающимся глобальным экономическим кризисом, не могут быть решены без здорового правосознания людей.

Третий параграф посвящен изучению создания экономической самостоятельности гражданина как необходимой предпосылки демократии в современной России. Гражданину важно чувствовать себя в жизни «самостоятельным работником», потому, что тот, кто кормит сам себя и свою семью честным трудом, приносит пользу своему народу, имеет основу для независимого суждения в политике, для неподкупного волеизъявления и голосования, правильного понимания государственных интересов. «Без этого демократия быстро вырождается в непрерывную схватку беспочвенных рвачей», ибо «все заняты личной добычей»[95]. Человек, лично неспособный к честному труду, живет вне правопорядка и правосознания и потому, говорит Ильин, оказывается «политическим идиотом». У кого отнят смысл труда, тот перестает быть гражданином, становится неспособен к государственному самоуправлению, к демократии. Способность к демократии предполагает в человеке «волевую независимость и гражданское мужество», которые легче всего обретаются человеком, «имущественно стоящим на своих ногах» [96].

К сожалению, развитие экономических и социально-политических процессов в России 1990-х гг., изменение структуры прав и отношений собственности в ходе приватизации привели к возникновению многих социальных проблем, в том числе проблемы бедности. К настоящему времени проблема фактической бедности большей части населения остается. Если в качестве границы бедности использовать показатель минимальных социальных потребностей, как это принято в промышленно развитых странах, то доля бедных в России составит 90 млн. человек[97]. Бедность порождает тенденция расширения социальной исключенности уязвимых групп из нормальной жизнедеятельности общества. В стране появи­лась новая социальная категория – «работающие бедные». Бед­ные превращаются в андеркласс. Согласно критериям ООН, к андерклассу относятся люди, живу­щие на 2,5 доллара в сутки. В России таковых – 7–8 %, т.е. порядка 12 млн. человек. В перспективе на 15–20 лет особых надежд у малообеспеченных нет. То есть существующая модель социальной политики неэффективна[98]. Оптимальная модель должна решить важнейшие задачи социальной политики: предотвратить тенденции расширения социальной исключенности уязвимых групп из нормальной жизнедеятельности общества, деградации трудового потенциала и человеческого капитала страны, создать взвешенную и целенаправленную программу воспроизводства тру­довых ресурсов как условия эффективного развития социальных отношений, сформировать равновесную и эффективную систему распределения доходов между социальными группами, между отраслями экономики, между государственным и частным сектором, обеспечить процесс формирования и развития среднего класса как главной опоры демократии.

Анализ среднего класса на материалах всероссийского мониторинга, проводимого Центром изучения социокультурных изменений ИФРАН с 1990 г., показал, что в России в 2006 г. его численность составляла 22 % от общей численности населения[99]. Самостоятельность и уверенность в собственных силах все больше отвечают внутреннему самоощущению представителей среднего класса: почти 100 % ответивших надеются на себя в улучшении своей жизни, используют активистские стратегии поведения. Что касается правовых механизмов реализации своих интересов, то большинство представителей городского среднего класса готово соблюдать законы, но только тогда, когда начнут это делать сами представители органов власти. Менее трети опрошенных (30%) демонстрируют законопослушание. Уровень «правового релятивизма» выше среди молодежи (14 % опрошенных в возрасте до 25 лет считают, что закон следует соблюдать всегда, в возрасте старше 60 лет таких 40%). С 1998 г. в среднем классе доля ориентированных на государство, обеспечивающее свободу личности, возросла почти до 40 %. Динамика политических предпочтений и политического участия городского среднего класса свидетельствует о невысоком интересе к политике, отчетливо выраженной ориентации на частные интересы и индивидуальную самореализацию, конформизме. Идеологические предпочтения у представителей среднего класса выражены слабо. Отвечая на прямой вопрос, какие ценности, права и свободы являются первостепенными для демократически организованного общества, респонденты выделили: равенство всех граждан перед законом, независимое судопроизводство, свободу печати и свободные выборы власти[100]. Итак, формирующийся в России средний класс представляет собой значительную активную социальную группу населения. В то же время его общая численность и качественные характеристики явно недостаточны, чтобы он был надежным стабилизатором общества и двигателем развития. «В ближайшие 10 лет средний класс не станет доминирую­щим в нашей стране. У этого социального слоя отсутствует запас жиз­ненной, социальной, материальной прочности»[101]. Российскому среднему классу еще предстоит стать «носителем здорового духа отечественной государственности», который «серьезно подходит к политике и отвечает за судьбу своей страны», «обладает здоровым правосознанием, патриотизмом, национальным характером».

Россияне, как показывают результаты социологических исследований, воспринимают демократию через призму социальных проблем: свободного труда и социальной справедливости, обеспечивающих достойный уровень жизни. Эти ожидания россиян созвучны основным принципам социального государства в трактовке И. А. Ильина, а именно: гуманности (Человек – «живая цель» государства); христианской солидарности («Никто не должен быть исключен из государственной системы защиты, заботы и содействия»); свободы («Государство не связывает человека и не стесняет ненужной опекой; оно только заботится о нем, помогает ему»); взаимности граждан («В удовлетворении каждого духовно-верного и справедливого интереса каждого гражда­нина заинтересован не только он сам, но и все его сограж­дане; это интерес общий, народный, государственный»).

Социальное государство, по определению философа, это государство, которое возводит или по крайней мере стремится к тому, чтобы «возводить каждый духовно-верный и справедливый интерес отдельного гражданина в интерес всего народа и всего государства»[102]. Такой взгляд на проблему социального устройства постепенно завоевывает позиции в мире. Он особенно актуализируется в условиях неизбежных ограничений, диктуемых экологическими и экономическими проблемами современного глобализирующегося мира.

В заключении изложены наиболее важные теоретические выводы и обобщения по исследуемой проблеме. Центральным является заключение о том, что в основу социально-политической трансформации современной России должна быть положена органическая парадигма, выстраиваемая в соответствии со спецификой национальной культуры. Она позволит России отказаться от идеологии и практики догоняющего развития и встать на путь инновационного развития, превратив национальные особенности в конкурентные преимущества в глобализирующемся мире.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора:

Монографии

  1. Изергина Н. И. Теория органической демократии И. А. Ильина и политическая трансформация постсоветской России. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – 192 с.
  2. Изергина Н. И. Путь России к демократии: взгляд И. А. Ильина и современность. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – 208 с.

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК

  1. Изергина Н. И. И. А. Ильин о проблеме федерации // Регионология. – 1995. – № 2. – С. 28–40.
  2. Изергина Н. И., Курзин Д. С. Интеграция отечественного политологического сообщества в условиях социальной трансформации: некоторые проблемы политологического образования // Интеграция образования. – 2006. – № 1. – С. 145–151.
  3. Изергина Н. И. Специфика постсоветской трансформации России в контексте теории демократии И. А. Ильина // Регионология. – 2006. – № 4. – С. 24–31.
  4. Изергина Н. И. Демократия в представлении И. А. Ильина: глобальные и региональные аспекты // Традиция и модернизация в развитии регионов: философия, политика, социология, история: сб. науч. ст. / Под ред. А. И. Сухарева, В. В. Козина (НИИ регионология). – Саранск, 2006. – С. 18–35. (Приложение № 7 к журн. «Регионология»).
  5. Изергина Н. И. Социально-политическое наследие И. А. Ильина и современность // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2008. – № 2. – С. 75–84.
  6. Изергина Н. И. Органическая демократия как вектор социально-политических изменений современной России // Регионология. – 2008. – № 4. – С. 104–111.
  7. Изергина Н. И., Логинов А. В. Механизмы социальной политики государства : проблемы оптимизации // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2008. – № 3. – С. 72–81.
  8. Становление демократии в России и средний класс // Регионология. – 2009. – № 1. – С. 82 – 90.
  9. Изергина Н. И. Правосознание как основа демократии: взгляд И. А. Ильина и современность // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2009. №2. С. 3–12.

Статьи

  1. Этнополитические проблемы в трудах И. А. Ильина // Гуманитарные науки и образование: проблемы и перспективы. Материалы I Сафаргалиевских научных чтений. – Саранск: «Красный Октябрь», 1997. – С. 195–200.
  2. Изергина Н. И. И. А. Ильин: к возрождению России через новое воспитание. // Вестник Мордов. ун-та. – 1998. – № 1-2. – С. 11–13.
  3. Изергина Н. И. Проблемы российского федерализма // Российская провинция: история, культура, наука. Материалы II-III Сафаргалиевских научных чтений. – Саранск: «Красный Октябрь», 1998. – С. 449–453.
  4. Изергина Н. И., Ермаков Р. С. Межрегиональная интеграция и формирование единого экономического пространства России // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты. Межвузовский сборник научных трудов. – Саранск: СВМО, 2000. – С. 122–126.
  5. Изергина Н. И., Левина Е Н. Василенко И. А. Административно-государственное управление в странах Запада: США, Великобритания, Франция, Германия: учеб. пособие. Рецензия. – М.: Издательская корпорация «Логос», 2000. – 200 с. // Регионология. –2001. – № 3. – С. 258–260.
  6. Изергина Н. И., Кузнецова И. Н. Федерализация и безопасность России // Регион: контуры безопасности и развития. Матер. всерос. науч.-практич. конф. в МГПИ им. М. Е. Евсевьева 15–16 февраля 2001 г. В. 4-х ч. – Саранск: Мордов. гос. пед. ин-т, 2001. Ч. 2. – С. 32–37.
  7. Изергина Н. И., Кузнецова И. Н. Модернизация России и политический порядок // Регион: контуры безопасности и развития. Матер. всерос. науч.-практич. конф. в МГПИ им М. Е. Евсевьева 15–16 февраля 2001 г. в 4-х ч. – Саранск: Мордов. гос. пед. ин-т, 2001. Ч. 2. – С. 46–49.
  8. Изергина Н. И. Политические элиты // Политология: Учебник с грифом Минобразования РФ. – М.: Дело, 2003. – С. 215–222.
  9. Изергина Н. И. Политические лидеры // Политология: Учебник с грифом Минобразования РФ. – М.: Дело, 2003. – С. 225–235.
  10. Изергина Н. И. Проблемы общественного воспитания в творчестве К. П. Победоносцева и И. А. Ильина // «Человек – общество – культура» (Актуальные вопросы филос., социолог. и экон. исследований). Межвуз. сб. науч. ст. – Саранск: Мордов. гос. пед. ин-т., 2003. – С. 41–45.
  11. Изергина Н. И. Современная российская модернизация как вызов для политической науки и политической практики // Гуманитарий: Альманах. – Саранск: «Красный Октябрь», 2003. – С. 104–107.
  12. Изергина Н. И. Институты непосредственной демократии в субъектах РФ // Гражданское общество и государственные институты. Матер. VIII–IX Сафаргалиевских научных чтений. – Саранск: «Красный Октябрь», 2004. – С. 45–52.
  13. Изергина Н. И. «Изживание социализма»: прогноз политической трансформации постсоветской России И. А. Ильина // Гуманитарий: Альманах. – Саранск: «Красный Октябрь», 2004. – С. 17–22.
  14. Изергина Н. И. И. А. Ильин об идейной и духовной сущности большевизма и коммунизма как общемировых явлений // Гуманитарные науки: в поиске нового (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. III. Часть 1. – Саранск: РНИИЦ, 2004. – С. 88–93.
  15. Изергина Н. И. Российский демократический транзит: некоторые социальные аспекты // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2005. – С. 78–83.
  16. Изергина Н. И. Соотношение политики и морали в творчестве И. А. Ильина. // Первые Саранские философские чтения: Памяти профессора Р. И. Александровой / Под ред. д. ф. н. Е. В. Мочалова. – Саранск, 2005. – С. 88–91.
  17. Изергина Н. И. Некоторые теоретические вопросы демократизации постсоциалистической России // Социальные и гуманитарные исследования: традиции и реальности (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. IV. – Саранск: Ковылк. тип., 2005. – С. 300–305.
  18. Изергина Н. И., Захарина О. В. Социально-экономическое развитие Республики Мордовия в условиях демократического транзита // Деп. В ИНИОН РАН 30.06.05. – №. 59347. – 25 с.
  19. Изергина Н. И. Социальная специфика политической модернизации постсоветской России // Россия в условия политической модернизации: сборник научных трудов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2005. – С. 25–48.
  20. Изергина Н. И. И. А. Ильин об идее русского национального духовного характера как руководящей идее постсоветской России // Гуманитарные науки: в поиске нового (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. IV. – Саранск: Ковылк. тип., 2005. – С. 119–122.
  21. Изергина Н. И. И. А. Ильин об основах государственного устройства будущей России // Гуманитарий: Альманах. – Саранск: «Красный Октябрь», 2005. – № 5. – С. 99–101.
  22. Изергина Н. И. Традиция и революция в консервативной мысли И. А. Ильина // Гуманитарные науки: в поиске нового (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2006. – С. 80–84.
  23. Изергина Н. И. Значение идей И. А. Ильина для нашего и будущего времени // Гуманитарные науки: в поиске нового (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2006. – С. 95–99.
  24. Изергина Н. И. Методологическая основа теории органической демократии И. А. Ильина // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2006. – С. 134–138.
  25. Изергина Н. И. И. А. Ильин о формальной и органической демократии // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VI. – Саранск: Ковылк. тип., 2006. – С. 111–116.
  26. Изергина Н. И. Свобода как базисное понятие теории органической демократии И. А. Ильина // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VI. – Саранск: Ковылк. тип., 2006. – С. 123–127.
  27. Изергина Н. И. И. А. Ильин о природе революции и построении свободной России // Социальные и гуманитарные исследования: традиции и реальности (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. – С. 106–110.
  28. Изергина Н. И. И. А. Ильин: постсоветская Россия, диктатура, демократия. // Социальные и гуманитарные исследования: традиции и реальности (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. – С. 122–126.
  29. Изергина Н. И. И. А. Ильин о русской революции как духовном процессе // Социальные и гуманитарные исследования: традиции и реальности (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. – С. 136–140.
  30. Изергина Н. И. И. А. Ильин: русская революция и будущее русской демократии // Социальные и гуманитарные исследования: традиции и реальности (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. V. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. – С. 148–151.
  31. Изергина Н. И. И. А. Ильин о сознательном переходе к оптимальному социально-политическому развитию постсоветской России // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: РНИИЦ, 2007. – С. 105–109.
  32. Изергина Н. И. И. А. Ильин об оптимальной государственной форме для постсоветской России в свете синергетики // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: РНИИЦ, 2007. – С. 109–113.
  33. Изергина Н. И. Принцип «мягкого мышления» в методологии И. А. Ильина // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: РНИИЦ, 2007. – С. 113–117.
  34. Изергина Н. И. Представление И. А. Ильина о будущем российской демократии в свете теории информационного государства // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: РНИИЦ, 2007. – С. 117–121.
  35. Изергина Н. И. Инновации и традиции в постсоветском развитии России: взгляд И. А. Ильина и реальность // Инноватика-2008: Труды международной. конф. – Ульяновск: Ул.ГУ, 2008. – С. 66–67.
  36. Изергина Н. И. Образец демократии для постсоветской России: теория И. А. Ильина и реальность // Гуманитарий: Альманах. – Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2008. – С. 87–93.
  37. Изергина Н. И. Идеи И. А. Ильина о будущем России в свете глобализации // Глобализация и этнокультурное развитие регионов России: материалы Всерос. науч. конф. г. Саранск 22-23 мая 2008 г. / МГУ им. Н. П. Огарева. – Саранск: Изд. Центр Историко-социолог. ин-та МГУ им. Н. П. Огарева, 2008. – С. 151–163.
  38. Изергина Н. И. Свобода как предпосылка демократии: подход И. А. Ильина и реалии современной России // Социальные и гуманитарные исследования: традиции и реальности (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VI. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – С. 92–95.
  39. Изергина Н. И. Проект обновления постсоветской России И. А. Ильина и современность // Гуманитарные науки: в поиске нового. (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VI. – Саранск: Ковылк. тип., 2008. – С. 121–125.
  40. Изергина Н. И. И. А. Ильин о взаимосвязи правосознания и религиозности в обновлении постсоветской России // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VIII. – Саранск: Ковылк. тип., 2008. – С. 133–137.
  41. Изергина Н. И. И. А. Ильин о социальных основах демократии и современная социальная политика // Деп. В ИНИОН РАН 27. 03. 2009. – №. 6070022. – 16 с.
  42. Изергина Н. И. Демократизация современной России в свете политического наследия И. А. Ильина // Деп. В ИНИОН РАН 27. 03. 2009. – №. 6070020. – 32 с.
  43. Изергина Н. И. И. А. Ильин о революционном контексте демократизации постсоветской России // Деп. В ИНИОН РАН 27. 03. 2009. – №. 6070021– 33 с.
  44. Изергина Н. И. Средний класс и становление органической демократии в современной России // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: Ковылк. тип., 2009. – С. 60–66.
  45. Изергина Н. И. Органический вектор поиска современной Россией национальной идентичности // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: Ковылк. тип., 2009. – С. 77–81.
  46. Изергина Н. И. Становление российской демократии в свете методологии И. А. Ильина // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты (Межвуз. сб. науч. тр.). Вып. VII. – Саранск: Ковылк. тип., 2009. – С. 85–88.
  47. Изергина Н. И. Методология И. А. Ильина и теория органической демократии // Мученики, новомученики и исповедники земли Мордовской: матер. I филос.-богослов. конф., Саранск, 2–3 марта 2007 г. – Саранск, 2009. – С. 115–119.
  48. Изергина Н. И., Изергина В. П. Суверенная и органическая демократия: попытка сравнения // Политико-правовые системы России, стран Европы и Северной Америки: сравнительные исследования: межвуз. сб. науч. ст. / М-во юстиции РФ, СВФ РПА; ред.: И.В. Бахлов, С.Ш. Маринова. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та., 2009. – С. 22–30.

[1] См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // Рос. газ. 2008. 6 ноября.

[2] См.: Ирхин Ю. В. Всемирный конгресс Международной ассоциации политической науки в Японии «Работает ли демократия?» // Соц.-гуманитар. знания. 2007. № 1. С. 222–244; Делягин М. Г. Ценностный кризис: почему формальная демократия не работает // Полис. 2008. № 1. С. 109–122; Чихарев И. А. Масштабы и ритмы демократизации // Полис. 2009. № 3. С. 54–64; Archibugi D. Csmopolitan Demokracy and its Critics: A Review // European Journal of International Relations. Sep 2004. Vol. 10, № 3. P. 437–473.

[3] См.: Сурков В. Ю. Основные тенденции и перспективы развития современной России. М., 2008. С. 32.

[4] См.: Мусихин Г. И. Концептуальные изъяны демократии как проблема глобализации // Полития. 2008. № 2. С. 43; Демократия: универсальные ценности и многообразие исторического опыта. Материалы круглого стола // Полис. 2008. № 5. С. 55–73.

[5] См.: Ржешевский Г. А. Демократия: миф, реальность или раскрученный бренд? // Полис. 2008. № 5. С. 90–99; Розов Н. С. Коллегиально разделенная власть и условия поэтапного становления демократии в России // Там же. С. 74–89.

[6] См.: Окара А. Н. Реприватизация будущего. «Суверенная демократия» : от поисков «новой русской идеи» к «миссии» корпорации ЗАО «Россия» // Полития. 2007. № 1. С. 90; Суверенная демократия. От идеи – к доктрине. М., 2007. С. 37–39.

[7] См.: Сытин А. Г. Исследование вопроса о необходимых предпосылках демократии в западной политической мысли ХХ в.: основные идеи и проблемы // Вестн. Моск. ун–та. Сер. 12. Полит. науки. 2006. № 4. С. 51–59.

[8] См, например: Бляхер Л. Е., Говорухин Г. Э. Революция как «блуждающая» метафора : семантика и прагматика революционного карнавала // Полис. 2006. № 5. С. 58–74; Межуев Б. В. «Оранжевая революция» : восстановление контекста // Полис. 2006. № 5. С. 75– 91; Чимирис Е. С. Революция. Опыт когнитивного осмысления понятия // Полития. 2008. № 1. С. 126–141 и т.д.

[9] См.: Смирнов И. Н. И. А. Ильин о духовном обновлении России // Ильин И. А. Наши задачи : в 2 т. М., 1992. Т. 1. С. 3–14; Полторацкий Н. П. Иван Александрович Ильин. Жизнь, труды, мировоззрение // Ильин И. А. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней : собр. соч. С. 310, 311, 432, 477, 511, 516; Лисица Ю. Т. Консервативная мысль Ивана Ильина // Ильин И. А. О воспитании национальной элиты. М., 2001. С. 5–14.

[10] См.: Евлампиев И. И. Божественное и человеческое в философии Ивана Ильина. СПб., 1998. С. 6, 8–9, 14, 262, 296.

[11] См.: Сысуев Д. А. Проблемы насилия и справедливости в нравственной философии И. А. Ильина : дис. … канд. филос. наук. Саранск, 1997; Евлампиев И. И. Указ. соч. Гл. 4; Бабинов Ю. А., Колесов М. С. И. А. Ильин и национальное самосознание русского народа // Соц.-гуманитар. знания. 2003. № 5. С. 242–257; Васильев В. А. И. А. Ильин о добродетелях, пороках и сопротивлении злу силою // Соц.-гуманитар. знания. 2006. № 1. С. 172–190.

[12] Мунтян М. А. Концепция творческой демократии И. А. Ильина в свете современной теории демократии //http://www.c. – society.ru/WIND. PHP? ID = 205907& SOCH = 1

[13] См.: Гусев В. А. Консервативная политология Ивана Ильина // Социс. 1992. № 4. С. 64–70; Шаронов Д. И. Концепция органической демократии И. А. Ильина // Вестн. МГУ. Сер. 12. Соц.-полит. исслед. 1994. № 1. С. 60–71.

[14] См.: Бабинов Ю. А., Колесов М. С. И. А. Ильин и национальное самосознание русского народа // Соц.-гуманитар. знания. 2003. № 5. С. 242–257; Марченко М. Н. Общее учение о праве и государстве И. А. Ильина и современность // Вестн. Моск. ун–та. Сер. 11. Право. 2003. № 5. С. 3–16; Магарил С. А. Проблема национальной духовности // Соц.-гуманитар. знания. 2007. № 1. С. 139–149; Гутлин М. Н. Понятие духа и духовной жизни в философии Ильина // Соц.-гуманитар. знания. 2004. № 2. С. 334–340.

[15] См.: Золина М. Б. Философия власти И. А. Ильина // Соц.-полит. журн. 1996. № 3. С. 169–179; Макеев В. В. Политическая элита в философии И. А. Ильина // Русская философия права : основные проблемы и традиции : сб. материалов Всерос. конф. Ростов-н/Д., 2000. С. 188–209.

[16] См.: Машенцев Д. А. Демократия в интеллектуальной традиции российского консерватизма и перспективы неоконсерватизма в политических процессах современной России [электронный ресурс]: дис.... канд. полит. наук. – М., 2003 (Из фондов РГБ). http: //diss/rsl.ru/diss/03/0916/030916019/pdf; Деева Н. В. Эволюция концепций демократии в российской политической мысли конца XIX – первой четверти XX века (либеральное, консервативное и  социал-демократическое направления) : дис.... канд. полит. наук. – М., 2006.

[17] См.: Платонов Н. П. Кризис безбожия [электронный ресурс]. – М., [2003]. – Режим доступа: http: //www.paid.ru/detail_krizis – besbojiya.html. – Загл. с экрана; Закунов Ю. А. Основные ценностные альтернативы современности в свете идей   И. А. Ильина // Рус. экон. вестн. Урал. ин–та бизнеса. 2006. № 5 (Ч. 2). C. 70–85; Рыбаков С. В. Горбачевско-ельцинская эпоха в зеркале историософского творчества Ивана Ильина // Там же. С. 202– 217; Начапкин М. Н. И. А. Ильин об отношении Запада к России и перспективы ее развития // Там же. С. 142–162; Окара Н. А. Реприватизация будущего. «Суверенная демократия»: от поисков «новой русской идеи» к «миссии» корпорации ЗАО «Россия» // Полития. 2007. № 1. С. 85–95.

[18] См.: Морозова Г. А. Методология И. А. Ильина в контексте системных преобразований в России // Рус. экон. вестн. Урал. ин–та бизнеса. 2006. № 5 (ч. 2). С. 128–141.

[19] См.: Емельянов Б. В. Русская духовность: сегодня и завтра (Заветы Ивана Ильина) // Рус. экон. вестн. Урал. ин–та бизнеса. 2006. № 5 (Ч. 1). С. 136–142; Филатова А. Ф. Подросток в современной России и педагогические идеи о воспитании И. А. Ильина // Там же. С. 330–345; Бачинин И. Церковь и семья // Там же. Ч.2. С. 1–22; Бринкен А. фон ден. Нельзя возродить Россию под знаменами ее палачей // Там же. С. 46–57; Эйнгорн Н. К. «Семья – живая лаборатория человеческих судеб» (И. А. Ильин) // Там же. С. 358–361; Глуханюк А. А. Потенциал православной концепции воспитания в культуре современной российской молодежи // Там же.Ч.3. С. 250–266; Копылов В. В. Духовное наследие И. А. Ильина и проблемы воспитания защитников отечества // Там же. С. 294–302; Половинкин А. И. Какая православная культура нужна России в XXI веке // Там же. С. 321–330; Усольцев А. И. Роль и правовая основа использования православных ценностей в духовном воспитании в образовательных учреждениях России // Там же. С. 351–356; Мешков Н. И., Бреев С. И., Харитонова И. В. И. А. Ильин о духовном воспитании ребенка в семье в первый период жизни // Новые подходы в гуманитарных исследованиях : право, философия, история, лингвистика : межвуз. сб. науч. тр. Вып.6. Саранск, 2006. С. 313–316.

[20] См.: Миняйло А. М., Ветошкин А. П., Липатникова В. И. Философия Совершенства Ивана Ильина как путь духовного обновления // Рус. экон. вестн. Урал. ин–та бизнеса. 2006. № 5 (Ч.1). С. 70–86; Князев В. М. Православие духа в творчестве И. А. Ильина // Там же. С. 177–192; Новотрясов Н. И. «Царский путь» как основа духовности русского национального сознания // Там же. С. 281–297; Стожко К. П. Патриотическое самосознание православного человека // Там же. С. 320–329; Целиков А. Н. Религиозно-предметная очевидность как основание бытия человека и общества в философии И. А. Ильина // Там же. С. 346–355.

[21] См.: Ильин В. В. Мир GLOBO: Вариант России. Калуга, 2007. С. 125; Киселев А. Доктор государственных наук // Высшее образование в России. 2005. № 5. С. 136–142; Он же. Идеолог «Белого движения» (И. Ильин) // Высшее образование в России. 2005. № 7. С. 138–149; Он же. Иван Ильин и его поющее сердце. М., 2006. 271 с.

[22] Зотов В. Д. Слово об Иване Ильине // Соц.-гуманитар. знания. 2006. № 4. С. 258–271.

[23] Ильин И. А. Наши задачи. В 2 т. М., 1992. Т. 1. С. 90.

[24] См. работы: Ю. С. Пивоварова, В. Б. Пастухова, И. К. Пантина, О. В. Гаман-Голутвиной, В. В Лапкина, А. И. Липкина, Ю. Г. Коргунюка, Б. И. Макаренко, В. Э. Бойкова, К. С. Гаджиева, Ю. А. Мельвиля, Н. Е. Тихоновой, Л. Е. Бляхера, В. М. Сергеева, В. Я. Гельмана, М. Гросса, П. Сахве, К. Г. Ульриха, Г. Блюмле, С. Мали, А. Кётта и др.

[25] См.: «Народ и власть» (осуществлены Социологическим центром РАГС при Президенте РФ); «Городской средний класс в современной России» (проведены в 1999, 2003 и 2006 гг. Институтом социологии РАН и Фондом Эберта в РФ); «Как живешь, Россия?» (проведены Отделом стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН в 1992–2005 гг.) и др.

[26] См.: Кольцов Б. А. Идея органицизма в философско-исторических концепциях Н. Я. Данилевского и К. Н. Леонтьева: автореф. дис. … к. ф. н. Саратов, 2003. С. 16.

[27] См.: Смирнов И. Н. И. А. Ильин о духовном обновлении России // Ильин И. А. Наши задачи. В 2-х т. М., 1992. Т.1. С. 8–9; Лисица Ю, Т. Консервативная мысль Ивана Ильина // Ильин И. А. О воспитании национальной элиты. М., 2001. С. 5–14.

[28] См. об этом: Арутюнян М. Н. Принцип органицизма в классической и современной социальной философии: дис. … канд. филос. наук: 09.00.11. Пятигорск, 2006. РГБ ОД // http://rsl.ru; Кузьмина Г. П. Идеи органицизма в русской социальной философии: дис. … доктора филос. наук:09.00.11. Чебоксары, 2007. РГБ ОД // http://rsl.ru; Кольцов Б. А. Идея органицизма в философско-историческких концепциях Н. Я. Данилевского К. Н. Леонтьева: автореф. дис. … канд. филос. наук: 09.00.03. Саратов, 2003. РГБ ОД. // http://rsl.ru

[29] См.: Чихарев А. И. Масштабы и ритмы демократизации // Полис. 2009. № 3. С. 58.

[30] См.: Слобожникова В. С. Религиозные практики в структуре политического процесса современной России // Демократия, управление, культура: проблемные измерения современной политики. Политическая наука: Ежегодник 2006 / РАПН. – М., 2007. С. 525.

[31] Ильин И. А. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней : собр. соч. М., 2001. С. 251–252.

[32] Ильин И. А. Оптимизм в политике // Наши задачи. В 2 т. М., 1992. Т. 1. С. 75.

[33] См.: Ильин И. А. Необходимо ограничить публичную дееспособность // Там же. Т. 2. С. 23.

[34] Ильин И. А. Русскому народу необходимо духовное обновление // Там же. С. 41.

[35] См.: Ильин И. А. Церковь и жизнь // Там же. С. 61, 62.

[36] См.: Ильин И. А. Демократия – немедленно и во что бы то ни стало // Там же. Т. 1. С. 143.

[37] Там же. 144.

[38] Ильин И. А. О революции // Ильин И. А. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней : собр. соч. С. 105.

[39] См.: Там же. С. 138.

[40] Там же. С. 104.

[41] Там же. С. 140, 144.

[42] См.: Пивоваров Ю. С. Истоки и смысл русской революции // Полис. 2007. № 5. С. 55.

[43] Ильин И. А. Церковь и жизнь // Наши задачи. Т. 2. С. 63.

[44] См.: Ильин И. А. О воспитании национальной элиты. С. 483– 484.

[45] См.: Ильин И. А. В поисках справедливости // Наши задачи. Т. 1. С. 185.

[46] Ильин И. А. Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней : собр. соч. С. 105.

[47] См.: Ильин И. А. Идея ранга // Наши задачи. Т. 1. С. 273–279.

[48] Ильин И. А. Русская революция была катастрофой // Там же. С. 108.

[49] Там же. С. 107.

[50] Ильин И. А. Русская революция была безумием // Там же. С. 111.

[51] Там же. С. 273.

[52] Ильин И. А. Основная задача грядущей России // Там же. С. 210–211.

[53] См.: Ильин И. А. Почему мы верим в Россию? // Там же. С. 93.

[54] Ильин И. А. Каждый народ заслуживает своего правительства // Там же. С. 174.

[55] См.: Ильин И. А. Основная задача грядущей России // Ильин И. А. О воспитании национальной элиты. С. 16.

[56] Ильин И. А. Надо готовить грядущую Россию // Наши задачи. Т. 2. С. 66.

[57] См.: Ильин И. А. Что есть государство – корпорация или учреждение? // Наши задачи. Т. 1. С. 85, 87, 89.

[58] Ильин И. А. Основы государственного устройства // Там же. С. 495.

[59] См.: Никовская Л. И. Изменение образа демократии как фактор самоопределения России // Полития. 2008. № 4. С. 67.

[60] Нарочницкая Н. А. Россия и русские в мировой истории. М., 2004. С. 90.

[61] Ильин И. А. Почему мы верим в Россию? // Наши задачи. Т. 1. С. 90.

[62] См.: Ильин И. А. О формальной демократии // Наши задачи. Т. 1. С. 290, 291.

[63] Ильин И. А. Ставка на количество // Там же. Т. 2. С. 16, 17.

[64] Ильин И. А. Об органическом понимании государства и демократии // Там же. Т. 1. С. 293.

[65] Ильин И. А. Что есть право голоса? // Там же. Т. 2. С. 23.

[66] Ильин И. А. Оптимизм в политике // Там же. Т. 1. С. 75.

[67] Ильин И. А. Основная задача грядущей России // Там же. С. 210.

[68] Ильин И. А. Ставка на количество // Там же. Т. 2. С. 14.

[69] Ильин И. А. О православии и католичестве // Там же. Т. 1. С. 297.

[70] Ильин И. А. О возрождении России // Там же. Т. 2. С. 56.

[71] Ильин И. А. О грядущей диктатуре // Там же. С. 13.

[72] Ильин И. А. России необходима свобода // Там же. Т. 1. С. 134, 135, 137.

[73] Ильин И. А. Необходимо ограничить публичную дееспособность // Там же. Т. 2. С. 25.

[74] См.: Ильин И. А. О чувстве ответственности // Там же. Т. 2. С. 265.

[75] См.: Там же. С. 266.

[76] Ильин И. А. О главном // Там же. Т. 1. С. 132.

[77] Там же. С. 133.

[78] Ильин И. А. О русском национализме // Там же. С. 283.

[79] Ильин И. А. Русскому народу необходимо духовное обновление // Там же. Т. 2. С. 43.

[80] Ильин И. А. Коммунизм или частная собственность? Постановка проблемы // Собр. соч.: в 10 т. М., 1998. Т. 7. С. 74–75, 81, 82.

[81] Ильин И. А. Яд. Дух и сущность большевизма // Там же. С. 173, 174.

[82] См.: Ильин И. А. О религиозном кризисе наших дней // Там же. С. 151–152, 153.

[83] См.: Ильин И. А. О моральном обновлении человечества // Наши задачи. Т. 2. С. 228.

[84] Ильин И. А. Путь духовного обновления // Собр. соч.: В 10 т. М., 1996. Т. 1. – С. 201, 202.

[85] См.: Шестов Н. И. Политический миф теперь и прежде. Саратов, 2003. С. 170.

[86] См. об этом: Арутюнян М. Н. Принцип органицизма в классической и современной социальной философии: дис. … канд. филос. наук: 09.00.11. Пятигорск, 2006. РГБ ОД. http://rsl.ru/ ; Кузьмина Г. П. Идеи органицизма в русской социальной философии: дис. … доктора филос. наук:09.00.11. Чебоксары, 2007. РГБ ОД // Там же; Кольцов Б. А. Идея органицизма в философско-историческких концепциях Н. Я. Данилевского К. Н. Леонтьева: автореф. дис. … канд. филос. наук: 09.00.03. Саратов, 2003. РГБ ОД // Там же.

[87] См.: Пастухов В. Б. Темный век. Посткоммунизм как «черная дыра» русской истории // Полис. 2007. № 3. С. 34, 35.

[88] См.: Молодежь новой России : образ жизни и ценностные приоритеты. Дайджест социологической информации / подготовлен А. Н. Покидой // Социология власти. 2007. № 4. С. 186–189.

[89] Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // Рос. газ. 2008. 6 ноября.

[90] Ф. Закария в книге «Будущее свободы», пишет о том, что «бедность ведет к свертыванию демократии»: если ВВП на душу населения менее 3 тыс. долл., то демократия умирает, поскольку человеку будет не до свобод в этой ситуации. В России же к концу эпохи либерализма этот уровень достигает 2,5 тыс. долл. на человека (Маркова Е. К вопросу о социальной ответственности бизнеса // Власть. 2007. № 6. С. 57).

[91] Ильин И. А. О грядущей диктатуре // Наши задачи. Т. 2. С. 13.

[92] См.: Перегудов С. П. Бизнес и бюрократия в России : динамика взаимодействия // Полития. 2007. № 1. С. 57–58.

[93] См.: Римский В. Л. Бюрократия, клиентелизм и коррупция в России // Полития. 2007. № 1. С. 82, 84.

[94] См.: Гранкин И. В. От «нулевых чтений» к всенародному обсуждению законопроектов // Государство и право. 2007. № 7. С. 96, 99.

[95] Ильин И. А. Предпосылки творческой демократии // Наши задачи. Т. 2. C. 7.

[96] См.: Ильин И. А. Основы демократии // Там же. Т. 1. С. 139–140.

[97] См.: Римашевская Н. Некоторые проблемы социального реформирования в России // Проблемы прогнозирования. 2006. № 2. С. 13.

[98] Работающая бедность. Презентация аналитического доклада «Малообеспеченные в России: Кто они? К чему стремятся?» // Независимая газ. 2008. 28 июля. С. 2.

[99] См.: Беляева Л. А. И вновь о среднем классе // Социс. 2007. № 5. С. 5.

[100] См.: Петухов В. В. Динамика политических предпочтений политического участия городского среднего класса // Полития. 2007. № 1. С. 96, 98.

[101] Работающая бедность // Там же.

[102] Ильин И. А. Почему мы верим в Россию : соч. С. 338–340.



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.