WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ПАЛАТА РОССИИ

ООО «ТПП-Информ»

ПРЕСС-ДАЙДЖЕСТ

по сообщениям центральных СМИ

Выпуск № 162

Государство и политика

Экономика и бизнес

Общество и власть

События в мире

Статистика

13 января 2011 года

СОДЕРЖАНИЕ

Полное расквартирование

Бандера не герой

Ручное управление

Рубль в бикини

Владимир Путин благословил профсоюзы

Лукашенко разбушевался

Дерево Брежнева не плодоносит

Кризис обессилил мировую экономику

Плата за взятку

Лучший регулятор

Слово и дело: Знакомьтесь: Китай

Посткризисный мир: Выход на новый уровень

РБК daily

Коррупция и бюрократия главные враги экономической свободы в России

Черные финансовые дыры губернатора Громова

Рынок рассчитался с кризисом

Власти Грузии утвердили раскол в оппозиции

Молдавское правительство ушло в плановую отставку

Лучше не трогать

Звезды гаснут

Полное расквартирование Дмитрий Медведев проинспектировал жилье для военных в Подольске президент Владимир Кузьмин, Подольск
В среду президент Дмитрий Медведев проверил, как министерство обороны исполняет его поручение по обеспечению жильем военных пенсионеров. В течение ближайших двух лет очередь из военнослужащих, ожидающих свои квадратные метры, должна быть закрыта. Расквартированием военнослужащих, ушедших в предыдущие годы в запас и претендующими на получение собственного жилья, министерство обороны активно занимается последние несколько лет. В 2009-2010 годах, исполняя поручение главы государства, минобороны должно было предоставить квадратные метры 90,7 тысячи бесквартирных военнослужащих. Теперь же в министерстве строят планы на следующие несколько лет. Их логическим завершением должна стать полная ликвидация очереди и переход на плановую работу с увольняющимися из Вооруженных сил. Для этого за два года предстоит построить еще 77 тысяч квартир. Каким образом минобороны собирается решать эту задачу, глава ведомства Анатолий Сердюков продемонстрировал вчера президенту в подмосковном Подольске, где возводится крупный (134,6 га застройки) микрорайон Кузнечики. Всего в нем возведут 75 жилых домов на без малого 15 тысяч квартир. "Мы попытались купить все жилье, - объяснял Сердюков причину такого строительного бума. - К сожалению, на рынке не оказалось такого количества квартир". - Тем более вы строили в кризис, - заметил глава государства. Министр Сердюков в этом нашел несколько плюсов. В частности, для строительной отрасли Подмосковья, которая в трудные времена оказалась обеспечена хорошим заказом, ведь контракт на возведение только Кузнечиков оценивается в 34 миллиарда рублей. А поскольку минобороны перешло на подобные крупномасштабные стройки повсеместно, то и другие регионы не остались без работы. Так, крупный район возводится во Владивостоке, в Санкт-Петербурге строится район Осиновая роща, ведутся стройки в Краснодарском крае и Калининграде. - Это производит сильное впечатление, потому что по сути это город, - одобрительно оценил проект глава государства. - Большая стройка. Надеюсь, сделали все качественно. И что очень важно - вместе с домами строится инфраструктура. Так и надо. Вдохновленный Анатолий Сердюков тут же пообещал в 2012 году закрыть вопрос с жильем для очередников и выйти на плановый режим работы. Дмитрий Медведев дал понять, что иного варианта его поручения и не предполагают. Более того, в 2012 году должен быть решен вопрос и со служебным жильем для военнослужащих. "Таким образом мы создадим беспрецедентную ситуацию, когда за всю историю Вооруженных сил все военнослужащие будут иметь жилье", - подчеркнул Дмитрий Медведев. Пользуясь случаем, глава минобороны попытался решить и несколько накопившихся проблем. Первая касается бумажной волокиты, которой военным приходится заниматься по полгода, чтобы собрать справки из федерального реестра о том, что у них нет в собственности жилья. В министерстве хотят получить право самостоятельно обращаться в реестр мимо росрегистрации. "Готовьте обращение. Я дам поручение", - быстро принял решение Медведев. Попытался Сердюков облегчить и процесс передачи жилья военнослужащим. Сейчас все происходит в два этапа. Сначала министерство оформляет жилье на себя, несет какое-то время расходы по его содержанию, а потом передает в собственность военнослужащего. В минобороны хотят выступать агентом, чтобы сразу приобретать квартиру в интересах ее собственника. Третья проблема вытекает из того, что не всегда квартиры четко подходят под принятые нормативы. То есть количество квадратных метров часто превышает те, что положены военнослужащему и его семье. Но даже если тот готов доплатить за них, то, как оказалось, такой механизм просто не предусмотрен. Кроме того, Сердюков попросил, чтобы и материнский капитал жен военнослужащих тоже мог бы использоваться семьей для увеличения жилплощади. "Думаю, это было бы абсолютно справедливо", - поддержал идею глава государства. И еще с одной сложностью министерству приходится сталкиваться, когда военнослужащие по каким-то нередко субъективным причинам отказываются от предлагаемых квартир. Причем даже когда им на выбор предоставляют не одну, а две и даже три. Сердюков хотел бы в таком случае компенсировать отказникам деньгами. - Это самое спорное из ваших предложений, но я его сразу не отклоняю, - подчеркнул президент. - Если идти на такой выбор, надо четко зафиксировать количество отказов и механизм выплаты. Если это рассматривать, то, обложив механизм большим числом согласований. Решив все с Сердюковым, Дмитрий Медведев еще выслушал губернатора Московской области Бориса Громова, который рассказал, как будет решаться транспортный вопрос в Подольске в связи с почти 50-тысячным увеличением населения, а дальше пошел проверять качество строительства в одну из квартир, которой, как и всем остальным, еще только предстоит заселение.


Бандера - не герой Суд отобрал у пособника нацистов высокое звание. На очереди Роман Шухевич громкое дело Павел Дульман, Киев
Украина освобождается от наследия оранжевой власти. Вчера Высший административный суд Украины (ВАСУ) оставил без изменения решение Донецкого апелляционного административного суда о незаконности присвоения Степану Бандере, идеологу украинских националистов, звания Героя Украины. Это решение окончательно и обжалованию не подлежит. В середине февраля аналогичное судебное разбирательство ждет еще одного новоявленного "героя", соратника Бандеры, и офицера войск СС Романа Шухевича. Первым об окончательном развенчании Бандеры сообщил официальный сайт президента Украины. В короткой информации говорится, что в полном соответствии с решением ВАСУ указ Виктора Ющенко о посмертном награждении этого деятеля "признан недействительным". Таким образом, суд избавил Виктора Януковича от необходимости лично отменять указ предшественника, давая тем самым непримиримой националистической оппозиции повод для недовольства главой государства. Напомним, что высокое звание Бандере Виктор Ющенко присвоил 20 января минувшего года. Своим указом Ющенко вызвал бурю негативных эмоций по обоим берегам Днепра. Возмущение жителей восточной Украины было легко объяснимо. Что касается националистов, то они обвинили своего бывшего кумира в неестественном затягивании вопроса о награждении и использовании "светлого имени" для персональных целей. Против указа экс-президента выступили правительства и общественные организации Польши, Словакии, Израиля и некоторых других стран. Впрочем, самому Ющенко к тому моменту о своем международном реноме уже думать не приходилось. Лишение Бандеры звания героя - это заслуга украинского гражданского общества. Иск, обжалующий законность указа Ющенко, подал в суд простой адвокат из Донецка Владимир Оленцевич. В своем заявлении он указывал на то, что в соответствии со статутом награды, героем Украины может стать только гражданин страны. Бандера же никогда гражданином Украины не был, равно как не был он и гражданином СССР. Соответственно, указ Ющенко составлен с грубым нарушением украинского законодательства и подлежит отмене. Два донецких суда в течение двух месяцев - в апреле и июне минувшего года - признали: доводы Оленцевича верны и логичны, а вот указ Ющенко действительно составлен с нарушениями. Против донецких судов восстали националисты, в частности ультра-националистическая партия "Свобода" и некоторые члены Блока Юлии Тимошенко. От имени Степана Бандеры-младшего, внука "героя", а также еще десятка активистов, включая самого Ющенко, подавались кассации и апелляции. Правда, суды раз за разом отвергали этот "спам". Конечной инстанцией для обжалователей стал ВАСУ. Но и в этом суде к доводам националистов не прислушались, оставив жалобы без рассмотрения, а приговор донецких судов - без изменений. "Произошло то, что должно было произойти - в Украине восторжествовала законность. Не понадобилось никаких движений со стороны исполнительной и законодательной власти, чтобы убедиться в том, кто у нас герой, а кто нет. Теперь можно сказать, что Украина полностью соответствует требованиям ЕС, ООН, и даже с точки зрения выводов Нюрнбергского процесса к нам тоже претензий нет, - заявил "РГ" депутат украинского парламента Вадим Колесниченко. - Случилось то, что должно было случиться. Суд установил незаконность награждения фашиста. Устраивать по этому поводу праздник мы не будем. Также мы не собираемся инициировать посмертное награждение званием героя Украины настоящих героев, к примеру, Ивана Кожедуба. Это, как установил суд, незаконно. И потом, память этих героев мы чтим без всяких президентских указов". В то же время ВАСУ перенес на 16 февраля рассмотрение вопроса о законности награждения посмертно аналогичным званием героя лидера военного крыла украинских националистов Романа Шухевича. Его Ющенко наградил еще в 2007 году. Это "геройство" также обжаловано, и можно предположить, что суд поступит с Шухевичем в соответствии с уже созданным прецедентом.
Ручное управление МАК представил окончательный отчет по итогам расследования катастрофы под Смоленском следим за ситуацией Татьяна Шадрина, Аркадий Колыбалов, фото

Командир Ту-154 польского президента испытывал психологическое давление, принимая решение о посадке в Смоленске. Вчера Межгосударственный авиационный комитет раскрыл новые подробности авиакатастрофы с самолетом польского президента, которая произошла на аэродроме Северный 10 апреля 2010 года. По словам главы комитета Татьяны Анодиной, итоги технического анализа авиакатастроф обычно выносятся на суд узких специалистов. В случае с катастрофой этого самолета произошел беспрецедентный случай, и окончательный технический анализ был прокомментирован журналистам. Все документы, в том числе и замечания польской стороны по проведению расследований катастрофы, будут вывешены на сайте Межгосударственного авиационного комитета. Ряд подробностей, которые были вчера рассказаны журналистам, специалисты МАК смогли рассказать лишь после санкции со стороны следственных органов. Выяснилось, что на высотомере капитана корабля были установлены стандартные параметры давления ртутного столба 760 мм, хотя другие два высотомера в кабине показывали фактическую высоту аэропорта - 745 мм ртутного столба. Кто изменил данные на высотомере капитана корабля из членов экипажа и находившихся в кабине, неизвестно, констатировал глава технической комиссии МАК Алексей Морозов. Хотя специалисты и не делают вывода, кто виновен, но такая неточность могла повлиять на неправильные расчеты штурмана при снижении, тем более что он производил измерения высоты без учета рельефа местности. По словам Татьяны Анодиной, вылетая из Варшавы, экипаж польского президента не получил уточненных данных о метеоусловиях и аэронавигационных данных под Смоленском. У самого штурмана не было большого опыта, по мнению экспертов МАК, он налетал на Ту-154 всего 26 часов, и у него был перерыв 2,5 месяца. В это время он летал на Як-40. Еще одним фактором, который повлиял на события 10 апреля, по мнению МАК, стало и то, что командир экипажа не был хорошо подготовлен к этому полету, а длительные рассуждения о возможности посадки директором протокола президента и другим польским самолетом Як-40, который до этого приземлился в аэропорту Смоленска, привело к непоправимым последствиям. Кроме того, в кабине присутствовал вплоть до столкновения с землей и глава военно-воздушных сил Польши генерал Бласик. Согласно выводам российских и польских психологов, эти факторы оказали психологическое давление на членов экипажа при принятии решения для посадки в условиях неоправданного риска. К сожалению, аэродром под Смоленском не является международным и его оборудованность не является высокой. Поэтому минимальная видимость, при которой можно садиться на Северный, составляет тысячу метров. А в условиях тумана она была всего 100 метров. Экипаж был предупрежден о тумане своими коллегами с самолета Як-40 в очень эмоциональных выражениях, но при этом пилоты Як-40 предложили все-таки попробовать совершить посадку. Как сказала Анодина, у командира Ту-154, с одной стороны, было понимание плохих погодных условий и невозможности посадки в аэропорту назначения, а с другой стороны, на него оказывалось психологическое давление. Все это загнало командира экипажа в определенный ступор, при котором он решил любой ценой посадить самолет. Однако российские диспетчеры не дали разрешения на посадку. Последнее общение с ними у польского экипажа было на высоте 100 метров, когда еще было время для принятия решения снижаться или заходить на очередной круг. Диспетчер проинформировал экипаж о том, что они допускают отклонение от необходимой траектории, но экипаж проигнорировал это, так же как и слова диспетчера "посадка дополнительно". Морозов пояснил журналистам, что это значит, что посадка не разрешена. Переговоры между диспетчерами и польским экипажем велись на русском языке. Причем до этого польская сторона подтвердила необходимый уровень знаний русского языка своими пилотами и не затребовала помощи фразировщика, который бы смог разъяснить возможные недопонимания авиационной терминологии на русском языке. По оценкам экспертов, командир экипажа знал русский язык хорошо, что нельзя сказать об остальных, присутствовавших в кабине. Параллельно с переговорами с российскими диспетчерами поляки вели переговоры и со своим бортом Як-40. И этот разговор не мог быть услышан российскими диспетчерами, так как он велся на другой частоте, сказал Морозов. Однако, согласно предоставленным МАК данным, польские коллеги констатировали, что российский Ил-96, который ранее заходил на посадку в аэропорт Северный, ушел на запасной аэродром. По словам Морозова, это было единственное правильное решение. Что касается адекватности действий диспетчеров, то, по оценке экспертов, на них не оказывалось никакого давления извне при общении с польским экипажем. Они действовали согласно инструкции. Диспетчеры прошли медицинский контроль перед сменой, и не идет речи о присутствии в их крови на этот момент алкоголя или других запрещенных препаратов. В крови членов польского экипажа также не обнаружен алкоголь, что нельзя сказать о главе ВВС. В его крови обнаружен этиловый спирт 0,6 промилле. МАК в ближайшее время передаст в Следственный комитет России все обломки польского Ту-154, так как свою работу Техническая комиссия МАК по расследованию причин катастрофы закончила. Результаты всех проведенных специалистами экспертиз направят в Польшу как неотъемлемую часть окончательного отчета, пообещали представители МАК.




Рубль в бикини Сергей Степашин первое интервью в новом году дал "Российской газете" тенденции Татьяна Панина
В этом году Счетная палата намерена проверить каждый бюджетный рубль, направленный на строительство и ремонт дорог. Вплотную займется она и ЖКХ, оценит степень финансовой прозрачности госкорпораций, эффективность расходов на гособоронзаказ. О проблемах и рисках 2011 года и ближайшего десятилетия, о том, как укротить цены на гречку и картофель, о пользе продовольственных карточек, "РГ" рассказал председатель Счетной палаты Сергей Степашин. Российская газета: Сергей Вадимович, в новогодние праздники удалось отдохнуть? Сергей Степашин: Как все люди любой национальности и вероисповедания - дома, в кругу семьи. А вслед за этим выехал в Абхазию на подведение итогов проверки использования российских средств на восстановление инфраструктуры и экономики молодого государства. РГ: Первый рабочий день и - сразу командировка... Степашин: Это предусмотрено планом работы Счетной палаты. И потом Абхазия для меня - родная земля. В 1988 году я был комендантом Гудауты. Трудное время... В Абхазии погибли два моих товарища. По существу, оттуда начался мой путь в политику. После возвращения в Высшее политическое училище МВД, где я преподавал, коллеги выдвинули меня кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР. И вот я снова побывал в Новом Афоне. Эти легендарные новоафонские пещеры - вглядываешься в их бесконечный космос и с особой остротой ощущаешь себя столь же бесконечно малой частицей мироздания, которое непременно явит тебе некое откровение. Подобно тому, как за две тысячи лет до нас, согласно библейской легенде, мытарь Закхей залез на теперь уже тоже легендарную смоковницу, чтобы лучше разглядеть Христа, направлявшегося в Иерихон. РГ: Жаль нельзя, как праведник Закхей, забраться на дерево и увидеть, какие откровения нас ждут в ближайшие годы. Нам сейчас стократ важнее затянуть пояса, приберечь ресурсы для переустройства экономики, чем брать в долг под нефть и газ Степашин: Закхей, кстати, сначала не был отменным праведником. Это только потом он, как говорится, исправился и стал первым епископом христианской Церкви в палестинской Кесарии. А что касается ближайших десяти лет, то здесь и без смоковницы все, как на ладони. Это будут (должны быть!) годы посткризисного, модернизационного развития. Главное, не впасть в финансово-экономические и социальные грехи прошлого десятилетия. Вылезаем из окопов. Что дальше? РГ: Я вас правильно поняла: кризис мы уже прошли? Степашин: По оценкам наших экспертов, в целом мы из него вышли. И даже не попали как кур в ощип -сработала антикризисная программа правительства. Причем ее эффективность быстро приобретала форсированный характер, поскольку были учтены замечания экспертного сообщества, включая Счетную палату. Напомню вам, что поначалу 85 процентов "антикризисных" денег шли на поддержку банковской системы, что изрядно-таки обернулось игрой олигархов на финансовом рынке. И лишь 15 процентов средств направляли на поддержку реального сектора. Но общими усилиями нам удалось изменить баланс в нужную сторону. Был создан бруствер от внешних воздействий, в основе которых лежит зыбкость относительной стабилизации в странах "двадцатки". РГ: Ну, хорошо, вылезаем из окопов, перемахиваем через бруствер и...? Степашин:...и идем путем создания институтов модернизационного развития. Например, машиностроение, приборостроение, электроника, IT и другие высокотехнологичные отрасли формируют у нас не более 6-7 процентов ВВП. И государство должно разработать ответственную структурную политику, чтобы помочь бизнесу "упаковать" доставшиеся ему в ходе приватизации активы в конкурентоспособные монопрофильные корпоративные структуры, открытые для инвестиций и заинтересованные в инновациях. Какой прок от роста ВВП, если плоды пожинает лишь четверть населения, а остальные испытывают шок от вида гречки по 80 рублей Нам давно пора разработать национальную инвестиционную стратегию, которая обратила бы экспортные доходы государства и сырьевых компаний на обновление и развитие технологического, институционального и инфраструктурного каркаса страны. А чтобы найти и консолидировать необходимые для всего этого гигантские средства, нужны соответствующие плановые и бюджетные инструменты. Понимаете, нам сейчас стократ важнее "поджаться", затянуть пояса, приберечь ресурсы для институциональных реформ и технологического переустройства экономики, чем просто брать в долг под нефть и газ и безудержно потреблять, теряя шансы на модернизацию. Ведь мы должны работать сразу по нескольким ее ключевым компонентам: институциональной, социальной, кадровой и образовательной. Сочинский конек РГ: Мы не надорвемся от продвижения вперед таким широким фронтом? Степашин: А иначе нельзя. Все это взаимосвязано. Разве вы получите, к примеру, нужные для модернизации кадры, если не будете заниматься образованием? В странах G8 и ряде государств "большой двадцатки" власти буквально принуждают бизнес к технологическому переустройству предприятий. Тем временем в системе российской исполнительной власти вообще нет такой компетенции. Значит, стране нужна современная система техрегулирования. А к ней еще и базовый закон об интеллектуальной собственности, единый госрегулятор в этой сфере, национальные реестры интеллектуальных объектов и инновационных кадров, а также эффективные институты управления занятостью. Вот что такое стратегия национальной конкурентоспособности. РГ: И где тот рычаг, который поможет нам запустить процесс развития тех отраслей, которые сегодня наполняют лишь малую толику ВВП? Степашин: Страна уже переходит к программно-целевому планированию, вводит проектное управление. Это когда проекты финансируются не как в советское время - по сметам, а через программы с четко сформулированными целями, этапами реализации и соответствующими им контрольными индикаторами. Вот конек на предстоящие годы. И хотя у нас нет органа вроде Госплана, уже удается формировать систему управления развитием, то есть добиваться относительно оптимального соотношения между расходами и целеполаганием, то есть стратегическими национальными задачами, на решение которых эти расходы утверждены. Проектное управление - это не химера наступившего десятилетия. Сочинский кластер - это первый полноценный проект системного управления. Его опыт, реализация инфраструктуры, экспертная кадровая подпитка -все это вполне годится для других объектов проектного управления на годы вперед. Евангелие и модернизация РГ: Перечисляя ключевые компоненты модернизации, вы обошли тему демократизации, которая то ли должна, то ли не должна быть непременным условием экономического обновления. Степашин: Принимаю вопрос, при условии, что речь должна идти о дальнейшей - именно, о дальнейшей демократизации. Иначе получается, что модернизация предполагает некую ревизию, а то и вовсе демонтаж порядка, сложившегося в первое десятилетие этого века. А ведь он формировался через преобразования, в общем-то, демократического характера, через продвижение страны к гражданскому обществу. Не случайно президент отмечал, что наша политическая система работает вполне стабильно. В то же время в ближайшие годы сохранится дилемма: кто-то настаивает на модернизации через демократические реформы, а кто-то, скажем, люди, называющие себя патриотами, через менеджмент сталинистского типа. РГ: И на чьей стороне истина? Степашин: Напомню вам одну евангельскую легенду. На вопрос Понтия Пилата "Что есть истина?" Иисус Христос ничего не ответил. РГ: А если без аллегорий? Степашин: Сразу скажу: истина не посредине! Когда так называемая невидимая рука рынка обернулась когтистой лапой, мы обратились к кейнсианской экономике, испытанной в кризис 30-х годов прошлого века, -государство должно на какой-то период возвратить себе главенствующую роль в управлении рынком. Ну, идея о примате государства еще не забыта в нашем обществе. Она воспринята многими как кажущийся возврат к модели, в наших условиях отождествляемой со Сталиным. Отсюда и реанимация концепции менеджмента сталинистского образца. Да, мобилизационная экономика способна достичь прорыва на каком-то узком направлении. Но она не выдерживает конкуренции с экономической матрицей демократического образца в главном -обеспечении благосостояния нации. Модернизационное развитие, стимулируемое демократизацией институтов, не такое уж неорганичное явление для нашей страны. Возьмите Александра II, легендарные нововведения которого в политической надстройке, многие из них, живы до сих пор. Вспомните Столыпина, гальванизировавшего экономическую жизнь страны через политико-институциональные преобразования. Была у нас и хрущевская оттепель, отнюдь не помешавшая стране стать космическим первопроходцем. Поэтому, истина, на мой взгляд, не в противопоставлении модернизации и демократии, а в признании их неразрывного, органичного единства. Картошка против ВВП РГ: Полгода назад в интервью нашей газете вы говорили, что ВВП не отражает истинное положение экономики. Степашин: Я и сейчас так считаю. Химера ВВП сыграла с экономиками Запада и России дурную шутку. Не случайно в 2008 году, в самом начале кризиса, президент Франции Николя Саркози создал рабочую группу, которая позже получила название "Комиссия по измерению эффективности экономики и социального прогресса". В нее вошли два нобелевских лауреата - Джозеф Стиглиц и Амартия Сен. Они доказали, что сам по себе разогнанный кредитным мультипликатором рост производства и потребления товаров и услуг не может считаться гарантией и показателем стабильности экономики. РГ: В прошлом интервью вы сказали, что идет поиск новых маяков, на которые надо ориентироваться, оценивая состояние экономики. Нашли? Степашин: На мой взгляд, гораздо важнее ВВП такие ключевые национальные показатели, как качество жизни граждан, в том числе доступность образования, здравоохранения, базовых товаров и услуг, уровень безработицы, демографические и экологические показатели, а также качество государственного и муниципального управления, качество государственных и рыночных институтов. Именно эти показатели отражают уровень общественного согласия по отношению к приоритетам развития. Именно они позволяют эффективно управлять социальными изменениями, сохраняя целостность общества и национальную идентичность. Посудите сами. Много ли значит ВВП для страны - мирового лидера по экспорту углеводородов, если на ее территории цены на электроэнергию и банальный бензин намного выше, чем в странах - импортерах топлива? Какой прок от роста ВВП, когда его плоды пожинают не более четверти населения, а остальные испытывают шок от вида гречки по 80 рублей и картошки по 40 рублей за килограмм? РГ: Подорожание продовольствия - болевая точка нашей экономики и вне проблемы ВВП.
Однако некоторые эксперты считают, что государство не должно регулировать цены, поскольку у нас рыночная экономика. Мол, его задача - помогать малоимущим. Другие эксперты, наоборот, настаивают на регулировании. Вы на чьей стороне? Степашин: Думаю, нужно прежде всего ослабить институциональные предпосылки инфляции. Обуздать безудержный рост тарифов федеральных и региональных монополистов на газ, электроэнергию, бензин, транспорт, тепло. Раздробить монополии производителей, оптовиков и ритейлеров и воспрепятствовать их появлению. Возможно, реанимировать государственную инфраструктуру хранения и переработки сельхозпродукции. И навести порядок в управлении государственными зерновыми интервенциями. Но, на мой взгляд, нужна и адресная помощь малоимущим. Чего стыдиться? Даже в благополучной Америке есть так называемые фуд-стэмпы (food stamps) - по существу, это продовольственные карточки. В течение нескольких последних десятилетий система себя оправдывает, а в последние три кризисных года позволила выжить - в самом буквальном смысле - сотням тысяч американских граждан. прогноз 2011-2020 Реку не остановишь, грязевые потоки - можно РГ: Какой, на ваш взгляд, самый серьезный риск, с которым может столкнуться наша страна в наступившем десятилетии? Степашин: Можно ожидать, что во второй половине десятилетия диверсификация экономики приобретет необратимый характер. До этого - если цены на нефть упадут, будем уповать на накачиваемую сейчас "подушку безопасности" - Фонд национального благосостояния. Но это зыбкое подспорье, несистемное. Вот почему, если мой прогноз насчет диверсификации не сбудется, то главным риском остается все та же цена на нефть. РГ: То есть этот риск достанется нам от прошлого десятилетия? Степашин: Получается, что так. Ведь как все начиналось? Первый нефтяной кризис 1970-х годов заставил западные экономики перейти к энергосбережению, форсируя при этом инвестиции в "хайтек". Произошел отток денег из промышленности. Как следствие - перенос производства в страны третьего мира. Поступавшие оттуда доходы создавали потребительский спрос, в том числе через кредитование. Это не подкреплялось собственным производством. Отсюда - системный кризис. РГ: Но у нас-то ситуация была иной, а кризис стороной не прошел. Степашин: У нас это был кризис системы финансирования экономики, которая зиждилась не на институтах формирования ресурсов, а на нефтедоходах. Доходы скукожились, а системы финансирования, основанной на использовании национальных экономических рычагов, не было. И на фоне падения цены на нефть американское "надувание кредитных пузырей" для нас превратилось в самообман. Неразвитость национальных источников финансирования, то есть большинства секторов экономики, за исключением нефтегазовой отрасли, приводит к тому, что по многим показателям состояния финансового рынка мы находимся на последних местах в мире. РГ: Правительство приняло программу повышения эффективности бюджетных расходов. Это начало перехода к системному управлению? Степашин: Совершенно верно. Соответственно, и Счетная палата переходит на программный аудит, аудит эффективности. Это не аудит расходов, а аудит результатов. Например, результатов крупных государственных программ, социальных реформ. В более широком плане - результатов экономической политики правительства. Уже в этом году проверим эффективность проектов институциональной модернизации и технологического переустройства экономики, а также реализацию программ инноваций. Одна из целей этой деятельности - создание инструментов управления рисками. РГ: Но ведь аудит эффективности вы проводили и раньше. Степашин: Да. В прошлом году было 15 таких проверок. По крайней мере, еще столько же будет и в этом году. То есть я хочу сказать, что удельный вес такого рода деятельности будет поступательно увеличиваться. Кстати, в странах G20 аудит эффективности занимает до 70 процентов от общего объема контрольных мероприятий. РГ: А у нас? Степашин: В прошлом году было проведено более 370 проверок. Из них 130 - экспертно-аналитические мероприятия, то есть анализ того, насколько расходы оптимальны, другими словами, возможно ли было достичь того же результата в более короткие сроки и с меньшими затратами. Среди этих 130 и упомянутые 15 аудитов эффективности. 15 к 370 - маловато пока. РГ: Да и громких уголовных дел по вашим проверкам особо не было. Степашин: Понимаете, нам не нужна статистика, которая все равно, что бикини: то, что она демонстрирует - лишь намек на то, что скрыто. Нас больше интересуют результаты проверок эффективности, нежели влечет жажда крови. Нет ее у нас. Мы настроены на профилактику, сокращение финансовых нарушений. Стучу по дереву: возможно, это у нас, в сотрудничестве с другими ведомствами, получается. В минувшем году по материалам наших проверок возбуждено 41 уголовное дело - их не стало больше, чем в 2009 году, когда было заведено ровно столько же. Да и количество материалов, направленных нами в правоохранительные органы, практически осталось прежним. Их в прошлом году было 217. РГ: Есть шанс свести их к нулю? Степашин: Эх, кажется, Бенджамин Дизраэли (английский лорд, писатель и государственный деятель. - Прим. "РГ") еще в XIX веке сказал: если люди честны, законы не нужны, если люди коррумпированы, будут нарушены и законы. РГ: И на каких площадках Счетная палата проверит состоятельность этого высказывания? Степашин: Предстоит аудит эффективности расходов бюджета на строительство и ремонт дорог, тем более что недавно создан Дорожный фонд. Продолжим в режиме on-line отслеживать расходование средств в Сочи. Не останется в стороне ЖКХ. Проверим степень финансовой прозрачности госкорпораций. Нас также беспокоит степень эффективности расходования средств в рамках гособоронзаказа. Финансирование в предстоящее десятилетие там идет на триллионы. Только в наступившем году оно составит полтора триллиона рублей. Между тем, по данным нашей проверки, в 2009 году работы были сделаны только на 64 процента, а фундаментальные исследования - лишь на 14 процентов. Ну и, конечно, приватизация. Все объекты, подлежащие этому процессу, включены в специальный план работы. Хотелось бы, чтобы не повторилась режиссура приватизации 90-х годов прошлого столетия. Конечно, Счетная палата не будет уподобляться Угрюм-Бурчееву, который хотел остановить реку. Но совместно с другими ведомствами грязные потоки постараемся перекрыть. Чтобы не повторить уязвление чувств граждан, внутри которых тогда оборвалась самая нервная струна нашей национальной идеи - Справедливость.

Владимир Путин благословил профсоюзы

Перед выборами партия власти вспомнила о приводном ремне

Александра Самарина, Игорь Наумов


Вчера в Москве состоялся VII съезд ФНПР, который посетил премьер Владимир Путин. Глава федерации Михаил Шмаков сохранил свой пост. Разрешилась главная предсъездовская интрига: депутат-единоросс Андрей Исаев снял свою кандидатуру. Однако осталось стойкое впечатление, что это самовыдвижение неслучайно. Партия власти в лице ее лидера, одобрив переизбрание Шмакова, словно продемонстрировала альтернативу лидеру ФНПР. Чтобы тот не расслаблялся. Путин также рассказал стране, что кризис позади, и отчитался в успехах правительства. Речь лидера «Единой России» при этом была очень похожа на предвыборный спич участника президентской гонки.

Гостей и делегатов профсоюзного форума встречали у выхода из метро и на привокзальной площади Киевского вокзала крепкие мужчины из «группы режима». Так было написано на бейджах у них на груди. До вагонного депо, где собирался съезд, было рукой подать, но, видимо, чтобы профактивисты не растерялись по дороге, для них организовали трансфер. Несколько микроавтобусов бесперебойно курсировали на сверхкоротком маршруте, доставляя профсоюзных функционеров к зданию, отмеченному транспарантом: «Без борьбы нет победы». Лозунг, напоминающий о борьбе, читался странно, принимая во внимание тот факт, что ФНПР, 17 последних лет возглавляемая Михаилом Шмаковым, до сих пор не давала повода усомниться в своей лояльности к правительству.

Там, за горизонтом...

Когда на горизонте парламентские и президентские выборы, власть вспоминает о своих штатных союзниках, чтобы у них не было искушения переметнуться в стан оппозиции. Вчера эту миссию выполнили президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин. Первый прислал приветствие делегатам, второй выступил на съезде с программной речью. Тезисы выступления главы правительства, набранные убористым шрифтом, уместились на 12 страницах.

Акценты расставлялись по ходу действия. В их числе главное – в целом позитивные социально-экономические итоги 2010 года. По предварительным оценкам, сообщил Путин, ВВП страны вырос на 3,8%, а промпроизводство – на 8,3%. Посткризисное оздоровление экономики так или иначе ощутили все россияне в виде роста зарплат, пособий и пенсий.

Шмакову этого показалось недостаточно, и он потребовал, чтобы владельцы предприятий поделились своими сверхдоходами. И не только с наемными работниками, но и с экономикой. В сказку про вершки и корешки председатель ФНПР верить отказался, процитировав Путина, когда-то метко назвавшего Россию «богатой страной бедных людей».

Премьер оценил образность мышления профсоюзного лидера, но покушаться на сверхдоходы бизнеса не стал, напомнив, что кризис был «беспрецедентным, очень тяжелым и глубоким». Снизились объемы производства и уровень зарплат в реальном секторе экономики. Но с бедой справились всем миром, в том числе и благодаря конструктивной позиции профсоюзов. Благодаря этому же спасли автопром, строительную отрасль, не стали отказываться от госфинансирования социальных программ.

Партийно-электоральные игры

В чем причины подчеркнутого интереса тандема к профсоюзной тематике? Замначальника Управления надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде Федеральной службы по труду и занятости Юрий Логинов сообщил «НГ», что «профсоюзы как существенный элемент общества имеют свои определенные позиции, и государство всегда относилось к ним с большим вниманием».

Однако еще накануне съезда стало известно о выдвижении на пост председателя ФНПР депутата-единоросса, заместителя Шмакова Андрея Исаева. История с самого начала выглядела странно. Если Шмакова хотели сместить, то почему Исаев заявлял о готовности снять свою кандидатуру, если выдвигаться решит глава ФНПР? Вмешательство парламентария в любом случае выглядит проявлением большого интереса власти к тому, что происходит в профсоюзном движении.

Как сообщил «НГ» заместитель гендиректора Центра политических технологий Борис Макаренко, «Единая Россия» «не может не помнить, насколько ограничена у нас конкуренция в политическом пространстве, насколько плохо организовано гражданское общество»: «Профсоюзы хотя бы по формальным признакам призваны стать приводным ремнем между государством и обществом».

В обществе растет общее ощущение застоя, указывает собеседник «НГ», и объявленные правительством расходы на социальные нужды таковы, что неизбежно наступит момент, когда их выплата станет весьма проблематичной: «В этом случае властью окажутся очень даже востребованы приводные ремни профсоюзов».

Между тем надежды власти на ФНПР в этом смысле мало обоснованы, считает эксперт: «Организация Шмакова для этого не обладает должной степенью влияния на процесс». К тому же, напоминает Игорь Макаренко, забастовки происходят в основном на успешных предприятиях, а не на отстающих: «На заводе Форда во Всеволожске, к примеру. Говорят, что в России были сотни таких полулегальных забастовок, но все они организованы были не ФНПР, а так называемыми свободными профсоюзами».

Напомним, кстати, что с руководством именно этой категории профсоюзов встречался осенью 2009 года президент Дмитрий Медведев. Тогда председатель объединения СОЦПРОФ Сергей Вострецов встречался с главой государства в Барвихе.

Глава Левада-Центра Лев Гудков считает, что в преддверии двух избирательных кампаний и в ожидании возможных волнений и роста напряжения в обществе «Единая Россия» хочет усилить контроль за целым рядом структур, в том числе и ФНПР. Шмаков слишком давно сидит на троне, и свой потенциал в глазах власти исчерпал, замечает собеседник «НГ»: «Возможно, ЕР планирует внести оживление в эту сферу – в плане усиления контроля».

Источник «НГ» в Государственной Думе между тем утверждает, что за интригой с предсъездовским самовыдвижением депутата Андрея Исаева стоит еще и горячее личное желание парламентария сделать карьеру на профсоюзном поприще: «В партии власти Исаеву расти некуда. После ухода в правительство Вячеслава Володина открылась было вакансия секретаря президиума генсовета ЕР, однако эту должность занял Сергей Неверов». Другой источник газеты в нижней палате выразил сомнение в готовности Исаева добровольно покинуть Думу, а его легкую конкуренцию со Шмаковым он считает попыткой властей «мягко надавить на профбосса, напомнив ему об особой ответственности лидера ФНПР за состояние умов накануне выборов».

Лукашенко разбушевался

Исключенным из белорусских вузов студентам предлагают стипендии Чехия, Литва и Польша

Антон Ходасевич

Отсутствие взаимопонимания в нефтяной сфере свидетельствует о том, что российско-белорусские отношения не так безоблачны, как пытается представить официальный Минск. Как сообщалось, российские компании не поставляют в Белоруссию нефть, несмотря на то что на межгосударственном уровне достигнуты все необходимые договоренности и подписаны все документы. Эксперты не исключают, что за экономическими издержками отношений союзников кроется политика.

Напомним, что в конце декабря минувшего года белорусский парламент ратифицировал пакет документов по созданию ЕЭП, что являлось условием поставок в страну беспошлинной российской нефти. Первый вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко с гордостью заявлял, что уже с 1 января на местные НПЗ будет поступать российская беспошлинная нефть. Однако в начале года концерну «Белнефтехим» пришлось признаться, что нефти нет. Сначала там ссылались на затянувшиеся новогодние праздники в России. Затем пресс-секретарь концерна Марина Костюченко сообщила журналистам, что «стороны согласовывают вопросы ценообразования». При этом она заверила, что до конца января белорусские НПЗ обеспечены сырьем. Правда, по информации источника «НГ» в сфере нефтепереработки, не все так радужно, как утверждают в концерне. Собеседник газеты утверждает, что заводы снизили объемы переработки почти наполовину.

Никаких официальных заявлений на этот счет стороны не делают. Однако неофициально источники рассказывают, что российские поставщики нефти и белорусские переработчики не могут согласовать формулу цены на нефть. Напомним, что это устоявшаяся практика: заключение контрактов между субъектами хозяйствования уже после согласования рамочных условий на уровне правительства. Традиционно белорусское правительство держит цены на внутреннем рынке, что ведет к нерентабельности внутренних поставок. В прежние периоды эти потери компенсировались выгодностью экспортных продаж. Однако уже в прошлом году к цене, оговоренной на уровне межгосударственных соглашений, добавлялось 10 долл. на тонну. В этом году в связи со снижением выгодности экспортных поставок (увеличение пошлины) российские поставщики заявили, что экономически обоснованной для них является доплата в 45 долл. Белорусская сторона, в свою очередь, с такой суммой не согласилась, что и стало причиной конфликта, вылившегося в отсутствие контрактов и соответственно поставок.

В одной из компаний, работающих на белорусском нефтяном рынке, в беседе с «НГ» предположили, что сторонам удастся найти консенсус и ситуация не дойдет до остановки нефтеперерабатывающих заводов. «В руках правительства Белоруссии есть инструменты, способные повысить экономическую привлекательность работы в стране, например позволить зарабатывать на внутреннем рынке за счет снижения акцизов или повышения цен», – рассуждает представитель компании. Он предположил, что в этой ситуации российские поставщики нефти тоже «пересчитали» бы свою экономику и снизили озвученную цифру.

Интересно, что в понедельник Министерство экономики Белоруссии сообщило о повышении на 12,5% стоимости транзита нефти по территории Белоруссии «в связи с изменением экономических условий поставки нефти из Российской Федерации». И хотя документ датирован 30 декабря, это не помешало некоторым экспертам связать факт повышения стоимости транзита с очередным нефтяным конфликтом. «Это абсолютно нормальное и обоснованное повышение, полностью согласованное с российской стороной», – не разделяет упомянутое мнение белорусский эксперт нефтяного рынка Татьяна Маненок. «Расчет произведен в строгом соответствии с утвержденной сторонами еще 2 января прошлого года методикой и никак не связан с обсуждением сторонами формулы цены», – сказала она «НГ».

Соглашаясь с тем, что в очередном нефтяном конфликте все же больше экономики, белорусские эксперты политический подтекст не отрицают. В белорусских тюрьмах еще сидят два российских гражданина, мировая общественность ополчилась на Лукашенко за жестокие действия в отношении участников демонстрации 19 декабря и репрессии в отношении оппозиции и негосударственных СМИ, ожидается, что вот-вот будут введены новые и восстановлены ранее действовавшие санкции. Эти факты, а также прежние ссоры, в которых руководители стран «переходили на личности», могут быть причиной того, что официальная Москва старается дистанцироваться от Александра Лукашенко и оставить решение проблемы на откуп хозяйствующим субъектам, полагают в Минске.

Тем временем, невзирая на грозные заявления мировой общественности о возможных санкциях в отношении Минска, власти не останавливают репрессивную машину. Обыски и аресты продолжаются каждый день. Вчера «за распространение информации, содержащей призывы к экстремистским действиям», было закрыто «Авторадио» – единственное СМИ, которое в период избирательной кампании не отказалось транслировать агитационные материалы кандидатов в президенты Андрея Санникова и Владимира Некляева, ныне находящихся в КГБ и обвиняемых в организации массовых беспорядков. Власти не побоялись закрыть информационный ресурс именно за размещение этих агитационных материалов.

Пока Европа думает, как быть с разбушевавшимся Лукашенко, в стране страдают не только матерые политики, но и простые граждане. В СМИ появились сообщения об уволенных членах избирательных комиссий из числа представителей оппозиции и отчисленных студентах – участниках акции протеста. Председатель общественного Комитета защиты репрессированных «СалЁдарнасць» Инна Кулей подтвердила журналистам, что отчисленные студенты уже начали обращаться за помощью. О своей готовности дать возможность продолжить образование исключенным по политическим мотивам уже заявили Польша, Чехия, Литва. Такое поведение властей может привести к тому, что население будет стремительно покидать не только ряды приверженцев Лукашенко, но и страну.

Минск

Дерево Брежнева не плодоносит

Россия отстала от Индии в IT-технологиях

Владимир Скосырев

В это трудно поверить, но первый компьютер, установленный в Индийском технологическом институте (ИТИ) в Мумбаи, был сделан в Советском Союзе. Сегодня этот институт входит в число 47 самых престижных научно-исследовательских и учебных учреждений в области машиностроения и информационных технологий. А в 60-х годах, когда ИТИ делал первые самостоятельные шаги, именно наша страна прислала ему компьютер «Минск II».

Так была заложена основа изучения электронно-вычислительной техники в институте. Сейчас его выпускники работают во многих странах на Западе и дома как в промышленности, так и в банках, финансовых корпорациях, университетах. Например, пост декана школы бизнеса в Гарвардском университете занимал индиец, окончивший ИТИ.

– У нас любой курс преподавания ведется на основе математической теории. Студенты знают не только то, как заставить что-то работать, но и фундаментальные основы теории. Они получают аналитические навыки. Поэтому в любой сфере экономики чувствуют себя уверенно, говорит профессор Субхасис Чоудри, декан факультета международных связей.

Поскольку ИТИ обрел международный престиж, его студентов, аспирантов и научных сотрудников охотно принимают для стажировки или совместных исследований во многих странах. Среди партнеров института – Кембриджский университет, вузы Германии, США, Италии, Франции, Канады, университет Цинхуа в Пекине.

Карьера профессора Чоудри может служить примером того, как растут и получают признание индийские ученые. Первым шагом на этом пути стала степень бакалавра в технологическом институте под Калькуттой. Диссертацию магистра он защищал уже за рубежом – в Канаде, а кандидатскую – в Университете Калифорнии. После этого Чоудри предложили должность доцента в родном институте в Мумбаи.

Через восемь лет ему присвоили звание профессора. Он получил две индийские премии за исследования компьютерных изображений и в смежных областях. Но дорога вверх вряд ли была бы столь ровной, если бы в эпоху интернационализации науки он не сотрудничал с коллегами за рубежом. Чоудри приглашали гостем – профессором в университеты Франции, Германии, Италии, Швейцарии, США.

Мумбаи, подобно Москве, в часы пик задыхается от автомобильных пробок. ИТИ кажется уголком покоя посреди вечной сутолоки. Огромный парк, озеро… Студенты и научные сотрудники живут на территории кампуса. Лаборатории открыты для них и ночью. Работай, когда тебе удобно.

А ведь начинать пришлось в неимоверно трудных условиях. В 50-х годах у Индии не было ни современной промышленности, ни кадров. На щедрость природы тоже рассчитывать не приходилось. Нефтью, газом, многими минеральными богатствами страна обделена. Тогда-то правительство сделало ставку на главный ресурс, который был в его распоряжении, – талант и способности народа. Был создан комитет, который должен был разработать план создания системы образования. Она обеспечит потребности экономики.

Комитет предложил создать сеть технологических институтов. ИТИ в Мумбаи вошел в число первых пяти. Решение об учреждении этих вузов было оформлено в качестве закона, принятого парламентом.

Вот тут-то понадобилась иностранная помощь. Ее и предоставил Советский Союз. Не только в виде компьютера «Минск II». Но и подготовки преподавателей нового вуза. Они были отправлены на учебу в Ленинград, Москву, другие наши города. «Подшефному» институту уделяло внимание высшее советское руководство. В 1962 году ИТИ посетил Леонид Брежнев, тогда еще, правда, не генсек, а председатель Президиума Верховного Совета. В память визита он посадил в институтском парке дерево.

Спрашивается: а как обстоит дело с контактами ученых из ИТИ и их российскими коллегами сегодня? Увы, контакты утеряны. Ни одного нашего учреждения в списке партнеров ИТИ нет. Профессор Чоудри говорит: «В вашей стране есть замечательные ученые. Но мы не знаем их работ». Чуть ли не на первое место среди препятствий к сотрудничеству декан ставит языковую проблему.

Чтобы наладить взаимодействие с россиянами, нужно изучить русский. Ученые из других стран публикуют свои труды в престижных специальных изданиях на английском. А исследований российских специалистов его профиля индиец не знает.

Вузы и научные учреждения за рубежом и индийцы используют английский в контактах друг с другом. С Россией это у ИТИ не получается. А ведь стремление у индийцев к партнерству с россиянами есть. Для того чтобы установить первоначальные контакты, не нужно даже тратить большие деньги. Достаточно организовать видеоконференцию.

Впрочем, собеседник признал, что дело не только в языковом факторе. «Российским ученым платят мало. А индийское государство позаботилось о том, чтобы их классные специалисты могли из-за границы вернуться домой и получить достойное место. Я, например, стал деканом».

Пожалуй, тут профессор затронул суть проблемы. Рыночные реформы в России и Индии начались примерно в одно время – в начале 90-х годов. Но Дели не оставил интеллектуальный ресурс страны на произвол судьбы. Он выделяет все большие средства на науку и высшее образование. Число технологических институтов сегодня выросло до 15. А о положении российских ученых написано у нас достаточно.

В декабре перед сотрудниками ИТИ в Мумбаи во время визита в Индию выступил президент РФ Дмитрий Медведев. Это был верный шаг. Старые узы нужно восстанавливать. Но сколько сил потребуется, чтобы наверстать упущенное?

Мумбаи–Москва

Кризис обессилил мировую экономику

Риски для глобальной стабильности растут, а возможности борьбы с ними снижаются

Сергей Куликов

Борьба с кризисом, вылившаяся в гигантские финансовые затраты, практически исчерпала возможности мировой экономики. Поэтому новых ударов кризиса глобальная экономика может и не выдержать. Такие выводы содержатся в представленном вчера исследовании «Глобальные риски-2011», которое подготовлено экспертами Всемирного экономического форума (ВЭФ) в преддверии традиционной январской встречи в швейцарском Давосе. Западные эксперты выделяют три главные опасности, которые будут угрожать миру в ближайшее десятилетие, – макроэкономическую и ресурсную нестабильность, а также распространение нелегальной экономики. Отечественные аналитики две последних угрозы отвергают, выводя на первое место опасность недооценки именно макроэкономических рисков.

«Системы XX века не способны управлять рисками XXI, нам необходимы новые сетевые системы для выявления и устранения глобальных рисков до того, как они перерастут в глобальные кризисы», – приводятся в документе слова управляющего директора и главного исполнительного коммерческого директора ВЭФ Роберта Гринхилла. Отметим, что доклад «Глобальные риски-2011» подготовлен на основе консультаций с ведущими политическими деятелями, экономистами и учеными из разных стран мира – в общей сложности 580 экспертами. Документ станет основой для дискуссий на очередной сессии Давосского экономического форума, которая пройдет с 26 по 30 января. В частности, на встрече планируется создать новую сеть реагирования на риски.

Эксперты ВЭФ пришли к выводу, что серьезные проблемы в предстоящее десятилетие создадут три ключевые группы рисков. Во-первых, макроэкономические риски. Их важность доказывает тот факт, что в основе нынешнего глобального финансового кризиса лежали долгосрочные структурные недостатки мировой экономики. Во-вторых, ресурсные ограничения роста, касающиеся воды, продовольствия и энергии, в-третьих, распространение нелегальной экономики. Относительно последнего риска аналитики ВЭФ напомнили, что объем нелегальной торговли в мире составил в 2009 году 1,3 трлн. долл. и продолжает расти. Это влечет огромные издержки для законной хозяйственной деятельности, ослабляя государственную власть и ставя под угрозу возможности для развития.

Помимо названных трех групп рисков в докладе выделены еще пять формирующихся опасностей: кибербезопасность; высокий прирост населения в уязвимых странах; дефицит ресурсов; отход от глобализации, угрожающий политической и экономической интеграции; угрозы, связанные с ядерным и биологическим оружием.

Что делать в этой ситуации России и насколько ее руководство готово встретить новые угрозы? Аналитик агентства «Инвесткафе» Антон Сафонов считает, что Россия прежде всего должна сосредоточиться на тех рисках, которые уже сформировались в ее экономике. «Особенно нужно обратить внимание на нелегальную экономику, – уверен он. – В России очень большая коррупционная составляющая, и это приводит к чрезмерному росту расходов, как государственных, так и бизнеса, что приводит к уменьшению их эффективности».

Что касается формирующихся рисков, то, как отмечает Сафонов, здесь для России основную роль может сыграть кибербезопасность, поскольку развитие информационных технологий охватывает все сферы как экономической, так и социальной деятельности государства.

В свою очередь, директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев считает выводы экспертов ВЭФа далеко не бесспорными. «Например, ресурсные ограничения – серьезный риск, но только в долгосрочной перспективе, поскольку до 2020 года даже исчерпаемые полезные ископаемые, такие как нефть, газ и т.д., будут оставаться, не говоря про воду, – отмечает он. – Главной же опасностью останутся макроэкономические риски. Просто потому, что должных выводов из кризиса не сделано до сих пор и экономическая модель – как мировая, так и российская – остается спекулятивной».

Более того, отечественные власти до сих пор так и не признали, что кризис является в том числе и российской проблемой – все кивают на Запад, откуда он пошел и где вроде бы уже заканчивается. Отсюда нет и должных выводов и тем более решений, благодаря которым этой опасности можно было бы избежать в будущем.



Pages:     || 2 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.