WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Социолингвистический и структурно-семантический аспекты эргонимических комплексов на юге великобритании и россии

На правах рукописи

ТУРАЕВА АЙНА РАШИДОВНА

СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ И

СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

ЭРГОНИМИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ

НА ЮГЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И РОССИИ

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пятигорск 2012

Работа выполнена на кафедре общего и сравнительного языкознания

в ФГБОУ ВПО

«Пятигорский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

Донскова Ольга Анатольевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Грязнова Виолетта Михайловна,

ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский

федеральный университет»,

профессор кафедры русского языка

доктор филологических наук, профессор

Фомиченко Любовь Георгиевна,

ФГБОУ ВПО «Волгоградский

государственный университет»,

профессор кафедры английской филологии

 Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Мордовский

государственный университет

им. Н.П.Огарёва»

Защита диссертации состоится 30 ноября 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан октября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Л.М. Хачересова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность настоящего исследования объясняется значительными изменениями в области ономастикона современных английского и русского языков, растущими потребностями социума в различении уже существующих и новых именований социальных объединений людей – эргонимов, контактированием языков в сфере имен собственных, развитием представлений об эргонимах как специфических названиях торговых и сервисных объектов, предприятий, клубов, основу которых образуют зафиксированные языковым сознанием модели создания имен, возможности их использования для обозначения иных объектов.

Многоаспектность проблем эргонимики в разных языковых пространствах, имеющих как точки соприкосновения вследствие глобализации, так и расхождения по социокультурным и лингвокультурным причинам, нуждается в типологизации, детальном структурно-семантическом и когнитивном описании. Своевременным также является сопоставительное исследование обладающих территориальным сходством эргонимик южных регионов Великобритании и России, а именно – английской эргонимики (Лондон и пригороды) и русской эргонимики двух соседствующих субъектов Юга России – Ставропольского края и Чеченской республики, которые различаются языковыми ситуациями и статусом русского языка, имеют разные социальные истории ономастиконов.

Эргонимы обладают социально-мотивированной семантикой. Социальный посыл как причина возникновения данного вида онима и социальная детерминированность условий его функционирования, контекста существования в деловом и бытовом дискурсах, места в ономастическом пространстве языка в целом находят своё отражение в многоплановой семантике эргонима как номинативной и прагматической единице [Козлов, 2001; Донскова, 2004; Романова, 2006; Емельянова, 2007; Филиппова, 2008; Нестерова, 2011; Crystal, 1995; Butler, 2010], или рекламном имени [Крюкова, 2003; Чуб, 2009].

Явная социализированность и интенциональность создания эргонима, по мнению некоторых лингвистов, снижают его статус до «маргинальной ономастики» [Lengert, 1999, p. 531], тем самым внося в термин оттенок отрицательной оценки. Естественно, что эргоним является «искусственно созданным именем» [Шимкевич, 2002, с. 3]), но в современных условиях деловых и культурных контактов роль эргонима как уникального имени, репрезентирующего не только объект, но и род деятельности объекта, его качества, социальный статус и др., возрастает, повсеместно открываются специальные школы создания имен фирм, магазинов, кафе и др., поддерживаются мощные сайты. Таким образом, актуальность продвижения теории эргонимики и её практических разработок диктуется самой социальной ситуацией.



Объектом исследования реферируемой диссертации являются эргонимы как индивидуализирующие коммерческо-рекламные имена социальных объединений людей, обладающие мощным лингвокультурным и прагматическим потенциалом.

Предмет исследования составляют социально-мотивированные, структурные и семантические особенности эргонимических комплексов двух разносистемных языковых пространств: английского и русского, с выделением в особый предмет изучения соседствующих вариантов русской эргонимики юга России как имеющих типологическое сходство и характерологию.

Цель работы заключается в выявлении, описании и установлении типологически сходных и различительных признаков эргонимов в английском и русском языках посредством проведения многоуровневого сопоставительного анализа эргонимических систем в диахроническом и синхроническом аспектах.

Методологическая база исследования основывается на принципах системности языковых явлений, их тесной взаимосвязи с историей развития общества и этноса. Основополагающим является тезис о том, что в языке действуют процессы интеграции и дифференциации, а также антропоцентризма, сопряженного с постулатами этно- и когниолингвистики.

Достижение поставленной цели обусловило постановку следующих задач:

– анализ развития парадигмы понятия «имена собственные» в лингвистике с обозначением в ней места и роли эргонимов в рамках ономасиологического, семасиологического и функционального подходов;

– выявление социальных оснований функционирования эргонимов в пространствах разносистемных языков, установление типологически сходных и характерологических признаков эргонимик в ситуациях моно- и полиязычия;

– проведение сравнительно-сопоставительного анализа структур единиц английского и двух территориальных вариантов русского эргонимических комплексов, установление ядерных конструкций и их модификаций, определение языковых предпочтений;

– анализ плана содержания составляющих эргонимические комплексы в трех социо- и лингвокультурных пространствах: английском и двух территориальных вариантах русского, идентификация и типологическое описание двух уровней семантики эргонимов – внешней и внутренней;

– установление общих когнитивных оснований эргонимической номинации, создание универсальной когнитивной модели эргонима, состоящей из референтивных и объектных компонентов, ряда фильтров и триггерного механизма, итоговое описание корпуса эргонимов в двух языках как репрезентаций изоморфных и характерологических вариантов общей модели.

Поставленные цель и задачи потребовали применения комплексной методики анализа. В качестве основного использовался сопоставительный метод, который был дополнен методами диахронического анализа, структурно-морфологического и структурно-синтаксического типологизирования, методами дефиниционного и компонентного анализов, приемами когниомоделирования и компьютерной обработки данных разных уровней.





Научная новизна настоящего исследования состоит в:

  1. Определении социально-мотивированных оснований эргонимической номинации в английском и русском языках, выявлении особенностей эволюционного и революционного путей развития национальной эргонимики и её территориальных вариантов;
  2. установлении закономерностей влияния социально- и территориально доминирующих языков на эргонимику региона, в частности, русского языка на эргонимику постсоветского пространства;
  3. проведении сопоставительного анализа структур английских и русских эргонимов с установлением типологического морфо-синтаксического сходства и характерологии;
  4. выявлении параметров внешней и внутренней семантики эргонимов в сопоставляемых языках с установлением ядерных и периферийных компонентов на уровнях: нарицательный/собственный, исконный/заимствованный, референтивный и концептуальный;
  5. создании инвариантной когнитивной модели эргонима, отражающей глубинную семантику данного типа онима, способной репрезентироваться как вариант, релевантный в языковом и культурном планах.

Теоретическая значимость работы определяется расширением представления об именах собственных и эргонимах как непериферийных онимах, структурная и семантическая организация которых формируется на основе как устоявшихся традиций, так и подчиняется изменениям в обществе. Впервые осуществлен многоуровневый сопоставительный анализ английского и русского эргонимических комплексов, а также территориальных вариантов русской эргонимики, выявлены типологически значимые моменты структуры и семантики, что способствует созданию контрастивной типологии имени собственного и теории нейминга.

Практическая значимость состоит в том, что материалы и результаты исследования могут быть использованы как в практике преподавания языков (курсы лексикологии, страноведения, типологии), так и при разработке специальных лекционных курсов по ономастике, социолингвистике, а также в курсах кавказоведения и культурологии. Результаты исследования могут найти применение при решении проблем рекламного дела и маркетинга.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Эргонимический комплекс как совокупность имен собственных социально-значимых объектов, расположенных на определенной территории, функционирует в сфере делового и бытового общения, развиваясь по эволюционному (английский) или революционному (русский) пути;
  2. Дифференциальными типологическими признаками эргонимического комплекса являются: устойчивость/изменчивость, номинативность референтов/прагматичность онимов, традиционность/ориги-нальность;
  3. Основу структур английского и русского эргонимических комплексов образуют субстантивы, они пополняются иными частями речи, демонстрируя как типологическое сходство, так и элементы национально-культурной характерологии; абсолютный изоморфизм имеют три структуры: существительное – N, прилагательное + существительное – Adj + N, существительное +существительное – N + N; характерологическими являются:

– для английской эргонимики – структуры из нескольких существительных с артиклями и включенным референтом – Art N, Art N + Adj, Art Adj + Ref, Art N + N + N + Ref;

– для Ставропольского территориального варианта русской эргонимики – трехкомпонентный владельческий оним – N + N + N, композит из трех существительных – NNN; сочетание существительного с последующей цифрой – N + Fig и существительное с аппозитивным атрибутивным субстантивным сочетанием – N, Adj + Ref;

– для Чеченского территориального варианта русской эргонимики – местоимение/существительное и существительное/существительные с предлогом – Pron prep Ngen, Pron prep N & N; N prep Adj + N, числительное с прилагательными и существительным – Num + Adj +  Adj + N.

  1. Семантика эргонимов представляет собой единство внешнего и внутреннего аспектов, реализуемых как единство признаков: нарицательный/собственный, исконный/заимствованный, референтивный/ объектный; концептуальный и когнитивный;
  2. Изоморфными концептами английской и русской эргонимик являются: этномаркированный – Родина, качественные – Красивый, Лучший; характерологическими: Королевский, Японский (английский эргонимический комплекс); Русский, Уменьшительный, Советский (Ставропольский территориальный вариант русского эргонимического комплекса); Счастье, Радость и Честный/Верный (Чеченский территориальный вариант русского эргонимического комплекса);
  3. Когнитивная модель эргонима отражает стереотипное представление об именовании социально значимых объектов с помощью уже имеющихся в языке единиц и инноваций: словообразовательных, метафоро-метонимических, заимствований и транспозиций.

Материалом исследования послужили отобранные методом сплошной выборки 1000 английских и 1500 русских эргонимов из периодики, английских сайтов http://maps.google.com и http://www. streetsensation.co.uk, справочников «Жёлтые страницы», телефонных справочников городов Ставропольского края и соседствующей с ней Чеченской республики за 1987 и 1993 годы.

Апробация основных положений диссертационного исследования представлена в виде докладов на международной научно-практической конференции: «Современные тренды развития социогуманитарного знания» (Ростов н/Дону, 2011 г.), конференциях «Молодая наука – 2011» (Пятигорск, 2011 г.), «Университетские чтения – 2012» (Пятигорск, 2012 г.), заседаниях кафедры общего и сравнительного языкознания ПГЛУ, а также кафедре иностранных языков Грозненского государственного университета.

Основные положения диссертационного исследования отражены в 9 публикациях автора, из которых 3 – научные статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях по перечню ВАК РФ.

Структура работы определяется целью и задачами проводимого исследования. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы и одного приложения.

Во Введении обосновываются актуальность, научная новизна диссертационного исследования, определяются предмет, объект, цель и задачи работы, её теоретическая значимость и практическая ценность, характеризуются материал и методы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе обосновывается социальность эргонима, выявляются параметры и типологические признаки языковых ситуаций в сопоставляемых моно- и полиязычных пространствах функционирования эргонимик; анализируются периоды развития эргонимики в английском и территориальных вариантах русского языкового пространства, определяются структуры эргонимических комплексов и выявляются их изоморфные и характерологические аспекты в сопоставляемых языках.

Во второй главе осуществлен сопоставительный анализ структур единиц английского и двух территориальных вариантов русского эргонимических комплексов, результирующий типологическими выводами по структурному аспекту английской и русской эргонимики в условиях моно- и полиязычия; установлены общие и уникальные для каждого языка и ситуации характеристики эргонимической номинации.

В третьей главе проведен комплексный анализ внешней и внутренней семантики единиц трёх эргонимических комплексов (английского и двух соседствующих территориальных вариантах русского), выявлены базовые и второстепенные концепты эргонимики сопоставляемых языков и языковых ситуаций, выведена инвариантная когнитивная модель эргонима, описаны варианты когнитивных моделей эргонимов, репрезентации которых обусловлены социо- и лингвокультурными особенностями разноязыких эргонимических коплексов.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшего изучения эргонимики.

Библиографический список содержит 330 источников, цитируемых в диссертации (из них 80 на иностранных языках), список словарей.

В Приложении помещены материалы трёх Таблиц современных английского и территориальных вариантов русского эргонимического комплексов, в которых эргонимические единицы сопровождаются указанием на ряд значимых признаков: референт онима, объект деятельности, язык-источник, лексико-грамматический разряд, структура, концептуальная принадлежность, местоположение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Социальные основания функционирования английской и русской эргонимики» определяется теоретико-методологическая база изучения эргонимов в контексте непрерывно изменяющейся языковой ситуации и языковой политики, проводится диахронический сопоставительный анализ эволюционно развивающегося английского эргонимического комплекса и развивающегося по революционному пути русского эргонимического комплекса.

Эргонимы занимают видное место в языковом портрете города, сквозь их призму формируется определенный фрагмент языковой картины мира. Это «исторический фрагмент» [Кургузова, 2009, с. 8]. В нем в емкой прагматичной форме запечатлены время и политические веяния, нормы именования социальных объектов, нормы лингвокультурные и конфессиональные. Можно сказать, что история эргонимики представляет собой цепочку таких фрагментов, изучение которой не только расширяет представление человека о том или ином периоде развития общества, но и о тенденциях социальной номинации, её константах и переменных.

Полагаем, что субъективность описания истории эргонимики того или иного социума исключена, поскольку анализируется совершенно адекватный, реально существующий (или существовавший – что подтверждается соответствующими документами) речевой материал. Этот материал объективен, а потому мы не согласны с утверждением о том, что «предмет исторического описания опосредуется личностью ученого и потому нередко представляется субъективно» [Рашковский, 2005, с. 78]. Представленные в главе данные опираются на надежные источники (Путевые заметки, статьи в периодике, карты и телефонные справочники – публикация которых осуществлялась под строгим государственным контролем).

Изучение истории становления имени собственного как индивидуализирующего типа имени подтвердило наше предположение о том, что каждому периоду развития общества свойственны свои ономастические предпочтения, вместе с тем, на всем протяжении развития ономастического пространства – и эргонимического как его части – отчетливо фиксируются ономастические и эргонимические константы, к которым можно отнести следующие:

– разряд имени собственного имеет своим ядром существительное; прилагательное, местоимение или числительное могут стать онимами в зависимости от ситуации именования: от того, какой признак выделяется номинатором в ситуации номинации (качество, количество или дейктические аспекты);

– эргонимика является наиболее подвижной/динамичной частью ономастики, хотя в системе языка находится, по мнению многих, на периферии;

– в современной социальной и языковой ситуации (глобализация, влияние средств коммуникации, свобода общения) эргонимы перемещаются с периферии к центру ономастикона, что ярче всего проявляется в деловой коммуникации;

– эргоним имеет высокую степень социальной обусловленности, что проявляется в его общественной мотивированности, политической, этнической и конфессиональной корректности.

В изучении эргонимов условно выделяются три подхода: ономасиологический, семасиологический и функциональный. Первый имеет в центре своего внимания называемый референт – аптека, кафе, магазин, завод и т.п., который получает имя собственное в соответствии с социальным представлением о референте номинации и виде его деятельности, что выражается в эргонимических предпочтениях, запретах на имя и т.п. При этом все референты понимаются как достойные «серьезного» имени (банки, заводы, крупные предприятия, стадионы и т.п.) и рядовые, название которых не вызовет ненужных ассоциаций и не будет мыслиться как несовместимое с референтом (мелкое предприятие, магазин, парикмахерская, салон и т.п.). Ономасиологический подход лежит в основе всех традиционных классификаций имен собственных, применяется также и в эргонимической таксонимизации: имена банков, имена аптек, имена детских адов, имена заводов и др.

Семасиологический подход к онимам есть логическое продолжение ономасиологического подхода. Более того, большинство лингвистов, особенно представители русского языкознания, при описании форм имен собственных четко соотносят их с классами референтов этих имен, иными словами, здесь в расчет принимаются грамматические формы, которыми могут/не могут обладать: «фамильные имена», имена отечественные и отечественные, производные собственные имена городов и селений Русских (термины Н.И. Греча). Это формы единственного/множественного числа (А.А. Шахматов, Л.В. Щерба), различные словообразовательные парадигмы, что позволяло прийти к выводам об особой грамматике имен собственных (В.Н. Топоров). С одной стороны, утверждалось, что у онима нет сигнификата (Ф.Ф. Фортунатов), с другой – подчеркивается особая отличительная функция онима (А.Х. Востоков).

Только в ХХ веке в рамках функционального подхода была раскрыта суть имен собственных как имен характеризующих, увековечивающих, становящихся прецедентными (Дж. Лайонз, Д. Кристал, И.В. Крюкова, Е.В. Ворошилова, М.В. Емельянова, Е.А. Яковлева, Г.Н. Скляревская, В.А. Ражина, Т.В. Шмелева).

Накопленный историей ономастики материал неизбежно привел к необходимости описания имен собственных как особой полевой подсистемы языка, имеющей свои центр и периферию. Эргонимы, изначально выведенные на периферию ономастического поля, все мощнее перемещаются к центру поля, что обусловлено изменениями в социальной, экономической жизни людей. Современная деловая коммуникация, оперирующая многими типами онимов, во многих ситуациях насыщает дискурс эргонимами в соответствии с целями и установками этой сферы общения.

Для установления типологически значимых признаков сопоставляемых эргонимик были определены базовые параметры языковых ситуаций (ЯС) на территориях функционирования эргонимических комплексов. Было выявлено, что релевантными для эргонимики признаками языковой ситуации на юге Великобритании являются: многокомпонентность (с доминированием английского языка), неравновесность, несбалансированность, однополюсность и экзоглоссность. В русской эргонимике Ставропольского края и Чеченской республики также отражены многокомпонентность, но доминирование русского языка в отличие от Великобритании установлено законодательно, Конституциями РФ и ЧР. Кроме того, несбалансированности ЯС в Великобритании противопоставлена сбалансированность ЯС в Российской Федерации, в которой исторически возникшее функциональное доминирование русского языка подкрепляется современной языковой политикой, в рамках которой утверждается, что: «русский народ – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром» [Путин, 2012]. В результате ЯС в России оказывается неравновесной и однополюсной. Эти типологические признаки изоморфны для трех ЯС.

Сопоставляемые эргонимики двух языков – английского и русского – прошли разные пути, что, тем не менее, позволяет сделать выводы типологического свойства и наметить общие и различительные тенденции, выявить характерологические социально мотивированные признаки эргонимик. Неизменными на всем протяжении развития разных эргонимик были две непрерываемые тенденции – дифференциация и индивидуализация онимов, соотносимых с разными референтами, разными объектами деятельности. Социальность эргонимов развивалась от владельческих номинаций к оригинальным, от антропонимно-топонимических имен к собственно эргонимическим.

Английская эргонимика как имеющая более длительную и стабильную историю имеет в своём арсенале целый набор традиционных (владельческих) имен и имен оригинальных (брендовых). На разных этапах развития эргонимики активизировались те или иные секторы эргонимического поля, что было непосредственно связано с развитием экономики страны.

В русской эргонимике на начальном этапе также были сильны владельческие имена, советский период обогатил эргонимику идеологически окрашенными именами, искоренив владельческие онимы. В постсоветский период сложились территориальные варианты русской эргонимики, испытывающие растущее влияние местных языков, что выражается в количественных и качественных изменениях ономастикона. Так, в Чеченском территориальном варианте русской эргонимики, который развивался сначала в одном пространстве с общерусской эргонимикой досоветского и советского периодов, в постсоветский период зафиксированы: рост национальной составляющей (трансномизация местных антропонимов и топонимов), усиление мусульманского сектора, а также использование иноязычных лексем, среди которых особое место занимают онимы на арабском языке.

В реферируемой диссертации утверждается, что совокупность эргонимов на какой-то территории, в рамках лингвокультурного пространства, образует очевидную структуру, обладающую некими системными признаками – эргонимический комплекс (далее ЭК). Изменения эргонимического комплекса напрямую зависят от того, какие объекты/организации, в какой сфере деятельности людей возникают, их количество, требует ли новое объединение людей дифференцирующей номинации в изменяющемся эргонимическом пространстве.

Исследование показало, что на первом месте как в количественном отношении, так и по степени популярности, на любом этапе развития социума в ХХ-ХХI вв. находятся магазины, рестораны (пабы, кафе), они образуют референтивный центр, или ядро, эргонимического комплекса. Приядерная зона создана именами банков и банковских услуг, остальные эргонимы относятся к периферии и их доли в сопоставляемых ЭК весьма различны.

Современный Английский ЭК, взятый нами за своеобразную точку отсчета, имеет в ядерной зоне: магазины (36%), салоны красоты и автосалоны (по 16%), кафе, рестораны и пабы (12%), банки и пункты банковских услуг (9%). По одному проценту приходится на имена оптик и стоматологии (отметим, что аптеки не обозначены как самостоятельные референты, как это имеет место в обоих вариантах русского ЭК, в силу значительных различий в законах по продаже медикаментов), 1% отводится медицинским центрам и менее одного процента составляют имена услуг мобильной связи, различных агентств, в том числе, и туристических.

Отсутствуют в английском эргонимическом комплексе (АЭК) номинации многочисленных предприятий, которые в столице Соединенного королевства выведены за пределы центральной части города. Напротив, в рассматриваемых территориальных вариантах русского эргонимического комплекса – Ставропольском варианте русского эргонимического комплекса (сокращенно – СВ РЭК) и Чеченском варианте русского эргонимического комплекса (сокращенно – ЧВ РЭК) даже крупные и экологически вредные заводы и предприятия находятся в черте города. Это внешнесоциальное обстоятельство нашло свое отражение в структурах эргонимических комплексов, особенно, их ядерных частей.

Ядерная зона Ставропольского территориального варианта русского эргонимического комплекса (СВ РЭК) схожа с английским по параметру – магазины (36% и 32%), но салонов красоты почти в 2 раза меньше, кафе и ресторанов в три раза меньше. Таким образом ядерную зону русского СВ РЭК образуют: магазины (32%), предприятия (27%) и салоны красоты (9%). Юридические агентства (недвижимость, юрист, адвокат) занимают промежуточное место между ядерной и приядерной зонами. В приядерной зоне по 4% приходится на базы/склады, тур.фирмы, салоны медицинских услуг, 3% занимают аптеки и оптики, по 2% – агентства печатных и страховых услуг. Салоны мобильной связи, автосалоны и банки, имея по 1% референтов, от общего числа образуют ближайшую периферию. Остальные референты: фитнес-центры, свадебные салоны, и др. находятся на периферии.

Структура современного русского ЭК на территории Чеченской республики (ЧВ РЭК) так же, как и английского ЭК, имеет своим ядром референты-магазины, кафе/рестораны и салоны красоты. Есть и изоморфная с СВ РЭК доля предприятий, которая вкупе с заводами образует 22% всех референтов.

Результаты сопоставительного анализа пространств референтов эргонимики английского эргонимического комплекса (АЭК) и двух территориальных вариантов русского эргонимического комплекса (Ставропольском – СВ РЭК и Чеченском – ЧВ РЭК), представленные схематически, дают возможность наглядно показать лингвокультурные преференции и объекты, относимые к периферии:

 Рис. 1. Количество именуемых эргонимических референтов в-0

Рис. 1. Количество именуемых эргонимических референтов

в английском (АЭК) и русском (СВ РЭК и ЧВ РЭК) языках (современное состояние, в процентах от общего числа)

Во второй главе «Сопоставительный анализ структур английских и русских эргонимов» представлены результаты проведенного сравнительно-сопоставительного исследования структур эргонимов в двух языках по морфологическому и синтаксическому параметрам. Сходство и различия структур позволили установить изоморфные и алломорфные черты плана выражения эргонимических единиц, а также сформулировать общетипологические выводы относительно строения современных социально-деловых онимов.

Изоморфизм структур эргонимовв трех эргонимических комплексов проявляется как в плане наличия аналогичных типов структур, так и в плане совпадения их квантитативных характеристик, т.е. количества в процентном отношении к общему числу. В реферируемой диссертации установлено, что изоморфными структурами эргонимов в английском и двух территориальных вариантах русского эргонимического комплекса являются следующие 9 структур:

N sing – существительное в единственном числе;

N + N – сочетание двух существительных: неатрибутивная конструкция имени и фамилии либо атрибутивная конструкция, где первое существительное служит определением второго;

N & N – сочинительная структура с двумя существительными, соединенная союзом «and/и» или соответствующим значком;

N prep N – два существительных, соединенных предлогом;

Adj + N – атрибутивная конструкция с прилагательным в роли определения;

Adj – единичное прилагательное;

Adj + Adj + Ref – два прилагательных в препозиции к референту;

Fig – цифра;

Fig + N – цифра и существительное.

Три ведущих позиции во всех сопоставляемых эргонимиках занимают субстантивные структуры: Nsing, N + N и Adj + N. Примерами могут служить: Thorntons, Ann Summers, Blue Inc (АЭК); Вербена, Регион КМВ, Розовый слон (СВ РЭК); Мусульманка, Турецкая кухня, Грозный City (ЧВ РЭК).

Если брать за основу не только формулу структуры, но и тип смысловых отношений между компонентами, то можно заключить, что сходные смысловые отношения связывают: английскую структуру Ref of N и русскую структуру Ref + Ngen, т.к. указывают на месторасположение референта или принадлежность стране или городу, как правило, банка: Bank of China, Bank of England; Банк Москвы.

Приведем данные по частотности некоторых изоморфных структур в сопоставляемых эргонимиках. Так, занимающая второе место в английском эргонимическом комплексе (АЭК) структура N + N и в Ставропольском, и в Чеченском территориальных вариантах русской эргонимики стоит на четвертой позиции по частотности употреблений: 6,7% – СВ РЭК; 3,6% –ЧВ РЭК.

Сочинительную конструкцию N & N (5-е место в АЭК) в английской эргонимике имеют 3% эргонимов (Fortnum and Mason, Borshtch & Tears), СВ РЭК и ЧВ РЭК демонстрируют изоморфизм: 0,6% и 0,5% соответственно и 9-е и 11-е места в списке выявленных структур (Пес и кот, Мода и комфорт; Ева и малыш, Окна и двери).

Следующим по числу употреблений в структурах является прилагательное, самым частотным является сочетание прилагательного и существительного – Adj + N (4% в АЭК; 10,1% в СВ РЭК; 4,4% в ЧВ РЭК). Во всех эргонимиках эта структура занимает 3е место. Примерами могут служить: Herbal Inn, Global Luggage; Старый лекарь, Красивый дом; Сладкие подарки, Белый кот.

Единичное прилагательное находится на 15-м месте в АЭК, 10-ом – в СВ РЭК и 7-ом – в ЧВ РЭК. В АЭК выявлено 7 структур с прилагательным: N + Adj, Adj, Adj + N + Ref, Adj + Adj + Ref, Adj + Ref of N, N + Adj + Ref, N + N + Adj + N (например: Currys Digital, Vintage Magazine Shop, Private, United National Bank, Royal Bank Of Scotland, Chelsea Conservative Club, Ancaster Fiat Authorised Dealer). В СВ РЭК структур с прилагательными меньше – 5: Adj; Ref + Adj + Ngen; Adj + Adj + Ref; N, Adj + Ref; N, Ref + Ngen (около 2% от общего числа, например: Делегатский, Школа правильного питания, Московский ювелирный завод; Ленар, глазная клиника; Наташа, Дом обуви). В ЧВ РЭК выявлено также 5 структур: Adj + Ref, Adj + Adj + Ref, N prep Adj + N, Adj + N prepN, Ref + Adj + Ngen (2,2%, например: Сварочный цех, Самый лучший магазин, Лестницы из ценных пород Живые цветы у Малики, Центр оконных технологий).

Как видим, прилагательное и структуры с ним занимают более значимое место в Чеченском варианте РЭК, тогда как в английском ЭК и Ставропольском варианте РЭК на этих позициях находятся соответственно ArtN + Ref и Pron + N (СВ РЭК).

В реферируемой работе отмечено также явление, которое можно таксонимировать как «парный изоморфизм», или сходство двух из трех и более сопоставляемых явлений. Три вида парного изоморфизма выявлено в английской и Ставропольском территориальном варианте русской эргонимики, два вида в английской эргонимике и Чеченском территориальном варианте РЭК, девять – в территориальных вариантах РЭК, что неудивительно, т.к. чеченский язык использует русский как государственный и многие синтаксические структуры на чеченском языке создает как кальки с русского.

Приведем примеры парного изоморфизма в английском ЭК и Ставропольском территориальном варианте РЭК. Это два сочетания с существительными: N + N + N; ArtN и эргоним-глагол (V): Ciros Pizza Pomodoro,



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.