WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

МУЗЫКАЛЬНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ РАБОТА В ПРОШЛОМ И СОВРЕМЕННОСТИ
(К 90-ЛЕТИЮ УЧРЕЖДЕНИЯ Г.Л. БОЛЫЧЕВЦЕВЫМ
«НАРОДНОЙ КОНСЕРВАТОРИИ»
В КУРСКОМ КРАЕ)


КУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

МУЗЫКАЛЬНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ РАБОТА В ПРОШЛОМ И СОВРЕМЕННОСТИ
(К 90-ЛЕТИЮ УЧРЕЖДЕНИЯ Г.Л. БОЛЫЧЕВЦЕВЫМ
«НАРОДНОЙ КОНСЕРВАТОРИИ»
В КУРСКОМ КРАЕ)

международная

научно-практическая конференция

Курск, 13–15 мая 2010 года

КУРСК

2010

УДК 78

ББК 85.31

М89

М89 Музыкально-просветительская работа в прошлом и современности (к 90-летию учреждения Г.Л. Болычевцевым «Народной консерватории» в Курском крае): Материалы международной научно-практической конференции / Гл. ред. М.Л. Космовская. Отв. ред. С.Е. Горлинская, Л.А. Ходыревская. – Курск: Изд. Курск. гос. ун-та, 2010. – 451 с. Свидетельство 20347 от 5 октября 2010 г. Гос. регистрация №0321001984.

В сборник включены доклады, представленные на международную научно-практическую конференцию «Музыкально-просветительская работа в прошлом и современности (к 90-летию учреждения Г.Л. Болычевцевым “Народной консерватории” в Курском крае)».

В материалах сборника отражены исторические, теоретические и практические проблемы музыкального просветительства, по которым ведутся исследования ученых России и зарубежья, и возможные пути их решения.

УДК 78

ББК 85.31

© Авторы публикаций, 2010

© Курский государственный университет, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Космовская М.Л. Просвещение на исходе первого десятилетия третьего тысячелетия (вместо предисловия)………………………. ГЛАВА I. ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО
И ФИЛОСОФИЯ МУЗЫКИ
Медушевский В.В. О музыкальном просвещении.......................... Медушевский В.В. Проект прохождения программы по музыке Головатенко Виталий Исцеление светом: образование и просветительство против невежества и мракобесия........................ Коломиец Г.Г. Музыка как субстанция........................................ Бялик М.Г. Из Гамбурга о просветительстве................................... ГЛАВА II. ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ, ВОСПИТАНИЕ Полозов С.П. Просвещение, информация и музыкальное развитие личности.................................................................................................. Подоль Р.Я. Социо-культурные аспекты становления современной личности........................................................................ Безуглова Т.В. Социальная роль преподавателя: самооценка в контексте времени............................................................................... Гладких З.И., Кошелкина Е.А., Рудзик М.Ф. Духовное просветительство в процессе музыкального образования школьников.......................................................................................... Попова Н.В. Музыка ХХ века в современных программах по музыке и в практике общеобразовательных школ............................ Лаптева В.А. Роль музыкально-просветительской работы в системе музыкального сопровождения общего образования........ Рудзик Е.Е. Внеклассная музыкально-просветительская работа в условиях общеобразовательного учреждения............................... Курмеева Н.К. Музыкальное просвещение будущих учителей начальных классов................................................................................ Захарищева М.А., Карионова С.Л. Оценка качества культурно-просветительской деятельности современной школы искусств..... Ганзбург Г.И. Изучение позднего творчества Р. Шумана как педагогическая проблема...................................................................... Фролов С.В. О литературном воспитании М.И. Глинки в Петербургском благородном пансионе................................................ Морозов С.А. Роль музыкальных компьютерных технологий в системе музыкального образования России........................................ ГЛАВА III. РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В РАБОТЕ МУЗЫКАНТА:
К ИСТОРИИ НАРОДНЫХ КОНСЕРВАТОРИЙ РОССИИ
3.1. Опыт столиц и регионов Гладких З.И. Музыкальное просветительство в пространстве-времени отечественной культуры........................................................................................ Ганзбург Г.И. История Изюмской народной консерватории........................... Гайдай П.В. Читинская народная консерватория: взгляд в контексте времени.................................................................................................................. Сковикова Е.Г. Симбирская народная консерватория................................... Дорошенко С.И. Музыкально-просветительская деятельность во Владимире конца XIX – первой половины XX века......................................................... Полозова И.В.  Просветительская деятельность старообрядцев Саратовской губернии в XIX – начале XX вв.......................................................................... Фролкин В.А. Музыкально-просветительная деятельность А.Н. Дроздова в Екатеринодаре........................................................................................................ Филатова О.И. Просветительские уроки истории культуры Тульского края: музыкальные практики художника В.Д. Поленова........................................... 3.2. Из истории Курского края Горлинская С.Е. Исторические концерты как одна из форм просветительской деятельности в Курске до 1917 года..................................... Друговская А.Ю. Культурная жизнь Курской губернии в годы Гражданской войны............................................................................................................... Лихобабо Л.И. Г.Л. Болычевцев: изучение и сохранение наследия пропагандиста классической музыки.................................................................... Страхов А.А. Роль народной консерватории Г.Л. Болычевцева в истории исполнительского искусства Курского края....................................................... Коваленко В.П. О фортепианных миниатюрах Г. Болычевцева..................... Котова Н.В. Культурная жизнь Железногорского района в семидесятых годах XX века (по материалам газеты «Ударный фронт»).......................................................................................................... Белоус Л.И. Информация о музыке в периодической печати города Железногорска с 1980 по 2010 годы............................................................ Шишлова А.А. Роль Курского драматического театра в становлении личности школьника (опытно-экспериментальное исследование)……………... Легостаева Е.Е. Просветительская деятельность руководителя хорового коллектива КГУ Евгения Легостаева……………………………………………. Бычков Д.В. История создания ансамбля «Русская мозаика» Курской областной филармонии........................................................................................... 3.3. Формы и методы музыкально-просветительской работы Легостаев Е.Д., Легостаева Е.Е. Музыкально-просветительская деятельность русских хоров в контексте современного хорового исполнительства...................................................................................................... Космовская М.Л. Инструментальное музицирование на простейших духовых инструментах: от просвещения – к образованию (из опыта работы и переписки с Э.Я. Смеловой).............................................................................. Басок М.А. Из опыта организации любительского музыкально-театрального коллектива в условиях детского дома-интерната....................................... Железнова В.Н. Музыкальные фестивали для детей в Курском крае как форма музыкального просветительства ХХI века.............................................. Коломиец Г.Г. Музыкальный лекторий в контексте научно-познавательной деятельности............................................................................................................ Зрелых Д.Л. Художники-педагоги в просветительской деятельности с молодежью соловьиного края................................................................................ Ходыревская Л.А. Музыкальная критика как форма просветительства (на примере дореволюционной периодической печати Курской губернии)......... Бычков Е.Э., Гладких З.И., Едемская О.Ю. Применение музыкально-компьютерных технологий в контексте современного просветительства Боженов С.А. Компьютерные технологии и современное просветительство. ПРИЛОЖЕНИЕ Коломиец Г.Г. Смысл и ценность музыки………………………… Коломиец Г.Г. А.Ф. Лосев, Б.В. Асафьев, Ю.Н. Холопов о сущности музыки……………………………………………………. Пою мое отечество. Музыка Е.Д. Легостаева. Слова Н.С. Толоконовой…………………………………………………….. Именной указатель……………………………………………………

6




20 29 38 46 59

62 68 78 84 103 110 117 122 128 131 151 164 170 196 207 214 219 226 233 250 261 267 274 277 285 288 291 304 314 324 327

341 350 357 360 380 388 400
407 415 434 448 449



ПРОСВЕЩЕНИЕ НА ИСХОДЕ ПЕРВОГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ
ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
(вместо предисловия)

Просвещение, образование, воспитание… То, благодаря чему происходит передача опыта и интеллектуального наследия предшественников новым поколениям, без чего немыслим прогресс.

Классическая миссия просветительства – распространение передовых идей и знаний в среде, не имеющей доступа к источникам информации. Кульминацией прогрессивной общественной деятельности этого плана стала эпоха Просвещения, с концентрированным выражением идей во Франции в период с 1715 по 1789 годы, названный «siecle des lumieres»[1], открывший миру имена Вольтера, Руссо, Монтескье, Гёрдера, Лессинга, Шиллера, Гёте и многих других мыслителей-энциклопедистов, создателей, участников воплотителей идеи «Энциклопедии, или толкового словаря наук, искусств и ремёсел»[2]. Это многотомное собрание предоставило человечеству научные знания на уровне их развития в XVIII веке, которые должны были осудить религию, понимаемую ими как суеверие.

Просвещение и религия. Антагонистичны ли эти явления? Вспомним, что на Руси уже в XV веке Святым Иосифом Волоцким (1440–1515, канонизирован в 1579 году), основателем подмосковного Волоколамского монастыря, было создано выдающееся произведение русской духовной мысли под названием «Просветитель», направленное на борьбу с сектантством. И речь ведь идет не просто об исторической личности, а о святом, чье имя живет и сегодня: 7 декабря 2009 года по благословению патриарха Кирилла Иосиф Волоцкий был объявлен покровителем православного предпринимательства и хозяйствования.

И Иосиф Волоцкий, и французские энциклопедисты своими трудами давали миру осмысление фактов. Не этим ли занимается сегодня мировая информационная паутина Интернет, предоставляя безграничные возможности каждому желающему высказаться?

Согласно законодательству Российской Федерации образование – это «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения обучающимся гражданином установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов). Уровень общего и специального образования обуславливается требованиями производства, состоянием науки, техники и культуры, а также общественными отношениями. Образование – социальный институт, выполняющий функции подготовки и включения индивида в различные сферы жизнедеятельности общества, приобщения его к культуре данного общества»[3].

Достигается ли эта цель в процессе образования? Выполняет ли свои функции этот «социальный институт»? Хотя бы в плане музыкально-эстетического образования… И воспитания?

Воспитание, определяемое коммунистической педагогикой как процесс целенаправленного формирования личности, сегодня несколько утратило свои ориентиры, поскольку пересматриваемые два десятилетия ценности до сих пор зыбки и неустойчивы: 70 лет запрета не просто религии, но, что гораздо более существенно, подлинной веры (и никаким иллюзорным «светлым будущим», предлагаемым коммунистической идеологией, ее не заменить) дают свои результаты. По Есенину: «Стыдно мне, что я в Бога верил, / Горько мне, что не верю теперь…» Поиск «национальной идеи» затянулся уже не на годы, а на десятилетия…

Поставленные в этих абзацах вопросы настолько глобальны, что необходимо их сузить до явной конкретики… Именно это мы и находим в докладах, представленных к началу конференции.

Немного об идее и теме прошедшего с 13 по 15 мая в Курске форума.

Работа в Государственном архиве Курской области над вторым томом «Словаря музыкальных деятелей Курского края» с документами музыкантов послереволюционного десятилетия[4] принесла научной группе немало открытий и размышлений. Чем подпитывался небывалый музыкальный энтузиазм, наблюдавшийся в 1920–1930-е годы в провинции? Почему в Курске проходили десятки и сотни концертов на самых разных сценах: от открытых летних площадок – до предприятий и сиротских приютов? Что заставляло музыкантов бесплатно выходить и играть, какими идеями они руководствовались в этой своей работе?

Наиболее полные ответы на эти и многие другие вопросы дал нам архив Глеба Леонидовича Болычевцева (1891–1971). А также девять единиц хранения в Государственном архиве Курской области[5]. И вторые-третьи экземпляры машинописных документов довольно обширного архива П.К. Дорошева в Музее образования Курского института непрерывного профессионального образования (повышения квалификации и переподготовки) сотрудников образовательной сферы. Две статьи в центральных журналах[6] и ряд публикаций в курской периодике. Вот и весь «багаж» информации об исключительном энтузиасте музыкального просвещения, создателе Народной консерватории в Курской губернии. А ведь еще в 1920-е годы Г.Л. Болычевцев вывел «единицу эффективности» художественно-воспитательной и музыкально-просветительской работы. Это – счастье, которое человек получает, когда он имеет «возможность заниматься в школе 100 академических часов в неделю без всякой оплаты».

Эта мысль звучит постоянно в его рукописи «Мысли о музыке»: «Работа была для всех – Радость, Счастье и Наслаждение!»[7], а излагая принципы работы в Теребужской консерватории, он писал: «1. Никого не эксплуатировать. 2. Жить своим трудом. 3. По способности работать. 4. По потребности получать. 5. Без всяких денег (все натуральное). 6. И быть счастливым!»[8]

Результативность деятельности Г.Л. Болычевцева изумляет и сегодня: осенью 1928 года «деревенским струнным квартетом» был дан цикл из пяти исторических концертов-лекций, в программу которого вошли произведения Скарлатти, Рамо, Гайдна, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Мендельсона, Шумана, Шопена – «все так называемые классики, вплоть до самых современных композиторов, как Прокофьев и Метнер»[9]. И это – крестьянами, начавшими учиться музыке взрослыми, увлеченными музыкой и личностью просветителя.

Просветительством пронизана была вся жизнь Г.Л. Болычевцева, а местом его работы был буквально каждый уголок родной земли: дом, музстудия, школы (музыкальная и общеобразовательная), изба-читальня, кружок «Друзья радио», двор дома в Курске, в котором он жил в середине ХХ века на улице Семеновской...

Почему же сегодня энтузиазм просветительской деятельности музыканта сводится, в основном, к возможности заработков? Что изменилось меньше чем за столетие? Не в системе ли образования и воспитания кроется дело?

Так родилась тема конференции: музыкально-просветительская работа в прошлом и современности. А поскольку импульсом к размышлениям стала деятельность Г.Л. Болычевцева, естественно, родилось посвящение – Личности, Музыканту, совершившему в Курской губернии невозможное: открывшему Народную консерваторию в селе Нижний Теребуж Щигровского района Курской области и десятилетие дарившему радость музыкальных открытий.

Концерты, которые Г.Л. Болычевцев устраивал в Щиграх и в Курске, вызывали неизменный интерес и проходили при переполненной аудитории, судя по откликам в печати. И это наводит на размышления о еще одной современной проблеме: как в начале третьего тысячелетия привлечь слушателей на концерты. Отдельными личностями эта проблема решается сейчас и у нас в Курске. Так, за неполные 10 лет своего пребывания в городе С.Г. Проскурин, дирижер Русского камерного оркестра Курского государственного университета, сформировал столь увлеченную аудиторию, что сегодня его концерты идут при переполненном зале. И это – при минимальной рекламе. В большинстве же случаев даже очень хорошие концерты аншлагов не вызывают: ни в филармонии, ни в других концертных залах города и области.

Невольно вспоминается горестное восклицание А.В. Вампилова (еще 1960-х годов) в «Провинциальных анекдотах», звучащее из уст скрипача-гастролера Базильского: «Непостижимо! В этом городе никто, кроме старух и вундеркиндов, не посещает концертов. А интеллигентные люди, вместо того, чтобы заботиться о культуре, пьют водку и стараются во что бы то ни стало удивить белый свет. Зачем вы это делаете? Для чего? Этим самым вы развращаете публику, понимаете вы это?.. Нет, не верю я в вашу доброту! Это чертовщина какая-то – наверняка!»

«Просвещение – это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине. Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. Несовершеннолетие по собственной вине – это такое, причина которого заключается не в недостатке рассудка, а в недостатке решимости и мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то другого. Sapere aude! – имей мужество пользоваться собственным умом! – таков, следовательно, девиз Просвещения»[10], – пишет И. Кант в поиске ответа на вопрос «Что такое просвещение».

Кантовское определение просвещения как «мужества пользоваться своим собственным умом» раскрывает современным музыкантам новые горизонты для собственной деятельности, для проявления молодежной инициативы и самоутверждения в жизни: не ради меркантильных целей и наживы, а для распространения света и радости, без команд свыше и административных резолюций. Исключительно по велению сердца…

Так действовал Г.Л. Болычевцев. Так работала в Курске И.Ю. Татарская (1934–2007). И многие-многие курские и в целом – российские музыканты. Порой не осознавая, а вернее, не формулируя ни цели, ни задач… Их деятельностью свет радости от общения с подлинным искусством передавался в будущее. И это – тот процесс, который обеспечивал наследование культурного багажа, та радость, о которой еще А.С. Пушкин писал:

О сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель… (1829)

Культурно-просветительская работа как особая сфера деятельности, выделенная во второй половине ХХ века в специфическую область и в административном плане, и в педагогике (училища и институты культуры), и в научных исследованиях (24.00.01 – теория и история культуры) была передана Домам и Дворцам культуры. Работа, которая велась и ведется этими учреждениями, безусловно, дает свои плоды (оценка их качества не входит в наши задачи сегодня). Однако что-то упущено и это – главное. То, что достигалось в прошлом высокопрофессиональными музыкантами и приводило к блестящим результатам. Об этом говорит утрата поколенческой преемственности в освоении музыкального наследия в целом. Можно разрабатывать десятки и сотни программ, выпускать прекрасные учебники для школьной дисциплины «Музыка». Однако без осознания значимости этой работы и насыщения радостью – все сводится к назидательному обучению. И вот в этом процессе не достает подлинного просвещения, того, о котором еще Н.В. Гоголь говорил: «Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь»[11].





Беседы со студентами факультета искусств показали, что даже те, кто решает посвятить себя музыке, получая высшее специальное педагогическое образование, не осознают своей роли в общекультурном процессе, а ведь именно они будут нести свет искусства детям. И виновато в этом среднее и старшее поколение музыкантов, особенно музыковедов, и по сию пору скептически относящихся к просветительской работе. «Да кому нужна наша-ваша музыка в школе?» – и сегодня мы слышим от администраторов…

Как преодолеть чиновничьи препоны? Чем руководствоваться, осознав значимость просветительской деятельности, и с чего начинать – еще несколько вопросов, которые обсуждались в процессе подготовки и ходе конференции.

О подготовке. На рассылку приглашений иногородним музыкантам (около 100) было получено более 40 откликов с решением участвовать. География участия: Германия (Гамбург), Канада (Торонто), Украина (Харьков). Потенциальными участниками были еще представители таких стран, как Израиль (Г.М. Кантор) и Казахстан (Алматы – А.А. Момбек и Петропавловск – Г.А. Колесникова). Наиболее активными российскими участниками выступили представители таких городов, как Москва и Нагинск Московской области, Санкт-Петербург, Владимир, Глазов (Удмуртия), Краснодар, Оренбург, Рязань, Саратов, Тула, Ульяновск, Чита и, конечно же, Курск и районные и просто музыкальные центры Курской области: Глушково, Железногорск, Искра, Коренево, Камыши, Мантурово, Обоянь, Суджа и другие. Поддержали идею конференции и ученые из Белгорода, Брянска, Великого Новгорода, Калининграда, Костромы, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Перми, Ростова-на-Дону и Твери. Далеко не все представили свои статьи, да и среди присланных был проведен отбор на соответствие теме и уровню сборника.

Участие в конференции только в очной форме приняли более 80 человек. Особо следует отметить, что на пленарном и других курских заседаниях присутствовали учителя музыки курских общеобразовательных школ (№ 2, 6, 9, 10, 18, 30, 33, 39, 43, 46, 47, 53, 54) и железногорских учебных заведений (10-й гимназии и детского сада № 31).

Таким образом, три дня, с 13 по 15 мая 2010 года, на базе факультета искусств Курского государственного университета проходила Международная научно-практическая конференция «Музыкально-просветительская работа в прошлом и современности (к 90-летию учреждения Г.Л. Болычевцевым “Народной консерватории” в Курском крае)».

Предшествующими этапами стали две встречи: вечер памяти курского просветителя Иды Юрьевны Татарской «Свет в музыке – свет в душе» (14 апреля) и открытая лекция профессора Московской консерватории, доктора искусствоведения Вячеслава Вячеславовича Медушевского (26 апреля), который из-за его обширнейшей музыкально-просветительской деятельности в России и за рубежом не смог приехать в Курск в середине мая, но горячо поддержал идею и тему конференции.

В первый день, 13 мая, в актовом зале КГУ участников и гостей конференции приветствовали проректор по научно-исследовательской работе университета Виталий Алексеевич Кудинов и декан факультета искусств Елена Николаевна Кирносова.

Вступительным словом заведующей кафедрой методики преподавания музыки и изобразительного искусства КГУ М.Л. Космовской открылось пленарное заседание, предоставившее слово курским гостям, ученым России, ближнего и дальнего зарубежья: доктору философских наук, профессору кафедры философской антропологии Оренбургского государственного университета Галине Григорьевне Коломиец (Россия); доктору философских наук, профессору Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина Рудольфу Яновичу Подолю (Россия) и члену Союза композиторов Украины, директору Института музыкознания Григорию Израилевичу Ганзбургу (Харьков, Украина); на фоне фотодокументов были озвучены приветствие конференции доктора искусствоведения, профессора, заслуженного деятеля искусств РФ, заведующей кафедрой музыкальной критики Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова Ларисы Георгиевны Данько (Россия) и доклад кандидата искусствоведения, профессора Михаила Григорьевича Бялика (Гамбург, Германия). Завершилось пленарное заседание выступлением ансамбля «Свирель» под руководством Л.М. Таракановой (детская школа искусств № 1 им. Г.В. Свиридова.

Насыщенные творческой атмосферой, размышлениями и дискуссиями секционные заседания были сгруппированы по двум основным тематическим направлениям: актуальные проблемы художественного просвещения и образования и гуманитарные научные исследования и музыкальное образование. Два из них прошли на факультете искусств (13 и 15 мая), третье было выездное (14 мая).

В первый и завершающий дни конференции с сообщениями и докладами выступили: руководитель Курского филиала Национального Свиридовского фонда Леонид Афанасьевич Марченко; доктор искусствоведения, профессор, зав. кафедрой МПМиИИ КГУ Марина Львовна Космовская; заслуженный работник культуры России, композитор, профессор, завкафедрой хорового дирижирования и сольного пения КГУ Евгений Дмитриевич Легостаев; преподаватель Курского музыкального колледжа-интерната слепых Сергей Александрович Морозов; кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарного образования Курского института непрерывного педагогического образования Татьяна Анатольевна Брежнева; кандидаты педагогических наук, доценты кафедры МПМиИИ КГУ Зоя Ивановна Гладких, Дмитрий Леонидович Зрелых, Марина Федоровна Рудзик; доцент Валентина Петровна Коваленко; кандидат искусствоведения, старший преподаватель кафедры Светлана Евгеньевна Горлинская; заведующий научно-исследовательской лабораторией музыкально-компьютерных технологий КГУ Сергей Александрович Боженов и лаборант-исследователь лаборатории МКТ Александр Александрович Страхов; старший лаборант кафедры МПМиИИ КГУ Любовь Александровна Ходыревская; магистрант факультета искусств Егор Эдуардович Бычков; студенты заочной формы обучения факультета искусств Наталья Попова, Дмитрий Лукьянчиков и Валентина Железнова. А руководимый В.Н. Железновой Детский фольклорный ансамбль «Ладушки» открыл третий день конференции.

Нетрадиционные выступления выездного заседания в каждом из трех посещенных участниками конференции музыкально-просветительских центров Курской области, запомнятся особо.

В селе Винниково – посещение и экскурсия Мемориального музея Н.В. Плевицкой: погружение в атмосферу первых десятилетий ХХ века, с последующими беседами и заполнением Книги отзывов.

В Нижнем Теребуже Щигровского района – знакомство с музеем школы и двухчасовое выступление с просветительским словом, обращенным не только к коллегам (ученым и преподавателям школы), но и к детям, и к их родителям, собранным директором школы Еленой Васильевной Шаламовой к приезду гостей в школе, бережно хранящей память о Г.Л. Болычевцеве. В результате секционное заседание превратилось в увлекательную беседу с участием замдиректора по воспитательной работе МОУ «Теребужская средняя общеобразовательная школа», руководителя школьного музея Любови Ивановны Лихобабо, установившей в своем выступлении тональность обращения к столь многоуровневой аудитории, выдержанную каждым выступавшим: и гостями из Харькова, Оренбурга и Рязани, и курскими участниками. Особенно трогательно прозвучала песня-гимн о Теребуже Г.Л. Болычевцева в исполнении школьников под руководством учителя музыки.

Нижне-Теребужские Исторические размышления в Нижнем Теребужеи впечатления сменились ярчайшими картинами пребывания в селе Мантурово. Современные формы музыкально-просветительской работы – тема этого этапа конференции – в этом уголке Курской области базируются на основательном экономическом фундаменте, уверенно и по-хозяйски строящемся под руководством Василия Александровича Денисова: экскурсия по райцентру и Агрогородку (единственному в регионе реализованному общероссийскому проекту), проведенная главой администрации, показала, что жители района могут быть уверены не только в сегодняшнем, но и в завтрашнем дне. Светлое будущее – с возводимыми храмами (в день нашего пребывания в Мантуровском районе архиепископом Курским и Рыльским Германом было заложено и освящено строительство нового храма Тихвинской Богоматери)[12], новыми домами-коттеджами для работников бюджетной сферы и обширными земельными площадями, – в этом районе уже наступило. И каждый из 16 тысяч жителей (включая 3 тысячи проживающих в райцентре) ощущает это на себе: наперечет и под контролем и таланты, и обездоленные, и сбившиеся или оступившиеся… На вопрос: «Неужели у Вас все работают и не пьют» – ответили не задумываясь: «Увы, почти 400 человек замечены в излишках, но мы с каждой семьей работаем…»

А отсюда – возможность массового просвещения и образования. Прекрасный концерт во Дворце культуры, организованный сегодняшними студентами-заочниками факультета искусств Викторией Субочевой и ее учеником Сергеем Богатыревым (хотя и учатся они сегодня в одной группе) – закономерный результат проводимой в районе политики. Впрочем, как и Музей истории района, и новый Дворец культуры, и деятельность школы искусств.

Выездной многоплановый и насыщенный день, с дальними дорогами (более 200 километров в пути) и многочисленными встречами с незаурядными деятелями российского просвещения прошлого и современности высветил значимость темы заявленной конференции по-новому: такие контакты с российской глубинкой, беседы и концерты делают нашу жизнь полней и осмысленней, и дело, которому мы служим становится целесообразным и весьма далеким от «искусства ради искусства». Ведь Музыка в тот день звучала везде: и в Винниково у Н.В. Плевицкой, и в Нижнем Теребуже у Г.Л. Болычевцева, и в Мантурово.

Завершающий научную часть конференции круглый стол, начавшись в спорах и предложениях, был сконцентрирован на рациональных итогах, которые имели бы последующий результат. Выводы, сделанные участниками, обсуждались впоследствии на заседании кафедры методики преподавания музыки и изобразительно искусства (Протокол №9 от 16 июня 2010 года). В результате была составлена Резолюция, предлагаемая в заключительном разделе сборника.

Конференция завершилась поездкой участников к святым местам: в Коренную Рождество-Богородичную мужскую пустынь.

В электронный сборник по итогам конференции вошли тексты всех представленных и допущенных к печати редакционным советом докладов и выступлений. В печатный вариант сборника будут включены основополагающие материалы по теме.

Фоторепортаж конференции смотрите в одном из разделов электронного варианта сборника.

Отклики на материалы сборника, а также предложения и пожелания прошу присылать по адресу: urkas@fitmail.ru

М.Л. Космовская. Курск

ГЛАВА I. ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО И ФИЛОСОФИЯ МУЗЫКИ

О МУЗЫКАЛЬНОМ ПРОСВЕЩЕНИИ

В.В. Медушевский
Московская государственная консерватория
им. П.И. Чайковского

До какого немыслимого совершенства довели мы технику наступания на одни и те же грабли! Белинский внушил стране ложь: «Зло скрывается не в человеке, но в обществе». Среда заедает: она отняла у Онегина «страсть сердца, теплоту души, доступность всему доброму и прекрасному». Потому – давайте примемся все разом воспринимать и изображать «жизнь, как она есть… со всем холодом, со всею её прозою».

Русская ли это мысль о пользе дьявольского хлада? Взращенный ли Православием народ не знал, что обида на обстоятельства – тупик? Она парализует волю. Заключенный в ней непрощаемый грех хулы на Духа Святого отнимает разум, а безумие ведет в смерть. В какую сторону будут меняться обстоятельства народа, лишившего себя вдохновения? Раздражение и озлобленность меняют обстоятельства только в дурную сторону – в сторону разрушения устоев жизни, высасывая из них силу любви к людям, рождаемой любовью к Богу. Дьявольская ложь изобрела для себя приятный наряд и назвала себя прогрессивным общественным мнением.

Нерусская линия через 70 лет после смерти Белинского привела к катастрофе 1917 года. В эпоху перестройки Россия растлилась уже всего за десятилетие. Прогресс в темпах освоения техники наступания на грабли – налицо. Пока страна подвергается тотальному разграблению, «прогрессивная общественность» подсовывает фальшивое направление мыслей: нужно ли или не нужно смаковать в обществе все новые проявления зла.

Не существует в мире лучей тьмы. Потому бороться с тем, чего нет, – невозможно: нужно просто зажечь свет в душах. Не от рычания адской тьмы поднимались от падений страны и народы.

Так во всем своем непредставимом масштабе встает проблема просвещения. В устах растлителей земли – это ворованное понятие. Эпоха самодельного Просвещения (к сожалению, принято писать эту ложь с заглавной буквы!) закономерно закончилась свирепствованием гильотины.

Иные плоды Просвещения истинного, полного любви и Божественной силы.

В XVIII веке греческий народ находился в унынии после кровавого подавления попыток избавиться от турецкого ига, целые области во главе с митрополитами принимали ислам ради комфортной жизни; а в западных областях – католичество, забывался греческий язык. Все шло к полному исчезновению нации. В этот момент Господь воздвиг равноапостольного Косму Этолийского. Главную задачу нации он видел в просвещении народа – истинном просвещении божественной благодатью. Его стараниями были открыты более полутора тысяч учебных заведений, обеспечивших духовное и светское просвещение, его трудами повсеместно была укоренена система бесплатного и всеобщего образования. Обращался ли он к турецким властям? Нет, в своих проповедях он призывал современников отказываться от роскошных нарядов и золотых украшений[13] и направлять средства на поддержку национальной системы образования. Созданный им фонд обеспечивал не только строительство, но и бесперебойное финансирование учебных заведений в будущем (вплоть до конца XIX века!). Он добился отмены торговых дней в воскресенье, чтобы люди имели возможность посещать церковь. Он приобрел для народа 4 тысячи купелей, дабы весь народ мог креститься. Он возродил сельское хозяйство (тысячи привитых плодовых деревьев было посажено им лично) и греческую экономику. Направив свои стопы в логово самых свирепых разбойников, он убедил их не обижать греков. Один из покаявшихся, оставив кровавое ремесло, купил сорок купелей, построил церковь и мельницу, благодаря которой содержались храм и школа, стал пламенным проповедником веры; призывая на помощь Святого Косму, он участвовал в сражениях против турок[14]. Чтобы любовью соединить разрозненные общины, Косма на перекрестках дорог между соседними селениями ставил поклонные часовни. Он убедил греков отличаться по внешности от турок и раздал слушательницам более четырехсот тысяч косынок и платков. Он привил любовь к греческому языку. Множество албаноязычных деревень заговорили на овеянном святостью греческом языке[15]. В виде вознаграждения за проповедь он просил греков собираться по пять-десять человек и беседовать о священных истинах. Так народ научился со сладостью говорить о Боге. Косма обучил греков и умной Иисусовой молитве, для чего раздал более трехсот тысяч четок. За ним пошли многие просветители Греции, и страна, готовая исчезнуть из мироздания, восстала!

Вот отрывок из проповеди, чтобы мы смогли почувствовать, что есть истинное Просвещение и как оно отличается от просвещения ворованного.

«Христос сказал мне, о чем я должен вас попросить: “Хочу, чтобы ты попросил вещей подлинных, того, что честнее всего мира, а не виноградных выжимок, паутины и облака пыли. Что же является вещью подлинной и настоящей, той, что честнее и дороже всего мира? Вот что говорит мне Христос: “Попроси своих братьев и сестер, чтобы вы соединились между собой любовью друг к другу, тогда вы наследуете Рай и станете сопричастны вечной радости, а не будете вечно гореть в адском огне”».

Не сразу наполнила Косму неодолимая божественная сила: 17 лет он провел на Афоне, горячо оплакивая свои грехи.

Таково неотменимое условие восстания к свету. Не гнусить ложь о том, что «среда заедает», а, обратившись к Тому, Кто дает прощение, а с ним и силы, – поднимать этой силой и окружающую жизнь, меняя Духом Божьим все ее обстоятельства. И какая простая формула преобразования общества! Не надо воровать по кругу друг у друга – надо отдавать! «Христиане, – говорил Косма, – если хотите спастись, ничего другого не ищите в этом мире, кроме любви». И греки с вдохновенной радостью жертвовали святому все свои драгоценности, а на их глазах тут же исправлялись все материальные обстоятельства жизни[16].

Теперь – о просвещении музыкальном.

Великая музыка содержит его в себе как драгоценное сокровище красоты. По учению Церкви, красота – явление славы Божьей в мире. Все гении понимали это.

Как музыка становится языком неизреченной красоты? Она – грань Слова. Не нашего, общающегося и познающего, вверх-смотрящего, а, скорее, древнегреческого Логоса. Логос – слово особое, свыше сходящее, дающее всему сущему на земле и самому уму человеческому строй и порядок. Оно – как солнце, которое освещает все видимое и ум просвещает, позволяя ему видеть невидимые связи всех понятий.

Чего не хватало Логосу древних? Не хватало того, чтобы Логос, Слово Божие и Солнце правды явило Себя, сойдя с Неба. Так стало. По откровению Евангелия: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины…» (Ин. 1:1,14). Благодать по-гречески имеет тройное значение: неизреченной красоты, любви и милости.

Истина возблистала тогда с ослепительной ясностью. Как могло бы возводить к Небу Слово, не будь оно Богом? Как могло бы просвещать нас, одаренных даром самосознания, если б и само не было самосознающим? Как могло бы нас живить, если б само не было Вечной жизнью? Как могло утеплять любовью, если б не было любовью Божественной?

Дух онтологизма, тождества бытия и благой мысли, который горел в предчувствиях древних греков, воссиял теперь в полную мощь.

И наше слово, созданное, как и мы сами, по образу Троицы, неотделимо от духа, которым оно дышит. Интонация запечатлевает его дух. Апостол пишет: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Рим. 8:26).

Эти воздыхания неизреченные и вознесла через свой интонационный язык инструментальная музыка великой христианской цивилизации. И сделала это так, что ее всепобедительной красоте не смог противиться весь мир. Музыка Баха, Моцарта, Шопена, Чайковского, Рахманинова и других гениев стала центральным содержанием всей мировой музыкальной жизни.

Интонации раскрывают свой смысл прямо в сердце. И начинает казаться, что ее осмысление на языке слов уже и не нужно. Если музыка, допустим, нежная, то стоит ли ее дублировать еще и словом?

И все же музыковедческое слово о музыке остро необходимо! И прежде всего – в контексте просвещения. Оно призвано изменить недостойный способ слышания великого, который навязан лживыми теориями. Самый коварный способ духовного растления – тот, который изобрел дьявол в последние времена, когда величайшее откровение для всего человечества, Благая весть для него, преподносится детям как милая сказочка, а не как то, от чего зависит вся жизнь на земле и последующая судьба в мире ином. То же мы видим и в музыке.

Испошлившийся без Бога словарь музыковеда потерял способность различать полярные вещи: действия в музыке Духа Божьего и духа дьявольского. Мы говорим, например, о музыке лирической. Имеется в виду открытая романтизмом способность изъясняться от первого лица[17]. Но ведь одно дело – «божественные длинноты» Шуберта, когда душа, погруженная в сладостную беседу с Богом, не хочет выходить из нее, ибо настоящее время слушания расширяется безмерно, становясь подлинно настоящим временем, соединившимся с вечностью. И другое дело – «лирическое я» в блатной песенке: «Я из пивной иду, я никого не жду, я никого уж не сумею полюбить».

Добровольно ослепшая теория музыки свою слепоту агрессивно навязывает культуре, в частности, ее системе просвещения.

Потому первая задача современной культуры обращена к собственно музыкальной науке, поставляющей язык для музыкального просветительства и всей системы образования.

Возвышение языка музыковедения поможет восстановить единство двух его расколовшихся половинок: фундаментальной науки и ее прикладной сферы – музыкальной педагогики.

Вторая задача адресована уже педагогике. Главной проблемой здесь оказывается нахождение такого стержня, который смог бы интегрировать все возрастные уровни в единую систему образования и просвещения.

Эту задачу мудро провозгласил, но не решил Д.Б. Кабалевский. Стержневая тема определена у него неверно: «три кита» (вдобавок полностью игнорирующие церковные жанровые начала как фундамент музыки светской) вовсе не покрывают собой главнейшие сферы музыки (например, не охватывают стилевую координату музыки).

Откуда же взять этот стержень?

Он не может быть только специфически музыкальным (при таком подходе музыка оказалась бы изолированной от жизни и не могла бы стать ее языком). Он должен исходить из глубины жизни, но специфизироваться языком музыки.

Какова же глубинная сердцевина жизни? Она игнорируется современным обществом – отсюда все его беды. До сих пор общество слепо верит, будто жизнь начинается с материальных якобы оснований, за которыми следуют общественные отношения и дух культуры. Миллиарды фактов говорят об обратном. Какое падение в истории не начиналось с аморализма, а он – с отвращения людей от Неба? За развратом и коррупцией неотступно следовал демографический коллапс, падение экономики, развал армии, смерть наций и крах цивилизаций. Как восторгался Вергилий величием миссии римского народа, несущего миру дух справедливых законов! Но легко доставшиеся деньги (за счет поступлений от завоеванных народов) родили дух наживы и наслажденческую установку жизни. Общество предалось развлечениям – мерзким зрелищам. Литературу того времени стыдно читать. Женщины перестали рожать. Демографический коллапс свернул производство. Азиатская сталь приводила в трепет трусливых воинов, воевавших железом. Негодная армия была заменена наемной из варваров. Вселившись в Империю, они вели себя, по оценке тающего коренного населения, невероятно нагло, а те и в самом деле не могли относиться иначе, нежели с нескрываемым презрением, к проворовавшимся и полностью развратившимся подонкам. Когда наемная армия привела к власти ругийца Одоакра, трусливый и продажный римский сенат по настоянию вождя проголосовал за отмену империи. Великая Империя самоликвидировалась с такой же легкостью, с какой в 1992 году перестал, «по желанию трудящихся», существовать СССР.

Не может быть, чтобы истинный стержень жизни не был многократно проговорен в Священном Писании.

Господь устами Моисея говорит: «Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19).

Какую жизнь предлагает Бог человеку? Жизнь плесени, клопа, бандита? Нет, небывалую, вечную, жизнь для Бога и в Боге. Христос говорит: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3).

И вот сама практика жизни показывает, что если на земле жить вместе с Богом и в Боге, то постепенно растет в нас сила и крепость жизни. И не просто растет, но светлеет, становится все прекраснее. Крепнет в нас желание высшего, понимание смысла жизни. Растет настолько сильно, что душа становится годной на подвиг, ибо чувствует: то высшее, что она ясно обнаружила в себе, уже не отнимется от нее с окончанием жизни тела. Как восклицал апостол: «Ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8:38-39). От такого человека начинают литься энергии в жизнь окружающую. Это святые Божии избранники, способные яснее указать всем направление жизни, хотя святость заповедана всем.

И растет в людях на пути жизни премудрость. Без нее не прожить ни человеку, ни стране, ни человечеству.

Этот стержень в одной из моих педагогических разработок я предложил положить в основание всего образовательного процесса.

Исходная – и проходящая через все годы обучения (можно сделать это ненавязчиво) – стержневая тема формулируется следующим образом: «Что хорошо и что плохо в музыке, культуре и жизни». Доступна ли эта мысль малому ребенку в детском саду? Все исходящее от Бога доступно на любом уровне! Ибо это главное заложено в самую сердцевину человека, в образ Божий в нем; а понять – это ведь и значит с удивлением и радостью узнать, что уже знаешь. Это критерий истинного познания: нельзя познать истину и не удивиться, и не обрадоваться, и не окрылиться свободой и не обрести жизненного вдохновения.

«Хочешь ли ты, чтобы в твоей семье все говорили злобными голосами? А какой звук в этой музыке? Нравится ли тебе запах шиповника? О чем он говорит? – не о любви ли и несказанной нежности? А о чем говорит запах тухлого мяса? Не о смерти ли? А какие звуки тебе нравятся больше – говорящие о жизни или о смерти?» Это вход в систему свойств музыкального звука, консонансов и диссонансов и всех простейших понятий о музыке. И далее нет ни одной музыкально-образовательной темы, в которой Слово Божие о пути жизни и смерти не высветило бы самое главное. И тогда ум школьника становится световидным, и весь мир для него становится прозрачным. Он с легкостью охватывает все сложности содержания образования, которые от прикосновения луча мудрости становятся прозрачными, так что в одной теме видятся все. Настоящая мысль – именно такая, прозрачная и световидная. Лукавая мысль – черная и непрозрачная. Если мир изначально глуп и мертв, а потом вдруг ожил и поумнел, как неразумно верит материализм, – то что в таком случае изучает и никак не может изучить наука – неужели мировую глупость? А из трупной теории мироздания вырасти ли окрыленной красоте? Ведь на самом деле из глупости нельзя сделать ни одного логического шага так, чтобы он не упирался в абсурд. Мысль, заквашенная на глупости, его и не делает и не умеет мыслить, то есть приближаться к Истине и просветляться ею. Она только бубнит свое и сплетает лабиринты темных ложных ходов, свинчивает мертвенные конструкции, в которых все мертвеет. И вот на последних ступенях школы, когда школьники, получившие в дар от нее ясность мысли, подступят, скажем, к самой страшной за всю человеческую историю эпохе постмодернизма, когда в мнимость симулякров погружается все – музыка, искусство, нынешнее школьное образование, политика, превратившаяся в театр абсурда, и вся жизнь, – то сами убедятся в том, что всеми чествуемый король постмодернизма – на самом деле голый.

«Благородные братья, – вопрошал Косма Этолийский в одной из проповедей, – вы хотите быть людьми или ослами? – Людьми. – Тогда сделайте тело рабом, а душу – его госпожой, и будете называться людьми».

В последнем случае и в сфере музыкального просвещения мы должны отказаться от пошлой эстетики и музыкальных теорий, поклоняющихся содержанию № 2 в музыке (внешняя жизнь общества), и вновь, как в великие времена, обратиться к содержанию № 1 (человек и человечество в их предстоянии пред Богом в направленности всечеловеческой истории к ее эсхатону, когда в этом Царствии Небесном любящий нас и бесконечно прекрасный Бог станет «всяческая во всем»).

ПРОЕКТ ПРОХОЖДЕНИЯ ПРОГРАММЫ ПО МУЗЫКЕ

В.В. Медушевский
Московская государственная консерватория им. П.И. Чайковского

Как бы ни складывалась в деталях программа прохождения материала по музыке – рассредоточенно в предмете православной культуры или концентрированно в рамках отдельных блоков подкурса по музыке – в любом случае она должна быть цельной.

Для этого она должна иметь ясное ядро, устремленное к саморазвертыванию.

Д.Б. Кабалевский полагал необходимым строить программу, исходя из эмпирически известного. В качестве такой якобы единой завязки предмета он выбрал явления песни – танца – марша, которые далее через песенность – танцевальность – маршевость превращались в оперы и симфонии. Исторически это ошибка. Если бы не выросла светская музыка из церковной, если бы не приняла в себя ее главный импульс – мощные восходящие тяготения к Небу, если бы не взаимодействовали постоянно эти два рукава культуры, – то в отлучении от Церкви песенки пришли бы вовсе не к опере, а к эстраде и року.

Так оно, кстати, и случилось позже, когда общество вступило на путь расцерковления. Тогда и песня тоже встала на стезю деградации: сначала опустилась до бездуховной попсы, а далее выродилась в рок и дегенеративное фальшивое скандирование на одном звуке. И теперь некоторые директора школ, исходя из тезиса «начинать с известного», порешили открывать обучение рок-музыкой, а в 7 классе, когда слух и личность окончательно развратятся, пробежаться и по произведениям серьезной музыки.

Это равносильно тому, чтобы преподавание рисунка начинать с порнографии или с безобразия рекламы только потому, что ими отравлена сегодня жизнь, или преподавание литературы – со сквернословия, за которое на Руси полагалось битье кнутами.

По моему мнению, в выборе исходного основания совершенно недостаточно исходить из известного – это породит равнодушное туристическое отношение к предмету. Чтобы обучение было горячим и возвышающим, нужно исходить из глубочайшей духовной потребности человека вообще и ребенка в частности, без которой он не вырастает в человека.

Это потребность в вечности, красоте, совершенстве, любви, в истине[18]  – в различении того, что такое хорошо и что такое плохо.

  1. Так и можно было бы сформулировать эту самую первую вступительную тему: «Что такое хорошо и что такое плохо в жизни, искусстве и музыке».

В чем преимущества такого начала? Оно сразу преодолевает герметизм предмета, размыкает его в жизнь, причем в самую важную ее плоскость, которая нынче осталась совсем без окормления – в плоскость духовно-нравственного отношения к жизни. Музыка – самый философичный из языков искусства. Этим нужно пользоваться. Тема прекрасного и безобразного в музыке позволяет ненавязчиво заложить фундамент христианской антропологии, произрастающей из свободы произволения, ставить в доступной для детей форме проблемы добра и зла, любви и ненависти, истины и лжи… Научает распознавать языки мироздания, например мир запахов. О чем говорит благоухание шиповника – можно спросить малышей – о несказанной чистоте и свете или о грязи? А запах протухшего мяса – не о смерти ли?

А в музыке есть ли это противоположение жизни и смерти – как вам кажется?

Вот лет 30 назад появился род музыки, после которой подростки потрошили вагоны, затевали драки, хулиганства, убийства. Как вам кажется: эту музыку нужно отнести к миру чистоты, возвышенности – или к миру зла, тьмы, смерти, злобы? Каких отношений вы хотели бы в своей семье – любви или злобы?

А посмотрите на слушателей, расходящихся после слышания игры гениального исполнителя: глаза восхищенные, лица горят воодушевлением. Слушатели говорят, что как будто сама жизнь стала прекраснее, солнце ярче. Словно обновилась жизнь. Восхищение на лицах. Прибыла новая сила жизни.

«Жизнь и смерть предложил я тебе, избери жизнь», – говорит нам Бог устами Моисея.

Только такое начало программы может абсолютно естественно, если не на первом же уроке, то на последующих, перейти к разговору о Божественных и православных корнях высокой музыки. Градации совершенства, как известно, – один из известных аргументов бытия Бога: так называемый аргумент «от реального к абсолютному совершенству», выдвинутый Фомой Аквинским.

И это не чистое умозрение: лествица совершенств была путем реального возвышения мирской музыки от просто красивого – к прекрасному и к несказанно прекрасному, основанием которого является Абсолютное совершенство Божие.

Чувствуете, какая мощная целеустремленность закладывается первой же темой?

На этой теме можно построить несколько занятий, раскрывающих в избранном духовно-нравственном ракурсе различные свойства звука:

Музыкальный звук и шумы (красота длящегося тона голоса и музыкальных инструментов, а с другой стороны, крики, скрежеты)

Тембр как идущий от жизни язык добра и зла.

Артикуляция, штрихи.

Кратко охарактеризую последующие темы курса.

  1. Виды музыки. Имеются в виду следующие:

– богослужебное пение Церкви – музыка молитвы. Она иллюстрируется примерами греческого богослужебного пения, пением отечественным, композиторской музыкой Рахманинова и других русских композиторов;

– благочестивая народная и профессиональная возвышенная классическая или серьезная музыка;

– эстрадная поп-музыка, являющаяся продуктом расцерковления общества и не содержащая уже в себе мощных возвышенных тяготений к красоте. Часто она обольщает ложью: под видом добра – поет о любви, а имеет в виду секс, замешанный на эгоизме…

– рок-музыка, возвращающая нас к тем временам отпадения народов в язычество, когда дьявол в противовес благочестивой музыке молитвы изобрел заклинание.

Обучать рок-музыке не надо, как не надо учить злу, ибо оно само пытается, как голодный волк, преследовать человека, чтобы умертвить его. Потому пошлые виды музыки во все времена истории человечества были исключены из школьного образования.

Но предупредить школьников о возможности развязности и низости в музыке необходимо.

Что же касается церковной и светской музыки, то мысль об их онтологической и исторической связи может пронизать собой все последующие темы. Здесь выход на центральную проблему современной жизни вообще: необходимость воцерковления расцерковленных сфер культуры и жизни (см. мою концепцию «Христианская социальная педагогика в эпоху глобализма).

В чем полезность этой темы? Она сразу дает широкую перспективу музыки, притом основывающуюся на ценностном начале в продолжение первой темы.

Тема ценностной иерархии огромных пластов музыки конкретизируются в следующей, третьей теме.

  1. Жанры и жанровые начала серьезной музыки.

Здесь главный пафос – преодолеть популярное, но совершенно неверное и пошлое представление об однопорядковости жанров. Всегда, во все времена, их система строилась на началах иерархии, то есть священноначалия. И до сих пор некоторые зарубежные собрания музыкальных сочинений подчиняются этому строжайшему порядку. Даже если бы композитор сочинил одно маленькое церковное произведение, перечень его творений начинался бы именно с него. Эту иерархию твердо знали все творцы. Первое, самое высокое место в иерархии занимали церковные жанры, именно потому, что они связывали людей с Богом. Далее шла производная от музыки Церкви трагическая опера, опера-сериа, передающая высшую степень величия и благородства души. Ее аналогом в инструментальной музыке была симфония, тоже передающая пафос соборной общности людей. Инструментальные ансамбли были жанрами благочестивого общения людей. Сонаты раскрывали благородные чувства отдельных личностей, а далее шли фантазии, багатели и прочие мелкие жанры, где могла бы выразиться остроумная мысль или фантазия композитора, его мимолетные чувства и т.д. Границы между жанрами были переходимы, например, Бетховен с некоторым вызовом назвал одну из своих сонат «патетической», что было прерогативой симфоний. Низшие жанры вполне могли подражать высшим. Но сама иерархия от этого не исчезала, как не исчезла и по сей день. И если мы ее не чувствуем – грош цена нашему вкусу.

  1. Музыка в семье искусств и в жизни.

Жизнь едина и осмысливается на всех языках искусств. Главные сферы культуры мы видим во всех искусствах:

Словесность. Богослужебная сфера: церковные гимны, поэзия. Великие молитвы, данные Господом («Отче наш»), ангелами («Честнейшую Херувим», «Богородице Дево радуйся»), святыми (Молитва Ефрема Сирина, переложенная в стихи Пушкиным, она в церкви не поется, а читается Великим Постом).

Поэзия и музыка легко соединяются. Вот несколько песней на текст ангельской песни «Богородице Дево радуйся» (примеры часто исполняемых в Церкви песнопений, вполне благочестивый вариант Стравинского).

Есть великие церковные гимны, открытые свыше святым.

В жанре проповеди (слова) мы имеем величайшие образцы, которые должны знать школьники. Например, Иоанна Златоуста, равноапостольного Косму Этолийского. Прекрасный повод прочитать в классе что-нибудь из величайшей сокровищницы словесности, которой полностью лишены современные дети!

Есть промежуточные жанры между храмовой и внехрамовой областями, как и в музыке: жития святых, которые читаются и келейно, и в храме, сокращенно в каноне утрени.

Примеры общих высоких жанров и жанровых начал, свойственных разным искусствам. Например, романтическая баллада литературная, вокальная, оперная, инструментальная. И псалмодия как жанровое начало музыки – но есть и архитектурная псалмодия, псалмодия глаз, походки.

Далее во все времена, начиная с античности, выделялись теорией сферы высокого, среднего и низкого стилей.

В изобразительном искусстве – те же сферы: икона – картина – попса, безобразие рекламы.

В архитектуре: церковное зодчество – общественные здания (дворцы, сенат, концертные здания) – попса: казино, рестораны (здесь пестрота, эклектика, броская вульгарность).

Искусство одежды: возвышенные облачения священников, пронизанные говорящей символикой деталей (например, епитрахиль как символ взятой Господом на рамена заблудившейся и покаявшейся овечки). Светская возвышенная одежда (парадная, торжественная, вечерние туалеты). Обыденная одежда. Антиискусство – одежда вызывающе-вульгарная, пошлая.

Искусство поведения, этикет, походка, речь. Сами типы личности, мимика (в музыке: Патер Лоренцо из «Ромео и Джульетты» Прокофьева). Русские святые. Благородный тип русского лица на дореволюционных фотографиях среди всех социальных сословий (крестьян, купцов, аристократии, интеллигенции). Печать беснования и деградации на фотографиях первых революционных лет. Пустые глаза на стендах передовиков производства в последующие времена…

5. Множество тем открывается введением исторического ракурса. Здесь нас встречают понятия эпохального стиля, направления исторического развития, проблема фундаментальной неоднородности истории в соответствии с Божественным откровением, например, в притче о пшенице и плевелах, мысль о линии апостасии, приведшей к полной чернухе. (См. мою концепцию «Основы духовно-нравственного воспитания и образования в школе».) Здесь разговор об энтелехии серьезного искусства (высшей цели, заключенной в него как его суть) – подъеме духа. (По определению Баха: «Последняя цель…музыки – служение славе Божией и освежение духа».) Веяние в высокой музыке, призывающей к благодати Божией, призывающей к высоте жизни, благочестию, чистоте, возвышенности, серьезности. Выражение в высокой музыке состояний духовного человека, законов духовной христианской антропологии (как говорил Тертуллиан, «всякая душа – христианка»). Здесь же мысль о миссии русской культуры и музыки в мире.

В XXI веке на мировоззренческий уровень вышел вопрос о цивилизациях. И особенно остро встал вопрос о специфике Православной цивилизации, самостоящей в мире по оценке крупнейших культурологов Запада (Шпенглер, Тойнби, Хантингтон), не говоря уже о более ранних разработках русской мысли (труды Данилевского). Россия рассматривается культурологами Запада как стержневая страна православия, к которой исторически должны прижиматься (хотя временно и отошли) другие православные страны. Сказанным задается правильный масштаб понимания и русской музыки, своеобразия отраженного в ней особого бытия[19], осознания высочайшей ее миссии в мире.

В полноте осознание цивилизационной специфики русской культуры может быть достигнуто лишь в старших классах, но духом высоты православной цивилизации должен быть пронизан, конечно, и соответствующий материал в младших классах.

Какой главный вывод из сказанного? Только правильно выбранное, истинное духовно-нравственное основание позволяет протянуть единую линию развития через все темы и все годы обучения, что способствует образованию прочного каркаса мировоззрения, пронизанного верой и устремленного к совершенству. Во всех темах оно позволяет четко различать прекрасное и тем самым воспитывает слух как орган поиска небесной красоты и отвращения от низменного и пошлого.

А это и есть главная цель воспитания музыкой. Эпиктет советовал не искать обучение в одном, а совершенствование в другом. Правильно выбранное основание обеспечивает этот желанный союз. Широта и адекватность познания мира музыки идет в непрестанном союзе с воспитанием.

Все сказанное – не более чем схема. Воплотить ее в конкретные разработки – эта задача находится за пределами представленного здесь методологического эскиза.

ИСЦЕЛЕНИЕ СВЕТОМ: ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО ПРОТИВ НЕВЕЖЕСТВА И МРАКОБЕСИЯ

Виталий Головатенко (протоиерей)
настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы
при Санктпетербургской консерватории, преподаватель (Санктпетербург[20] )

Свет Христов просвещает всех![21]

В течение моей сознательной жизни во Христе и Его Церкви мне неоднократно приходилось (и, уверен, еще не раз придется) соглашаться с утверждением «Россия крещена, но не просвещена»[22]. Безграмотность и невежество, порой весьма агрессивные в своих крайних проявлениях, сделались у нас уже не исключением, а чуть ли не правилом. И проявления эти в последнее время все чаще находят свое конечное выражение как в осмысленной, так и в бессмысленной жестокости, насилии и варварстве… Поэтому с самого начала моей пастырской деятельности именно просветительство стало одним из ее приоритетных направлений, и я всякий раз с готовностью откликаюсь на предложение потрудиться на ниве просвещения. В этом служении меня вдохновляет и укрепляет евангельское слово: «И Свет во тьме светит, и тьме Его не поглотить» (Ин. 1:5).

Путь просветителя никогда не бывает усеян розами, и свету истины и знания в нашем мире изначально противостоит тьма лжи и невежества. Вот и народная мудрость свидетельствует: «Ученье – свет, а неученье – тьма». Однако тьма эта не так проста и очевидна, как может показаться на первый взгляд. В испорченном нравственном сознании – как индивидуума, так и социума – она умеет прикидываться светом, о чем ясно свидетельствует Христос в Нагорной проповеди:

Светильник тела есть око. Итак, если око твоё будет чисто, то всё тело твоё светло будет. Если же око твоё будет лукаво, то всё тело твоё будет темно. Итак, если свет, который в тебе, есть тьма, то как же велика эта тьма! (Мф. 6: 22–23).

Здесь Сын Человеческий по-дружески, с заботливой тревогой предупреждает нас об опасности самообмана, являющегося результатом подлога, совершаемого темными силами зла в поврежденном грехом человеческом сознании. Пророк Исайя это же роковое заблуждение обличает гораздо жестче:

Горе тем, которые зло называют добром, и добро – злом, тьму почитают светом, и свет – тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое – горьким! Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны перед самими собою!.. За то, как огонь съедает солому и пламя истребляет сено, – так истлеет корень их, и цвет их разнесётся, как прах (Ис. 5: 20–21, 24).

Такое потемнение, помрачение разума – в том числе от недостаточной образованности и просвещенности – порой вызывает в человеке синдром обскурантизма, или мракобесия. А мракобесие есть невежество сознательное и агрессивное. Сознательное – в своем категорическом отказе увидеть, понять и вообще допустить другую позицию, другое мнение; агрессивное – в своем принципиальном нежелании мириться с многомерностью изменяющегося мира, в нежелании уживаться с другим, отличным от себя самое. И не удивительно ли, что носителем и выразителем намерения обскурантизма поглотить свет иногда становятся «люди света» – светского общества, или «бомонда»[23] ? Ведь именно этот «свет» (а в сущности – тьма мракобесия) в лице его видных, почтенных и уважаемых представителей подчас свирепо ополчается на просвещение и образование: «Ученье – вот чума; ученость – вот причина!.. Уж коли зло пресечь – забрать все книги бы да сжечь»[24]. И мы знаем и помним, что в особо жестоких приступах крайнего обскурантизма уничтожались не только книги, но и их писатели…

Впрочем, человеку, знающему Евангелие, это воинствующее мракобесие отнюдь не представляется чем-то исключительным или даже странным. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня он прежде вас возненавидел. Если бы вы от мира были, мир своё любил бы. А так как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, поэтому и ненавидит вас мир… В мире будете притесняемы, но дерзайте – Я победил мир! (Ин. 15: 18–19; 16: 33). Так предупреждал и ободрял Иисус Своих учеников в прощальной беседе на Тайной вечере. Поэтому всякий, кто добросовестно и открыто стремится нести людям свет истины во враждебной свету тьме мира сего, помня слова Христа и уроки истории, не должен заблуждаться относительно «нормальной», то есть – по сути, враждебной реакции этого мира на свою просветительскую деятельность.

Но для успешного преодоления реакции тьмы необходимо понять, чт именно надо преодолевать. Тратить время и силы на бой с призраками безрассудно и преступно. И чтобы научиться распознавать ложный свет тьмы, стоит понять природу обскурантизма, или по-русски – мракобесия.

Прежде всего, не следует полагать, что наличие и невежества, и обскурантизма вполне очевидно для самосознания их адептов и проводников, особенно воинствующих (так, люди с больной психикой со своим диагнозом чаще категорически не согласны). Как раз наоборот: тьма чаще провозглашает себя светом в совершенной уверенности, что она и есть свет, и многие люди вполне искренне зло считают добром! В иных случаях эта убежденность даже приобретает уродливые формы «трогательной» наивности… Находясь в приграничной, «сумеречной» зоне начального потемнения сознания, человек поначалу не отличает самоуверенность от уверенности в себе (то есть уверенности в объективности и достаточности своего вдения, представления о чем-либо). Потом его самоуверенность легко становится основой для развития враждебной нетерпимости к другому (ко всему, что не я), которая в дальнейшем преобразуется уже в подлинную тьму – обскурантизм, способный в свою очередь выродиться в слепой и непримиримый фанатизм, а затем – и в терроризм…

Увы, в наше время умножения беззакония и оскудения любви (Мф. 24: 12) подобная эволюция помраченного нравственного сознании стала чрезвычайно распространенной. И в связи с этим важнейшей заботой просветителя сегодня, на мой взгляд, является последовательная борьба с ограниченной самоуверенностью, узостью кругозора, бескультурьем, самодовольством верхоглядного всезнайства и прочими проявлениями тьмы, притворяющейся светом.

Но просветитель ни в коем случае не должен становиться прокурором или карателем: скорее – врачом, терпеливо исцеляющим светом истины поврежденную тьмой, но изначально добрую природу нравственного сознания человека. Изречение апостола Павла «все мы имеем знание; но знание надмевает, а любовь созидает» (1 Кор. 8: 1) Блаженный Августин комментировал так: «Слова эти нужно понимать в том смысле, что знание полезно лишь тогда, когда есть любовь. Без любви же оно надмевает, то есть приводит к безмерно напыщенной гордости» («О Граде Божием». IX, 20).

Но как выясняется, человека надмевает и некое другое знание, а не только не согретое любовью. Ведь в конечном итоге, приобрести знание гораздо проще, чем стяжать дар любви. И уже на достаточно раннем этапе истории развития когнитивистики стали различать два рода знания, условно названных знание большое (или великое) и знание малое (или знание отчасти). Последнее при этом часто оказывалось синонимом как знания поверхностного, так и незнания по существу, или невежества. Так, например, древняя китайская мудрость советует: «Устрани малое знание – и воссияет знание великое»[25]. И что же на деле означает это устранение малого знания, как не «ликвидацию безграмотности» просвещением?..

С другой стороны, размышляя о знании великом, наиболее образованные и трезвые умы уже с древности не прельщались глубиной собственной мудрости и полнотой своего знания. Так, Сократ пришел к выводу, что именно убеждение в собственном незнании и делает его мудрейшим, поскольку другие не знают даже этого[26]. Искренне свидетельствуя о своем неведении (Я знаю, что ничего не знаю), он действительно никогда не стеснялся признать, что чего-то не знает, и с интересом внимал иным умным, по его оценке, словам других людей.

В средневековой христианской аскетике положение апостола Павла о знании надмевающем получило дальнейшее развитие в известном изречении: «Малое знание надмевает, а большое смиряет»[27].

Фрэнсис Бэкон (отец английского материализма) эту же оппозицию двух родов знания из области нравственности возвел еще выше, в область духовной ориентации человека: «Малое знание отдаляет от Бога, большое знание к Нему приближает»[28].

А современный немецкий философ Герберт Гюнтер (Herbert V. Gnther, 1917–2006) писал, что малое знание порабощает, а большое освобождает. Вместе с тем, продолжал он, большое знание объемлет малое, и поэтому может «видеть» его ограниченность, тогда как малое знание на такое «видение» собственной ограниченности не способно принципиально[29].

Последнее утверждение вплотную подводит нас к мысли о моральной ответственности обладателей большого знания перед «малыми сими», а значит – и о необходимости проявления великодушия и терпимости по отношению к знающим меньше. В самом деле: тот, кто знает больше и полнее, не должен ли быть подобен отцу, со снисхождением относящемуся к подчас избыточной категоричности суждений своего еще малосведущего ребенка? Не призван ли он с терпением и любовью воспитывать в нем стремление к преодолению своего «знания отчасти» на пути к знанию великому?.. Вот и мудрейший Сократ утверждал, что он лишь помогает «рождению» знания в человеке, но сам при этом вовсе не является источником этого знания. Интерес и неподдельное внимание к мнению собеседника, считал он, невольно провоцируют его на размышление – а это и есть процесс рождения истины!

Стало быть, как бы ни были велики познания того или иного преподавателя или просветителя, они не принесут достойных плодов на ниве просвещения, пока их носитель не перестанет взирать с высоты своего большого знания на «малых сих» (или, по выражению известного чеховского персонажа, на этих чумазых) и не уразумеет смысл древнего присловья: Врач, исцели себя сам!

Свет истины может быть не только ярким и жестким – ослепляющим своим нестерпимым блеском и обжигающим желающих приблизиться к истине, – но и тихим[30], мягким – с теплотой любви просвещающим разум и согревающим сердце. Именно таким (вторым, а не первым), по моему глубокому убеждению, и должен быть свет подлинного просветительства. Знание никогда не следует навязывать «железной рукой, загоняющей в счастье», но предлагать, заинтересовывая скорее аргументацией и фактографией, чем голой идеологией. И делом просветительства должна быть не агитация, но пропаганда, а его методом – не высокомерное поучательтство, но дружеская беседа.

Степень же доверия аудитории к слову просветителя определяется прежде всего не его убежденностью, а его грамотностью. Все представляемые сведения (а особенно так называемые «общеизвестные») должны быть безусловно точными, по необходимости исчерпывающими и многократно проверенными. В противном случае велика вероятность, что предлагаемый нами свет истины может обернуться тьмой неправды или сумерками полуправды, что по своей сути и конечному результату оказывается одним и тем же.

Но бывает и так, что некоторые предметы или явления на текущий момент исследованы наукой не столь обстоятельно и объективно, как того хотелось бы, и, рассказывая о них, приходится оперировать скорее гипотезами, чем несомненными фактами. В этих случаях, думается мне, не стоит бояться честно признаться в своей недостаточной компетентности в малоизвестном. Здесь короткое и смиренное «пока мы этого не знаем» производит гораздо лучшее впечатление, чем сомнительная «научная фантастика» или изворотливые оправдания, отстаивающие псевдонаучную претензию на всеведение.

Наконец, не могу обойти вниманием еще одну важную категорию эстетического порядка в деле музыкального просветительства – чувство вкуса. Ведь «искусство» и «вкус» – исторически слова однокоренные, и вряд ли кто-нибудь всерьез возьмется оспаривать важность фактора вкуса в музыке. И все-таки приходится отметить, что искусствоведы и музыкологи о чувстве вкуса сегодня почти не упоминают, отмахиваясь от него, как от чего-то общего или само собой разумеющегося. В связи с этим позволю себе напомнить житейский перифраз Второго начала термодинамики: дела, предоставленные самим себе, неизбежно развиваются по схеме «от плохого – к худшему».

Меж тем воспитание чувства вкуса (как способности оценки прекрасного на основе чувства меры) уже со времен античности считалось важнейшей составляющей как собственно воспитания, так и образования. А ведь именно искусство, в том числе музыкальное, всегда было и остается мощным средством воспитания хорошего вкуса, научающим отличать истинно прекрасное от поистине безобразного или безусловно хорошее от очевидного плохого. И если сегодня, в XXI веке, мы все чаще сталкиваемся с проявлениями невежества, дурновкусия, дикости и варварства (а одним словом – с производными того же мракобесия, вызванного дефицитом воспитания и образования), то не есть ли это в значительной мере следствие недостаточности или невыверенности нашей просветительской политики и деятельности, и в частности – отсутствия должной заботы о грамотности, общей культуре и воспитании хорошего вкуса, особенно в среде молодежи?

Так не пора ли нам, в связи с этим, и в сфере педагогики, и в области просветительства, на деле отказаться от унаследованного нами от недавнего прошлого, но давно отжившего в своей несостоятельности, верховного принципа марксистского морального релятивизма, который отрицает абсолютность высших нравственных категорий добра и зла и постулирует их изначальную относительность? Ведь именно это диалектическое «отрицание отрицания» – в том числе и в деле образования и просветительства – предоставляет нам необходимое философское обоснование для принципиально важного вывода в руководстве к действию: если свет совершенного знания и истинной красоты сам по себе есть безусловное благо, то – следовательно – тьма невежества и уродство мракобесия есть безусловное зло.

Санктпетербург, 18 марта 2010 г.

праздник иконы Божией Матери, именуемой «Воспитание»


МУЗЫКА КАК СУБСТАНЦИЯ

Г.Г. Коломиец
Оренбургский государственный университет

На XXII Всемирном философском конгрессе «Переосмысливая философию сегодня», который проходил в Сеуле (Южная Корея) с 30 июля по 5 августа 2008 года, в обращении к участникам конгресса было сказано, что в настоящее время человечество находится в процессе невероятных перемен. Современная ситуация отличается тем, что сейчас Запад встречается с Востоком, а все люди планеты действительно становятся гражданами единого мира. Мы живем в эпоху, когда человечество сближается, смешивается и сливается в одно целое, переживая при этом драматические коллизии. Поэтому следует выработать стратегию того, как способствовать созданию нового мира, отвечать на вызовы, угрожающие существованию всей мировой цивилизации, мировому сообществу. Глобализация в XXI веке вынуждена будет решать прежде всего духовно-этическую проблематику, поскольку сегодня размывается стержень ценностной калокагатийной триады «красота–добро–истина» – этот общефилософский идеал, на котором тысячелетиями держалось мировоззрение человечества. Калос – красота, кагатос – добро, соединенные с истиной, рассматривались в качестве высших метафизических сущностей вплоть до второй половины ХХ века. Вместе с тем на Востоке, к которому сегодня обращено в мире пристальное внимание, философская мысль и сегодня отличается этичностью, и она оказывает на общество сильное влияние: воздействуя словом, закаляет дух, человеческое достоинство. Завершая философский конгресс, философское сообщество во главе с корейскими учеными торжественно запело a’cappella «гимн» из финала 9-й симфонии Бетховена: «Обнимитесь миллионы, / В поцелуе слейся Свет, / Братья над шатром планет / Есть Отец к сынам склоненный!» (пер. М. Лозинского).

Отметим, что между представлениями о глобальных процессах в прошедшем веке, которые решительно связывались с человеческой деятельностью, и современным знанием существует принципиальное различие. Оно заключается в том, что наука XXI века в качестве причины указывает на глубинные, фундаментальные основания глобализации. Сегодня признано, что глобализация – это многовековой естественно-исторический процесс, который побуждает людей к стремлению достигать некоего единства, процесс объективный и не зависящий от отдельных личностей или сообществ.

Мы живем в эпоху колоссальных миграционных процессов, «глобальной демографической революции, когда после взрывного роста население мира круто меняет характер своего развития и внезапно переходит к ограниченному воспроизводству. Это величайшее по значимости событие в истории человечества с момента его появления в первую очередь проявляется в динамике народонаселения»[31]. Происходящее резкое изменение в динамике развития народонаселения затрагивает все стороны жизни миллиардов людей на Земле. Новое понимание таких перемен, опирающееся на научные данные, в частности данные физики и математики, чрезвычайно важно для устойчивости жизни и глобальной безопасности.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.