WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Македонский вопрос в период балканских войн 1912-1913 гг.

На правах рукописи

Учаева Наталия Александровна

Македонский вопрос в период Балканских войн

1912-1913 гг.

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов - 2008

Работа выполнена на кафедре истории нового, новейшего времени и международных отношений Института истории и международных отношений Саратовского государственного

университета им. Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель: кандидат исторических наук,

доцент

Исаева Ольга Николаевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Айрапетов Арутюн Гургенович

кандидат исторических наук,

доцент

Украинский Вадим Николаевич

Ведущая организация - Институт Славяноведения РАН

Защита состоится 25 июня 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете по адресу: 410012, Саратов, ул. Астраханская, 83, XI корпус, 516 ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета, читальный зал №3, по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42

Автореферат разослан 23 мая 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук Л.Н. Чернова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Балканский полуостров, давно уже обретший печальную славу «порохового погреба Европы», был и остается одним из наиболее нестабильных регионов мира, очагом острых этнополитических и межконфессиональных конфликтов. Истоки сложившейся ситуации следует искать, в том числе, и в событиях начала прошлого столетия, когда одной из острейших региональных проблем являлся так называемый «македонский вопрос». Вызывая многочисленные конфликты и кризисы в регионе, именно македонский фактор, в конце концов, привел к кровопролитным Балканским войнам 1912–1913 гг., которые, в свою очередь, стали прологом к Первой мировой войне. Однако даже образование в начале 1990-х гг. независимой республики Македония не положило конец горячим спорам вокруг македонской проблемы, ведущимся политиками и учеными уже более столетия.

В связи с этим, генезис македонского вопроса, его место в балканской политике европейских государств, роль в создании Балканского союза 1912 г., различные модели решения проблемы, формирование национального самосознания, оформление национально-государственной доктрины – македонизма и борьба за ее воплощение в жизнь, наконец, история македонской трагедии 1913 г. и роль геополитических интересов в обострении региональных этнических и конфессиональных противоречий становятся сюжетами, значимыми и сегодня с общественно-политической точки зрения.

Если согласиться с тем, что суть македонской проблемы состоит в «признании или непризнании существования македонцев как народа и нации с правом на национальное самоопределение, включая и образование собственного государства…»[1], что геополитика часто провоцирует этноконфессиональные конфликты, то прошлое македонского вопроса приобретает особую, и не только теоретическую, актуальность при изучении или попытках решения аналогичных проблем современности.

С научной же точки зрения и сегодня мы можем говорить о недостаточной изученности и теоретической проработке такого сложного и неоднозначного феномена с определенными внутренними закономерностями как этноконфессиональное развитие. И сегодня даже в таком частном вопросе, как македонский, остаются не только «белые», но и «темные» пятна, когда речь идет о необходимости демифологизации проблемы, преодоления ее порой откровенной политизации, не говоря уже о необходимости простого исправления некоторых фактических ошибок, встречающихся даже в авторитетных справочных изданиях[2]. К тому же начавшееся на рубеже ХIХ – ХХ вв. «возвращение» на авансцену историописания международных отношений[3] побуждает, вооружившись современным исследовательским инструментарием, обратиться к истории македонской проблемы под новым углом зрения.

Объектом исследования в данной работе стала совокупность внутренних и внешних факторов, вызвавшая к жизни «македонский вопрос» и обусловившая решение этой проблемы в ходе Балканских войн начала ХХ в.

Предмет исследования – политика балканских стран (главным образом, Болгарии, Сербии и Греции) и европейских государств (в первую очередь, России) в отношении Македонии.

Территориальные рамки исследования охватывают историко-географическую область Македония, составляющую примерно 1/7 часть территории Балканского полуострова (677.471,2 кв. км). К началу рассматриваемого периода она входила в состав европейских владений Османской империи, а непосредственно в ходе Балканских войн 1912-1913 гг. была разделена между Болгарией (Пиринская Македония), Грецией (Эгейская Македония) и Сербией (Вардарская Македония).

Степень научной разработанности темы. Историографию проблемы можно условно разделить на отечественную, балканскую и западную.

В дореволюционной России работ, посвященных македонскому вопросу в период Балканских войн 1912-1913 гг., по понятным причинам, немного. Практически все они носят, скорее, публицистический, чем научный характер, так как авторами их стали современники событий, не имевшие возможности оценить их спокойно, беспристрастно и адекватно. В связи с тем, что интересующая нас проблематика в тот момент еще не могла стать объектом полноценного исторического исследования и изучения, представляется более целесообразным отнести данные публикации к источникам, которые помогут нам взглянуть на балканские события сквозь призму восприятия русской общественности.



В качестве исключения среди работ современников следует отметить ряд статей В.И. Ленина[4]

, посвященных событиям Балканского кризиса 1912 г. При этом необходимо указать, что сделанные Ленином оценки и выводы (о приоритете классового, политического и социально-экономического аспектов, о второстепенности национального фактора и др.) имели, прежде всего, методологическое значение, так как впоследствии легли в основу марксистских интерпретаций Балканских войн 1912-1913 годов.

Советские историки обратились к проблематике Балканского кризиса начала XX века только в конце 30-х – начале 40-х годов, когда знание исторического опыта в условиях начавшейся Второй мировой войны стало особенно актуальным с политической точки зрения. Первым заметным явлением в отечественной историографии стал совместный труд А. А. Могилевича и М. Э. Айрапетяна «На путях к мировой войне. 1914–1918 гг.»[5]. Авторы данной работы, освещая предпосылки и ход Балканских войн 1912-1913 гг. с позиций классового подхода, уделили наибольшее внимание рассмотрению политики великих европейских держав на Балканах, а также завоевательным устремлениям региональных государств по отношению к Македонии.

В 50-80-е гг. ситуация с изучением македонской проблематики в нашей стране была далеко неоднозначной. С одной стороны, именно в это время советскими исследователями была выработана концепция истории складывания и развития македонского народа. Можно предположить, что «пробуждение» интереса к данной тематике отчасти было связано с проводившейся в 1960 - начале 1980-х гг. советскими и некоторыми зарубежными этнологами и историками активной разработкой теории этноса, базовым понятием которой стала нация как определенный тип организации этноса[6]. Данная концепция, суть которой заключается в признании сравнительно позднего формирования македонского народа путем вычленения его из болгарского этноса, замедленных темпов развития его национального самосознания и национальной идентичности, была изложена в кратком, но обобщенном виде в цикле статей по македонской проблематике в энциклопедических, справочных изданиях, учебной литературе, а также в коллективном труде по истории Югославии[7]. Необходимо отметить также, что данная теория с определенными модификациями разделяется большинством российских ученых по сей день.

С другой стороны, несмотря на очевидный интерес отечественных исследователей к македонской проблематике, ее изучение в советский период являлось крайне затруднительным из-за политико-идеологических соображений. Опасения советского руководства вызвать болезненную реакцию со стороны балканских государств на фоне постоянно вспыхивавших югославско-болгарских дискуссий по македонскому вопросу привели к тому, что в Советском Союзе был наложен неофициальный запрет на проведение и публикацию исследований в данной области. Иллюстрацией к такой ситуации может служить история книги К. Л. Струковой «Общественно-политическое развитие Македонии в 50–70 гг. XIX в.»[8]. Подготовленная к изданию в конце 60-х гг. и потом долгое время лежавшая «под сукном», эта книга вышла в свет уже после смерти автора в 2004 г., став первым и пока единственным в отечественной историографии монографическим исследованием по истории Македонии.

В результате, в появившихся в этот период в советской историографии немногочисленных исследованиях по периоду Балканских войн 1912–1913 гг., македонский фактор, как правило, рассматривался поверхностно, сквозь призму какой-либо иной магистральной исследовательской проблемы или в рамках какого-либо одностороннего подхода – социально-экономического или политического. В данных работах основное внимание уделялось дипломатии великих империалистических держав по отношению к небольшим балканским государствам[9].

Негласный запрет на изучение македонской проблематики в Советском союзе сняла эпоха перестройки, ознаменовавшаяся также открытием прежде недоступных для исследователей архивных фондов. Дополнительным стимулом стало и образование в 1991 г. независимой Республики Македония. Первой публикацией, в которой составляющие македонского вопроса впервые явились предметом детального рассмотрения, стала статья А. Б. Эдемского, А. В. Карасева и С. П. Цехмистренко[10].

В 1997 г. российские ученые при сотрудничестве с македонскими коллегами выпустили в свет сборник документов «Македония. Путь к самостоятельности», освещающий основные вехи становления независимого македонского государства. Предваряющая публикацию статья В. И. Косика и А. В. Карасева «Этапы борьбы македонского народа за независимость» дает обобщенную оценку сложного пути, пройденного македонцами во имя обретения своей государственности, при этом особое внимание в ней уделяется политическим процессам, происходящим в Македонии на рубеже XIX-XX вв., а также политике, проводившейся болгарскими, греческими и сербскими властями на разделенных македонских территориях.[11].

В.И. Косик является автором и других работ по истории Македонии, в которых отчасти затрагиваются и события интересующего нас периода. Так, например, вышедшая в том же 1997 г. коллективная монография «На путях к Югославии: за и против. Очерки истории национальных идеологий южнославянских народов» содержит его небольшой, но емкий очерк, в котором справедливо отмечается, что в ходе Балканских войн 1912-1913 гг. «македонский вопрос был решен военным путем без участия македонского народа, что таило в себе зародыш будущих конфликтов и осложнений на Балканах»[12]. Составляющие македонской проблемы рассматриваются В.И. Косиком и в статье, помещенной в сборнике «Македония: проблемы истории и культуры»[13], вышедшем в 1999 г. В ней, в частности, он впервые касается вопроса о реакции самого македонского населения на оккупацию и раздел в ходе Балканских войн 1912-1913 г., пытается определить, чем было обусловлено «безмолвствование народа».

Предметом исследования в статье О. Н. Исаевой, помещенной в этом же сборнике, стала политика великих держав в Македонии в начале XX в. Особое внимание автор уделяет отношению населения Македонии и соседних балканских государств к реформам, проводимым в этой турецкой провинции европейскими государствами. Отдельным проблемам македонского вопроса посвящен и ряд других ее статей[14], основные выводы и положения которых представляются нам весьма ценными для анализа рассматриваемой проблемы.

В 2003 г. был издан сборник статей «В пороховом погребе Европы». В рамках интересующей нас проблематики здесь необходимо отметить две публикации – П. А. Искендерова и М. Л. Ямбаева, несомненным достоинством которых является богатый фактический материал. Однако необходимо отметить, что П. А. Искандеров, являясь специалистом по Албании, уделяет главное внимание албанской проблеме. М. Л. Ямбаев же рассмотрение ситуации в Македонии завершает началом Балканского кризиса 1912 г[15].

Необходимо упомянуть также статью Л. В. Шатиловой «Македонский вопрос в период Балканских войн и политика России»[16], тематика которой представляет для нас особый интерес. Однако необходимо указать, что в данной работе автор затрагивает лишь один из аспектов интересующей нас проблематики, а именно - ограничивается рассмотрением проектов российского МИДа, связанных с разрешением сербо-болгарского спора и стабилизацией ситуации на Балканском полуострове.

В балканской историографии македонская проблематика стала предметом пристального внимания региональных исследователей, которые ввели в научный оборот большой фактический материал. Однако в силу того, что македонская проблематика была и продолжает оставаться для балканских историков крайне дискуссионной темой, продолжающей давние споры о признании или непризнании македонской нации, исторические исследования здесь нередко приобретали пропагандистский характер. Так, если болгарские и греческие ученые, исходя из тезиса принадлежности большей части македонского населения, соответственно, к болгарскому и греческому народам, отрицали существование македонской нации, то представители македонской исторической науки (развивавшейся в рамках югославской до момента обретения Македонией независимости), стремились доказать обратное, «удревняя» при этом момент ее появления. По сути, эта ситуация сохранилась и по сей день.

Македонская (югославская) историческая наука, зародившаяся в 50–60-е гг. XX в. с самого начала уделяла большое внимание событиям конца XIX – начала XX вв. Этот период в македонской историографии считается наиболее важным, так как связан с национально-освободительным движением, формированием национального самосознания, оформлением национально-государственной доктрины – македонизма. Основным достижением македонской науки считается шеститомный коллективный труд «История македонского народа», в котором отражена официальная точка зрения македонских исследователей по различным аспектам национальной истории[17]. Исходным тезисом в македонской историографии является утверждение о существовании самобытной македонской нации уже к началу XX века. Генезису македонского национального самосознания посвящено большинство работ одного из наиболее известных македонских историков, академика Б. Ристовского[18].

Периоду Балканских войн 1912-1913 гг. в македонской историографии уделяется пристальное внимание. Рассматривая его как переломный момент в истории македонского народа и используя ленинские характеристики Балканских войн 1912-1913 гг., македонские историки пишут о том, что в 1912-1913 гг. были реализованы коллективные усилия соседних балканских государств по завоеванию Македонии. При этом акцент делается исключительно на «расчленении национальной целостности македонского народа»[19]. Отдельным аспектам этого периода: деятельности Внутренней Македонской революционной организации в рамках национально-освободительного движения, участию македонского населения в войне, положению его в разных частях разделенной Македонии под властью сербских, болгарских и греческих «освободителей» уделено большое внимание в работах И. Катарджиева, М. Пандевского, С. Киселиновского, С. Наумоского, Г. Тодоровского, В. Картова и др.[20]

Вышеуказанные авторы в целом отмечают, что Сербии, Болгарии и Греции, начавших вооруженный конфликт с Портой под флагом освобождения Македонии, удалось хорошо скрыть свои истинные намерения и таким образом использовать чувства порабощенного македонского населения в своих корыстных целях. Период сербского, болгарского и греческого управления на завоеванных македонских землях оценивается крайне негативно. Македонские исследователи, указывая на проводившуюся завоевателями по отношению к населению Македонии политику насилия, грабежа, террора, ассимиляции, экономической и общественно-политической эксплуатации, главной целью которой, по их мнению, была денационализация македонского народа, приходят к выводу о завоевательном характере по отношению к Македонии обеих Балканских войн 1912–1913 гг. Следует отметить, что наиболее виновной в македонской трагедии считается Болгария.

В болгарской историографии также можно отметить повышенный интерес к македонской проблеме[21]. Среди наиболее заметных работ общего характера следует выделить два монографических исследования Г. Маркова[22], одно из которых посвящено событиям войны Балканского союза с Турцией, а другое рассматривает вооруженный конфликт между союзниками.

В отличие от македонских историков, их болгарские коллеги трактуют события Балканских войн 1912–1913 гг., исходя из утверждения, что славянское население Македонии являлось болгарским по своему характеру, а македонский вопрос был и остается болгарским национальным вопросом, нерешенным на Балканах и по сей день.

Необходимо отметить, что выводы, к которым приходят вышеупомянутые авторы, в целом однозначны. Цели, преследовавшиеся Болгарией при вступлении в вооруженный конфликт с Турцией трактуются исключительно как «благородные и справедливые», а именно - освобождение остававшихся под турецким рабством болгар Македонии. Славяне, проживавшие в Македонии, в свою очередь, по общепринятой точке зрения в болгарской историографии, желали, после освобождения от турецкого гнета воссоединиться с Болгарией. Именно этим обстоятельством болгарские историки объясняют активное участие населения Македонии в войнах, и, прежде всего, в составе болгарской регулярной армии.





Оценки болгарского управления на занятых македонских территориях исключительно высоки, при этом действия сербских и греческих властей подвергаются большой критике. Вторая Балканская война оценивается как логичное продолжение Первой при коренном изменении соотношения сил, но с сохранением главной политической цели – национального объединения болгар Македонии с болгарским государством.

В доступной нам греческой историографии основной задачей исследователей был и продолжает оставаться поиск доказательств права Греции на обладание македонской территорией. Так, например, один из видных греческих историков А. Вакалопулос, развивая тезис о правомерности греческих притязаний на всю или большую часть Македонии, полагает, что они более исторически обоснованы, чем подобные притязания ее соседей[23].

М. Настазопуло-Пелекиду в работе «Македонский вопрос. Исторический обзор»[24] также преследует цель борьбы «с интенсивной пропагандой Скопье» в македонском вопросе. По мнению этого исследователя результатом Балканских войн (1912–1913 гг.) стало освобождение Македонии от турецкого контроля и «признание господства эллинизма в данном регионе путем аннексирования Грецией большей части Македонии». Подобная точка зрения разделяется и Н. Мартисом[25].

В целом же, исходя из тезиса о принадлежности большей части македонского населения к греческой нации, греческие ученые трактуют обе Балканские войны как освободительные: Первую – от турок, вторую – от болгар[26].

В западной литературе македонской проблематике уделено достаточное внимание. Однако на позициях беспристрастности порой сложно оставаться и западным исследователям.

Анализ западной историографии в целом позволил проследить тенденцию, в рамках которой, мы можем констатировать, с одной стороны, проболгарскую, промакедонскую или прогреческую позиции ряда исследователей. К примеру, точку зрения греческих историков разделяет английский исследователь Д. Дейкин[27]. Польский историк А. Гиза в монографии «Балканские государства и македонский вопрос» полагает, что население Македонии является преимущественно болгарским, подчеркивает справедливость болгарских притязаний на Македонию. Говоря о создании сербо-болгарского союза, он указывает на активную роль России в этом процессе[28]. Одна из последних монографий зарубежных авторов – работа «Македонский узел. Идентичность македонцев на примере Балканского союза (1878-1914)», автор которой, немецкий исследователь Г. Штефан, во многом встает на позиции македонской историографии[29].

С другой стороны, необходимо отметить и стремление большинства зарубежных исследователей абстрагироваться от политических пристрастий. Беспристрастно рассмотреть национальный аспект македонской проблемы как части Восточного вопроса пытается немецкий ученый турецкого происхождения Ф. Аданир[30], американский историк Д. М. Перри[31]. Последний в своей работе отмечает лидирующую роль болгарского элемента в Македонии и Адрианопольской Фракии. Однако, для этнической классификации большей части населения этих районов автор, будучи хорошо осведомленным о деликатности данной темы в межбалканских отношениях, предпочитает использовать более неопределенный и аморфный термин «македонские славяне».

Целью работы канадского историка А. Россоса[32] является изучение истории российской дипломатии на Балканском полуострове и ее взаимоотношений с балканскими государствами в период от Боснийского кризиса 1908-1909 гг. до Второй Балканской войны. В книге достаточно основательно проанализирована не только российская политика в регионе, но и непосредственные цели, преследуемые балканскими лидерами и вызванные этим конфликты и противоречия.

Немецкий историк Э. К. Хельмрайх, которому принадлежит фундаментальное исследование под названием «Дипломатия Балканских войн, 1912–1913»[33], старается не вникать в проблему выяснения этнического самосознания славян Македонии, но при этом отмечает, что вопрос о судьбе македонских территорий был основным в жизни Балканского полуострова вплоть до начала военных действий на Балканах.

События Балканских войн 1912-1913 гг. являются предметом исследования английского историка Р. Холла. Базируясь, главным образом, на болгарских источниках, автор делает главный акцент на военной составляющей[34].

Соотечественник Р. Холла Х. Полтон рассматривает период Балканского кризиса 1912–1913 гг. в своей книге «Кто такие македонцы?»[35], посвященной истории Балкан в целом, и судьбе македонских славян, в частности. При этом во главу угла автор ставит национальный аспект, полагая, что национализм вместе с политикой великих держав и балканских государств создали гремучую смесь, взорвавшуюся без всякого решения основных проблем во время Балканских войн 1912–1913 гг.

Таким образом, анализ отечественной и зарубежной историографии, проведенный в настоящей диссертационной работе, показывает необходимость дальнейших попыток проведения комплексного исследования македонской проблемы в период Балканских войн 1912-1913 гг.

Источниковую базу исследования составили различные по происхождению, видам и степени информативности и достоверности источники.

Основой источниковой составляющей диссертации стали неопубликованные архивные материалы. В Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ) были исследованы три фонда: «Политический архив» (№151), «Канцелярия Министра иностранных дел» (№133), «2-ая (газетная) экспедиция Канцелярии МИД России» (№139).

В данных фондах, которые содержат донесения, письма, депеши, докладные записки, проекты, телеграммы российских дипломатических и консульских представителей на Балканах, инструкции и ноты МИДа России, а также обзоры русской и иностранной печати за 1912 1913 гг., находятся материалы по вопросам балканской политики России. Важнейшая переписка российских послов и посланников, аккредитованных при балканских и европейских государствах, с руководством МИДа России отражает ситуацию на Балканах и позволяет выявить взгляд России на состояние и решение одного из важнейших национальных вопросов региона – македонского. Донесения русских дипломатических представителей в Константинополе, Белграде, Софии и Афинах позволяют судить об официальной позиции правительств балканских стран в македонском вопросе, о соперничестве между ними в Македонии.

Донесения русских консулов детально освещают общественно-политическое и социально-экономическое положение в Македонии в период Балканских войн, дают представление о политике Сербии, Болгарии и Греции в отвоеванных у Турции македонских землях и отношении самого македонского населения к новым властям. Консульские донесения могут считаться одним из наиболее достоверных источников, так как информацию консулы собирали на месте, вступая в непосредственный контакт с жителями. Описания консулов обладают одной важной особенностью: наблюдение ситуации вблизи и при этом взгляд со стороны.

В Российском Государственном военно-историческом архиве (РГВИА) был обработан фонд 2000 «Ставка», который содержит донесения русских военных агентов в балканских государствах. Содержащаяся в них информация позволяет судить о подготовке и ходе боевых действий в период Балканских войн, о ситуации в Македонии, об отношении населения к происходящим событиям.

В работе были использованы также и опубликованные документы. Среди отечественных публикаций необходимо отметить, прежде всего, «Сборник дипломатических документов, касающихся событий на Балканском полуострове» более известном, как русская «Оранжевая книга»[36]. Особую ценность для нас представляет второй ее раздел, посвященный переговорам между союзниками о размежевании завоеванных македонских земель и позиции России в деле урегулирования разногласий между ними. Не меньший интерес представляют «Материалы по истории русско-французских отношений»[37] и «Международные отношения в эпоху империализма»[38], которые содержат документы, отражающие позицию российского МИДа в балканской политике и, в частности, в македонском вопросе и позволяющие делать выводы о намерениях балканских государств, о ситуации в Македонии.

Среди издававшихся на Балканах сборников документов следует выделить публикации, вышедшие в Болгарии[39] и Македонии[40]. В них нашли отражение такие аспекты как, например, положение в македонских землях в конце XIX – начале XX вв., политика балканских государств в отношении Македонии, национально-освободительное движение и др.

Особое место среди опубликованных источников занимает так называемый «Доклад» комиссии фонда Карнеги[41]. Как известно, летом 1913 г. данная организация в качестве своей первой акции решила изучить и проанализировать ход военных действий на Балканах с целью подготовки беспристрастного доклада для ознакомления мировой общественности с истинными фактами двух Балканских войн. В состав комиссии вошли известные политические деятели и ученые Европы (Россию представлял П. Н. Милюков). Собранный за пять недель огромный фактический материал был опубликован летом 1914 г. В конце XX столетия, в связи с событиями очередного балканского кризиса, данный труд был переиздан на Балканах.

«Доклад» содержит богатейший материал. Приведенные членами комиссии документальные свидетельства позволяют судить о ситуации в Македонии в рассматриваемый период в целом, и в частности – о восприятии македонским населением происходящего, о его положении под управлением новых сербских, болгарских и греческих властей, о наличии и массовости таких процессов, как ассимиляция, эмиграция и т.д., о степени достоверности взаимных обвинений балканских союзников в жестокости и проявлениях «зверств» и др. К несомненным достоинствам данного источника можно отнести наличие аналитических выкладок, основанных на обширном статистическом материале и касающихся экономических, моральных и социальных последствий войн, прогнозов будущего развития Македонии.

В работе была использована также периодическая печать рассматриваемого периода различной направленности (газеты и журналы «Речь», «Вестник Европы», «Русская мысль», «Современник», «Московские ведомости», «Голос Москвы», «Русское богатство» и др.), позволяющая судить об отношении русской общественности к происходящему на Балканах в рассматриваемый период.

«Мемуарная» группа источников представлена в диссертации воспоминаниями российских и иностранных дипломатических и политических деятелей: С. Д. Сазонова[42], П. Н. Милюкова[43], А. П. Извольского[44], В. Н. Коковцова[45], М. Палеолога[46], Дж. Бьюкенена[47], И. Гешова[48] и А. Тошева[49].

В отдельную группу источников можно выделить публицистические работы современников[50]

, посвященные периоду Балканских войн 1912-1913 гг. в целом и македонской проблеме, в частности. Написанные под влиянием политической актуальности момента, данные работы содержат различные точки зрения их авторов относительно путей решения македонского вопроса и также позволяют судить о восприятии русской общественностью происходящего на Балканах.

Целью работы является проведение комплексного и системного анализа македонской проблемы начала XX в., включающее определение ее места в региональной и европейской политике, роли в создании Балканского союза и влияния на ход военных и политических событий в период Балканских войн 1912–1913 гг.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи:

- рассмотреть генезис македонской проблемы, начиная с Великого Восточного кризиса 1875-1878 гг. и до Балканских войн 1912-1913 гг., выявив узловые константы проблемы, глубинные факторы конфликтности данного региона, основные противоречия в позициях сторон.

- определить степень влияния македонского вопроса на политику региональных и европейских держав и роль македонского фактора в создании Балканского союза 1912 г.

- проследить нарастание противоречий из-за Македонии между странами-участницами Балканского союза в ходе Первой Балканской войны и проанализировать позиции великих европейских держав (прежде всего, России, как одной из наиболее заинтересованных сторон) в данном вопросе.

- рассмотреть борьбу союзников за Македонию в годы Второй Балканской войны 1913 г., определить, насколько результаты войны соответствовали целям сторон;

- проанализировать положение населения Македонии в период Балканских войн 1912-1913 гг., уточняя комплексную оценку характера и последствий Первой и Второй Балканских войн 1912-1913 гг.

В методологическом плане сформулированную проблему предлагается исследовать, с одной стороны, как один из феноменов «longe dure» (большой длительности), и, соответственно, привлечь к его рассмотрению, помимо собственно политических, экономические, социологические, географические, культурные и др. данные. С другой же стороны, необходимо использование таких конкретных исследовательских методов как сравнительно-исторический и системно-функциональный (позволяющие, проследить как причинно-следственные связи событий, связанных с вызреванием Балканского кризиса, так и общие и специфические черты положения македонского народа в разных частях Македонии и др.). Наконец, в соответствии с принципом историзма, все явления, как политического, так и культурного порядка помещены в исторический контекст. Исходя из посылки, что национальное самосознание возникает и развивается в результате взаимодействия политического, этнического, социального и духовного контекста эпохи, этнические и конфессиональные процессы в диссертации предлагается рассматривать в их неразрывной связи.

Изложение материала, структура диссертации соответствует проблемно-хронологическому подходу.

Научная новизна работы заключается в том, что диссертация представляет собой одну из первых в отечественной историографии попыток проведения комплексного исследования македонской проблемы в период Балканских войн 1912-1913 гг. Исследование данной проблемы основывается на архивных документах, еще не вводившихся в научный оборот, и ведется с учетом не только политического, но и этнонационального фактора, что позволяет раскрыть перипетии сложного процесса формирования македонской нации.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Македонский вопрос, с момента своего зарождения в последней четверти XIX в. являлся одним из основных факторов нарастания напряженности в балканском регионе. Специфические черты Македонии – ее геостратегическое положение, этноконфессиональная пестрота ее населения и «размытость» национального самосознания македонских славян, обусловили особую сложность протекания этнонациональных процессов и остроту соперничества между соседними балканскими государствами, результатом чего стало быстрое превращению македонского вопроса в ключевую региональную проблему.

2. Македонская проблема еще более обострилась к началу ХХ в., когда к ее решению были подключены не только небольшие балканские государства, но и великие европейские державы. Если балканские страны стремились к присоединению всей территории Македонии (Болгария) или ее части (Сербия и Греция), то великие державы склонялись к реформаторскому пути и к предоставлению Македонии в дальнейшем автономного статуса под контролем Европы. Обострению македонского вопроса после 1908 г. способствовала утрата им международного статуса и превращение вновь во внутреннюю неразрешенную проблему Османской империи.

3. Притязания балканских государств на македонские земли сыграли роль двоякого – объединяющего и разъединяющего начала – в отношениях между ними. С одной стороны, с целью освобождения Македонии от османского владычества Болгарией, Сербией, Грецией и Черногорией был создан Балканский союз. С другой – именно противоречия из-за раздела отвоеванной македонской территории стали главной причиной осложнения и обострения отношений между союзниками. Великие европейские державы, решив албанскую проблему в ходе Первой Балканской войны, фактически отстранились от вынесения своего решения по македонской. Балканским же государствам урегулировать данный вопрос мирным путем оказалось не под силу. Результатом стало открытое вооруженное столкновение между ними – Межсоюзническая война 1913 г. – по итогам которой территория Македонии была разделена между Сербией, Болгарией и Грецией.

4. Период Балканских войн 1912-1913 гг. стал не только попыткой насильственного разрешения македонского национального вопроса, но и настоящей трагедией для самого населения Македонии. Действия новых сербских, болгарских и греческих властей, в которых в большей или меньшей степени наблюдались проявления национального гнета, позволяют в определенной мере скорректировать общепринятую оценку характера Первой Балканской войны как исключительно освободительной и говорить о ее завоевательной стороне.

Практическая значимость. Материалы работы могут быть использованы при написании новых исследований по истории Македонии и македонского вопроса, а также в процессе преподавания курсов истории южных славян и истории международных отношений на Балканах в начале XX века.

Апробация исследования. Основные положения проведенного исследования были представлены автором в докладах на V Международной научной конференции Ставропольского межрегионального отделения Российского общества интеллектуальной истории «Факт-событие» в различных дискурсах (Пятигорск, 2005), Всероссийской научной конференции молодых историков-балканистов «Россия и Балканы: проблема исторического источника» (Москва. 2005), научной студенческо-аспирантской конференции «Новый век: история глазами молодых» (Саратов, 2005), 50-й научной конференции студентов и аспирантов, посвященной 90-летию исторического факультета СГУ «Новый век: человек. Общество. История глазами молодых» (Саратов, 2007).

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе - «Македонский вопрос в контексте региональной и европейской политики (конец XIX - начало XX веков)», посвященной генезису македонского вопроса, рассматривается момент его возникновения в ходе Восточного кризиса 1875-1878 гг., и превращение в ключевую региональную проблему, которая к началу XX в. уже затрагивала интересы не только небольших балканских государств, но и великих европейских держав.

В диссертации указывается, что Берлинский трактат 1878 г, согласно положениям которого территория Македонии возвращалась под власть Турции, сохранил важнейшие узлы конфликтов на Балканах (поскольку объединение народов по национальному признаку не было завершено) и заложил основы будущего болгаро-сербо-греческого спора за обладание Македонией. Именно тогда на Балканах проявилось противоречие, ставшее характерным для всего последующего развития региона – противоречие между самоопределением и политико-территориальным обособлением наций и сложившимися административными и государственными границами.

Обострение ситуации в Македонии в начале первого десятилетия XX в. сделало ее объектом пристального внимания великих держав. Последними обсуждались в основном два варианта решения македонского вопроса: раздел края между соседними государствами или предоставление ему автономии. Первый вариант отвергался всеми великими европейскими государствами, включая Россию. Опасаясь возникновения в регионе вооруженного конфликта, великие державы больше склонялись к идее сохранения Македонии в составе Османской империи, но при обязательном условии реформирования края. Их политика в рамках Мюрцштегской программы (1903 г.) позволяла надеяться на предоставление Македонии автономии под европейским контролем и предотвращение, таким образом, угрозы войны в регионе. Однако практические неудачи на пути реализации данной программы заставили Европу задумываться о необходимости разработки более радикального варианта (Ревельская программа 1908 г.).

Таким образом, к концу первого десятилетия XX века окончательно определились основные элементы политического решения македонской проблемы, предлагаемые великими державами: реформы, автономия, контроль со стороны европейского концерта. В целом начавшаяся интернационализация македонского вопроса снижала угрозу возникновения регионального конфликта и давала возможность оформления нового самоуправляющегося образования в рамках Османской империи.

Однако события 1908-1909 гг. (младотурецкая революция, Боснийский кризис) положили конец практической попытке великих держав в деле совместного кризисного урегулирования, своеобразному прологу небезуспешной практики современного миротворчества. Македонский вопрос из международной проблемы вновь превратился в неразрешимую внутреннюю проблему Османской империи. Это открыло дорогу для его силового решения путем кровопролитного раздела территорий между соседними странами в ходе Балканских войн 1912-1913 гг.

Во второй главе - «Роль македонского фактора в создании Балканского союза 1912 г.», хронологически охватывающей 1911-начало 1912 гг., рассматривается, прежде всего, влияние македонской проблемы на процесс сближения балканских государств и сплочения их в единый военно-политический блок, направленный против Турции.

В первом параграфе, посвященном созданию основы будущего балканского блока – сербо-болгарского пакта, анализируются предпосылки, обусловившие сближение Сербии и Болгарии, рассматривается ход долгих и мучительных переговоров между сторонами. При этом делается попытка уточнить неоднозначную дипломатическую роль России в сербо-болгарских переговорах.

В частности, в диссертации указывается, что возникновение очередной кризисной ситуации на Балканах весной 1911 г., связанной, прежде всего, с обострением албанского вопроса, вызвало активизацию балканских государств по македонской проблеме.

Инициатива в деле сближения принадлежала Сербии. Однако ее предложение Болгарии заключить союзное соглашение против Турции, основанное на разграничении македонских земель, первоначально не было поддержано болгарским руководством. В Софии еще надеялись с помощью Турции разрешить македонскую проблему исключительно в свою пользу, без каких-либо территориальных уступок другим государствам.

На изменение позиции Болгарии повлияло обострение ситуации в регионе, связанное с расширением албанского движения и появлением требований о создании автономной Албании, в границы которой входила бы и часть македонских территорий.

Окончательно же планы болгарского руководства поменяла итало-турецкая война, начавшаяся осенью 1911 г. Воспринятая как начало раздела османского наследства, она способствовала снижению напряженности в отношениях между балканскими государствами и началу переговорного процесса между ними с целью создания военно-политического блока против Османской империи. Потребность в союзниках и опасение упустить благоприятный момент заставили болгарское правительство отойти от прежней позиции о неделимости Македонии и обратиться к Белграду с инициативой о заключении союзного договора.

Как предварительный обмен мнениями между сторонами, так и начавшиеся сербо-болгарские переговоры о союзе выявили наличие спорных моментов, касавшихся разгранчиения македонских территорий. Македонский вопрос стал настоящим камнем преткновения на пути к соглашению. Обсуждение вопроса о будущем разделе велось фактически около полугода, при этом переговоры не раз затягивались, создавалась угроза их срыва.

Неоднократные попытки урегулирования ситуации предпринимали российские дипломатические представители, участвовавшие в переговорах. При этом, несмотря на большую заинтересованность России в деле заключения балканского блока в целом, руководящим принципом для ее представителей являлся принцип невмешательства в детали разграничения.

29 февраля (13 марта) 1912 г. был подписан сербо-болгарский договор о дружбе и союзе, сыгравший огромную роль в истории региона. Впервые за всю историю два наиболее крупных и сильных государства Балканского полуострова, прежде постоянно соперничавших между собой за лидерство в регионе, стали союзниками и обязались гарантировать друг другу целостность и независимость своих территорий. В секретном приложении оговаривалось наличие так называемой «спорной зоны» в Македонии, решение судьбы которой подлежало арбитражу русского императора. Фактически наличие этой зоны стало ядром будущих противоречий между союзниками.

Второй параграф главы посвящен завершению формирования балканской лиги и подготовки ее участников к войне против Турции.

Если заключение сербо-болгарского союза явилось первым шагом в деле создания блока балканских государств, то вторым стало подписание договорных соглашений между Болгарией и Грецией.

Итало-турецкая война 1911 г. кардинальным образом повлияла на планы Болгарии и заставила ее всерьез задуматься о поиске союзников в войне против Турции. Поэтому предложение Греции о заключении союзного соглашения осенью 1911 г. встретило благоприятный прием.

Необходимо отметить, что с самого начала болгаро-греческих переговоров возникли противоречия из-за вопросов, связанных с разграничением македонской территории, главным образом, из-за Салоник (важнейшего порта Эгейского моря). Осознавая, что вопрос о разграничении препятствует подписанию самого пакта, стороны решили оставить проблему открытой. При этом, как греки, так и болгары надеялись решить ее в свою пользу в ходе войны. 16 мая 1912 г. болгаро-греческий союзный договор был подписан. Вопрос о будущей судьбе македонских земель оказался в нем обойден стороной.

В диссертации отмечается, что вопрос о будущей судьбе македонских территорий, сыграв роль сближающего фактора, стал в то же время и главным препятствием на пути к соглашению. Невозможность преодолеть старые распри из-за Македонии, скрытые амбиции сторон и нежелание идти на компромисс, привели к тому, что окончательные договоренности о разделе не были достигнуты ни в сербо-болгарском, ни в греко-болгарском договорах. Впоследствии именно это привело к возникновению конфликтных ситуаций между союзниками во время Первой Балканской войны, которые быстро переросли в открытое вооруженное противостояние и начало Второй – Межсоюзнической войны.

Слабость Османской империи, в полной мере обнаружившаяся в итало-турецкой войне, делала ситуацию очень удачной для выступления. С лета 1912 г., в условиях все более обострявшегося положения в Османской империи, балканские государства начали подготовку к войне в Турцией. Окончательно Балканский союз оформился в сентябре 1912 г., когда было подписано болгаро-черногорское соглашение.

Несмотря на участие России в деле создания блока балканских государств, в тот момент она не была заинтересована в военном конфликте в регионе. Однако попытки умиротворения балканских государств с целью не допустить обострения ситуации и возникновения войны не только регионального масштаба, потерпели неудачу

Официальным поводом к вооруженному столкновению стало продолжение репрессий со стороны турецкого правительства в Македонии и отказ Порты провести кардинальные преобразования, предложенные членами Балканского блока. Война Балканского союза против Турции, вошедшая в историю как Первая Балканская, началась 5(18) октября 1912 г., когда в военные действия, вслед за Черногорией, вступили Болгария, Сербия и Греция

В третьей главе «Первая Балканская война 1912 г.» рассматривается ход военных действий участников Балканского блока против Османской империи, деятельная помощь союзническим войскам со стороны македонского населения, а также делается попытка определить причины возникновения противоречий между союзниками и проследить процесс нарастания между ними напряженности.

В первом параграфе посвященном освобождению территории Македонии от османского владычества, отмечается, что обстановка на Балканском полуострове осенью 1912 г. обусловила наличие двух основных стратегических направлений: юго-восточное (Фракия) и юго-западное (Македония). Во Фракии были сконцентрированы основные силы турецкой армии, которым противостояли болгарские части. Македонский фронт, согласно договоренностям между Генеральными штабами союзников, изначально имел второстепенное значение. Однако, несмотря на это, события развивались здесь не менее стремительно.

Согласно утвержденным планам, в Македонии действовали сербские, греческие и небольшая часть болгарских армий. При этом основная тяжесть сражений на Македонском фронте выпала на долю сербов, одержавших в итоге ряд крупных побед над турецкими войсками. Первой и одной из наиболее значимых стала битва при Куманово (10-11 (23-24) октября 1912 г.), деморализовавшая и расстроившая турецкие части, что способствовало позже взятию без боя г. Скопье (Ускюба).

Лозунги балканских стран об освобождении «братьев-славян» от османского ига были в полной мере поддержаны населением Македонии, большая часть которого оказывала помощь союзникам, вступая в ряды их действующих армий, партизанских формирований и т.д.

Военные действия на Македонском фронте, где союзническим армиям противостояли ограниченные по численности и плохо вооруженные турецкие войска, завершились гораздо раньше, чем во Фракии, практически уже к концу первого месяца с начала войны. В ходе освобождения Македонии от турецкой власти союзники оккупировали различные части ее территории.

Однако не успела мировая общественность прийти в себя от неожиданно быстрых и блестящих побед молодых балканских государств над их вековым противником, как между вчерашними победителями обострились давние споры из-за Македонии. То обстоятельство, что границы занятых Сербией, Болгарией и Грецией македонских земель зачастую не совпадали с довоенными притязаниями балканских государств, стало основой для возникновения конфликтных ситуаций между союзниками, в первую очередь, между болгарами и греками. Началом распри между последними стал Салоникский инцидент, возникший из-за того, что греческим войскам удалось занять город буквально на несколько часов раньше болгар.

Второй параграф главы посвящен дипломатической борьбе за Македонию в период с конца декабря 1912 г. до конца мая 1913 г.

Обострение соперничества и противоречий из-за македонской территории особенно ярко проявилось в апреле 1913 г. в ходе второго раунда Лондонских мирных переговоров (в январе 1913 г. переговорный процесс на время прерывался из-за государственного переворота в Турции). При этом на первый план выдвинулись сербо-болгарские споры относительно раздела Македонии.

Появление, согласно решению великих держав, албанского государства, фактического отрезавшего Сербию от Адриатики, привело к увеличению сербских требований в Македонии. Сербия, сумевшая в ходе боевых действий занять значительно большую часть македонской территории, чем предполагала до войны, обратилась к Болгарии с просьбой о пересмотре положений союзного договора 1912 г., касающихся послевоенного разграничения этой области. Речь шла о предоставлении Сербии более крупных территориальных приращений в Македонии на праве фактического завоевания территорий. Данное требование сербское правительство обосновывало тем, что из-за образования автономной Албании Сербия потеряла надежду на получение столь необходимого для нее выхода к Адриатическому морю, и поэтому должна получить компенсацию Кроме того, сербы напоминали болгарам о своем вкладе в войну: в ходе боевых действий они сделали для победы над Турцией гораздо больше, чем были обязаны по договору. Болгария же не собиралась идти на уступки.

Недовольство проявляла и Греция, у которой с Болгарией возникли трения по поводу принадлежности Салоник. Все это обостряло до предела и без того осложнившиеся взаимоотношения между союзниками.

Переговоры в Лондоне завершились подписанием 30 мая 1913 г. мирного договора, положившего конец войне балканских государств с Турцией. Согласно его положениям, решение македонской проблемы передавалось на усмотрение участников Балканского союза. Фактически Македония поступала в распоряжение победителей для дальнейшего раздела между ними.

Четвертая глава «Македонская трагедия 1913 г.» - также делится на две части. Первый параграф посвящен событиям Второй Балканской войны.

В диссертации отмечается, что подписанный в Лондоне мирный договор, по сути, стал промежуточным звеном на пути к новому вооруженному столкновению. Одержав победу в войне против Турции, балканские государства оказались не способны согласовать собственные противоречия в вопросах разграничения своей главной добычи - Македонии. Со всей очевидностью назревала новая война, но теперь уже между Болгарией и ее бывшими союзниками – Сербией и Грецией.

Белград и Афины, намеревавшиеся отстоять свои притязания на македонскую территорию, уже на следующий день после подписания Лондонского перемирия объединились в тайный союз против Болгарии. Положения нового союзного пакта предусматривали совместное ведение военных действий против Болгарии в случае нападения или существования угрозы нападения с ее стороны, а также последующий раздел Македонии между Грецией и Сербией. Новым союзникам удалось привлечь на свою сторону и Черногорию.

Растущее напряжение в отношениях между вчерашними союзниками не могли не вызвать серьезных опасений России, возлагавшей на славянский блок особые надежды в деле отражения австро-германской экспансии. Попытки России предотвратить новую войну вылились в ряд конкретных мер. В частности, Россия, пытаясь предотвратить вооруженное столкновение, поднимала вопрос о необходимости частичной демобилизации войск бывших союзников. В июне 1913 г. из Петербурга поступило предложение созвать конференцию премьеров-министров стран Балканского союза (Сербии, Черногории, Болгарии и Греции) и при российском посредничестве (предусмотренном сербо-болгарским союзным договором 1912 г.) найти выход из сложившегося положения, способный устроить все заинтересованные стороны. Примерно в это же время император Николай II обратился к правителям Сербии и Болгарии с личным посланием, в котором предупреждал, что в случае начала братоубийственной войны Россия сохранит за собой полную свободу действий, независимо от исхода конфликта. Однако миротворческие усилия России не встретили понимания в балканских правительствах. Напряжение между бывшими союзниками продолжало увеличиваться. Избежать нового вооруженного конфликта не удалось.

30 июня 1913 г. Болгария, опередив своих бывших союзников, напала на них. Началась вторая, теперь уже Межсоюзническая война. Балканский блок, на который России возлагала особые надежды, перестал существовать.

Буквально в течение месяца болгарские войска потерпели поражение и уже 28 июля/10 августа 1913 г. в Бухаресте состоялось подписание мирного договора, завершившего Балканские войны 1912-1913 гг. и окончательно закрепившего раздел македонской территории на три части. Согласно данному акту, Болгария, как побежденная сторона, потеряла значительную часть завоеванной территории. Вся Македония, за исключением Пиринского края (сохранившегося за Болгарией), переходила в руки победителей – Сербии и Греции. При этом, Сербии отошла Вардарская Македония, а Греция получила Эгейскую Македонию с портами Салоники и Кавала.

Во втором параграфе главы предпринята попытка рассмотреть положение в Македонии в ходе Балканских войн, а также выявить последствия войн для македонского населения и развития края в целом.

Отмечается, что первоначальная реакция населения Македонии на установление новых болгарских, сербских, греческих властей в целом была более, чем положительной. Казалось, с ликвидацией османского владычества на территории Македонии национальный гнет должен был навсегда кануть в прошлое. Однако дальнейшее развитие событий заставило всерьез задуматься об иллюзорности подобных настроений

Первым тревожным сигналом стала ситуация с македонскими мусульманами (турками и албанцами), пострадавшими от мстивших за многовековое угнетение победителей. Однако вскоре, по мере нарастания напряженности в отношениях между союзниками, вызванной сложностью и спорностью вопросов разграничения, различные проявления насилия со стороны новых властей коснулись и славянского, христианского населения Македонии. Сербы, греки, болгары, стремясь закрепить за собой завоеванные территории, доказав принадлежность македонских славян к своей национальности, зачастую проводили на оккупированных землях политику денационализации. Многочисленные факты насильственных переселений, политики ассимиляции и террора позже полностью подтвердила в своем докладе о положении Македонии в период Балканских войн 1912-1913 гг. международная комиссия фонда Карнеги.

Это обстоятельство, подтвержденное рядом фактических материалов, позволяет определенным образом скорректировать общепринятую оценку Первой Балканской войны, как исключительно освободительной по своему характеру. Диссертационный материал позволяет утверждать, что освободительной для македонского населения эту войну можно считать лишь с точки зрения окончательной ликвидации в Македонии турецкого владычества. Однако действия союзников, установивших на завоеванных македонских землях фактически оккупационные режимы, позволяют при определении характера Первой Балканской говорить и о ее завоевательной стороне.

В работе делается вывод, что Вторая Балканская война, во время которой территория Македония вновь стала полем битвы – но теперь уже между бывшими союзниками, стала настоящей трагедией для населения Македонии, принесшей вместе с насильственным решением национального вопроса такие явления, как национальный гнет, этнические чистки и другие преступления против мирного гражданского населения.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы

В первом десятилетии XX в. обсуждалось в основном два варианта решения македонского вопроса: раздел края между соседними государствами или предоставления ему автономии. Первый вариант неизбежно вел к войне в регионе и отвергался всеми великими державами, включая Россию. Их политика в рамках Мюрцштегской программы и политика Ревельской программы позволяли надеяться на предоставлении Македонии автономии под европейским контролем и предотвращение, таким образом, балканской войны. Однако после младотурецкой революции 1908 г. македонская проблема, изъятая из рук европейской дипломатии, была загнана внутрь, что делало войну в регионе неизбежной.

Первая региональная война, начавшаяся осенью 1912 г. и закончившаяся весной 1913 г., завершила целую серию освободительных войн балканских народов против османских поработителей, реализовав тем самым историческую цель: «Балканы – балканским народам». Однако даже блестящие победы над Турцией не помогли сохранить единство блока молодых балканских государств. Едва расправившись с вековым противником, вчерашние победители вступили между собой в короткую, но жестокую схватку из-за дележа османского наследства, наиболее ценной частью которого являлась Македония.

Вторая Балканская, или Межсоюзническая война, целиком и полностью укладываясь в схему империалистических по своему характеру войн, открыла новую страницу в истории региона, связанную с ростом агрессивного национализма, насильственным решением национального вопроса. Именно тогда на Балканах произошел взрыв национальных настроений, начались преступления против гражданского населения, в массовом порядке распространились явления, которые позже получили название «этнических чисток». Как пишет У. Альтерматт, именно история Балкан породила переселение и изгнание народов, целью которых было установление государственных границ по этнонациональным принципам. Константой европейской истории стало решение – мнимое – вопроса национальности путем переселения, чисток и дележей. Этот принцип в XX в. принес Европе ужасные беды. И в начале этой варварской главы европейской истории стоит Македония[51].

Балканские войны 1912-1913 г., став жестоким финалом многолетних сербо-болгаро-греческих столкновений из-за Македонии, показали одну из попыток разрешения национальных проблем путем насильственного, кровопролитного раздела территорий. Можно констатировать, что македонская проблема, пройдя ряд этапов в своем развитии, в ходе Балканских войн 1912-1913 гг. так и не получила своего действительного разрешения.

Македонский вопрос - этот гордиев узел Балкан – был разрублен посредством раздела территории Македонии на три части между Грецией, Сербией и Болгарией. Последние, стремясь к максимальному удовлетворению собственных амбиций, не задумывались о последствиях принимаемых решений. Установленные на Балканах соотношение сил и конфигурация границ в рамках бухарестской модели не учитывали крайнюю сложность этноконфессиональной ситуации. В результате новые межевые линии между балканскими государствами прошли по живому телу наций, в том числе и самой молодой – македонской. Принудительные переселения, ассимиляция и террор на новых территориях стали для македонцев наиболее драматическими событиями XX в., затруднившими завершение формирования самобытной македонской нации.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Учаева Н.А. Македонский вопрос в зеркале либеральной прессы России (1912-1913 гг.) / Н. А. Учаева // Известия Самарского научного центра Российской Академии наук. Тематический выпуск/ Гл. ред. Шорин В.П. - Самара, Самарский научный центр Российской Академии наук президиум СНЦ РАН, 2007. - Т. 9. - №2 (20). - С. 495-502 (издание, рекомендованное ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации)

2. Коновалова  (Учаева) Н.А Обсуждение македонской проблемы в России в период Балканских войн 1912-1913 гг. / Н. А. Коновалова // Ставропольский альманах российского общества интеллектуальной истории. - Ставрополь, 2005. - Вып. 7.С. 204-207

3. Коновалова (Учаева) Н.А. Македонский вопрос в период Балканских войн 1912-1913 гг. / Н. А. Коновалова // Новый век: история глазами молодых: Сб. науч. тр. аспирантов и студентов. - Саратов, 2006. - С. 46-56

4. Учаева Н. Македония в период Балканских войн 1912-1913 годов глазами российских представителей / Н. Учаева // Россия и Македония: от прошлого к будущему. К 100-летию журнала «Вардар» (1905). – М.: Институт славяноведения РАН, 2008. С. 90-100.


[1] Романенко, С. Югославия, Россия и «славянская идея». Вторая половина XIX – начало XX века / С. Романенко. - М., 2001. С. 488

[2] Например, в авторитетном справочном издании, выпушенном в 2006 г. МГИМО(у) МИД РФ указывается, что «в 1912 г. Македония получила независимость и вошла в состав Сербии».- См.: Страны и регионы мира. - М., 2006. - С. 166

[3] Подробнее об этой тенденции см.: Montero, M. L’Histoire / М. Montero. - Paris, 2001. Р. 37-38.

[4] Ленин В. И. Балканская война и буржуазный шовинизм / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. - Изд. 5. - М., 1973.- Т. 23. - С. 38; Он же. Ко всем гражданам России / В. И. Ленин //. - Полн. собр. соч. - Изд. 5. - Т. 23. С. 135; Он же. Новая глава всемирной истории / В. И. Ленин //. - Полн. собр. соч. - Изд. 5. - Т. 23. - С. 155–156; Он же. Социальное значение сербско-болгарских побед / В. И. Ленин /. - Полн. собр. соч. - Изд. 5. - Т. 23. - С. 186–187.

[5] Могилевич, А. А. На путях к мировой войне. 1914–1918 / А. А. Могилевич, М. Э. Айрапетян. - М., 1940.

[6] См.: Бромлей, Ю. В. Этнос и этнография / Ю. В. Бромлей. - М., 1973; Семенов Ю.Н. Социально-исторические организмы, этносы, нации / Ю. Н. Семенов // Этнографическое обозрение. - 1996. - № 3.

[7] Большая Советская Энциклопедия: В 24 т. 3-е изд. - М., 1974. - Т. 15; История Югославии: В 2 т. - М., 1963. - Т. 1-2.

[8] Струкова, К. Л. Общественно-политическое развитие Македонии в 50–70-е гг. XIX века / К. Л. Струкова. - М., 2004.

[9] Жебокрицкий. В. А. Болгария накануне Балканских войн 1912-1913 г. / В. А. Жебокрицкий. - Киев, 1960; Он же. Болгария во время Балканских войн 1912–1913 гг. - Киев, 1961; Мартиненко, А. К. Болгарія в Балканському союзі 1912 р. / А. К. Мартиненко // Историчні зв’язки слов’янських народів. - К., 1956; История дипломатии. Т.II. - М., 1963; Писарев Ю. А. Великие державы и Балканы накануне Первой мировой войны / Ю. А. Писарев. - М., 1985.

[10] Эдемский, А. Б. К истории македонского вопроса / А. Б. Эдемский, А. В. Карасев, С. П. Цехмистренко // Советское славяноведение. - 1993. - №3.

[11] Карасев А. В. Этапы борьбы македонского народа за независимость / А. В. Карасев, В. И. Косик// Македония. Путь к самостоятельности. Документы. - М., 1997. - С. 10-23

[12] Косик В. И. Македония – споры, соглашения, войны / В. И. Косик // На путях к Югославии: за и против. Очерки истории национальных идеологий югославянских народов конец 18 – начало 20 в. - М., 1997 и др.

[13] Македония: проблемы истории и культуры. - М., 1999.

[14] Исаева О. Н. Исторические перипетии формирования македонской нации / О. Н. Исаева // Новая и новейшая история. Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2002. - Вып. 20. - С. 160-176; Она же. Некоторые проблемы македонистики / О. Н. Исаева // Славяноведение. - 2004. - № 5. - С. 66-76

[15] В «пороховом погребе Европы». 1878–1914. - М., 2003

[16] Шатилова Л. В. Македонский вопрос в период Балканских войн и политика России / Л. В. Шатилова // Балканские исследования. – М.,1992. - Вып. 15. - С.188-200.

[17] Историjа на македонскиот народ. Т. IV. Македонија меѓу Балканските и Втората светска војна (1912–1941). - Скопје, 2000; Т. III. Македонија во деветнаесеттиот век до Балканските војни (1912–1913). - Скопjе, 2003.

[18] Ристовски, Б. Македонскиот народ и македонската национална свест / Б. Ристовски. - Скопjе, 1968; Он же. Историjа на македонската нациjа / Б. Ристовски. - Скопjе, 1999. Он же. Столетиjа на македонската свест / Б. Ристовски. - Скопjе, 2001; Он же. Димитрија Чуповски и македонската национална свест / Б. Ристовски. - Скопје, 1996.

[19] Абаџиев, Ґ. Балканските воjни и Македониjа / Ґ. Абаџиев. - Скопjе, 1958; Донев, J. Големите сили и Македониjа за време на Првата Балканска воjна / Ј. Донев. - Скопjе, 1988; Стоjанов, П. Македониjа во политиката на Големите сили во времето на Балканските воjни 1912–1913 / П. Стојанов. - Скопjе, 1979.

[20] Картов, В. За карактерот на Балканските војни во однос на Македонија / В. Картов // Македонија во војните 1912–1918. Прилози од научниот собир одржан во МАНУ на 16 и 17 ноември 1988 година. - Скопје, 1991. - С. 77-86; Киселиновски, С. Грчката колонизација во Егејска Македонија (1913–1940) / С. Киселиновски. - Скопје, 1981; Наумоски, С. Весникот «Радничке новине» за положбата во Македонија по Балканските војни до почетокот на Првата светска војна (1912–1914) / С. Наумоски // Македонија во војните 1912–1918. Прилози од научниот собир одржан во МАНУ на 16 и 17 ноември 1988 година. - Скопје, 1991. - С. 185-195; Стоjанов, П. Троjната поделба на Македониjа / П. Стојанов. - Скопjе, 1968; Тодоровски, Г. Македониjа по распарчувањето 1912/13–1915. Општествено-политички, економски и просветни прилики во Вардарскиот дел на Македониjа / Г. Тодоровски. - Скопjе, 1995; Катарџиев, И. Балканските воjни во светлината на односите помеґу македонското национално-револуционерно движење и политиката на соседните држави спрема Македониjа / И. Катарджиев // Македонија во војните 1912–1918. Прилози од научниот собир одржан во МАНУ на 16 и 17 ноември 1988 година. - Скопје, 1991. - С. 57-76; Он же. Создание и деятельность ВМРО / Из прошлости македонского народа / И. Катарджиев. - Скопjе, 1970; Пандевски, М. Македонското ослободително движење меґу 1903 и 1918 година: развоjни фази, внатрешни дифференциации, политички групации, поjавни облици / М. Пандевски // Македонија во војните 1912–1918. Прилози од научниот собир одржан во МАНУ на 16 и 17 ноември 1988 година. - Скопје, 1991. - С. 28-37; Пандевски, М. Македониjа на Балканот. XIV–XX. Историски координати. - Скопjе, 1990.

[21] Генов, Г. С. Българското военно губернаторство в Македония (ноември 1912 – юни 1913 г.) / Г. Генов // Исторически преглед. – 1985. - №7. - С. 38-46; Гоцев, С. Борби на Българското население в Македония срещу чуждите аспирации и пропаганда 1878-1945 / С. Гоцев. - София, 1991; Илчев, И. Карнегиевата анкета през 1913 г. Обстановка, извършване и международен отзвук / И. Илчев // Исторически преглед. – 1989. - №10. - С. 15-28; Йонов, М. Освобождението и съдбата на българите в Македония през Балканските войни / М. Йонов // Изследования по македонския въпрос. Книга първа. - София, 1993. - С. 422-460; Гоцев, Д., Македония. История и политическа съдба / Д. Гоцев, С. Германов, И. Илчев, Т. Митев. - Т. II. - София, 1998.

[22] Марков, Г. България в Балканския съюз срещу Османската империя 1912-1913 / Г. Марков. - София, 1989; Он же. Българското крушение 1913 / Г. Марков. - София, 1991; Михов, М. Политика в историята. Новата българска история и македонската историография 1944-2005 г. / М. Михов. - Велико Търново, 2006.

[23] Vacalopoulos A. Histoire de la Grce moderne / А. Vacalopoulos. - P., 1975.

[24] Nystazopoulou – Pelekidou M. The ‘Macedonian Question’ / M. Nystazopoulou – Pelekidou // Historical Review. Ionian University, Corfu, 1988 / [Электронный ресурс] http://www.hri.org/docs/macque/ (ссылка была доступна на 27.09.2007 г.).

[25] Мартиc, Н. К. Фальсификация истории Македонии / Н. К. Мартис. - Афины, 1992.

[26] Macedonia. History. V. I. - Athens, 1994.

[27] Dakin, D. The unification of Greece, 1770-1923 / D. Dakin. - London, 1972.

[28] Гиза, А. Балканските държави и македонският въпрос / А. Гиза. - София, 2001.

[29] Штепан, Х.-Л. Македонскиот jазол. Идентитетот на Македонците прикажан на примерот на Балканскиот соjуз (1878–1914) / Х.-Л. Штепан. - Скопjе, 2004

[30] Adanir, V. Die makedonische Frage. Ihre Entstehung und Entwicklung bis 1908 / V. Adanir. - Wiesbaden, 1979.

[31] Perry, D. M. The politics of terror. The macedomian liberation movements 1893-1903 / D. M. Perry. - Duke University Press. Durham and London, 1989.

[32] Rossos, A. Russia and the Balkans: Inter-Balkan Rivalries and Russian Foreign Policy 1908-1914 / А. Rossos. - Toronto, 1981.

[33] Helmreich, E. K. The Diplomacy of the Balkan Wars 1912-1913 / E. K. Helmreich. - Cambridge, 1938.

[34] Hall, R. C. The Balkan Wars, 1912-1913: Prelude to the First World War / R. C. Hall. - London, 2000.

[35] Poulton, H. Who are the Macedonians? / H. Poulton. - London, 1995.

[36] Сборник дипломатических документов, касающихся событий на Балканском полуострове. Август 1912-июль 1913. - СПб., 1914.

[37] Материалы по истории франко-русских отношений за 1910–1914 гг. Сборник секретных дипломатических документов бывшего императорского российского министерства иностранных дел. - М., 1922 г.

[38] Международные отношения в эпоху империализма. Документы из архивов царского и временного правительства 1878–1917 гг. Серия вторая (1900–1913 гг.): Т. XVIII. Ч. I. (14 мая 1911 г. – 13 сентября 1911 г.). - М.-Л., 1938. Т. XVIII. Ч. II. (14 сентября 1911 г. – 13 ноября 1911 г.). - М.-Л., 1939. Т. XIX. Ч. I. (14 ноября 1911 г. – 13 января 1912 г.). - М.-Л., 1938. Т. XIX. Ч. II. (14 января 1912 г. – 13 мая 1912 г.). - М.-Л., 1939. Т. XX. Ч. I. (14 мая – 13 августа 1912 г.). - М.-Л., 1939. Т. XX. Ч. II. (14 августа – 17 октября 1912 г.). - МЛ., 1940.

[39] Македония. Сборник от документи и материали. София, 1978.

[40] Документы о борьбе македонского народа за самостоятельность и национальное государство. Т. I. От поселения славян в Македонии до конца Первой мировой войны. - Скопjе, 1985; Австриски документи за реформската акциjа на европските големи сили во Македониjа. 1903–1909. - Скопjе, 2002; Британските конзули во Македониjа. 1797–1915. Документи. - Скопjе, 2002; Руски документи за Македониjа и македонското прашање (1859–1918). - Скопjе, 2004.

[41] Поранешките Балкански воjни (1912-1913). Извештаj на Карнегиевата балканска комисиjа. - Скопjе, 2000.

[42] Сазонов, С. Д. Воспоминания / С. Д. Сазонов. - М., 1991.

[43] Милюков, П. Н. Воспоминания / П. Н. Милюков. - М., 1991.

[44] Извольский, А. П. Воспоминания / А. П. Извольский. - М., 2003.

[45] Коковцов, В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911–1919 / В. Н. Коковцов. - М., 1991.

[46] Палеолог, М. Царская Россия во время мировой войны / М. Палеолог. - М., 1991.

[47] Бьюкенен, Дж. Мемуары дипломата / Дж. Бьюкенен. - М., 1991.

[48] Гешов, И. Е. Балканский союз: Воспоминания и документы / И. Е. Гешов. - Пг., 1915.

[49] Тошев, А. Балканските войни / А. Тошев. – София, 1929. - Т. I-II.

[50] Амфитеатров, А. Славянское горе / А. Амфитеатров. - М., 1912; Водовозов, В. В. На Балканах / В. В. Водовозов. - Пг., 1917; Державин, Н. Болгаро-сербские взаимоотношения и македонский вопрос / Н. Державин. – СПб,  1914; Дрейер, В. Разгром Болгарии. Вторая Балканская война 1913 г. / В. Дрейер. - СПб., 1914; Семенов. Предательство Болгарии / Семенов. - Пг., 1915; Табурно, И. П. Вопрос о распределении завоеванной у Турции территории между Болгарией и Сербией / И. П. Табурно. - СПб., 1913; Якушкин, В. Балканские войны и их результаты /В. Якушкин. - М., 1917; Троцкий, Л. Д. Перед историческим рубежом. Балканы и Балканская война / Л. Д. Троцкий [Электронный ресурс]. http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotm083.htm. (ссылка была доступна на 27.09.2007 г.).

[51] Альтерматт, У. Этнонационализм в Европе / У. Альтерматт. - М., 2000. - С. 93



 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.