WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Торговля рязанской земли в xi – 2-й половине xv вв. (по археологическим и нумизматическим данным) исторические науки:

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН

На правах рукописи

Милованов Сергей Иванович

ТОРГОВЛЯ РЯЗАНСКОЙ ЗЕМЛИ в XI 2-й половине XV вв.

(по археологическим и нумизматическим данным)

Исторические науки:

Специальность – 07. 00. 06 – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва 2010

Работа выполнена в Отделе славяно-русской археологии

Учреждения Российской академии наук Института археологии РАН

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

А.В. Чернецов, заведующий Отделом славяно-русской археологии Института археологии РАН

Официальные оппоненты:

профессор кафедры археологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, доктор исторических наук Е.А. Рыбина

заведующая отделом археологии Государственного Владимиро-Суздальского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, кандидат исторических наук М.Е. Родина

Ведущая организация – ФГУК Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль»

Защита состоится « » декабря 2010 г. в часов

На заседании совета Д002.007.01 по защите докторских и кандидатских

диссертаций при Учреждении Российской академии наук Институте

археологии РАН по адресу: 117036, г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19,

4 этаж, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения

Российской академии наук Института археологии РАН

Автореферат диссертации разослан « » декабря 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор исторических наук Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы

Торговые связи Древнерусского государства всегда привлекали внимание историков и археологов. Их изучение позволяет получить представление об уровне экономического развития и степени вовлеченности различных регионов Руси в международные торговые и культурные отношения. В последние десятилетия вышли работы, где торговля отдельных городских центров и регионов средневековой Руси стала предметом специального комплексного исследования, при котором используется вся сумма сведений, представленных письменными источниками, данными археологии и нумизматики (Колызин, 2001; Рыбина, 2001; Родина, 2004).

Комплексный анализ торговых связей Рязанской земли и их динамики развития, предпринятый в данном исследовании, на основе обобщения имеющихся на сегодняшний день всех доступных источников, отражающих в той или иной степени торговые связи, предпринимается впервые и является актуальным как для изучения истории самой Рязанской земли, так и средневековой Руси в целом.

В исследовании проблем связанных с обменом и торговлей в прошлом с использованием археологического материала выделяется два уровня. «Результатом первого этапа является установление направления торговых связей и общая оценка их интенсивности. По мере накопления археологического материала становится возможным более детальное изучение торговых связей, оценка динамики обмена между различными центрами во времени и объеме» (Рыбина, 2001. С. 26).

Первый этап решения поставленной задачи уже имеет весомую историографию. Накопленный в течение новых исследований городских центров Рязанской земли археологический материал, характеризующий торговлю, позволяет в настоящее время расширить источниковую базу истории торговли Рязанской земли, уточнить и конкретизировать направления и характер торговых связей и делает актуальным перенос акцентов на исследование динамики этих связей, то есть перейти ко второму этапу изучения торговли.

Цели и задачи работы

Цель настоящего исследования состоит в изучении торговли Рязанской земли XI – XV вв. на основе комплексного анализа данных археологии, нумизматических и письменных источников.

В связи с поставленной целью в работе последовательно решаются следующие задачи:

1. Составление базы данных, систематизация, анализ и датировка различных категорий предметов импортного происхождения и нумизматических материалов XI – 2-й половины XV в.;

2. Выявление регионов, с которыми осуществлялись торговые связи, и определение возможных путей сообщения между ними и Рязанской землей;

3. Оценка интенсивности и динамики торговых связей, определение причин их спадов и подъемов.

4. Периодизация торговли Рязанской земли XI - XV вв.

Географические рамки работы

Основной объем данных – предметы импортного происхождения - ограничен материалами четырех городских центров данного региона – городища Старая Рязань, Переяславля Рязанского, Ростиславля Рязанского и Пронска.

При обращении к вопросам, связанных с историей торговых связей Рязанской земли в XIV – середине XV в., привлекаются нумизматические материалы, происходящие не только из рассматриваемых памятников, но используются данные со всей территории Великого княжества Рязанского и ближайших приграничных районов (Среднее Поочье, бассейн Среднего и Верхнего Дона).

Хронологические рамки работы определяются XI – серединой – 2-й половиной XV в. Нижняя граница исследования обусловлена возникновением Старорязанской крепости в 1-й половине XI в. Верхняя хронологическая граница обусловлена двумя соображениями:



1. Вхождение Великого княжества Рязанского в состав Московского государства произошло в 1521 г., причем независимость княжества была фактически утрачена с середины XV в.

2. Верхний рубеж ограничен серединой – 2-й половиной XV в. еще и потому, что именно до этого времени включительно торговля представляется в значительной степени благодаря археологическим данным. Для более позднего времени они не столь представительны и уступают по информативности письменным источникам.

Научная новизна работы

Впервые предпринято детальное комплексное исследование торговых связей обширного региона Юго-востока Руси в эпоху Средневековья. На основе привлечения широкого круга источников и их систематизации определены закономерности развития торговых связей Рязанской земли. Используемый в исследовании новый подход в работе с археологическим материалом, который заключается в вычислении статистических показателей хронологических изменений торгового обмена, определении относительных и абсолютных показателей его объема по отдельным категориям импорта, отдельным направлениям торговых связей, центрам и в целом по региону позволил впервые проследить интенсивность и динамику развития торговых связей городских центров Рязанской земли в рассматриваемый период. Изучение нумизматического материала XIV – 1-й половины XV в., с включением нового, ранее не анализировавшегося материала, позволило осветить и уточнить историю денежного обращения в регионе.

В работе вводится в научный оборот огромный новый массив археологических данных, которые ранее не были опубликованы.

Практическая ценность работы

Результаты исследования могут использоваться в обобщающих трудах по истории торговли древнерусского государства, а также в исследованиях, посвященных не только истории Рязанского княжества. Созданная электронная база данных предметов импортного происхождения может использоваться в работах, по истории торговых отношений, а также связанных с проблемами средневековой истории России в целом. Статистические данные, характеризующие объем и колебания торговли Рязанской земли XI - XV вв., могут быть использованы для сравнительного изучения торговли иных регионов и отдельных экономических центров.

Системное описание, точная атрибуция находок предметов, рассматриваемых в работе, представляет определенную ценность для музейной работы.

Апробация результатов исследования

Основные положения работы изложены в публикациях, а также в выступлениях автора на заседаниях Отдела славяно-русской археологии ИА РАН. По теме диссертации сделаны доклады: на научной конференции аспирантов и студентов в г. Липецке (2004), на научной конференции «Куликово поле и Юго-Восточная Русь в XII – XIV вв.» (Тула, 2005), на международной конференции молодых археологов в Санкт-Петербурге (2005, 2006), на международной научной конференции «Археологическое изучение Центральной России» (Липецк, 2006), на археологическом полевом семинаре в Старой Рязани (2007), на научных конференциях Российского государственного гуманитарного университета (Москва, 2007, 2008), на II (XVIII) Всероссийском археологическом съезде в г. Суздале (2008).

Структура работы

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и приложений. В приложениях содержится список использованных в работе литературы и архивных материалов, список сокращений, таблицы и иллюстрации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи исследования, определяются территориальные и хронологические рамки работы.

Глава 1. Анализ источников, история изучения вопроса и методика исследования

Анализ источников

Археологические и нумизматические материалы определены как основные источники для решения поставленных задач. В качестве дополнительного источника сведений выступают и письменные свидетельства – летописные сведения, сообщения средневековых восточных и европейских путешественников, географов и историков. Они имеют огромное значение по характеристике категорий русского средневекового экспорта. Большое значение они представляют для решения вопросов исторической географии - реконструкции торговых путей Восточной Европы в Средневековье. Однако, для характеристики торговли конкретного региона Древней Руси, Рязанской земли, этих сведений явно недостаточно. Особую группу письменных источников составляют договорные грамоты московских и рязанских князей конца XIV – XV в., в которых содержатся сведения, напрямую связанные с торговлей и регламентирующие торговые операции. Тем не менее, и эти данные применимы для решения поставленной задачи лишь косвенно.

Наиболее информативными источниками для изучения вопросов, связанных с развитием торговли в древней Руси, являются археологические и нумизматические материалы. В результате археологических исследований в городских центрах Рязанской земли обнаружены достаточно представительные свидетельства торговых и культурных связей населения региона в период с XI в. по 2-ю половину XV в. – 10995 экз. Они включают в себя как категории импортных изделий, так и предметы, изготовленные из привозного сырья, находки торгового инвентаря и сфрагистические материалы.

Категории импорта разделяются на две группы по своему количеству – массовые, несомненно, являвшиеся предметами торговли и единичные, характеризующие неторговые связи региона. В первую группу, объединяющую 20 категорий предметов, входит 10805 изделий, во вторую - 132 предмета составляющих 25 категорий (без учета предметов торгового инвентаря – 53 экз. и печатей – 5 экз.).

Важным свидетельством существования торговых отношений являются нумизматические материалы. Монетные находки XI – XIII в. единичны и известны они только на городище Старая Рязань. В XIV в. на территорию Юго – Востока Руси начинают проникать монеты, чеканенные в Золотой Орде, а с конца столетия начинается собственная чеканка монет в русских княжествах. Материалы этого времени на территории Великого княжества Рязанского представлены значительным числом монетных кладов (59). Отдельные местонахождения монет известны в 40 пунктах. Точное количество монет зафиксировано в 38 пунктах, из которых происходит 125 монет XIV – середины XV в.

История изучения торговых связей Великого княжества Рязанского

Впервые проблема торговых связей Рязанской земли была затронута в книге Д.И. Иловайского «История Рязанского княжества» вышедшей в 1858 г. Некоторые разделы книги посвящены вопросам торговли Рязанской земли. В целом, авторская концепция развития торговли выглядит следующим образом:

- В X – XI вв. единственным направлением международной торговли было восточное. Она находилась под контролем Волжской Болгарии, а через Рязанскую землю проходил транзитный торговый путь на Киев.

- XII – начало XIII в. - расцвет торговой деятельности. Рязань не только активно участвует в транзитной торговле, но и устанавливает непосредственные контакты с другими странами, прежде всего с Византией.

- С XIII в. направление торговых связей Рязанской земли меняется: «роль посредницы между русской и азиатской торговлей перешла на Золотую Орду». Основное значение в это время начинает играть торговый путь по Дону. Так же устанавливаются активные торговые отношения с Новгородской землей и Московским княжеством.

Данная концепция является единственной попыткой, в которой раскрывается проблема торговли Рязанского княжества, прослеживаются ее основные этапы развития, определяется содержание того или иного периода. Но она только в самых общих чертах касается данного вопроса, без конкретизации и детализации этого процесса.

Одной из первых работ, в которой привлекается обширный археологический материал, является монография А.Л. Монгайта «Старая Рязань» (1955 г.), где специальная глава посвящена вопросам торговли и историко-культурных связей города. Не рассматривая предметы импорта по хронологическим группам, исследователь определяет регионы, с которыми осуществлялись торговые и историко-культурные контакты, выделяет предметы, связанные своим происхождением с данными регионами и торговые пути.

Вопросов торговых отношений исследователь касается и в своем втором труде «Рязанская земля» (Монгайт, 1961). Здесь хронологические рамки исследования расширяются: анализ торговли и истории региона начинается с VIII в. Отмечается, что время начала наиболее интенсивных связей с Востоком совпадает с началом колонизации славянами бассейна Нижней и Средней Оки в IX в.

Последним монографическим исследованием, по истории и археологии столицы Рязанского княжества, является работа В.П. Даркевича и Г.В. Борисевича «Древняя столица Рязанской земли» (1995 г.). В развитии рязанской торговли до монгольского завоевания выделяются два этапа. На первом этапе торговля осуществлялась странствующими мелкими торговцами. В княжеской столице возрастает роль богатых купцов. Исследователями вновь перечисляются товары импортного происхождения, определяются регионы, из которых они поступали.

Среди новейших исследований по культурно-историческим связям Старой Рязани можно отметить находящуюся в печати статью А.В. Чернецова. Основываясь, на отдельных изделиях импортного происхождения, проникновение которых в город не носило массового характера, и свидетельствах письменных источников, исследователь предпринял попытку охарактеризовать отношение человека древней Руси к чужеземцам, степень его знакомства с их бытом и культурой, а также механизмы усвоения культурных заимствований.

В последние годы В.Ю. Коваль активно разрабатывает проблему восточных связей Юго-востока Руси. Анализ импортного керамического материала, выявленного в результате археологических изысканий на различных памятниках данной территории, в том числе и городских центров, рассматриваемых в работе, позволил автору выделить не только центры производства импортной керамики, источники ее поступления, но также динамику и характер ее проникновения на территорию Рязанского княжества.

Историографический обзор работ показывает, что практически все упомянутые выше исследования могут быть отнесены к первому уровню изучения торговых связей. Для них свойственен подробный источниковедческий анализ археологического материала, установление основных направлений торговых связей и предварительная оценка их интенсивности.

Методика исследования включала два этапа. На первом этапе была создана электронная база данных предметов импортного происхождения по каждому из городских центров. Она составлялась на основе информации, представленной в научных отчетах о результатах археологических работ. Данные базы уточнялись и корректировались в процессе работы с коллекциями вещей в фондах музеев.

Второй этап включал в себя датировку выделенных категорий и отдельных групп импорта. Данная работа велась по двум направлениям. Первое направление – привязка артефактов к хронологическим горизонтам, на основании их залегания в стратифицированных слоях. В каждом из памятников с хронологическими горизонтами было соотнесено различное количество предметов. Самое большое количество датированных предметов происходит из материалов Ростиславля Рязанского, их доля среди различных категорий предметов составляет 52% - 76%, в Старой Рязани - 10% - 17% и в Переяславле Рязанском – 15% - 16%. В результате такого соотнесения для каждой группы массового материала были построены графики распределения предметов по горизонтам. Второе направление – датировка выделенных групп на основании обращения к общим разработкам по типологии и хронологии импортного материала древнерусского времени. Сопоставление полученных результатов по первому и второму направлению позволило выявить динамику ввоза импортных товаров в Рязанскую землю, и развитие торговых связей на протяжении XI – середины XV в.





Глава 2. Торговля Рязанской земли в XI XV в. по археологическим данным

В данной главе рассматриваются собственно предметы импортного происхождения, изделия, изготовленные из привозного сырья, и предметы торгового инвентаря. Всего учтено 10 995 предметов (в том числе торговый инвентарь – 53 экз. и печати – 5 экз.), которые разделяются на 53 категории (в том числе 8 категорий торгового инвентаря и сфрагистических материалов).

Предметы торгового инвентаря - 53 экз. Большинство предметов данной группы изделий происходит из раскопок городища Старая Рязань (41 экз.), здесь представлены практически все категории изделий: гирьки-разновесы (13 экз.), гири для больших взвешиваний (3 экз.), весы для малых взвешиваний (6 экз.), безмены (3 экз.), пломбы дрогичинского типа (15 экз.) и товарная булгарская пломба. Из раскопок Ростиславля Рязанского происходит 8 предметов (гирьки-разновесы – 4 экз., две из них относятся к золотоордынскому времени, фрагмент весов для малых взвешиваний датируется серединой – 2-ой половиной XIV в., товарная западноевропейская свинцовая пломба XIV – XV в., 2 пломбы дрогичинского типа). В Переяславле Рязанском найдены 1 гирька-разновес и 2 костяных монетных весов XIV в. С Пронского городища происходит 1 бочонковидная гирька-разновес.

Хронологическое и территориальное распределение рассматриваемой группы изделий показывает, что большинство предметов торгового инвентаря, датирующихся домонгольским временем, сосредоточены в Старой Рязани (56% от общего числа датированных предметов). Их представительная коллекция свидетельствует о развитой торговой деятельности в городе в это время. Предметы XIV – XV вв. концентрируются в Переяславле Рязанском и Ростиславле Рязанском, что говорит о появлении новых торговых центров в регионе в это время, население которых участвует не только внутрирегиональной, но и международной торговле.

Изделия из стекла – 6605 экз. Большую группу изделий из стекла составляют браслеты – 4054 фр.

По результатам раскопок на Старорязанском городище узкую хронологическую датировку имеет 208 фрагментов стеклянных браслетов. График демонстрирует постепенное увеличение количества браслетов с конца XI в. (7 фр.), серединой – 2-ой половиной XII в. датируется 25 фр., на рубеже XII – XIII вв. наблюдается резкий рост их числа. На это время приходится 65,9% (137 фр.) браслетов от общего числа датированных. После монгольского нашествия их количество снижается (39 фр.).

График хронологического распределения стеклянных браслетов в Ростиславле Рязанском (82 экз.) показывает, что они появляются в городе со времени его основания в середине XII в. На вторую половину этого столетия приходится два браслета. На графике наблюдается два пика их распространения: конец XII – начало XIII в. (39 экз.) и середина - 2-я половина XIV в. (22 экз.). Спад фиксируется во 2-й половине XIII – 1-й половине XIV в. (6 экз.) и в XV в. (13 экз.).

Широко датируемые материалы Переяславля Рязанского показывают, что наибольшее количество браслетов приходится на 2-ю половину XIII – XIV в. – 1143 экз., что составляет 68,7% от общего числа браслетов, найденных на памятнике.

Согласно материалам древнерусских городов выделяются два основных варианта распределения стеклянных браслетов во времени (Щапова, 1997. С. 87). Первый характеризуется максимальным количеством браслетов в конце XII – начале XIII в. Второй - тем, что максимум находок браслетов приходится на середину XIII в. В городских центрах Рязанской земли прослежены оба варианта. Распределение датированных материалов в Старой Рязани в целом соответствует первому типу, а датированные материалы в Переяславле Рязанском – второму, но с определенным отличием: большинство стеклянных браслетов приходится в этом городе на конец XIII – начало XIV в.

В Ростиславле Рязанском наблюдается сочетание двух типов распространения браслетов. Цветовая гамма и набор форм стеклянных браслетов из Ростиславля наиболее близки браслетам из Переяславля Рязанского. Схожесть наборов браслетов из двух городов свидетельствует, что их формирование имело общие закономерности, и происходили они из одних центров.

Бусы и бисер - 2004 экз. (в том числе 688 экз. бисера).

По материалам раскопок на городище Старая Рязань 67 бусин, выявленных в слое, имеют узкую хронологическую датировку. Их распределение по хронологическим горизонтам демонстрирует два пика распространения стеклянных бус в культурном слое города, приходящиеся на середину XI – начало XII в. (23 экз.) и рубеж XII – XIII вв. (35 экз.). В середине – 2-й половине XII в. наблюдается спад (7 экз.), так же резкое сокращение бус происходит во 2-й половине XIII – XIV в. (2 бусины).

К числу бус XI – 1-й половины XII в., по аналогиям с другими памятниками, относятся навитые глазчатые, с золотой и серебряной прокладкой, все бусы, изготовленные из тянутой трубочки, мозаичные - 80 экз. (13,5% от общего числа бус обнаруженных в культурном слое города). Этим же временем датируются все бусы (549 экз.) и бисер (670 экз.), происходящие из погребений городского могильника XI – 1-й половины XII в. Таким образом, на достоличный период в истории Старой Рязани приходится максимальное количество данных изделий (57% бус и 98,6% бисера обнаруженных на памятнике).

По материалам раскопок Ростиславля Рязанского 20 бусин имеют стратиграфическую датировку. Четыре бусины датируются 2-й половиной XII в., 7 бусин - концом XII – началом XIII в. В последующие периоды происходит их постепенное уменьшение: 4 бусины датируются 2-й половиной XIII – 1-й половиной XIV в., по 2 бусины приходится на середину – 2-ю половину XIV в. и конец XIV – 1-ю половину XV в., 1 бусина датируется 2-й половиной XV в.

В Переяславле Рязанском 34 бусины имеют стратиграфическую датировку. К домонгольскому периоду относится 2 экз. Наибольшее число бус здесь приходится на 2-ю половину XIII – XIV в. (13 экз.). Концом XIV – XV в. датируется 3 бусины. Отметим, что 16 бус имеют более широкую датировку в пределах XIII в.

Для большинства стеклянных изделий не проводилось спектральных анализов, что в значительной мере затрудняет определение места их производства. При таких обстоятельствах единственной возможностью остается визуальное определение изделий, и на основании широких аналогий установление центра их производства.

К византийскому импорту относится 484 экз. бус. В основном все они обнаружены в погребениях XI – 1-й половины XII в. на городище Старая Рязань (424 экз.). К восточному импорту (Сирия, Египет) относятся 92 бусины и 509 экз. бисера. По аналогиям с другими памятниками данные типы бус датируются IX – началом XI в. Вполне вероятно, что в XI – начале XII в. в Волжской Булгарии производились зонные коричневые бусы с тремя выпуклыми глазками - 3 экз. Многочисленную группу составляют изделия, относящиеся к продукции древнерусской школы стеклоделия – 197 экз. Судя по датированным экземплярам, эта группа бус появляется на рассматриваемой территории в конце XI – начале XII в. Наибольшее их количество приходится на рубеж XII – XIII столетий. Известны они и в последующее время.

Некоторые виды бус в золотоордынское время изготавливались в городах Поволжья или Средней Азии – 15 экз.

Одним из видов импортных товаров, поступавших в городские центры Рязанской земли, являются стеклянные сосуды - 349 фр. Для визуального исследования оказались недоступны 115 фр., упомянутых в описях находок.

Распределение всех датированных стеклянных сосудов из Старой Рязани (42 экз.) показывает, что их проникновение в город начинается конце XI – начале XII в. (5 экз.). В последующий период наблюдается незначительное увеличение их числа - 9 экз. Резкое увеличение происходит в конце XII – начале XIII в. - 20 фр., что составляет 47,6% от общего числа датированных изделий. В последующее время фиксируется заметное уменьшение – 8 фр.

Датированные материалы Переяславля Рязанского (18 экз.) показывают, что увеличение числа стеклянных сосудов в городе наблюдается со 2-й половины XIII в., а наибольшее количество приходится на конец XIII – XIV в.

Самую многочисленную группу образуют сосуды древнерусского производства - 127 фр. Датированные материалы показывают, что их проникновение в Рязанскую землю начинается в конце XI – начале XII в. Находки этого времени единичны. Затем количество постепенно увеличивается и достигает максимума на рубеже XII–XIII столетий (14 экз.). В слоях 2-й половины XIII – XV в. их число уменьшается (10 экз.).

Следующую группу стеклянных сосудов образуют изделия византийских мастерских (51 фр.). Датированные материалы позволяют говорить, что их проникновение в Рязанскую землю происходит в конце XI – начале XII в. (1 экз.), в начале их количество не велико, а резкое увеличение наблюдается в конце XII – начале XIII в. (11 фр.).

Сосуды восточно-средиземноморского происхождения (сирийского и египетского) – 41 фр. Они появляются в Рязанской земли не ранее 2-й половины XII в. В начале их находки единичны, а наибольшее количество приходится на рубеж XII – XIII столетий. Находки этого времени обнаружены только в Старой Рязани (11 экз.). После монгольского нашествия продукция восточно-средиземноморских стекольных мастерских начинает поступать на Юго-Восток Руси со 2-й половины XIII в., но наибольшее число находок приходится на период конца XIII – XIV в. Количество предметов этого времени по сравнению с домонгольским периодом значительно больше (21 экз. датированных сосудов), подавляющее большинство из которых происходит из Переяславля Рязанского – 19 фр.

Незначительную группу составляют изделия западноевропейских мастерских: 4 сосуда в Старой Рязани датируются концом XII – началом XIII в., 2 сосуда в Переяславле Рязанском - 2-й половиной XIII - 1-й половиной XIV в.

Всего с рассматриваемых памятников происходит 129 фр. стеклянных перстней. Немногочисленные датированные материалы, все же позволяют проследить некоторую тенденцию их распространения во времени. В Старой Рязани стеклянные перстни известны со 2-й половины XI в. (1 экз.). Серединой – 2-й половиной XII в. датируется 2 экз. На рубеж XII – XIII вв. приходится максимальное количество предметов (9 из 13 перстней, имеющих узкие хронологические привязки). В последующий период происходит сокращение предметов (1 экз.). Все датированные перстни Переяславля Рязанского (5 экз.) и Ростиславля Рязанского (2 экз.) относятся к золотоордынскому времени.

Остальные категории стеклянных предметов представлены единичными экземплярами: вставки для перстней - 25 экз., оконное стекло – 33 фр. и витражи – 2 фр., стеклянные пуговицы – 9 экз. Малочисленность данных предметов, большая часть из которых происходит, к тому же, из нестратифицированных слоев, не позволяет проследить динамику их распределения по хронологическим периодам. Можно лишь отметить, что среди предметов обнаруженных на городище Старая Рязань 6 пуговиц, 1 вставка византийского производства относятся ко 2-й половине XI – 1-й половине XII в., все фрагменты оконных стекол, витражей, 1 вставка ближневосточного происхождения и 1 пуговица русской школы стеклоделия относятся ко 2-й половине XII – началу XIII в.

Керамические импортные изделия – 1242 экз.

Из четырех городских центров Рязанского княжества происходит 241 фр. от 203 поливных художественных и тисненых сосудов.

Самые ранние образцы поливной керамики в Старой Рязани относятся к концу XI – началу XII в. (2 сосуда). Серединой – 2-ой половиной XII в. датируется 5 сосудов. Пик поступления приходится на рубеж XII – XIII столетий (38 сосудов). В период после монгольского нашествия количество сосудов сокращается в два раза. Отметим, что при анализе не было учтено 25 сосудов, датировка которых имеет более широкие хронологические рамки, чем выделенные при построении графика. Из них два сосуда датируются XII в., 17 – 2-й половиной XII – началом XIII в. Таким образом, можно утверждать, что массовое поступление художественной поливной керамики восточного происхождения в город происходит во 2-й второй половине XII – начале XIII в.

Другую закономерность демонстрируют материалы Переяславля Рязанского (при построении графика учтено 39 сосудов). Здесь на домонгольский период приходятся 2 сосуда, затем их количество постепенно увеличивается (3 сосуда относятся ко 2-й половине XIII – началу XIV в. 10 – к 1-й половине XIV в) и достигает своего максимума в середине – 2-й половине XIV в. (29 сосудов). В конце XIV – XV в. происходит резкое сокращение находок (5 сосудов). О массовом поступлении восточной посуды в город золотоордынское время свидетельствуют широко датируемые образцы керамики (2-я половина XIII – XIV в. – 7 сосудов; 2-я половина XIII – XV в. – 16 сосудов; XIV в. – 3 сосуда).

В Ростиславле Рязанском 13 сосудов из 17 имеют довольно узкие датировки. Их распределение в целом аналогично поступлению импортных столовых сосудов в Переяславль Рязанский (2-я половина XIII – 1-ая половина XIV в. – 1 сосуд; 2-я половина XIV в. – 9 сосудов; 1-я половина XV в. – 2 сосуда; 2-я половина XV в. – 1 сосуд).

Материалы, найденные в Пронске (20 сосудов), не имеют стратиграфических привязок, поэтому их датировка возможна только на основе установления аналогий с другими сосудами. Все находки относятся к золотоордынскому периоду. При этом 17 образцов датируется серединой – 2-й половиной XIV в.

К числу керамических предметов импортного происхождения относятся амфоры – 901 фр., которые сами по себе не являлись предметом торговли, а были тарой для доставки вина, оливкового масла и др. товаров. Наибольшее количество амфорной керамики обнаружено на городище Старая Рязань (871 фр.), на остальных памятниках она представлена единичными находками. В следствие этого, динамику распределения амфор по хронологическим периодам можно проследить только по материалам Старой Рязани (150 фр.). График распространения амфорных обломков во времени, показывает, что незначительное число обломков относится к XI в. (4 экз.), концом XI – началом XII в. датируется 24 фр. В середине – 2-й половине XII в. наблюдается спад, но уже на рубеж XII – XIII в. приходится максимальное количество амфор (92 фрагмента, что составляет 61,3% от общего числа датированных амфор). После монгольского нашествия их количество резко сокращается (16 фр.).

К группе импортной керамики восточного происхождения относят красноглиняную неполивную посуду. Она имела широкое распространение в X – XV вв. в Волжской Булгарии, Северном Причерноморье и на территории Золотой Орды. В XIV в. красноглиняная лощеная керамика начала производиться в городах Северо-Восточной Руси.

Наибольшее число фрагментов краснолощеных сосудов происходит из раскопок Старой Рязани (100 фр.), 10 обломков найдено в Ростиславле Рязанском. К сожалению, нет статистических данных по Переяславлю Рязанскому и Пронску, известно только о наличии этой группы импортной керамики.

График распределения фрагментов красноглиняных сосудов по материалам Старорязанского городища (16 экз.) свидетельствует, что они появляются здесь в конце XI – начале XII в. (2 фр.), в следующем горизонте (середина – 2-ая половина XII в.) их количество не изменяется, на рубеж XII – XIII столетий приходится максимум (10 фр.), после чего поступление сокращается (2 фр.).

Девять фрагментов из Ростиславля Рязанского имеют хронологическую привязку: 6 из них датируются XIV в., 1 – концом XIV – 1-й четвертью XV в., 2 – XVI в. Сопоставление материалов Старой Рязани и Ростиславля Рязанского позволяет говорить о двух периодах максимального распространения красноглиняной неполивной керамики в Рязанской земле – конец XII – начало XIII в. и XIV в., что в целом соответствует динамике поступления поливной импортной керамики в регион.

Среди единичных находок рассматриваемой группы предметов отметим кашинные поливные бусы – 8 экз., 3 из них датируются концом XIII – XIV в.; обломок поливного крестика-тельника с «мозаичным» узором и сфероконус золотоордынского происхождения с Ростиславльского городища; к керамическим изделиям восточного происхождения относятся 4 подставки-«сепая» из Старой Рязани и Пронска.

К керамическим изделиям юго-западного происхождения относятся поливные глиняные яйца-писанки – 15 экз. Все они найдены на городище Старая Рязань. Две находки датируются второй половиной XI – началом XII в.

Предметы из цветных металлов - учтено 1998 находок.

Графики хронологического распределения изделий из цветных металлов удалось построить только по материалам городища Старая Рязань (170 экз.) и Ростиславля Рязанского (68 экз.).

Изделия из цветных металлов известны в Старой Рязани с XI в. (7 предметов). График распределения демонстрирует два пика распространения изделий из цветных металлов, приходящихся на конец XI – 1-ю половину XII в. и рубеж XII – XIII столетий – 42 и 80 предметов соответственно. В середине – 2-й половине XII в. зафиксировано уменьшение количества предметов - 20 экз. Еще один спад приходится на 2-ую половину XIII – XIV в. (21 экз.). Рассмотренный график совпадает с графиками распределения других категорий импортов, таких, как бусы из стекла, полудрагоценных камней, амфор и др.

Материалы Ростиславля Рязанского показывают, что максимальное количество предметов (27 экз.) приходится на 2-ую половину XII – начало XIII в. В последующее время (2-ая половина XIII – начало XIV в.) происходит их резкое сокращение (1 предмет), на 1-ю половину – середину XIV в. приходится 4 предмета, во 2-й половине XIV – начале XV в. количество изделий из цветных металлов увеличивается (19 находок). На протяжении XV в. их количество остается примерно одинаковым: 1-й половиной – серединой XV в. датируется 8 предметов, 2-й половиной XV в. – 9.

Из раскопок рассматриваемых памятников происходят единичные изделия импортного происхождения, выполненные из цветных металлов. Они в первую очередь свидетельствуют не о торговых контактах, а о различных историко-культурных связях. Интерес представляет анализ хронологического и территориального распределения отмеченных изделий. Так, все изделия художественного ремесла из цветных металлов домонгольской эпохи сосредоточены в Старой Рязани. Большинство из них (бронзовые романские чаши 2 экз., подсвечники европейского происхождения 2 экз., византийская пластина-тельник с выемчатой эмалью, прибалтийский крестик) датируется 2-й половиной XII – началом XIII в. Ко 2-й половине XIII – XV в. относятся исключительно предметы, связанные своим происхождением с Золотой Ордой (серебряный перстень, бронзовое зеркало). Находки этого времени отмечены в Переяславле Рязанском и Ростиславле Рязанском.

Янтарь и каменные предметы импортного происхождения - 1054 находки.

Изделия из пирофиллита – 670 экз. пряслиц, 11 нательных крестиков, 1 бусина и 1 фр. пластины.

Шиферные пряслица. Четкую датировку имеют 87 пряслиц из Старой Рязани. Пять пряслиц датируется XI в. Наибольшее их количество приходится на конец XI – начало XII в. – 44 экз. (50,5% от общего числа датированных). В последующее время (середина - 2-ая половина XII в.) наблюдается резкое сокращение: в четыре раза. В конце XII – начале XIII в. происходит незначительный рост, к этому времени относятся 23 пряслица (26,44%), затем их количество резко сокращается (4 экз.).

Приведенные данные демонстрируют резкое временное сокращение поступления пряслиц в середине – 2-й половине XII в. О их сокращении в отмеченный период дополнительно свидетельствуют материалы раскопов на Южном городище, которые суммарно датируются серединой XII – XIV в. Так, за последние годы археологических исследований (1994 – 2008 гг.) всего было обнаружено 196 пряслиц. Из них на Северном городище и Посаде, где присутствуют культурные напластования XI – 1-й половины XII в. – 148 и только 48 на Южном городище. При этом площадь исследованных участков несопоставима: на Посаде и Северном городище она составляет более 1126 кв. м, а на Южном городище – более 2449 кв. м. Отметим, что 28 пряслиц происходит из раскопов юго-восточной части Южного городища (раскопы 34 и 35 общей площадью 1328 кв. м), материалы которых датируются самым концом XII – XIV в.

Узкую хронологическую привязку из раскопок Ростиславля Рязанского имеют 11 шиферных пряслиц. График их распределения демонстрирует, что самое большое количество находок (5 экз.) приходится на 2-ю половину XII в., в следующем периоде (1-ая треть XIII в.) их всего два. Затем в каждом последующем хронологическом горизонте их число остается постоянным, что уже отражает не динамику поступления, а свидетельствует о переотложенности культурного слоя памятника в результате активной хозяйственной деятельности, или о пережиточном бытовании шиферных пряслиц.

Янтарь и изделия из него - 134 предмета: 48 экз. необработанного янтаря, заготовки бусин (2 экз.) и перстня (1 экз.), бусы – 60 экз., крестики-тельники – 9 экз., перстни – 9 экз., подвески – 2 экз. и вставки – 3 экз.

Анализ хронологического распределения янтаря и готовых изделий из него позволяет говорить, что украшения из янтаря (преимущественно бусы) появляются в Старой Рязани в XI в. Предположительно с начала XII в. янтарь поступает в город в виде сырья для собственного производства украшений и других целей. 12 изделий датируется XI – началом XII в., концом XII – началом XIII в. датируется 6 янтарных изделий. В XIV – XV в. единичные изделия из янтаря известны в Переяславле Рязанском (3 экз.).

Изделия из полудрагоценных камней, жемчуга и перламутра.

Самой многочисленной категорией изделий из полудрагоценных камней являются бусы – 186 экз. (хрустальные 94, сердоликовые 52, аметистовые 8, из яшмы 2, халцедоновые 3, стеатитовые 2, жемчужные 3).

Распределение бус (16 экз.), происходящих из раскопок Старой Рязани, по хронологическим горизонтам свидетельствует, что 6 экз. приходится на конец XI – начало XII в., затем в середине – 2-й половине XII в. происходит уменьшение (2 экз.), но уже на рубеже XII – XIII вв. наблюдается новый пик роста числа бус (7 экз.). Если также учесть материалы могильника XI – 1-й половины XII в., где обнаружено 14 экз. бус и 7 экз. сердоликовых шарообразных бусин, время бытования которых определяется до середины XI в., то очевидно, что максимальное количество бус из полудрагоценных камней приходится на XI – первою половину XII в.

Среде других изделий рассматриваемых в этом разделе отметим подвески – 4 экз. (лазуритовая 1, хрустальные 2, сердоликовая 1), вставки – 5 экз. (хрустальные 3, мраморная 1, из офита 1).

К предметам христианского культа относятся 28 крестиков (2 крестика сделаны из мрамора, 4 - из порфирита, 4 - из яшмы, 3 - из стеатита, 1 - из оникса, 1 - из лазурита, 11 крестиков изготовлено из камня серого цвета с белыми зернистыми вкраплениями) и одна стеатитовая иконка. Она была изготовлена в 1-й трети XIII в мастером из Византии, вероятно, проживавшим на территории города (Беляев, Чернецов, 2005. С. 184, 185).

Отметим две находки перламутровых крестиков в Старой Рязани. Появление подобных крестиков связывают с паломническим движением. Основное время бытования подобных находок по материалам Новгорода и Пскова - 2-я половина – 1-я треть XIII в. (Колпакова, 2005. С. 143-144).

Помимо изделий встречены находки необработанных кусков полудрагоценных камней: бирюза (2-я половина XII – начало XIII в.), мрамор светло-розового цвета (конец XII – начало XIII в.), горный хрусталь (2-ая половина XIII – XIV в). Подобные находки свидетельствуют о том, что в Старую Рязань поступали не только готовые изделия из драгоценных и полудрагоценных камней, но и сырье для их изготовления на месте.

Еще одна категория восточного импорта - раковины каури (3 экз). Как и большинство каменных украшений, они поступали в Восточную Европу путем многоэтапной транзитной торговли из стран Юго-Восточной Азии.

Редкой находкой в древнерусских городах являются фрагменты каменных котлов. Один обломок каменного котла найден на посаде городища Старая Рязань в слоях конца XII – начала XIII в. Вполне вероятно, это изделие попало в Старую Рязань из Хорезма в результате транзитной торговли через Волжскую Болгарию.

Шелковые ткани и золотная тесьма.

Среди рассматриваемых городских центров, данная категория импортных товаров известна только на городище Старая Рязань. Фрагменты шелковых тканей и золотной тесьмы зафиксированы в 42 погребениях и в составе двух кладовых комплексов 1-й трети XIII в. – всего 50 фр.

В могильнике XI – 1-й половины XII в. фрагменты импортных тканей зафиксированы в двух погребениях. На кладбище Северного городища, которое датируется 2-й половиной XII – XIII в., они встречены в 11 погребениях. На Южном городище на кладбищах конца XII – XIV в. обнаружены в 12 погребениях. При раскопках захоронений жителей города, погибших при его взятии зимой 1237 г., фрагменты импортных тканей найдены в 18 захоронениях. Сопоставление приведенных данных позволяет говорить, что импортные ткани в городе появляются на рубеже XI – XII столетий, их немного. Затем их количество увеличивается и достигает своего максимума в конце XII – 1-й трети XIII в.

Центры производства тканей установлены у 25 фрагментов. Наиболее многочисленную группу составляют ткани византийского производства – 19 фр. Один фрагмент византийской золототканной тесьмы обнаружен в погребении конца XI – 1-й половины XII в. Ко 2-й половине XII – XIII в. относится 4 фр. шелковых лент.

К изделиям шелкоткацких мастерских Ирана относится 4 фр. тканей, выявленных в трех погребениях. Одно из них датируется 2-й половиной XII – XIII в., два других – 1-й третью XIII в.

Также в материалах Старой Рязани присутствуют изделия испанского производства - 2 фр. Обе находки по материалам раскопок датируются 1-й третью XIII в. Сопоставление распределения тканей по времени с местом их изготовления показывает, что, проникновение шелковых тканей в Старую Рязань происходит с конца XI – 1-й половины XII в. Их число не велико и в погребениях они представлены единичными находками, преимущественно византийского производства. В последующее время происходит увеличение поступления тканей, пик их распространения приходится на рубеж XII – XIII столетий. На всем протяжении этого времени продолжают преобладать ткани византийского производства. Поступление изделий иранского и испанского производства происходит в конце XII – начале XIII в.

Глава 3. Торговля Рязанской земли по нумизматическим данным

Монетные находки XI – XIII в. Единичные находки иноземных монет XI – XIII вв., известные только по материалам раскопок городища Старая Рязань - 2 англосаксонских денария конца X – 1-ой четверти XI в., 1 медный византийский фоллис рубежа XII – XIII в. и 2 клада медных византийских монет XII в. Присутствие данных находок свидетельствует о том, что в домонгольское время город являлся важным экономическим центром региона. Наличие монетных находок этого времени, скорее всего, говорит о существовании прямых или опосредованных контактах Рязани с местами чеканки этих монет.

Торговля Великого княжества Рязанского по нумизматическим данным (XIV – середина XV в.). Новые данные в сочетании с ранее известными позволили скорректировать и пересмотреть некоторые выводы по истории денежного обращения в регионе в этот период, сложившиеся в историографии:

1. Анализ состава монетных кладов 60-х – 70-х гг. XIV в., хронологическое распределение отдельных местонахождений монет и их весовые данные позволяют говорить, что проникновение джучидских монет, а, следовательно, начало денежного обращения в Рязанской земле относится ко времени правления хана Джанибека (1339 – 1357 гг.).

2. Наибольшее развитие денежное обращение в Рязанской земле получило в 40-х – начале 60-х гг. XIV в. На этот период приходится максимальное количество отдельных монет и меньшее количество кладов в сравнении с последующими периодами. В середине 60-х гг. происходит сокращение поступления монет и увеличение тезаврации серебра, что говорит о постепенном затухании денежного обращения. В 70-х гг. наблюдается резкий спад в поступлении монет, и фактическая стагнация в развитии товарно-денежных отношений, вызванная феодальной междоусобицей в Золотой Орде (к этому времени относится 3 отдельных монеты и 1 клад).

В последующий период (80-е – 90-е гг. XIV в.) вновь происходит увеличение количества отдельных монет и кладовых комплексов, что свидетельствует о росте денежного обращения в регионе. К этому периоду относится 13 кладовых комплексов (30,96% от общего числа датированных кладов) и 29 отдельных монет (31,5%). На протяжении 1-й половины XV в., судя по количеству кладов и уменьшению числа находок отдельных монет, приходящихся на разные периоды (1402 – 1427 гг. – 8 кладов, 14 отдельных монет; 1427 – 1456 гг. – 11 кладов и 6 отдельных монет), оно постепенно сокращается. Скорее всего, это обусловлено сокращением населения в регионе, которое прослеживается не только на окраинных территориях княжества, но и в городских центрах.

3. Наблюдения над местом чеканки джучидских монет конца 60-х гг. XIV – начала XV в. позволяют говорить, основная масса монет поступала в регион с юга по Донскому торговому пути. Так в 1368 – 1380 гг. в Рязанские земли фактически поступали только монеты отчеканенные в Приазовье. В 90-х гг. XIV в. – начале XV в. преобладали монеты чеканенные в столичных городах Поволжья (Сарай ал-Джедид, Сарай), их доля составляла от 39% до 68,7%, далее следовали эмиссии Азака и Крыма (25,1% - 45,4%) и Орды (12 – 13,5%).

4. В литературе существует традиционное мнение об изолированности локальных зон денежного обращения русских княжеств и Золотой Орды в конце XIV – 1-й половине XV в. Анализ нумизматического материала позволяет пересмотреть это мнение. Обособление регионов денежного обращения (Московского, Рязанского княжеств и Золотой Орды) не повлекло за собой полной изоляции монетных систем трех политических образований, которые оставались, связаны между собой метрологически. Данная взаимосвязь способствовала развитию торговых отношений и свободной конвертируемости денежных серебряных номиналов. Монеты Московской Руси и Золотой Орды проникали на территорию Рязанского княжества, но не имели хождения, так они изымались из обращения, и наиболее вероятно, использовались в качестве сырья для изготовления собственных монет. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что иноземные монеты обнаружены только в приграничных территориях.

Находки денежных слитков на территории Рязанской земли. К настоящему моменту известно 12 случаев находок серебряных платежных слитков на территории Рязанской земли, 7 из них составляют клады, состоящие только из слитков, 5 – отдельные находки в составе монетных и вещевых кладов. Среди всех кладовых комплексов, состоявших или содержавших серебряные платежные слитки, узкую хронологическую датировку имеет только шесть кладов. Один клад датируется XII – XIII вв., началом XIII в. датируется слитки, входившие в состав клада, найденного в Старой Рязани в 1966 г. Так же еще один клад, обнаруженный на этом памятнике, состоявший из византийских медных монет и одного слитка, может датироваться серединой XII – началом XIII в. И наконец, три слитка обнаруженных в составе кладов джучидских монет, датируются 2-й половиной XIV в. Более узкая датировка остальных кладовых комплексов затруднительна, так как на протяжении XII – XIV вв. использовались слитки с постоянной весовой нормой.

Картографирование находок кладов с денежными серебряными слитками показывает их концентрацию в Старой Рязани и ее округе. В этом регионе известно пять из 12 пунктов находок данной категории предметов. Это обстоятельство свидетельствует о том, что столичный микрорегион играл важное значение в торговле Великого княжества Рязанского.

Глава 4. Общие вопросы торговли Рязанской земли в эпоху Средневековья

Анализ предметов импорта и нумизматических материалов позволил выделить основные периоды в истории торговли Рязанской земли XI - XV вв. Каждый из этапов характеризуется определенным составом категорий импорта, различным объемом торговли, отличиями в направлении торговых связей и их динамике.

Торговля Старой Рязани в XI – середине XII в.

Импортные находки достоличного периода истории Старой Рязани представлены 18 категориями предметов из 45 рассмотренных в работе. При этом доля предметов приходящихся на этот период в каждой категории различна. Наибольшее количество изделий относящихся к XI – началу XII в. отмечено среди шиферных пряслиц, стеклянных бус и бисера, бус из полудрагоценных камней, писанок - от 56% до 100% датированных предметов. Следующую группу составляют изделия из цветных металлов, стеклянные перстни и сосуды, амфоры, красноглиняная не поливная керамика – здесь на рассматриваемый период приходится от 23% до 41% датированных изделий, третью группу образовывают ткани, стеклянные браслеты и поливная керамика – от 3,8% до 15,4%. Приведенные данные показывают, что наибольшее распространение среди предметов, поступавших в город в рассматриваемый период, имели изделия относящиеся к первой и второй группам, что может быть объяснено высоким спросом на эти изделия.

Значительную часть среди импортных изделий составляют предметы, связанные своим происхождением с Византийской империей и Приднепровьем. К ним относятся стеклянные бусы (44,2% от числа определимых изделий относящихся к этому периоду), сосуды (1 фр.), дорогостоящая поливная керамика (1 фр.), ткани (2 фр.), амфоры (28,6% от числа датированных предметов), шиферные пряслица (67,1%), писанки (15 экз.). Вторую группу образуют предметы восточного происхождения: украшения из полудрагоценных камней (56,2%), некоторые виды стеклянных бус (55% от числа определимых изделий относящихся к этому периоду) и столовая посуда Волжской Булгарии (25%). Это позволяет говорить о том, что торговые контакты с данными регионами в этот период были основными и приоритетными.

Графики распределения массовых предметов импортного происхождения, таких как стеклянные бусы, бусы из полудрагоценных камней, шиферные пряслица, изделия из цветных металлов, обломки амфор демонстрируют динамику торгового обмена первого этапа. Отмечена четкая тенденция: их появление в городе фиксируется с момента его возникновения, постепенно число их растет и достигает своего максимума на рубеже XI – XII вв., а к середине XII столетия намечается сокращение их поступления. Так доля стеклянных бус уменьшается с 34% до 10%, бус из полудрагоценных камней – с 37% до 18%, шиферных пряслиц - с 53% до 13%, изделий из цветных металлов – с 28% до 11%, обломков амфор – с 18% до 9%.

На наш взгляд, активный рост торговых связей в рассматриваемый период вызван следующими причинами:

1. Рост численности населения города, что зафиксировано археологическими материалами.

2. Покупательная способность населения, достаточно высокая для приобретения предметов импорта.

3. Наличие экспортных товаров, необходимых для активного обмена.

З.А. Львова, изучившая состав и особенности распространения стеклянных бус на территории Северной Европы, пришла к заключению, что в основе этого явления лежит пушная торговля. Вполне вероятно, что значительное преобладание стеклянных бус в материальной культуре населения Рязани в XI – начале XII в. по сравнению с последующими периодами является индикатором активного вовлечения жителей в пушную торговлю (среди импортных предметов рассматриваемого периода доля стеклянных бус и бисера в Старой Рязани составляет 88,4%, среди предметов импорта 2-й половины XII – начала XIII в. – 13%, а среди изделий 2-й половины XIII – XIV в. – 4,9%).

Анализируемый материал из Старой Рязани позволяет выделить два основных пути поступления стеклянных бус. Один из них связан с Волжской Болгарией, при посредничестве которой ввозились не только стеклянные бусы, но и изделия из полудрагоценных камней.

Что же касается поступления бус византийского производства, то здесь выделяются два региона, откуда они могли проникать. Первый из них Приднепровье, имеющее очень тесные и развитые контакты с Византией. Бусы могли поставляться в Рязань и напрямую, из Византии по Донскому пути через Саркел – Белую Вежу.

Ослабление торговых связей города в середине XII в., фиксируемое по археологическим данным, было обусловлено, прежде всего, причинами внутреннего характера. На современном этапе исследования пока нельзя точно определить, с какими событиями были связаны данные явления. В работе предложена гипотеза связи спада торговой активности с усобицами и военными столкновениями, которыми, судя по сообщению летописей, насыщена история Рязанского княжества 1146-1154 гг.

Торговля Рязанской земли во второй половине XII – 1-й трети XIII в.

Важные этнокультурные изменения в середине – 2-й половине XII столетия в Среднем Поочье имели многосторонние последствия. Увеличение численности населения способствовало более плотному освоению региона, появлению разветвленной сети сельских поселений и формированию городских центров. Прямым следствием данных процессов стало экономическое развитие края, а, следовательно, и торговли, в истории которой наступил второй этап.

Это выразилось:

– в расширении субъектов торговли;

- в росте числа категорий импортов и направлений торговых связей;

- в положительной динамике в объеме торговли рязанских городов.

Эти закономерности зафиксированы не только по материалам раскопок в Старой Рязани, но и других городов, следовательно, они имеют уже не локальный характер как, вероятно, в предшествующий период, а отражают развитие торговых связей региона в целом.

Анализ графиков распределения импортных предметов по хронологическим горизонтам, выделенным по материалам раскопок в Старой Рязани, Ростиславле Рязанском, а так же датированных материалов в Переяславле Рязанском, показывает постепенное увеличение количества предметов на протяжении 2-й половины XII в. и их максимального роста в конце XII – начале XIII в. Наиболее показательны в этом отношении материалы, происходящие с городища Старая Рязань, здесь зафиксировано 37 категорий импортных изделий, то есть фактически в два раза больше, чем в предшествующий период. При этом доля предметов в каждой из категории приходящихся на этот период очень высока. Так стеклянных браслетов на этот период приходится 65,9%, стеклянных бус – 52,2%, стеклянных сосудов и перстней – 47,6% и 69,2% соответственно, керамических поливных сосудов – 59,4%, фрагментов амфор – 61,3%, красноглиняной не поливной посуды – 62,5%, бус из полудрагоценных камней – 43,7%, изделий из цветных металлов – 47% и фрагментов тканей – 59,6%.

Изделия импортного происхождения этого периода, отражают существование и развитие торговых и историко-культурных связей региона с различными центрами и землями. Анализ предметов импортного происхождения позволил определить следующие основные направления торговых связей.

На первом плане сохраняются тесные контакты с городами Южной Руси, прежде всего Киевом и Черниговом, носившие не только и столько экономический, но и культурный и политический характер. В качестве товаров из Южной Руси могли поступать некоторые виды изделий из стекла (возможно, вся стеклянная посуда, изготовленная по рецептуре характерной для русской школы стеклоделия – 33,3% от общего количества определимых сосудов этого времени, бусы – 71,9%) и транзитные товары из Византии и других регионов.

Как показали исследования, связи Рязанской земли с Византией устанавливаются уже в предшествующий период (XI – начало XII в.). И если в то время они в основном носили торговый характер, то в рассматриваемый период связи с Византией уже не ограничиваются исключительно торговлей.

Прежде всего, Русская церковь была подчинена византийской патриархии. Это явилось одной из ведущих причин установления тесных контактов между двумя государствами. На Руси в это время среди священнослужителей было много греков. Неоспоримым вещественным свидетельством присутствия священнослужителя греческого происхождения в столице Великого княжества Рязанского является фрагмент граффити на стене Борисоглебского собора, представляющий собой, надпись, выполненную греческой скорописью. Археологические находки (перламутровые крестики, некоторые виды художественной поливной керамики) позволяют говорить не только о присутствии выходцев из Византии в столице княжества, но и посещении древнерусским населением империи, Сирии и Палестины, при совершении паломничества в святые места.

Естественно, что установление прямых и непосредственных контактов между Рязанским княжеством и Восточным Средиземноморьем способствовало развитию торговых отношений, которые достигают своего максимального развития на рубеже XII – XIII столетий. В это время расширяется ассортимент и увеличивается количество импорта византийского происхождения – изделия из стекла (сосуды – 31% от определимых изделий, относящихся к этому периоду, бусы – 28,1%), шелковые ткани – 18 фр. из 25 фр. этого времени, товары, перевозимые в амфорах.

Другим основным и важным направлением торговых и международных связей Рязанской земли в этот период было восточное с ближайшим соседним регионом – Волжской Булгарией являвшейся главными транзитными воротами поступления многих товаров с территории Ближнего Востока, Кавказского региона, Средней Азии и других земель в древнюю Русь, так и в обратном порядке – товаров с территории древней Руси на Восток. Через Волжскую Булгарию могли поступать бусы из полудрагоценных камней (43,7% от всех датированных изделий), поливные художественные сосуды из Ирана (55,8% от всего количества поливной посуды 2-й половины XII – 1-й трети XIII в.), красноглиняная не поливная керамика (62,5% от всех датированных фрагментов) и другие товары.

Развитыми были торговые связи с Западной и Северо-Западной Русью (Новгородская земля и Смоленское княжество). Через эти территории поступали серебро в слитках, а также цветные металлы, янтарь, который ввозился преимущественно в качестве сырья. Вполне вероятно, из Новгорода проникали крестики, изготовленные из порфирита.

Затрагивая вопрос о торговле с другими территориями древней Руси, необходимо обратить внимание, что главным контрагентом Рязанского княжества являлась Владимиро-Суздальская Русь. И хотя русские летописи сообщают о далеко не всегда мирных взаимоотношениях между двумя княжествами в середине XII – начале XIII в., зачастую имевших следствием открытые военные столкновения, все же Северо-Восточная Русь являлась важным транзитным регионом, через который осуществлялась связи с северо-западом и востоком.

Торговля Рязанской земли во 2-й половине XIII – 2-й половине XV в.

Монгольское нашествие имело катастрофические последствия для Рязанского княжества, отразившиеся во всех сферах жизни, в том числе и экономической. Были разгромлены Волжская Булгария, Северо-Восточная Русь, города Приднепровья, являвшиеся постоянными торговыми партнерами Рязанской земли. Было нарушено функционирование торговых путей, по которым осуществлялись связи между различными регионами. Нашествие привело к демографической катастрофе в регионе, что также пагубно отразилось на его развитии. Таковы основные причины упадка торговых связей региона, фиксируемого по археологическому материалу во 2-й половине XIII в. Данный спад прослеживается для всех категорий импортов, чье поступление носило массовый характер. На всех графиках, построенных по материалам Старорязанского городища, во 2-й половине XIII – XIV в. наблюдается нисходящая линия, свидетельствующая о постепенном упадке города и утрате его роли ведущего торгового центра в регионе. Это отразилось и в уменьшении категорий предметов по сравнению с предшествующим периодом – 24 и уменьшении доли каждой категории (стеклянные браслеты - 18,7%, стеклянные бусы - 3,1%, стеклянные сосуды -19,1%, амфоры - 10,7%, красноглиняная не поливная посуда - 12,5%, цветной метал - 12,4%). Сокращение предметов импорта и изделий, которые изготавливались из привозного сырья, наблюдается и по материалам Ростиславля Рязанского. Это же явление прослеживается и по датированным материалам Переяславля Рязанского.

Однако, если для Старорязанского городища весь период 2-й половины XIII - XIV вв. на графиках представлен нисходящей линией, что в данном конкретном случае свидетельствуют не только о спаде торговли, но и о постепенном упадке самого города, сокращении его населения, то материалы других городов показывают иную тенденцию. Датированные материалы Переяславля Рязанского и Ростиславля Рязанского демонстрируют постепенное увеличение числа импортных предметов уже с конца XIII – начала XIV в., а пики их поступления наблюдаются во 2-й половине XIV – начале XV в. Данная закономерность прослеживается для стеклянной и глиняной поливной посуды, изделий из цветных металлов и др. В XV в. отмечается некоторое сокращение предметов.

В целом в золотоордынский период отмечается увеличение предметов импорта в данных городах по сравнению в предшествующим временем. Их доля составляет от 45% до 100% предметов различных групп. Увеличивается и число категорий в Переяславле Рязанском – 18, Ростиславле Рязанском - 15, Пронске - 12.

Среди импортных предметов этого времени подавляющее большинство составляют изделия, связанные своим происхождением с территорией Золотой Орды или поступавшие через нее - поливная керамика (доля посуды произведенной в золотоордынских городах Поволжья составляет 52,6%, Ирана, Сирии – 5,4%, Византии, Причерноморья - 34,2%, Закавказья – 2,3%, Хорезма – 1,6%, Китая – 3,9%), изделия из полудрагоценных камней, стеклянные изделия ближневосточного и золотоордынского производства (бусы – 69,2%, сосуды – 60%). Непосредственным свидетельством активных торговых связей с Золотой Ордой являются нумизматические материалы, предметы торгового инвентаря (гирьки-разновесы и рычажные костяные весы).

Преимущественная ориентация торговых связей Рязанской земли на Золотою Орду объясняется несколькими причинами. Это и политическое подчинение региона ханской администрации, а так же то, что основные торговые пути, посредством которых осуществлялась международная торговля княжества, были подконтрольны Золотой Орде – Волжский и Донской торговые пути.

Большое значение для развития торговых отношений в этот период имел Черноморско-Донской путь, связывавший Рязанскую землю с Причерноморьем и Византией. Об активном использовании Дона в рассматриваемый период в качестве торгового пути свидетельствуют и письменные источники.

Главной причиной, способствующей интенсивному использованию Дона как торгового пути, стало то, что в это время (вторая половина XIII – XV вв.) днепровский водный путь оказывается под контролем Великого Княжества Литовского, поэтому Дон является единственным связующим звеном между русскими княжествами, с одной стороны, и странами Ближнего Востока, Византией, генуэзскими и венецианскими колониями в северном Причерноморье с другой.

Согласно многочисленным письменным свидетельствам, торговый путь по Дону использовался не только исключительно рязанским купцами, он имел важное значение и для Московского княжества.

Заинтересованность московских князей и купцов в развитии южного направления торговых связей, соседство с Рязанским княжеством способствовали установлению тесных торговых связей между двумя регионами. Это нашло отражение в нумизматическом материале и письменных источниках. В работе проведен специальный анализ договорных грамот московских и рязанских великих князей конца XIV – XV в., который с учетом данных археологии и нумизматики позволяет по-новому взглянуть на торговые отношения между двумя княжествами, историю их развития. В целом можно отметить, что торговля как международная, так и региональная являлась главной составляющей экономической жизни обоих княжеств. В ее развитии были заинтересованы князья. Торговые и таможенные отношения Рязани с Москвой в этот период занимали большое место и явились одним из экономических факторов включения в начале XVI столетия Рязанского княжества в единое государство с центром в Москве.

Заключение. В работе были систематизированы и проанализированы предметы импортного происхождения, изделия, изготовленные из привозного сырья, и предметы торгового инвентаря XI – 2-й половины XV в. Всего в составленной базе данных учтено 10 995 предметов, которые разделяются на 53 категории. В работе были проанализированы нумизматические материалы представленные значительным числом монетных кладов (61). Отдельные местонахождения монет известны в 40 пунктах. Точное количество монет зафиксировано в 38 пунктах, из которых происходит 127 монет XI – середины XV в.

Применяемый в исследовании подход позволил выявить закономерности развития торговых связей региона, проследить их динамику, определить причины спадов и подъемов. В развитии торговых связей Рязанской земли выделяется три культурно-хронологических этапа, каждому из которых соответствуют определенные черты.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях:

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях

  1. Милованов С.И. История изучения торговых связей Рязанской земли / Милованов С.И. // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Вып. 10 (78). Тамбов, 2009, - С. 148 – 154.

Работы, опубликованные по теме диссертации

  1. Милованов С.И. Торговые пути на Верхнем Дону в VIII – XV вв. (история изучения) / Милованов С.И. // Истоки. Материалы межвузовской научной конференции аспирантов и студентов. Вып. III. Липецк, 2004, - С. 21 – 26.
  2. Милованов С.И. Донской торговый путь в среднем и верхнем течении в XIV – XV вв. по нумизматическим материалам / Милованов С.И. // Куликово поле и Юго-Восточная Русь в XII – XIV вв. Тула, 2005, - С. 134 – 144.
  3. Милованов С.И. Торговые связи боршевской культуры (VIII – начало XI вв.) / Милованов С.И. // Альманах молодых археологов. СПб., 2005, - С. 211 – 216.
  4. Милованов С.И. Торговые связи южных регионов Рязанской земли в эпоху средневековья / Милованов С.И. // Памятники культуры глазами студентов: археология, искусствоведение, краеведение, реставрация. Вып. II. М., 2007, - С. 131 – 141.
  5. Милованов С.И. Стеклянные изделия VIII – XIV вв. на территории Верхнего Дона / Милованов С.И. // Верхнедонской археологический сборник. Вып. 3. Липецк, 2008, - С. 237 – 249.
  6. Милованов С.И. Торговля Старой Рязани в достоличный период (XI – первая половина XII в.) / Милованов С.И. // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. Т. II. М., 2009, С. 360 – 363.
  7. Милованов С.И. Предметы импортного происхождения XI - первой половины XII в. из раскопок городища Старая Рязань / Милованов С.И. // Памятники культуры глазами студентов. Археология, искусствоведение, краеведение, реставрация. Вып. III, М., 2009, - С. 189 – 223.


 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.