WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Московская Духовная Академия и Семинария

доцент священник Максим Козлов

Курс лекций по

Сравнительному богословию

1. В В Е Д Е Н И Е

Предметом данного курса является изучение истории возникновения и развития папского примата в Римо-католической церкви (далее по тексту - РКЦ), начиная со II века, и выходящих из него последующих расхождений со Вселенской верой. Обзор догматических заблуждений РКЦ ведется в историческом ракурсе, ибо история - база догматических отступлений.

Изучение истории РКЦ необходимо не только с целью удовлетворения любознательности, но и в практических целях, чтобы научиться у западного исповедания широко поставленному проявлению милосердия и благотворительности (уход за больными, престарелыми), чего нередко нехватает у нас.

При исследовании истории РКЦ, ее иерархии, генезиса отклонений и заблуждений не стоит впадать в искушение, ведущее к фарисейскому осуждению католического исповедания. Говоря словами св. Григория Богослова, "мы домогаемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас".

П р и м е ч а н и е !

В тексте встречающиеся символы типа [2] указывают на обращение к списку дополнительной литературы по данному вопросу. Номер в квадратных скобках соответствует порядковому номеру источника в этом списке, приведенном в конце книги.

Принятые в тексте сокращения.

ап. - апостол

архиеп. - архиепископ

влмц. - великомученица

еп. - епископ

митр. - митрополит

патр. - патриарх

РКЦ - Римо-Католическая Церковь

РПЦ - Русская Православная Церковь

св. - святой

сщмч. - священномученик

2. ОБЗОР ОСНОВНЫХ ОТСТУПЛЕНИЙ РКЦ ОТ УЧЕНИЯ ВСЕЛЕНСКОЙ ЦЕРКВИ.

I. Отступление в области догматической.

1. Учение о главенстве (примате) Римского епископа над Церковью. Это учение начало формироваться в эпоху Вселенских соборов, а официальной доктриной стало уже в X-XI вв. В современном католическом кодексе говорится: "Верховная кафедра никем не может быть судима" (1556 канон РКЦ). И титул Римского епископа сейчас имеет наименования: — епископ Рима, — викарий (заместитель) Христа, — преемник первейшего князя Апостолов, — верховный первосвященник Вселенской Церкви, — Патриарх Запада, — примас (первенствующий епископ) Италии, — архиепископ и митрополит провинции Романии (область около Рима), — правитель суверенного государства града Ватикан, — раб рабов Божиих.

Для католика этот титул - экклезиология, за которой стоит определенное церковное сознание.

2. Догмат о папской непогрешимости в вопросах веры и нравственности.

Этот догмат имеет в виду не личную непогрешимость папы, а только когда он выступает от лица всей церкви. Догмат был принят на I Ватиканском соборе в 1870 году (или XX Вселенском соборе по католическому счету).

3. Учение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына — учение о "Филиокве".

Вначале это учение не было догматом, а лишь общей доктриной, и инакомыслие в этом вопросе не считалось католиками ересью. Как догмат учение о "Филиокве" принято уже на Лионском (1274 г.), Ферраро-Флорентийском (1431-1439 гг.) соборах и в 1445 г. без участия Греческой церкви.

II. Отступление в сотериологии.

1. доктрина о юридическом характере искупления, ярким выразителем которой стал Ансельм Кентерберийский (XII-XIII вв.).

2. Учение о чистилище - средним состоянием между раем и адом.

3. Учение об индульгенциях - освобождение грешников от наказания за грех в силу сверхдолжных заслуг святых.

Учение о чистилище стало догматом на Ферраро-Флорентийском соборе, а учение об индульгенциях - на Тридентском соборе 1545-1563 гг. Современная конституция об индульгенциях принята в 1967 г. на II Ватиканском соборе. В ней рекомендовалось использовать индульгенции пастырями для наставления паствы. После Тридентского собора индульгенции без покаяния не применялись и за деньги не покупались. Взамен их применялось чтение определенных молитв установленное число раз, чтобы выйти из чистилища. Очевидно, какой духовный вред приносит подобная практика.

III. Отступления в сакраментологии.

Учение о действенности Таинств ex opere operato, то есть — в силу совершения действия. Таким образом, действие Таинства не зависит от расположения восприемника (от него требуется лишь желание) и совершающего (главное лишь правильная хиротония священника). Это учение было принято на Тридентском соборе.

IV. Обожествление Богоматери.

1. Догмат о непричастности Богоматери к первородному греху, о непорочном зачатии.

Догмат принят в 1854 г. папой Пием IX без собора после опроса буллой. Догмат учит: в силу будущих заслуг Иисуса Христа Богородица оказалась свободной от первородного греха, то есть оказалась в состоянии Адама и Евы до грехопадения.

2. Догмат о телесном вознесении Богоматери.

Догмат принят в 1950 г. папой Пием XII после опроса буллой. Внешне этот догмат сходен с учением Вселенской Церкви. Но Вселенская Церковь учит, что Богородица была причастна первородному греху, и Ее смерть была естественным явлением, после которого следовало воскресение и вознесение. Из учение же католиков о непричастности Богоматери первородному греху следует, что Ее смерть не была необходимой, а была добровольной. Поэтому Богоматерь часто называют соискупительницей человечества (coredemtrix) наряду со Христом (с. 94-97).



V. Отступления в учении о Таинствах.

1. Таинство Миропомазания.

В РКЦ это Таинство совершается только епископом над членом РКЦ, достигшем отроческого возраста. Сейчас католики разрешают униатам совершать Таинство через священников и, в крайних случаях, - на миссионерских территориях.

Миропомазание (confirmation) - для католиков значит укрепление. По их теории крещение - искупление от первородного греха, после которого младенец до отроческого возраста личных грехов не имеет и не нуждается в Таинствах вообще. Очевидно, что никакой духовной помощи в своем развитии ребенок не получает.

2. Таинство Евхаристии.

1) употребление опресноков вместо квасного хлеба стало распространяться с начала средних веков. Патриарх Фотий еще не указывал на использование квасного хлеба, а в XI веке в православных книгах уже указывается на необходимость использования квасного хлеба. Следовательно, практика опресноков утвердилась на Западе в период с IX по XI вв.

Этому фактору придавалось гораздо большее значение, чем иным догматам. Но разрешалось применение квасного хлеба католикам всего восточного обряда - как униатам, так и не униатам.

2) причащение мирян под видом одного хлеба.

Это положение утвердилось в XII веке, а до того времени причастие осуществлялось под двумя видами (хлеб и вино). Причина такого отступления кроется в бедствиях, обрушившихся на Европу, как-то - чума, холера. В результате этого было много смертельных случаев, и тогда было принято решение причащать только хлебом, что, конечно, отражает неверие католиков. Позже такое решение пришлось обосновать следующим образом: кто вкушает Тела, неужели не вкушает и Крови? Далее последовало разделение на учащую и учащуюся церкви, то есть на духовенство, которое причащается под двумя видами, и мирян. Правда, на II Ватиканском соборе 1960 г. принято решение причащать мирян под двумя видами в исключительных случаях: принятие монашеского пострига, крещение взрослого человека. Для униатов сохранилось право на весь восточный обряд, включая причастие под двумя видами.

3) моментом пресуществления Святых Даров считается произнесение священником установительных слов Христа "Приимите, ядите...", а не эпиклезис. Такое различие породило глубокие последствия. У католиков главное - произнесение формулы, а не молитва. И это сохранилось во многих Таинствах.

3. Таинство брака.

1) совершителями брака считаются сами брачующиеся. Священник лишь необходимое лицо, которое должно засвидетельствовать брак как канонический и законный.

2) признание абсолютной нерасторжимости брака (даже в случае прелюбодеяния потерпевшая сторона не имеет права на новый брак). Но существует dispensatia - признание брака недействительным, если брак заключен в целях, не соответствующих целям брачного союза (фиктивный брак, например). Разводный процесс длится 1,5-3 года, так как оформляется через Ватикан или его легата.

4. Таинство священства.

1) Обязательный целибат (caelibatus - целомудрие, чистота) духовенства утвердился при Григории VII во второй половине XI века. На Востоке до Юстиниана (VIв.) и епископы были женатые (считалось невозможным совмещать монашеские обеты с епископской деятельностью).На Западе же на женатого епископа смотрели, как на некоторую немощь. Позже стало появляться отношение к браку, как к скверне, не позволяющей предстоять на служении. Но это противоречит каноническим правилам Гангрского (IV в.) и Трулльского (VII в.) соборов.

Патриарх Фотий еще в IX веке указывал, что обязательный целибат приведет к соблазнам и нареканиям в адрес духовенства. И история западной церкви дает немало таких примеров (незаконнорожденные дети были даже у пап). На Руси первый целибат - А.В.Горский (XIX век).

2) Признание неизгладимого характера Таинства священства, подобно Таинству Крещения (Таинство брака, например, носит изгладимый характер, то есть возможно расторжение брака по каким-то причинам). Канонисты однозначного ответа не дают на этот вопрос: что значит низвержение из сана - низвержение до мирянина или просто запрещение священнодействия.

5. Таинство Крещения.

У католиков оно производится через обливание. РКЦ отступила от полного погружения без особых причин. На Руси были отступления в силу определенных причин, и сейчас ведется возврат ко Крещению погружением.

Правило Трулльского собора гласит: крещенные обливательно не могут быть клириками. Но раньше период оглашения был длительным, и Крещение было воистину рождением в новую жизнь. Многие из оглашенных не торопились с принятием Крещения, но по случаю болезни крестились на ложе обливанием. Однако, если они выздоравливали, их не принимали

в клир, так как у тех не было рвения ко Крещению (крещены по необходимости).

VI. Особые церковные установления.

1. Учреждение неизвестного Церкви сана кардинала.

Это вызвало смешение степеней священства. Слово "cardinalos" значит главный, ведущий. Так называли священников главных (кафедральных) соборов, позднее это звание закрепилось за клириками кафедр римского епископа (это были диаконы). Число приходов росло, а число диаконов при римском епископе было всегда 7, и потому они всегда ценились, имели влияние при кафедре. Диаконы-кардиналы все более возвышались и составили особый высший слой духовенства, который шел по рангу за папой, то есть выше епископов и католических патриархов (униатских и др.). Положение кардиналов было высоким, а по сану они были диаконами или пресвитерами. Потом их число стало увеличиваться: кардиналами стали именовать не только клириков в Риме, но и епископов некоторых других городов. В то же время этот кардинал приписывался как диакон или пресвитер к одному из римских храмов. В связи с этим получается, что при папе диаконы равны епископам поместных церквей. Таким образом можно убедиться, на сколько велика роль папы.

В наше время, после II Ватиканского собора, все кардиналы имеют сан епископа.

2. Особенности поста.

1). Введение поста в субботу и, в связи с этим, сокращение Великого Поста (он начинается с середины первой седьмицы православного Великого Поста). После Трулльского собора Великий Пост установлен длительностью в 7 недель, или 40 дней, не считая субботних и воскресных дней. На Западе не считают во время поста только воскресных дней (суббота постная), поэтому он короче.

2). Фактическая отмена пищевых ограничений во время поста. Два раза в году католики воздерживаются только от молока и мяса - в пепельную среду (первый день Великого Поста) и в Великую Пятницу. В другие дни разнообразие питания: разрешено молоко (считается не скоромным), птица (не считается мясом). Некоторые дни мясо не едят, но готовить пищу на сале разрешается.

3). Литургический пост (перед Причащением) ограничен одним часом перед мессой.

3. Особенность литургии (мессы).

Литургия (месса) совершается в течение всего дня на одном Престоле одним священником по нескольку раз.

Р А З Д Е Л I. ИСТОРИЯ РИМО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВАНИЯ РАЗВИТИЯ ИДЕИ ПАПСКОГО ПРИМАТА.

По учению католиков идея папского примата заключается в следующем: "Примат Апостола Петра и его непогрешимость в делах веры, обетованной ему Господом, перешли к его преемнику - Римскому епископу. Апостол Петр и его преемник, Римский епископ, есть по католическому убеждению та скала, на которой построена Церковь".

При этом католики ссылаются на слова Иисуса Христа, сказанные ап.Петру в Евангелии:

Мф.16,13-19: "Ты - Петр, и на сем камне создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее"; Лк.22,31-32: "...Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих"; Ин.21,15-17 - троекратное вопрошение о любви и повеление пасти овец (т.е. всю Церковь).

Эти места из Евангелия являются главными аргументами идеи примата Римского епископа, но есть и другие причины:

— руководящая роль ап. Петра среди апостолов (Деян. 1,15; 2,14; 4,8; 5,3; 5,8; 5,29);

— основание ап. Петром Римской кафедры и смерть его в Риме;

— ссылка на традицию древней неразделенной Церкви среди пяти патриархов упоминать в богослужении Римского епископа первым, что якобы отражало признание первенствующей его роли.

По всем этим пунктам разногласий со Вселенской Церковью можно обратиться к источникам, дающим подробные объяснения, как [13] (стр.38 и далее) и [14].

Во многих учебниках сравнительного богословия часто доказывается, что ап. Петр не основывал Римской кафедры, и не дается точного исторического утверждения, что он скончался в Риме. Правда, большинство древних источников все же отмечают роль ап. Петра в основании Римской церкви. Но ап. Петр основал кроме Римской и Иерусалимскую кафедру (был первенствующим среди апостолов в Иерусалиме - см. книгу Деяний), которую позднее возглавил ап. Иаков.

Кроме того, по древним свидетельствам ап. Петр был основателем Антиохийской кафедры. Так, Ориген в 6-й беседе на Евангелие от Луки упоминает об Игнатии (Игнатии Богоносце, епископе Антиохийском) как втором епископе после ап. Петра. Евсевий Кессарийский в своей "Церковной истории" (кн.2, гл.152) указывает, "что ап. Петр, основав сначала церковь в Антиохии, затем предстоятельствовал и церкви в Риме". И даже папа Римский Иннокентий I (401-417 гг.) в письме еп. Александру Антиохийскому называет Антиохийскую церковь "первой кафедрой первого из апостолов".

Резонно возникает вопрос: почему именно Римская кафедра стала претендовать на первенство, а не Иерусалимская или Антиохийская? И как в действительности древние церкви относились к Риму? Не следует отрицать того, что Римская кафедра занимала особое положение в западном христианском мире и пользовалась значительным авторитетом и на Востоке. Но, к сожалению, это неверно трактуется.

После падения Иерусалима в 70 г.н.э. Рим занял место некоторого старшинства среди христианских церквей. На то есть причины. Первая из них - Рим был столицей Империи (но и еп. Московский всегда был выше епископов других епархий в РПЦ). Это внешний фактор. Были и религиозные факторы. Например, Римская кафедра - единственная кафедра на Западе апостольского происхождения, в то время как на Востоке было много апостольских кафедр (ап. Павел много путешествовал в Малой Азии, Греции). Так и повелось: многочисленные кафедры на Востоке не могли чем-либо выделиться друг перед другом и были равны между собой, а на Западе существовала единственная Римская апостольская кафедра, которая и стала возвышаться над остальными. Кроме того, именно в Риме претерпели мучения оба первоверховных апостола Петр и Павел.

Критерий апостольского происхождения имел огромное значение в древней церкви. Позже многие церкви возводили свое начало к апостолам. Так, св. Ириней Лионский в книге "Против ересей" в противовес еретикам ссылался на апостольское предстояние отдельных церквей, восходящее путем последовательного преемства к самим Апостолам. И среди древних церквей он перечисляет Ефесскую, Смирнскую и др., а среди западных церквей только Римскую, говоря, что "она является верной свидетельницей апостольского предания" (кн.III, гл.3). Сходная характеристика Римской церкви есть и у Тертулиана, и у блаженного Августина.

Таким образом, преемство в древней Церкви понималось прежде всего как преемство в вере и благочестивой жизни. Римская церковь была основана не только первоверховными Апостолами, но была и местом их мученической кончины, и местом, где сохранились их прославленные останки. В одном из своих творений Тертулиан называет Римскую церковь церковью, основанной на крови ("Против Маркиона", кн.IV, гл.6).

В широком смысле всякая церковь основана на крови мучеников. Но в этом смысле Римская церковь имела преимущество: нигде кровь мучеников не была пролита столь обильно, как в Риме. Со всего мира в колизей свозили мучеников. Так и сщмч. Игнатий был тоже привезен в Рим.

Римская церковь несла на себе и попечение о всех прибывающих в столицу мучениках и исповедниках. Сщмч. Игнатий выделяет эту роль Римской церкви. Она помогала и материально, и духовно, и заступничеством. С самого начала в римской церкви были люди, близкие к императорскому двору (например, Флавий Домициан - родственник Домициана). В послании к Римлянам сщмч. Игнатий пишет о желании его умереть за Христа и просит не заступаться за него. Таким образом, римские христиане действительно могли влиять на решение суда, на исход дела. Кстати, в том же послании сщмч. Игнатия говорится и о природе первенства Рима - он называет Римскую церковь "председательствующей в любви".

Такое служение Римской церкви было широко известно среди христиан. Об этом говорит, например, еп. Дионисий Александрийский (нач.III в.) в своем письме еп. Римскому Стефану: "Вся Сирия и Аравия, а также Месопотамия, Понт и Вифиния радуются о той помощи, которую вы им всегда оказывали, и о вашем всегдашнем братолюбии" (Евсевий Кессарийский, книга VII, гл.5).

Римская церковь участвовала в жизни других кафедр посредством адресованных им посланий в связи с теми или иными нуждами и обстоятельствами тех церквей. Так, послание сщмч. Климента Римского к Коринфянам (в ответ на разногласия предстоятелей и общины) увещевает подчиняться предстоятелям.

Но послания другим церквям не были отражением прерогативы Рима. Соборность не только декларировалась, но и реально переживалась. Недуги в какой-либо церкви равным образом переживались всеми церквями. Например, сщмч. Игнатий написал 7 посланий по пути в Рим. Св. Ириней Лионский писал к Римской кафедре, укоряя за неправильную линию поведения ее предстоятеля, еп. Виктора (спор о времени празднования Пасхи).

Таким образом, при всем признании авторитетности Римской церкви в первых веках нет ни одного свидетельства о каком-либо ей подчинении со стороны других общин. Первые конфликтные ситуации, возникшие между Римом и другими христианскими церквями свидетельствуют о полной равночестности этих церквей.

Но со временем стали появляться попытки пап претендовать на первенство административное. Начались они с некоторых споров и разногласий Рима с другими церквями, где папы пытались провести свою линию в качестве решения для всей Церкви.





Спор о времени празднования Пасхи.

Разногласия и споры по поводу празднования Пасхи пришлись на время предстоятельства в Риме еп. Виктора (189-199 гг.). Существовало две традиции празднования Пасхи:

— большинство христиан Запада и Востока отмечало Пасху в первый воскресный день после весеннего полнолуния (в том числе и Римская церковь);

— часть малоазиатских христиан и, прежде всего,Ефес (где был ранее ап. Иоанн Богослов) праздновали 14 ниссана, независимо от дня недели.

Папа Виктор, узнав о малоазиатском праздновании, решил отлучить от Церкви малоазиатских христиан. Собор в Ефесе уполномочил еп. Поликрата Ефесского защищать малоазиатскую практику. Он пишет еп. Виктору о непризнании притязаний последнего. Возникла ситуация раскола.

По современной католической традиции все церкви должны были бы признать решение папы. Но многие церкви, в том числе и западные, празднование Пасхи которыми совпадало с празднованием в Римской церкви, выступили с осуждением поведения папы Римского, выступившего от имени всей Церкви.

Св. Ириней Лионский отправил несколько посланий папе Виктору, в которых убеждал его не отлучать целые церкви Божии, соблюдающие древние предания.

Этот вопрос был решен на I Вселенском Соборе, где римская позиция о времени празднования Пасхи была поддержана.

Спор о перекрещивании еретиков при Киприане Карфагенском.

Спор возник в период епископства папы Стефана (254-257 гг.). Речь шла о том, как принимать в Церковь отпавших во время гонения и раскола новациан. Папа Стефан допускал возвращение отпавших через покаяние, а Киприан Карфагенский настаивал на принятие новациан через крещение. Когда выяснилось различие, то папа Стефан стал требовать от Африканской церкви поступать по римской практике. В 255 г. на соборе в Карфагене принимается решение не признавать крещения еретиков и держаться существовавшей в Африке практики. Узнав об этом, папа пишет в Карфаген и еще раз требует принимать новациан только через покаяние, а самого Киприана Карфагенского называет лжехристом, лжеапостолом, рабом лукавым.

Именно в этом послании впервые папа ссылается на свое преемство от ап. Петра, "на котором утверждены все основания Церкви". Здесь появляется папизм в зачаточном виде.

В ответ на послание еп. Стефана с критикой выступили Дионисий Александрийский и Фирмилиан Кессарийский. Фирмилиан писал: "Сколь великий грех взял ты на себя, когда отлучил себя от стольких церквей, ибо не обманывай себя - себя ты отлучил. Сделав себя отступником от общения церковного единства, не думай, что ты в состоянии всех отлучить от себя. Ты только себя самого отлучил от всех".

Таким образом, позиция папы Стефана была решительно осуждена другими церквями. Но подобные споры все же способствовали росту авторитета Рима, так как в итоге споров утверждалась позиция Рима, и на Западе стали считать, что благонадежнее разделить позицию Рима.

"Папа" (греч.) - ласковое обращение, как "батюшка" в РПЦ, знак любви народа. Первоначально так называли восточных предстоятелей. В Риме первый эпитет "папа" встречается в конце II в., а официально наименование Римского епископа папой стало появляться в конце III — начале VI веков.

Начиная с середины III века Римская кафедра расширяет миссионерскую деятельность на Западе так, что для большинства западных церквей Римская кафедра оказывалась церковью-матерью. И предание о независимом происхождении некоторых западных церквей постепенно затухает. В IV веке уже наблюдались первые попытки канонического формулирования главенства Рима.

Римская кафедра в IV веке.

С начала IV века римские епископы в поместных и вселенских правилах пытаются вводить,

как бы закрепляющие их особый статус. Первым эпизодом можно назвать Сардикийский собор 343-344 гг. (на месте современной Софии). Сардикиский собор был созван по апелляции св. Афанасия к западным епископам. Св. Афанасия восстановили в достоинстве епископа Александрийского. В 3-м, 4-м, и 5-м правилах собор впервые дал Римскому епископу некоторые права вне его собственной церковной области. Согласно этим правилам:

— епископ, низложенный на провинциальном соборе, может апеллировать к Римскому епископу;

— епископ Римский имеет право решать - дать ход апелляции или нет; в случае принятия апелляции папа собирает новый суд из епископов соседней области и может отправить своих легатов для участия в суде (здесь впервые появляется институт папских легатов);

— пока низложенный епископ обращается с апелляцией к папскому престолу, его кафедра должна оставаться незанятой до решения папы об апелляции.

Итак, Сардикийскими правилами даются новые права Римскому епископу: "Аще угодно вам, любовию почтим память ап. Петра и дадим права Юлию". Это вводится как новация наделения новыми полномочиями, оговоренная 3-мя правилами. Следовательно, это не Богоустановленные правила.

Католики утверждают, что как догматы существовали всегда, но со временем были сформулированы, так и главенство папы тоже было всегда и неосознанно всегда хранилось. Но сами тексты правил говорят иное.По решению Сардикийского собора папа как епископ наиболее крупной кафедры наделен правами лишь посредника для решения спорных вопросов, а не правами судьи. Эти правила приняты западными отцами, а в восстановлении св. Афанасия участвовали и восточные епископы.

Но уже к концу IV в. в западных канонических сборниках Сардикийские правила начинают включатся в правила I Вселенского собора под единой с ними нумерацией. Причина такой вольности осталась неизвестной. Сами католики признают, что это могло быть ошибкой переписчика.

Но в итоге Римский епископ получил возможность принимать апелляцию всех церквей, и восточных, и западных.Так, 6-е правило I Вселенского собора гласит: "Да хранятся древние обычаи, принятые в Египте, и в Ливии, и в Пентаполе, дабы Александрийский епископ имел власть над всеми сими. Понеже и Римскому епископу сие обычно. Подобно и в Антиохии, и в иных областях да сохраняться преимущества церквей". К этому правилу, которое было принято по поводу мелетианского раскола и утверждало права Александрийс-

кого епископа над Египтом, Ливией и Пентаполем, на Западе была сде-

лана добавка: "Римская церковь всегда имела примат".

На это правило есть толкование, известное у историка Руфина: "В правиле говорится, чтобы древний обычай сохранялся в Александрии и Риме, и, чтобы Римский епископ имел попечение о пригородных церквах (suburbi- cariae ecclesiae)".

В исторической науке обсуждался вопрос, какие территории входят в понятие "пригородные церкви". Историки приходят к выводу, что речь идет о 10-ти провинциях в Средней и Северной Италии, о территории около 27 000 кв.км близ Рима. И в этих пределах, безусловно, определяется Римская церковь как главенствующая. Это такие области как Кампания, Коллабрия, Апулия и 3 острова - Сицилия, Сардиния и Корсика.

Включение Сардикийских правил в правила I Вселенского собора и прибавка их к постановлениям V Вселенского собора в IV-V веках сыграли значительную роль для возвышения Римского епископа.В это же время были созданы институты папских легатов и папских викариев.

Папские легаты - доверенные посланники, которым поручалась известная степень папских полномочий. Начало этого института восходит к Сардикийскому собору, давшему папе право посылать своих уполномоченных на соборы по поводу поступающих папе апелляций. Постепенно папы стали пользоваться этим правом расширенно. Они постепенно приучали западные церкви к постоянному присутствию своих представителей (а обратной связи не было, т.е. только легаты Рима посылались).

Папские викарии были постоянными папскими наместниками. Права викария давались не лицу, а кафедре епископа. Власть викария простиралась на несколько провинциальных церквей и была выше власти митрополита, стоявшего во главе провинциальной церкви. В связи со значительными полномочиями и почетом викария назначение на этот пост охотно принималось со стороны тех, которым оно предлагалось. Римский епископ давал права викария кафедрам в процессе их становления для преодоления противодействий со стороны других кафедр. Таким образом, кафедры оказывались завязанными на Римского епископа.

Папа Иннокентий I в своем послании к еп. Руанскому Виктрицию дает ему следующие наставления: "Если открываются важные дела, то по епископском рассуждении о таковых следует доводить до сведения апостольского престола, как постановил об этом собор и предписывает святой обычай (beata consuetudo)". Здесь уже расширение правила, где епископу предписывается уже норма поведения. Под собором подразумевается, конечно, Сардикийский собор. Слова "святой обычай" католиками так и понимаются, как Богоустановленное положение примата папы, а не как церковно-исторический институт.

ГЛАВА 2. РИМСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ПОМЕСТНЫЕ ЦЕРКВИ ЗАПАДА В IV - VI ВЕКАХ.

1. Медиоланская (Миланская) церковь.

Церковь занимает территорию средней и северной Италии. Ее образование связано с периодом возвышения Милана. Одно время город был столицей Западной империи в IV в., что привело и к возвышению роли поместной церкви, известным представителем которой был Амвросий Медиоланский. В 381 г. состоялся собор Медиоланской церкви, постановления которого вступили в силу без какого-либо утверждения в Риме.Во время спора о 3-х главах Медиоланская церковь формально отделилась от Рима. Вхождение в состав Римской юрисдикции произошло в начале VII века при папе Григории Великом Двоеслове по причине нашествия на Италию лангобардов (предшественников венгров) в конце VI в.

Это были язычники и частично ариане.

2. Аквилейская церковь.

Аквилея - нынешняя Венеция. Церковь основана благодаря св. апостолу и евангелисту Марку (чем обусловлена позже постройка храма св.Марка). Во главе церкви стояли митрополиты, управляющие 14-ю епархиями. Одно время Аквилейские митрополиты усваивали себе титул патриарха (и сейчас епископ Венецианский носит титул патриарха Аквилейского). Лишь в 698 г. после завоевания Аквилеи лангобардами церковь подчинилась Риму.

3. Равеннская церковь. (Расцвет церкви в IV-V вв.)

4. Фессалоникийская церковь.

С IV в. Фессалоникийские епископы начинают ориентироваться на Рим и к концу века получают титул викариев, подчеркивая свою лояльность к Риму. Причина этого — возвышение с IV в. Константинопольского епископа до патриарха и опасение епископов Фессалоникйских за свою независимость. Они стали ориентироваться на Рим как опору в противостоянии Константинополю (Рим находился далеко, и право апелляции к Римскому епископу было трудно осуществить). Лишь при императоре Льве Исавре (иконоборце) в 732 г. Фессалоникийский экзархат был насильно присоединен к Константинополю.

5. Испанская, или Иберийская церковь.

Испанская церковь быстро вошла в сферу римского влияния в силу того, что Рим был опорой христиан против завоевателей вестготов, образовавших в Испании свое королевство. К 385 г. Испанская церковь вошла в юридическое подчинение Риму.

6. Галлийская церковь.

Дух независимости здесь был очень силен. Между 346-444 годами известно 8 случаев низложения епископов Галлийских на поместных соборах, и ни один из пострадавших не апеллировал к Риму (так велик был дух автономии). Влияние Римского епископа начинает распространяться с эпохи Льва Великого (середина V в.). К этому времени относится первый случай апелляции к Риму. Лев Великий назначает епископа г. Арля викарием, и постепенно через этот викариат утверждается влияние Рима на территории Галлии. Окончательно этот процесс завершается к VII веку.

7. Африканская церковь.

Наиболее стойкими борцами с римским влиянием были отцы Африканской церкви. Христианство в северной Африке распростарнилось очень рано, был выработан своеобразный церковный строй. Первенствующим был епископ Карфагенский. Все остальные епископы распределялись строго по хиротонии. Перемещение с кафедры на кафедру абсолютно не допускалось (то есть, роль епископа зависила не от города, а от длительности служения). Такую систему было трудно интерполировать с римской монархической системой.

В начале V в. произошел ряд столкновений Африканской церкви с Римской. Наиболее известное дело - дело пресвитера Апиария, начавшееся в 418 г.

Пресвитер Апиарий в Африке был низложен еп. Урбаном за каноническое преступление (не хранил целомудрия). По правилу I Вселенского собора он мог бы апеллировать к поместному собору (собору епископов данной церкви). Но он обратился за апелляцией к папе римскому Зосиме (417-419 гг.), и папа решил принять его под свое покровительство, приняв апелляцию. Тем самым он расширил правило Сардикийского собора, по которому лишь епископ мог пользоваться апелляцией к Риму. Папа направил 3-х легатов в Африку (епископа и двух пресвитеров) с Апиарием. Легаты должны были поступить так, как поступил бы папа: восстановить Апиария, Урбана отлучить и отправить на суд в Рим.

По прибытии легатов в Карфаген в 418 г. был созван собор Африканской церкви. На соборе легаты стали сылаться на сардикийские правила, называя их никейскими. Но в Африке их проверили и, конечно, не нашли. Были отправлены послы для сверки в Александрию, Антиохию,Константинополь.

В это время Зосима умер. Папой стал Бонифаций (418-425 гг.), который подтвердил полномочия легатов.

Вернувшись в Карфаген, послы привезли кодексы никейских правил, где никаких добавлений не было. Об этом было сообщено папе через легатов. Собор восстановил раскаявшегося Апиария, а Урбана оставил на кафедре.

Апиарий в 419 г. вновь был низложен уже по другим причинам, и вновь апеллировал в Рим.

В 425 г., когда папой стал Целестин I, он послалв Африку своего легата вместе с Апиарием. Легату предоставили свидетельства неканонической жизни Апиария, и он сам отказался защищать Апиария.

Отцы Африканского собора направили послание в Рим (оно есть в правилах Карфагенского собора 425 г.). Целестину рекомендовали не слишком быстро принимать апелляции и возвращать церковное общение осужденным. Указывалось, что интересы справедливости достаточно ограждены уже тем, что осужденный может апеллировать к поместному или Вселенскому собору. Указывалось, что Африканская церковь имеет полную каноническую власть решать церковные дела в своей области. Выражалась надежда, что в Африку более не будут присылать легатов для исполнения римских приговоров. В эаключении указывалось, что всякий африканский клирик, который в целях своей защиты прибегнет к заморскому суду (transmarium iudicium) не может быть восстановлен в своем достоинстве.

В начале 429 г. в Африку вторглись вандалы. Это германские племена, которые пришли через Италию, Испанию, и создали в Африке свое примитивное государство. (Вандалы вели кочевой образ жизни, и часто совершали грабительские набеги на города Африки. Города слабели. При Юстиниане в V веке воины Велизария вырезали вандалов, но затем пришли арабы).

Вандалы были арианами, и Африканская церковь как православная искала помощи у папы, и при Льве Великом вошла в юрисдикцию Рима.

ГЛАВА 3. ПРИТЯЗАНИЯ РИМСКОГО ЕПИСКОПА НА ГЛАВЕНСТВО В ЦЕРКВИ ВСЕЛЕНСКОЙ. РИМСКИЙ ЕПИСКОП КАК ПАПА.

Развиавая свою власть патриарха в пределах намеченной территории, Римские епископы не сходили с пути общего историко-канонического развития. Методы деятельности были различными (впрочем, как и у других патриархов). Но другой природы были стремления Римских епископов к образованию папства.

В.В. Болотов в "Истории древней Церкви" пишет: "Патриаршая власть покоится на естественном тяготении иерархии к своим центрам. Власть папы как episcopus universalis (вселенского епископа) держится на предположении особых, дарованных преемникам петровым полномочий.

Патриархат говорит о себе только то, что он есть; папство полагает что оно должно быть. Патриархат есть факт, папство - уже догмат".

Говоря другими словами, без папства Церковь существовать не может.

Исторически папство и патриаршество не только развивались параллельно, но и переплетались между собой. Стремление папства сначала всегда прикрывалось стремлением к утверждению патриарших прав, а потому и оставалось незамеченными.

Второй причиной нереагирования Востока на папические тенденции является разность положений церквей на Западе и Востоке. Восточная Церковь более или менее благополучно решила все вопросы своего административно-канонического устройства путем согласования с государственной структурой. Поэтому римские требования о признании первенства казались на Востоке не церковными, а государственными.

Карташов в книге "Вселенские соборы" отмечает: "Восточные уже просто не понимали догматического смысла, вкладывавшегося папами в свои юрисдикционные притязания, а легкомысленно думали, дело идет просто об административном первенстве и властолюбии".

Спор на IV Вселенском Соборе.

Наиболее ярким эпизодам встречи Востока и Запада является эпизод связанный с 28 правилом Халкидонского (IV Вселенского) собора. Ковремени Халкидонского собора Римским епископом был Лев I Великий (440-461 гг.). Он первый хронологически, которого РКЦ именует magister ecclesiae - учитель церкви. Этот титул означает, что и жизнь, и учение его обладателя достойны подражания, так как точно излагают католическую доктрину.

Лев I сформулировал последовательно учение о примате папства. (Халкидонский собор в основу Ороса положил учение Льва I, Лев I убедил варваров не грабить Рим, был песнописцем на Западе.) Лев I утверждал, что ап. Петр есть князь всего чина апостольского, превосходящий всех других по власти; ап. Петр есть основание всей Церкви. По Льву I, ап. Петр опирается на несокрушимую крепость единого основания — Христа. Та твердость, которая свойственна Христу в силу собственной Его власти, сообщается ап. Петру путем сопричастности (соучастия в Божественной власти). Ап. Петр воспринят в теснейшее общение нераздельного единства со Христом и представляет собой посредство между Христом и всею Церковью. Первенство и примат Петра есть утверждение не временное, а постоянное, потому что вечна истина исповедуемая, и Христос - Сын Бога Живаго. "Как Христос есть Сын Божий во веки, так и Петр, взявший на себя бразды управления Церковью, не оставляет их. Невидимо он (Петр) и ныне пасет стадо Христово, а видимо пасет Церковь через своих преемников на Римской кафедре". Общение Римских епископов с верховным апостолом и по глубине, и по результатам воспроизводит общение власти ап. Петра со Христом. Наследники ап. Петра обладают всей полнотой его полномочий. Римская кафедра есть духовный центр всего христианского мира.

IV Вселенский собор с одной стороны являет собой как бы вершину влияния Льва Великого на дела всей Церкви, а с другой стороны — именно на IV Вселенском соборе была сформулирована последовательно православная экклизиологическая позиция, обоснована историко-каноническая природа прав и преимуществ тех или иных кафедр.

Буква обращений собора к Льву I имеет более чем комплиментарный характер. После осуждения Евтихия речь зашла о полномочиях Константинопольского епископа, и преобладающим оказалось не мнение папских легатов, а позиция тех отцов, которые опирались на уже имевшееся 3-е правило II Вселенского собора, которое гласило следующее: "Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что город этот есть Новый Рим". Это правило II Вселенского собора, который на Западе еще не признавался Вселенским, и правила его на признавались.

Но на Халкидонском соборе легаты Льва I протестовали против принятия этого правила, ссылаясь на 6-е правило I вселенского собора и Сардикийские правила, которые они причисляли к числу Никейских. 6-е правило было процитировано легатами с римской добавкой о том, что Рим всегда имел примат. При исследовании отцы Халкидонского собора не нашли ни сардикийских правил, ни добавки в кодексе, и указали на это легатам. И легаты вынуждены были отказаться от своей аргументации и от протеста против 28-го правила Халкидонского собора.

Это правило было принято в следующей редакции: "Следуя во всем определениям святых отцов и признавая канон 150-ти Боголюбезных епископов, бывших на соборе в дни благочестивой памяти Феодосия (то есть, II Вселенского собора), то же самое и мы определяем и постановляем о преимуществах святейшей Церкви Константинополя — Нового Рима, ибо и престолу древнего Рима отцы, как и подобало, дали преимущество, потому что он был царствующим городом. Следуя тому же побуждению, 150 Боголюбезных епископов предоставили такие же преимущества святейшему престолу Нового Рима, справедливо рассудив, чтобы город, получивший честь быть городом царя и сената, был бы в соответствии с этим возвеличен и в церковных делах, и стал бы вторым после древнего Рима".

Легаты не подписали 28-е правило, ссылаясь на инструкции папы не нарушать старейшинства кафедры и на 6-е правило I Вселенского собора. После закрытия собора 1 ноября легаты возвлатились в Рим. Лев Великий отверг 28-е правило собора, и оно никогда не признавалось Римской кафедрой в этой редакции. Лев I написал послание патриарху Анатолию и императору Маркиану с осуждением этого правила и с требованием его отмены. В ответ патриарх Анатолий написал миролюбивое послание, в котором пытался представить дело так, что папские легаты неверно истолковали правило, и что возвышая Новый Рим - Константинополь, отцы хотят воздать большую честь древнему Риму. В заключение патриарх просил признать 28-е правило. Тон и стиль ответа был заискивающий по отношению ко Льву I. И внешне получилось, что акты собора предлагаются папе на утверждение: "Мы доводили до твоего сведения, что декретировали и другие вопросы..., зная, что твоя святость одобрит... молим, почти наши декреты своим утверждением, как и мы почтили твое участие в Оросе".

Для Востока этот стиль был характерной комплиментарностью для сохранения мира. Таков был и стиль обращений митрополитов к Константинопольскому епископу - то есть это было выражением элементарной культуры обращения. На Западе же позже ссылались на это послание патриарха, говоря, что Восток раньше признавал папу.

И все-таки, папа Лев I 28-го правила не признал, и был убежден, что и Восток от этого отказался (поскольку патриарх просил утверждения правила папой) на основе дальнейшей переписки.

В итоге на Востоке 28-е правило стало каноническим, а на Западе его не было.

Мнение же, что Римские епископы утверждали решения соборов, сложилось из практики отсутствия пап на соборах и посылки своих легатов, которые привозили акты соборов папе на подпись. Таким образом, в формировании папства есть и доля вины восточной иерархии.

Не признавая 28-е правило по букве, Запад фактически должен был с ним смириться, то есть вернуться к состоянию церквей после I Вселенского собора. Но это уже стало невозможным. (Правда, на Лионском и Ферраро-Флорентийском униатских соборах Константинопольская патриархия была поставлена на второе место после Рима.)

Разрыв общения Рима с Константинополем.

После Халкидонского собора мир между Востоком и Эападом в течении некоторого времени еще сохранялся. Но затем произошел раздор из-за схизмы Акакия.

Акакий был Константинопольским патриархом. И папа Феликс III разорвал в 484 г. общение с Константинопольской патриархией, так как Акакий подписал энотикон императора Зенона.

Энотикон подписали и патриархи Александрийский Петр Монг и Антиохийский Петр Гнафевс (монофизит). Поскольку оба патриарха находились в евхаристическом общении, то Рим, применив принцип пантагеозности, разорвал с ними общение. Константинополь не был монофизитским, но подписал энотикон под давлением Зенона. Это послужило причиной первого крупного разрыва с Римом, длившийся до 518 г.

Раскол уврачевали при папе Гормизде и Константинопольском патриархе Иоанне Каппадокийском в 518 г.

Однм из условий папы для восстановления общения было подписание формулы (хартии), в которой излагалась папистская доктрина: "Первым условием спасения является хранение истинной веры и неотрывное пребывание в отеческом предании. Никто не может опустить слова Господа нашего Иисуса Христа, говорящего: " Ты еси Петр, и на сем камне созижду Церковь Мою". То, что было сказано, оправдывается и ходом дел, ибо на апостольской кафедре всегда пребывает неизменной кафолическая религия". Далее в хартии шло анафематствование всех монофизитов от Евтихия до Петра Монга и обещание всегда следовать тому, что будет предписывать "апостольская кафедра".

Хартия была доставлена легатами в 518 г. в Константинополь с условием: кто подпишет ее - тот и в общении с Римом. Константинополь чувствовал себя виновным в общении с монофизитами и хотел мира, но не хотел подписывать; легаты, в свою очередь, формулы не меняли. Тогда в Константинополе была составлена преамбула (предисловие) к этой хартии, в которой пояснялось, что под "апостольской кафедрой" следует понимать кафедру Рима вообще: и древний Рим, и Новый Рим. Легатов об этом в известность не ставили. Да они и внимания на преамбулу не обращали, отмечая лишь количество подписавших.

Поскольку формула папе не возвращалась, и легаты, и папа считали, что Константинополем были приняты их условия. Внешне уврачевание конфликта выглядело, как торжество Римского епископа, ибо в Константинополе пошли на условия, предлагаемые папой.

Во время V Вселенского Собора в Константинополе в 553 г. папа Вигилий по отношению к осуждению трех глав занимал переменчивую позицию, и лишь под давлением императора Юстиниана подписал эдикт о трех главах (Рим в это время был в составе Византийской Империи). Причем, папа находился во время работы собора в Константинополе, а ни на одном заседании собора не присутствовал, и подписал деяния собора через легатов, после чего авторитет папы резко упал.

Спор о титуле "Вселенский".

Во второй половине VI века Константинопольским патриархом был Иоанн Постник (582-595 гг.), силой возведенный на этот пост (сам он отказавался). Будучи патриархом, он до обеда находился в молитве. Позже он отказывался преследовать еретиков с помощью государственной власти (лишь церковное пастырское воздействие). Папой в это время был Пелагий II (578-590 гг.).

По случаю документы одного церковного дела (оправдание Иоанном Постником Григория Антиохийского) были отправлены в Рим. Папа Пелагий был возмущен, что в тексте документов Константинопольский патриарх именовал себя Вселенским. Папа запретил своему представителю при Константинопольском патриархе священнодействовать вместе с патриархом и отменил постановление суда.

Общение между Востоком и Западом опять прервалось, Этот разрыв продолжался и при Григории I (Св. Григории Двоеслове). Папа Григорий упрекал патриарха Иоанна за именование себя высокомерным и зловредным титулом "Вселенский".

В сакраментальном смысле все патриархи - епископы. На всех Вселенских соборах с I-го по VII-й патриархи подписывались как епископы. Но в обращении к ним, начиная с IV Вселенского собора, входит титул "архиепископ". Название "патриарх" начинает употребляться с конца V века, а окончательно устанавливается только в VIII-IX веках. Правда, Константинопольского епископа уже в VI в. часто именовали "архиепископ и патриарх".

Титул "Вселенский" первый раз употреблялся при обращении к Диоскору на Разбойничьем соборе. Затем, на Халкидонском соборе "Вселенским" назван папа Лев Великий в жалобе александрийцев на Диоскора, поданной собору и папе Льву I. В Константинополе титул "Вселенский", вероятно, установился во время схизмы Акакия.

Впрочем, этот титул равным образом усваивался как за Константинопольским патриархом, так и за папой Римским (так было в Константинополе). Но когда говорится по-гречески "экуменикос" (вселенский), то это означает Византийский мир. В латинском языке под этим словом "вселенский" - universum - понималась совокупность всего. Получалось, таким образом, что папа - патриарх всей Вселенской Церкви.

Византийская Империя называлась по-гречески "экуменис", и император в Константинополе тоже именовался "экуменис". А в латинском языке смысл этого титула сформировался еще до рождества Христова, в Римской Империи именно как "властитель всего мира". Кроме того, Запад уже во время конфликта с Константинополем не входил в Византийскую Империю (экуменис).

Папа Григорий I потребовал от Константинопольского патриарха не называть себя "Вселенским", объясняя: "Если Иоанн есть епископ Вселенский, то, значит, он один епископ во всей Вселенной, а все прочие епископы не такие епископы, как он, и что, во всяком случае, таким титулом уничтожаются епископы Восточные (Александрийский и Антиохийский)". При этом Григорий направил послания и императору, и патриархам Евлогию Александрийскому и Анастасию Антиохийскому.

Евлогий с одной стороны согласился с мнением папы, но, вместе с тем, титуловал Вселенским самого Григория Двоеслова, на что Григорий прислал протест: ни к кому не следует прилагать титул "Вселенский".

Анастасий же самого Григория I делал ответственным за смуту, которую он начинает по пустой причине.

Император Маврикий также писал в ответ: "Не следует допускать соблазна среди нас из-за ходячего (обиходного) именования".

По смерти Иоанна Постника в 595 г. при патриархе Кириаке общение с Римом возобновилось. Григорий больше не поднимал этого вопроса, и за Константинопольским патриархом остался титул "Вселенский".

Но во второй половине VIII в., уже исходя из других посылок, против титула "Вселенский" выступил папа Адриан I (772-795 гг.).

В Константинополе в 785 г. при назначении патриархом Тарасия были посланы известительные грамоты, в которых Тарасий именовался "Патриархом Вселенским".

В ответном послании Адриан спрашивал: "Что скрывается за этим титулом: неразумие, схизма или ересь? Если именуемый Вселенским этим самым дает понять, что он выше Римского епископа, то он, без сомнения, выставляет себя противником соборов и еретиком. Если он "Вселенский", то он - смешно сказать - имеет первенство даже над кафедрою Римской церкви". Это уже ярко выраженная борьба за примат Римского епископа.

Дело папы Гонория (625-638 гг.).

Папа Гонорий был первым папой, впавшим в ересь. Он был единомысленником с Константинопольским патриархом Сергием - монофелитом. Сохранилось два послания Гонория Сергию монофелитического характера.

Именно как монофелит Гонорий был осужден на VI Вселенском соборе, который проходил при участии легатов папы (Льва II, так как Гонорий уже к тому времени умер). Решения собора папами всегда признавались, и на протяжении веков наряду с другими еретиками Римские епископы анафематствовали также и Гонория. На соборе 869 г. (Малый Софийский

собор, против Фотия) тоже был анафематствован Гонорий. И это признание осуждения Гонория Римскими епископами очень существенно.

Позже уже появились попытки оправдания Гонория: дескать, осужден не папа Гонорий, а его послания, которые имели интимный характер (частная переписка). Но, на самом деле, это были официальные послания, касающиеся текущих дел Церкви.

Сейчас даже говорят, что Гонорий внутри был не еретик, а внешне выражался так, что навлек на себя осуждение епископов. Современные католики говорят, что научно невозможно доказать еретичество Гонория. Ведь примат папы и непогрешимость его - предмет веры, догмат у католиков; и они верят, что Гонорий как папа был внутренне непогрешим.

Конфликт пап Николая I и Адриана II с Константинопольской церковью.

От Миланского эдикта (312 г.) до восшествия на папский престол Николая I (858 г.) были периоды (более 200 лет) разрыва евхаристического общения между Востоком и Западом. Но причиной разрывов ни разу не служило отвержение папизма Восточной церковью, а догматические вопросы, ереси.

Как отмечает Карташов, "Восточные не только не возражали своевременно против возраставшей мистики папского догмата, не только молча подписывались под папскими формулами, но и сами своими юридически бессознательными апелляциями к Риму поддерживали у римлян искреннюю иллюзию, будто бы и греки разделяют их западное понимание мистики папства".

Первым эпизодом противостояния папизму является конфликт между патриархом Константинопольским Фотием и папами Николаем I и Адрианом II.

Папа Николай I был на кафедре с 858 по 867 гг. Это был яркий, выдающийся человек, уверенно руководящий всею Западною церковью, силой своего авторитета вмешавшийся в жизнь монархов, носитель папистского сознания. Воспользовавшись избранием Фотия в 858 г., он попытался распространить свое влияние и на Восток.

В 858 г. был смещен патр. Игнатий в силу сложившейся политической обстановки при императорском дворе: кесарь Варда устроил дворцовый переворот и решил сменить патриарха.

Прошли выборы нового патриарха. Был выбран мирянин, преподаватель дворцовой школы в Мангавре, племянник патр. Тарасия Фотий. За неделю Фотий прошел все ступени священства, и был возведен в патриаршее достоинство. Когда он известил папу Николая о своем избрании, тот обратился с посланием, в котором признал неканоничность избрания Фотия (избран при живом патриархе, да еще из мирян).

Переписка продолжалась несколоко лет. Наконец, в 861 году в Константинополе был созван собор, называемый "двукратным" для урегулирования вопроса. На собор прибыли два папских легата.

Собор подтвердил каноничность избрания Фотия, и легаты с этим согласились. Одим из условий избрания Фотия был выбор Игнатием своего преемника. Кроме того, делались ссылки на известные преценденты: Тарасий (дядя Фотия, избран из мирян, а его авторитет всем известен), Нектарий, Амвросий (поставлен в епископы из некрещенных).

Папа Николай I опротестовал решение двукратного собора. В послании к Фотию в 862 г. он писал: "Вся совокупность верующих получает наставление и целостность веры от святой церкви Римской, которая есть глава всех церквей". Он анафематствовал Фотия, не признал подписи легатов на решении собора и послал императору Михаилу извещение об анафеме. В извещении папа добавил, что "решение апостольского престола никем не может пересматриваться, и никому непозволительно судить об этом решении".

Отношения между Константинополем и Римом ухудшились еще больше из-за вопроса о церковной юрисдикции Болгарии. Когда в Болгарию было вызвано латинское духовенство, оно стало бороться с восточными богослужебными традициями. От миропомазанных греческим духовенством требовали принимать миропомазание заново, так как его должны совершать лишь епископы (в Римской церкви), насаждалось отрицательное отношение к нецелибатному духовенству, изменялось время постных дней (вводился пост в субботу, менялось начало Великого Поста), в Символ веры стали внедрять добавление "Филиокве".

Латиняне стали ломать традиции в Болгарии, называя недействительными греческие традиции. Фотий, видя такие действия папы, решил созвать собор по этому поводу. Он пригласил папу и восточных патриархов. Было составлено "Окружное послание" патриарха Фотия (867г.), в котором впервые рассматриваются латинские новшества и дается им богословско-каноническая оценка. Фотием указывается группа неприемлимых нововведений:

— совершение миропомазания только епископом;

— принудительный целибат духовенства (ссылка на 3-е и 4-е правила Гангрского собора);

— изменение начала Четыредесятницы;

— использование "Филиокве" рассматривается как еретическое заблуждение (дана пространная богословская аргументация против "Филиокве").

Об использовании опресноков латинянами для Преосуществления Фотий не писал — еще не стояло такой проблемы.

В 867 г. в Константинополе состоялся собор. От Римской церкви никто не прибыл на него. Были лишь представители восточных патриархов. Собор осудил папу Николая и добавление к Символу веры "Филиокве".

Не узнав о своем осуждении, умирает папа Николай I. Папой становится Адриан II (867-872 гг.).

В Константинополе в это время произошел дворцовый переворот. Убив Михаила, императором становится Василий Македонянин. (В Византии не было престолонаследования, а должен был назначаться соправитель, которым и был Василий - из возничих).

Василий ищет опоры себе, поэтому отправляет в ссылку ставленника Михаила, Фотия, и возвращает Игнатия на патриарший престол. Это, правда, не могло добавить популярности Василию, так как Игнатий - из числа непримиримых иконопочитателей. И император обращается за поддержкой к Римскому папе, отдав ему в руки решение всех церковных дел. Послы Василия доставили в Рим акты собора 867 г.

В Риме в июне 869 г. состоялся собор, на котором папа Адриан заявил, что папе принадлежит право суда над всеми предстоятелями поместных церквей, а сам он никем не может быть судим. Материалы собора 867 г. были сожжены, Фотий был отлучен, осуждены были и все его сторонники.

Для приведения в исполнение папского решения в конце 869 года в Константинополе созывается собор с участием папских легатов. Этот Малый Свято-Софийский собор католиками считается VIII Вселенским собором.

На соборе папа потребовал от всех участников подписать особый документ — формулу согласия (libellus satisfactionis) — о признании верховной власти папы и преимущества Римской кафедры, и о предании Фотия анафеме. Легаты возражали против нового суда над Фотием, требуя лишь присоединиться к решению Римского собора.

Этот собор был весьма непредставителен. На первом заседании присутствовало всего 12 епископов, число которых затем возросло только до 80.

Формула удовлетворения, которая с трудом и неохотой подписали, была похищена у легатов и возвращена им после их угрозы покинуть собор. На этом же соборе была повторена анафема Гонорию среди прочих еретиков.

Вопрос о юрисдикции Болгарии собор так и не решил по пожеланию папы, хотя было специальное послание папы Игнатию оставить Болгарию. Начались взаимные пререкания, угрозы папы Игнатию. Но это не дошло до соборного отлучения Игнатия, так как в 872 г. умер папа Адриан.

В это же время (872 г.) произошло примирение Игнатия с Фотием. Фотий вернулся к преподавательской и ученой деятельности.

Преемник Адриана II, Иоанн VIII (872-882 гг.) также добивался юрисдикции над Болгарией, питая очевидную неприязнь к Игнатию. Но образ мышления у Иоанна VIII был иной, чем у его предшественников.

Он заметил ошибки, допущенные в отношении Востока, и смог предпринять решительные меры для ликвидации их последствий.

В 877 г. после смерти Игнатия на патриарший престол вернулся Фотий. Это было с радостью воспринято папой Иоанном. Папа решает возобновить общение с Востоком (хотя Николай I называл Фотия разбойником). Он направляет в Константинополь двух легатов и передает послания Фотию, императору и восточным патриархам, в которых признает Фотия законным патриархом и призывает противников Фотия войти с ним (Фотием) в общение.

Ликвидация остатков церковного разделения произошла на Большом Свято-Софийском соборе (879-880 гг.) с участием восточных патриархов и легатов папы. Общее число участников было более 380 (немного меньше, чем на IV Вселенском соборе). Поэтому часто считали этот собор VIII Вселенским, но, затем, число VII стало предельным.

Собор открылся в ноябре 879 г. На его первом заседании легат папы кардинал Петр заявил, что папа считает Фотия своим братом и прислал легатов для восстановления мира. Были зачитаны послания папы, призывающие противников Фотия признать его законным патриархом.

Собор отменил решения Малого Свято-Софийского собора и осудил всех его участников (легаты подписали это осуждение), а также полностью реабилитировал Фотия.

На предпоследнем заседании собора было принято специальное постановление против попыток внесения в Символ веры прибавки "Филиокве", правда, собор не дал богословской оценки "Филиокве". Было лишь сказано, что недопустимо добавлять что-либо к Символу веры, как это было сделано в Испании.

Было принято 1-е правило Большого Свято-Софийского собора, разграничивающее права Римского и Константинопольского епископов: "В преимуществах, принадлежащих святейшему престолу Римской церкви и ее предстоятелю, да не будет никакого нововведения ни ныне, ни впредь".

Согласно этому правилу, западные клирики, отлученные папой Иоанном, где бы они не находились, не могут приниматься в общение Фотием. Также и клирики, отлученные Фотием, не должны приниматься в общение папой Иоанном.

Папа Иоанн VIII признал решения собора. Большой Свято-Софийский собор стал фактором, сдерживающим самодержавные тенденции Рима и утверждавшим православную экклезиологию.

Но, позже, католики переосмыслили решения собора, считая, что собор осудил не "Филиокве", а способ его добавки к Символу веры в Испании — без благословения папы Римского. Иначе как согласовать, что решения одного собора, одобренного папой, осуждают решения другого собора, также одобренного только другим папой (ведь папа непогрешим)? Уже в средние века стала составляться легенда о том, что папа Иоанн VIII выступил великим противником Большого Свято-Софийского собора и вынес анафему на Фотия в 881 г. Эта легенда стала столь распространенной, что перекочевала и в учебники по истории Церкви в Русской Православной Церкви.

Только в начале XX века католические ученые доказали, что не было разрыва Иоанна VIII с Фотием. Важную роль сыграл при этом Франциск Дворник. В "Схизме при Фотии" (вышла в 1948 г. на английском языке) он приводит документы Ватиканского архива, подтверждающие, что папа Иоанн VIII и патриарх Фотий до конца жизни находились в общении и официальном, и неофициальном, и далее общение двух кафедр продолжалось еще около 200 лет.

Упадок папства со второй половины IX в. и до начала XI в.

Во второй половине VIII в. папы превратились в светских правителей после дара Пипина Короткого, государя франков. Затем шло укрупнение франкского государства, и при Карле Великом (VIII-IX вв.) была создана Западная империя, а сам Карл Великий был коронован как император папой Львом III.

Франкское государство включало Францию, часть Италии, часть Испании, часть северной Югославии. Прочность государства была невелика. Уже при преемниках Карла Великого начался процесс дробления его на мелкие независимые территории. Этот процесс феодализации коснулся и Римской кафедры. Положение пап было даже хуже, чем положение светских правителей. У императора было право выбора преемника, а замещение Римской кафедры происходило по выборам.Реальное влияние на выборы оказалось в руках знатных римских фамилий на территориях, входивших в территорию папского государства, и они старались избирать на папский престол людей ничтожных и маловлиятельных. Римский народ тоже был заинтересован в частой смене пап, так как, по традиции, по смерти папы дворец отдавался на пользование толпы, и люди с удовольствием тащили из него все, что могли. Лишь в XII веке выбирать папу стали кардиналы.

Все это приводило к частой смене епископа Рима. В начале X века в течение 8 лет сменилось 8 пап, большинство из которых были задушены.

В том же X веке был период, который сами католики называют периодом порнократии (правлением блудниц). Феодора и ее две дочери Морозия и Феодора из влиятельной римской семьи ставили папами своих фаворитов и детей на протяжении 30 лет. Феодора старшая добилась поставления папой 20-летнего Иоанна X, своего любовника. Ее дочь Морозия приказала его задушить и поставила своего сына от папы Сергия III (был папой до Иоанна X). Имя ее ставленнику дали Иоанн XI (тоже 20-летний). Другой сын Морозии от другого любовника, герцог Альберих вторгся в Рим и посадил своего брата Иоанна XI в тюрьму. Он сам ставил Римских епископов (при нем сменилось 4 епископа). Перед своей смертью Альберих поставил папой своего 16-летнего сына, который вступил на Римскую кафедру в 955 г. с именем Иоанн XII.

В этот период переживает кризис сама Западная церковь. Огрубение нравов достигает предела. Наиболее яркий пример этого - собор с участием трупа.

Папа Стефан VI (896-898 гг.), став папой двумя месяцами спустя после смерти папы Формоза (+ 896 г.), устроил суд над своим предшественником в 897 г., обвинив его в узурпации папского престола (Формоз, будучи епископом, стал папой - это было впервые в истории; епископ должен был оставаться на той кафедре, на которую поставлен). Формоза вырыли из могилы, в которой он пролежал уже несколько месяцев, одели в папское облачение, посадили на судный трон и даже выделили ему адвоката. Проведя юридически правильную процедуру, его осудили, лишили епископского сана, стащили с трона, отрубили 3 пальца правой руки (которыми он благословлял), протащили по улицам Рима и выбросили в Тибр.

Стефан позже был задушен формозовской партией. А при Иоанне IX постановления собора 897 г. были отменены, и Формоз сейчас считается законным папой (и Стефан, кстати, тоже). Католики их все равно считают непогрешимыми в вопросах веры и нравоучительства, хотя эти папы и не уделяли вопросам веры никакого внимания.

В тот же период происходит и временное угасание аскетических идеалов. После подъема веры в первых столетиях, когда варвары с энтузиаэмом приняли христианство, наступает период угасания. Жизнь несколько стабилизируется. Кончается эпоха переселения народов. Войны начинают носить локальный характер. Каждый конкретный человек начинает ощущать себя неплохо устроенным. Европа переходит в эпоху средневековья с ее относительной стабильностью. Мирская жизнь становится все более привлекательной, и ей поддается даже епископат латинской церкви.

Например, папа Бенедикт IX, восшедший на престол в 1024 г. в неполные 12 лет (признается католиками законным папой), с отрочества отличался своей нравственной нечистоплотностью и кощунственным отношением к Таинствам. Так, он ставил диаконов на конюшни, замешен был в нескольких убийствах, женился на своей двоюродной сестре, сам дав себе официальное разрешение на брак в порядке исключения. После этого он оставил кафедру по требованию отца девицы 1030 г., найдя себе преемника — того, кто больше ему заплатил за протекцию. Но семейные отношения Бенедикта с супругой не сложились, и он решил вернуться на кафедру. Собрав наемное войско, он вступил на Римский престол вторично до 1032 г. Когда папа немного обеднел, он решил снова уступить кафедру тому, кто больше заплатит. И уже окончательно. Ибо он хотел опять узурпировать власть, но попал в тюрьму, где и окончил свою жизнь (не без чьей-либо помощи).

Бенедикт IX как личность не вызывает симпатий у самих католиков, но как папу они считают его законным и не могут подвергнуть сомнению его акты с канонической стороны, иначе рушился бы догмат о примате папы.

Восток никак не реагировал на эти проделки Запада, не интересовался делами Западной церкви, хотя легаты папы непрерывно присутствовали в Константинополе. Восток не подал ни одного голоса протеста или вразумления. В то время в Византии были свои проблемы, и на Запад смотрели как на источник военной помощи.

ГЛАВА 4. РАЗДЕЛЕНИЕ ЦЕРКВИ НА ВОСТОЧНУЮ И ЗАПАДНУЮ В 1054 г. ПАПА ЛЕВ IX И ПАТРИАРХ МИХАИЛ КЕРУЛАРИЙ.

После Большого Свято-Софийского собора в течение более чем 150-ти лет открытой догматической полемики между Римом и Востоком не было. Однако от Римских епископов не приходилось ожидать продолжения линии Иоанна VIII и православной экклезиологии. В то же время нарастало разобщение между Востоком и Западом, в том числе и государственное.

Если папы интересовались отношениями с западными частями империи, то главные интересы Византии были направлены на восточные границы, к которым подступил сильный враг - турки-сельджуки. Византийская империя постепенно уменьшается в своих размерах и все чаще обращается за военной помощью к Западу.

В начале XI века в Европе появляется еще одна плеяда завоевателей — норманы (скандинавские племена, которые обладали самой передовой военно-морской техникой). Они завоевали Британские острова, Францию и проплывали в западное Средиземноморье. Норманам удалось создать свое герцогство на юге Италии, откуда они стали продвигаться к Риму, угрожая светскому авторитету папы.

К середине XI в. возникает общность интересов Византии и Рима в плане военного союза по изгнанию норманов из Римских и Византийских владений в Италии.

Император Константин IX Мономах предпринял попытку договориться с папой о совместной защите Италии от норманов, за что обещал вернуть в юрисдикцию папы южные итальянские епархии, входившие как часть империи в юрисдикцию Константинопольского патриархата. Но в плане государственном эти области император предпочел оставить за Византией.

Этот договор долго скрывался от тогдашнего Константинопольского патриарха Михаила Керулария. Он вступил на престол в 1043 г. Михаил происходил из знатной семьи. Во время заговора его хотели сделать императором, но безуспешно. Михаила постригли в монахи и сослали на острова. Но все преодолев благодаря своим дарованиям, Михаил становится патриархом.

Папой в то время был Бенедикт IX, и лишь в 1049 г. на Римскую кафедру избран Лев IX, который начал укрепление папства на Западе. При нем была сломана система частой смены пап, а кардиналы получили важнейшую роль при избрании пап.

Узнав о тайных переговорах императора с папой, Михаил Керуларий решил показать силу Константинопольского патриархата. По его поручению архиеп. Лев Охридский написал сочинение против латинских обрядов (в то время предметом полемики между Востоком и Западом были не догматические вопросы о папстве и "Филиокве", а обрядовые различия). Лев Охридский писал об опресноках, посте в субботу, употреблении удавленины, пении "Алиллуиа" на Пасху. В этом сказалось сужение богословского мышления Византийских епископов (это уже не уровень Фотия). За этой обрядовой полемикой Михаил скрывал защиту Восточной церкви от навязываемой ему императором капитуляции перед Римом.

Лев IX написал послание, в которм на все обрядовые вопросы Охридского он ответил до крайности заостренным вниманием на исповедании папизма. Лев писал: "Никто не может отрицать того, что, как крюком управляется дверь, так Петром и его преемниками определяется порядок и устройство всей Церкви. Как крюк водит и отводит дверь, сам оста-

ваясь неподвижным, так Петр и его преемники имеют право произносить суд о всякой церкви, и никто, отнюдь, не должен возмущать или колебать их состояние, ибо верховная кафедра не судится ни от кого". В доказательство своей особой власти папа ссылался и на дар Константина. В заключении послания папа рисовал Константинопольскую церковь, как заблуждающуюся, грешную, скандальную, которую Римская церковь лишь по снисхождению, а не по заслугам удостоила второго места после себя.

Такая система воззрений исключала единство Востока и Запада.

Протоиерей Александр Шмеман отмечает: "Можно упрекать греков в мелочности, в частичной утрате вселенского сознания, но все это еще не может разделить Церковь по существу. Папизм же сам отлучает от себя всех, несогласных с его духовной монархией. И потому, какими бы не были грехи тогдашних восточных иерархов, не они, а именно папство есть настоящая причина разделения церквей. Что бы ни делали греки, папы все равно к тому времени отлучили от себя Восток".

Дальнейшая переписка ничего не смогла изменить. Летом 1054 г. в Константинополь прибыли папские легаты: кардинал Гумберт, еп. Петр Амальфитанский и диаконкардинал Фридрих Лотарингский (будущий папа Стефан IX). Император Константин Мономах все еще надеялся на политическую договоренность с папой. Он торжественно принял легатов, оказывал им покровительство. Им в угоду был подвергнут духовной казни монах Никита Стифат (ученик Симеона Нового Богослова), который должен был сжечь публично на площади свои сочинения против латинян.

Патриарх Михаил Керуларий спокойно принял папское послание от легатов, ни оказал им ни какого почета, отказался видеться с ними. После пяти недель ожидания встречи с патриархом легаты не выдержали и решились на открытую демонстрацию против патриарха.

Утром 16 июля 1054 г. они вошли перед Литургией в храм Святой Софии и положили на Престол отлучительную грамоту на Михаила и на всех с ним единомысленных. Грамоту эту написал Гумберт, имея на то полномочия от папы. Она была полна фальсификаций и наговоров (греки обвинялись в изъятии "Филиокве" из Символа веры, и, попутно, грекам приписывались всевозможные грехи).

Легаты надеялись на императора, но переоценили его возможности. В Константинополе возник народный бунт, и император был вынужден ретироваться. Официально же было заявлено, что греческие переводчики извратили текст грамоты, и она была сожжена; что, мол, греческий текст был смягчен, и император, ознакомившись с ним, не увидел козней легатов, а когда узнал суть, нашел "виновных переводчиков" и наказал их.

Император занял православную позицию. 20 июля 1054 года состоялся собор под председательством Михаила Керулария в составе 2 архиепископов, 12 митрополитов и 7 епископов. На этом "домашнем соборе" были отлучены легаты и все с ними единомысленные. В решении собора не было обвинений против западных христиан даже по обрядовым вопросам. Михаил Керуларий в окружном послании сообщил о соборе и его решениях восточным патриархам, которые поддержали решение собора. Собор носил защитительный характер, а не обвинительный.

Папа Лев IX умер в 1054 г., а следующий папа был избран только в 1055 г. (Виктор II, 1055-1057 гг.). Факт отсутствия на кафедре папы позволил в 60-х годах XX столетия снять взаимные отлучения между Константинополем и Римом, так как по смерти папы должны были бы закончится и полномочия легатов. Создалась иллюзия, что последует дальнейшее сближение церквей (патриарх Афиногор до чтения Евангелия участвовал в папской мессе). Но прошло уже 40 лет, а сближения не произошло.

Католики смогли снять отлучение лишь потому, что папы в те времена не было на кафедре. И только.

Разрыв 1054 г. не был абсолютным рубежом в разделении церквей. Современниками он осмысливается как временный разрыв между двумя кафедрами, как было и ранее. Трагичности еще не было: церковные связи не были сразу и везде порваны. Династические браки, например, продолжали заключаться (французы не воспринимали латинян как еретиков; дочь одного из русских князей в XII в. вышла замуж за католика и др.), то есть не было отношения церквей друг к другу, как к запрещенным. Английский хронограф XII в., писавший летописи, не отметил разрыва 1054 г.

Окончательно разрыв перерос в разделение церквей в следующую эпоху. Решающую роль сыграли крестовые походы. Сначала византийцы надеялись, что с помощью крестоносцев они освободятся от мусульман и освободят Иерусалим, но вышло все не так.

Известно, что в 1204 г. в итоге IV Крестового похода Константинополь взят, разграблен, и на 60 лет была установлена так называемая Латинская империя. Был поставлен латинский патриарх, а сами греки ютились в Никейском и Эпирском деспотатах (княжества на севере Византии).

Именно в эту эпоху разделение церквей перестало быть спором иерархов и богословов, и вошло в плоть и кровь церковного народа. Латинство на Востоке и греки на Западе - эти слова стали синонимами зла и вражды.

Теперь встречались уже не иерархи, а народные классы. И в их психологии разделение часто превращалось в стихийную ненависть, в которой верность своей вере, обиды за поругание своих святынь смешивались с элементарным отталкиванием от всего чужого без различения в нем хорошего и плохого.

Прот. Иоанн Мейендорф пишет о Ферраро-Флорентийском соборе: "Ужас разделения церквей в том, что на протяжении веков мы не встречаем почти ни одного проявления страдания от разделения, сознания ненормальности и ужаса этого раскола в христианстве. В нем доминирует не сознание невозможности единство предпочесть истине, единство отделить от истины, а почти удовлетворение разделением, желание найти все больше и больше темных сторон в противоположном лагере" (см. "Византийский временник" за 1993 г.).

В первые века было много трактатов обращения еретиков, а в отношениях латинян и греков не последовало трактатов примирения.

В Византии, кроме всплеска исихазма, не было серьезного богословия по уровню, сходному с уровнем "золотого века". На Западе тоже был невысокий уровень богословия — главным образом, повторение и схоластика.

Именно психология разделения наполняет ложью все попытки унии начиная с I Крестового похода (конец XI в.) и до самого падения Византийской империи. На Западе целью этих попыток было теократическое стремление папства, достигшего максимальной мощи при Григории VII, безоговорочно подчинить себе христианский мир. Практически это сводилось к требованию признать власть Римского епископа — и тогда весь западный мир станет союзником.

На Востоке искренних униатов было мало. Большинство же восточных униатов считали, что ради сохранения отечества можно пойти на вероучительный компромисс. Момент политики превуалировал над догматикой. Униатами были греческие патриоты — гибель отечества побуждала их идти на компромисс, но сохранить империю.

Среди униатов были выдающиеся люди, такие, как император Михаил VIII Палеолог (инициатор Лионской унии). Это выдающийся полководец, возродивший Византийскую империю на Западе, национальный герой. Под угрозой турок с Востока, латинян с Запада и Карла Анжуйского Михаил добивался унии, чтобы обезопасить западные границы. В результате он был анафематствован и Константинополем, и Римом, и погребен без обряда тайно.

Сторонником унии был и класс свободных земледельцев в Византии. Ему нужна была крепкая государственность.

ГЛАВА 5. БОРЬБА ПАП ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ОТ СВЕТСКОЙ ВЛАСТИ И ЗА ОБЛАДАНИЕ СВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ В XI - XIV ВЕКАХ.

Предшественники Григория VII Гильдебранда.

Во второй половине X в. во Франции началось новое аскетическое движение, которое к концу столетия с большей или меньшей силой захватывает весь Запад (1000-й год рассматривался как конец света). Напряженное эсхатологическое чувство способствовало возрожденю монастырской жизни. Возникает много монастырей со строгим уставом. Появляются самоотверженные миссионеры и мученики. Среди них Адальберт, который проповедовал среди пруссов и от них претерпел мученическую кончину.

Появляются исключительно благочестиво настроенные люди. Но, часто, аскеза принимала специфическое направление. В качестве аскезы получает распространение бичевание, в том числе и самобичевание. Так, в начале XI в. кардинал петр Домиани создал систему покаяния, рассчитанную строго арифметически. За каждый грех назначался соответствующий период покаяния. Так как грехов много, то была составлена система замены на жертву (например, 1 год покаяния заменялся либо откупом в 36 таллеров, либо 3000 ударов розгами при чтении 30 псалмов). Многие люди увеличивали эту жертву по своему желанию. Так, сам Петр Домиани выдержал 300 тысяч ударов и пропевал при этом 3000 псалмов. (?)



Pages:     || 2 | 3 | 4 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.