WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Крестьянские переселения и их влияние на экономику казахского кочевого аула степного края второй половины xix – начала xx вв.

На правах рукописи

СОРОКА НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

Крестьянские переселения и их влияние на экономику казахского

кочевого аула Степного края второй половины XIX начала XX вв.

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Омск - 2009

Работа выполнена на кафедре отечественной истории

ГОУ «Омский государственный педагогический университет».

Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент Чуркин Михаил Константинович
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Ермекбаев Жарас Акишевич кандидат исторических наук, доцент Сухих Олеся Евгеньевна
Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет»

Защита состоится 8 сентября 2009 г. в 14:00 на заседании диссертационного совета ДМ. 212.177.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644043, г. Омск, ул. Партизанская, 4 а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета (644099, г. Омск, Набережная Тухачевского, 14, библиографический отдел).

Автореферат разослан…………..2009 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент Т. А. Сабурова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Общественно – политические и национальные изменения, происходящие на постсоветском пространстве, вызывают несомненный интерес к процессу формирования Российской империи, истории вхождения в её состав национальных территорий и последствия для последних этого вхождения. Интерес к общему, в первую очередь, дореволюционному прошлому проявляют как профессиональные исследователи, так и представители политических элит бывших союзных республик.

Тема взаимоотношений Российской империи и казахской степи на протяжении всего XX в. оставалась одной из приоритетных в исторических исследованиях. Она сохранила свою актуальность и сегодня, когда Россия и Казахстан стали суверенными государствами. Обретение независимости наполнило новым содержанием российско – казахстанские отношения, формировавшиеся на протяжении ряда столетий. Значительную роль в их развитии играла деятельность администрации Степного края, в том числе и в сфере реализации правительственной аграрной политики, традиционно подчинённой интересам интеграции степного населения в общеимперское пространство посредством земледельческого освоения казахских степей во второй половине XIX – начале XX вв. В этой связи особый интерес представляет изучение переселенческой политики российского правительства в отношении земель казахского населения Степного края, степень влияния мигрантов на кочевое казахское общество. Несмотря на появившиеся в последнее время серьёзные изыскания по проблеме крестьянских миграций в степные области, различные её аспекты изучены неодинаково, а многие вопросы экономического строя кочевого казахского общества и его эволюции ещё остаются до конца не разрешёнными. К их числу можно отнести недостаточную исследованность специфических форм казахского скотоводческого хозяйства, влияние крестьянских переселений на их становление, возникновение института частной собственности на землю, динамику поземельных отношений, дискуссии и борьбу мнений внутри самой русской администрации по поводу сохранения кочевого способа хозяйствования коренного населения.

Точкой опоры в исследовании является тезис, в соответствии с которым сельскохозяйственная миграция второй половины XIX – начала XX вв. сыграла роль своеобразного ускорителя социально – экономических сдвигов в кочевом ауле, способствуя его внутренней перестройке.

Степень изученности темы. Выявление степени влияния переселенческого процесса на экономическое положение казахского кочевого аула во второй половине XIX – начале XX вв. потребовало вовлечения в исследовательскую канву обширного круга работ дореволюционного, советского и современного периодов и отражающих основные тенденции в исследовании заявленной проблемы.

Первые попытки исследовательского осмысления проблемы относятся к рубежу XIX – XX вв. Характерной особенностью трудов, подготовленных непосредственно в Министерстве земледелия и государственных имуществ, местных органах власти являлась их насыщенность фактическим материалом, изложением основных законодательных актов и мероприятий властей. Делалась попытка доказать, что переселенческая политика российского правительства отвечает интересам не только мигрантов, но и коренного населения.[1]



Дореволюционные авторы являлись, в основном, чиновниками. Не случайно, что в своих трудах они поддерживали намерения государства, направленные на «улучшение культуры степей», акцентируя основное внимание на существование у казахского населения «ненормальных и нездоровых культурно – бытовых форм». Единственный путь к спасению «киргиз – кайсаков» заключался, по их общему мнению, в «культурно – историческом шаге» к оседлости и земледельческому хозяйству, которое может быть привнесено только извне. Идеи культурной колонизации «киргизской» степи стали основным лейтмотивом в трудах министра земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолова, статистика П. П. Румянцева и др. авторов и во многом оказали определяющее влияние на ряд официальных изданий.[2]

Особое внимание исследователи конца XIX – начала XX вв. уделяли проблеме причин миграций, их последствий для хозяйства коренного населения. В работах экономистов второй половины XIX – начала XX вв. (Я. В. Ставровский, В. В. Алексеев, А. А. Кауфман, П. М. Головачёв, А. В. Пешехонов и К. Р. Кочаровский) были выявлены основные причины крестьянских переселений в восточные регионы России, в том числе и в Степной край.[3] К таковым относились избыток земледельческого населения в Европейской России, сокращение относительных размеров земельного надела, господство архаических форм хозяйствования.

Несмотря на негативное в целом отношение к крестьянским миграциям как одному из способов решения аграрного вопроса, в историко - экономической литературе сформировалось направление, которое специализировалось на исследовании материальной готовности крестьянства к переселению в районы Азиатской России. В трудах К. Р. Кочаровского, А. А. Исаева, П. Хворостанского были подняты вопросы о земельной обеспеченности переселенцев в местах водворения, отсутствии материальных средств для обустройства в степных областях, степени влияния сельскохозяйственного опыта мигрантов на хозяйство кочевого населения.[4]

В период формирования советской исторической науки исследования, посвящённые крестьянским миграциям в связи с экономическим освоением Азиатской России, не относились к числу приоритетных направлений. В обстановке кризиса науки, связанного с изменением государственной идеологической доктрины и утверждением ленинской оценки переселенческой политики правительства, миграционные процессы второй половины XIX – начала XX вв. рассматривались главным образом с классово – политических позиций. Тем не менее, до конца 1920 – х гг., в эпоху сосуществования домарксистского и марксистского направлений в историографии, в русле исследования переселенческого движения второй половины XIX – начала XX вв. и его последствий работали представители «старой» научной школы, к числу которых, в первую очередь, относились В. П. Вощинин и И. Л. Ямзин. В своих работах исследователи не только систематизировали материалы о причинах временных спадов и подъёмов переселенческого движения, разделив их на экономические, политические и административные, но и дали характеристику крестьянским переселениям в казахскую степь, уделив основное внимание роли мигрантов в развитии земледелия среди коренного населения.[5]

В 1920 – 30 – е гг. советская историческая наука, обращавшаяся к колониальным проблемам, стремились в первую очередь показать несправедливость имперского прошлого, которое рассматривалось в русле концепции «абсолютного зла».[6] Работы Г. Тогжанова, П. Г. Галузо, А. Ф. Рязанова, Е. К. Фёдорова проникнуты идеей «колониального завоевания» степи российским империализмом, неравноправным партнёрством имперского центра и национальных окраин, заинтересованности государства в присоединении «инородцев» края.[7]

С середины 1930 – х гг. в советской исторической науке наметились тенденции к реабилитации политики империи в отношении бывших национальных окраин, в том числе и казахской степи. Российское господство преподносилось как избавление от порабощения казахов азиатскими государствами.[8]

В 1940 – 1950 – е гг. появляются специальные исследования, посвящённые детальному изучению аграрных отношений, развитию земледелия и переселенческого дела в казахской степи. К наиболее значительным исследованиям, опубликованным в данный период, следует отнести работы О. А. Ваганова и А. Б. Турсунбаева, в которых были проанализированы правительственные мероприятия в области крестьянских переселений в Степной край, выявлены последствия миграций, дана характеристика действиям властей в отношении земельного фонда коренного населения.[9]

Середина 1960 – 80 – х гг. стали самыми значительными в изучении вопросов крестьянских миграций второй половины XIX – начала XX вв. Негативные, в целом, оценки переселенческого сегмента аграрной политики правительства в 1861 – 1904 гг., данные в 1960 – е гг. в трудах Е. М. Брусникина, Б. В. Тихонова, М. С. Симоновой, полагавших, что деятельность властей, «крепостническая по своему характеру», направленная на заселение осваиваемых областей, отличавшаяся непоследовательностью и хаотичностью, были существенно скорректированы в 1970 – 80 – е гг.[10] Проанализировав нормативно – правовую базу рубежа XIX – XX вв., Б. С. Сулейменов, В. Я. Басин, В. С. Черников, Л. М. Горюшкин, Н. А. Миненко пришли к выводу о том, что создание в начале XX в. условий для массового переселения на восточные окраины страны неимущего земледельческого элемента свидетельствовало о доминировании в переселенческом законодательстве политических аспектов.[11]

Важный вклад в изучение заявленной темы исследования внёс П. Г. Галузо, по мнению которого переселенческая политика правительства представляла собой одно из средств расширения и интенсификации военно - феодальной эксплуатации казахской степи. Расширение обуславливалось ростом численности переселенческих хозяйств, т. е податного населения, обязанного непосредственно государственной поддержке, начиная от путевых ссуд и заканчивая водворением на новом месте. Таким образом, подчёркивал автор, формировалась дополнительная зависимость мигрантов от государства, выступавших в качестве объекта эксплуатации со стороны верховной власти, но уже на новом месте жительства.[12]

Одновременно впервые в отечественной историографии П. Г. Галузо был поставлен вопрос и о причинах кризиса казахского скотоводческого хозяйства в связи с водворением в казахстанскую степь значительного числа мигрантов из Европейской России. [13]

В целом, для комплексного исследования миграций в степные области советского периода было характерно: привлечение к исследованию значительного объёма фактического материала и его обобщение; обозначение проблемы степени влияния русских крестьян – переселенцев на экономику казахского кочевого аула; определение типов кочевого хозяйства; выяснение причин кризиса степного скотоводства и роль крестьянских миграций в данном процессе.

Особую группу работ составляют труды, посвящённые изучению состояния основных отраслей экономики казахского кочевого аула и внешних факторов, оказавших непосредственное влияние на дальнейшее их развитие.

Начальный этап изучения экономического состояния казахского хозяйства относятся к середине XIX в., когда интеграция казахской степи в имперское пространство рассматривалась исключительно со стратегической точки зрения. Фактический материал по истории и хозяйству казахского народа представлен в работах М. И. Венюкова, Л. Мейера и М. Красовского, Н. Я. Коншина, П. Маковецкого, В. А. Остафьева, М. Чорманова, В. Шнэ, А. И. Добромыслова, Т. И. Седельникова, Л. К. Чермака, В. Я. Владимирского, неизвестного автора, подписавшегося псевдонимом «Очевидец», которыми подробно освещено значение степного скотоводства для хозяйства кочевников - казахов, описаны формы кочевания того времени, показан переход к полукочевому образу жизни.[14]

Детальное исследование влияния крестьянских миграций на экономику казахского кочевого аула было проведено Ф. А. Щербиной. По его мнению, водворившиеся в казахскую степь переселенцы оказали «культурное влияние» на «киргиза – кочевника», что выразилось в развитии пашенного земледелия среди казахов.[15]

Отдельные факты, характеризующие различные стороны казахского хозяйства и, прежде всего, состояние степного скотоводства, можно найти в заметках казахского общественного деятеля Мусы Чорманова, занимавшего влиятельный пост в уездной администрации.[16]

Исследования второй половины XIX – начала XX вв., посвящённые изучению экономического состояния казахского аула и степени влияния мигрантов на кочевое общество, принадлежали преимущественно представителям русской администрации. В их в задачу входило не столько историко – теоретическое осмысление происходящих процессов, сколько описание событий, свидетелями, а порой и участниками которых они являлись. Однако деятельность всех вышеназванных авторов имеет несомненное значение для историографии вопроса, поскольку ими был накоплен и систематизирован значительный фактический материал, не утративший значения и в настоящее время.

На начальном этапе становления советской исторической науки изыскания, посвящённые экономическим отношениям внутри кочевого аула, влиянию внешних факторов на его эволюцию не стали предметом специального рассмотрения, поскольку приоритетными являлись вопросы присоединения Казахстана к России, национально – освободительного движения казахов, колониальные устремления царизма. Единственным исследованием, в котором затрагивается рассматриваемая нами проблема, являлась работа С. Д. Асфендиярова. Автором дана характеристика земельных порядков в кочевом обществе, показана специфика скотоводческого хозяйства.[17]

Середина 1950 – начало 60 – х гг. является новым этапом в изучении экономического строя казахского общества. В фундаментальных трудах С. З. Зиманова, И. Ф. Макарова, С. Е. Толыбекова, В. Ф. Шахматова были изучены производительные силы в условиях казахского скотоводческого хозяйства, определена специфика владения основными средствами производств, показано развитие земледелия среди казахов и связанный с этим процесс оседания кочевников, дана характеристика казахского земледельческого хозяйства до начала массовых крестьянских миграций, выявлены изменения внутри казахской пастбищно – кочевой общины под непосредственным влиянием переселенческих хозяйств.[18]

В конце 1970 – х гг. интерес к экономическим процессам, протекавшим в казахском кочевом ауле во второй половине XIX – начале XX в. в связи с реализацией правительственной переселенческой политики, заметно ослабел. Примечательно, что авторы вышедшего в 2000 г. третьего тома «Истории Казахстана» указали на необходимость изучения данных проблем в степных областях в конце XIX – начале XX вв. с учётом той роли, которую сыграли крестьянские миграции в эволюции казахского кочевого аула.[19]

Распад многонационального советского государства оказал существенное влияние на состояние современной историографии, что позволило выделить ещё один этап – с начала 1990 – х гг. и до настоящего времени, - в рамках которого существуют два самостоятельных направления: современная российская и казахстанская историография.

С конца XX столетия наблюдается всплеск интереса к имперской проблематике, её смысловому значению, формам проявления на российском пространстве. Исследователи стремятся расширить понятие «империя» как особого типа политической организации, показать её роль в ликвидации патриархально – феодальных отношений в национальных окраинах, развитии новых форм хозяйствования, втягивании регионов в единый общероссийский рынок, «просвещении народов».[20]

Спецификой современного подхода к изучению политики Российской империи на её окраинах является использование в качестве исследовательского подхода понятия «новая история империи», предполагающего воссоздание сложной ткани «взаимодействия имперских властей и местных сообществ» во всём её многообразии.[21] В этой связи закономерно появление общих работ, посвящённых сложной истории взаимоотношений между имперской властью и локальными сообществами.[22] В 2008 г. опубликовано коллективное исследование «Центральная Азия в составе Российской империи». В настоящей работе российскими учёными предпринята попытка представить свой взгляд на историю центральноазиатского региона в составе Российского государства, преодолеть как стереотипы, изображающие взаимоотношения России с её азиатской окраиной только как прогрессивное явление, так и клише, которые представляют эти взаимоотношения полными одних лишь ошибок и преступлений.





Характерной чертой современной отечественной историографии является расширение национальной географии исследовательских центров, о чём свидетельствует значительно возросшая научная активность региональных историков. В центре научных изысканий Д. В. Кузнецова, А. А. Кузьмина, Н. Н. Родигиной, М. К. Чуркина находится разнообразный спектр вопросов: разработка основных начал правительственной аграрной политики в Азиатской России и первые шаги по её реализации, становление института переселенческих чиновников и их роль в водворении мигрантов на новом месте жительства, соотношение самовольного и правительственного переселений, адаптация переселенцев на новом месте жительства.[23]

Заметный вклад в разработку проблемы вносят Международные научные конференции «Степной край Евразии: историко – культурные взаимодействия и современность», состоявшиеся в 1998 г. в Омске, 2001 г. в Кокшетау, в 2003 г. в Астане, в 2005 г. в Омске, в 2007 г. в Караганде. В докладах участников этих конференций был затронут целый ряд малоизученных и дискуссионных материалов по аграрной проблематике Степного края конца XIX – начала XX вв.[24]

Историки суверенной Республики Казахстан также проявляют интерес к проблемам имперского прошлого. Вопросы, посвящённые правовому регулированию крестьянских переселений в степные области второй половины XIX – начала XX вв., изъятию земель казахов в переселенческий фонд, деятельности органов Переселенческого управления по землеотводным, гидротехническим, исследовательским и др. работам, степени и механизмам трансформации традиционного хозяйства казахов и состоянию земледелия, изменению территориальных границ между казахскими родами, особенностям эволюции «хозяйственно – культурного строя» коренного населения нашли своё отражение в работах С. Акатая, Ж. О. Артыкбаева, С. Атушевой, Л. И. Ахметшиной, А. А. Бельбаевой, Р. С. Буктугутовой, Э. Валиханова, Ж. Джампеисовой, С. Ибраева, К. Кусайнулы и Г. Х. Халидуллина, А. Ж. Мырзахметовой, А. К. Рахимбековой, В. С. Черникова и др.[25] Несмотря на то, что современными казахстанскими исследователями в научный оборот введено значительное количество архивных документов, им не удалось в полном объёме избежать политической ангажированности. По мнению большинства авторов, переселенческая политика российского правительства на рубеже XIX – XX вв. в отношении коренного населения «… держала ориентир на превращение кочевого хозяйства в крепостное, а казахов в крепостных крестьян».[26] В целом, традиционное скотоводческое хозяйство, как основа конно – кочевой цивилизации,[27] под влиянием политики государства стало трансформироваться и постепенно приходить в упадок.

Накопленный объём научных исследований свидетельствует об устойчивом внимании историков к проблеме изучения политико – правового регулирования переселенческого вопроса в Степном крае во второй половине XIX – начале XX вв., степени влияния крестьян – переселенцев на экономику казахского кочевого аула.

Несмотря на определённые сдвиги, достигнутые в освещении проблемы, общий анализ историографии имперского прошлого позволяет сделать выводов о наличии ряда аспектов, недостаточно изученных в настоящее время. К их числу следует отнести вопросы о роли администрации степных областей в становлении казахского земледельческого хозяйства, влиянии сенокошения на изменение поземельных отношений кочевого аула, специфике института частной собственности на землю у казахов, хозяйственных связях мигрантов с коренным населением, родовой структуре и её трансформации, традиционных формах землепользования.

Объектом исследования является экономика казахского кочевого аула Степного края второй половины XIX – начала XX в.

Предмет исследования влияние переселенческой политики российского правительства и крестьянских переселений на экономику казахского кочевого аула.

Целью диссертационного исследования является определение форм и степени влияния переселенческой политики российского правительства и крестьянских переселений на экономику казахского кочевого аула второй половины XIX – начала XX вв. в условиях водворения миграционного контингента в земледельческие районы Степного края.

Поставленная цель предполагает решение следующих исследовательских задач:

- определить формы и методы правительственной политики, воздействовавшей во второй половине XIX – начала XX вв. на казахскую степь;

- установить особенности политико – правового регулирования аграрных отношений казахского населения;

- оценить состояние основных отраслей экономики казахского кочевого аула;

- раскрыть основные факторы, вызвавшие кризисные явления в развитии производительных сил казахского общества на рубеже XIX – XX вв.;

- определить степень влияния крестьянских миграций на изменение хозяйственной системы скотоводческого хозяйства казахского населения;

- показать роль крестьян – переселенцев в развитии земледельческого хозяйства коренного населения.

Хронологические рамки диссертационного исследования ограничиваются в нижнем пределе принятием «Общих положений о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» от 19 февраля 1861 г., что положило начало личному освобождению крестьян от системы крепостных отношений и объективно предоставляло возможность участия в миграциях; в верхнем пределе – 1904 г., обнародованием «Временных правил о переселении сельских обывателей и мещан – земледельцев», в соответствии с которым прежняя политика препятствий и прямого запрета переселений сменилась политикой их поощрения и форсирования. Начиная с закона 6 июня 1904 г. в переселенческом законодательстве начинают доминировать политические аспекты, всё более усиливавшиеся в годы Первой русской революции и последующей столыпинской реформы.

Определение хронологических границ работы в представленном виде обусловлено потребностью исследовать эволюцию взглядов российского правительства на регулирование миграционных процессов второй половины XIX – начала XX вв.: от установлений общего характера до предоставления права на свободный выезд земледельческого населения с прежних мест поселения без разрешения правительственных органов. Принятие «Временных правил» 1904 г. способствовало активному выселению наиболее малообеспеченной части крестьянства в «киргизско – степную окраину».[28]

Территориально исследование охватывает территорию казахской степи, частично вошедшую в 1882 г. в Степное генерал – губернаторство и включавшего в свой состав на рубеже XIX – XX вв. Акмолинскую и Семипалатинскую области.

Методологическая основа диссертационного исследования. При работе над диссертацией были восприняты основополагающие положения теории колонизации, разработанные и внедрённые в сферу исторических исследований второй половины XIX – начале XX вв. С. М. Соловьёвым, В. О. Ключевским, П. Н. Милюковым, М. К. Любавским, А. А. Кауфманом, Г. К. Гинсом.[29] Определение колонизации в качестве главного фактора российского исторического процесса в работах указанных авторов соотносится с предположением о том, что решающая роль в миграционных перемещениях значительного количества людей наряду с природно – географическим фактором принадлежит правительственной политике по организации переселенческого дела в различных регионах страны, в том числе – в Степном крае.

К исследованию также были привлечены отдельные элементы теории фронтира Ф. Дж. Тернера, широко распространённая в англоязычной литературе, и интенсивно обсуждаемая отечественными исследователями: А. Д. Агеевым, Д. Н. и Ю. Н. Замятиными и др.[30] Рассмотрение переселенческих процессов в сочетании географических и геополитических факторов позволило определить фронтир как «мигрирующую географическую зону»,[31] социально – экономические условия которой определяются идущем на ней процессом хозяйственного освоения. С точки зрения общей классификации географических пространств можно говорить о целом классе осваиваемых во второй половине XIX – начале XX вв. «пограничных» территорий, связанных с империей «только подчинением единой власти».[32] К их числу относятся степные и лесостепные пространства Степного генерал – губернаторства с их обширными ресурсами, где власть государства носила дискретный характер.[33] Богатство территории фронтира ресурсами не только оказывало заметное влияние на поведение субъектов, стремившихся к земледельческому освоению окраинных территорий (что выражалось в динамике стационарных миграций, которые то уменьшались, то активизировались), но и способствовало его «расширению».

Автор опирался также на научно – теоретические положения теории модернизации в рамках изучения империи как большой геополитической общности. Модернизация понимается как «комплекс социальных, политических, культурных и интеллектуальных трансформаций традиционного общества, происходивших в мире с XVI в. и достигших своего апогея в XX в. в облике современности (modernity)».[34]

С целью достижения максимально возможной объективности научного исследования в работе использовались традиционные принципы познания истории, важнейшим из которых является принцип историзма. В соответствии с указанным принципом процессы, протекавшие в прошлом, должны рассматриваться в том виде, как они происходили в действительности.

При обработке фактического материала и его анализе автор руководствовался также принципом системности, который, в частности, диктует необходимость рассмотрения переселенческой политики российских властей во всём многообразии её проявления: формирование правовых основ миграционной политики, оказание финансовой и материально – технической помощи крестьянским переселенческим хозяйствам и казахам – земледельцам, усилия администрации степных областей по сохранению поголовья скота кочевников, предоставление льгот лицам, водворявшимся в официальном порядке, принятие мер административного воздействия к самовольным переселенцам.

Из указанных методологических принципов вытекают частные методы исследования.

Проблемно – хронологический метод обусловил структуру диссертации, дал возможность рассмотреть крестьянские переселения в казахскую степь в динамике, проанализировать становление и развитие переселенческого законодательства в исследуемый период.

Историко – сравнительный метод позволил раскрыть степень влияния крестьян – переселенцев на экономику казахского кочевого аула, выявить качественно отличительные черты данного явления, что предоставляет возможность выходить за пределы изучаемого процесса и на основе аналогий приходить к широким историческим обобщениям.

Статистический метод дал возможность выявить динамику переселенческих процессов в степные области, установить численность казахских хозяйств, занимавшихся земледелием в уездах Степного края, показать роль хлебопашества и сенокошения в хозяйствах различных экономических групп казахского населения, определить размеры посевов в хозяйствах степных обитателей и т. д.

При анализе фактологического материала в диссертации использован междисциплинарный подход. Особенно продуктивным оказалось сочетание исторического и юридического видения материала. Так, объясняющим принципом в исследовании формирования переселенческой политики российского правительства стало использование таких юридических терминов как «законодатель», «законодательная инициатива», «нормативно – правовой акт», «правовой императив» и др.

Источниковую базу диссертационного исследования составил круг обширных и разноплановых источников, которые по своей информативной возможности можно разделить на следующие группы:

1. Законодательные и другие нормативные акты (положения, правила, меры, циркуляры и т. д.), очертившее то правовое пространство, в пределах которого осуществлялась реализация переселенческой политики на всех уровнях. Они несут значительный объём информации относительно позиции правительства и её эволюции в связи меняющейся исторической ситуацией. Наибольший интерес представляют законодательные акты, направленные на упорядочение переселенческого процесса и урегулирование земельных отношений в степных областях: «Временные правила о переселении крестьян на свободные казённые земли» (1881 г.), «Высочайше утверждённое 13 июля 1889 г. мнение Государственного Совета о добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казённые земли и о порядке перечисления лиц означенных сословий, переселившихся в прежнее время», «Временные меры по организации правительственного воздействия на переселение» (1896 г.), «Временные правила о добровольном переселении сельских обывателей и мещан – земледельцев» (1904 г.), «Временное положение об управлении областями Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской» (1868 г.) и «Положение об управлении Акмолинской, Семипалатинской, Уральской и Тургайской областями» (1891 г.).[35]

В качестве нормативных актов выступают многочисленные правительственные циркуляры, исходящие от министерства внутренних дел и корректирующих переселенческое законодательство: от 4 мая 1868 г. за №7; от 13 августа 1882 г. за № 10; от 22 февраля 1890 г; от 20 января 1897 г. за № 1 и др.[36]

2. Делопроизводственная документация (материалы работы комиссий, совещаний, отчёты, рапорты, доклады; деловая переписка должностных лиц; заявления, резолюции, жалобы, прошения и т. п.) выступает наиболее обширным и многочисленным видом источникового материала. Данный вид источников представлен в фондах Центрального Государственного архива Республики Казахстан и Государственного Архива Омской области. Это наиболее информативный вид источников, в которых содержатся сведения о реализации основных положений переселенческого законодательства, об отношении администраций степных областей к правительственным инициативам, о предложениях краевой администрации и отдельных чиновников по упорядочению миграционных потоков и т. д.

Особое значение для диссертационного исследования имеет переписка канцелярии Степного генерал – губернатора с Переселенческим управлением МВД, отчёты крупных правительственных и переселенческих чиновников, губернаторов степных областей, межевых чиновников, начальников уездов.[37]

Содержание переписки позволяет составить представление о положении дел в колонизуемом регионе, развитии переселенческого дела, наличии земельного фонда для вновь водворяющихся лиц.

Делопроизводство администрации степных областей было связано с рассмотрением документов, исходящих от крестьянства, на основании которых выносились те или иные решения. Сюда входили проблемы оказания финансовой и материально – технической помощи мигрантам, выплата вознаграждения казахам за снос их зимовок, жалобы кочевников по поводу захвата переселенцами родовых угодий, прошения аборигенов о наделении их земельными участками и образовании оседлых поселений.

3. Статистические материалы. Социально - экономическая статистика в пореформенной России только зарождалась и потому не отличалась систематичностью и полнотой. Ввиду отсутствия единой государственной системы статистического учёта сбором данных занимались разные ведомства, придерживавшиеся собственной методики, что нарушало однородность и сопоставимость собранного материала. Использованные в исследовании статистические данные, собранные по заданию министерства земледелия и Переселенческого управления экспедициями по исследованию степных областей, позволили дать представление о состоянии производительных сил казахского хозяйства, формах землевладения и землепользования, продуктивности земель, земельных нормах, зарождении товарно – денежных отношений в кочевом ауле и его эволюции.

Статистическая информация изложена в опубликованных справочных изданиях, которые выпускались областными статистическими комитетами.[38] Они позволяют проследить за динамикой реализации переселенческой политики, выделить её основные этапы, выявить положительные и отрицательные моменты в деле крестьянской колонизации региона в рассматриваемый период, состоянием поземельных отношений в казахском обществе, ролью скотоводства в жизни казахов и причинах его упадка.

4. Периодическая печать. Этот тип исторических источников представлен долговременными изданиями периодического характера, функциями которых являлось формирование общественного мнения, осуществление идеологического воздействия государства на общество. Выборочный просмотр таких массовых изданий как «Правительственный вестник», «Туркестанские ведомости», «Акмолинские областные ведомости», «Сибирский листок», способствовали извлечению данных о количественном составе мигрантов, водворяемых в казахскую степь, формированию представлений о типичных явлений, характеризующих причины, ход и последствия крестьянских миграций.

Тематические очерки, посвящённые крестьянскому вопросу, сосредотачивались преимущественно в журнальной прессе. В очерках, публикуемых на страницах ведущих отечественных общественно – политических журналов («Вестник Европы», «Полярная звезда», «Русское богатство», «Русская мысль», «Русский вестник»), обсуждались проблемы, связанные с определением «излишков» земли, необходимых для ведения кочевого хозяйства, выяснялись и критиковались направления правительственной аграрной политики, выносились рекомендации по недопущению поземельных споров между мигрантами и кочевниками, оценивались, итоги, перспективы и значение переселенческого движения в районы Азиатской России, его влияние на казахское население.

Означенный круг источников в их соотношении с корпусом специальной и вспомогательной литературы является вполне репрезентативным для решения поставленных в диссертации цели и задач.

Научная новизна. В диссертации подвергнуто специальному исследованию влияние крестьянских переселений в Степной край во второй половине XIX – начале XX вв. на экономику казахского кочевого аула. При этом автор изначально отказался от традиционного подхода к исследованию крестьянских миграций, в рамках которого переселения и нормативно – правовое регулирование данного процесса рассматривались параллельно друг другу. В предложенной в диссертационном исследовании модели показано, как на определённом этапе процесса земледельческого освоения казахской степи произошло соединение воедино, существовавших до этого порознь, двух типов переселений – самовольного и правительственного. В этой связи нами были привлечены нормативно – правовые акты, которые позволили реконструировать политико – правовое регулирование аграрных отношений казахского населения в рамках крестьянских переселений в Степной край в заявленный хронологический период.

На значительном фактическом материале сделан вывод об изменении основных экономических показателей в казахском земледельческом хозяйстве Степного края на рубеже XIX – XX вв.

В ходе исследования автором были систематизированы взгляды отечественных и казахстанских историков на ход и последствия сельскохозяйственной миграции второй половины XIX – начала XX вв. на кочевое общество. Сделан общий вывод о положительном итоге крестьянских переселений и политико – правового регулирования миграционного процесса по хозяйственному освоению казахской степи, введены в научный оборот новые документальные источники, выявленные в Центральном государственном архиве Республики Казахстан, позволяющие по - новому представить переселенческую политику российского правительства в Степном крае в русле имперской проблематики.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования её материалов и выводов при написании обобщающих работ по истории российско - казахстанских отношений, учебников и учебных пособий для высших учебных заведений по специальности «история» и «регионоведение» при освещении соответствующих разделов и тем.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования отражены в 13 публикациях, а также были представлены в докладах и выступлениях на Всероссийской, международных научных, научно – методических и научно - практических конференциях (Омск, 2006, 2007, Омск – Караганда, 2007, Омск, 2008, 2009).

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Политико – правовое регулирование в отношении земель, занимаемых казахами, в рамках крестьянских миграций второй половины XIX – начала XX вв. являлось составной частью правительственной аграрной политики, направленной на юридическое закрепление государством права фактически распоряжаться землями коренного населения. Данная направленность неизбежно вела к ограничению казахского землепользования путём предоставления кочевникам фиксированного надела на праве постоянного пользования.

2. Высокая степень натурализации хозяйственной деятельности, полная её зависимость от природных условий, слабая специализация производственной деятельности, крестьянские переселения являлись теми факторами, которые вызвали кризисные явления в развитии производительных сил казахского общества.

3. Водворение в Степной край крестьян – переселенцев привело к появлению новых форм хозяйственной деятельности и способствовало выходу скотоводства из кризисного состояния.

4. Крестьянские переселения в регион оказали существенное влияние на развитие казахского земледельческого хозяйства, что влекло за собой прогресс в использовании сельскохозяйственной техники при обработке пашни и сенокошении, совершенствовании агрокультуры, появлению хозяйств оседло – земледельческого типа, возникновению разнообразных форм землепользования.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность, степень изученности темы, сформулированы цель и задачи диссертационного исследования, определены объект, предмет, хронологические и территориальные рамки работы, методологическая основа и методы исследования, положения, выносимые на защиту, показаны научная новизна и практическая значимость диссертации.

Глава первая «Переселенческий вопрос в аграрной политике российского правительства в 1861 1904 гг.» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Формирование правовых основ переселенческой политики правительства второй половины XIX – начала XX вв. и практические шаги по её реализации» рассматривается деятельность центральных органов власти по разработке законодательной базы, регулировавшей крестьянские миграции на восточные окраины страны.

Крестьянское переселенческое движение в восточные регионы началось вскоре после отмены крепостного права в 1861 г. Экономическое положение освобождённых крестьян оказывалось крайне тяжёлым, их наделы в европейской части страны были слишком малы, чтобы обеспечить полноценное существование семьи. Вследствие этого усилились процессы аграрного перенаселения. В сложившейся ситуации правительственные органы оказались поставлены в условия разработки такого варианта переселенческой политики, который был свободен от репрессивных способов её осуществления.

Переселенческая политика Российской империи в период с 1861 по 1904 гг. складывалась и видоизменялась на протяжении нескольких десятилетий. Для первого пореформенного двадцатилетия в целом была характерна политика запрета переселений в районы Азиатской России. Передвижение крестьян сдерживалось крайне затруднённым выходом из общины, а также тем, что на новых местах переселенцам не разрешалось водворяться на государственные земли. Деятельность центральных государственных органов не отличалась организационно – правовой стройностью и последовательностью, а законодательная база, регулировавшая миграционные процессы, представляла собой установления общего характера, отражённые в «Манифесте» от 19 февраля 1861 г.

Поворот в переселенческой политике наметился к началу 1880 – х гг., когда крестьянский земельный голод сделался реальной угрозой для стабильности империи, а правительство пришло к осознанию необходимости упорядочения миграционного процесса.

Изменение правительственного подхода нашло своё отражение в формировании общих основ переселенческого законодательства в виде утверждения «Временных правил о переселении крестьян на свободные казённые земли» 1881 г., а также принятии переселенческого закона от 13 июля 1889 г. Наличие данных нормативно – правовых актов свидетельствовало о том, что правительственные органы выражали готовность взять переселенческое дело под свой контроль, признавая его в качестве общегосударственной задачи.

Новый толчок к законодательному оформлению миграционного процесса связан со строительством Транссибирской магистрали, учреждением в 1891 г. Комитета Сибирской железной дороги и выработанные им новые принципы переселенческие движения: процессы переселения безвредны для экономического развития европейской России; переселение было признано необходимым для окраин в целях «распространения русской народности», а потому несанкционированное перемещение крестьян не должно сдерживаться административными санкциями. Благодаря деятельности Комитета была выработана концептуальная стратегическая линия переселенческой политики правительства: потребности обеих частей Российской империи - Европейской и Азиатской – признавались в равной мере приоритетными.

Подходы к осуществлению переселенческих мероприятий вновь подверглись корректировке на рубеже XIX – XX вв., когда в деятельности правительства прослеживается общая тенденция – подчинение миграционного процесса интересам решения аграрного вопроса как неотъемлемой части экономического развития государства. Данная направленность подтверждается принятием закона от 6 июня 1904 г., в соответствии с которым прежняя политика препятствий и прямого запрета переселений сменилась политикой их поощрения и форсирования.

В целом, период второй половины XIX – начала XX вв. стал первым опытом формирования правовой основы по регулированию народных миграций. В зависимости от преобладавших в различные периоды у центральной власти мнений по этому вопросу и конкретной социально – демографической ситуации движение крестьян рассматривалось то как нежелательный процесс, то как вынужденная необходимость, то как позитивное во многих отношениях явление.

Во втором параграфе «Политико – правовое регулирование аграрных отношений казахского населения в рамках крестьянских переселений в Степной край (вторая половина XIX – начало XX вв.)» анализируется законотворческая деятельность государства по выработке юридических прав фактически распоряжаться землями казахского населения.

Аграрная политика правительства в отношении земель, занимаемых казахами, проводилась постепенно, но последовательно и была направлена на утверждение юридических и хозяйственных прав государства. Направленность эта напрямую была связана с намерением властей использовать земельный фонд казахской степи для решения политических задач выхода из аграрного кризиса в центре страны путём организации переселенческого движения. Отсутствие полного представления о состоянии земельного фонда коренного населения нашло своё отражение в законодательных актах 1868 и 1891 гг., отрицавших всякое понятие о поземельной собственности, признании и сохранении общинного землепользования, отсутствии мероприятий, направленных на формирование института частной собственности на землю.

Разработанные государством правила по определению форм землепользования, игнорирование родового способа землевладения, основанного на праве первого захвата и регулируемого нормами обычного права, противоречили традиционной системе хозяйствования, подрывали основу экономического благосостояния казахов и не могли быть применены на практике. Власть пыталась интегрировать казахскую степь в общеимперское экономическое пространство не на основе модернизации скотоводческого хозяйства, а путём водворения в степные области части земледельческого населения Европейской России.

Водворение крестьян в Степной край потребовало ограничения землепользования коренного населения, отмежевания ему строго определённых наделов, что, в свою очередь, активизировало работу специальных комиссий по определению «излишних» земель, находящихся в пользовании у казахов, для возможной организации переселенческих участков. Одновременно начался перевод кочевников на оседлость путём предоставления фиксированного надела на праве постоянного пользования на общих основаниях с русским земледельческим населением.

Проведение сплошного поземельного устройства «киргизского» населения способствовало ликвидации исторически сложившихся форм землевладения, являвшихся основой скотоводческого хозяйства, социального строя и этнокультурной специфики.

Глава вторая «Крестьянские переселения в Степной край и их влияние на эволюцию казахского кочевого аула» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Состояние степного скотоводства и кризис отрасли в контексте крестьянских переселений в конце XIX – начале XX вв.» дана характеристика скотоводства как основного вида материального производства казахского кочевого аула.

В условиях засушливой зоны казахской степи экстенсивное скотоводство являлось главным источником существования кочевников. В казахском обществе скот был средством производства, средством и предметом труда, являлся объектом частной собственности, средством обмена, продуктом питания, способом определения экономического благосостояния, имел большое торгово – промышленное значение. Проведённое нами исследование с использованием статистических данных показало, что экстенсивная система ведения хозяйствования, сведение труда человека к минимуму, полная зависимость стада от природно – климатических условий, подверженность его массовым падежам от болезней и бескормицы, вырождение коневодства, составляющего основу благополучия казахского населения, привело к кризису отрасли.

Важнейшим внешним фактором, оказавшим непосредственное влияние на экономику кочевого аула, являлись крестьянские переселения, способствовавшие изъятию наиболее плодородных земель и не учитывавшие сложившийся производственный комплекс степного скотоводства, вытеснению кочевников на малопродуктивные земли, нарушению кочевых циклов и родовых маршрутов кочёвок, значительному сокращению жизненного пространства. Имевшихся пастбищ уже было недостаточно для того, чтобы прокормить поголовье скота, что неизбежно ставило скотовладельцев перед фактом ограничения его роста. Однако приведённые в диссертационном исследовании данные свидетельствуют об обратном: росте поголовья и насыщенности пастбищ скотом на одну квадратную версту, что ещё больше углубляло кризис степного скотоводства.

Немаловажным обстоятельством, повлиявшим на «усложнение» хозяйственного быта казахов, являлось возникновение частного землепользования и частного владения пастбищами, наиболее удобные из которых захватывались состоятельными скотоводами. Многие аулы имели пастбищ больше, чем нужно для содержания собственного поголовья. Тем не менее, в аренду их не сдавали, берегли на случай зимы, использовали для расширения сенокошения.

Заметную роль в кризисе отрасли играло и изменение в самом стаде, что во многом объяснялось проникновением капиталистических отношений в казахский аул. Приведённый в диссертационном исследовании цифровой материал наглядно показывает, что часть скотоводов стала разводить те виды скота, которые имели спрос на рынке. В итоге возросла потребность в сенокосах и выпасах, что ещё больше сужало площадь для подножного корма.

Во втором параграфе «Влияние переселенческого движения в Степной край на казахское земледельческое хозяйство» показана роль крестьян – переселенцев в развитии казахского земледельческого хозяйства.

Миграция населения в казахские степи, изъятие части территорий в переселенческий фонд, возрастание абсолютного числа жителей в условиях ограниченности кочевого ареала, невозможность экстенсивного прироста стали основной причиной перехода на рубеже XIX – XX вв. части кочевников – казахов к иным формам хозяйственной деятельности. Изменение социально – экономической ситуации выразилось в увеличении числа земледельцев и оседлых казахов. Земледелие первоначально носило очаговый характер. Со второй половины XIX в. его размеры стали возрастать. Существенное влияние на развитие казахского земледельческого хозяйства оказало культурное окружение, в каком было начато хлебопашество. Водворение в степные области русских крестьян – переселенцев выразилось в заимствовании казахами – земледельцами богарной системы земледелия, технологии обработки почвы, в использовании различных видов сельскохозяйственных орудий труда, новых хлебных культур. Одновременно с занятием земледелием и переходом к оседлости в казахском кочевом ауле стало активно практиковаться и сенокошение, мало распространённое в прошлом и утвердившееся с приходом переселенцев из Европейской России.

Вместе с заимствованием технологии обработки почв менялось отношение кочевого населения к земледелию. Оно переставало представляться второстепенным занятием. О принятии кочевниками земледелия убедительно свидетельствует факт его развития в социальных группах с различным имущественным статусом. Формировавшийся тип земледельческого хозяйства устраивал казахов, поскольку позволял им одновременно заниматься и земледелием, и полукочевым скотоводством.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы исследования.

Переселенческая политика правительства второй половины XIX - начала XX вв. формировалась под определяющим влиянием нужд помещичьего хозяйства центра страны. Степной край наряду с другими восточными регионами страны был призван разрешить аграрные вопросы, поставленные противоречиями между начавшейся модернизацией государства и крепостническими пережитками в Европейской России. Поэтому при поземельном устройстве казахского населения правительственные органы руководствовались не столько заботами последнего, сколько соображениями практической целесообразности и государственной пользы.

В формировании правовых основ переселенческой политики российского правительства в отношении земель казахского населения степных областей прослеживается ряд этапов. Первый – начало 1860 – середина 1890 – х гг. – был ознаменован активной законотворческой деятельностью правительственных органов по выработке фактических и юридических прав государства распоряжаться землями коренного населения. Общая направленность деятельности российских властей, ввиду отсутствия общего переселенческого плана, была определена лишь стратегически в виде основной линии - заселить казахскую степь «надёжными хозяевами, заслуживающими уважения». Второй этап – середина 1890 – х гг. – начало XX в. – период массированных крестьянских миграций в казахскую степь, что заставило администрации степных областей приступить к разработке собственных правил по их землеустройству, а также принятию мер, направленных на государственную поддержку и адаптацию новосёлов в местах их водворения.

Крестьянские переселения в Степной край оказали заметное влияние на экономику казахского кочевого аула, специфической чертой которого являлась слабая специализация производственной деятельности. К числу факторов, оказавших негативное воздействие на состояние кочевого общества, следует отнести изъятие из пользования коренного населения обширных земельных угодий и вытеснение казахов в иные климатические полосы со скудной растительностью и отсутствием водоисточников; традиционную организацию скотоводческого хозяйства, при которой труд человека был сведён к минимуму, в результате чего скот, имевший первостепенный смысл для большинства степных обитателей, был поставлен в полную зависимость от природно – климатических условий; систему эксплуатации края, который рассматривался правительственными органами исключительно в качестве источника животноводческого сырья.

В то же время водворение части земледельческого населения Европейской России в степные области привело к возникновению новых видов хозяйствования, оказало благоприятное развитие на скотоводство, поскольку, как показывает проведённый нами статистический анализ, в земледельческих районах средняя обеспеченность поголовьем скота была на порядок ниже, чем в неземзеледельческих местностях.

В связи с переходом к занятию земледелием изменялся и политический статус казахского общества, которое в качестве периферии стало активно вовлекаться в общеимперское пространство, чему в немалой степени способствовала политика российских властей по переводу казахов к оседлому образу жизни.

Список публикаций автора по теме диссертационного исследования.

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендуемые ВАК:

  1. Сорока Н. Н. Влияние крестьянских переселений на изменение структуры посевных площадей казахского населения Степного края на рубеже XIX – XX вв. // Вестник Томского государственного университета. Бюллетень оперативной научной информации. - Томск: Изд – во ТГУ, 2007. № 125 (октябрь). С. 83 – 91.
  2. Сорока Н. Н. Государственная помощь крестьянским переселенческим хозяйствам Степного края в конце XIX – начале XX вв. // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». - Омск: Изд – во ОмГТУ, № 6 (62). 2007. С. 9 – 12.
  3. Сорока Н. Н. Исследования степных областей Казахстана в 1880 – 1890 – е гг. по определению норм земельного обеспечения казахского населения и обоснованию формирования переселенческого фонда // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». - Омск: Изд – во ОмГТУ, № 2 (76). 2009. С. 42 - 47.

Статьи и материалы докладов на конференциях:

  1. Сорока Н. Н. К вопросу об определении земельных норм для казахского населения степного края на рубеже XIX – XX вв. // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: Сборник научных статей. - Омск: Изд – во ОмГПУ, 2006. Вып. 9. С. 170 – 180.

5. Сорока Н. Н. К вопросу о разработке основных начал правительственной земельной политики в Степном крае в начале XX в. // Актуальные проблемы экономических, социально – гуманитарных и естественных наук. Технологии профессионального образования: материалы межвузовской научно – методической конференции. - Омск: НОУ «Евразийский институт экономики, менеджмента, информатики», 2006. С. 40 – 44.

6. Сорока Н. Н. Крестьянские переселения в Степной край на рубеже XIX – XX вв. и их влияние на социально – экономическое развитие региона // Кадровое обеспечение региональной экономики и управления: правовое поле, проблемы и перспективы: материалы первой международной научно – практической конференции. - Омск: СИБИТ, ИПЭК, СРШБ (колледж), 2006. С. 104 – 109.

7. Сорока Н. Н. Крестьянские переселения и кризис казахского пастбищно – кочевого хозяйства в Степном крае на рубеже XIX – XX вв. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: материалы VI Международной научно – практической конференции. 30 – 31 марта 2006 г.: в 3 ч. - Омск: Изд – во ФГОУ ВПО ОмГАУ, 2006. Ч. 1. С. 214 – 217.

8. Сорока Н. Н. Формирование законодательной основы переселенческой политики российского правительства в 1860 – 1890 – е гг. и первые практические шаги по её реализации // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: Сборник научных статей. - Омск: Изд – во ОмГПУ, 2007. Вып. 10. С. 91 - 111.

9. Сорока Н. Н. Крестьянские переселения в Степной край и их влияние на становление и развитие агрономической службы региона // Кадровое обеспечение региональной экономики и управления: правовое поле, проблемы и перспективы: материалы второй международной научно – практической конференции. - Омск: СИБИТ, 2007. С. 247 – 253.

10. Сорока Н. Н. Крестьянские переселения в Степной край в пореформенный период и их влияние на казахское пастбищно – кочевое хозяйство // Степной край Евразии: историко – культурные взаимодействия и современность: тезисы докладов и сообщений V Международной научной конференции. - Омск: Изд – во Ом. гос. ун – та им. Ф. М. Достоевского, 2007. С. 72 – 75.

11. Сорока Н. Н. Крестьянские переселения в Степной край и их влияние на развитие казахского земледельческого хозяйства // Актуальные проблемы высшего гуманитарного и воспитания в Сибири. Сборник научных статей № 3. - Омск: Изд – во НОУ ВПО «Омский гуманитарный институт», 2007. С. 49 – 54.

12. Сорока Н. Н. Становление и развитие сенокошения как нового вида хозяйственной деятельности казахского населения Степного края на рубеже XIX – XX вв. (по материалам экспедиционных исследований 1896 – 1903 гг.) // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: Сборник научных статей. – Омск: Изд – во ОмГПУ, 2008. Выпуск 11. С. 119 – 126.

13. Сорока Н. Н. «Устав о сибирских киргизах» 1822 г. и его роль в развитии земледелия и оседлости среди казахов Сибирского ведомства // Социально – экономические системы: современное видение и подходы: материалы Третьей международной научно – практической конференции. – Омск: Изд – во СИБИТ, 2008. с. 362 – 367.


[1] Всеподданнейший отчёт Степного генерал – губернатора генерал - лейтенанта Н. Н. Сухотина за 1901 – 1902 гг. Омск, 1902; Ермолов А. С. Всеподданнейший доклад министра земледелия и государственных имуществ по поездке в Сибирь осенью 1895 г. СПб., 1896; Куломзин А. Н. Всеподданнейший отчёт по поездке в Сибирь для ознакомления с положением переселенческого дела. СПб., 1896; Объяснительная записка к работам по поземельному устройству крестьян – переселенцев в уездах Кокчетавском и Петропавловском Акмолинской области, произведённым в 1891 г. чинами отряда по образованию и отводу переселенческих участков в Западной Сибири. Омск, б. г.; Тихеев И. Отчёт Председателя Высочайше утверждённой в 1895 г. комиссии для изучения и общественного направления работ по образованию переселенческих и запасных участков. СПб.,1896

[2] Ермолов А. С. Наш земельный вопрос. СПб, 1906: Его же: Прибавление к Всеподданнейшему докладу министра земледелия и государственных имуществ по поездке в Сибирь осенью 1895 г. СПб., 1896; Румянцев П. П. Социальное строение киргизского народа в прошлом и настоящем // Вопросы колонизации. 1909. № 5; Колонизация Сибири в связи с общим переселенческим вопросом. СПб., 1900; Азиатская Россия. СПб., 1914. Т. I и др.

[3] Ставровский Н. Ф., Алексеев В. В. Переселение в Сибирь. СПб., 1906; Кауфман А. А. Материалы по вопросу об организации работ по образованию переселенческих участков в степных областях. СПб., 1897; Его же: Земельный вопрос и переселение // Сибирь. Её современное состояние и нужды. СПб., 1908; Головачёв П. М. Взаимное влияние русского и инородческого населения Сибири // Землеведение. 1902 № 2 – 3; Кочаровский К. Р. Переселенцы в Азиатской России. Б. г. и м. г; Пешехонов А. В. Земельные нужды деревни // Русское богатство. 1903. № 11.

[4] Кочаровский К. Р. Переселенцы в Азиатской России. Б. г. и м. г.: Он же: Крестьянское хозяйство и переселение // Русская мысль. 1894. № 6; Исаев А. А. Переселения в русском народном хозяйстве. СПб., 1891; Хворостанский П. Киргизский вопрос в связи с колонизацией // Вопросы колонизации. 1907. № 1.

[5] Вощинин В. П. Учение о колонизации и переселениях. М. – Л., 1926; Ямзин И. Л Переселенческое движение в России с момента освобождения крестьян. Киев, 1912.

[6] Сулейменов Б. С. Проблемы истории дореволюционного Казахстана в советской историографии // Вестник АН Казахской ССР. 1968. № 1.

[7] Тогжанов Г. Казахский колониальный аул. М., 1934; Галузо П. Г. Туркестан – колония (Очерк истории Туркестана от завоевания русскими до революции 1917 г.). М., 1929; Рязанов А. Ф. 40 лет борьбы за национальную независимость казахского народа (1797 – 1838). Кзыл – Орда, 1926; Фёдоров Е. К истории Казахстана конца XIX и начала XX вв. Временные положения об управлении в степных областях 1868 г.// Большевик Казахстана. Алма – Ата, 1939.

[8] Аполлова Н. Г. Присоединение Казахстана к России в 30 – 40 – х гг. XVIII в. Алма – Ата, 1948; Бекмаханов Е. Б. Казахстан в 20 – 40 – х гг. XIX в. Алма – Ата, 1947.

[9] Ваганов О. А. Царизм и казахское байство.// Вопросы истории. 1947. № 5; Его же. Земельная политика правительства в Казахстане.// Исторические записки. М., 1950; Турсунбаев А. Б. Из истории крестьянского переселения в Казахстан. Алма – Ата, 1950.

[10] Брусникин Е. М. Переселенческая политика царизма в конце XIX в.// Вопросы истории 1965. № 1; Симонова М. С. Политика царизма в крестьянском вопросе накануне революции 1905 – 1907 гг. // Исторические записки. М., 1965. Т. 75; Её же. Отмена круговой поруки // Исторические записки. М., 1969. Т. 83; Её же. Переселенческий вопрос в аграрной политике самодержавия в конце XIX – начале XX вв.// Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. М., 1970; Её же. Кризис самодержавной политики накануне первой русской революции. М., 1987; Тихонов Б. В. Переселенческая политика царского правительства в 1892 – 1897 гг. // История СССР. 1977. № 1.

[11] Сулейменов Б. С., Басин В. Я. Казахстан в составе России. Алма – Ата, 1981; Черников В. С. Крестьянская колонизация Северного Казахстана в эпоху империализма.// История СССР. 1982. № 6; Горюшкин Л. М, Миненко Н. А Историография Сибири дооктябрьского периода (конец XVI – начало XX вв.). Новосибирск, 1984.

[12] Галузо П. Г. Аграрные отношения на юге Казахстана. Алма – Ата, 1965.

[13] Галузо П. Г. Колониальная система российского империализма в Казахстане в канун октябрьской революции // Казахстан накануне Октября. Алма – Ата, 1968; Его же. Социальные отношения в казахском ауле и переселенческой деревне Казахстана в начале XX в. // Казахстан в канун Октября. Алма – Ата, 1968;

[14] Красовский М. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Область сибирских киргизов. СПБ., 1868; Коншин Н. Я. К вопросу о переходе киргиз Семипалатинской области в оседлое состояние // Памятная книжка Семипалатинской области на 1898 г. Семипалатинск, 1898; Его же. Очерки экономического быта киргиз Семипалатинской области. Памятная книжка Семипалатинской области на 1901 г. Семипалатинск, 1902; Маковецкий П. Киргизские степи Акмолинской области // Записки Западно – Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества. Кн. XV. Вып. III. Омск, 1893; Остафьев В. А. Колонизация степных областей в связи с вопросом о кочевом хозяйстве // Записки Западно – Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества. Кн. XVIII. Вып. II. Омск, 1895; Седельников Т. И. Борьба за землю в киргизской степи (киргизский земельный вопрос и колонизационная политика правительства). СПб., 1907; Чермак Л. К. Формы землепользования у киргиз // Сибирские вопросы. 1908. № 23 – 24; 43 – 44; Его же. Киргизское хозяйство в Степном крае (Район ж. д. Петропавловск – Спасский завод в экономическом отношении). СПб., 1912; Владимирский В. Я. К вопросу о переходе казахов в оседлое состояние // Отчёт Императорского русского Географического Общества. СПб., 1902.

[15] Щербина Ф. А. Киргизская народность в местах крестьянских переселений. СПб., 1905.

[16] Чорманов М. Заметки о киргизах Павлодарского уезда.// Записки ЗСОИРГО. Кн. XXXII. Омск, 1906; Рахимов Е. К. Мусса Шорманов – общественный, государственный деятель и исследователь традиционной культуры казахов. Автореф. дис. на соиск. учён. степ. канд. ист. наук. Томск, 2007.

[17] Асфендияров С. Д. История Казахстана с древнейших времён. Т. I. Алма – Ата, 1935.

[18] Зиманов С. З. О патриархально – феодальных отношениях у кочевников – скотоводов // Вопросы истории. 1955. № 12; Его же. Общественный строй казахов в первой половине XIX в. Алма – Ата, 1958; Его же. Политический строй Казахстана конца XVIII и первой половины XIX в. Алма – Ата, 1960; Макаров И. Ф. Казахское земледелие в конце XIX – начале XX вв. (по материалам экспедиционных обследований 1896 – 1913 гг.) // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. М., 1959; Толыбеков С. Е. Вопросы экономики кочевого скотоводческого хозяйства казахов // Труды Института экономики АН Казахской ССР. Т. II. Алма – Ата, 1957; Его же. Кочевое общество казахов в XVII – начале XX века. Алма – Ата, 1971; Его же. Общественно – экономический строй казахов в XVII – XIX веках. Алма – Ата, 1959; Шахматов В. Ф. Казахская пастбищно – кочевая община. Алма – Ата, 1964.

[19] История Казахстана с древнейших времён до наших дней в пяти томах. Т. III. Алматы, 2000. С. 29.

[20] Национальное государство: теория, история, политическая практика: «Круглый стол» // Политические исследования. М., 1992. № 5 - 6.

[21] Центральная Азия в составе Российской империи / Ред. кол: А. И. Миллер, А. В. Ремнёв, А. Рибер. М., 2008. С. 6.

[22] Национальная политика в императорской России: цивилизованные окраины / Ред. Ю. И. Семёнов. М., 1997; Национальная политика России: история и современность / Ред. Р. Г. Абдулатипов, В. А. Михайлов, В. А. Тишков и др. М., 1999.

[23] Кузнецов Д. В. Колонизационная и землеустроительная политика самодержавия в Степном крае в конце XIX – начале XX в. // Россия между Востоком и Западом. Вып. II. Омск, 2001; Его же. Организация работ по внутринадельному размежеванию в Среднем Прииртышье (1910 – 1914 гг.). Вестник Омского государственного аграрного университета. 2001. № 1; Кузьмин А. А. Институциональный анализ переселенческого освоения новых территорий (на примере земледельческого освоения Сибири). Дис. на соиск. учён. степ. канд. эконом. наук. Омск, 2005; Родигина Н. Н. Переселенческие чиновники о крестьянских миграциях в Сибирь во второй половине XIX в. // Жить законом. Правовое и правоведческое пространство истории. Новосибирск, 2005 С. 85 - 107; Чуркин М. К. Переселения крестьян чернозёмного центра в Западную Сибирь во второй половине XIX – начале XX вв.: детерминирующие факторы миграционной активности и адаптации: Автореф. Дис…док. ист. наук. Омск, 2007.

[24] Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (XVIII – XX вв.). Омск, 1998; Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (XVIII – XX вв.). Омск – Кокшетау, 2001; Степной край Евразии: историко – культурные взаимодействия и современность. Астана – Омск – Томск, 2003; Степной край Евразии: историко – культурные взаимодействия и современность. Астана – Омск – Томск, 2003; Степной край Евразии: историко – культурные взаимодействия и современность. Омск, 2005; Степной край Евразии: историко – культурные взаимодействия и современность. Омск – Караганда, 2007.

[25] Акатай С. Колесо истории не повернуть вспять. К вопросу о формировании и закате конно – кочевой цивилизации. Мысль. 2001. № 8. С. 76 – 77; Артыкбаев Ж. О. Казахское общество: традиции и инновации. Астана, 2003; Атушева С. Переселенческая политика царской России и кризис традиционного казахского общества. Мысль. 2000. № 4. С. 70 – 72; Бельбаева А. А. Переселенческая политика царизма в Казахстане в конце XIX – начале XX веков // Вестник КазГУ. Серия историческая. 1998. № 10. С. 78 – 82; Джампеисова Ж. Казахское общество и право в пореформенной степи. Астана, 2006; Кусайнулы К, Халидуллин Г. Х. Социально – экономическая история Казахстана на рубеже XIX – XX веков. Алматы, 2005; Мырзахметова А. Ж. История образования и деятельности органов Переселенческого управления в Казахстане в конце XIX – начале XX вв. Автореф. дис… канд. ист. наук. Караганда, 2007; Рахимбекова А. К. Роль имперского фактора в трансформации казахского общества. Дис. канд. ист. наук. Алматы, 2004; Черников В. С. Противоречия пореформенного развития // Североказахстанская область: страницы летописи родного края. Алматы, 1993. С. 43 – 67 и др.

[26] Рахимбекова А. К. Роль имперского фактора в трансформации казахского общества. Дис. канд. ист. наук. Алматы, 2004. С. 70 – 71.

[27] Акатай С. Указ. соч. С. 76 – 77.

[28] Левшин А. И. Описание киргиз – казачьих и киргиз – кайсацких орд и степей. Алматы, 2006.

[29] Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Кн. 1. Т. 1 – 2. М., 1988; Ключевский В. О. Курс русской истории. Ч. 1. М., 1987; Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 1. Кн. 1 – 2. М., 1993; Любавский М. К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времён и до XX века. М., 1996; Кауфман А. А. Аграрный вопрос в России М., 1918; Гинс Г. К. Переселение и колонизация. СПб., 1913. Вып. II.

[30] Агеев А. Д. Сибирь и американский Запад: движение фронтиров. М., 2005; Замятин Д. Н. Гуманитарная география: пространство и единство географических образов. СПб., 2003; Его же: Метагеография: пространство образов и образы пространства. М., 2004; Замятина Ю. Н. Зона освоения (фронтир) и её образ в американской и русской культурах // Общественные науки и современность. 1995. № 5; Сибирь, конец XVI – начала XX века: фронтир в контексте этносоциальных и этнокультурных процессов / Д. Я. Резун, М. В. Шиловский. Новосибирск, 2005.

[31] Замятина Ю. Н. Указ. соч. С. 77.

[32] Любавский М. К. Указ. соч. С. 539.

[33] Сибирь в составе Российской империи. М., 2007. С. 21.

[34] Алексеев В. В, Алексеева Е. В. Распад СССР в контексте теории модернизации и имперской эволюции // Отечественная история. 2003. № 5. С. 5.

[35] Сборник узаконений и распоряжений о переселении в губернии Европейской России и в Сибирь. СПб., 1901; Колонизация Сибири в связи с общим переселенческим вопросом. СПб., 1900; Сборник законов об устройстве крестьян и инородцев Сибири и Степного края. СПб., 1903; Полный свод законов Российской империи в 2 – х книгах под ред.А. А. Добровольского. СПб., 1911. Т. IX. Кн. II.

[36] Сборник законов и распоряжений по землеустройству. СПб., 1908; Переселение и землеустройство в Азиатской России. Птг. 1915.

[37] Куломзин А. Н. Всеподданнейший отчёт по поездке в Сибирь для ознакомления с положением переселенческого дела. СПб., 1896; Всеподданнейший отчёт Степного генерал – губернатора за 1901 – 1902 гг. Омск, 1902. и др.

[38] Обзоры Акмолинской области за 1881, 1882, 1891, 1894, 1895, 1898 гг.; Обзоры Семипалатинской области за 1888, 1900, 1902, 1903 гг.



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.