WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Оглавление

Предисловие переводчика 3

Предисловие Р. Бэндлера 3

Введение 4

Глава 1. Мост Троллей в Санта-Круз 4

Глава 2. Зима 1972 года 5

Глава 3. Гештальт-Класс 6

Глава 4. Семинар под открытым небом/ Вверх на 5 футов 8

Глава 5. Фриц 9

Глава 6. Талоны на питание 10

Глава 7. Вирджиния Сатир 10

Глава 8. Вечеринка частей личности 11

Глава 9. Ярко-желтый шевроле 12

Глава 10. Терапия на Мишен Стр ит 13

Глава 11. Мета-модель 14

Глава 12. Подарок Бэндлера 15

Глава 13. Вкусный-вкусный торт 15

Глава 14. Глазные сигналы доступа 16

Глава 15. Милтон 17

Глава 16. Бревенчатый домик в Эйкон Холлоу 18

Глава 17. Озеро Тахо 19

Глава 18. Лесли и Вирджиния 19

Глава 19. VAKOG 20

Глава 20. Дон Хуан 21

Глава 21. Белая лошадь 21

Глава 22. Рентгеновское зрение 22

Глава 23. Психиатрическая клиника Джей Вард 23

Глава 24. Чтение мыслей 24

Глава 25. Повязанные вместе 26

Глава 26. В пути 27

Глава 27. НЛП, том 1. 28

Глава 28. Изменение убеждений 28

Глава 29. Свадьба 29

Глава 30. Очередная компания 30

Глава 31. Этот город слишком мал 30

Глава 32. Распространение НЛП 32

Заключение 33

Об авторе 34

Библиография 34

Предисловие переводчика

У этой книги два писателя, один азартный, очень любопытный и немного «безбашенный» студент из Санта-Круз, он обожает экспериментировать и очень ценит своих друзей-наставников, ещё более сумасшедших, чем он сам. А второй уже состоявшийся, склонный к анализу человек, он с легкой ностальгией вспоминает прошлое, и уверенно, даже пророчески смотрит в будущее. Так что не удивляйтесь когда к вам подсядет долговязый парень, или заглянет через плечо мужчина средних лет с бородкой. Читать кого-то одного из них было бы очень скучно, а вот обоих то, что доктор прописал.

И пара слов по поводу техник НЛП, которые встречаются в книге: автор скорее намекает на то, что они были, а вот подробных описаний не даёт. Что ж, остаётся посоветоваться с кем-нибудь из тренеров, или «погуглить» в Интернете, это вполне в духе книги.

Приятного чтения, надеюсь, вы повеселитесь так же как я.

Узюмова Н.В.

Предисловие Р. Бэндлера

Книга «Как начиналось НЛП» – это рассказ о наших с Джоном Гриндером приключениях в те дни, когда НЛП только зарождалось. Это рассказ не только о тех диких и возмутительных вещах, которые мы выделывали с Гриндером 25 лет назад. Это рассказ и о том духе, в котором НЛП родилось, выросло и продолжает развиваться. И,пожалуй, главное, это вера что возможно всё, а движет этой верой – человеческий разум.

Сейчас этой идеей никого не удивишь, а тогда говоря о чём-то невозможном, в ход шло такое выражение: «скорее человек окажется на луне». Конечно, когда в 1969 году человек действительно попал на луну, эта метафора слегка потеряла в силе.

Гриндер и я никогда не признавали идею об ограниченности человека. Мы всерьёз считали, что люди способны на гораздо большее, чем сами полагают, это справедливо и в творчестве, и в бизнесе, и в личных отношениях, да во всех сферах жизни.

Возрастающая популярность НЛП, его широкое применение в таких разнообразных областях как физика, обучение пилотов и продажи – всё это подтверждает правильность подхода, который мы для себя выбрали.

Теперь, спустя столько лет, мне приятно оглянуться на то, с чего всё начиналось. Через 25 лет всё с чего мы начинали может показаться сумасбродным и диким, такие вещи что мы делали и сейчас не часто встретишь, ведь не каждый рискнёт дойти до предела своих возможностей, а потом насвистывая песенку, пойти дальше. Для этого нужны как минимум смелость и азарт.

Терри МакКлендонпрекрасно «ухватил» дух того приключения, которое предлагает людям НЛП. Всё больше и больше людей по всему миру осознают свой внутренний мир как «последний рубеж», - настоящая цель – взять контроль над когнитивными изменениями, чтобы и отдельные люди, и группы, и народы, и всё человечество действительно были готовы управлять теми вызовами, что нам всем предстоят.

Спасибо тебе, Терри.

Ричард Бендлер.

Введение

Книга «Как начиналось НЛП» – сугубо личный взгляд на возникновение и становление Нейро-Лигвистического Программирования, и на тех людей, которые его собственно и создали, я имею ввиду Ричарда Бендлера и Джона Гриндера. В книге прослеживается развитие НЛП от его появления в 1972 и до окончательного становления в 1981 году.

Эта книга, с одной стороны, рассказ о первых семинарах, и тех невероятных историях, которые случались с Ричардом и Джоном. А с другой стороны, книга посвящена участникам самых первых семинаров, том людям, которые позже и сами станут тренерами НЛП.

Для читателей, всерьёз увлеченных НЛП, это ещё одна метафора, о том, что же такое НЛП. Для остальных - легкое и весёлое чтиво. Как вы заметите, здесь ровно 27 иллюстраций, которые прекрасно дополняют текст. Думается, книгу будет приятно читать по утрам, особенно если вы едете на работу в транспорте или стоите в пробке, а ещё как вариант, её можно почитывать перед сном.

Наслаждайтесь, ваш Терри.

Глава 1. Мост Троллей в Санта-Круз



В далёком 1972 году Ричард Бендлер был студентом Калифорнийского Университета в Санта-Круз. Население города тогда составляло 40 тысяч человек, прямо напротив исторического центра Монтерей находится одноименный залив. Умеренный климат, многочисленные пляжи, прохладные рощи секвой – всё это делает Санта-Круз удивительно прекрасным местом.

Иногда здесь всё ещё можно встретить тролля, который живёт под мостом Вотер Стрит, одним из последних пристанищ американских хиппи. Многочисленные туристы гуляют по Ривер, Вотер и Оушен Стрит, этаким улицам-рекам, которые и сами впадают в океан. Что и говорить, Санта-Круз действительно волшебное место. Именно здесь находятся такие культовые для серферов места как Плеже Поинт на пляже Хуки, и Стимер Лайнс. Для тех, кто понимает в кристаллах, пирамидах и картах Торо, Санта-Круз это место особой силы, вроде Бермудского Треугольника, Болдер Колорадо и других узлов Кристаллической Решётки Земли. Это дом Альфреда Хичкока, ДжеяСильверхилса («Одинокий Рейнджер и Тонто», помните? ), Ширли Темпл, Френка Герберта, Грегори Бейтсона, Бабы Рам Дасса, Сантаны, Братьев Дуби, Тома Смозерса и прочих выдающихся личностей.

Университет находится среди калифорнийских секвой, с видом на город Санта-Круз и Тихий Океан. Эта умиротворенная атмосфера уже сама располагает к научным занятиям.

Ричард прогуливался вокруг университетского кампуса с таким видом, будто только что вернулся с уличной драки на окраинах Сан-Хосе, для полноты эффекта, он отрастил длинные волосы и бороду.

Наш герой редко ходил без ножа на бедре. Сейчас каждый знает, что случиться может всё что угодно, с кем угодно, и к тому же в любое время. Думаю, Ричард ещё тогда, в тихой атмосфере университета, принял это как данность.

Но, всё по порядку, Ричард ВейнБендлер вырос в Сан-Хосе, Калифорния. Его детство было как у тех оборванцев из рабочих кварталов, которым часто приходится самим стоять за себя. Какое-то время семья Ричарда держала ресторан, и он слонялся вокруг и смотрел, как готовит его мать. Признаться, я бы хотел заглянуть к нему домой в Бони Дум и попробовать стряпню Ричарда, по слухам он готовил фантастически вкусно.

Сам Ричард, тем не менее, не мог в полной мере оценить собственный талант. Ещё в детстве, во время очередной своей выходки он получил ранение в живот, и мне кажется, это было именно ножевое ранение. Часть его внутренностей удалили, и после этого он был не в состоянии переварить некоторые свежие фрукты и овощи. Так что он стал убеждённым «мясоедом», и питает пристрастие к одному ресторану на Оушен Стрит в Санта-Круз.

Ричард закончил среднюю школуФримонт и подался в Фусилс Колледж в ЛосАльтосХилс. Через 2 года он перевёлся в Университет в Санта-Круз, где начал изучать математические и информационные дисциплины, после этого сфера его интересов сместилась к поведенческим психологическим теориям и методам.

Глава 2. Зима 1972 года

Во время обучения Ричард постоянно переходил из класса в класс, он изучал философию, логику, вычислительную технику и математику. И когда я видел его на занятиях, он отнюдь не казался увлеченным происходящим.

Однажды днём 1972 года, на курсе по психологии под названием «Толкование личных текстов», который вел профессор Берт, Ричард внезапно поднялся с места и стал рвать и метать, мол, как плохо-ужасно-и-вообще-непотребно обстоят дела с прикладной психологией в нашем славном университете. «Они должны учить нас чему-то более практическому, например, Гештальт-терапии», - наконец сказал Ричард. Он уже стал красным как рак, но все кричал и кричал, а потом пулей выбежал из класса. Даже сам Берт был полностью согласен с Ричардом, но «видите ли, здесь в университете нет никого, кто смог бы вести практический курс Гештальт-терапии».

Ричард находился как раз на том жизненном этапе, когда можно и даже нужно, идти путём проб и ошибок, и для него такие эксперименты очень важны. Он увлекался школой Гештальт-психологии, которая фокусируется непосредственно на настоящем опыте, задача такой терапии повысить осознание, придать большую ясность происходящему. Ричард проводил много часов расшифровывая записи терапевтических сеансов ФритцаПерлза доктора медицины и психологии, и между делом, основателя Гештальт-терапии, которую так горячо любил Бендлер.

Он так же интересовался другими направлениями современной психотерапии, семейной терапии, его привлекали исследования Рольдинга – это такой метод глубокого массажа для корректировки соединительных тканей тела.

В студенческие годы Ричард подрабатывал в издательстве, владельцем которого был человек по имени Роберт, весьма колоритная личность: врач, адвокат и по совместительству хозяин собственной компании. По заказу Роберта Бендлер отредактировал некоторые записи ФритцаПерлза, результатом этой работы стала первая книга Ричарда «Гештальт-подход. Свидетель терапии».

Ричард очень гордился своей первой книгой. В самом деле, он постоянно держал её при себе только чтобы показать другим людям. Он часто носил сей фолиант с собой и хранил один экземпляр в машине, чтобы хвастать туристам, когда сам Бендлер проезжал на своём желтом кабриолете Chevy II SS 1966 года.

Глава 3. Гештальт-Класс

Разочаровавшись в университетских занятиях, предметах и программах, Ричард решил пойти на создание своего собственного учебного курса.

Одно из преимуществ для студентов четвёртого курса Университета Калифорнии в Санта-Крус было в том, что ты можешь разработать и представить свои собственный семинар. За участие в таком семинаре студенты получали те же кредиты[1], что и за посещение занятий профессора.

Ричард решил преподавать студентам гештальт-терапию.

Весной 1972 года, Ричард провёл своё первое занятие в Кресидж Колледже (KresgeColledge) Университета Калифорнии в Санта-Круз. Это был гуманитарный колледж, который особенно привлекал студентов-психологов, так как там часто проводились «групповые встречи» и разного рода мероприятия.

Одним из таких мероприятий были так называемые нудистские ужины. На них гости должны были раздеваться, и уже затем, голыми, приступать к еде. Это называлось «рост опыта» и было очень популярно среди первокурсников и первокурсниц.

В классе Ричарда, в отношении одежды, всё было строго. Тем не менее, он продолжал тянуться ко всему странному. У него был талант - раскрепощать человека. На его занятиях участники делились самыми своими сокровенными мыслями чувствами.

Поскольку Ричард, в то время, и сам был студентом, то он мог вести занятия только под руководством преподавателя колледжа.

Таким руководителем согласился стать Джон Гриндер. И вскоре он и сам заинтересовался подходом Ричарда к изменению человеческого поведения.

В это время Джон Гриндер методично и целенаправленно занимался своей академической карьерой, чтобы в итоге стать профессором Калифорнийского Университета, в Санта-Крус. К тому времени, он уже получил степень доктора философии[2] в Колледже Сан-Франциско, где изучал теорию американского лингвиста НаомаХомски и языковой синтаксис. И уже был соавтором, как минимум одной книги. Книга называлась «OnDeletion».

В отличии от Ричарда, который был единственным ребенком в еврейской семье, Джон вырос в большой семье католиков.Гриндер служил в армии переводчиком, свободно владел несколькими языками, и между делом принимал участие в секретных операциях в пользу Армии Соединенных Штатов. Для него было привычно, или даже обыденно становиться совсем другим человеком, что называется менять личность.

В рамках одной деликатной операции он провёл некоторое время в Африке, где жил в местной деревушке, и посредством такого процесса как моделирование, перенимал язык суахили. Этот его способ обучения, разительно отличался от обыкновенной зубрёжки.

С блестящими способностями к языкам, с отточенным навыком моделирования, обладая докторской степенью в лингвистике, Джон привнёс в сотрудничество с Ричардом множество различных навыков, всё то, чего у Ричарда ещё не было.

Джон интересовался последними новинками в методиках обучения и преподавания. Он даже пошёл на то, чтобы Университет нанял Ричарда для сотрудничества по нескольким учебным дисциплинам. В те времена Джон предпочитал футболку и джинсы, а вовсе не твидовый костюм и галстук-бабочку. Он всегда был чисто выбрит, а его шевелюре можно было позавидовать, такие кудрявые волосы нужно ещё поискать. Он недавно расстался с матерью своих двоих детей, и теперь жил один в местечке Скош Валей, затерянном в горах Санта-Круз.

Весной 1974 года он стал руководителем того самого курса, который начал вести Ричард в Кресидж Колледже. Джон был новичком в прикладной психологи и консультировании, так что кто кем руководил – тот ещё вопрос.

Джон с его блестящими навыками моделирования в лингвистике, в сочетании с Ричардом, у которого был опыт моделирования поведенческих навыков, и знание современных школ психотерапии составляли своеобразный тандем, и эти отношения впоследствии оказались исключительно выгодными для обоих. Это были отношения, которые заложили основы методологии, ставшей на долгий срок двигателем эволюции человеческого общения.

И вот Ричард приступил к своим обязанностям в качестве преподавателя Кресидж Колледжа. Его первое занятие было посвящено Гештальт-осознаванию, это одна из основных техник в тогда ещё совсем молодой системе Гештальт-терапии. Кабинет для занятий выглядел примерно так: на мягком ковровом покрытии у стен, по кругу, лежат несколько подушек. Еще две подушки примостились в самом центре комнаты. Студенты приходят и садятся в круг, на любую подушку, которая им понравится. Уже после начала занятия приезжает Ричард, снимает свой нож, кладёт его рядом с собой, здесь же ритуально раскладывает свой реквизит, включая сигареты и стопку бумажных носовых платков (какая же Гештальт-терапия без слёз и истерик?!). Теперь настало время для традиционного вопроса: «Кто бы хотел поработать первым?». И тут начинается своеобразное состязание между студентами, которые должны убедить всех остальных, что их-то личная проблема самая важная, «вкусная» и даже полезная для присутствующих, а потому должна быть решена в первую очередь.

Решить проблему на таких занятиях означало примерно следующее: победивший участник выходит в центр зала, усаживается на подушку рядом с Ричардом, затем начинается техника «психодрама и замешательство», где Ричард Бендлерисполняет роль Гештальт-терапевта, а сигареты и платки уже ждут своего звёздного часа. И вот «клиент» неторопливо начинает осознавать всё происходящее здесь и сейчас, внутри с снаружи, всё, что он видит, слышит и чувствует в данный момент.

Затем приходит время техники «пустой стул», по правилам, «клиент» должен представить человека сидящего на стуле в центе комнаты, и начать разговор с этой воображаемой персоной. Естественно, нужно представлять того человека, с которым у вас есть незавершенные дела, конфликты и прочие богомерзкие незакрытые гештальты. Терапия будет продолжаться до тех пор, пока «клиент» при помощи Ричарда не сможет решить проблему, либо, как вариант до «тупика». Тупик, как правило, означает, что человек понял, что может получить то, что хотел, достигнуть своей заветной цели, но на самом деле он не хочет ничего менять, не нужна ему эта цель и всё тут. Это состояние и называется тупик, «пробка». Иногда такие ситуации можно разрешить, вовлекая других участников группы в проигрывание и всяческое «переживание» конфликтной ситуации. Такую процедуру часто и называют психодрамой, это наиболее увлекательная и весёлая часть занятия, потому что студенты,наконец, получают возможность делать диковинные эксцентричные вещи, и всё это исключительно во имя личностного роста.

Часто Ричард «активировал» в своих студентах какое-то чувство, эмоцию или переживание, и это ощущение приводило их в прошлое, к раннему неразрешенному конфликту или болезненному опыту. Иногда Ричард использовал психодраму, чтобы помочь людям общаться со своими частями личности или воображаемыми членами своей семьи. Техника проводилась до тех пор, пока участники не смогут интегрировать уже существующие противоречия и конфликты. Такая терапия помогала студентам освобождаться от своих внутренних блоков и зажимов, и такие прорывы мог совершить каждый.

Если мы обратимся к основам НЛП, так сказать к корням, то нам придётся в первую очередь рассказать о двух людях, которые создали эту удивительную методологию. Конечно, я говорю о таких личностях как Ричард Бендлер и Джон Гриндер. Ведь как ни крути, НЛП эта такой же набор установок и верований, как и всё остальное, это картина мира. Как однажды написал один американский журнал по психологии, НЛП это Ричард Бендлер и Джон Гриндер, их харизма и личное обаяние, а значит достигнутые успехи, вовсе не следствие техник и приёмов Нейро-Лингвистического Программирования.

Убеждения и пресуппозиции НЛП наиболее отчетливо видны, когда Ричард ведёт терапию или тренинг. Как вам такое: «Сделай это!»? Такое проявление уверенности в себе некоторые до сих пор путают с агрессивностью. Ничуть не бывало! Это жажда жизни, постоянных экспериментов, и если это не работает, сделай что-нибудь другое.

Ричард проводил занятия в Университете, ещё у нас было несколько выездных семинаров на территории Санта-Круз. Какие-то из них шли по выходным, а какие-то- в вечернем формате. Именно благодаря этим курсам Ричард развил свои невероятные навыки восприятия и остроту чувств. В основном он применял Гештальт-терапию, некоторые приёмы глубокого массажа, терапию Рейха, а позднее и семейную терапию, особенно он жаловал ту модель, которую развивала Вирджиния Сатир.

Глава 4. Семинар под открытым небом/ Вверх на 5 футов

Дело было на одном из семинаров выходного дня, в маленьком городке неподалёку от Санта-Круз, где Ричард обучал Гештальту. Встреча происходила в доме Роберта (помните издателя Ричарда?), который поселился в чудесном месте, среди рощ секвойи. И вот, после традиционного «Кто хочет поработать первым?» началась психодрама и упражнение под кодовым названием «Сейчас я осознаю…» в купе в рассказом о внутренних и внешних переживаниях и разного рода ощущениях.

В одном из таких упражнений я разрушил несколько своих метафорических блоков и зажимов. Но, всё по порядку, Ричард заставил меня сначала сделать глубокий вдох, а затем я должен был схватить его за запястье. И вот когда я судорожно сжал это самое запястье, мне нужно выдохнуть и произнести, «идущее из глубины» «нет». Я проделал этот трюк, но наш гуру остался не доволен. Он попросил меня встать на колени, а сам навалился всем своим весом и прижал к полу, я же делаю глубокий вдох и на выдохе, что есть сил, кричу неееееееееееееееет.





Результат превзошел все самые смелые ожидания. Рывком поднявшись, я подбросил ничего не подозревающего Ричарда вверх на 5 футов. Он спросил, осознал ли я произошедшее? Я ответил, что с удовольствием бы это повторил. Он просто посмотрел на меня и произнёс : «Ты молодец», вот так в эту эпоху и проходили наши семинары по Гештальт-терапии.

Довольно скоро Ричард стал проводить занятия по всему городу, и молва о нём передавалась из уст в уста. Что и говорить, он был очень хорош в своём деле, и часто ему приходилось ограничивать количество участников в группе. Бендлер был одиночкой, и я бы удивился, знай, он имена своих курсантов, так что вне учебных занятий он с ребятами не общался. Группы, которые вёл Ричард совсем не походили на обычные студенческие компании и «тусовки». И люди, которые к нему приходили, очень отличались от среднего контингента, да и сам Ричард был птицей другого полёта.

Глава 5. Фриц

Джон Гриндер как руководитель курса Гештальт-терапии не мог не заметить выдающиеся навыки общения своего подопечного. Тогда Джон предложил взаимовыгодное сотрудничество: Ричард научит его общаться с людьми, а Джон в свою очередь обучит его моделированию.

Они выбрали нескольких признанных мастеров общения того времени. Так как Гриндером был накоплен значительный опыт влингвистическом анализе, то начать решили с вербальной коммуникации. Наши герои прослушивали и смотрели аудио и видеокассеты с записями гуру общения и терапии. К числу этого воистину избранного круга они отнесли ФрицаПерлза, Вирджинию Сатир, а впоследствии и доктора Милтона Эриксона.

Джон привнёс на этой стадии НЛП две ключевые характеристики: академичность, научный подход профессора лингвистики и качества агента разведки, который работал на армию. В своей профессиональной подготовке он использовал глубокий транс для отождествления с другой личностью, так Джон повышал свои способности «сливаться со средой», со своим непосредственным окружением, что многого стоит на секретном задании. Также он много экспериментировал с моделированием при изучении иностранных языков.

Постепенно идея «частей личности» начала играть ключевую роль на наших семинарах. На пример, полярные части, этакие части-антагонисты, назывались «победитель» и «неудачник» по модели[3] Фрица Перлза. В моделиПерлза этот раскол один из самых распространённых в человеческой личности. Победитель – это совесть, она постоянно указывает, что вам следует, и что не следует делать. Эта часть любит читать нотации, постоянно даёт советы, и пытается наставить «неудачника» на путь истинный. «Неудачник» - само спокойствие, он манипулирует заискивая и извиняясь: «конечно, я обещаю», «я так слаб» или «если бы я только смог», и так далее по тексту.

Заметим, что иногда Ричард и Джон показывали совсем уж необычные техники, и делали это с завидной виртуозностью и азартом. И что было ясно с самого начала, так то, что оба они обладали невероятным чутьём, этаким даром объяснять всё через всё и утилизировать любое даже самое странное поведение клиента. Ах, да, и ещё раппорт.

Все виденные и известные мне экспериментальные техники были выполнены ими с предельной точностью и филигранностью, чего по большому счёту и не следовало ожидать от эксперимента. Достигнутые результаты, далеко не всегда были ожидаемы, а порой их действия приводили к прямо противоположному эффекту, однако Ричард и Джон мастерски утилизировали всё, чтобы не происходило и с завидным постоянством помещали это в рамку результата.

Глава 6. Талоны на питание

Оглядываясь назад, смешно и вспомнить, как мало в то время зарабатывали студенты. Учитывая, что ежемесячная плата за семинары Ричарда в 1972 годусоставляла 25 долларов, это было довольно дорого для нас.Впрочем, Бендлер шёл навстречу безденежным студентам и засчитывал талоны на питание в счёт оплаты занятий.

Курс семинаров под руководством Джона весной 1972 года постепенно развился в несколько учебных семинаров и программ, которые сначала вёл Ричард один, а затем уже вместе с Джоном, в занятиях принимали участие в основном студенты Калифорнийского Университета.

Сейчас уже довольно много сказано о первой группе НЛП, и о том, как всё это начиналось. Вопрос,когда же собственно возникло НЛП, довольно философский. А когда вы хотите, чтобы оно началось?...

Но шутки в сторону, по хронологическим соображениям я начинаю отсчет от первого семинара по метамодели. Занятия проходили дома у Френка Пьюселика, Лесли Кемерон и ДжудитДеЛозье. Кто ещё был в этой группе? Отвечаю: Кен из дома на Мишен Стрит, Девра, Девид, Пауль, Стив, Байрон Льюис и ваш покорный слуга, и под занавес с криком «А как же я?!» появился Роберт Дилтс.С разными целями и интересами, эти люди, казалось, были бесконечно далеки друг от друга. Этакий факультатив для продвинутых. Конечно, были и другие студенты, и если я кого-то из них пропустил, то исправлю это упущение во втором томе.

Глава 7. Вирджиния Сатир

Ричард познакомился с Вирджинией Сатир, или только сказал, что познакомился, на вечеринке. Вирджиния была социальным работником, и практиковала семейную психотерапию, её коньком называли системный подход, где ей не было равных. Она разработала свою модель коммуникационной и семейной терапии, которую назвала «совместная семейная терапия».

Ричарду потребовалось около двух лет, чтобы изучить коммуникационные техники и приёмы, которые использовала Вирджиния. Он настолько ценил её мастерство и талант, что изъездил всю Америку только чтобы попасть на её семинары, и научиться у неё всему, чему только мог. К слову говоря, он был специалистом по аудиозаписям на занятиях Вирджинии, и помогал с видеосъёмкой.

На одном из обучающих тренингов Ричард познакомился с терапевтическим инструментом под названием «Вечеринка частей личности». Если быть совсем точным, то до 1972 года Вирджиния развивала две групповых модели «Вечеринку частей» и «Реконструкцию семьи». Но, вернёмся к Ричарду, а он был очень потрясён увиденным. Эти модели были такими живыми, яркими и динамичными, и что не менее важно, приводили к мощным глубинным изменениям. Одним словом, Ричард был покорён. Не меньше впечатление на него произвёл и стильработы Вирджинии. В итоге, мы с огромным удовольствием слушали рассказ Ричарда о навыках и сверхъестественном восприятии этой удивительной женщины.

Глава 8. Вечеринка частей личности

В двух словах, «вечеринка частей» выглядит так. Есть ведущий, который управляет «вечеринкой» и главный участник – «звезда», человек которому и проводится терапия. Выбранная «звезда» становится перед группой, и затем уже сама выбирает 10 ролей, которые будут воплощать значимые персонажи, образы, символы, черты характера, а значит «части личности». Когда роли определены, «звезда» назначает 10 человек, для их исполнения. Персонажами могут быть знаменитые актёры, политики, историки, светские львы и львицы, писатели, бизнесмены, выбрать можно всё, что заблагорассудится. Такая роль может потребовать от актёра способность к агрессии, умение быть уступчивым, понимающим, успешным, сексуальным и прочее-прочее.

Итак, десятерых счастливчиков, назначенных на роли уводят в отдельную комнату, где они ассоциируются со своими новыми образами, «частями личности». Когда это произошло ведущий даёт им указание вести себя так, будто они на вечеринке.

Теперь у нас есть десять актёров, которые ведут себя сообразно с ролью, назначенной им «звездой». На следующем шаге, они должны начать этакую борьбу за власть и влияние. Кто из них станет лидером и возьмёт инициативу на себя? Эти «части личности» должны использовать весь свой потенциал, максимально реализовать сильные стороны, в общем, проявить себя во всей красе и блеске.

Довольно скоро, как вы понимаете, между частями личности на вечеринке возникает конфликт. В этот момент ведущий ставит всё на паузу, и «части» в прямом смысле замирают, сохраняя свои позы. В дело вступает наша «звезда»: начинает осознавать этот внутренний конфликт, и проговаривает его вслух, это - важно. Затем, вносит коррективы и процесс продолжается.

Такая вечеринка может идти несколько часов подряд, пока «части личности» будут объединяться, ссорится и всячески выяснять отношения, в финале они обычно приходят к согласию и интегрируются, тогда наступает внутренний мир. Иногда, во время техники, «части» меняют свой облик и становятся кем-то другим, а порой «схлопываются» противоположности, да чего только не происходит, внутренний мир всё-таки. Поскольку мы имеем дело одновременно с десятью «частями», то и конфликтов в один момент времени может быть несколько, и требуется изрядное мастерство, чтобы их всех примирить.

И вот, через несколько часов части начинают общаться в позитивном ключе, решают свои конфликты и всячески трансформируются и интегрируются. Порой весь этот процесс больше напоминает сумасшествие, чем терапию, ведь люди иногда очень упрямы и не ходят идти на уступки и договариваться. Честно говоря, не знаю, имеет ли это всё терапевтическую ценность, текущие или какие-то ещё результаты, но в любом случае, это весело и интересно.

Я сам участвовал в нескольких «вечеринках частей личности» под руководством Ричарда, и довольно хорошо изучил эту технику. Что касается самого Ричарда, он,наверное,за свою карьеру сотни таких «вечеринок» провёл.

Потом он насытился и решил идти дальше. Этим следующим шагом стали семейные реконструкции. Эта техника позволяет по-новому взглянуть на прошлые конфликты и опыт в его многообразии. Ричарду нравился такой новый взгляд, и он довольно часто прибегал к этой технике. Реконструкция помогает воссоздать его или её семейный конфликт и посмотреть на происходящее с точки зрения всей системы. Задачи этой техники: понять индивидуальность и своеобразие собственных родителей, осознать, как и чему вы тогда научились, и раскрыть подлинную ценность своей личности. Такая вот семейная реконструкция.

Однажды Ричард провёл очень яркую и сильную реконструкцию и для Джона. Это было на одном из обучающих тренингов, тогда перед нами развернулась очень важная и поучительная для Джона веха его личного развития. Тот семинар помог ему лучше почувствовать терапевтический процесс, и после этого он стал частым участником «семейных реконструкций» Ричарда.

Ричард и Джон часто занимались вместе, и Ричард посвящал своего друга, и, в общем-то, руководителя, в тонкости развития психотерапии. Джон был учеником на множестве тренингов, прежде чем сам начал проводить занятия. Постепенно Джон и Ричард стали вместе вести семинары, где давали Гештальт-терапию, техники Вирджинии Сатир и собственные наработки.

Глава 9. Ярко-желтый шевроле

В середине 70-х годов, когда война во Вьетнаме уже подходила к концу, на всей территории Соединенных Штатов Америки активно проходили разного рода антивоенные выступления и демонстрации. В этом плане Университет в Санта-Круз ничем не отличался от остальных учебных заведений. При первой же возможности студенты устраивали выступления против политики Соединенных Штатов во Вьетнаме. Один из таких протестных маршей, как сейчас помню, проходил на улицах Санта-Круз в марте. И одним из организаторов марша был никто иной, как Джон Гриндер. В этот раз он был ещё более радикален, и это с его-то футболкой и джинсами, и львиной гривой! Так вот, Джон отвечал за организацию «инфинити-групп», которые напоминали отголоски его военной службы. Эти группы состояли из трех человек, и участники таких «троечек» должны были присматривать друг за другом во время всего марша протеста.

И вот, Джон и его «войска», то есть мы, находимся на пересечении Девятого Шоссе и Мишен Стрит, готовые заблокировать движение в самом центре Санта-Круз. Чтобы остановить нашу блокаду, власти города отправили к нам на перехват Тактический отряд полицейских из отделения Санта-Круз, вооруженный резиновыми дубинками и слезоточивым газом.

А теперь представьте себе, если сможете, этот бесконечный отряд полицейских, марширующий стройными рядами вниз по дороге, к месту нашей «стачки». А между тем Джон и ребята командуют нам держаться вместе, и не терять из виду свои «троечки»!

А в это время, Ричард Бендлер решил устроить свою собственную акцию протеста на улицах Санта-Круз. На своём ярко желтом кабриолете он на бешеной скорости промчался по Фронт Стрит, центральной улице города, и вёл машину так близко к марширующим полицейским, что тем пришлось буквально отпрыгнуть от приближающегося авто. Закончилось тем, полицейские зигзагами бегали по дороге от этого самого автомобиля Бендлера. Стоит ли говорить, что ещё долгое время у Ричарда и его ярко-желтого Шевроле CC была дурная репутация?

Теперь, оглядываясь назад, уже понятно, что этот эпизод с маршами протеста, как нельзя лучше, показывает стиль жизни и установки двух ключевых фигур НЛП.

Глава 10. Терапия на Мишен Стрит

Очередной знаковый эпизод, повлиявший на Джона Гриндера и Ричарда Бендлера, произошёл во время обучающего семинара в доме на Мишен Стрит в Санта-Круз. В одном из уютных домов на этой во всех отношениях приятной улице, собрались несколько студентов Университета. Собрал эту группу парень по имени Кен, к слову, его увлечение НЛП в будущем перерастёт в профессиональный интерес, и он станет частью тренинговой организации в Санта-Круз, но это всё будет позже, а пока он свойский парень и умеет делать кое-какие крутые вещи. Среди участников того семинара можно назвать Девида, Девру, Кена, ещё там были Лесли, Джудит, Ричард, Джон, Пауль, Кетрин, Дебби, собственно я и ещё несколько ребят.

Основные навыки, над которыми мы тогда работали это консультирование супружеских пар (и просто влюблённых парочек, почему бы и нет), некоторые элементы из семейного консультирования и техники Гештальта, немного здесь, немного там. Вечерне-ночная группа (бывало и такое), которую вёл Ричард, как раз «лечила» пары. Костяком этой группы были Френк, Джудит и Лесли. На терапевтической сессии Френк решал проблемы, которые возникли у него с Джудит. К тому же он жил с Лесли, так что ему было над чем тогда работать, но внесём ясность. Дело в том, что Френк был студентом Университета и жил в местном общежитии с Лесли, которая тоже была студенткой. Камнем преткновения между ними стал торт, и Френк этот торт хотел съесть. В общем, в отношениях между Френком, Джудит и Лесли были некоторые затруднения, и они хотели их разрешить, а Ричард был посредником в этом нелёгком деле, как всегда.

Что я помню о Френке, так это то, что он тогда казался очень нервным. Пожалуй, и не удивительно, учитывая ситуацию. У него были очень короткие ногти, потому что он постоянно их грыз. Лесли являла собой классическую чувственно-чувствительную блондинку. Она драматически говорила, что её общение с Ричардом привело к глубоким изменениям в жизни Лесли, причём, за довольно короткий промежуток времени. К слову, Ричард действительно имел на неё сильное влияние.Джудит, казалось, старается быть в тени, и держаться подальше от происходящего. Как мне помнится, её участие действительно было минимальным. В свою очередь Джон Гриндер, который в прошлом был самым что ни на есть настоящим разведчиком, тоже какое-то время занимал выжидательную позицию, но уже переходил к активным действиям.

Эмоциональные подвижки и опыт терапевтического взаимодействия сразу с тремя клиентами были просто невероятными. Однако Ричард, впрочем, как и всегда, справился с этой троицей и Френк, Лесли и Джудит пришли к полному взаимопониманию. Именно, на том занятии на Мишен Стрит, мы сделали первые шаги к тому способу сбора информации, который впоследствии станет паттерном мета-модели. Ключевыми стали вопросы: КТО, ЧТО, КАК, а из Гештальт-терапии пришли опущения и незаданные вопросы, а так же вопросы и причине и цели: почему и для чего?

Мы кричали, чтобы получить ответ, иногда были друг друга по голове, когда эти ответы всё же получали. В сугубо терапевтических целях, конечно, и только мягкими подушками. Паттерны мета-модели и ещё нескольких техник мы получили изучая аудиои видеозаписи Вирджинии Сатир и Фрица Перлза.

Динамика и процессы в группе были самипо себе очень интересны. Участники постоянно работали друг с другом, делились эмоциональными проблемами. Ричард сблизился с Лесли Кемерон, а Джон стал больше общаться с ДжудитДеЛозье. Впоследствии Лесли стала всё больше и больше включаться в терапевтические процессы и принимала участие в занятиях других групп. Джудит же, никогда особо не интересовалась терапией, в институте она изучала религиоведение, и оставалась вернасвоему направлению.

Постепенно цена наших еженедельных занятий повысилась, и мы стали платить уже по 50 долларов в месяц.

В 1974 году наши группы стали активно развиваться. Одно из самых интересных занятий того времени, проходило в горах Санта-Круз. Основное внимание мы тогда уделяли Гештальт-терапии, в которой участвовало несколько пар, и семейной терапии, по методу Вирджинии Сатир.

На этом цикле семинаров мы экспериментировали с мета-моделью. Группа собралась в доме прямо за Скош Валей в горах Санта-Круз. Это был большой деревянный дом, как я уже сказал, среди гор, и здесь было очень удобно устраивать тренинги для большой группы. Френк, Лесли и Джудит – все они жили именно здесь. Френк был уже в состоянии сам решить некоторые свои конфликты, и пока жил с Лесли в доме, а Джудит уже обосновалась в бабушкиной квартире. Именно в это время Джудит сдружилась с Джоном.

Глава 11. Мета-модель

Мета-модель создавалась путём проб и ошибок в течении нескольких месяцев. Мы все ошибались, а потом пробовали ещё раз. Первоначально мы применяли мета-модель в контексте Гештальт-терапии. Занятия проходили раз в неделю.

В итоге был создан инструмент, дополняющий другие методики сбора информации. Мета-модель легко применять и в других видах консультирования и психотерапии, а в ближайшем будущем, как я предвижу, в бизнесе и образовании. Тем не менее, некоторые люди получили неверное представление об этой полезной модели. В числе этих счастливчиков оказался Роберт Дилтс и Я, а вы о ком подумали? Дело было так, мы стали, участниками вводного семинара, услышав, будтомета-модель помогает излечить шизофрению. Но, Ричард был непреклонен, и доказал что мы не правы. Довольно быстро убедившись, что прав действительно, именно Ричард, мы стали учиться уже НЛП.

Ричард изначально сделал ставку на свои знания и опыт в терапии, а Джон опирался на лингвистику, где отправной точкой для него была трансформационная грамматика. Эти два способа мышления (терапия и лингвистика) нашли своё отражения и в структуре группы. Участники занятия объединялись в «троечки», или около того, один из еоторых был «клиентом» и рассказывал о своей проблеме, второй - исполнял роль терапевта, остальные отслеживали их взаимодействие. Потом наблюдатели и «терапевт» уходили в другую комнату и собирали с разных позиций информацию о заявленной проблеме и о том, как она представлена в модели мира «клиента». К этому моменту мы уже были знакомы с теорией соотношения глубинной и поверхностной структуры, и твёрдо знали, что карта не есть территория.

Мы занимались каждым мета-модельным нарушением по неделе. Просто шли и задавали людям вопросы, иногда это больше походило на допрос с пристрастием, чем на терапию. Затем, Ричард или Джон проверяли собранную информацию, чтобы убедиться, что все части персональной модели мира на своём месте. В результате этой техники мы смогли получать полное лингвистическое описание модели мира клиента.

Глава 12. Подарок Бэндлера

Группа по мета-модели была, пожалуй,наиболее активной и живой из всех тех тренингов, которые прошли в горах Санта-Круз. Кроме того, эти занятия были и самыми продуктивными, ведь в результате сформировалась такой инструмент НЛП как мета-модель. Годом позже все эти наработки были опубликованы в книге под названием «Структура магии. Том 1». И вот наиболее важная часть работы сделана, и скоро группа распадётся, а значит и «умрёт». Признаться, Ричард и Джон любили, когда их группы подходили к концу, и завершали занятия в своеобразном стиле. Обычно они устраивали вечеринки для студентов и делали своим курсантам подарки. Так было и на этот раз. Окончание группы совпало с Рождеством. Так что мы устроили Рождественскую вечеринку, которая прошла в конце 1974 года.

Представьте себе такую картину. Вечер, около восьми часов, все сидят вкруг, ожидая начала волшебной праздничной ночи. Ричард и Джон для такого торжественного случая были при параде, ещё на вечеринкупришлиДжудит, Лесли, Пауль, Френк, Девид, Девра, я и другие.

И вот, Ричард выходит на середину комнаты и спрашивает «Кто бы хотел первым получить свой подарок?». Девра всегда любила начинать, ей особенно нравилось быть первой, поэтому она и предложила свою кандидатуру. И как всегда сняла все сливки. А события уже стали разворачиваться. Для начала Девру попросили выйти из комнаты, и выбрали десять актрис и актёров, среди которых был и я. Вместо костюмов нам выдали белые простыни, вместо привычного реквизита – белые свечи, которые нужно было держать в руках. Обернувшись простынями, мы пошли к площадке у дома, и замерли от удивления, потому что там стоял восьми-футовый деревянный крест, вроде того, на котором был распят Иисус.

Мы должны были стоять у креста и держать перед собой свечи. С повязкой на глазах привели Девру и привязали её к кресту. Джон тем временем сложил небольшой костёр под этим самым крестом и щедро облил его горючей жидкостью и начал разводить огонь. Девра уже почувствовала запах дыма, и ей стало очень интересно, в чём дело. Потом она стала нервничать и спрашивать: «Что происходит?». Ричард, в свою очередь, мило поинтересовался, что если она получит свой подарок именно сейчас? Девушка согласилась, тогда Ричард снял повязку с её глаз, и вложил в руку нож, чтобы она могла перерезать верёвки и сойти с креста.

После того дня Девра вряд ли сможет забыть Ричарда. Я слышал, она по-прежнему хочет вернуться к нему на занятия. После этого случая у них был серьёзный разговор о пережитом ею опыте, и о том, что она вынесла из этого. Но зная Девру, не думаю, что она его слушала.

Глава 13. Вкусный-вкусный торт

После случая с Деврой в группе создалась определённая атмосфера. Мы начали задумываться о природе таких «подарков». И случай не заставил себя ждать, следующим «счастливчиком» стал я. Ричард привёл меня в ванную и попросил снять контактные линзы, если я их ношу, на мне была любимая рубашка, и наш гуру дружески посоветовал расстаться и с ней. После этого меня завернули в халат, и надели повязку на глаза.

И вот, я вслепую иду за ним. Готов поспорить меня уже так водили на первом занятии по психологии в колледже… до тех пор, пока я не провалился в яму.

Ричард тогда глубокомысленно сказал: «будь осторожным в своих действиях, и смотри куда идёшь, ты должен понять это с одного взгляда!». Не успел я задуматься о скрытом смысле его слов, как он на долю секунды убрал повязку с моих глаз. Меня усадили на ту самую площадку у дома, восьми-футовый крест всё ещё был там. Я должен был сидеть на земле, скрестив ноги, голос из темноты (я с повязкой на глазах, вы же помните?) доверительно сообщил, что вокруг меня десять человек, и все они – мои преданные ученики. А ещё я должен петь для них «ОМ» иначе подарка для меня не получится. Вы знаете, я прекрасно владел мета-моделью, но в голове у меня крутилась только одна мысль: «что за дерьмо!» Ну, может быть, я немного утрирую.

Тем временем, я пел: спел раз, ещё раз, потом ещё дважды, меня попросили петь громче. Я наконец вошёл во вкус и запел «во всё воронье горло». В это самое горло, в нос, в уши и волосы и т.д. попали куски кремового торта, который бросали мне прямо в лицо Ричард и Джон.

Наконец, Ричард снял у меня с глаз повязку и спросил голосом а-ля Вирджиния Сатир: «ты в порядке?». Я смотрел на него и смеялся, смеялся. Пожалуй, это был первый раз, когда я действительно смеялся от живота. Потом мы вернулись в дом и получили уже свои нормальные подарки. Этот вечер был совершенно диким, сумасбродным и незабываемым. На этой рождественской вечеринке закончилась одна история и началась следующая - та, которая и зовётся НЛП.

В эту праздничную ночь кое-кто из нашей группы познакомился с глазными ключами доступа. Тайно, конечно. У Ричарда уже тогда была привычка косвенного обучения через демонстрацию. В тот рождественский вечер мы праздновали завершение этапа мета-модели. Тогда мы ещё не знали, что Ричард Бендлер и Джон Гриндер были на шаг впереди, экспериментируя с ГСД и предикатами.

Глава 14. Глазные сигналы доступа

Ходят слухи, что паттерн ключей глазного доступа появился так. На одной сессии по Гештальт-терапии Джон и Ричард выполняли технику «пустой стул» (это когда вы галлюцинируете на пустом стуле некую персону и ведёте с ней разговор). Один из наших гуру заметил, что клиентка смотрит вверх и использует очень «визуальные» слова, выглядело это примерно так: «как вы не видите, что сделали?!» и «почему вы не смотрите на меня, когда это всё описываете?». Затем она перевела взгляд вниз вправо и с чувством произнесла: «я чувствую, мы теряем связь и отдаляемся друг от друга». Один из наших терапевтов посмотрел надругого и сказал: «а что если они действительно видят картины, когда используют визуальные предикаты, и испытывают чувства переводя взгляд вниз и вправо?». Ответ был такой: «ты никогда не заставишь меня поверить в это».

Вскоре после начала занятий в группе по мета-модели я обратился к Ричарду за консультацией по поводу межличностных взаимоотношений. Тогда этот удивительный человек и показал мне новую табличку на его офисе «Нейро-Лингвистическое Программирование». У модели было имя! На визитных карточках так же было напечатано сокращение «ММ», то есть мета-модель, потом эти буквы станут логотипом издательской компании Ричарда и Джона – MetaPublications.

В это время мы очень активно ставили эксперименты и моделировали, это стало привычным и даже обыденным. Суть нашей рабочей модели такая: всё что работает – работает! Старые правила об эмпатии, доброте и сочувствии были выставлены за дверь вместе с «подлинной терапией»за компанию. Теперь мы следовали такому правилу: если что-нибудь не работает, сделайте что-то другое.

На благодатной почве НЛП постепенно начали расти и прорастать, а затем и цвести пышным цветом, семена многих других идей и теорий. Например, представление о частях личности, основанное на «победителе-неудачнике» Фрица Перлза и модели Вирджинии Сатир. Рефрейминг, который возник путём интеграции Гештальт-терапии и переосмысления «вечеринки частей личности» Вирджинии Сатир и использовании феноменов транса в Нейро-Лингвистическом Программировании. Как видите, некоторые техники были разработаны на основе этих базовых моделей. Однако методы НЛП нельзя смешивать с самой моделью. В первую очередь, НЛП это моделирование, а не терапия.

Гений Ричарда Бендлера и Джона Гриндера заключается в их способности брать любое действие или поведение и суметь смоделировать это так, чтобы впоследствии передать и «встроить» это другим людям. Фактически, они блестяще и сделали это с Фрицом Перлзом, Вирджинией Сатир и Милтоном Эриксоном. Бендлер и Гриндер на семинарах часто просили нас войти в глубокий транс и идентифицироваться, слиться с этими людьми.

Глава 15. Милтон

Грегори Бейтсон, который был соседом Ричарда посоветовал им с Джоном съездить к Милтону. Ребята приняли этот добрый совет и действительно совершили несколько поездок вФеникс, штат Аризона, где жил Милтон и провели несколько часов в разговорах, а потом расшифровывая записи этих самых терапевтических бесед. Милтон был очень характерным персонажем. С двумя приступами полиомиелита, тугой на ухо, неразличающий цвета, вряд ли у вас много таких знакомых. Достаточно было однажды его увидеть, чтобы понять какой личной силой, властью и притягательностью он обладал.

С Милтоном вам неизбежно больше придётся слушать, чем говорить, так что приготовьтесь к его монологу, ведь целитель обучал через рассказы и истории. Он часами каждый день рассказывал о своих клиентах и их семьях. Ты погружаешься в транс, потом немного выходишь из него и погружаешься ещё глубже. Так что если вы хотите понять, о чём же вы с ним говорили, то захватите с собой диктофон.

Ричард и здесь отличился: он не смог или не захотел войти в транс. Думаю, он запрограммировал себя на то, чтобы оставаться в сознании, так что когда он начинал «засыпать», какая-то часть личности постоянно его пробуждала. Что ж, Милтону это было не в первой, и он попросил свою жену принять участие в сессии, чтобы научить Ричарда самогипнозу. Она начала со слов: «сейчас я осознаю своё дыхание, мои глаза фокусируются и расслабляются, я ощущаю вес моего тела на стуле…». И Ричард уже около двух минут был «в астрале», как раз с того момента, когда Миссис Эриксон начала описывать своё гипнотическое погружение… Мета-модель заняла своё место… Семена рефрейминга прорастают… Идея репрезентативных систем расширяется, возникают научные и просто дикие эксперименты… Исследования физиологии глаза, слуха, тактильных ощущений и интуиции, обоняния и вкуса… Наблюдение взаимосвязей между моделями. Всё это стало более чётко проявляться, приближаться к осознанию.

Глава 16. Бревенчатый домик в ЭйконХоллоу

Ричард в то время жил в районе недалеко от АлдаРоуд, в горах Санта-Крузв месте с живописным названием «Пустые жёлуди». Располагалось местечко на полпути к вершине Бен Ломонд. А вокруг росли рощи секвой, в начале двадцатого века древесина из этих лесов поставлялась в Сан-Франциско, подсечно-огневой метод, ну вы знаете, а потом лес вырос вновь и теперь здесь живёт Бендлер.

Вообще там было три или четыре жилых дома и несколько сараев, а в ложбине – небольшой фруктовый сад и огород. Обитель Ричарда состояли из четырёх стен и навеса, который на этих стенах и лежал. Внутри были отгорожены ванная, туалет, кухня, спальня и кабинет. Уклад жизни был прямо скажем спартанским. В центре «дома» стояла старая дровяная печь – единственный источник тепла, примостившись здесь Ричард составлял тексты по вечерам. Эти вечера иногда растягивались до утра.

Один из самых эффективных способов обучения – начать преподавать другим то, что сам учишь. Так и Джон с Ричардом запустили учебные семинары по психотерапевтическим изменениям и моделированию гипноза. Это было примерно спустя полгода после мета-модели, и новый цикл обучения проходил почти в самом центре гор Санта-Круз.

Новая группа имела дело с базовыми паттернами НЛП и языковыми гипнотическими моделями и техниками. Семинары были вечерними, иногда мы занимались по ночам. Тогда мы очень далеко ушли вперед. Экспериментировали мы с феноменами глубокого транса, с положительными и отрицательными галлюцинациями, изучали искажения времени, амнезию, идентификацию в глубоком трансе. Работа всегда шла на нескольких уровнях, и только часть из них можно было непосредственно увидеть. К тому же мы выполняли несколько техник сразу.

Ричард был тот ещё сердцеед, и его своеобразная харизма взяла и подействовала на нашу блондинку с чувственными губами. Так что вскоре деловые отношения Ричарда и Лесли перешли в любовные, и вся эта Санта-Барбара разворачивалась здесь же в «большом доме» в ЭйконХоллоу.

Сначала в большом домебыло три комнаты: гостиная с открытой кухней, и странная маленькая ванная, которой можно было пользоваться, только если в баке достаточно воды. Дом стал расширяться, когда бизнес Джона и Ричарда пошёл в гору. Сначала пристроили кабинет для приёма клиентов, здесь же играли на музыкальных инструментах. Деревянный пол застелили шикарными коврами, следом появилась антикварная мебель. Когда Ричард переехал в большой дом, Джон вселился в его бывшую «резиденцию» (ту, где только стены и потолок), а потом съехал к Джудит.

И немного о Милтоне Эриксоне: он ввёл новый целостный подход к традиционной модели изменения поведения. Многие из техник НЛП возникли, потому что Джон и Ричард были неравнодушны к гипнозу. В некотором роде Нейро-Лингвистическое Программирование – это осознанная модель того, как работает в гипнозе бессознательное. Многие методы НЛП, например рефрейминг, возникли из-за того, что профессиональное сообщество отказалось от гипноза. Так что НЛП- это гипноз, завёрнутый в другой фантик.

Глава 17. Озеро Тахо

Мастерство Джона и Ричарда выросло до того, что они могли делать несколько дел одновременно, и при этом были полностью вовлечены в текущую задачу.

Я несколько раз приходил к ним на терапию, чтобы улучшить зрение и отказаться от контактных линз, а вообще я хотел научиться терапевтическим метафорам. В это время в гостях у Ричарда был Джон, и они вместе играли на гитарах.

Бендлер довольно хороший музыкант, и владеет не только гитарой, но и пианино, барабанами, к тому же, у него удивительно красивый голос джазового певца. Джон был новичком в музыке, но, несмотря на ещё довольно посредственноеисполнение, тонко чувствовал, и музыку понимал. С его-то блестящими навыками моделирования он быстро смог научиться играть на бас-гитаре, благо модель-Ричард всегда был под рукой.

Они репетировали несколько песен, которые должны были исполнить на семинаре у озера Тахо. Несколько лет назад Ричард был ударником в группе, которая играла в ночном клубе у этого озера. Во время перерыва он просто взял и ушёл с мыслью, что больше никогда не вернётся на это музыкальное дно, в маленьком ночном клубе. Но он передумал, и теперь его музыка – символ возвращения к той точке, что привела его к нынешнему состоянию (это сложно, я знаю).

Так что я своим появлением прервал их репетицию. В итоге, Джон научил меня, как использовать гипноз, чтобы решить мою проблему со зрением, и попутно я узнал, как строить терапевтические метафоры, как говорится, семерых одним ударом.

Пока я развлекался в трансе, они развлекались игрой на гитарах, не особенно-то обращая внимание на то, что я делаю. Мне кажется, у них и мысли-то не было, что кто-то сможет подпортить им удовольствие. Думаю, такие случаи и показывают, какого мастерства смогли добиться эти двое, бренчать на гитаре и вести клиента, такое не каждый сможет.

Глава 18. Лесли и Вирджиния

Новый виток занятий, посвященный гипнозу, глубокому трансу, положительным и отрицательным галлюцинациям, искажениям времени и идентификации в трансе проходил в этом тихом уютном горном домике. Ричард и Джон исходили из того, что моделируя одаренных людей можно подняться на их уровень мастерства, а возможно и превзойти их, как вам такой лайфхаккинг? Мы поставили несколько экспериментов, чтобы на глубинном уровне, через транс ассоциироваться с такими людьми как Вирджиния Сатир, Фриц Перлз и Милтон Эриксон. Идея была в том, чтобы «войти» в человека, и уже изнутри нащупать те паттерны и модели, которые помогли этим людям стать такими могущественными и гениальными.

Довольно скоро все эти танцы с бубном стали приносить свои плоды, и первая подъем профессионального уровня ощутила Лесли. На одном из групповых занятий Ричард помог ей в глубоком трансе ассоциироваться с Вирджинией Сатир. Я слышал, что на некоторое время Лесли стала Вирджинией. После этого наша блондинка наводила амнезию на группу, и результаты Лесли-Вирджинии были лучше, чем у самой Вирджинии. Такая вот Вирджиния.

Навыки Лесли стала резко расти после того вечера. Причём, я могу гордо заявить, что сыграл важную роль в некоторых её изменениях. На одном из занятий по мета-модели она была «терапевтом», а я её «клиентом». И вот, в самый ответственный момент нашей «терапии» она резко подняла меня за плечи и прижала к стене. Такого я от неё точно не ожидал. Как позже призналась сама Лесли, в тот вечер она впервые ощутила собственную личнуюсилу и власть.

Фундаментом НЛП были занятия, которые мы провели в горах Санта-Крузи в доме у Ричарда. Дальнейшие эксперименты, которые мы проводили в 1974 году касались того, что в последствии будет названо якорем иякорением, то есть связь стимула с определённой реакцией. Иван Павлов стал известен благодаря экспериментам с собачками, у которых на звон колокольчика выделялась слюна. Якорение – это та техника, которая была у всех на виду. Джон и Ричард смогли поднять её на новую высоту, так как разработала практическую методику, и смогли точно её описать, так об этом говорят в некоторых психологических кругах, например когнитивныебихевиористы.

Якоря используются для создания и последующего доступа к ресурсным или напротив проблемным состояниям клиента. Ещё один способ использования якоря – это выявление уже существующих якорей и смена состояния, связанного с этим стимулом. И всё это для того, чтобы иметь возможность использовать их в более значимом контексте, сделать процесс использования якорей управляемым.

Глава 19. VAKOG

НЛП основывается на такой базовой модели как VAKOG. Однако очень скоро мы сократили число элементов до четырёх. И в двух словах расскажу, что же это такое. Сначала мы экспериментировали с полярными, противоположными якорями и использовали аудиальные, визуальные и кинестетические их разновидности. Мы также ставили тесты по их интеграции, впоследствии эта техника стала называться коллапс якорей. Уже в 1974 году участники занятий могли не только ставить якоря в этих модальностях, но и дополнили их субмодальностями, и использовали всё это богатство для контроля над болью, создания амнезии и прерывания стратегии (оно же – разрыв шаблона).

Когда Ричард и Джон разработали такую вещь как «прерывание», оно оказалось полезным для прекращения автоматического поведения, и стало прекрасным инструментом, чтобы направлять клиента, когда тот находится в трансе. Мы также использовали эти четыре модальности для работы с гипнотическими явлениями: с возрастной регрессией, амнезией и идентификацией в глубоком трансе.

Главным результатом сотрудничества с доктором Милтоном Эриксоном стала коммуникативная модель под названием Милтон-модель. Она является зеркальным отражением Мета-модели, если хотите – её тёмная сторона. Фактически, эта новая модель позволяет передавать информацию и разного рода внушения непосредственно в подсознание, а при умелом использовании это будет происходить неосознанно и для самого «оператора».

Милтон-модель состоит из встроенных вопросов, команд, пресуппозиций, прямых цитат и трюизмов (всем известных истин); своеобразная «размытая логика», не так ли? Дополним это великолепие грамотным использованием предикатов, ведение плюс раппорт, пара якорей, - и у нас в руках мощное средство для создания транса и последующего ведения клиента. Так Ричард и Джон заинтересовались «магией» гипноза.

Работая с Милтоном, наша парочка наткнулась и на книги Карлоса Кастанеды, только вслушайтесь в эти названия и вам всё станет ясно: «Учение дона Хуана: Путь знания индейцев яки», «Отдельная реальность», «Сказки о силе». Благодаря этим книгам гипнотические метафоры Милтона Эриксона тесно переплелись с метафорами и гипнозом дона Хуана. Что из этого получилось, вы и сами знаете.

Одним из самых мощных методов, который появился благодаря гипнозу знаменитого индейца, стало двойное наведение транса. Такое наведение проходит при участии двух гипнотизёров. Один из них говорит в правое ухо, используя сложные слова и составные предложения, чтобы занять левое полушарие головного мозга. Другой, соответственно, говорит в левое ухо, используя самый простой и понятный «детский» язык для правого полушария. Благодаря такому сопровождению волны чувств и эмоций набегают друг на друга, и бедняге ничего не остаётся как «убежать» в транс.

Эту технику использовали в разговорах с Карлосом Кастанедой дон Хуан и дон Хенаро, (вы же не думали, что эти индейцы так просты?). Её же часто использовали Джон и Ричард на своих семинарах, особенно когда подводили итоги и делали постгипнотические внушения для группы касательно будущего использования полученных знаний. Ничего личного. Не думайте.

Глава 20. Дон Хуан

Когда дон Хуан вышел на сцену, на занятиях сгустилась аура магии и мистицизма. Мы проводили несколько опытов, посвященных такому явлению, как «остановка мира», это была одна из основных техник, которую использовал Кастанеда на своём пути развития. Чтобы остановить мир мы применяли, главным образом, якоря и ещё несколько инструментов, например рефрейминг.

Ключом к успеху в мире Карлоса Кастанеды было умение остановить мир. Только так можно получить доступ к силе; в модели Милтона Эриксона нужно остановить не сам мир, а только внутренний диалог. Дон Хуан видел только один путь для остановки мира – использование пейота (и других галлюциногенных растений), только так Кастанеда прекращал «трещать» сам с собой, и мог достичь состояния отдельной реальности. Однако в тексте есть оговорка, будто без аЦкого кактуса не обойтись, потому что Карлос очень «жесткий». Так что есть определённое сходство между остановкой мира и остановкой внутреннего диалога.

Две основные техники, с которыми мы работали для остановки внутреннего диалога: коллапс якорей и шести-шаговый рефрейминг.Я провёл почти всё утро, делая рефрейминг, а затем во второй половине дня бродил по лесам Санта-Круз, выбирая укромное и одновременно уютное местечко силы, где бы я смог в тишине и покое остановить этот самый мир.Между прочим, польза намечалась весьма ощутимая, так можно стать более спонтанным, гибким и творческим, открытым для полезной информации и прочих ресурсов.

Модели НЛП и Эриксонианского гипноза во многом пересекались, многие техники переходили из одной модели в другую. Уже в процессе экспериментов мы выясняли, какие инструменты наиболее эффективны в терапевтической работе.

Глава 21. Белая лошадь

Несколько вечеров в горах Санта-Круз мыпосвятили развивающемуся глубокому трансу, когда человек погружается в транс, затем выходит из него, чтобы погрузиться ещё глубже. В один из таких вечеров мы поставили себе цель «контрабандой» вынести свои галлюцинации в реальный самый что ни наесть повседневный мир. У некоторых ребят из нашей группы видения в глубоком трансе были очень причудливые, и мягко говоря, странные. Моей личной задачей было увидеть красивую живую белую лошадь, и непременно в «лошадином» размере, та, которая умещается на ладони, мне бы не подошла.

После ряда неудачных попыток, когда надо мной тщетно билась вся группа, Ричард решил взять дело в свои руки. Только годы спустя, я понял, что он сделал со мной очень ловкий трюк.

Для начала он спросил, могу ли я видеть ауры. Я ответил, что не могу, и он посоветовал мне прямо сейчас в этой тускло освященной комнате расфокусировать взгляд и краем глаза взглянуть на его, Ричарда ауру. Если вы когда-нибудь видели Ричарда в тусклом освещении, то должны быть слепым, чтобы не заметить ярко-оранжевые, красные и жёлтые всполохи на его ауре. От этого мы перешли к созерцанию чёрных дыр, которые на самом деле не что иное, как уязвимые места в чужих энергетических коконах.

После наведения этого транса Ричард поинтересовался, теперь я могу видеть белых лошадей? Я ответил, что нет, а он произнёс только одно слово: «где?». Я указал рукой, там. Он попросил эту лошадь описать, что я к всеобщему удовольствию и сделал. Он спросил, а сейчас ты её видишь, я снова отрицательно мотнул головой. Я продолжал твердить «нет», даже когда гладил шелковую гриву своей лошадки. А спустя неделю, я не только поверил, что видел её, я даже катался на ней верхом!

Глава 22. Рентгеновское зрение

Положительные галлюцинации в состоянии сознания это нечто. А что ещё вкуснее, так это отрицательные галлюцинации. Они возникают, если вы мысленно «убираете» что-то присутствующее, и как следствие, его не видите.Методика очень схожа с созданием положительных галлюцинаций. Сначала мы использовали транс, чтобы получить доступ к ресурсам, а когда, наконец, научились создавать отрицательные галлюцинации, то смогли делать это без гипноза.

Так вот, на вечернем семинаре мы создавали отрицательные галлюцинации, и я был особенно в ударе, потому что занимался рентгеновским зрением. Вы только представьте, как это можно использовать! Признаюсь, я уменьшил глубину проникновения своего «рентгена», и так приступил к «осмотру» девушек. На самом деле, всё началось на том тренинге как шутка. Мы нарабатывали отрицательные галлюцинации, и я подумал, почему бы и «да»? Вокруг столько привлекательных девушек. Так я и начал мысленно просвечивать их рентгеном, а потом рассказывать, какого цвета на них нижнее бельё.Вы ведь тоже постоянно думаете об этом, или я не прав? Конечно же, всё это «разоблачение» только ради науки, никакого удовольствия, ни-ког-да я вам говорю.

Использование отрицательных галлюцинаций стало моим коньком, и было им ровно до того момента, пока я не решил вычеркнуть из своей жизни все автомобили. И тут до меня дошло, что это было не очень умно с моей стороны. Ох, я тогда и натерпелся страху. Зато сейчас, когда я выполняю какую-то технику, я забочусь и о собственной безопасности, а то мало ли что.

Вы можете задать резонный вопрос, а зачем вообще это делать? Отвечаю: отрицательные галлюцинации, это не только забава, они помогают сознательно оценить и развить, собственную сенсорную гибкость, вернуть то богатство восприятия, которым вы владели в детстве. Любой, кто считает себя творцом своего внутреннего мира, с легкостью найдёт что ему «подшаманить» этой забавной техникой. Надеюсь, я вас убедил, что это круто?

Всех кто занимался глубоким трансом в те дни, мучил один единственный вопрос: почему люди могут делать все эти классные штуки в трансе, а вне транса делать этого не могут? Почему люди легко меняются в гипнозе, а без гипноза изменения не происходят?

Ответом на эти и другие вопросы стали специальные упражнения и методы, которые позволяют демонстрировать феномены глубокого транса, не находясь в нём. Языковые паттерны Эриксона, Сатир и Перлза, метафоры Кастанеды, народное целительство в одном флаконе с коллапсом якорей, изменением личностной истории и рефреймингом, всё было в этой гремучей смеси.

Сочетание этих техник и знание их «исторических корней» (Вирджиния, Фриц и Милтон – психотерапевты, вы помните) заставило людей верить, что НЛП – это такая новая терапия. Потом вышла книга «НЛП: Исследование структуры субъективного опыта. Том 1» и дело было в шляпе.

Глава 23. Психиатрическая клиника ДжейВард

Следующий кадр моих воспоминаний, это вечер в горах Санта-Круз, когда мы ушли из нашего домика. Если точнее, это был ночной тренинг, на котором мы были пациентами ДжейВард. ДжейВард – это такая психиатрическая клиника, где один за другим выгорают психологи и социальные работники.

Особенностью упражнений было то, что каждому из нас, Ричард и Джон назначили определенную роль, в которую нужно было вжиться, хорошенько ассоциироваться и с блеском исполнить. Спасало то, что играть нужно было собственные пороки, только доведённые до логического совершенства. Например, парень, который был очень упрямым, становился кататоником. Тот, кто возводил себя на пьедестал и пытался казаться лучше других, исполнял роль Иисуса, и всё в таком духе. В итоге, у нас был кататоник, Иисус Христос, Мария Магдалина и ещё целый сонм библейских, исторических и политических персонажей.

После того, как каждый из нас получил свою роль, нас развели по отдельным комнатам, где другой студент с помощью Милтон-модели погружал «пациентов» в измененное состояние сознания и помогал ассоциироваться с ролью, которую нужно было исполнять. И вот человек выходил из транса уже Иисусом, Магдалиной или ещё кем-нибудь.

Вдоволь побродив по окрестностям, каждый «пациент» получал по «врачу» (это были те же студенты, которые индуцировали транс), дабы встать на путь излечения. «Лекари» могли использовать любые техники НЛП, которые покажутся им полезными, в том числе Мета-модель, якорение и метафоры.

Я играл страдающего от недуга, если хотите конкретней, то я был Иисусом Христом, а Пауль должен был вылечить меня. Мою одежду сняли и облачили меня в больничный халат. Пауль опробовал различные методы: и метафору, и Мета-модель. Он окружал меня «паствой», обольщал Марией Магдалиной и просил помочь со строительством дома, так как я будто бы плотник. Но Иисус был хитёр как лис, и излечиваться совсем не собирался.

Что ж, меня определили в комнату на втором этаже, и «лечение» вышло на новый виток. Через некоторое время мне надоело быть Христом, и я, совершив кульбит, выпрыгнул через большое окно, и к всеобщему удивлению, вошёл через парадный вход в дом. Самодовольно наблюдая, как у ребят в изумлении отвисают рты, я заявил, что вернулся.

В технике остановки мира есть один очень важный компонент – человек, который помогает вам и успешно утилизирует ваши реакции инструментами НЛП, и такая практика работы прочно в нас укоренилась. Впрочем, что удивляться, мы тренировались неделя за неделей, использовали сразу несколько методик, чтобы остановить внутреннюю болтовню; в числе наших фаворитов были рефрейминг и якоря. В результате, мы должны были стать более доступными и восприимчивыми к нужной нам информации и ресурсам, когда они появлялись у нас на горизонте.

Эта группа так же экспериментировала с положительными и отрицательными галлюцинациями, искажением времени, трансдеривационным поиском, который впоследствии интегрировали в обобщающую модель изменение личностной истории.

Глава 24. Чтение мыслей

На одном вечере, в уже знакомых вам горах Санта-Круз Ричард работал над техникой, которая в дальнейшем получит название «чтение мыслей», а не то, что вы подумали. Техника довольно редкая, и её не часто увидишь на тренингах по НЛП. Семинар по чтению мыслей проходил в доме Ричарда в АнкорнХоллоу, а открывала это потрясающее занятие Вирджиния Сатир.

Идея чтения мыслей, на первый взгляд кажется довольно туманной, и в основном потому, что в это трудно поверить. Ричард и Джон заинтересовались этим явлением, когда проводили семинар в Сан-Франциско. На тренинге у них было несколько любопытных «прозрений», и парочка решила, что это явно не с проста. И действительно, ребята определяли возраст участников группы, называли места и даты, когда эти люди там были, навскидку Джон и Ричард рассказывали ошеломленным курсантам события их (курсантов) жизни, одним словом, чудили, как могли, и без какой-либо предварительной подготовки. В итоге, наши герои решили провести несколько экспериментов, чтобы выявить структуру чтения мыслей, а затем создать модель, которой можно будет обучать других людей; знакомая схема, не находите?

Итак, чтобы научиться читать мысли нужно в первую очередь суметь улавливать и всячески воспринимать звуки, образы, слова, отрывки внутреннего монолога, всё то, что возникает внутри другого человека. Иными словами, нужно научиться видеть то, что видит другой; слышать то, что слышит другой; и чувствовать то, что чувствует он. А так ничего особенного. Простейшие упражнения, с которых мы начинали, даны геометрические фигуры: круги, квадраты, треугольники, необходимо выбрать ту фигуру, о которой думает партнёр. Большинство участников правильно отгадывало, примерно 7 из 10 фигур, уже после одной двадцатиминутной тренировки.

Для многих упражнений мы соединялись в пары, и старались проникнуть в мысли друг друга. Дэвид Гордон и я имели похожее телосложение, и нас выбрали для эксперимента. И вот мы приходим в кабинет для занятий, в аккурат в полпервого ночи, выглядели мы как неразлучные герои комикса Матт и Джефф, и поверьте, это совсем не мечта всей моей жизни.

Лесли, Девра и ещё несколько студентов в другом кабинете делали возрастную регрессию для доступа к памяти, и детским воспоминаниям в частности, и пытались почувствовать, о чём думает другой. Ричард, уже в другой комнате давал мудрёные указания двум парням в трансе: «считывать друг у друга прошлые, но не последние воспоминания», чтобы облегчить доступ к чужому разуму, приходилось останавливать мир, благо нам это было не в первой. Наилучших результатов достигла та группа, где были Лесли и Девра.

Дэвид и я присоединились к девушкам, когда они, находясь в трансе, пытались определить любимую детскую игрушку. Эта штука напоминала голограмму, подвешенную чуть справа над головой, довольно дикие вещи, вам не кажется?

Благодаря этим упражнениям мы узнали несколько довольно полезных вещей. Изменения в цвете и оттенке кожи, были они на левой или на правой щеке, - всё это несёт информацию о нашей конечной цели, и информацию эту можно получить через прикосновение, температура тела так же содержит определённые сведения.

Люди с более развитым визуальным мышлением видят мысли другого как трёхмерные диаграммы; те,у кого преобладает аудиальный канал, слышат чужие мысли через свой внутренний диалог.

Чтение мыслей проходит лучше всего тогда, когда отправитель точно сформировал посыл, а получатель остановил внутренний диалог.

Получить доступ к разуму других людей очень сложно, если вы слишком заняты собственным мыслями и переживаниями. Дон Хуан называл это самоиндульгированием, по его словам «только тот человек силы, кто остановил внутренний мир».

Что касается практического применения такого навыка как чтение мыслей, то оно довольно обширно. Лично я использую этот навык в работе с клиентами, ведь очень полезно знать, что их тревожит до того, как они сами это начнут рассказывать. Когда я стал останавливать внутренний диалог на сеансах по психотерапии, то в мой разум стали проникать странные образы. Чтобы проверить эту информацию, я задаю несколько деликатных вопросов, а затем выбираю подходящие техники и мы, решая проблему, возвращаем всё на круги своя.

Ричард и Джон использовали эти навыки в контексте преподавания. На своих тренингах они отвечали на вопрос, ещё до того как он был задан. Джон научился по особенному наводить транс в те занятия, когда мы практиковали чтение мыслей.

Как-то ночью мне выпал шанс испытать это на собственной шкуре. Я повстречался с ним пока шёл из одной комнаты в другую и задал ему вопрос по поводу нашей текущей работы, он просто сказал: «вы не можете видеть позади себя». Вокруг меня стали появляться огромные дыры в пространстве, и я впал в транс.

Чтобы получить доступ к таким детским качествам как творчество и игривость, мы довольно часто применяли возрастную регрессию и якорение. Согласитесь, такие ресурсы очень пригодятся терапевту. Мы также использовали детство в качестве своеобразного инструмента при наведении глубокого транса: разучивали несколько индукционных историй, в которых делали сильный акцент на детских играх, а затем использовали эти истории для возрастной регрессии на семинарах.

Значимое событие, которое произошло во время этого цикла занятий – выход книги «Структура магии. Том 2». Я всегда считал, что эта книга – переходный этап. После этого НЛП стало активно развиваться как отдельное самостоятельное направление. (Глава 1 о репрезентативных системах, безусловно, самая полезная часть книги).

Глава 25. Повязанные вместе

Одна из техник, которая проходит красной нитью через все разработки НЛП – это использование терапевтических метафор. Мы научились встраивать метафоры в сюжет историй, и нам это понравилось. Терапевтическая метафора это и песня, и психодрама, и умело поставленный кадр.

Способ использования метафоры, сейчас ставший уже классическим, был позаимствован нами у доктора Эриксона. Этот психотерапевт умело вплетал метафоры в ткань тех историй, которые рассказывали ему сами клиенты. Так возникла изоморфная метафора, то есть история, в которой элементы терапевтической, лечебной метафоры следуют за проблемными событиями клиента. Собственно терапевтическая часть начинается в тот момент, когда новый ресурс, включенный в метафору, направляет человека к новому, более позитивному и полезному результату.

Понимание субмодальностей появилось благодаря множеству экспериментов, когда в трансе использовались якоря и метафоры, позже эти знания были интегрированы в технику «взмах». Часть экспериментов была направлена на изучение тавтологии. Как правило, этот приём использовали следующим образом: мы находили оба конца петли, и вносили изменения на каждом из них. Например, «я был бы счастлив, если бы я бросил курить», сравните с «бросить бы курить, если я был счастлив». Не советую применять эту технику, так как делали мы, это слишком трудно и долго. И впоследствии мы от неё отказались.

Я довольно скоро начал думать о том, как интегрировать техники шести-шаговый рефрейминг и вечеринку частей личности. Начал я примерно так: в двух техниках есть части, их десять, есть творческая (или мета-часть), которая помогает им договориться, и вообще она изнутри контролирует весь процесс. Десять частей личности, сами решают какими, и вообще кем они будут. Очень похоже на вечеринку частей личности Вирджинии Сатир, особенно если учесть, что ранний шести-шаговый рефрейминг лишь отдаленно напоминает современный вариант.

Позже идея десяти частей была забыта, так как оказалось, что у человека может вообще не быть частей, может быть одна или две части или вообще неограниченное количество.

Роберт Дилтс довольно редко посещал наши занятия. Он был студентом четвёртого курса в Университете Санта-Круз и слыл разносторонним человеком. В добавок, этот лис был наблюдательным, хорошо рисовал и умел составлять тексты, что нам тогда очень пригодилось. Вирджиния Сатир тоже появлялась время от времени, ей было интересно посмотреть, что Ричард и Джон делают с якорями и гипнотическими техниками, и вообще, с каким соусом это есть?

Ещё одна изысканная модель была разработана в 1976, я говорю о рефрейминге, у этой техники два варианта. В первом случае, мы имеем дело с одной частью, и так называемым последовательным поведением, делаем 6 шагов и получаем профит! Во втором случае, у нас две части личности, которые конкурируют за одно поведение, и мы помогаем им договориться.

Другие осознанные приёмы разработаны на основе синестезии, дублирующих репрезентативных систем. Как известно, синестезия – смешение чувств, то есть каждая репрезентативная система имеет свой аналог в другой репрезентативной системе, логично? Например, ощущение тепла в кинестетической системе, и теплые тона в визуальной. Когда мы говорим о синестезии, то имеем в виду своеобразный мост, который помогает получить доступ к любой репрезентативной системе, и пережить один и тот же опыт по-разному. И ещё несколько примеров: тёплый цвет, яркий звук, кричащая рубашка.

Глава 26. В пути



Pages:     || 2 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.