WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

М еханизм формирования политической кул ь туры студентов

На правах рукописи

Бушуева Елена Викторовна

МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ СТУДЕНТОВ

23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Саратов - 2007

Работа выполнена в федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина»

Научный руководитель доктор социологических наук, профессор Тарский Юрий Иванович
Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук Ярская Валентина Николаевна кандидат политических наук Кузнецов Игорь Иванович
Ведущая организация Волгоградская академия государственной службы

Защита состоится « 10 » ноября 2007 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета К 502.005.02 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина» по адресу:

410031, г. Саратов, ул. Соборная, 23/25, корп. 1, ауд. 336.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина».

Автореферат разослан « 9 » октября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Ю.А. Корсаков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Проблемы формирования, развития и трансформации политической культуры российской молодежи всегда были под пристальным вниманием власти, а в современных условиях, когда страна переживает сложный период социально-экономических и политических преобразований, данная проблематика становится все более актуальной. Это объясняется целым рядом обстоятельств. Во-первых, идет процесс развития демократии, происходят структурные изменения органов власти, их полномочий, растет политическое сознание и политическая активность масс. Все это требует формирования соответствующей политической культуры как у субъектов власти, так и у населения. Во-вторых, глобализационные процессы, затрагивающие практически все стороны жизни людей, требуют обращения к международному опыту формирования политической культуры у населения. Кроме того, данная проблема занимала и занимает одно из центральных мест в самой политической науке, поскольку без достаточного внимания к ее научному анализу невозможно найти решение важнейших вопросов формирования и развития политической культуры нового поколения россиян – молодежи. В целом политико-культурное пространство оказалось сегодня наиболее восприимчивым для трансформации, и это вызывает необходимость адаптации политического сознания (на государственном, национальном, групповом или личностном уровнях) к изме­няющимся обстоятельствам социально-политических отношений, последствиям научно-технического прогресса. Данные обстоятельства диктуют необходимость формирования новой политической культуры, и особенно у молодежи. Именно молодежь будет определять будущее России, именно молодежь наиболее восприимчива ко всему новому, именно молодежь заменит старшее поколение на производстве, политической арене, государственной службе. Однако молодежь неоднородна: учащаяся и работающая; сельская и городская молодежь; принадлежащая различным социальным слоям. Разные категории молодежи существенным образом отличаются друг от друга по своим интересам и потребностям, уровню образования и интеллекта, материальному положению, стилю и образу жизни. Особой социальной группой является студенческая молодежь. Внутри этой группы можно выделить студентов тех вузов, которые целенаправленно готовят специалистов для государственной службы и в которых осуществляется не только процесс овладения профессиональными навыками и умениями, но становление политической зрелости, политического сознания и политической культуры молодых людей. Актуальным поэтому становится поиск путей и механизмов формирования политической культуры у данной категории студентов. Необходимо учесть, что в последнее десятилетие усилились негативные тенденции, свидетельствующие о сложной ситуации в социальной жизни: размывание межгосударственных границ, неизбежное столкновение различных этнополитических субкультур, обострение национальных кон­фликтов. В этих условиях формирование новой политической культуры, в рамках которой отражаются не только политические, но и социальные процессы, является одной из отличительных черт культурной парадигмы постмодерна. В ее рамках многие политологические проблемы, к которым принадлежит и проблема формирования политической культуры, требуют осмысления на онтологическом уровне и не могут не вызвать исследовательский интерес. Все эти обстоятельства и обусловили выбор темы настоящего диссертационного исследования.



Степень научной разработанности проблемы. Феномен политической культуры является, пожалуй, одной из самых сложных и мало разработанных в политологии проблем, хотя сама политическая культура была предметом внимания еще античных мыслителей Платона и Аристотеля. Несколько позже такие мыслители, как Н. Макиавелли и Ш.Л. Монтескье, А. Токвиль, К. Маркс, К. Мангейм, А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский, обращали большое внимание на данный феномен. На основе трудов Платона, Аристотеля, Демокрита, А. Токвиля, А. Шопенгауэра, Г. Зиммеля, М. Вебера был сделан вывод о тесной связи между политическими и культурными компонентами в социальной жизни общества.

Впервые словосочетание «политическая культура» ввел в научную литературу немецкий ученый И.Г. Гердер в работе «Идеи к философии истории человечества» (1784), в которой он упоминает о формировании политической культуры общества и ее носителях. В дальнейшем, особенно в конце XIX - начале XX века, эта категория широко использовалась в политических исследованиях различными научными школами.

В современный период одними из первых к проблеме политической куль­туры обратились в своих исследованиях американские политологи Г. Алмонд и С. Верба, концепция которых стала ведущей в 50–60-х годах XX столетия. В работе «Гра­жданская культура» они впервые ввели понятие национальной политической культуры, а также представили классификацию политической культуры по типам. Однако они оставили нерешенным весьма важный вопрос о границах политической культуры, а также о ее структуре. Несмотря на это, концепция политической культуры, сформулированная в статье американского политолога Г. Алмонда «Сравнительные политические системы», и по сей день считается базовой, хотя автор ограничил политическую культуру лишь сферой сознания. Английские исследователи Р. Карр и М. Бернстейн разработали свою пози­цию в определении данного явления. Они заявили, что политическая культура вклю­чает в себя политические идеи и социальную практику. Голландские ученые Хьюнкс и Хикспурс представили классификацию политических субкультур, дополнив ее новыми типами в соответствии с современной политической ситуацией. Политологический подход к изучению политической культуры в западной науке осуществлялся и такими исследователями, как М. Маршалл, А. Смит, Л. Пая, Р. Такер, Р. Инглехарт, В. Розенбаум, К. Феннер, А. Николау, Д. Дивайн, Т.Н. Кларк, В. Гофман-Мартинот.

В изучение политико-культурных проблем существенный вклад внесли отечественные ученые-политологи: Н.М. Кейзеров, Л.Н. Колган, В.М. Корбу. Следует отметить, что многие из научных работ советских ученых были написаны под давлением идеологического фактора, с позиции критики буржуазных концепций (к при­меру, Н.М. Кейзеров, Ю. Владикова, Б.Л. Александрова). В дальнейшем более свободными и непредвзятыми стали концепции политической культуры, разработанные Ф.М. Бурлацким, А.А. Галкиным, А.И. Арнольдовым, С.К. Рябовым, Ю.П. Ожеговым, О.Ю. Рыбаковым, A.M. Викуловым.

В 1990-е годы ряд российских ученых продолжили исследование социально-политических явлений: Э.Я. Бата­лов, К.С. Гаджиев, А.И. Джунусов, С.Ю. Наумов, В.О. Рукавишников, А.И. Соловьев, М.Х. Фарукшин; в их работах анализируются процессы модернизации общественно-политической системы, в частности современной политической культуры в постсоветском обществе. Политической ментальности современного российского общества посвящены работы В.Н. Иванова и М.М. Назарова. Региональные аспекты политического поведения и политических процессов, напрямую связанных с политической культурой, изучались М.Н. Афанасьевым, В.Я. Гельманом, В.А. Колосовым, А.М. Лавровым, Е.В. Морозовой, Д.Б. Орешкиным, Р.Ф. Туровским, Ю.М. Филипповым, Ю.Д. Шевченко. Политический символизм как неотъемлемую часть политической культуры рассматривает в своем исследовании Д.А. Мисюров. А.И. Парфенов подвергает научному анализу политическую мифологию.

На рубеже ХХ–ХХI веков внимание политологов к проблеме политических ориентаций и ценностей значительно усиливается. Например, А.А. Вилков и Б.В. Бобылев уделяют особое внимание исследованию одного из важнейших элементов политической культуры – политического конфликта, раскрывают его причины и роль в общественной жизни. Социальному конфликту между этническими и национальными субкультурами на макроуровне посвящены работы А.Г. Здравомыслова. Механизм проявления политического сознания в политическом поведении анализирует С.С. Андреев. Процесс трансформации ценностных ориентаций социума с учетом национальных особенностей широко освещен в работах отечественных ученых Л.Н. Гумилева, А.С. Ахиезера, В.В. Ильина, Ю.М. Лотмана, И.В. Бестужева-Лады, В.А. Ядова. Философию политики и психологии исследовали Т.А. Алексеева, А.С. Панарин, И.И. Кравченко, В.Н. Шевченко, Е.В. Шестопал, А.А. Дергач, Б.Н. Бессонов, Д.Т. Жовтун, А.И. Демидов. В работах этих ученых освещаются философские, психологические, культурологические и аксиологические стороны политической деятельности.

В течение последних десяти лет исследованию вопросов политической культуры были посвящены диссертационные работы Л.Н. Арутюняна, С.В. Варакина, А.В. Дука, Пенькова В.Ф., А.В. Перова, Ю.С. Пивоварова, В.А. Решетникова, А.Г. Суслопарова, И.В. Ушакова. В исследованиях Г.А. Аванесовой, Л.С. Аникина, О.Н. Астафьевой, Д. Бадовского, С.И. Барзилова, С.В. Борисова, Ф.М. Бородкина, Д.В. Доленко, О.И. Ковриковой, И. Куколева, Н.Е. Матыциной, В.П. Пастухова, Т.М. Поля­ковой, Г.В. Пушкаревой, О.И. Сенатова, Л.Н. Смирнягина, Л.О. Терновой, А.С. Титкова, А.Ю. Шутова представлены различные аспекты политического анализа – от политического менеджмента, особенностей электорального поведения и этнических факторов политического процесса до особенностей провинциальной системы политических ценностей и принципов формирования местной политической элиты. Значительный вклад в исследование проблем формирования политической культуры разных социальных групп внесли саратовские ученые С.И. Барзилов, А.М. Викулов, А.А. Вилков, Г.В. Дыльнов, А.И. Демидов, В.И. Дорофеев, Е.В. Каминская, О.Ю. Рыбаков, Ю.И. Тарский, А.Г. Чернышев, В.А. Шабалин, Н.В. Шахматова.

Анализ отечественной научной литературы по исследуемой проблематике позволяет выделить два подхода к пониманию феномена политической культуры. Представители первого подхода сводят политическую культуру к общественному сознанию, а чаще всего к одному из его измерений – идеологии (Ж.Т. Тощенко, Ф.М. Бурлацкий, А.А. Галкин, В.В. Трушков, А.Н. Некрасова, И.Б. Орлов). Сторонники второго подхода – В.А. Щегорцев, О.В. Головань, В.Ф. Пеньков и другие – считают, что политическая культура представляет собой один из элементов политической деятельности, отождествляя ее с творческой деятельностью, порождающей новые ценности.

Определенное количество научных работ посвящено исследованию политической культуры молодежи, в частности студенчества. Например, в работе О.Б. Бражника «Политическая культура студенческой молодежи» одним из главных является вопрос влияния политической культуры на повышение социальной активности молодых, предлагаются некоторые пути и средства формирования политической культуры российского студенчества.

В целом, несмотря на большое внимание ученых к данной проблематике в течение длительного времени, действительно эффективных путей и способов формирования политической культуры студентов, тем более специализированных вузов, так и не найдено, поэтому научное поле для исследования описанного феномена достаточно широко и во многом свободно.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении роли и значения средств массовой коммуникации в формировании политической культуры студентов современного вуза в условиях становления гражданского общества в России.

Поставленная цель обусловливает решение следующих задач:

- выявления сущности и структуры политической культуры, ее взаимосвязи с политическим сознанием;

- исследования массовой коммуникации как фактора формирования политической культуры;

- анализа воздействия средств массовой информации на политическую культуру студентов;

- разработки рекомендации по совершенствованию механизма формирования политической культуры у студентов специализированного вуза.

Объектом диссертационного исследования является политическая культура студентов российских вузов.

Предметом диссертационного исследования выступают особенности и механизмы формирования политической культуры студентов в условиях современного специализированного вуза.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования. Базовым методологическим инструментом понимания политической культуры стала теория социального действия Т. Парсонса, которая позволяет рассматривать политическую культуру как подсистему политической системы, а также подходы к трактовке политической культуры Г. Алмонда, С. Верба, С. Дювайн, Ю. Краснова, которые отождествляют ее с субъективным содержанием политики и подразумевают под ней систему эмпирических верований, экспрессивных символов, ценностей, в совокупности определяющих ситуацию, в рамках которой осуществляется политическое действие. В качестве теоретико-методологической базы диссертационного исследования выступают принципы: социокультурной и культурно-исторической обусловленности социальных процессов, детерминизма, историзма, активности политического субъекта, всеобщей взаимосвязи и системности в организации социума.

При проведении диссертационного исследования использовались общенаучные методы, используемые в современной науке: исторический, формально-логический, структурно-системный, функциональный, прогностический метод, наконец, диалектический метод познания явлений политической действительности.

Эмпирической базой диссертационного исследования являются результаты конкретно-прикладных социологических исследований, материалы всероссийских, межрегиональных и региональных науч­ных конференций и семинаров, на которых обсуждались и анализировались проблемы трансформации российского общества, его политической системы и политической культуры; данные социологических исследований Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ); результаты вторичного анализа проведенных ранее социально-политологических исследований. Кроме того, источниковую базу исследования составляют законы и иные нормативно-правовые акты Российской Федерации.





Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– выявлены теоретические основания исследования феномена политической культуры и определены методологические подходы к его исследованию;

– осуществлен авторский анализ данного феномена, показана субъект-объектная природа и структура политической культуры, установлены факторы ее детерминации;

– рассмотрена специфика политической культуры студенческой молодежи в условиях становления и развития гражданского общества в России, подтверждена взаимосвязь политической культуры и политического сознания студентов;

– выявлены недостатки традиционных механизмов формирования политической культуры студентов и показана необходимость использования инновационных способов и средств;

– определена роль и раскрыта специфика воздействия массовой коммуникации на формирование политической культуры студентов.

Достоверность и обоснованность результатов диссертационного исследования определяется непротиворечивостью теоретико-методологических положений, составляющих его основу, комплексным использованием системы теоретических и эмпирических методов. Основные выводы исследования лежат в контексте базовых положений современной политологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Политическая культура – социальный феномен, входящий в состав политической системы, определяющий и характеризующий протекание по­литических процессов, что объясняет закономерность использования самых различных подходов к его изучению (политологического, социологического, социально-психологического и т.д.). Политическая культура – это составная часть политической системы, отражающая отношения разделения, распределения и функционирования власти в государстве и обществе. Исследование политической культуры привело к необходимости расширения политологического категориального аппарата: «консенсус», «коллективное сознание», «значение индивидуального действия», «референтные рамки действия», «национальный характер». Политическая культура включает в себя отношения к политической власти различных социальных групп, в том числе молодежи, осознание и освоение ими политических идей и ценностей. Она выражает интересы этих групп, обеспечивает социальный прогресс, формирует гражданские позиции, пере­дает социальный опыт. Таким образом, политическая культура выполняет целый ряд важнейших функций в политической жизни общества, и без нее невозможно сохранение политической стабильности, нормальное функционирование политической системы и полноценное участие индивида в политике. Политическая культура – интегральный феномен, обусловленный как менталитетом народа, так и особенностями исторического развития общества.

2. Исторические особенности национального развития, состояние политических институтов и государственное устройство оказывают непосредственное влияние на формирование типов политической культуры. Однако оказывать влияние на политическую социализацию индивида и задавать политическое поведение, типы и модели политической культуры могут также религиозная и идеологическая составляющие. Субъектом политической культуры могут быть как индивид с его уста­новками, ценностями, приоритетами, так и любая социальная группа, партия, общество, регион, нация, государство. Ее объектом выступают политическая система и отдельные ее компоненты: режим, институты, партии, организации. Политическая культура, в свою очередь, может являться объектом госу­дарства, экономически и политически активных представителей массовых общественных групп. Структура политической культуры представляет собой сложное образование, которое совмещает историю развития национальной политической системы и ее подсистем с индивидуальным политическим опытом, она отражает механизм формирования целенаправленного политического действия, регуляции политических отношений.

3. Политическая культура напрямую связана и отражает политическое сознание, включает в себя образцы поведения, социальный опыт и знание, явля­ется системой ценностей, которые доминируют в обществе. Политическое сознание, как один из центральных элементов политической культуры, представляет собой субъективный образ политического бытия. Устойчивые стереотипы политического сознания во всех его формах и проявлениях в совокупности представляют собой когнитивный элемент политической культуры. Источниками стереотипов политического сознания могут выступать как теоретические, так и обыденные представления. Трансформация элементов политической культуры ведет за собой трансформацию политического сознания индивида, так как на уровне политического сознания знания переходят в ценности, а затем в цели и модели поведения людей в сфере политических отношений.

4. Политическая культура, являясь динамичным образованием, может быть подвержена трансформации, в результате которой происходит смена основных ценностей. В современной России в процессе становления гражданского общества идет напряженный поиск путей и способов ее выхода на устойчивую траекторию общественного развития; в российском политическом пространстве возникают определенные противоречия, иногда политические конфликты, как на государственном, так и на этническом, национальном, групповом уровнях. На этом фоне проявляются элементы фрагментарной политической культуры, развитие различных политических субкультур. Все это является результатом политической трансформации. Однако результатом трансформации может стать и политическое отчуждение опреде­ленной социальной группы, приведение представителей этой группы в со­стояние невозможности влияния на политические процессы. Несмотря на по­добные последствия, трансформация политической культуры зачастую явля­ется выходом из нестабильных и патологических состояний, движением к новому переустройству общества. Трансформация политической культуры в первую очередь оказывает сильное влияние на политическое сознание студенческой молодежи как наиболее восприимчивой к изменениям: в студенческом сознании присутствуют противоречивые тенденции, несущие в себе как позитивные, так и негативные ориентиры. Ценностный мир российской студенческой молодежи в настоящее время динамично изменяется. Особую группу ценностей составляют личная свобода, овладение знаниями и культурой, продвижение по карьерной лестнице. В меньшей степени студенты выделяют значение таких ценностей, как демократические свободы и социальное равенство. В среде молодежи все еще присутствуют элементы недоверия почти ко всем важнейшим государственным и политическим институтам, одновременно у нее нарастает политическая апатия. Таким образом, современная студенческая молодежь пока еще не готова активно участвовать в политической деятельности. Это является результатом недостаточной сформированности элементов их политической культуры.

5. Политическая культура содержит в себе образцы и модели политического по­ведения, методы социальной адаптации, является инструментом об­щественных преобразований и способом соединения исторического наследия с новаторскими идеями. В связи с этим на передний план выдвигается це­лый ряд вполне актуальных задач, одна из – является выявление меха­низма совмещения традиционных элементов с элементами иннова­ционного процесса формирования политической культуры. В результате хаоти­ческой трансформации, проходящей без учета культурной идентификации, а также неэффективной работы механизма регуляции между традицион­ными и вновь внедряющимся элементами, на всем политическом пространстве Российской Федерации произошел внутренний раскол и расслоение людей. В этих условиях значительно возрастает роль политической социализации всех субъектов общества, и в первую очередь особой социальной группы – студенческой молодежи. Политическая социализация означает процесс усвоения индивидом политических ценностей, идеалов, знаний, чувств, опыта, позволяющих ему успешно выполнять различные политиче­ские задачи. В результате должна быть сформирована «новая политическая куль­тура». В этом случае важна не только институциональная трансфор­мация, но и другая система культурных ценностей.

6. При политико-культурной трансформации происходят изменения и на уровне идеологии, и на уровне институтов власти, и на уровне формиро­вания полноценного гражданского общества, и на уровне культурных уста­новок. В этот период значительно возрастает роль средств массовой информации, прежде всего в связи с расширением социальных функций, осуществляемых этим институтом в трансформируемом обществе. Организуя отбор и транс­ляцию информации, СМИ формируют информационные потоки, которые существенно размывают архаичные стереотипы, развенчивают мифы и во многом задают новые стандарты образа жизни, смыслов, ценностей, норм и мотивов социального поведения. СМИ являются одним из основных факторов, который побуждает к трансформа­ции современной политической культуры России. Средства массовой информации обладают большими возможностями для формирования политической культуры студентов, поскольку именно они являются трансляторами основных концептуальных демократических установок, принципов интернационализма и патриотизма. СМИ наиболее эффективно внедряют в сознание людей результаты геополитических изменений, глобализационных процессов, происходящих в мире. Наряду с этим, именно СМИ являются основным агентом политической социализации, а значит, и формирования политической культуры.

Научно-практическая значимость диссертационного исследования. Результаты, полученные в диссертационном исследовании, позволяют всесторонне понять проблему формирования политической культуры студентов, оценить степень влияния средств массовой коммуникации на политические процессы, по-новому посмотреть на вопросы ответственности СМК в рамках формирования новой политической культуры. Содержание и результаты исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении вопросов политического поведения, формирования ценностей студенческой молодежи, в учебной и научно-исследовательской деятельности.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования были опубликованы в ряде статей, изданных в редактируемых и рецензируемых журналах, в том числе входящих в перечень, рекомендованный ВАК. Результаты исследования докладывались на международных и региональных научных и научно-практических конференциях в 2000–2007 гг. Основные положения и выводы диссертационного исследования были обсуждены и апробированы на заседаниях кафедры социологии, социальной политики и регионоведения Поволжской академии государственной службы имени П.А. Столыпина.

Публикации. Основное содержание работы отражено в четырех научных статьях общим объемом 3,0 п.л.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав (включающих четыре параграфа), заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, ее теоретическая и практическая значимость, степень научной разработанности проблемы, определены цель и задачи, теоретико-методологические основы работы.

Глава первая «Феномен политической культуры в контексте становления гражданского общества в России» посвящена выявлению теоретических оснований исследования феномена политической культуры и определению методологических подходов к его исследованию.

В первом параграфе «Сущность и структура политической культуры» раскрывается ее сущность и структура исходя из анализа научных наработок, которые в настоящее время находятся в арсенале политической науки.

В связи с многообразием в научной литературе методов и подходов к изучению политической культуры существует множество ее определений. Сам термин «политическая культура» применяется для характеристики политического потенциала общества и степени его реализации. Она формируется при наличии общественно-политических отношений, в которых проявляются интересы различных социально-политических групп. Политическая культура рассматривается также как система социально-политических знаний, позволяющих разбираться в политических процессах, давать оценки действиям руководителей разных рангов, программам различных партий, не ошибиться при реализации ориентиров и поступков в сфере политики. В работе анализируются определения политической культуры, предлагаемые учеными в разное время. Например, С. Верба определяет политическую культуру следующим образом: «Политическая культура общества представляет собой систему эмпирических верований, экспрессивных символов, ценностей, которые в совокупности и определяют ситуацию, в рамках которой осуществляется политическое действие. Она обеспечивает субъективную ориентацию по отношению к политике». В научном труде «Гражданская культура и стабильность демократии» исследователи Г. Алмонд и С. Верба представили классификацию типов политической культуры, получившую наибольшее распространение. Сопоставляя политические системы Великобритании, Италии, США, ФРГ и Мексики авторами выделены три основных типа политической культуры:

1) патриархальный (аполитичная культура), для которого характерны отсутствие интереса граждан к политической жизни страны и общества, озабоченность только местными проблемами, низкий уровень активности и участия в жизни общества (преобладает в слаборазвитых (африканских и части азиатских) стран с сильными пережитками родоплеменных и земляческих отношений, а в развитых странах – для части жителей сельской местности);

2) подданнический, при преобладании которого люди имеют общие представления о политической системе и ее институтах, но не стремятся активно участвовать в политике, воспринимают государство, власть и политику как нечто «вышестоящее» по отношению к их частной жизни и ожидают от властей наказания за непокорность и поощрения за подчинение и дисциплинированность (чаще всего встречается в «переходных» и переживающих трансформацию обществах, где только еще формируются новые принципы и формы политических отношений);

3) активистский – при нем граждане политически грамотны и сознательны, интересуются политикой и активно участвуют в политической жизни, воздействуя на государственную власть с целью удовлетворения собственных интересов (развитые демократические государства).

По мнению диссертанта, в реальной политической жизни перечисленные типы политической культуры существуют в смешанном виде. При объединении в определенные комбинации и пропорции они формируют гражданскую культуру общества. Поскольку демократия подразумевает не только свободу и активность, но и ответственность, подчинение законам, правилам и принципам, условием существования стабильного, устойчивого демократичного общества является сочетание активистского и подданнического типов политической культуры. Этот вывод имеет ключевое значение для понимания сущности правового государства и гражданского общества. В этой связи К.С. Гаджиев дает следующее определение политической культуры: «…политическая культура есть система отношений и одновременно процесс воспроизводства составляющих ее элементов в череде сменяющих друг друга поколений». Э. Дюркгейм же главное значение в понимании политической культуры придавал исследованию общественных структур.

В диссертационном исследовании акцентируется внимание на то, что политическая культура – это системное понятие, взаимосвязанная, взаимозависимая, многоуровневая и вместе с тем динамичная совокупность элементов, характеризующихся относительной устойчивостью, повторяемостью и воспроизводящих наиболее стабильные стороны политического опыта. Многие ученые отождествляют политическую культуру с субъективным содержанием политики, поэтому включают в нее различные формы политического сознания, установки, стереотипы и ценности, определяющие характер политического поведения различных субъектов политики (Г. Алмонд, С. Верба, С. Дювайн, Ю.А. Краснов и др.).

В ходе исследования диссертантом выявляются особенности российской политической культуры: приоритет интересов государства и коллектива перед интересами отдельного индивида; признание решающей роли государства в решении общественных проблем, надежда на защиту и опеку с его стороны; традиционное патриархальное отношение к власти, персонифицированное ее восприятие (т.е. связи с определенными фигурами-носителями), высокие требования к моральному облику руководителей (честность, бескорыстие, самоотверженность и др.); надежда на призванного разрешить все проблемы сильного лидера – вождя, царя, военного диктатора и т.д.; недооценка и недопонимание роли парламента и иных представительных органов в общественной жизни, подсознательное отождествление власти только с исполнительными органами (президент, правительство и т.д.) – как следствие этого низкий уровень культуры самих парламентариев; неуважение к единым законам государства, предпочтение им местных законов, традиций и обычаев; характерная для представителей практически всех политических сил и идеологий непоколебимая уверенность в правоте собственных идей и принципов и нетерпимость, агрессивное неприятие чужих; склонность к стихийным формам политического протеста и бунтам и одновременно – неспособность к сознательному и организованному гражданскому действию.

В работе показана связь между политическим поведением и политической культурой: 1) политическое поведение можно объяснить только с учетом феномена политической культуры; 2) политическая культура реализуется лишь через политическое поведение; 3) формы политического поведения при соответствующей обработке могут быть использованы как индикаторы политической культуры для характеристики ее содержания, структуры и т.д. Таким образом, автор приходит к мысли о том, что политическую культуру можно назвать совокупностью стереотипов политического сознания и политического поведения, которые являются характерными для данной общности людей или индивида.

Во втором параграфе «Взаимосвязь политической культуры и политического сознания студентов» рассматриваются вопросы, связанные с проблемами изменения ценностей современного студенчества, его сознания и отражения этого явления на политической культуре.

В ходе анализа научных работ отечественных и зарубежных ученых-политологов автор выясняет, что политическое сознание – это субъективный образ политического бытия; и поскольку политическая культура общества есть совокупность субъективных представлений о социально-политическом процессе, следовательно, знания субъекта отражают его индивидуальный опыт, выражают его социальные позиции. Кроме того, политическая культура является той социальной базой, откуда каждый индивид черпает для себя политические идеи и установки, на ее основе выстраивая свое поведение, свою политическую ориентацию. Отсюда трансформация элементов политической культуры ведет за собой трансформацию политического сознания индивида.

В диссертационной работе делается акцент на том, что основное назначение политической культуры – осуществление не отстранения, а присоединения людей к политической системе и политической деятельности. Это просматривается во взаимосвязи политической культуры с сущностными характеристиками политической системы – целенаправленностью, осуществлением властных функций в обществе, упорядочивающими воздействие на весь спектр социальных отношений. Следовательно, политическая культура служит каналом взаимодействия личности и политической власти. Рассмотренная в исследовании структура политической культуры отражает механизм формирования целенаправленного политического действия, регуляции политических отношений, когда на уровне политического сознания знания переходят в ценности, а затем в цели и модели поведения людей в сфере политических отношений. Поскольку политическая культура связана с регуляцией политических отношений, в ее структуре требуется наличие элемента, посредством которого происходил бы переход от ценностей, идеалов политической деятельности к средствам – практическим факторам ее регуляции. Для этого перехода необходимо, чтобы тот или иной фрагмент политического сознания приобрел качество нормативности, стал правилом поведения, принятым в данной политической общности и регулирующим отношения в ней. Такая нормативная регуляция означает, что индивиду или группе в целом предписывается определенный вид поведения, его форма, тот или иной способ достижения цели, реализации намерений. Именно в нормах сознание обретает властные функции, что позволяет политической культуре обеспечивать выполнение таких ее важнейших задач, как регуляция общественных отношений, ориентация поведения людей на политические ценности и идеалы, политическая социализация, приобщение индивидов и социальных групп к активной политической деятельности.

Сегодня в политическом сознании молодежи преобладает представление о том, что в справедливом обществе основой социального положения человека должна быть именно трудовая деятельность. Поскольку в современной ситуации далеко не все молодые россияне рассчитывают на собственные силы в преодолении экономических трудностей, они испытывают потребность в государственном патернализме, полагая, что общество должно гарантировать гражданам удовлетворение основных потребностей. Следовательно, экономические проблемы заметно сдерживают гражданскую и социальную активность студентов. Молодежь все меньше готова активно участвовать в политической деятельности, которая превратилась в занятие преимущественно элиты. Это связано с отсутствием позитивных сдвигов в экономике, что приводит к разочарованию молодых людей в сложившейся политической системе. Увеличивается недоверие почти ко всем важнейшим государственным, политическим и общественным институтам. Одновременно нарастает политическая апатия. Недоверие студенческой молодежи вызывают такие демократические институты, как парламентаризм и СМИ, поэтому в последнее время наметилась тенденция к снижению числа сторонников демократии как основы политической системы России. В современных условиях все больше молодых людей считают, что главной задачей власти является наведение порядка в стране. Но в обществе нет единодушия по поводу механизмов преодоления кризиса: когда многие институты власти не пользуются доверием у граждан, большинство населения не видит выхода ни в демократии, ни в авторитаризме. В последнее время, в ситуации «консервации кризиса», в российском обществе не наблюдается существенных изменений в политических и партийных предпочтениях молодых россиян. Единственной заметной тенденцией стало усиление популярности державно-патриотических идей и лозунгов, которые стремятся использовать почти все политические силы. Особую озабоченность вызывают явные признаки того, что державно-патриотическая идеология может стать основной для объявленной властью общественной консолидации и утвердиться в качестве господствующей. Демократически ориентированные политические силы, потенциально способные противостоять тенденциям авторитаризма и державности, по-прежнему разобщены и пользуются поддержкой незначительной части молодого населения России.

Во второй главе «Формирование политической культуры студентов» речь идет о современном статусе СМИ и разработке новых концепций массовых коммуникаций, позволяющих осуществлять процесс формирования новой политической культуры современного российского студенчества.

В первом параграфе «Массовая коммуникация как предмет политологического анализа» автор отмечает, что в современном мире повышение роли средств массовой коммуникации связано прежде всего с тем, что они становятся одним из важнейших ресурсов власти. Это детерминировано следующими факторами: 1) массовая коммуникация – источник и средство распространения информации, необходимой для функционирования ключевых социальных институтов; 2) массовая коммуникация – источник и средство формирования образцов социальной реальности; 3) массовая коммуникация является важнейшим посредником, фактором, способствующим приобретению известности, эффективной деятельности на общественном поприще. С позиций политологического подхода могут быть выделены четыре базовые парадигмы интерпретации средств массовой коммуникации. Первая сформировалась в рамках классического функционализма, в ее основе лежат положения теории социального действия М. Вебера и системной теории Т. Парсонса. Средства массовой коммуникации понимаются как социальный институт, природа которого определяется прежде всего явными и латентными функциями. С позиций конфликтологической или критической парадигмы такие институты, как собственность и государство, понимаются как инструменты классовой борьбы; то же распространяется и на средства массовой коммуникации. Третья парадигма связана с феноменологической традицией и рассматривает массовые коммуникации как продолжение межличностных коммуникаций. Четвертая, структуралистская парадигма в своем наиболее последовательном выражении рассматривает средства массовой коммуникации как самостоятельную систему, существующую по собственным законам. Не СМК используются людьми в собственных интересах, а люди, выполняя свои ролевые функции, делают то, что требуется для функционирования системы mass media.

Все эти подходы в научной литературе обозначены направлением, которое определяют как модерн. Фундаментальный пересмотр парадигм модерна происходит только с отказом от него самого, переходом к постмодернистскому видению общества. Постмодернистское мышление разрабатывает новые модели массовых коммуникаций, а не только новые способы их понимания. Mass media не просто пересказывают последовательности событий реального мира, а конструируют структуры этой реальности. Их дискурс обретает право на фрагментарность, неподчинение реальности, ее пересмотр. В этой связи Ж. Бодрияр предлагает новое понимание природы СМК. Поскольку экономический обмен вытесняется обменом символическим, происходит взрыв знаков, мы переходим от общества, контролируемого производством, к обществу, контролируемому кодом производства. Знаки становятся самореферентными, именно они обеспечивают господство. Поэтому средства массовой информации, наряду с индустрией развлечений и знаний, а также информационным производством, приобретают ключевое значение. Принципиально важным является то, что самореферентность знака провоцирует подражательство как доминирующий стиль. Процесс подражания производит симулякры; не только стирается различие между оригиналом и копией, но само существование оригинала теряет смысл. Ж. Бодрияр определяет становящийся мир как сверхреальность: СМК перестают быть зеркалом действительности, они становятся более реальными, чем она сама.

М. Маклюэн рассматривает «третью эпоху» после победы электронных коммуникаций как эпоху информационного, творческого человека. Он впервые ставит проблему интеграции mass media и систем public relations.

Э. Тоффлер представил концепцию фундаментальных изменений всех общественных отношений под воздействием информационной революции. Автор утверждает, что СМК могут занять место политических партий и отнять у них власть. Средства массовой коммуникации затрагивают отношения собственности, структуры управления, обыденное поведение. Компьютерная революция обеспечивает инновации в способе производства, образе жизни и культуре. Для новой цивилизации свойственны: гибкие, информационные технологии, радикально перестраивающие социальные инфраструктуры; демассифицированное (конфигуральное) общество с палитрой тысячи меньшинств, где большие социальные группы теряют свое значение; антиципарная, или проектная, демократия, обеспечивающая участие граждан в самой разработке моделей будущего, а не только на стадии выбора вариантов; переход от национальной замкнутости к транснациональным институтам со свободным перемещением людей, товаров, идей, культурных артефактов. Следовательно, в информационном обществе mass media получают новую, существенно более значимую, нежели ранее, роль.

В меньшей степени радикальную концепцию предлагает М. Кастельс. Он подчеркивает неизбежность возникновения в новом обществе оппозиционных движений, ориентированных на защиту индивидуальной идентичности. По сути, они понимаются прежде всего как движения фундаменталистского толка. По мнению ученого, «бог, государство, семья и общество обеспечат вечные коды, вокруг которых будет установлено движение противодействия». Революция в информационных технологиях, по его мысли, создает «информационный капитализм». Основным источником производительности становится способность оптимизировать сочетание и использование факторов производства на основе знания и информации. Парадигма информационной технологии состоит в следующем: это технология, ориентированная главным образом на воздействие на информационные структуры; она распространяется глобально (обладая способностью функционировать как единое целое в реальном времени в масштабах планеты), определяется сетевой логикой, гибка, адаптивна, интегрирована в систему. Существенным является и выделение в качестве последствия развития мультимедийных технологий культуры реальной виртуальности, в которой реальность полностью погружается в обстановку виртуальных образов, в которой изображения воспринимаются как имевший место опыт. Логика пространства мест сменяется логикой пространства потоков; мир определяется не физическим местоположением объектов, а процессами. Отсюда понятно значение СМК, способных выступать в роли не просто посредников, но создателей виртуальной реальности, замещающей собою вещественный мир.

Автор диссертации анализирует основные концепции и теории, выдвинутые представителями разных научных школ: теорию коммодификации аудитории, предложенную Д. Смайтом; теорию Н. Гарнэма, в которой он делает акцент на взаимодействии власти и СМК, подчинении их с целью использования для воспроизводства властных отношений; Дж. Хоуменса, который предложил теорию «взаимодействия как обмена»; теорию П.М. Ершова – «взаимодействия как борьбы», а также теорию массового общества; критическую теорию; теорию гегемонии массовой коммуникации; эгалитарной массовой коммуникации; информационного общества; культурологическую теорию коммуникации; теорию коммуникативной компетентности и минимального познания.

Рассмотренные концепции позволили диссертанту сделать вывод о том, что, поскольку индивид приходит в мир не вполне сложившейся, целостной личностью, социум становится возможной единственной формой выживания человека как вида. Его институты не ориентированы ни на подавление личности, ни на ее развитие, они к ней просто безразличны, исключая границы чисто функционального подхода. Индивиду необходим социум, чтобы развиться в личность. Социум создает культуру в качестве необходимой поддерживающей среды, посредством которой индивид становится не просто функциональным элементом общественного механизма, а личностью. Личность становится при этом носителем социальной информации. Это овеществленная информационная структура, на определенном уровне которой можно говорить о возникновении нового качества. Ситуация рубежа ХХ–ХХI веков создает предпосылки для постижения информационного пространства как органичного, изначального для личности. Использование растущих возможностей массовой коммуникации приводит к формированию качественно нового состояния культуры, в том числе политической культуры. Все большее количество информации осложняет возможности ее понимания и анализа. Не случайно Ж. Бодрияр ведет речь о своеобразном «взрыве» средств массовой коммуникации и реальности, когда отличить одно от другого становится просто невозможно. Мир, по выражению Ж. Бодрияра, находится в состоянии симулякра, когда реальным становится лишь то, что может быть симулировано. Люди же узнают реальность посредством контакта с телевидением. Таким образом, политика в настоящее время становится сферой паблик рилейшнз и шоу-бизнеса. Массовые коммуникации трансформируют при этом реальность, которая становится специфическим средством политики, декорацией какой-либо идеи, призванной оказывать влияние на людей: изменяется то, о чем сообщается, и появляется новая «реальная реальность». Исследователи отмечают, что в западных странах избирательные кампании являются принципиально телевизионными событиями: их планируют с позиций того, как они будут выглядеть на экранах телевидения.

Освещенные в диссертационном исследовании подходы позволяют по-новому взглянуть на область массовой коммуникации. В современном мире существенная роль отводится средствам массовой коммуникации, и особенный ракурс их научного осмысления позволяет выделить новые тенденции, иногда противоречивые. В частности, новые тенденции в области культуры, политики образования отрицают универсализацию; кроме того, внимание исследователей привлекают региональные особенности анализа средств массовой коммуникации, учет местных традиций в особенностях потребления СМК; создание новых форм услуг; процессы трансформации, когда индустрия развлечений и информации становится единой с индустрией телекоммуникационного оборудования; и, наконец, формирование нового глобального медиа-рынка, что связано с небывалым феноменом потребления. Современная же тенденция отказа от понимания реальности исследователями представляет собой идеологию, которая удачно вписывается в постмодернизм.

Во втором параграфе «Воздействие средств массовой коммуникации на политическую культуру студентов» рассматриваются функции массовой коммуникации, возможности ее воздействия на политическую культуру студентов, а также потребности молодежи в формировании их политической культуры.

Поскольку массовая коммуникация есть самоуправляющаяся и самокорректирующаяся подсистема, она действует в конкретных политических и институциональных условиях. Следовательно, массовую коммуникацию рассматривают как одно из средств функционирования общества, но не как источник, способствующий социальным политическим изменениям. При анализе массовой коммуникации предполагаются два уровня ее изучения. Во-первых, уровень социума, а во-вторых, уровень индивида. Это и является основанием классификации функциональных особенностей массовой коммуникации. Исследуя массовую коммуникацию на уровне социума, выделяют следующие функции: информационную, социальной связи, обеспечения преемственности, рекреативную, мобилизации. На индивидуальном уровне функции массовой коммуникации связаны с процессом удовлетворения потребностей человека и представляют собой следующую дифференциацию: информационная функция, функция личностной идентификации; функция интеграции и социального общения, функция развлечения. Для реализации функций, выдвигаемых на уровне общества, должно быть их функциональное соответствие на уровне индивида. Так как для общества характерна различная степень интеграции и стабильности, соответственно при наличии напряженности и конфликта может проявляться дисфункциональность деятельности массовой коммуникации. Например, информационная функция приобретает форму дезинформации; функция развлечения может перерождаться в функцию «контроля сознания»; функция мобилизации при определенных условиях способствовать насилию. В ходе реализации названных функций в среде студенческой молодежи формируются определенные ценности – такие политические знания и представления, которые становятся для студента, как субъекта политического действия, нерасторжимыми с его существованием, придают значимость, смысл его поступкам, ориентируют его действия в мире политики. Целенаправленность и результативность политического действия в немалой степени зависят от информативности ее носителей, которая делает политическую культуру более динамичной, открытой, повышает степень ее воздействия на ход политических процессов, расширяет арсенал способов осуществления политической власти. Богатство информации и ее доступность формируют важное для рациональной политической культуры качество политического реализма, освобождающего человека от подчинения мифологизированным представлениям, ложной статистике, искаженным данным о своем месте среди других народов и обществ.

Анализируя материалы выборочных исследований проблем молодежи Саратовской области, диссертант обнаружил сложную динамику перемен в формировании ценностей студенческой молодежи. В активную взрослую жизнь студенчество вступает со своим видением жизни, отношением к окружающим и общественному развитию в целом, в этом специфичность молодежных ценностей и общественных установок. Примечательно, что на первый план выдвигаются ценности индивидуалистического характера, связанные с практическим успехом и достижением личного благополучия. В числе же приоритетов своих личных целей молодые люди на первое место ставят семейное счастье и карьеру (не богатство и независимость в решениях и поступках), на последнее – стремление принести пользу человечеству и стране, а также власть и славу. На вопрос: что же должно превалировать в современном обществе – большинство отвечают: больше справедливости, возможности заработать, меньше насилия, в последнюю очередь – больше возможностей для духовного развития. Из этого следует, что жизненная стратегия большинства представителей студенческой молодежи, которая в повседневности проявляется ситуативно и непостоянно, конструируется с учетом следующих особенностей:

1. Молодой человек «разделяет» себя и окружающих. Данная четкая социальная дифференциация молодежной среды предполагает наличие групп с различными, нередко противоположными интересами, ценностями и жизненными ориентирами.

2. Именно в индивидуальном ракурсе молодые люди ценят значение счастливой семейной жизни.

3. Студенческая молодежь устойчиво ориентируется на богатство и деловую карьеру, связывая их достижение с получением хорошего профессионального образования и наличием условий для самореализации.

4. Свобода как ценность воспринимается молодыми людьми как должное. Такая оценка остается стабильной.

5. Молодежь значительно меньше думает об интересах страны и общества. Коллективные ценности также отходят на второй план.

6. Большая часть студенческой молодежи не имеет идеалов и веры или склонна так считать.

7. Стабильность жизненных ценностных установок молодых людей относительная.

Обособленность молодежной культуры от культурных ценностей старших поколений, национальных традиций, национального менталитета ведет к расшатыванию фундаментальной культуры общества. Следовательно, сегодня особенно актуальна задача корректировки, воздействия на молодежную субкультуру. Целью такого воздействия у средств массовой коммуникации должно стать обогащение содержательного, созидательного, творческого развития личности молодого человека в противовес широко распространенным ориентациям гедонистического характера. Диссертант выявляет причины обозначенной тенденции, которые заключаются в следующем:

  • в сознании большинства студентов укоренились индивидуальные жизненные ценности (семья как ключевая ценность, материальная обеспеченность, удачный брак, здоровые дети, жилище и т.п.) при снижении общественно значимых ценностей (приносить пользу обществу, быть нужным людям);
  • резкое повышение в структуре качеств личности значимости индивидуализма, важнейшим элементом которого является все большее осознание себя и как самоценности, и как ценности, привело к одновременному повышению значимости таких ценностей, как карьера, успех, что существенно изменило приоритеты в мировосприятии;
  • заметное снижение ценности производительного труда привело к замене его ценностью материальной обеспеченности;
  • быстро вымываются из сознания молодых людей патерналистские настроения, уравнительные тенденции и происходит все большее осознание важности опоры на собственные силы;
  • все чаще в социальном поведении молодежи достаточно четко проявляется такая ценность, как жизненный оптимизм.

Выясняется, что между политической культурой и политическим поведением существует прочная взаимосвязь. Во-первых, политическое поведение можно объяснить только с учетом феномена политической культуры. Во-вторых, политическая культура реализуется лишь через политическое поведение. И наконец, в-третьих, формы политического поведения при соответствующей обработке могут быть использованы как индикаторы политической культуры для характеристики ее содержания и структуры.

Политическая культура является механизмом поведения, проявляется она реально в действиях, а не в словах. Действиями данного механизма может быть владение или невладение навыками влияния на политику. Например, политическая невоспитанность россиян сказывается в неумении искать точные доказательства по спорным и важным историческим вопросам, в наивном доверии к восклицаниям и выкрикам, к заверениям и клятвам заинтересованных лиц. Политика для молодежи все более похожа на систему строго регламентированных действий с все менее ясным смыслом. Эти действия все меньше имеют отношение к реальным проблемам той социальной и политической среды, в которой они разворачиваются. В связи с этим в настоящее время следует говорить о возможности формирования новой молодежной политической культуры и влиянии средств массовой коммуникации на этот процесс. Для формирования «новой политической культуры» важно не только изменение институтов политической власти (институциональная трансформация), но и создание другой системы культурных ценностей. Поэтому сегодня, в условиях трансформации политической культуры в России, возрастает роль и значение политической социализации, результатом которой и должна стать «новая политическая культура».

В настоящее время в российском обществе коренным образом изменились роли основных институтов политической социализации. Это связано с тем, что социальные перемены влекут за собой ослабление механизма социального контроля, что, в свою очередь, способствует постепенной утрате прежними институтами социализации своей роли. Например, роль общественных организаций в процессе политической социализации значительно утрачена, социализирующая роль партий в современной России также невелика. Сегодня более широкие возможности для политической социализации молодежи находятся в руках средств массовой коммуникации. Значимость СМК в этом процессе подтверждается постоянной борьбой влиятельных политических группировок за контроль над ними, желанием власти быть единственным институтом, контролирующим их и столь же постоянным стремлением средств массовой информации к независимому освещению событий.

Наряду с такими институтами, как образование, наука, культура, средства массовой коммуникации выступают важнейшим фактором влияния на процесс социально-экономического реформирования России. С помощью средств массовой коммуникации передаются основные потоки информации, воздействующей на формирование массового, группового, индивидуального сознания и социального поведения людей. По независимости средств массовой коммуникации, их самостоятельности, активности участия в политическом процессе можно судить о характере власти, о степени коммуникабельности и открытости общества. Средства массовой коммуникации оказывают воздействие на политическое мировоззрение, они способны быть катализатором трансформационных процессов. Поскольку при политико-культурной трансформации происходят изменения и на уровне идеологии, и на уровне институтов власти, и на уровне формирования полноценного гражданского общества, и на уровне культурных установок, значение средств массовой коммуникации в этот период возрастает. Это связано и с расширением социальных функций, осуществляемых этим институтом в трансформируемом обществе. Организуя отбор и трансляцию информации, СМК формируют информационные потоки, которые существенно размывают архаичные стереотипы, развинчивают мифы и во многом задают новые стандарты образа жизни, смыслов, ценностей, норм и мотивов социального поведения молодых людей. В зависимости от того, какую линию реформ и каких политических лидеров, их олицетворяющих, поддерживают влиятельные СМИ, в конечном счете зависит и формирование мнений, его аргументация в поддержку или в опровержение того или иного курса. Таким образом, средства массовой коммуникации являются непосредственным участником политико-культурной трансформации общества, где им приходится одновременно быть не только социальным агентом, влияющим на эти процессы, но и объектом воздействия. Поскольку СМК имеют серьезное и долгосрочное влияние на молодежь, особенно в вопросах культуры и политики, они могут рассматриваться как ответственные за то, что они делают, или не делают, или им не удалось сделать.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, приводятся основные теоретические выводы и результаты исследования, даются практические рекомендации по повышению эффективности деятельности СМК по формированию политической культуры студенческой молодежи.

Основные положения диссертационного исследования отражены в семи публикациях автора:

I. Статьи, опубликованные в ведущих журналах и изданиях, рекомендованных перечнем ВАК РФ:

  1. Бушуева, Е. В. Современные подходы к исследованию эффектов массовой коммуникации [текст] / Е. В. Бушуева // Правовая политика и правовая жизнь : сб. науч. трудов. – Саратов; М., 2007. № 2. – С. 91–94. – 0.5 п.л.

II. Иные издания:

  1. Бушуева, Е. В. Феномен политической культуры (научно-политический дискурс) [текст] / Е. В. Бушуева. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2006.– 1,8 п.л.
  2. Бушуева, Е. В. Политическая культура как элемент системы управления [текст] / Е. В. Бушуева // Актуальные проблемы современного менеджмента : сб. науч. трудов. – Саратов : ПАГС, 2007. – Вып. 1.- С. 93–97. – 0,3 п.л.
  3. Бушуева, Е. В. Политическая социализация и политическая культура: точки соприкосновения [текст] / Е. В. Бушуева // Качество государственного и муниципального управления как фактор конкурентоспособности российских регионов : сб. науч. трудов. – Саратов : ПАГС, 2007. – С. 208–212. – 0,4 п.л.


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.