WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Институционализация информационного пространства современной российской экономики

На правах рукописи




Шакиров РУСЛАН Робертович

Институционализация информационного пространства современной российской экономики

Специальность: 08.00.01 Экономическая теория






АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук






Казань - 2011

Работа выполнена на кафедре экономической теории ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университете им.А.Н.Туполева»

Научный консультант доктор экономических наук, профессор

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор



доктор экономических наук, профессор


доктор экономических наук, профессор

Ведущая организация:



Защита состоится ___________ 2011 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.079.08 при ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева» по адресу: 420111, г.Казань, ул. К.Маркса, 10, аудитория 310.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева».

Сведения о защите и автореферат диссертации размещены на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ vak.ed.gov.ru, а также на официальном сайте ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им. А.Н.Туполева» www.kai.ru.

Автореферат разослан __________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат экономических наук, доцент Ш.И.Еникеев

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Становление информационного общества сопровождается фундаментальной трансформацией всех форм деятельности, изменением содержания факторов производства, что, в свою очередь, обусловливает переход к качественно новым критериям поступательной макроэкономической динамики. Формированию информационной экономики предшествовали массовое внедрение информационных технологий и стандартизированных систем, интеллектуализация информационных технологий и создание на этой основе интеллектуальных информационных систем, переход к преобладающему производству информации и знаний, придание подавляющему большинству транзакций электронной формы. Все это приобрело особое значение на посткризисной стадии экономического цикла, предполагающей необходимость поиска и активизации качественно новых «точек роста».

Быстрое инкорпорирование знаний и использование их в наиболее доходных сегментах рынка в условиях информационного общества обеспечивается на основе использования сетевых форм организации экономики, базирующихся на современных коммуникациях и IT-технологиях. В настоящее время сетевые формы реализуются на микро-, мезо-, макро- и мегаэкономических уровнях и характеризуются ростом влияния на все виды экономической деятельности, потребительские предпочтения и содержание мер государственного регулирования. Это находит отражение в росте мировых объемов розничной и оптовой электронной торговли, оцениваемых в 2010 г. соответственно в 1,3 трлн. долл. и 3-6 трлн. долл. с ежегодными темпами роста в 30-50%. В Российской Федерации объем Интернет-торговли превысил в 2009 г. 1 млрд. долл., при этом темпы роста составляют 40-50% в год[1]. Существенным фактором развития и эффективного использования производственных возможностей отечественных предприятий является активизация деятельности интегрированных бизнес-структур, что обусловливает появление синергетического эффекта, который выражается в повышении показателей функционирования отдельных участников, региональной и национальной экономических систем. Кардинально изменились условия конкуренции и появились новые механизмы ее реализации, предполагающие использование виртуальных торговых площадок, аукционов, бирж. Превращение информации в самостоятельный фактор производства, активное внедрение информационных технологий приобретает ключевое значение для формирования эффективного спроса, стимулирования межстранового перелива капитала, активного взаимодействия финансового и реального секторов экономики. В то же время высокая мобильность идей и технологий в сетевой экономике предопределяет активизацию новой функции государства, которая заключается в защите результатов интеллектуальной деятельности своих резидентов, в развитии отраслей социальной сферы, обеспечивающих накопление человеческого капитала. Таким образом, развитие информационного пространства экономики приводит к эволюции современных экономических систем, появлению новых источников получения доходов, что требует формирования и развития адекватных институтов, обеспечивающих их результативное использование в интересах государства и его граждан. Эффективность функционирования информационного пространства современной экономики предполагает необходимость разумного сочетания традиционных и качественно новых институтов, использования наряду с рыночными механизмами мер государственного регулирования отношений, возникающих в процессе взаимодействия социума, бизнеса и государства.



Следует признать, что формирующаяся в современной российской экономике институциональная среда информационного общества не учитывает в полной мере интересы экономических агентов, что находит отражение в их слабой ориентированности на инновационное развитие реального сектора, в направленности на максимизацию прибыли в краткосрочном периоде при отсутствии долгосрочных инвестиций. Это во многом объясняется недостаточным вниманием исследователей к закономерностям формирования и функционирования институциональных форм организации информационного пространства современной экономики, отсутствием единого методологического подхода к данной проблеме.

Недостаточный уровень развития присущего природе современного информационного общества институционального контура обусловливает необходимость научно-практического поиска способов формирования новых и адаптации известных институтов к российской действительности. Дальнейшего исследования требуют экономические и социально-культурные последствия формирования информационного общества, которые могут принимать позитивный и негативный характер. Особого внимания заслуживать меры институционального проектирования сетевых образований как атрибутивного элемента информационного общества со стороны государства, направленные на обеспечение стабильности и безопасности хозяйственной системы. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что тема, выбранная для исследования, является актуальной и имеет высокую практическую значимость.

Степень изученности проблемы. Фундаментальная роль инноваций, информации и знания в общественном воспроизводстве обоснована в работах Д.Белла, П.Друкера, М.Кастельса, М.Поланьи, Ж.Сапира, Л.Туроу, Ф.фон Хайека и др. В работах Ф.Броделя, Н.Д.Кондратьева, С.Кузнеца, Г.Менша, П.Сорокина, Й.Шумпетера были заложены основы теории инноваций в ритме циклично-генетических закономерностей развития общества.

В трудах российских ученых (Л.С.Бляхмана, Т.У.Бунина, Н.В.Гапоненко, Л.М.Гатовского, В.И.Кушлина, Е.С.Майминаса, Д.С.Львова, Ю.М.Осипова, М.П.Посталюка, К.И.Таксира, А.Ю.Юданова, Ю.В.Яковца и др.) исследован широкий круг теоретических и практических проблем повышения эффективности производства в результате информатизации экономических отношений и осуществления инновационной деятельности. Исследования в области регулирования государством информационных процессов в условиях современной российской экономики осуществлялись в работах В.С.Автономова, В.В.Радаева, Ф.Ф.Рыбакова, В.Т.Рязанова и других отечественных экономистов.

Попытка обобщения экономических явлений и процессов с помощью категории «информация» представлена в работах Э.Брукинга, Й.Бен-Порэта, Т.Бьюзена, Г.Минса, Д.Шнайдера, М.Кэссона, Д.Лайбмана, Р.Нельсона, Ф.Махлупа Д.Моррисона, А.Сливотски, А.И.Анчишкина, С.Ю.Глазьева, Д.В.Рищенко, Т.И.Ставцевой, А.А.Федотова и др. Некоторые информационные аспекты проблем интеллектуального труда и интеллектуальной собственности затрагиваются в работах Э.Л.Абдуллиной, В.С.Автономова, Н.А.Мягковой, Р.К.Мазитовой, Ю.А.Васильчука, Э.Д.Вильховченко, В.С.Гойло, И.Т.Корогодина и др. Проблемы взаимосвязи информации, знаний и предпринимательской деятельности исследованы А.И.Агеевым, О.Н.Козловой, Д.А.Мещеряковым, Д.В.Филатовым и др.

Вопросы применения институционального подхода к исследованию экономических отношений получили освещение в работах зарубежных представителей данного направления - Т.Веблена, Д.Норта, У.Митчелла, Дж.Гелбрейта, Дж.Бьокенена, Г.Мюрдаля, Р.Коуза, О.Уильямсона и др., а также в работах современных отечественных институционалистов - Е.В.Балацкого, О.С.Белокрыловой, О.Э.Бессоновой, В.Г.Гребенникова, В.В.Дементьева, О.В.Иншакова, Р.И.Капелюшникова, С.Г.Кирдиной, Н.Н.Лебедевой, Р.М.Нуреева, А.Н.Олейника, А.Е.Шаститко и др. Информационная асимметрия исследована в работах Л.И.Абалкина, С.С.Галазовой, С.Ю.Глазьева, В.Н.Дейнега, Д.С.Львова, Г.Б.Клейнера, Я.Корнаи, В.И.Маевского, В.Л.Макаро­ва, Дж.П.Олсона, Д.Е.Сорокина, А.И.Татаркина, В.Л.Тамбовцева и др.

Вопросы становления и развития сетевой экономики, формирования и развития сетевых форм организации экономической деятельности рассматривались в работах таких ученых как А.Г.Аганбегян, И.Ансофф, Р.Блэкуэлл, К.Келли, М.Кинг, В.Куперман, П.Миниард, М.Портер, Й. Рюэг-Штюрм, Б.Фридмен, М.Хит, Д.Энджел, К.Эрроу и др. Их работы посвящены тенденциям глобализации экономических взаимоотношений и ограничиваются исследованием закономерностей сетевой экономики на макроэкономическом уровне. Специфику функционирования отдельных видов экономических сетей исследовали в своих работах А.А.Ардишвили, А.А.Бабаев, В.А.Бирюков, В.Я.Горфинкель, С.А.Дятлов, Р.Патюрель, В.А.Швандар и др.

Вместе с тем следует признать, что, несмотря на неослабевающее внимание со стороны отечественных и зарубежных исследователей к законам и закономерностям функционирования информационного пространства, ряд вопросов, касающихся механизма формирования и эффективного использования институциональной основы сетевых взаимодействий, особенностей его реализации в российской экономике, направлений реформирования в целях обеспечения устойчивого экономического развития требуют дальнейшего изучения.

Цель диссертационной работы состоит в научном обосновании концептуальных основ институционализации информационного пространства, а также в разработке на основе полученных выводов практических рекомендаций, обеспечивающих его модернизацию и эффективное функционирование в современной российской экономике.

Реализация цели исследования предопределяет постановку и решение следующих основных задач:

1. Разработать теоретико-методологическую концепцию институциональной модернизации информационного пространства российской экономики на основе развития методологии и инструментария неоинституционализма.

2. Представить авторскую трактовку содержания информационного пространства государства.

3. Исследовать институциональную среду информационного пространства.

4. Представить предпосылки формирования, функции, достоинства и недостатки сетевой организации информационного пространства.

5. Сформулировать атрибутивные свойства сетевой организации информационного пространства.

6. Уточнить содержание категории «информационный товар» и представить их классификацию с учетом особенностей контрактных отношений.

7. Проанализировать сущность информационной ренты как формы реализации правомочий собственности агентов информационного пространства и определить ее формы.

8. Выявить противоречия институциональной среды информационного пространства.

9. Разработать теоретико-методический подход к оценке эффективности институциональной среды информационного пространства.

10. Выявить необходимые условия эффективного функционирования институциональной среды информационного пространства современной российской экономики и ее устойчивого развития.

11. Обосновать двойственный характер государства как участника контрактных отношений и субъекта институционального проектирования информационного пространства.

Объектом исследования выступает информационное пространство современной российской экономики.

Предметом исследования является совокупность институтов, упорядочивающих контрактные отношения в континууме экономического пространства.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования послужили концепции и гипотезы, обоснованные и представленные в современной экономической литературе, которые посвящены теории прав собственности, теории трансакционных издержек, теории экономической организации, теории контрактов, теории общественного выбора, теории инноваций и др.

Концептуальные основания и выводы диссертационного исследования построены на использовании системного подхода, в рамках которого объект предстает как некая целостность относительно разнородных элементов. В ходе выдвижения гипотез использованы логико-интуитивные методы, в частности, метод дивергенции. Достоверность и обоснованность научных положений и выводов обеспечивается соблюдением преемственности с существующими теоретическими разработками в рамках развития институционального направления экономической теории. Исследование проводится с использованием устоявшейся терминологии, основывается на корректно сформулированных предпосылках и адекватном использовании традиционного для институционального анализа инструментария. Использование системно-функциональных возможностей и разрешающих способностей вышеназванных исследовательских подходов в процессе решения этапных теоретических задач осуществлялось в соответствии с их гносеологическим потенциалом.

Информационную базу диссертационной работы составляют сведения федеральных органов государственной статистики Российской Федерации (Росстат) и их территориальных управлений, официальных статистических органов зарубежных государств, данные Министерства экономического развития РФ, Российского союза промышленников и предпринимателей (работодателей) (РСПП), представительства Программы Развития ООН в России, а также данные международных организаций, в частности, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Корпорации международных данных (IDC Russia), специализированных аналитических зарубежных компаний – Standard&Poors, Dun and Bradstreet, Рейтингового агентства «Эксперт РА», результаты исследования социально-экономических процессов общественными организациями и др. В процессе подготовки работы в качестве информационных источников были использованы монографии, коллективные работы, публикации в периодической печати, материалы научно-практических конференций, парламентских слушаний, информационные ресурсы сети Интернет и другие.

Нормативно-правовую базу представляют законодательные акты и подзаконные документы по вопросам регулирования социально-экономических процессов в Российской Федерации и ее регионах.

Содержание диссертационного исследования соответствует пункту 1. Общая экономическая теория: 1.1. Политическая экономия (структура и закономерности развития экономических отношений; взаимодействие производительных сил, экономических форм, методов хозяйствования и институциональных структур); 1.4. Институциональная и эволюционная экономическая теория: теория прав собственности; теория трансакционных издержек; институциональная теория фирмы; эволюционная теория экономической динамики; теория переходной экономики и трансформации социально-экономических систем; социально-экономические альтернативы Паспорта ВАК России по специальности 08.00.01 – «Экономическая теория».

Научная новизна диссертационной работы состоит в разработке и обосновании нового научного направления в рамках экономической теории, представленного системой методологических принципов, методических положений и практических предложений по формированию и развитию институтов информационного пространства современной российской экономики, что конкретизируется в следующих положениях:

1. Разработана концепция институциональной модернизации информационного пространства российской экономики и ее составляющих на основе развития методологии и инструментария неоинституционализма, принципа многокритериального принятия многообъектных решений, что предполагает переход от институциональной структуры «фирма-рынок» к структуре «рынок-гибрид-иерархия», уровням которой соответствует компиляция ресурсов различной степени комплементарности и специфичности, определенные механизмы контроля коллективным поведением в континууме трехмерной пространственной организации контрактов, препятствующих развитию оппортунистических настроений и обеспечивающих минимизацию трансакционных издержек.

2. Представлена трактовка информационного пространства государства как характеризующейся устойчивостью, способностью к самоорганизации, фрактальной размерностью, масштабной инвариантностью совокупности контрактных отношений по поводу обмена правомочиями на информацию как актив, агентами которых выступают территориально обособленные субъекты (органы государственной власти, коммерческие и некоммерческие организации, домохозяйства), реализующие в трехмерном измерении (экономическое время, расстояние, конфигурация зоны влияния) динамическую последовательность трансакций в целях достижения собственных экономических интересов, что в условиях сетевой организации национального и мирового хозяйства обеспечивает формирование пространственной конфигурации, или пространственного расположения активов, и пространственной конформации, или интенсивности и частоты взаимодействий.

3. Доказано, что институциональная среда информационного пространства представлена совокупностью классических, неоклассических и отношенческих контрактов по поводу стандартизированных, идиосинкразических и специализированных активов (информации), степень специализации которых определяется уровнем индивидуализации их символической ценности, что обусловливает реализацию трансакций в акте семиозиса в перцептивно-символической форме, трансформацию информационного пространства в семиотическую сферу, превращение потребления как деятельности систематического манипулирования знаками в ключевую фазу воспроизводственного контура и включение в состав традиционных форм координации экономической деятельности (властные предписания, согласование через голосование, стихийный порядок) сетевого механизма, обеспечивающего достижение точечного (стохастического) равновесия, антииерархичность, нелинейность, семантический и аксиологический плюрализм трансакционных взаимодействий.

4. Представлены предпосылки формирования (общая сфера экономической деятельности; активная позиция агентов; согласование трансакций на основе принципов межличностных отношений; мимикрия, копирование трансакций), функции (уменьшение неопределенности, элиминация оппортунизма, улучшение адаптационных способностей), достоинства (сетевые связи более прочные, чем институциональные ограничения, высокий уровень адаптируемости к технологическим изменениям, барьеры на вхождение в отрасль ниже, чем в иерархиях, накопление социального капитала, поддержание конкурентной среды, использование в целях лоббирования интересов участников рынка во властных структурах) и недостатки (возможность ограничения притока новых ресурсов, длительный период и высокие издержки становления, риск неиспользования положительного эффекта масштаба, угроза оппортунистического поведения агентов) сетевой организации информационного пространства.

5. Сформулированы атрибутивные свойства сетевой организации информационного пространства, а именно: предельный продукт факторов производства, среди которых информационный ресурс играет ведущую роль, растет экспоненциально числу участников трансакций; низкие постоянные издержки, близкие к нулю предельные издержки производства и высокая скорость трансакций сокращают время достижения точки безубыточности; положительный эффект масштаба производства и увеличение совокупного дохода обеспечивается всеми участниками сетевого взаимодействия, участвующими в присвоении последнего; активы и результаты экономической деятельности, обладающие способностью к тиражированию, адаптированы к закону инверсионного (обратного) ценообразования, что обеспечивает снижение цены по мере их совершенствования и способствует росту нововведений; сетевое взаимодействие обусловливает рост заинтересованности участников совместной деятельности в использовании открытых систем и ориентацию не на максимизацию собственной внутренней прибыли, а на максимизацию эффективности функционирования сети в целом; затраты потребителя на переключение от одного поставщика на другого равны нулю, что определяет высокую степень конкурентности рынка; низкие трансакционные издержки, что обусловливает снижение сложности внутренней структуры фирмы и вывод части бизнес-процессов за ее пределы; высокий уровень гибкости, интерактивности, самоорганизации сетевых взаимодействии; увеличение доли информационных ресурсов в конечном продукте; широкое распространение внеэкономических предпочтений и преференций.

6. Уточнено содержание категории «информационный товар» как результата реализации контрактных отношений по поводу информационных ресурсов, или обладающих семиотической формой активов, который характеризуется неисчерпаемостью, сохраняемостью и комплементарностью, при этом выделены сетевые и несетевые информационные товары, которые различаются в зависимости от типа межфирменного контракта; наличия (отсутствия) у участников контрактных отношений ориентации на долгосрочное сотрудничество; механизма координации контрактных отношений; степени формализации контрактных отношений; возможности предотвращения конфликтов; длительности взаимоотношений; угрозы; делегирования правомочий участников контрактов.

7. Доказано, что источником информационной ренты как формы реализации правомочий собственности агентов информационного пространства выступает трансакционная специфичность долгосрочных активов (информационных ресурсов), которая приводит к возникновению взаимной зависимости экономических агентов и выражается в реализации отношенческих контрактов, соответствующих двусторонней организации и трансакциям по поводу малоспециализированных активов, а также объединенной организации и повторяющимся идиосинкразическим трансакциям; неоклассических контрактов, которые соответствуют трехстороннему управлению и трансакциям по поводу специализированных активов. При этом установлено, что форма информационной ренты (монопольная, абсолютная, дифференцированная) определяется степенью специфичности активов и частотой трансакций.

8. Выявлены противоречия институциональной среды информационного пространства: институциональная асимметрия экономических отношений, или закрепленная посредством институциональной структуры и устойчиво воспроизводимая функциональная и структурная несоразмерность между элементами системы экономических отношений, длительное существование которой ведет к деструкции экономических отношений и потере их системного качества; противоречие между формальными и неформальными, вновь созданными, имплантированными и действующими институтами, регулирующими трансакции; персонализация экономических отношений, обусловливающая чрезмерную зависимость от состояния трудового и кадрового потенциала общества и отдельного хозяйствующего субъекта; поляризация информационного пространства, проявляющаяся в неравномерности развития информационного пространства в региональных и национальных границах и др.





9. Доказано, что критерий соотношения трансакционных и трансформационных издержек не может рассматриваться в качестве всеобщего показателя эффективности институциональной среды информационного пространства в виду принципиальной разнородности состава, сложности операционализации, измерения и интерпретации их динамики, что позволило определить эффективность институтов как их способность обеспечить удовлетворение интересов экономических агентов в рамках реализации трансакций, как изменение соотношения доли дохода отдельного экономического агента к изменению дохода общества в результате обмена пучком правомочий собственности.

10. Предложена гипотеза, согласно которой необходимым условием эффективного функционирования институциональной среды информационного пространства современной российской экономики и ее устойчивого развития является соответствие действующих, импортируемых и реформируемых институтов, что предполагает необходимость их оценки с учетом конкретных случаев адаптации и ограниченности сфер применения степени и уровня конгруэнтности господствующих и импортируемых институтов; снижения издержек трансплантации институтов; модификации трансплантата с целью его адаптации к новой среде; выбора трансплантанта в соответствии со степенью зрелости институционального контура и стадии институционализации реализуемых в информационном пространстве трансакций; использования институтов со структурной аналогией; проведения постепенной и целенаправленной трансформации имеющегося института с целью придания ему эффективной формы.

11. Обоснован двойственный характер государства как участника контрактных отношений и субъекта институционального проектирования информационного пространства, что позволило сформулировать теоретико-методический подход к содержанию мер государственного воздействия: четкая спецификация прав собственности агентов информационного пространства; институционализация отношений производства, распределения, обмена и использования информационной ренты; обеспечение объективной стоимостной оценки результатов деятельности владельцев информационных ресурсов; создание «электронного правительства», т.е. развитие сетевого взаимодействия между органами государственного управления различных уровней и органами местного самоуправления, обеспечение мгновенного доступа к необходимой информации, прямого взаимодействия по принципу «одного окна» с социумом и бизнесом, что создаст предпосылки для их участия в принятии управленческих решений на государственном уровне (прямая демократия, консультации с бизнесом); формирование и использование государственных интеллектуально-информационных ресурсов; развитие информационного взаимодействия с внешним миром; разработка и внедрение бюджетно-финансовых и денежно-кредитных механизмов формирования сетевой инфраструктуры развития, накопления и трансфера информации; обеспечение равных прав доступа к информационно-интеллектуальным сетям и знаниям и др.

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы заключается в разработке научно-обоснованных рекомендаций по формированию и реализации механизма институционального проектирования сетевой организации информационного пространства государства, привидения его в соответствие с ресурсным потенциалом и качеством социально-экономической среды. Теоретические выводы диссертации являются основой для дальнейших исследований сетевых структур и их роли в обеспечении устойчивых темпов социально-экономического развития.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования полученных результатов органами законодательной и исполнительной власти при формировании экономической политики социально-ориентированной рыночной экономики, в разработке социальных программ внедрения информационных технологий в систему государственного управления, при формировании электронного правительства. Основные положения и выводы могут быть использованы в учебном процессе в преподавании курсов «Институциональная экономика», «Макроэкономика», «Микроэкономика», «Экономика социальной сферы», при разработке спецкурсов по проблемам государственного регулирования экономики.

Апробация результатов исследования Основные положения и выводы диссертационной работы изложены, обсуждены и получили одобрение на международных, региональных, межвузовских научно-практических и научно-методических конференциях в 2002-2010 гг. Имеются 10 публикаций по теме диссертации общим объемом 4,5 п.л., в том числе 3 статьи в журналах «Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник», «Экономические науки», «Вопросы экономики, права, социологии», которые входят в реестр журналов, рекомендованных ВАК России для опубликования материалов по кандидатским и докторским диссертациям.

Разработанные практические рекомендации внедрены и используются в учебном процессе ГОУ ВПО «Казанский государственный технический университет им.А.Н.Туполева», что подтверждено справками о внедрении.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, содержащих 15 параграфов, заключения, библиографии, включающей 160 наименований, и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, раскрывается степень разработанности проблемы, определяются цель и задачи, предмет и объект исследования, методологическая и теоретическая основы, новизна и научно-практическая значимость, апробация результатов исследования и его структура.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования информационного пространства современной рыночной экономики» представлена эволюция взглядов и представлена авторская трактовка информации и информационного пространства, этапы становления институтов в информационном пространстве, представлена трактовка методологической платформы исследования институционального контура информационного пространства.

Во второй главе «Формирование и развитие сетевой организации современного информационного пространства» выявлено содержание сетевых образований, предпосылки их формирования и развития, определено содержание сетевого информационного товара, дана классификация сетей в информационном общества, сформулированы рекомендации, направленные на развитие сетевых образований в современной России.

В третьей главе «Институциональная среда современного информационного пространства российской экономики» проанализировано содержание институтов, регулирующих трансакции в информационном пространстве, представлена их классификация, исследованы противоречия и определен теоретико-методический подход к оценке эффективности функционирования институциональной среды.

В четвертой главе «Государство в информационном пространстве современной российской экономики» представлена двойственная роль государства как участника контрактных отношений и субъекта институционального проектирования информационного пространства, обоснована сущность электронного правительства как формы реализации контрактных отношений, сформулированы рекомендации относительно развития системы государственного регулирования информационного пространства.

В пятой главе «Формы и методы институционального проектирования информационного пространства современной российской экономики» проанализированы направления трансформации институциональной среды под влиянием институциональных агентов – домохозяйств, коммерческих и некоммерческих организаций, государства, исследована информационная рента как форма реализации правомочий собственности, предложены рекомендации относительно направлений и способов институционализации трансакций в информационном пространстве.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты диссертационной работы.

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Разработана концепция институциональной модернизации информационного пространства российской экономики и ее составляющих на основе развития методологии и инструментария неоинституционализма.

Концептуализация информационного пространства как феномена постиндустриального общества требует первоначального выявления новых подходов к организации взаимодействий экономических агентов. В этой связи представляется целесообразным использование инструментария неоинституционального направления экономической теории и концепции О.Уильямсона, предполагающая переход от структуры «фирма-рынок» к модели «рынок-гибрид-иерархия». Каждый из указанных видов координации между агентами предполагает компиляцию ресурсов различной степени комплементарности и специфичности, а также стимулирует выработку универсальных механизмов контроля коллективным поведением в рамках определенного временного континуума. В соответствии с типом ресурса, частоты сделок, механизма управления, наличия (отсутствия) инстанции, в которой решаются конфликты, заключаются различные типы контрактов (классический, неоклассический, отношенческий), опосредующие конкретные форма трансакций и препятствующие развитию оппортунистических настроений. Выбор конкретной организационной формы (рынок, иерархия, гибрид) осуществляется на основе сравнительного анализа трансакционных издержек.

Информационное пространство представляет собой совокупность контрактов, в рамках которых реализуются трансакции с участием экономических агентов. Концентрация трансакций в отдельных точках экономического пространства приводит к искажению его конфигурации, что находит отражение в замещении классических контрактов неоклассическими и отношенческими. При этом расширение сферы отношенческих и неоклассических контрактов происходит по двум противоположным направлениям: квазиинтернализация и экстернализация. Квазиинтернализация предполагает, что экономические агенты накладывают спектр вертикальных ограничений на своих контрагентов, что обеспечивает введение элементов иерархической координации в структуру рыночных обменов, установление долгосрочных кооперационных взаимосвязей типа «принципал-агент» и вырабатывает универсальный механизм контроля коллективным поведением, не нарушая юридический суверенитет своих партнеров. Экстернализация предполагает, что экономический агент вынужден оперативно реагировать на изменяющиеся условия внешней среды, передавая ряд внутренних бизнес-функций внешним исполнителям на контрактной основе. Формами экстернализации выступают: квазиэкстернализация (встраивание рыночных принципов координации в парадигму межфирменных отношений объединенной структуры) и аутсорсинг (появление юридически и экономически независимых агентов рынка и формирование долгосрочных межфирменных сетевых кооперационных связей).

Таким образом, информационное пространство рассматривается как совокупность трех секторов, представленных рыночными трансакциями, межфирменными сетями и иерархической координацией, различающихся по механизму координации, степени формализации отношений, способам предотвращения конфликтов, длительности взаимоотношений, угрозам, порядку делегирования полномочий, типу используемого межфирменного контракта, ориентации на долгосрочное сотрудничество (таблица 1).

Таблица 1

Структура информационного пространства в соответствии с неоинституциональной парадигмой

Атрибуты Сектора информационного пространства
Рыночные трансакции Межфирменная сеть Иерархическая координация
Механизм координации Цена Гибридный механизм, высокая степень предсказуемости и доверия Власть
Степень формализации отношений Неформализован-ные, ведение переговоров Частично формализованные Формализованные
Способ предотвращения конфликтов Формальные контракты Баланс интересов, система внутренних норм и правил Контроль
Длительность взаимоотношений Разовые либо краткосрочные Среднесрочные (с тенденцией перехода в долгосрочные) Долгосрочные
Угрозы Высокая вероятность оппортунистическо-го поведения Конфликт целей Неэффективность
Порядок делегирования полномочий Независимость Взаимозависимость Зависимость от координирующего центра
Тип используемого межфирменного контракта Классический Неоклассический, в случае долгосрочной межфирменной кооперации – преимущественно отношенческий Отношенческий

Продолжение таблицы 1

Ориентация на долгосрочное сотрудничество Отсутствует в связи с нежеланием экономических агентов осуществлять инвестиции в специфические, капиталоемкие и комплементарные активы Присутствует Отсутствует в связи с наличием полного контроля над собственностью и поведением структурных подразделений со стороны головной компании

При этом расширение сферы межфирменных сетей как ключевая тенденция отражает процесс сетевизации информационного пространства.

2. Представлена трактовка информационного пространства государства.

Введение в институциональный анализ пространственного фактора не отрицает справедливость выводов неоклассической теории в отношении рыночных структур, действующих в модели локального рынка, однако позволяет существенно дополнить эту модель, которая определяется как частный случай, когда пространство сведено до одной «социально-экономической точки». Наличие пространственного фактора позволяет использовать ряд важных институциональных посылок в отношении понимания механизмов функционирования и эволюции таких сложных открытых систем, как отрасли и территориальные образования.

Информационное пространство трактуется как совокупность контрактов, атрибутивными свойствами которой выступают: свойства, обеспечивающие функционирование единого пространства как идентичной системы (фрактальность, неоднородность, устойчивость, способность к самоорганизации, первичность и целостность, масштабная инвариантность, конгломеративность); свойства, способствующие взаимодействию информационного пространства с внешней средой (связанность и открытость); свойства, обусловленные взаимодействием с внешней средой (равновесие, динамичность, целенаправленность, инновационность, инерционность).

Преимуществом пространственного подхода к анализу национального хозяйства выступает возможность исследования трансакций в трехмерной системе координат: экономическое время, расстояние, конфигурация зоны влияния. Экономическое время по отношению к астрономическому времени предстает дополнительной системой координат, зависящей от характера изменений во внутренней и внешней среде экономических агентов. Будучи всеобщей формой и неотъемлемым атрибутом существования экономического развития, экономическое время является системообразующим фактором, представляя собой универсальную организацию трансакционных взаимодействий. Экономическое время выражает временные отношения экономических агентов и находится в определенном соотношении с природными и социализационными циклами, ритмами научно-технического прогресса. Расстояние определяется как интенсивность и частота взаимодействий между экономическими агентами. Оно уменьшается, если экономические агенты выступают в качестве узлов сетевого образования. В то же время в рамках данного сетевого образования расстояние между узлами одинаковое или равно нулю. Включение в сетевые образования или исключение из них, наряду с конфигурацией отношений между сетями, воплощаемых при помощи информационных технологий, определяет конфигурацию доминирующих и результирующих процессов в экономическом пространстве в целом. Конфигурация зоны влияния экономических агентов объединяет «точечные» и «пространственные» социально-экономические характеристики. В качестве «точечных» характеристик, характеризующих состояние экономического агента, используются социально-экономические характеристики, не связанные с пространством. Носителями «пространственных» характеристик выступают объекты коммуникационных локалитетов: информационная сеть. В связи с этим конфигурация экономического агента может быть представлена как его пространственное расположение, тогда как конформация – как система коммуникационных связей между экономическими агентами. Данная конфигурация экономических агентов может характеризоваться определенным набором конформаций, т.е. определенным набором систем коммуникационных связей между ними. Информационное пространство имеет собственный жизненный цикл, длительность которого определяется развитием институциональной среды и включающего фазы формирования, развития, рецессии, депрессии (таблица 2).

Таблица 2

Функции составляющих информационного пространства по стадиям его жизненного цикла

Фаза развития пространства Составляющие пространства
Экономическое время Экономическое расстояние Конфигурация зоны влияния
Формирование Синхронизация трансакций Интегрирующая Интеграция трансакций
Развитие Ускорение трансакций Избирательная Развитие трансакций
Рецессия Замедление трансакций Стабилизирующая Стабилизация трансакций
Депрессия Десинхронизация трансакций Дезинтегрирующая Разрушение трансакций

Каждая фаза цикла характеризуется особой структурой информационного пространства, которая определяется функциями его составляющих.

3. Доказано, что институциональная среда информационного пространства представлена совокупностью классических, неоклассических и отношенческих контрактов по поводу стандартизированных, идиосинкразических и специализированных активов (информации), степень специализации которых определяется уровнем индивидуализации их символической ценности.

Информационное пространство в работе определяется как совокупность инициируемых процессом согласования интересов экономических агентов (государства, предпринимательских организаций, домохозяйств) трансакций, реализация которых предполагает использование информации как экономического ресурса, а также информационных техники и технологий, обеспечивающих автоматизацию процессов генерации, хранения, обработки и использования знаний, что разрушает межгосударственные и межрегиональные границы конкуренции; создает условия для реализации абсолютных и относительных преимуществ субъектов хозяйствования; обеспечивает снижение трансакционных издержек и получение информационной ренты; повышает конкурентоспособность на основе формирования отношений доверия и сотрудничества; синхронизирует экономическое время как соотношение между трансакциями по продолжительности формирования возможного результата; способствует росту эффективности функционирования субъектов хозяйствования на основе снижения энтропии контрактных отношений. Развитие информационного пространства, которое выражается в увеличении доли информации как ресурса в стоимости конечного продукта, приводит к появлению сетевой организации, обеспечивающей снижение неопределенности, повышение адаптационных способностей экономических агентов.

Экономические агенты реализуют трансакции в существующей институциональной среде. Развитие трансакций обусловливает необходимость институционализации взаимодействий, что проявляется в актуализации потребности в снижении трансакционных издержек; многократном повторении контрактов, способствующих снижению трансакционных издержек; формировании общих целей участников контрактов, достижение которых является результатом согласованного взаимодействия; появлении норм и правил самовоспроизводящихся взаимодействий (разработка и принятие законов и подзаконных актов, регулирующих функционирование сети (Гражданский кодекс РФ (Часть IV), ФЗ РФ от 10.01.2002 г. №1-ФЗ «Об электронно-цифровой подписи» и др.); создание органов государственной власти (Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, Федеральная антимонопольная служба, Центральный Банк РФ и др.), наделенных полномочиями регулирования трансакций; внедрении в практику трансакционных взаимодействия требований законодательства; установлении системы санкций для поддержания норм и правил; создании системы статусов и ролей, т.е. структурно-функциональное оформление неформальных экономических отношений (формирование этики взаимодействий). В то же время функционирование институциональной среды информационного пространства, воспроизведение существующих институтов приводит к созданию новых и адаптации импортных институтов, что обусловливает формирование качественно нового институционального контура информационного пространства.

Сущность институциональной среды информационного пространства проявляется в ее функциях, главной из которых выступает снижение неопределенности, что обусловлено следующими факторами: институты ведут к снижению издержек, связанных с поиском информации; институты через взаимоконтроль и санкции обусловливают разрешение противоречий; институты способствуют повышению доверия к каждому из ее членов, что проявляется в формировании социального капитала; институты элиминирует оппортунистическое поведение. Социальный капитал выступает как форма взаимовыгодного обмена пучками правомочий в условиях сосуществования многообразных трансакций между производителями и потребителями сетевых благ, поведение которых ограничено набором альтернатив, как контрактных отношений по поводу инвестиций в социальные взаимосвязи, реализуемых в форме социального доверия. В свою очередь, социальное доверие, как отражение актуального и прошлого опыта социальных взаимодействий, воспроизводит неформальные институты информационного пространства, является предпосылкой формирования контрактного механизма в трансакционном взаимодействии, способствует углублению специализации специфических ресурсов, принимает формы личностного доверия, если контрактные отношения персонифицируются, и институционального доверия, если закрепляется развитием формальных институтов, долгосрочной практикой или взаимными контрактными гарантиями.

4. Представлены предпосылки формирования, функции, достоинства и недостатки сетевой организации информационного пространства.

Исследование показало, что расширение сферы межфирменных сетей как ключевая тенденция развития информационного пространства приводит к его сетевизации. Предпосылками формирования сетевых образований выступает неопределенность рыночных отношений, общая сфера деятельности (информационное пространство), характеризуемая использованием информационных ресурсов и высокой долей информатизации материальных активов, активная позиция экономических агентов, согласование трансакций в соответствии с неформальными ограничениями, предпосылки для тиражирования трансакций. В качестве механизмов функционирования сетевых образований выступают электронные коммуникации и информационные каналы.

Факторы конкурентоспособности товаров в рыночной среде (исключительность, состязательность, прозрачность) трансформируются в соответствии с атрибутивными свойствами сетевых образований, а именно: электронные возможности тиражирования и доставки уничтожают факторы уникальности и территориальной (географической) исключительности, поэтому производитель не может традиционными средствами исключить конкурентов из своего сегмента и обеспечить монопольную власть; издержки тиражирования и доставки цифровой продукции стремятся к нулю и являются одинаковыми для всех производителей, поэтому в сетевой среде не могут быть реализованы рыночные стратегии дифференциации и лидерства по издержкам; трансакция приобретения товаров не заканчивается с совершением акта покупки-продажи, а означает возникновение долгосрочных отношенческих контрактов между продавцом и покупателем, поэтому неявные условия этих долгосрочных отношений играют важную роль при определении полезности сетевого товара.

Достоинствами сетевых образований выступают формирование встроенного механизма предупреждения и нейтрализации оппортунистического поведения, роль которого играет социальный капитал, а также свойство самостабилизации через подключение новых агентов. Недостатками сетевых образований выступают возможность ограничения притока новых ресурсов, длительный период и высокие издержки становления, риск неиспользования положительного эффекта масштаба, сетевые ловушки. Сетевые образования имеют ограниченную сферу влияния: на экономических агентов, находящихся вне сетей, принципы их функционирования не распространяются.

Процесс институционализации сетевых образований представлен следующими фазами: «фаза рождения», предполагающая становление сети в соответствии с действующими формальными и неформальными институтами; «фаза становления», предполагающая многократное повторение трансакций и формирование потребности в их институциональном проектировании; «фаза зрелости», предполагающая формирование новых (разработка и принятие законодательных норм, соответствующих принципам правового регулирования рыночного пространства данного государства; создание органов регулирования сетевых образований), адаптация импортных (приведение норм национального законодательства в соответствие с международными нормами по защите авторских прав) и реформирование действующих (внедрение технических регламентов) институтов. Дальнейшее развитие сетевых образований может идти по пути объединения, формирования новых и отмирания действующих сетей, что соответствует жизненному циклу организации.

5. Сформулированы атрибутивные свойства сетевой организации информационного пространства.

Сетевые образования характеризуются следующими операциональными параметрами, позволяющими их дифференцировать: относительно более низкие трансакционные издержки, взаимность (реципрокность), персонифицированный характер отношений, широкое распространение внеэкономических предпочтений и преференций, совместимость и комплементарность результатов сетевого взаимодействия. Уровень развития сетевой организации информационного пространства измеряется плотностью сети (количеством агентов и числом связей между ними), степенью централизации сети (наличие центрального агента и число связей между ним и другими участниками сети), гомогенность сети (степень ее однородности/ разнородности), степень интенсивности связей, степень тесноты связей (количество контактов или сделок за определенный период времени), замкнутость и устойчивость связей.

Развитие информационных технологий и их внедрение во все сферы экономической деятельности обусловливает доступ к информации для всех участников сетевого сообщества, что предопределяет появление качественно нового механизма принятия экономических решений наряду с традиционными – иерархической координацией, стихийным порядком и согласованием через голосование. Предельный продукт факторов производства, среди которых информационный ресурс играет ведущую роль, растет экспоненциально числу участников трансакций, что нейтрализует действие закона убывающей доходности факторов производства в краткосрочном периоде и делает предпочтительным дальнейшее расширение сети за счет вхождения в ее состав новых участников. Низкие постоянные издержки, предельные издержки производства, близкие к нулю, и высокая скорость трансакций сокращают время достижения точки безубыточности. В долгосрочном периоде увеличение отдачи от увеличения масштабов производства обеспечивается всей сетью и распределяется в ней между всеми участниками процесса, в то время как в несетевых образованиях рост отдачи является результатом значительных усилий отдельных компаний. Активы, обладающие способностью к тиражированию, адаптированы к закону инверсионного (обратного) ценообразования и характеризуются падением цены по мере их совершенствования, что способствует внедрению продуктовых и процессных инноваций. Механизмы сетевых образований приводят к росту заинтересованности участников совместной деятельности в использовании «открытых систем»; центр интересов перемещается с максимизации собственной внутренней прибыли на максимизацию эффективности инфраструктуры в целом. Интерактивные и гибкие сетевые образования объективно создают предпосылки для постоянного видоизменения, самообновления организации системы, при этом происходит интенсивное замещение традиционных факторов производства интеллектуальной составляющей производимой продукции.

В качестве форм реализации сетевых организаций выступают рынки труда, где слабые неформальные контакты часто оказываются решающими при поиске рабочего места; фондовые биржи, где неформальные отношения, возникающие между брокерами и дилерами, являются важным фактором ценообразования; предпринимательские организации, характеризующиеся наличием «переплетенных директоратов» и неформальных сетей, дополняющих рутинные организационные каналы внутри фирм; кластерные образования, в рамках которых часть бизнес-процессов (функциональный (передача функций управления), операционный (передача производственных функций) и ресурсный (приобретение внешних ресурсов взамен использования внутренних) аутсорсинг) выводится за пределы внутрифирменных контрактных отношений, что отражается в синергетическом эффекте взаимодействия предприятий основных и вспомогательных отраслей; социальные Интернет-сети.

Национальная экономическая система, характеризующаяся существенной ролью информационного ресурса в формировании конечного продукта, высоким уровнем занятости в сфере информационных технологий, может трактоваться как сетевое образование в широком смысле слова.

6. Уточнено содержание категории «информационный товар» как результата реализации контрактных отношений по поводу информационных ресурсов.

Информационный товар - это результат реализации контрактных отношений в акте семиозиса в перцептивно-символической форме по поводу информационных ресурсов, или обладающих семиотической формой активов, который характеризуется неисчерпаемостью, сохраняемостью и комплементарностью. Информация как особый фактор производства и товар характеризуется следующими признаками: нематериальность, низкая цена носителя, комплементарность с носителем, неотчуждаемость от источника, в отличие от отчуждаемости носителя информации, возможности неограниченного копирования и использования, изобилие и неоднозначность потребительских свойств, однократность покупки и неоднократность использования, сохранность (при наличии исправных носителей), подверженность моральному износу. Таким образом, информационный продукт имеет многие признаки общественного блага. Жизненный цикл информационного товара будет отличаться от классического цикла лишь своей продолжительностью, которая будет зависеть от степени актуальности необходимой информации. К информационным товарам относят собственно продукты информационной деятельности и вспомогательные продукты, т.е. обеспечивающие производство, хранение, обработку и распространение информации.

Исследование позволило выделить два типа информационных товаров – сетевые и несетевые. Сетевой информационный товар трактуется как результат реализации контрактных отношений по поводу информационных ресурсов, или обладающих семиотической формой активов, характеризующихся обратной зависимостью между его полезностью (растущей по мере снижения его редкости) и ценой. Это находит отражение в прямой зависимости между ценой и количеством спрашиваемой продукции, т.е. полезность товара увеличивается с ростом возможного количества продаж, которое, в свою очередь, определяется размерами сети. Данная особенность обусловлена тем, что совместимые связи сетевой формы экономической деятельности обладают одновременно свойством комплементарности. Для предприятий сетевых отраслей комплементарность возникает явным образом, так как сами элементы сети являются компонентами, в результате объединения которых возникает конечный продукт: телефонный разговор, транспортная перевозка и др. Если сеть состоит из n компонентов, то количество возможных товаров/услуг равняется n·(n - 1). Каждый новый (n + 1)-й элемент добавляет 2n новых продукта/сервиса, то есть повышает потребительские свойства сети. Поскольку для сетевых товаров не действует закон убывающей доходности факторов производства, график функции предложения имеет нисходящий наклон. Поскольку предельные издержки производства сетевого товара стремятся к нулю, может распространять его почти бесплатно (например, программные продукты), получая доход от увеличения количества участников сети и продавая им сопутствующие услуги (услуги по поддержке и развитию программных продуктов). Чем ниже издержки на переключение на другое благо, тем менее устойчивой является сеть, что обусловливает деятельность продавца (производителя) по созданию подобных барьеров. Вместе с тем, он стремиться к совместимости своего блага с сетью более высокого уровня и с лидирующем сетевым благом на его рынке.

Распространению сетевых благ мешают и одновременно помогают так называемые сетевые ловушки, которые трактуется как один из вариантов институциональных ловушек (QWERTY-эффектов). Сетевые ловушки проявляются в том, что, став участником одной из сетей и выбрав определенный стандарт, потребителю трудно отказаться от него. Эффект ловушки, обусловленный действием издержек обучения, изменения форматов хранения и представления существующей информации, подключения и потери лояльности, затрудняет переход пользователей от одной сети к другой, препятствует объединению сетей.

Сетевые товары относятся к числу доверительных, поскольку их качество устанавливается длительным периодом использования многими потребителями рынка. Это обусловливает действие эффекта репутации (покупатели передают информацию потенциальным потребителям) или мнения отраслевых экспертов.

7. Доказано, что источником информационной ренты как формы реализации правомочий собственности агентов информационного пространства выступает трансакционная специфичность долгосрочных активов (информационных ресурсов).

Атрибутивным частичным правомочием в пучке прав субъектов информационного пространства на постиндустриальном этапе развития экономики выступает право на ценность титулов собственности на информационные ресурсы, или право на доход, что предполагает возможность извлечения их полной ценности при отчуждении в акте обмена.

Для трансакций относительно стандартных активов (публичная информация) независимо от их частоты соответствует рыночный тип организации и классический контракт (услуги рекламных агентств), который не является источником информационной ренты. Классический контракт, заключаемый экономическими агентами по поводу информационных ресурсов средней специфичности, однозначно предусматривает действия и их последствия в обозначенные сроки, а также допускает возможность судебной защиты (например, лицензионный договор или договор коммерческой концессии (франчайзинга)). Неоклассический контракт, заключаемый экономическими агентами по поводу информационных ресурсов средней специфичности с федеральными и региональными органами власти (патенты), предполагают действия сторон для снятия возможных (допускаемых сторонами) противоречий и конфликтов. Для случайных малоспециализированных трансакций соответствует трехстороннее управление, предполагающее наличие третьей стороны (дополнительные переговоры; привлечение ассоциации предпринимателей, потребителей; третейского суда; государственных, муниципальных и общественных органов финансового контроля и др.), к которой контрагенты по взаимному согласию обращаются для разрешения споров. Результатом реализации трехстороннего управления малоспециализированными трансакциями выступает дифференциальная информационная рента I как дополнительный доход, возникающий при использовании лучших и средних по ценности информационных продуктов (лицензионные договоры, франчайзинг).

Условия отношенческого (реляционного) контракта, заключаемого по поводу специфических неоднородных активов между их предпринимательским корпусом и наемными работниками (трудовой контракт, предусматривающий инвестиции в человеческий капитал) не могут предусмотреть все последствия действий экономических агентов, поэтому они фиксируют преимущественно функции, которые обязаны выполнять стороны, и отношения (субординации, подчиненности), вступить в которые на определенный (или неопределенный) срок готовы участники контракта. Отношенческие контракты включают внутренние механизмы взаимодействия их сторон для снятия возникающих моментов неопределенности. Регулярно повторяющиеся малоспециализированные трансакции предполагают использование двусторонней организации, которая требует сохранения за каждым из участников возможности обращения к рыночным альтернативам. Результатом реализации двустороннего управления малоспециализированными трансакциями выступает дифференциальная информационная рента II, получаемая при использовании информационных ресурсов, которые повысили свою ценность (полезность) в результате дополнительных инвестиций (объекты промышленной собственности, ноу-хау, гудвилл). Случайные идиосинкразические трансакции в равной мере могут организовываться с помощью трехсторонней и объединенной организации, поскольку первая предполагает краткосрочный характер контрактных отношений, а вторая – сильную взаимную зависимость. Регулярно повторяющиеся идиосинкразические трансакции требуют объединенной организации, преимущества которой состоят в том, что, с одной стороны, она избавляет от высоких стратегических рисков, с другой стороны, издержки ее использования оправданы долгосрочным характером контрактных отношений (товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, фирменное наименование). Результатом реализации идиосинкразических трансакций выступает монопольная информационная рента.

Монополия частной собственности на информационный ресурс является причиной, обеспечивающей наличие абсолютной информационной ренты. Всякая инновационный информационный товар по уровню полезности превышает обычные товары и, как следствие, обладает дополнительной полезностью, так как улучшает качество продуктов и технологий производства, уменьшает издержки. Отличительными особенностями абсолютной информационной ренты от дифференциальной состоят в следующем: абсолютную информационную ренту приносят все информационные ресурсы; она не зависит от различий в ценности, общественной полезности отдельных информационных продуктов, от информационных продуктов, повысивших свою ценность (полезность) в результате дополнительных инвестиций; абсолютная рента представляет собой излишек стоимости над общественной ценой производства.

8. Выявлены противоречия институциональной среды информационного пространства.

Формирование контрактных отношений в значительной степени снижает неопределенность рыночной среды и обеспечивает в некоторой степени преодоление информационной асимметрии, поскольку при экономии на масштабах производства конкуренция между продавцами сделает невозможным значительный разброс цен. В то же время сохраняется асимметрия в доступе к информации со стороны «элиты» и рядовых участников информационного пространства. При этом возникает асимметрия информации, которой обладают участники различных сетевых образований. Сетевой образование как обладатель репутации a priori знает об эффекте своего воздействия на покупателя, что находит отражение в возникновении репутации как социального феномена, который зарождается, утверждается и исчезает в контексте коллективных представлений и социальных связей, являющихся одним из факторов принятия решений. Таким образом, сохраняется институциональная асимметрия, или закрепленная посредством институциональной структуры и устойчиво воспроизводимая несоразмерность между элементами системы экономических отношений, длительное существование которой ведет к деструкции системы. К числу основных форм асимметрии относятся: асимметрия внутреннего порядка сетевых образований, обусловленная некорректными мерами институционального проектирования со стороны органов власти; асимметрия внешнего порядка, обусловленная переносом инородных институтов на собственную институциональную почву и возникновением конфликтной ситуации между материнскими институтами и трансплантантами. Особенностью сетевых образований является комбинирование и переплетение обеих основных форм институциональной асимметрии.

Развитие информационного пространства приводит к усложнению и увеличению числа трансакций, которые в силу транснационального характера политизируются и требуют принятия управленческих решений на межгосударственном уровне. При этом сохраняется противоречие между спросом, сформированным on-лайн, и необходимостью его реализации off-лайн. Изменение характера товаропроводящих сетей и систем доставки, роли посредников, появление новых механизмов торговли (виртуальных торговых площадок, аукционов, виртуальных сетевых бирж) создает предпосылки для появления новых форм оппортунистического поведения, противоправных деяний (мошенничество). Использование информационных технологий создает предпосылки для преодоления неравенства между государствами по основным макроэкономическим показателям («преимущество отставания») и, в то же время, направленное на поддержку имеющихся технологий, окажет сопротивление новым высоким технологиям. Использование IT-технологий обусловливает повышение производительности труда, способствует устойчивым темпам экономического роста. В то же время информатизация экономической деятельности и ее персонификация предопределяет усиление зависимости результатов от состояния человеческого капитала.

Существенным противоречием выступает противоречие между формальными и неформальными институтами, регулирующими трансакции в информационном пространстве, что принимает форму нарушения авторских и смежных прав. Это подразумевает несанкционированное правообладателем распространение материала, защищённого авторским и смежным правами, такого как программное обеспечение, музыкальные композиции, фильмы, книги. Формальные институты, определяющие спецификацию правомочий на результаты интеллектуальной деятельности (нормы гражданского законодательства РФ, нормы международного частного права), вступают в противоречие с неформальными институтами, регулирующими теневой оборот информационных ресурсов и товаров.

Противоречивость присуща содержанию информационного товара, который нами трактуется как доверительный. Для подобного класса товаров качество устанавливается длительным периодом использования многими потребителями рынка, действует эффект репутации или же в качестве информированных потребителей действуют отраслевые эксперты. Таким образом, асимметричность информации в отношении качества информационных товаров (например IT-технологий) преодолевается в определенной степени по мере формирования социального капитала и становления его носителей. Поскольку опытные и поисковые товары являются носителями информации, то подобное противоречие проявляется и в отношении институтов, регулирующих трансакции с их участием.

Углубление дифференциации национального информационного пространства находит отражение в ряде показателей, среди которых особый интерес представляет рейтинг инновационной активности регионов, рассчитываемый Национальной ассоциацией инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) (таблица 3).

Таблица 3

Итоговая таблица рейтинга инновационной активности, 2009 (фрагмент)

Лидеры инновационной активности  Индекс
Город федерального значения Москва  563
Город федерального значения Санкт-Петербург  507
Высокая инновационная активность 
Тверская область  289
Нижегородская область  276
Самарская область  243
Республика Татарстан  229
Республика Башкортостан  203
Средняя инновационная активность 
Удмуртская Республика  117
Ульяновская область  114
Чувашская Республика  59
Свердловская область  56
Республика Марий Эл  55
Низкая инновационная активность 
Краснодарский край  47
Кемеровская область  45
Республика Алтай  45
Тамбовская область  44
Отстающие
Республика Карелия  8
Республика Ингушетия  2
Республика Тыва  1
Республика Саха (Якутия)  0

Идея и методология рейтинга разработаны НАИРИТ на основе методики ведущих мировых аналогов (в первую очередь европейского рейтинга «European Innovation Scoreboard»). Используемые в рамках рейтинга инновационной активности регионов показатели разделены на 3 группы: показатели среды для развития инноваций, состояние производства и использования инноваций, правовая среда.

Значительное влияние на развитие институциональной среды оказывает противоречие между действующими, реформируемыми и импортируемыми институтами (неформальными институтами, поощряющими производство контрафактной продукции в РФ; трансформируемыми нормами, регулирующими деятельность органов государственной власти, которые уполномочены защищать авторские и смежные права; нормами законодательства, защищающими авторские и смежные права, которые сформировались в соответствии с международным частным правом и др.). Все это обусловливает необходимость совершенствования форм и методов институционального проектирования информационного пространства современного российского государства.

9. Доказано, что критерий соотношения трансакционных и трансформационных издержек не может рассматриваться в качестве всеобщего показателя эффективности институциональной среды информационного пространства, что позволило определить эффективность институтов как их способность обеспечить удовлетворение интересов экономических агентов в рамках реализации трансакций.

В настоящее время существует ряд частных показателей, отражающих уровень информатизации экономики и роль государства в управлении данным процессом. Динамика развития институтов, регулирующих трансакции в информационном пространстве, оценивается индексом NET.DIN, который представляет собой средневзвешенное значение среднегодового темпа роста некоторых из следующих показателей (с учетом наличия в базе данных) за 3 последних года: доля населения, имеющая мобильные телефоны; доля населения, имеющая постоянный доступ в Интернет; доля предприятий, имеющих сайты; доля населения, имеющая пластиковые карты; доля электронной торговли в розничном товарообороте. Качество собственно государственного управления и государственного регулирования процессами информатизации оценивается индексом NET.POL, который составляют показатели доли государственных расходов в ВВП на информатизацию; доли расходов в телекоммуникационный сектор (доля в доходах). Микроиндекс «Электронное правительство» есть среднее следующих экспертных показателей: эффективность действий правительства в продвижении и поддержке IT-технологий, доступность государственных служб в режиме on-лайн, степень полноты правительственных веб-сайтов, деловые взаимодействия с правительством с помощью Интернет. Индекс информатизации общества (ISI) основывается на 15 показателях, определяющих способность граждан страны обмениваться информацией внутри страны и с внешним миром. Показатели агрегированы в 4 группы: компьютерная инфраструктура (ПК на 1 жителя, ПК на 1 домохозяйство и др.), инфраструктура Интернет (уровень электронной торговли и др.), информационная инфраструктура (сотовых телефонов на 1 жителя и др.), социальная инфраструктура (коэффициент приема в ВУЗы и др.) (таблица 4).

Таблица 4

Индекс информатизации общества (индекс ISI) (фрагмент)[2]

Ранг Государство Индекс 2008 г. Индекс и ранг 2000 г
1 Швеция 5,062 4,084 (2)
2 США 5,041 4,238 (1)
3 Финляндия 4,577 3,740 (3)
10 Япония 4,093 3,475 (9)
12 Великобритания 3,807 3,029 (14)
21 Франция 3,140 2,560 (19)
27 Чехия 2,130 1,761 (28)
31 Румыния 1,679 1,410 (35)
39 Венесуэла 1,491 1,328 (38)
40 Россия 1,444 1,283 (40)
41 Саудовская Аравия 1,362 1,064 (48)
55 Пакистан 0,719 0,657 (55)

Эффективность всей совокупности мер институционального проектирования сетевых структур в информационном пространстве современной рыночной экономики может быть определена с использованием показателя, который предполагает расчет средневзвешенного значения следующих индикаторов: индекса глобализации (уровня адаптации государства к глобализационным процессам), индекса интеллектуализации (качества государственного управления развитием, накоплением и использованием знаний и человеческого капитала), индекса сетевизации (качества государственного управления формированием сетевой инфраструктуры), индекса устойчивости (качества государственного управления устойчивым развитием экономики), индекса состояния качества реструктуризации органов власти и внедрения инноваций в практику государственного управления (электронное правительство).

Все перечисленные показатели являются частными индикаторами эффективности контрактных отношений и регулирующих их институтов в информационном пространстве. В работе доказано, что общим показателем является соотношение дополнительных издержек, которые связанны с контрактными отношениями, обеспечивающими снижение риска и неопределенности на основе перераспределения прав собственности, и дополнительных издержек, которые обусловлены повышенным риском и неопределенностью рыночной среды. Контрактные отношения и регулирующие их институты являются эффективными, если они удовлетворяют интересы экономических агентов на основе перераспределения прав собственности.

10. Предложена гипотеза, согласно которой необходимым условием эффективного функционирования институциональной среды информационного пространства современной российской экономики и ее устойчивого развития является соответствие действующих, импортируемых и реформируемых институтов, что предполагает необходимость их оценки с учетом конкретных случаев адаптации и ограниченности сфер применения степени и уровня конгруэнтности господствующих и импортируемых институтов.

На динамику развития институциональной среды информационного пространства непосредственное влияние оказывает импорт институтов, эффективность которого определяется степенью и характером конгруэнтности господствующих в государстве-импортере неформальных норм и формальных норм, на основе которых функционирует импортируемый институт. Под конгруэнтностью институтов информационного пространства государства подразумевается наличие общих тенденций развития господствующих в обществе неформальных и импортируемых формальных норм. Наличие между нормами конгруэнтности позволяет получить их конвергенцию, сближение тренда, траектории институционального развития. В свою очередь, конвергенция бывает позитивной и негативной, эволюционной, стабильной или гибридной. Позитивная конвергенция заключается в сближении формальных и неформальных норм на основе тенденции, ведущей к оптимуму. Негативная конвергенция, наоборот, принимает форму общей тенденции к неэффективному результату. Эволюционная конвергенция (Й.Шумпетер, Дж.Гэлбрейт) видит в сближении норм динамический процесс. Гипотеза статической конвергенции (Ф.Перу) предполагает ситуацию, в которой формальные и неформальные нормы дополняют друг друга. Наконец, гибридная конвергенция (Я.Тинберген) заключается во взаимном влиянии формальных и неформальных норм, в итоге тенденция институционального развития не совпадает трендом развития формальных и неформальных норм.

Характер и степень конгруэнтности формальных и неформальных норм определяется на основе анализа конкретных случаев импорта институтов и, следовательно, ограниченностью сфер их применения. Юридическая методика оценки перспектив внедрения в корпус права элементов других правовых систем строится на основе предположения, что имплантируемая норма будет работать только при условии принадлежности юридической системы-донора и юридической системы-рецептора к одному и тому же классу эквивалентности. При этом импортируемые и существующие нормы должны описываться с помощью отношений рефлективности, симметричности и транзитивности. Методика Дж.Ховстеда, разработанная для сравнения управленческой культуры в различных странах и оценки перспектив использования одинаковых методов управления в странах с различными традициями организации трудовых отношений, позволяет измерить расстояние между неформальными и формальными нормами по пяти следующим параметрам: дистанция власти, индивидуализм/коллективизм, мужское/женское начало, избежание неопределенности (отношение к риску), ориентация на долговременные или на кратковременные цели в жизни. Методика С.Корнела и Дж.Колта позволяет определить степень совместимости формальных институтов и неформальных норм, регулирующих властные отношения, с учетом структуры власти, властных полномочий, места институтов власти в социальной структуре, источника власти. Методика, основанная на сравнении норм, которые образуют идеальные типы господствующего в обществе неформального и импортируемого формального института, позволяет исследовать широкий спектр институциональной динамики при условии создания идеальных типов основных институтов общества (рынка, фирмы, домашнего хозяйства, государства).

Представляются возможными три сценария развития событий в случае импорта институтов экономической власти. Во-первых, в случае совпадения формальных и неформальных норм происходит ускорение институционального развития. При этом радикальной смены его траектории не произойдет, поскольку изначально формальные и неформальные нормы не противоречили друг другу. Институт лишь проходит быстрее ряд этапов своего становления, которые в случае эволюционного развития заняли бы значительно больший период времени. Во-вторых, в случае несовпадения формальных и неформальных норм происходит замедление институционального развития ввиду роста рассогласования между указанными нормами. Второй сценарий чреват возникновением различного рода институциональных деформаций и отклонением от оптимальной траектории развития. В третьем случае предполагается отказ от импорта институтов и сохранение эволюционного характера институционального развития.

11. Обоснован двойственный характер государства как участника контрактных отношений и субъекта институционального проектирования информационного пространства, что позволило сформулировать теоретико-методический подход к содержанию мер государственного воздействия.

Персонификация трансакций в информационном пространстве и экономики в целом предопределяет необходимость выполнения государством функций по управлению процессом развития человеческого капитала, по стимулированию создания, накопления и использования знаний, что является необходимым условием перехода от экономики, движимой факторами производства, к экономике, движимой инновациями и инвестициями.

Меры институционального проектирования целесообразно направить на развитие распределенных форм производства и сбыта, а именно: на развитие электронных торговли и маркетинга, электронного стандарта обмена данных и электронных платежей как новой формы организации бизнес-взаимодействия; на регулирование рынка информационных посреднических услуг; на развитие условий биржевой виртуальной деятельности (например, электронного аукциона при проведении государственных закупок); на развитие виртуальной миграции трудовых ресурсов; на регулирование и контроль виртуальных денежных потоков с целью предупреждения правонарушений и преступлений в сфере денежного обращения и налогообложения, вызванных изменениями в финансовом секторе экономики – появлением Интернет-банкинга, Интернет-трейдинга и электронных денег. Все это позволит снизить трансакционные издержки компаний, ведущих бизнес в Интернет-среде, повысит прозрачность рынков, будет способствовать развитию конкуренции, снизит барьеры для вхождения на рынок и уменьшит значение пространственного и временного факторов для ведения бизнеса, ускорит глобализационные процессы.

Одним из направлений трансформации системы государственного регулирования в условиях сетевизации информационного пространства выступает электронное правительство (e-gouvernment), которое должно обеспечить всем гражданам быстрый и простой доступ ко всем услугам государственных учреждений, а также реализовать свои конституционные права в управлении государством. Помимо облегчения коммуникаций граждан с органами власти концепция электронного правительства предполагает усиление контроля граждан над деятельностью органов государственного управления, введения оценочных показателей, что обеспечит транспарентность и ответственность системы государственного регулирования. К сожалению, электронное правительство в Российской Федерации ассоциируется с органами исполнительной власти верхнего уровня, а не с процессом, формами и методами деятельности по обеспечению доступа граждан к услугам и информации на основе IT-технологий. Концепция электронного правительства оторвана от административной реформы, которая имеет своей целью повышение операциональной эффективности государственного управления за счет оснащения его сетевыми технологиями. По оценке Министерства экономического развития РФ[3], 95% государственных информационных ресурсов закрыты не только для широкого круга пользователей, но и для смежных государственных структур, в результате чего министерства и службы дублируют функции друг друга и работают неэффективно. В Республике Татарстан разработана Программа «Электронный Татарстан» (утвержденной постановлением Кабинета Министров РТ от 17.07.2008г. № 513). Базовые принципы функционирования портала Кабинета Министров РТ включают в себя принцип соответствия, принцип взаимной коррекции и принцип кастомизации. На этапе становления портал Кабинета Министров РТ может рассматриваться как системная инновация, которая потребовала качественного изменения формальных и неформальных институтов. Основным инструментом институционализации электронного правительства выступает делегирование полномочий по ведению, развитию и функционированию портала соответствующим центрам ответственности, а также обучение всех государственных служащих работе с электронной базой данных и освоение ими новейших IT-технологий.

Реализация предложенных мер позволит ускорить процесс институционализации информационного пространства, что будет способствовать устойчивым темпам роста национальной экономики.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

Публикации в журналах и сборниках научных трудов, материалах конференций

  1. Шакиров Р.Р. Специфика отношений собственности в государственном секторе российской экономики/Р.Р.Шакиров// Экономические науки. 2010. №10. 0,4 п.л.
  2. Шакиров Р.Р. Современные тенденции развития государственного сектора в экономической системе России/Р.Р.Шакиров // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2010. №40. 0,45 п.л.
  3. Шакиров Р.Р. Информация как фактор образования новых видов экономических структур/Р.Р.Шакиров// Вестник экономики, права, социологии. 2011. №1. 0,5 п.л.
  4. Шакиров Р.Р. Направления государственного регулирования инновационных систем в современной России/Р.Р.Шакиров // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2010. №41. 0,45 п.л.
  5. Шакиров Р.Р. Отношения контроля в системе государственного регулирования экономики/Р.Р.Шакиров // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2010. №42. 0,45 п.л.
  6. Шакиров Р.Р. Направления развития форм взаимодействия государства и предпринимательских организаций в системе антикризисного регулирования социальной сферы российской экономики/Р.Р.Шакиров // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2010. №43. 0,45 п.л.
  7. Шакиров Р.Р. Место и роль электронного бизнеса в развитии структуры современной российской экономики/Р.Р.Шакиров // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2011. №44. 0,45 п.л.
  8. Шакиров Р.Р. Направления развития сетевой экономики в современной России/ Р.Р. Шакиров// Экономические науки. 2011. №3. 0,4 п.л.
  9. Шакиров Р.Р. Электронный бизнес как доминирующая форма предпринимательства в информационном обществе/Р.Р.Шакиров// Вопросы экономики и права. Научно-информационный журнал. 2011. №2.

Монографии, публикации в журналах и сборниках научных трудов, материалах конференций

  1. Шакиров Р.Р. Государственный сектор в российской экономике: состояние и перспективы развития / Р.Р. Шакиров (Монография). М.: Экономика, 2010. 14 п.л.
  2. Шакиров Р.Р. Государство в информационном пространстве российской экономики: институциональный подход / Р.Р. Шакиров (Монография). М.: Экономика, 2010. 24 п.л.
  3. Шакиров Р.Р. Эффективность сельскохозяйственного производства и ее финансовая обеспеченность/Р.Р. Шакиров// В кн: Сборник научных статей преподавателей и аспирантов. Ч.1. Вып. XVI. Чебоксары: Салика, 2002. 0,3 п.л.
  4. Шакиров Р.Р. Совершенствование финансово-кредитных отношений в сельском хозяйстве/Р.Р. Шакиров//В кн.: Потребительская кооперация: проблемы и пути решения. Тезисы докладов научно-практической конференции. Казань: Изд. к-т «Полиграф», 2002. 0,35 п.л.
  5. Шакиров Р.Р. Аграрные отношения: содержание и особенности развития в переходной экономике/Р.Р. Шакиров// В кн: Актуальные проблемы совершенствования учебной и научной деятельности в высшей школе. Материалы межвузовской научноз-практической конференции. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та им.А.Н.Туполева, 2003. 0,35 п.л.
  6. Шакиров Р.Р. Механизм регулирования производства конкурентоспособной продукции/Р.Р. Шакиров// В кн: Усиление борьбы с бедностью – стратегия и социальная миссия потребительской кооперации. Материалы всероссийской научно-практической конференции. М.: Наука и кооперативное образование, 2003. 0,35 п.л.
  7. Шакиров Р.Р. Организационно-экономические формы агробизнеса/Р.Р. Шакиров// В кн: Совершенствование преподавания в высшей школе. Материалы научно-методической конференции. Казань: Изд-во Казан. гос.техн. ун-та им.А.Н.Туполева, 2003. 0,35 п.л.
  8. Шакиров Р.Р. Реформирование аграрного сектора экономики в условиях становления рыночных отношений/Р.Р. Шакиров// В кн: Совершенствование преподавания в высшей школе. Материалы научно-методической конференции. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та им.А.Н.Туполева, 2003. 0,35 п.л.
  9. Шакиров Р.Р. Достижение финансовой устойчивости сельскохозяйственных предприятий/Р.Р. Шакиров// В кн: Роль кооперации в социально-экономической жизни общества. Материалы юбилейной научной конференции. Энгельс: Регион.инф.-изд. центр ПКИ, 2003. 0,35 п.л.
  10. Шакиров Р.Р. Государственный бюджет как инструмент реализации интересов государства/ Р.Р. Шакиров //Теоретическая экономика. 2011. №1. 0,4 п.л.
  11. Шакиров Р.Р. Роль государственного сектора в экономической системе современной России/Р.Р. Шакиров// В кн: Сборник молодых ученых. Казань: Издательский центр НОУ ВПО «Академия Управления «ТИСБИ»», 2010. 0,35 п.л.
  12. Шакиров Р.Р. Теоретико-методологические основы исследования институциональных факторов экономического развития государства/Р.Р. Шакиров // Горизонты экономики. 2011. №1. 0,4 п.л.
  13. Шакиров Р.Р. Направления формирования эффективных институтов экономического развития российского государства/Р.Р. Шакиров // Горизонты экономики. 2011. №1. 0,4 п.л.
  14. Шакиров Р.Р. Институциональные факторы развития экономики в современном российском государстве/Р.Р. Шакиров // Горизонты экономики. 2011. №1. 0,4 п.л.
  15. Шакиров Р.Р. Информационная составляющая современного рыночного процесса/Р.Р. Шакиров // Горизонты экономики. 2011. №2. 0,4 п.л.
  16. Шакиров Р.Р. Развитие государственного сектора в экономической системе современной России / Р.Р.Шакиров// В кн.: Российская промышленность: состояние и перспективы развития: сборник научно-аналитических статей. Вып. 1. 2010. 0,7 п.л.
  17. Шакиров Р.Р. Процесс слияния промышленного и банковского капитала как основа формирования института корпорации / Р.Р.Шакиров// В кн.: Российская промышленность: состояние и перспективы развития: сборник научно-аналитических статей. Вып. 1. 2010. 0,5 п.л.
  18. Шакиров Р.Р. Теоретико-методологические основы институционального проектирования оппортунистического поведения экономических агентов в условиях современной российской экономики / Р.Р.Шакиров// В кн.: Теория и практика институциональных преобразований в России: сборник научно-аналитических статей. Вып. 1. 2010. 0,6 п.л.
  19. Шакиров Р.Р. Формы и методы институционального проектирования оппортунистического поведения экономических агентов в условиях современной российской экономики / Р.Р.Шакиров// В кн.: Теория и практика институциональных преобразований в России: сборник научно-аналитических статей. Вып. 1. 2010. 0,4 п.л.
  20. Шакиров Р.Р. Информация в системе факторов производства / Р.Р.Шакиров// В кн.: Российская промышленность: состояние и перспективы развития: сборник научно-аналитических статей. Вып. 2. 2010. 0,3 п.л.
  21. Шакиров Р.Р. Основные факторы формирования глобального информационного пространства / Р.Р.Шакиров// В кн.: Российская промышленность: состояние и перспективы развития: сборник научно-аналитических статей. Вып. 2. 2010. 0,3 п.л.
  22. Шакиров Р.Р. Информация в системе факторов производства современной экономики/ Р.Р.Шакиров// В кн.: Экономическая безопасность Российской Федерации: сегодня и завтра: сборник научно-аналитических статей. Вып. 3. 2011. 0,5 п.л.
  23. Шакиров Р.Р. Направления развития единой корпоративной информационной системы/ Р.Р.Шакиров// В кн.: Экономическая безопасность Российской Федерации: сегодня и завтра: сборник научно-аналитических статей. Вып. 3. 2011. 0,5 п.л.

[1] Данные IDC Russia (Корпорации международных данных). [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.idc.com

[2] Данные IDC Russia (Корпорации международных данных). [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.idc.com

[3] Данные Министерства экономического развития РФ. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.economy.gov.ru/



 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.