WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Два рассказа: Минус компьютерный фактор и Вольные.

Жанр: Фантастический фарс

Произошла компьютерная диверсия мирового масштаба. Для решения проблемы, службой безопасности, под шантажом неприятностей, привлечена четверка молодых авантюристов.

Минус компьютерный

фактор

Он шел, весело посвистывая и иногда смешно шлепая губами пытаясь напеть популярный мотивчик дешевенького шлягера, которыми наводнена Россия. Странно, но факт, что талантливых людей тянет к искусству не несущему ничего серьезного. Возможно, они так снимают напряжение с загруженного интеллекта. Открывают некий клапан, стравливающий давление.

Что ж, Владимир Владимирович Балуев, а проще – Вовка «Буек» из девятого «Б» рядовой Питерской школы, мог со спокойной совестью относить себя к одаренным людям.

Буйком, заметьте, не Буй, а без нажима, с ласковой иронией, его прозвали за подходящую под прозвище стать. У Вовки не было острых угловатостей в фигуре, весь плавно сглаженный, округленный. Даже брови плавно взлетали вверх, сложи их вместе и получится правильный овал. Они придавали лицу простодушное, улыбчивое удивление которое частенько выручало Вовку.

Будучи совсем не высокого роста, при построении на уроке физкультуры он вставал в конец шеренги мальчишек, а так как Вовка постоянно опаздывал - классу приходилось ждать. Физрук естественно злился и в сотый раз обещался вывернуть Балуева на изнанку, но, посмотрев на выражение его глаз с виноватой улыбкой на лице – махал на него рукой. Класс привык уже понимать этот жест как старт к началу разминочной пробежки

Относились все к нему хорошо – не третировали за полноту и маленький рост, как обычно это бывает, Не подкалывали за внешность даже самые хулиганистые в школе. И Вовка старался не выделяться – просили, помогал, нет – оставался в стороне. Единственной его страстью – был компьютер. В любую свободную минуту, Вовка самым быстрым своим шагом направлялся в компьютерный класс. Каждый, кто, иногда интересуясь, заглядывал ему через плечо, видел на мониторе непонятное сплетение разноцветных проводов, тянущихся к опять же непонятным символам. На вопросы однокашников, во что это такое он играет – пожимал плечами, смешно пришлепывая губами. Товарищи смеялись, крутили у виска пальцем и уходили.

Педагог, по информатике обновляя компьютерный класс на агрегаты более соответствующие современности, не ахти какие суперы, но все же помощней машинки, сжалился на молчаливую просьбу Вовки и отдал списанную. Написав в акте, что компьютер имел механические повреждения еще за долго до приобретения новых и был сдан в ремонт. Прекрасно зная, как долго можно ждать выполненного ремонта. Так и случилось, со временем о подарке забыли. Счастливый обладатель компа притащил его домой и установил на кухонном столе, где он вынужден, был обитать из-за пьяных оргий в комнате. Выползший на кухню за очередной порцией воды для разбавки спиртосодержащего стеклоочистителя отец, увидев компьютер, загорелся мутными глазами. Хищный блеск не ускользнул от сына и Вовка утащил технику к соседке Владе Степановне. От греха подальше. Пропьет ведь алкаш, глазом не моргнет.

Но просиживать штаны в компьютерном классе не перестал. Не мог себе позволить торчать в платном Интернете. Продолжая «зависать» в школе, копался в интересующей его информации, скачивал ее на дискету и загружал свой компьютер.

Засиживался Балуев за клавишами и мышкой до тех пор, пока его не выгонял сторож.

- К урокам хоть готовишься?

- Готовлюсь. – буркал Вовка и не хотя вылезал из-за компьютера.

- Когда же ты спишь? – удивлялся сторож.

Вовка пожимал плечами и плелся на выход.

- Кадр, ты Балуев.- констатировал сторож и добавлял – Может из тебя Майкасовт и получится.

- Майкрософт, Захарыч. – привычно поправлял старика Вовка.

- Суть дела не меняет. Главное ты меня понял. – добродушно отвечал Захарыч – Иди домой, родители небось заждались.

Никто не знал, что родителям миллион раз наплевать, явится Вовка домой или нет. Их волновало главным образом то, что можно купить покрепче и подешевле. Чтоб рубило с ног, а на утро осталось похмелиться.

Никто не знал потому, что Вовка никому не говорил и не сказал бы. Стыдно было когда пришел в первый класс на первый звонок, с полевыми цветами поддерживая больную бабушку под руку, а вокруг гудели восторженные родители, щелкая фотоаппаратами своих не менее счастливых наследников с роскошными цветами в руках.

На расспросы учительницы наврал, что его родители трудятся в далекой тайге на благо Родины. Классная руководительница посмотрела на розовощекое, добродушно – удивленное лицо Вовки и поверила. Да и как не поверить? Щечки пухленькие, с розовым оттенком, глаза улыбаются, сразу видно – доволен жизнью человек. Никто в жизнь бы не поверил, что Вовкино лицо не меняет своего вида даже когда он лежит больной с высокой температурой, а симпатичная пухлость – результат плохого обмена веществ. И кто знает, не голодай частенько Вовка как бы он выглядел. Можно сказать профилактическая голодовка. Не было бы счастья – да несчастье помогло. Правда, врядли бы кто согласился на такую помощь.

А Вовкины родители, насамом деле парились четвертые сутки из пятнадцати в вытрезвителе на Синопской набережной. Заранее начали отмечать переход сыном нового рубежа взросления.

Брел Вовка после школы домой, вспоминая о скудных Бабушкиных пенсионных гостинцах и проглатывал слюну. До самой смерти в доме для престарелых, куда онаперебралась по собственному желанию, подальше от сына алкаша, бабуля оставляла половину от завтраков, обедов и ужинов приберегая для внука. В десятилетие Вовки она тихо умерла, заснув вечером после любимого сериала навсегда.



Вовка лишился последней опоры в жестоком мире, где основные принципы выживания сродни законам выживания человеческих племен в эпоху каменного века: Не съешь ты – съедят тебя.

Спасла Вовку от клыков голодной смерти одинокая соседка по лестничной площадке. В молодости мужики ее бросали, узнав, что она бесплодна, в итоге вырастив у нее комплекс отчуждения. Сволочи попадались добродушной девахе. Не закройся она в себе, может и встретила бы хорошего человека и усыновили бы ребенка из детского дома или чего другое скумекали. А так дожила до седых волос в одиночестве, без родственной души.

Когда бабушка Вовки умерла и ему приходилось чаще бывать дома, соседка и повстречала его сидящим на лавочке у парадной. Распознала она за маской добродушной, спокойной веселости, тяжелый груз печали, так похожий на ее.

Они создали собственный мирок неприкасаемых, тихо разговаривая на маленькой кухоньке о том – о сем, отогревая, друг дружку не высказываемым вслух пониманием. Влада Степановна смотрела на Вовку вздыхала и жалела непутевую судьбинушку парнишки, но ничего не могла посоветовать. Просто не знала. Только ее молчаливый взгляд говорил: Посмотри на меня и попробуй как-нибудь вывернуться.

Вовку же донимали и не давали покоя глобальные мысли – где тот преслаутый человеческий фактор, о котором трещат по радио и телевизору разодетые, сытые тетки и дядьки? Люди разбились на отдельные ячейки в основном по признакам семейственности. Эти маленькие подразделения человечества еще могли претендовать на чувственную связь. Невидимую, потому что она не может быть показушной, она должна гореть внутри и дарить взаимным теплом. Брехня про одностороннюю любовь. Если костер не поддерживать – прогорит. Человек не кучка дров, плесни ему в душу слишком много горючки и выгорит все нутро.

Что надо сделать для исчезновения равнодушия к окружающему? Не надо конечно бросаться к каждому на шею и доставать комплиментами, соболезнованиями, участием, всего должно быть в меру. Нельзя человеку и без пороков. Мы забыли как это здорово – ЖИТЬ! А здесь, куда не посмотришь – все крайности. Пьянь, наркота, бизнесмены-вумены, сели в колею, надели шоры и только вперед. Цивилизованный дурдом.

Но сейчас, Вовка был действительно рад, он нашел способ бороться с закостенелостью душ. Нужна хорошая встряска, без крови. Удар по эмоциям, зависимостям, оторвать людей от фанатичных пристрастий, показать им, что они не постоянны и в любой момент могут исчезнуть. Дать человечеству оглядеться, понять, что вокруг существует живой мир. Вот без чего никогда не обойдешься. Он всегда рядом, исчезнет он – все пропадут вместе с ним.

Вовка шел по извивающейся зеленой трубе, в самый раз под его рост. Труба извивалась змеей, иногда круто поднимаясь или отвесно падая вниз. Но путешественник по загадочной коммуникации против всех законов физики, уверенно ступал по скользкой на первый взгляд поверхности не меняя положения тела, горизонтально относительно пола.

Скоро Вовкин путь закончился, и он оказался перед обыкновенной дверью. Открыв ее, он очутился в большом зале, напичканным блоками, соединениями, проводами. Выглядело все не реально, будто нарисовано.

- Мультик да и только. – зачарованно сказал Вовка оглядываясь вокруг – Сейчас мы нарисуем новую серию.

Утром, в понедельник, спустя час после начала рабочего дня, в кабинет директора ликера – водочного завода неожиданно без стука ворвалась главбух.

- Валерий Анатольевич, Я не понимаю, что происходит. – взволнованно затараторила она – В пятницу, я как обычно к концу квартала составила финансовый отчет, проверила все счета, договорилась с банком о перечислениях, составила баланс и занесла всю документацию в компьютер. Сегодня прихожу, включаю принтер и посмотрите, что он мне распечатал.

На стол директора легли листы с красочными пейзажами природы разных уголков планеты.

- Красиво.- понравилось главе ликера-водочного предприятия.

- Валерий Анатольевич, - всплеснула руками бухгалтерша – вы что, не понимаете, что случилось?! Пропала вся финансовая документация за этот год!

_ Подождите, подождите, Анна Николаевна. Что значит пропала?

- Нет ее, исчезла! – чуть не плача сказала главбух, тыча пальцем в картинки – С чем мне в налоговую идти?! С этим?

- Так-так, постойте, дайте подумать. Вы сам компьютер включали?

- Ну, конечно же, сразу. Во всех папках одно и тоже – природа.

Директор встал и заходил по кабинету.

- Наверно пошутил кто-нибудь. – рассуждал он в слух – Ну найду я этого шутника.. Анна Николаевна, вы же заносили всю документацию на диск. Он у вас в сейфе лежит?

- Ой, побегу посмотрю, - заволновалась женщина и заспешила к двери.

- Подождите, если он на месте, то никуда не денется. Скажите, вы не забыли поставить пароль?

- А как же, Валерий Анатольевич, я не первый год работаю, все операции до автоматизма доведены. Раз в неделю пароль меняю и цифровой и словесный. Вы разве не помните? Я в пятницу к вам с листочком приходила, и вы при мне его в свой сейф положили.

- Помню, помню. – директор постучал ладошкой по лакированной поверхности стола – А подсмотреть, никто не мог?

- Я когда занимаюсь счетами и другими финансовыми документами, запираю кабинет и никого не пускаю. Разве можно допускать к информации непосвященных, - она заговорщицки понизила голос. – Там же расчеты с банками, дочерними фирмами, партнерами.

- Хорошо, несите диск. Надеюсь если он не пропал, наши страхи кончатся.

Спустя пять минут, Анна Николаевна вошла в кабинет, торжественно неся пластиковую коробочку с диском на вытянутых руках. Валерия Анатольевича покоробило от подобного пафоса. Вспомнился фильм о неуловимых мстителях «Корона Российской империи».

Прежде чем вставить диск в приемник, директор включил компьютер. Тетрис и еще парочка аналогичных игр никуда не исчезли.

- Слава богу, у меня все в порядке, - облегченно вздохнул он. – Вставляйте.

Диско-приемник проглотил блестящий кружок и удовлетворенно загудел.

- Вы знаете, Валерий Анатольевич, я почему-то боюсь. Он как будто съел его.

- Не волнуйтесь, Анна Николаевна, сами видели, мой компьютер работает исправно, - успокоил подозрения бухгалтера директор.

Время шло, а на мониторе по-прежнему красовалась рабочая панель. Валерий Анатольевич нервничая, включил перезагрузку – та же картина. Повторная перезагрузка ничего не дала. Директор указал мышью на ярлык с тетрисом – игра включилась без задержек. Он снова запустил диск – ноль реакции на команду.

- Чертовщина какая-то, - прошептал директор и обратился к главбуху – Вызовите специалиста.

- Какого?

- Какого, какого…, - выплеснулось раздражение – ну по этим, самым… Как их мать вашу..., компьютерам. Черт!

Валерия Анатольевича пугала возможность попадания диска в чужие руки, вернее информации находящейся на нем. Думал же держать черную документацию по старинке, на беленьких листочках с текстом, отпечатанным на пишущей машинке. Мудак этот отговорил из информационного отдела. Лучшая в мире защита, никакой «Троянский конь» не проскочит. Ну, если информация вышла за пределы.., яйца с корнем вырву.

- Иванцова, Валерий Анатольевич? – оборвала черные мысли директора Анна Николаевна.

- Вы еще здесь?! – заорал директор – Можно подумать у нас работают одни эти бля.., хакеры!

Анна Николаевна вся пунцовая от негодования и страха, вылетела в приемную. Таким своего боса она видела впервые.

На столе директора заработал селектор, мигая лампочкой внутренней связи.

- Валерий Анатольевич, звонил Иванцов и передал, что подойти пока не может, он во втором цеху устраняет неполадки, - сообщила секретарша.

- Пусть все бросает и пулей комне. Я ясно выражаюсь? А то некоторые не сразу понимать стали, объяснять приходиться.

«А вдруг я себя накручиваю раньше времени. Кроме того, что не загружается диск Анны Николаевны и по монитору ее компьютера показывают живую природу я ничего не знаю. Расдухарился, ору на подчиненных, матерюсь – веду себя как дома. Что обо мне подумают! Крепись, дальше зоны.… Тьфу, тьфу, тьфу».

Директор три раза постучал по дереву, шумно, через нос, медленно выдохнул воздух. Вроде успокоился, но чего-то не хватало. Валерий Анатольевич прошел в маленькую, уютную комнатку отдыха, скрытой за дверкой сделанной под интерьер стены и хапнул там полную рюмочку коньяка. Потеплело.

- Можно? – послышалось из кабинета.

Директора слегка передернуло. Где-то в глубине опять завозилось вроде укрощенное раздражение. Со службы в армии, где он дослужился до подполковника, не любил вопрос в такой форме.

- Заходи, Иванцов. Сколько раз тебе говорил – можно Машку за ляжку.

- Виноват, исправлюсь, – потрафил шефу программист – Прибыл по вашему приказанию.

- Не юродствуй, - но ответом остался доволен – на-ка посмотри, почему не загружается.

Директор протянул Иванцову диск. Компьютерных дел мастер уселся за клавиши, пощелкал ими несколько минут и с интересом посмотрел на шефа. В это время в кабинет тихонько вошла Анна Николаевна и, взглянув на Иванцова, сжалась в комок. Женское сердце за версту чуяло беду.

- Валерий Анатольевич, вы уверены, что мы хотим просмотреть именно этот диск? – спросил Иванцов.

- Почему ты меня об этом спрашиваешь?

- Вставленный диск девственно чист, – ответил программист.

Директор с главбухом переглянулись.

- Я на внешней стороне диска, маркером расписалась, – сказала Анна Николаевна.

Иванцов нажал клавишу извлечения, панель с диском выехала из приемного устройства. Все увидели на его поверхности залихвательскую подпись Анны Николаевны.

- В чем тогда дело? – спросил директор.

- Или носитель попал в сильное магнитное поле, или сами стерли информацию, – развел руками Иванцов.

- Ты за кого меня принимаешь? – накинулась на программиста Анна Николаевна – Я полная дура, по-твоему? Думаешь, мне очень хочется гору работы переделывать?

- Ну, клацнули невзначай лишней кнопкой и фук – чистый диск.

- Нет, ты все-таки меня за идиотку принимаешь, - Анна Николаевна в порыве справедливого гнева подступила к Иванцову - Я двадцать раз перепроверяюсь, прежде чем в сейф его положить. Я двадцать лет с деньгами работаю, я…

- Брэк. – остановил ее словесный поток Валерий Анатольевич усаживаясь в удобное, мягкое кресло – Ответь тогда на такой вопрос. Почему компьютер Анны Николаевны на все команды, «живой уголок» показывает?

- Ага, все ясно, зараженная программа в вашем компе зависла.

- Теперь нормальным русским языком, Иванцов.

Директор успокоился совсем. Все же не худший вариант. Информация не будет обитатся неизвестно где, она просто исчезла. Конечно, придется попотеть, восстанавливая данные, но как говориться – лучше дома, чем в гостях у «хозяина». Директор опять три раза незаметно стукнул по журнальному столику.

- В компьютер Анны Николаевны влезла сильная программа, зараженная вирусом. Скорей всего, когда она пользовалась Интернетом.

- Я Интернетом неделю назад пользовалась, – сказала Анна Николаевна.

Иванцов посмотрел на нее как на несмышленое дитя.

- Вирусы разные бывают. Один, медленно осваивается, уничтожая программы постепенно. Другой – скачками хапает. А бывает сразу – хоп и винчестер можно выкидывать.

- Ладно, - махнул рукой директор – всеравно ни хрена не понял. Давай Иванцов еще разок, для очистки совести, проверим, и иди «лечить» агрегат Анны Николаевны.

Иванцов, пожав плечами, привычно забегал пальцами по клавишам компьютера. Спустя секунд тридцать, на мониторе появился текст документов. Иванцов придвинулся к экрану и отвалился на спинку стула.

- Звиздец кутенку, - уныло продекламировал он.

Главбух с директором подскочили к ожившему монитору и увидели меню пропавшей информации – счета, отчеты, номера липовых и реальных договоров, суммы с продаж по заниженной стоимости и полученный с них откат наличными. Список должников черного нала, левые поставки и т.д. и т.п.

- О, - обрадовался Валерий Анатольевич – получилось.

- Спасибо, Иванцов, - Анна Николаевна сориентировалась быстрей начальника – теперь иди, иди, это секретные документы.

Программист посмотрел на нее как на уже расстрелянную.

- Анна Николаевна – это интернетовский сайт и, причем общедоступный.

Последовала сцена из пьесы «Ревизор». После двух минут столбняка, главбух, подломившись в ногах, рухнула на пол. Директора выручила военная выправка. Ну, очень громко выкрикнув матерное словище, Сходил в комнатку отдыха и вернулся с граненым стаканом и литровой бутылкой «Пятизвездной». Даже в такой ситуации он оставался патриотом.

В кабинет ввалила, громко галдя, делегация начальников цехов. Увидев лежащую на полу Анну Николаевну замялись в дверях.

- Не обращайте внимания, - успокоил директор – ей сейчас лучше подольше находиться в бессознательном состоянии.

- Валерий Анатольевич, - обратился к директору начальник разливочного цеха – на всем заводе техника свихнулась. Мы остановили производство, отключив вручную энергощиты. Что делать будем?

- Извечный вопрос России, - директор снял пиджак, галстук, примостился поудобней в кресле, набухал полный стакан водки, медленно, по глоткам выпил его, закурил сигарету – Пить будем, - ответил он на вопрос - Заходи мужики.

В три часа ночи, президента США подняли с постели звонком по прямой связи и попросили пройти в овальный кабинет. Протерев поросячьи глазки, президент рявкнул в трубку:

- Ты на часы посмотри, fuck! Первый ледь, тьфу, мен и лядь, тьфу, леди страны отдыхают, fuck! После тяжелой пьян… тьфу, работы, fuck! с друзь…тьфу, fuck! с иностранной делегацией, fuck! А ты, fuck! мешаешь им набираться сил для новой пьян…тьфу, fuck! самоотверженной работы, fuck!

- Господин президент, министр обороны просил передать слово в слово и написал текст, зачитать? Мне приказано в случае вашего отказа пройти в овальный кабинет, распечатать конверт с запиской.





- Ты уже читал? – президент прикинул, что написанное врядли подходит для общего пользования.

- Нет, сэр.

- Я сейчас к тебе выйду, fuck!

Президент медленно сел в кровати. Из головы еще не ушел пьяный туман, но уже стучали пока еще маленькие молоточки. Рядом заворочалась жена.

- Куда это ты собрался на ночь, глядя? – спросила она с подозрением – Опять эту шлюху, официантку трахать?!

- Чьяб мычала. В овальный вызывают, случилось там у них что-то.

- Знаю я твои вызовы. Припрешься под утро на карачках, всю постель заблюешь.

- Помолчи, дура fu.. – президенту захотелось красиво обматерить жену, но он остановился на полуслове и почесал всклоченную репу крепко призадумавшись.

- Слушай, - обратился он к «любимой» жене – почему у нас так мало матерных слов, душу не отвести.

- Вот и поставь эту национальную проблему перед конгрессом, пидор.

- Да, меня так русский президент называл, - улыбнулся воспоминаниям президент. Вспомнив как русский глава страны, на аэродроме, дал ему попробовать солдатского напитка под названием «Тормозная жидкость». Он потом все документы как в тумане подписывал. Но напитком остался доволен. Где-то у него завалялась фляжка, подаренная военным со званием дембель, говорят авторитет выше, чем у генерала.

Вспомнив о фляжке, президент суетливо подскочил и семеня волосатыми ножками поспешил к бюро, единственное недоступное место для жены, на заказ делал.

- Кстати, что означает «пидор»? – спросил он, у жены роясь в бюро – Я точно не помню, в России мне вроде говорили это – удалец на все случаи.

- Правильно говорили, - жена зло смотрела как муженек что-то хлебает за занавеской, не учтя, что его контуры отлично видно на фоне уличного освещения – Ты настоящий пидор.

Она-то знала истинное значение. Ей рассказал прижавший ее в уголке пьяный прапорщик из охраны. Спутал в темноте с кухаркой. Президентша была удовлетворена встречей в России не одну неделю.

Президент, пошатываясь, вышел из-за занавески, долго стоял, качаясь у бюро что-то соображая, развернулся к стулу, на котором висел пиджак и сунул флягу во внутренний карман. Через десять минут он вышел к ожидающему его у дверей посыльному.

- Давай кон.., кон.., f, f, f,

Посыльный понял президентские потуги и протянул конверт с посланием министра обороны. Президент не гнущимися пальцами начал вскрывать конверт непрестанно факая. Видя тщетность попыток президента, посыльный вырвал конверт, вскрыл его и протянул записку. Президент вслух, по слогам вчитывался в послание:

- Ну, ты, ха-ря, пья-на…- тут он опомнился и жестами отослал посыльного - …я, про-срал стра-ну со сво-и-ми бу-ха-ря-ми дру-жка-ми! Те-пе-рь нас то-ль-ко ле - ни-вый - не за-мо-чит. Бе-гом на со - ве-т.

За этим занятием его и застал разъяренный долгим отсутствием президента министр обороны.

- Так и знал, с нормальными, думающими мозгами ты никогда не бываешь.

Он достал из кармана пузырек, обильно смочил жидкостью носовой платок и на пару минут прижал к лицу президента. Со стороны можно подумать, что чернокожий гигант мучает белого мальчика и последний, судя по вялости движений, уже отдает концы.

Выдержав нужное для процедуры время, министр обороны убрал платок.

- Е, что это было? Меня било, словно током, - спросил президент, обретя способность к связной речи.

- Новая разработка военных химиков для таких козлов как ты, - ответил министр обороны – Пошли, нас давно ждут.

- Сволочь, ты мне весь кайф обломал. Классное пойло на ветер пустил.

Министр, зло, скрипнув зубами, поволок его в овальный кабинет. Там их ждали вице президент, несколько генералов из министерства обороны и министр иностранных дел.

Суть дела действительно оказалась серьезной. Все стратегические ракеты с ядерным боезарядом, пришли в негодность. Вернее сфункционируют они хоть куда, но у всех цели перепрограммированы на Вашингтон и у флота и в шахтах и в ВВС.

- Мы пытались восстановить программы, но как только мы подключались, аппаратура моментально выходила из строя. Наши специалисты сутки копались и ничего не смогли обнаружить. Никто не входил в программное обеспечение, но электроника упорно отказывается работать. Не знаю, на сколько времени мы лишились ядерного вооружения. Если об этом узнают иностранные разведки, а они узнают, слишком масштабна диверсия, то любая страна, имеющая на своем вооружении ядерное оружие сможет диктовать нам свои условия.

- Китайцы нас шапками закидают, - согласился с военспецом министр обороны.

- Так сломайте к черту компьютеры ракет, - президент от страха трезвел на глазах – по наводке будем запускать.

К нему наклонился вице президент и прошептал:

- Заткнись, идиот.

- Не поможет, господин президент, - высказал свое мнение один из генералов. Система запуска, как и система наведения, тоже круто засбоила. Нам придется на руках ракеты до цели нести.

В дверь постучали и после разрешения в дверь вошел посыльный.

- Что у тебя? Спросил министр обороны.

- Депеша из штаба ВВС США.

- Тащи ее сюда.

Посыльный поднес телеграмму и, отсалютовав, вышел. Министр обороны прочел, медленно поднял глаза и, не повышая голоса сказал;

- Господа, мы в полной клоаке. Из штаба ВВС сообщают: полностью отказало компьютерное обеспечение на всей технике военно-воздушного флота.

Вскоре на их столе лежали телеграммы от всех родов войск США. А когда позвонили из штаб квартиры ЦРУ и сообщили, что их база данных накрылась медным тазом, президент не выдержал. Достал из кармана пиджака заветную флягу и на долго к ней присосался. Вице президент хотел, было дать ему в морду, все думают, как страну спасать, а он зенки свои поросячьи заливает. Но министр обороны его остановил.

- Не марайся, пусть народ думает, что у нас все по-прежнему..

Вице президент опустил занесенный кулак и спросил:

- Думаешь надо выводить войска из зон конфликтов пока нам не надрали задницу?

- Ни в коем случае. Будем делать вид, что ничего серьезного не произошло, мол, мелочи жизни, исправимые за пять минут.

- Смахивает на секрет Полишинеля.

- Пустим слух, что это дезинформация для введения противника в заблуждение. Пусть думают, зато у нас появится время поразмыслить над создавшейся ситуацией.

В кабинете президента России собралось представительное собрание: директора ФСК, ФСБ, начальник ГРУ, министр обороны, министр иностранных дел. Заседанию было о чем призадуматься. Донесения оперативников внешней разведки уже неделю удивляли руководство страны. И не верить докладам не было оснований, информация поставлялась независимыми друг от друга источниками.

Президент говорил тихо, с расстановкой, постукивая карандашом по темной поверхности стола.

- Насколько я понимаю, армии всех стран мира остались так сказать, без глаз и ушей. По боеспособности их отбросило примерно в сороковые года. Системы обнаружения противника, ракеты стратегического назначения с ядерным и другим боезарядом – превратились в металлолом. В Америку можно, образно говоря на кукурузнике лететь, лимонками забрасывать – не собьют.

- Одна ракета ПВО, стоит в сто раз дороже деревянной этажерки, - усмехнулся начальник внешней разведки.

- Им теперь не до жиру, быть бы живу, - сказал министр иностранных дел – На штатников столько стран не первый десяток лет зуб точит. Им срочно язык надо тренировать, чужие зады вылизывать. Мошну готовить за грехи расплачиваться. Плохо то, что они запустили довольно таки вредный слушок по отношению к России. Подогревают иностранных послов в Вашингтоне сказками о длинной руке Российских спецслужб. Об открытом якобы нами новом сверхсекретном оружии. И нам на это вранье нечем ответить.

- Да, прецедент исключительный, - согласился президент – получается, мы добиваемся мирового превосходства искалечив технику противника. Отсюда напрашивается вывод – виновник создавшегося положения или живет в нашей стране, то есть россиянин или наш страстный иностранный поклонник. Искать благодетеля в нашей стране, мы сможем более успешно. За границей вся надежда только на нелегалов.

- А стоит ли? – высказался директор ФСК – Он принес нам ощутимую пользу. Мы действительно стали лидирующим государством. При желании можем перейти в статус диктующего условия.

- Надо смотреть вперед, - возразил директор ФСБ – Умник, с такой легкостью «опустивший» мировую армаду, в два счета провернет такой же фокус и с нашей армией. По всем показателям, диктует условия он, а не мы. Вдруг ему захочется пострелять? Направил же он все программируемые ракеты на собственные столицы, и никто не в силах изменить программу. Сами понимаете, во что выльется его компьютерная игра в войнушку.

Президент вопросительно посмотрел на говорившего.

- Вы предлагаете нам самим отключить программное обеспечение в войсках. Я правильно вас понял?

- Разумеется.

- Хороший ход, - подхватил министр иностранных дел – Мы сыграем с мировой общественностью в жест доброй воли и заткнем рот американцам их же методом. Переведем стрелки, намекнув, что штаты могли сами отключится, введя мир в заблуждение и в любой момент могут нас вырубить, приведя свою армию в полную боевую готовность нажатием одной кнопки. С падением коммунистической диктатуры, мы не суем нос во внутреннюю политику других стран в отличии…, не будем показывать пальцем. Думаю, нам скорее поверят. Последние годы из штатов, простите за выражение, говно прет как на дрожжах.. Сейчас они нам яму роют, а грохнутся в нее сами.

- А если все так и есть, как вы говорите? – спросил ГРУшник – И мы невольно раскроем планы америкосов раньше времени? Заставив их таким образом начать действовать? Вы ведь правы, многие страны недовольны, мягко говоря, внешней политикой США. Китайцы с индусами объединятся и вот вам половина населения земного шара. Попрут на америку шапками закидывать. Тогда как, если вы угадали?

- Шаткое положение, - кивнул президент – Предлагаю созвать мировую конференцию и проявить, как предложил министр иностранных дел, жест доброй воли. А спецслужбам бросить все силы на поиски умника, Одному богу известно, что у него на уме, он может нам все банки, службу связи, энергетики на уши поставить. Да вообще всю планету в каменный век вогнать.

На столе президента зазвонил телефон, он поднял трубку, слушал минуты три не проронив ни слова.

- Появятся еще какие-нибудь новости, немедленно докладывайте мне,- повесив трубку, он обвел присутствующих взглядом. – Не знаю, плакать или смеяться. Только что доложили, что все зарубежные частные счета граждан России закрыты, а денежные средства переведены в центральный государственный банк Российской федерации. Я…

Он не успел договорить, телефон вновь позвал его ровным зуммером. На этот раз президент слушал докладывающего гораздо дольше и ничего, не ответив, повесил трубку. Собравшиеся сидели, насторожившись, полученная информация явно была шокирующей. Президент, поставив локти на стол, тер виски пальцами рук.

- Наш доброжелатель не остановился на достигнутом. Он обнулил заграничные счета эмигрировавших в другие страны и получивших иностранное подданство после восемьдесят пятого года. И это еще не все. В Центробанк России начали поступать огромные суммы стран должников. Наш умник не забыл и страны взявшие кредиты еще у СССР.

Я предлагаю выпить коньячку с кофе, взбодриться и подумать, как будем отмываться. Идея с жестом доброй воли теперь уже не пройдет. Умник оказался полным идиотом в политике, широко шагнувший узкий специалист с огромными амбициями. Он поставил всех раком совершенно не подумав о россиянах находящихся за границей. На них могут выместить злобу. Планы меняются. Срочно выходим в эфир по радио и телевидению на всю планету.

- Будем оправдываться? – в голосе контрразведчика слышались возмущенные нотки.

- Вы предлагаете чуть, что сразу в морду?

- Зачем такая экспрессия? Достаточно объяснить, что все за одного не в ответе, и мы не умываем руки, а ищем преступника. Хотя я его так не назвал бы.

- Не поверят, хай поднимут до небес – матрос салагу обидел, - сказал министр иностранных дел.

- Пригласим наблюдателей, - не сдавался контрразведчик – Ну. А если они, почувствовав себя уверенней, дугой выгибаться, начнут, так прямо и сказать – начнется беспредел по отношению к нашим гражданам за границей, Россия будет их защищать. Оставляя право выбора способа защиты за собой.

Телефон опять заявил о себе.

- Честно говоря, уже боюсь поднимать, - сказал президент, беря трубку. – Слушаю, так, так. Спасибо. Могу вас обрадовать, господа, Украина нам больше ничего не должна. Расплатилась сестричка, посадив бюджет в минус. А прибалтийские республики, попросту оштрафованы на крупные суммы за плохое поведение. О чем их главы получили уведомление по компьютерной почте. Причем вернуть штрафы, работники нашего банка не имеют возможности. Обратный ход заблокирован. Вот так, знай наших.

- Разбудили русского мишку, - улыбнулся директор ФСК.

- Что-то мне подсказывает, что это не мишка, а медвежонок не смышленый. Услуги у него по детски медвежьи.

- Растет смена,- не переставал балагурить контрразведчик.

- Не до смеха, - заговорил директор ФСБ. – Судя по последним сообщениям, узкий специалист преспокойно гуляет по секретным архивам и действующим базам данных спец служб. При желании он такую муть со дна поднимет…

- Все понятно, - президент встал. – Прекращаем дискуссию и начинаем работать.

Совещание группы поиска объекта под кодовым названием - «умник», проходило в кабинете начальника отдела информации ФСБ, полковника Вязова. Старшим группы поиска назначили начальника аналитического отдела – полковника Ершова, он и вел оперативное совещание. Вязов сам предложил свой кабинет по причине его больших размеров, но места всеравно всем не хватило.

- Товарищи офицеры, - начал Ершов – задачу вы получили, вводная вам дана. Если нет вопросов, приступайте к работе.

- Разрешите, товарищ полковник, - с места поднялся молодой лейтенант, недавно прибывший в распоряжение аналитического отдела.

- Слушаю.

- На сколько я понял, в зонах технического вторжения не обнаружены повреждения. Не нарушена система защиты, сигнализация на проникновение не сработала. Вообще никаких следов?

- Вы правильно поняли. Есть какие-нибудь соображения?

- Это не под силу одному человеку. За короткое время взломано столько систем, что возникает предположение о большой группе лиц.

- Допустим.

- Не просто большая, а очень большая. При таком количестве людей, утечка должна была произойти еще на подготовительном этапе, иначе мы ищем не людей, а роботов. Лишенных всяких эмоций и свято чтящих обет молчания.

- К чему вы клоните, лейтенант? – спросил Вязов, - Что диверсию провела закрытая секта?

- Это тоже невозможно, - лейтенант понял, что сам путается. – Секты и общины образуются путем скопления людей вокруг одного лидера и не допускают двоевластия. В больших же группах творческих людей, собравшихся на добровольных началах – начальственность даже одного человека приведет к расколу в кратчайшие сроки.

- А если ученых согнали в одно место под дулом пистолета? – спросил капитан из отдела информации.

- Работа не будет продуктивной, затянется на годы.

- Можно шантажировать насилием над родственниками, - представил вариант капитан.

- Тогда мы точно давно бы знали, откуда ветер дует, – ответил лейтенант.

- Все, лейтенант, - встал полковник Ершов – кстати, как ваша фамилия?

- Лейтенант Шарапов, товарищ полковник.

- Так вот, Шарапов, - полковник усмехнулся в густые усы – вы выдвинули предположение и сами его опровергли. Давайте-ка рассуждать на рабочих местах с техникой под рукой. О появившихся зацепках, немедленно докладывать командирам подразделений. Освещая пусть даже догадки, для всей поисковой группы. В семнадцать ноль-ноль, сбор в кабинете начальника информационного отдела, полковника Вязова Андрея Константиновича. С этого момента, мы все находимся на казарменном положении до получения положительного результата. Разойтись.

Сутки прошли безрезультатно. Некчему было прицепиться, не за что было ухватиться, казалось, сотрудники работают в стерильной комнате. Прямая связь с Кремлем, раскалилась до предела. Всемирную конференцию назначили на пятницу и в запасе у поисковиков оставалось три дня, президенту нужна была срочно хоть какая-то информация. Ехать на конференцию со словами – не виноватая я или моя хата с краю, ничего не знаю, главе огромного государства не подобает. Тем более, что умник не сидел на месте. Океан кишел всплывшими на поверхность подлодками, капитаны военных кораблей вынуждены идти в порты назначений по навигационным картам. Делая привязку на месте чуть-ли не по звездам. Американцы пробовали отключать компьютеры Пентагона от внешней телефонной сети и спутниковой связи, загрузив в них программы по новой – увы, это не привело к положительному результату. Неуловимый диверсант прислал им непонятную записку: «Поздно пить боржоми, когда почки сдохли». Специалист по лингвистике указал им на явное русское происхождение выражение. Хотя прийти к такому выводу мог и обыкновенный школьник – послание было написано на русском языке. В правительстве США рвали и метали, но ничего не могли сделать. Соваться в Россию с ультиматами боязно, привыкли гавкать из-за океана имея за спиной хотя бы пару десятков крылатых ракет с ядерными боеголовками. Трясти ими при первой возможности.

К концу вторых суток бесплодных поисков, в кабинете Ершова раздался звонок.

- Полковник Ершов, представился он, ответив на звонок.

- Борис Васильевич, полковник Вязов беспокоит.

- Слушаю вас, Андрей Константинович.

- Тут ко мне лейтенант Шарапов с интересной идейкой зашел, мы к тебе поднимемся через минутку.

- Мог и не звонить, Андрей Константинович. Жду.

Ровно через минуту, секунда в секунду, дверь кабинета начальника аналитического отдела открылась, и в него вошел Вязов.

- Ждешь?

- Не успел, ты как обычно, секунды на условленное время не набросишь. Чайку?

- Не откажусь. – Вязов обернулся – Заходи лейтенант, чего топчешься. Мы сюда не чаи гонять пришли, а тебя послушать.

- Выкладывайте, Шарапов, – сказал Ершов, пододвигая ему чашку ароматного чая.

- Я считаю, что к поиску следует привлечь гражданских, - лейтенант продолжал стоять, ожидая реакции на кощунственное предложение.

- Не понял,- Ершов застыл с поднятой чашкой в руке. – Да садись ты, голову еще задирать на такую каланчу. Ты что же, считаешь, военные специалисты хуже гражданских работают? Под уставным гнетом и потому прогресса нет?

- Не кипятись, Васильич, - встрял Вязов – дай Шарапову договорить.

- Привлекать требуется не просто гражданских, а молодежь. Не старше двадцати пяти лет.

Ершов призадумался, не забывая прихлебывать чай, поглядывая на Шарапова.

- Сядь, шея уже болит – это приказ, – лейтенант сел – Обоснуй.

- Анализируя…

- Ишь ты, анализируя, - перебил его Ершов – Слышь Андрей Константиныч, не в тот отдел лейтенант попал, заберу я его к себе.

- Нам тоже ребята с аналитическим умом нужны. Не перебивай его, дай договорить. Продолжай, Шарапов.

- Анализируя действия умника, я пришел к выводу – они больше напоминают выходки получившего полную свободу юнца. Логичны, не лишены смысла, но без оглядки на последствия. Ощущение такое, что пацан получил в руки волшебную палочку и машет ею во все стороны. Подозреваю, волшебной палочкой является найденный им особый канал, который мы не можем засечь. Чтобы выйти на этот канал, надо иметь структуру мышления аналогичную с умником или близкую кнмеу.

- Знаешь, Шарапов, ты не первый кто пришел к такому выводу, - Ершов посмотрел на Вязова и ткнул пальцем в потолок – Шеф его опередил. Раз мнения молодого и старого совпадают – стоит к нему прислушаться. Надеюсь, вы компьютерщики всех хакеров прошерстили?

- С них начали, Васильич, - ответил Вязов.

- Вот вам и карты в руки. Выберите из них наиболее подходящих и к нам на иждивение.

- Товарищ полковник, - взял слово Шарапов – Я уже докладывал, принудительно мы ничего не добьемся, подход нужен.

- Ты списочек принеси, а уж аналитический отдел себя не посрамит, найдет подход.

Артем Дмитриевич Невзоров, двадцати двух лет отроду, светловолосый, симпатичный, спортивного телосложения, сидел второй месяц в камере следственного изолятора ФСБ. За ним столько накопилось грехов и грешков, что даже такая всесильная организация не хотела далеко его от себя отпускать. Промышлял Артем хакерским ремеслом. По началу гнало любопытство, затем профессиональный интерес, а потом засосало. Артем считал, что не придумали еще такой защиты, которую он не смог бы взломать. Пробивание кодированной брони – вот его конек. Не забывал, конечно, и о себе. Открыл счет и не где-нибудь, а в самом крупном банке Лозанны, перекачивал себе деньжат понемногу, не привлекая внимания. В наглую открывая счет в известном банке, рассудил так – в банки оффшорной зоны на Кипре и ему подобные лезут все кому не лень. Такие «кошельки» держат под наблюдением, наверное, все спец службы мира и как не шифруйся, рано или поздно тебя найдут. А у крупных, авторитетных банков, кроме репутации в наличии и приличная система охраны. Артем сам проверял. Он не поленился вполне легально положить деньги на открытый счет, правда, пришлось сделать себе перевод от неизвестного миллионера на десять тонн баксов – временный и вполне оправдавший себя риск.

Деньги Артем перекачивал себе на счет в процессе чьих-нибудь крупных сделок, а не с банковских счетов. Особенно нравилось бомбить левые переводы. Прыгают денежки, по счетам заметая концы, а за ними воробышек, поклевывая по кусочку. Поди, разбери, почему произошла усушка, не всякий полезет разбираться по поводу воровства с ворованных денег. Артем создал прекрасную программку под названием «Робин Гуд» и забросил ее в десяток транзитных банков. Программа начинала работать в том случае – если переведенные денежные циферки сразу получали команду отправляться дальше. «Робин Гуд» смело кидался в погоню неся противнику незначительные потери. Естественно у конечной точки он притормаживал, сплевывая с досады, ставил заслон капканчиков, отправлял «пленных» в свой замок, а сам возвращался в засаду.

Обнаружить программу можно только порядочно повредив собственные «окна», она напоминала «зайца» прыгнувшего в поезд на ходу и по ходу движения, выпрыгнувшего с чужими вещами.

Жить Артем не мог без решения ребусов по взламыванию компьютерных защит, любимая развлекуха на всю жизнь. Позывной Артема в сетевой среде хакеров – Кот, и словно в поговорке: Сгубило кошку любопытство. Влез Артем в архивную базу ФСБ и так зачитался преинтнреснейшими документиками, что значительно передержал дозволенное время. А дальше по накатанной. «Архангелы» не заставили себя долго ждать и много чего любопытного нашли у него дома. ФСБешники удивились и обрадовались, узнав, что несколько раз именно Артем облегчал их многоходовые банковские переводы подставным фирмам, работавшим на нелегалов. Но это еще надо было доказать. Федералы не знали о программе «Робин Гуд», они оказались именно тем неизвестным миллионером, у которого Артем «занял» денег на открытие счета в Лозанне.

Дверь камеры клацнула несколько раз и в дверном проеме появился опостылевший вертухай.

- Невзоров на выход.

Артем не спеша, поднялся. Допросы тоже уже обрыдли до тошноты. Встряхнул, пустую пачку сигарет, подумав, что надо бы свистнуть у следака курево, выбросил, пустую картонку в парашу и, заложив руки за спину пошел к выходу.

Его вели мрачными закоулками с многочисленными поворотами не меньше десяти минут. Вывели в чистые коридоры, мало, чем отличающиеся от больничных и подвели к приличной, если бы не прикрытый металлической створкой глазок, двери.

- Лицом к стене, - пролаял вертухай. – Заходи.

Артем зашел в светлую комнату с нормальными, деревянными стульями и столом. У стены стоял немного затертый диван с журнальным столиком и старыми газетами на нем. Справа от входа, в стену вмуровано большое прямоугольное зеркало.

- Уля-улю, - Артем постучал согнутыми пальцами по зеркалу – Юстас Алексу, чашку чая, пачку моих любимых сигарет и бутерброды. Да, чуть не забыл, и звонок в комиссию по правам человека.

Подойдя к дивану, плюхнулся на него схватив первую попавшуюся газету.

Ильина Яна Владимировна, двадцати летняя студентка МГУ факультета журналистики. Стройная, не смазливая, но с изюминкой, интересная деваха. Увлеклась компьютером с десяти лет, когда ее отец, лингвист, кандидат наук по германской группе языков принес домой умную машину для работы над докторской диссертацией.

Девчонке очень понравилось новое приобретение семьи и папаша вернувшись, домой, обнаружил полный бардак в занесенной в компьютер части будущей диссертации.

Имея от рождения мягкий, оптимистичный характер, отец Яны порадовался, что не много загрузил в компьютер и попросил дочь дальше игровых окон не залезать. Но на всякий случай поставил пароль.

Какого же было его удивление, когда он, спустя неделю, усевшись за рабочий стол, не смог найти свою работу на рабочей панели. Диссертацию Ильин старший обнаружил в корзине, вернее только ярлык от нее. Мягкий папаша наливался не привычной для него краской гнева.

Зная равнодушное отношение жены к новомодной технике, отец Яны прошел в комнату дочери и встал в дверях фыркая как отправляющийся паровоз девятнадцатого века, считая, что выглядит страшно и гневно, на большее он был не способен. Янка сидела, кокетничая перед трюмо. Увидев в отражении зеркала папку-самовара, достала что-то из ящичка и подошла к нему.

- Папочка, не сердись, говорят от напряжения удары случаются. А диссертацию я на дискетку загрузила, возьми, - она протянула черненький квадратик. – На нее три твоих работы влезет. Я посмотрела, там ничего так сказать многобайтового, одна писанина.

- Доча, ты и пароль сломала? – ошарашенный папаша присел на стул.

- Прости папуля, как-то само-собой получилось.

Утром, не взирая на школьные занятия и протесты жены, Ильин старший взял Яну с собой на работу и отвел к своему другу программисту. Дядя Паша стал и для маленькой Янки лучшим другом и наставником. В тринадцать лет она уже сама составляла программы для игр, постепенно расширяя круг своих интересов, В девятнадцать граница этого круга соприкоснулась с границей зоны интересов федеральной службы безопасности России. Совсем не маленькая и далеко не наивная девушка решила посмотреть, чем живут кремлевцы, и влезла через службу безопасности в камеры скрытого наблюдения.

На первый раз отмазалась страшилками и была взята под пристальный присмотр федералами.

Спускавшуюся по ступенькам от университета Яну, встретили двое из ларца одинаковых с лица.

- Ильина Яна Владимировна? – спросили они.

- С кем имею честь разговаривать? – ни чуть не испугавшись хмурых лиц, ответила вопросом на вопрос девушка.

- Федеральная служба безопасности, просим проехать с нами.

Один из них попытался прихватить девушку под локоток. Яна отдернула руку.

- Потрудитесь предъявить удостоверения и объясниться, - увидев потянувшуюся опять было руку, добавила – Сейчас, как заору «насилуют» и начнут брыкать ногами и руками, менты поганые, наши ребята вашими мордами весь захарканный асфальт вытрут.

Федералы скосились на задерживающихся возле них студентов. Не хотя достали из пиджаков красные корочки.

- Вас хочет видеть Вязов Андрей Константинович, вы его знаете. Ваши родители в курсе, можете позвонить и убедиться, - ей протянули мобильный телефон.

- Свой есть.

Яна набрал домашний номер. Отец действительно был в курсе происходящего и заверил, что визит не несет для нее неприятностей.

- Сразу не могли по человечески. Фильмов насмотрелись нквдешники гребанные.

Яна подошла к передней дверце и уселась рядом с водителем хлопнув дверцей.

- Вы не могли бы пересесть на заднее сиденье? – спросил один из провожатых.

В ответ Яна молча опустила кнопку блокиратора дверей. Федералы насупившись, уселись сзади. Видать у них были свои инструкции и нагнетание обстановки в них не входило.

- Привет, - сказала Яна входя в камеру-комнату к Артему.

Артем повернулся к ней, оглядел ее долгим взглядом.

- На следачку ты вроде не похожа.

- Это значит у нас вместо здрасьте, - Яна огляделась.

Комната как комната, минимум обстановки, на журнальном столике четыре чашки, лишь одна полная, пустой поднос с крошками, пачка сигарет Винстон и пепельница с окурком.

- Ты кто такая? – спросил Артем.

- Тот же вопрос я могу задать и тебе.

- Я государственный узник,- с пафосом ответил Артем.

- Бедняжка, мне тебя пожалеть?

- Себя пожалей, раз сюда попала.

- Как попала, так и выйду, - Яна просекла ситуацию – а вот ты, любезный, судя по тому, как ты с нетерпением ждешь следователя, еще посидишь.

- Так какого рожна ты в камере делаешь?

Яна ответить не успела, в комнату вошли еще два человека. Один сутулый, невзрачный, с толстенными линзами в очках. Второй натуральный попандопала современного разлива, вся одежда как с чужого плеча

Сутулым очкариком был Мойша Яковлевич Блумберг, младший и единственный сын в многодетной еврейской семье. По всему видать все жизненные соки родителей ушли на пятерых старших сестер. Те наоборот отличались пышными формами и частенько шугали болезненного братца. Из-за постоянных понуканий сестрами и дворовыми мальчишками, Мойше все больше нравилось дружить только с собой. Он не замыкался в себе. он учувствовал во всех общественных мероприятиях, своим вторым я – придуманным. Протирая спортивные штаны на скамейке в спортзале на уроке физкультуры во время игры одноклассников в футбол или баскетбол, Мойша представлял себя этаким еврейским Джорданом. Смотрел фильмы – представлял себя в образе в зависимости от жанра. Мелодрама – он герой-любовник, боевик – он супермен или мастер боевых искусств. Очень ему нравились фильмы с Бандересом, особенно про зорро. В нем Мойше казалось отражается его судьба. Он тоже, сейчас претворяется слабеньким и незаметным, но придет время и он расправит крылья. Правда, час «Х» все не наступал и не наступал.

В пятнадцать, Мойша впервые предстал перед компьютером и его фантазии получили отображение на экране монитора. Двигая мышкой он управлял могучим героем, разбивая в хлам монстров и злодеев. Он мозг, а игровые герои – его руки и ноги. Мойша пропал для семьи, утонул в проруби компьютерной жизни. Набрав стопки литературы по информатике, зарылся в них как крот, забросив учебу и начихав на выпускные экзамены. Приходил на урок, клал очередную книгу по компьютерам на колени и забывался на сорок пять минут. Звенел звонок и Мойшу сдувало, телепортировало из-за парты в класс информатики. За то, что он вылизывал чуть-ли не языком компьютерный класс, преподаватель пускал его не обращая внимания на упреки директора школы.

- Хорошо, не буду его пускать. Найдет лазейку в другом месте и где вы его будете тогда искать? Так хоть на глазах всегда и в классе чистота. – говорил преподаватель.

И остальные учителя, видя фанатично горящие глаза Мойши, вынуждены были с ним согласиться.

Родители Мойши рвали волосы на голове. Сын не получил полного среднего образования. Кем он станет? Пойдет подметать улицы? Или еще того хуже – работать на завод?! Будет пить водку и похабно разговаривать? УЖАС!

Мойша думал, что если к воплям предков присоединятся сестрички – он убежит из дома. Но габаритным девицам было не до непутевого шалопая братца. Они готовили себя к выгодному брачному гешефту, и провернуть дельце с женитьбой требовалось как можно скорей. Пушные телеса грозили стать необъемными и рвать корсеты как тузик грелку.

Но, не смотря на предрекаемое родителями черного будущего, Мойша через год, после того как вылетел из школы, купил свой первый компьютер и начал снабжать семью деньгами. Изрядно потерявший волосяной покров на голове папаша, тщательно принюхивался и посматривал на руки сына пугаясь еще больше за сына и свою репутацию. От Мойши не пахло спиртным и на руках не появились мозоли, а деньги регулярно поступают в бюджет семьи. Неужели его сын вор?! Ведь он не просил многочисленную родню пристроить Мосю на теплое местечко. Откуда столь странный доход?!

Мама Мойши, в отличии от супруга наоборот изрядно обволосевшая и давно бросившая безнадежную борьбу с густыми усами, замучила сына расспросами. Абсолютно не веря в сущую правду ответов Мойши. Ну, скажите, кто из нормальных людей поверит, что нажиманием кнопок можно хорошо зарабатывать? В конце концов, мама махнула на сына рукой, рассудив вполне в духе нации: Если сын не хочет говорить правду, то пусть он хотя бы приносит больше денег. Старым родителям будет, на что посылать передачи, в тюрьме очень плохо кормят.

В двадцать лет Мойша на конец купил себе квартиру и съехал от родителей и попрошаек сестер так и не вышедших замуж. Пообещав; что он будет снабжать их деньгами, но попросил не мешать ему их зарабатывать.

Мойша давно был взят на заметку федеральной службой безопасности, в бессилии клацающих зубами.

Мойша зарабатывал тем, что переделывал посредственные компьютерные игры в увлекательные и по настоящему «убойные». И размноженные «пиратами» копии с пометкой М.Я.Б.(инициалы Мойши) расходились на ура.

Как тут подберешься к умному еврею? Он не штампует диски, не продает. Подумаешь купил и раскурочил диск по своему разумению. Деньги уплачены, вот чек и я хозяин-барин.

И все же с ФСБ игры ничем хорошим не заканчиваются. Провернули Федералы легкую провокацию. Получилось Мойша по неволе, невзначай, сдал один из заводиков по штамповке пиратских дисков и повис Мойша на крючке у спец служб.

При допросе, Блумберг просил называть его Мишей. Он с нетерпением ждал двадцатипятилетия, чтобы вместе с паспортом поменять имя доставившее ему много неприятных моментов.

В торой вошедший в комнату экземпляр, Казалось хотел показать все надетые на него элементы одежды. Рубашка вылезала из-под пиджака покрывая верх брюк, не доходящих до щиколоток сантиметров двадцать, выставляя на всеобщее обозрение ядовито красные носки. Из расстегнутого до пупа ворота, бросалась в глаза цветастая футболка. Рукава зеленого пиджака подвернуты, обнажая синюю в желтую полоску подкладку. Лакированные, черные, узконосые полуботинки, сверкали на загляденье самому придирчивому строевому прапору.

Манера одеваться Михаила Николаевича Сухова, в среде хакеров позывной – Саид, вполне соответствовала выражению его лица. Раздолбай – одним словом. И не сомневаясь можно было вместо Сухова – Саида, ответить на вопрос где его расческа: Расческа? А что это такое?

Прославился Саид тем, что по черному хулиганил в сети. Устраивая «китайские ничьи» во многих серьезных сделках нечистоплотных по его разумению бизнесменов. Сметая с доски переговоров все фигуры или переставляя их так, что там сам черт ногу сломит.

У многих «клиентов» Саида чесались руки зарыть гаденыша по шею в асфальт, но Сухов великолепно обрубал хвосты и на него не могли выйти.

Увидев Мишку, Артем поднялся с дивана и, распахнув объятия, пошел на встречу.

- Саид, какими судьбами тебя занесло в эту черную дыру?

- Стреляли, – ответил Саид пожимая товарищу руку.

- А серьезно?

- Феды намекнули, что в случае не согласия, то-есть не получив обоюдного не сопротивления сторон, они сдадут Саида Абдуле. Что принесет Сухову неизгладимые печальные образы в виде кровавых мальчиков.

- Гавнюки, методы не меняются с появления охранки царственных особ, - Артем показал зеркалу вытянутый из кулака средний палец.

- Погоди, мой друг, - сказал Михаил, отодвигая Артема в сторону, - Как я понимаю, вы с дамочкой слопали и выпили предназначающееся для всех. Неприглядная картинка. Я как назло просидел в клубе за компом всю ночь без маковой росинки во рту, а на выходе меня с нетерпением ожидали вороны.

- Мишка, еслиб я знал о твоем приходе, то обязательно оставил пару бутербродов. – Артем развел руками – Прости, но ты не прислал визитку с предупреждением о визите. Честно говоря, я думал меня привели на допрос и немножко похохмил. Представляешь мое удивление, когда Федералы притаранили целый поднос хавки и целых четыре чашки чая. Ну, никак не мог предположить появление честной компании. Сам понимаешь, после тюремной баланды – крыша едет от вида цивильной еды.

Артем приблизился к зеркалу.

- Момент, сейчас попробуем исправить допущенный промах, – он постучал по отражающей поверхности – Нельзя ли повторить в более соразмерном количестве, чай не птичек кормите. И сладкого принесите, функционирующему мозгу нужен сахар.

Ершов и Вязов улыбнулись выходке Невзорова, наблюдая за компанией. Пожилой прапорщик охранник, резко отпрянул от стекла. Артем постучал как раз вровень с его носом.

- Придурки, войти и огулять «демократизатором» чтоб знали свое место, - проворчал он.

Вязов строго на него посмотрел и сказал:

- Принесите им все, что они просят, и килограмм пять леденцов.

Прапорщик застыл с выпученными от удивления глазами. Такое на его практике случилось впервые.

- Не стойте столбом, выполняйте, - повторил приказ Андрей Константинович.

- Зачем им столько конфет? – спросил Ершов, когда прапорщик вышел.

- Я за своими заметил, - пояснял начальник информационного отдела – не знаю, как назвать, привычку, способ заземляться от компьютера, любят они во время работы что-нибудь долго играющее во рту держать. Я им сам раз в два дня ведерко с этими, новомодными петушками выставляю

- За свой счет? – поднял брови Ершов.

- Разбежался, за счет отдела. Альтруизм в армии не в почете, тем более в нашей службе. И веришь, Васильич, работоспособность повысилась на пятнадцать процентов. Шарапов подсчитал, все анализирует. Курящие за дежурство по две пачки сигарет выкуривали, а как конфеты появились – половины не осиливают.

- Понятно, - сказал Ершов, поглаживая усы – на подобии попкорна в кинотеатре.

- Похожая аналогия, - согласился Вязов.

- Как тебе ребята, Константиныч? - перешел к делу Ершов – Мой отдел выдал заключение, что это самая перспективная четверка.

- Жизнь покажет, Васильич. Пойдем к ним, побеседуем. Думаю, они давно поняли, что мы их о чем-то просить будем. Спорим торговаться начнут?

- И спорить не буду, дураку понятно, - ответил Ершов. – Кстати, подумай на счет Шарапова. Он у меня в отделе больше пользы Родине принесет.

- Не отдам, - был краткий категоричный ответ.

Дверь открылась, но вместо ожидаемого компанией заказа, в помещение вошли двое в штатском. «Седой» и «Таракан» - сходу в уме приклеил ярлыки к Вязову и усатому Ершову Сухов.

- Познакомились? – спросил Ершов, стараясь растянуть усы в улыбке.

- Не успели, - ответил за всех Артем на правах старожила.

- Это поправимо, - Ершов сел на диван, закинув ногу на ногу – Начну с девушки. Яна Владимировна Ильина, будущая журналистка. Имя в Интернете – Юла. Напротив меня, - он указал на Мойшу – Михаил Яковлевич Блумберг, частный предприниматель. Имя в интернете не имеет. Экзотично одетый молодой человек…

- Чем вам не нравится мой внешний вид? – возмутился Сухов – На вкус и цвет – товарищей нет. В конце концов – это посягательство на свободу личности.

- Помилуй бог, Михаил Николаевич, ваша свобода нам не нужна, вы пока не затрагивали своим хулиганством сферы наших интересов. Мы больше печемся о вашей безопасности, - не двусмысленно намекнул Ершов – Позволите, я продолжу? Спасибо.

Блюститель прав человека никто иной, как Сухов Михаил Николаевич. Без определенного рода занятий.

- Я свободный художник, - вставил Сухов.

- В Интернете отмечен позывным – Саид, - не обратил внимания на реплику Сухова Ершов. – Последним в списке…

- Никогда не был последним и второстепенным, - теперь обиделся Артем – Иначе на хрен я вам тут нужен был бы.

- Не стоит так реагировать на формальности. Перед вами Невзоров Артем Дмитриевич, имя в Интернете – Кот. Без определенного рода занятий.

Более подробно, вы познакомитесь в процессе общения.

- А если я не хочу знакомств и общений? – спросила Яна – Контакты с вашей организацией, ничему хорошему не приводят.

- Может вы нас сначала выслушаете? – вмешался Вязов.

- Меньше знаешь – лучше спишь и дольше живешь, - сказал Сухов.

- Лично мне ваши тайны на сто лет не нужны,- поддержала Сухова Яна – Из них кроме «дела» ничего не сошьешь.

- Да? – удивился Ершов – Зачем же вы тогда Яна год назад скачали несколько файлов из нашего архива?

- Ошибки молодости.

- За год вы значительно повзрослели, – иронично улыбнулся Ершов – Мне кажется, что на этот раз наша просьба, я подчеркиваю – просьба, заинтересует и вас. Более подробно, так сказать на одном с вами языке, суть дела объяснит Андрей Константинович. Прошу вас, коллега.

Вице президент и министр обороны США, сидели на балконе выходящем во внутренний парк белого дома и курили сигары крученные пальцами кубинок.

- Как ты думаешь, Дейл, если Россия действительно нипричем в этом хаосе, их президент заверял о полной непричастности властей России, то кому это надо? Палка ведь о двух концах, - спросил министр обороны.

- Ничего не приходит в голову, Рок. Дождемся курьера от нашей делегации наблюдателей и начнем делать выводы.

- Русские обещали отключить и обесточить все ядерное вооружение – идиоты! – министр обороны стукнул себя по коленке – Я бы на их месте послал всех к чертям собачьим. Иметь такое преимущество и не воспользоваться им!

- Мой бог, какие вы все военные деревянные. Ты только сам говорил о палке с двумя концами. С момента начала перестройки их население проредилось на половину, потери сопоставимы с затяжной войной на несколько фронтов. Россия еще не скоро оправится от демографического кризиса. Мигранты из ближних республик не выход. Возможно, от России останется лишь название, а русских занесут в красную книгу.

- Приятно, что мы тоже приложили к этому руку, - министр обороны смочил кончик сигары в виски – Придет время, и мы ее развалим на мелкие кусочки.

- История показывает, Рок, что все кто рассуждал как ты – плохо кончали. Россия вопреки всем прогнозам от побоев крепчает, подобно Фениксу – восстает из пепла.

- Плохо кремировали, - министр обороны всем своим массивным телом повернулся к вице президенту – Я не пойму, ты русофил?

- Нет, Рок, я смотрю фактам в лицо. Даже в твоей долбаной армии нельзя не учитывать противника, а в политике надо знать о противнике даже то, что он сам про себя не знает. Наши лихие наскоки в Азии прошли только потому, что развалился советский союз. Вспомни Вьетнам. Наша великая страна, будем честны перед собой, улепетывала только пятки сверкали. Годы никчемной бойни на территории меньше нашего среднего штата и десятки лет вытирания соплей после. Не вьетнамцы победили тогда – кучка русских советников.

- В Афганистане русские тоже обосрались.

- Не они, Рок, не они, а придурки, желающие хапнуть пусть не много, но сразу. Да и желания у русских не было. Ты говоришь – тебе бы их сегодняшнее преимущество и что ты с ним будешь делать? Тебе, прости, как горилле, надо в грудь себя постучать, поорать на все джунгли, дубиной над слабым помахать. А им хочется порядок у себя дома навести, чтоб не мешал им никто, не лез с советами.

Министр обороны покосился на вице президента.

- Не смотри на меня так, патриот я, патриот. Я хочу блага своей стране, а оно заключается в том – чтобы не лезть с пакостями в Россию. Все дерьмо обратно к нам возвращается. Ведь мы, почему подгаживаем России, а не ведем открытой враждебной политики? Потому, что боимся. Боимся ее спящей силы и мощи, боимся ее авторитета, ее возрастающего влияния на мир. Вспомни времена холодной войны. Стоило только выйти на людное место и крикнуть на всю Америку – РУССКИЕ ИДУТ! И вся страна от страха в собственном говне захлебнется. Боже, американцы семидесятых все с ума посходили, строя убежища, запасаясь провиантом на случай войны. Почему? Ответь, Рок, почему штаты постоянно балансируют на грани, так и норовят перегнуть палку. Я уже треск слышу. Ох, надоедят все наши поползновения русскому мишке, встанет, встряхнется и устроит нам кузькину мать по завещанию Хрущева.

- Правда, было такое завещание? – спросил министр обороны.

Вице президент посмотрел на него как на больного.

- Не забивай себе голову и забудь все, что я сказал. Делай то, что хорошо у тебя получается.

За поворотом круговой внешней террасы раздался звон стекла и показался двигающийся зигзагами президент.

- О, наш пидор нарисовался. Этот придурок, хотел лететь вместе с делегацией наблюдателей, разборки с Россией вести, а как узнал, что самолеты летают по примитивному радиомаяку – позеленел от страха.

- Дейл, зачем он вечером солнцезащитные очки надел? – спросил министр обороны.

- Это синяки, Рок. Похмелившись с утра, он решил съездить в китайское и индийское посольство. Синяки – результат его визитов.

- Зачем он к ним поперся?

- Он решил, что если объединиться с половиной численности мирового человечества, то Россия не страшна и с ядерными боеголовками.

- Ну, послушали бы его детский лепет и отпустили с богом, зачем же в морду бить?

- Он решил польстить китайскому послу и сказал, что раньше у них был Великий кормчий, а теперь у них Великий пидор. Соответственно заработал пяткой в глаз.

- В оба?

- Нет. Во второй глаз он поймал в индийском посольстве. Приезжает, в голове гудит после китайской пятки, выпить хочется и он предлагает сходу послу: Давай выпьем как пидор с пидором на брудершафт и расцелуемся в знак вечной дружбы. Результат на лице.

Подожди, он подойдет поближе, и увидишь его левое ухо, натуральный виниловый диск. Это он служанке со Шри-Ланки, поднимавшей его после свинга в индийском посольстве, сказал, что она одна здесь настоящая пидорасиха.

- Позор! – министр обороны схватился за голову – Вся планета знает русские ругательства. Все, кроме нашего пидора.

- Теперь хотелось бы услышать ваше мнение о рассказанном, - Вязов сел рядом с Ершовым, устав от долгой речи.

- Круто! – восхитился Сухов.

- Даа, - мечтательно протянула Яна.- Лазает по мировой сети, зависает в секретных файлах и ни одного следочка в обратку. Шиш вы его поймаете.

- Юла, неужели ты еще не поняла? – обратился к Яне Артем – Ловить его предлагают нам. Или ты думаешь, нам за красивые глазки федералы поплакались в жилетку? Собрали нас здесь потому, что выговориться больше не перед кем? Я правильно кумекаю, Андрей Константинович?

Вязов невозмутимо кивнул головой. Оба полковника сидели молча, не скрывая своего интереса начатым обсуждением.

- Я братьев по интересам не предаю и не сдаю, - высказал один из своих принципов Сухов.

- Саид, федералы не подходят под этот критерий, они тебя сдадут, не моргнув глазом, - напомнил Артем.

Сухов поник головой в тягостных размышлениях, но через несколько секунд его глаза вспыхнули злым огоньком.

- А пусть найдут сначала. Саида наш брат хакер по всей необъятной России знает и за бугром друзья имеются – пропасть не дадут.

- Ты отсюда будешь выходить, а тебя уже ждать будут, - бросил ложку дегтя Артем.

- Неужели они опустятся до такого скотства? – возмутилась Яна.

- У спецслужб нет тривиального чувства стыда, - ответил Артем, закуривая сигарету – покрывают свои не благовидные поступки простеньким девизом; «Для достижения цели – все способы хороши» или еще проще «цель - оправдывает средства».

Все горячо обсуждали вероятные изменения судьбы в случае отказа, не переставая нахваливать неизвестного, поставившего всю планету на уши. Не вступал в дискуссию только Мойша-Михаил, обломанная еще в детстве гордость, не вставала преградой к рассмотрению вопроса со всех сторон. Он сидел на стуле молча, покусывая дужку очков с толстенными стеклами.

- Молодые люди, - Ершов решил прекратить затянувшиеся прения – ничего, что мы тут сидим? Не мешаем нас грязью поливать?

- Вам не привыкать, - не удержалась от колкости Яна.

- Что, правда – то, правда, – согласился Ершов – Не буду читать вам лекций про наши героические будни, уверен, вы и сами понимаете – не будь нас, в стране давно начался бы бардак. И половина сплетен относительно служб безопасности – откровенное вранье, а вторая половина строится на домыслах дилетантов и крикунах, зарабатывающих себе дешевый авторитет. Я не оправдываюсь, констатирую факт.

Честно говоря, мне надоело выслушивать, как вы переливаете из пустого в порожнее, я был о вас более высокого мнения. – Ершов посмотрел на Мойшу – Очень хочется послушать до сих пор молчавшего Блумберга. Мне кажется, у него есть какие-то толковые мысли. Не стесняйтесь, Миша, выкладывайте.

- Собственно выкладывать нечего, - сказал Мойша, выпустив изо рта бедную дужку – Главное чтобы незнакомец не потерял контроль. События могут принять лавинообразный характер. Ему понравится роль вершителя судеб и каким бы он не был патриотом, Россия тоже пополнит список ущербных. Стране придется полностью перейти на дегрессированные технологии. Вы не пробовали, - обратился он к федералам – поквартально отключить энергию?

- Для того чтобы осуществить ваше предложение, надо быть уверенным, что умник находится хотя бы в России, - ответил Ершов. – Мне нравится, что вы правильно оценили ситуацию. Мир не может зависеть от капризов одного человека, возможно сумасшедшего. Чем это грозит людям – легко представить.

- Мне мое будущее тоже не представляется в радужных тонах, - высказался Артем. – Я хочу получить гарантии, что при успешном выполнении поставленной задачи – преследования мой персоны вашей службой прекратится.

- И я хотел бы услышать приятную новость, - согласился Сухов. – Веселенькое дело, пока я мир от бузотера спасаю – на меня злой чечен кинжалы точит, а федералы у него в роли «барабана».

Вязова передернуло от неприятного сравнения, он посмотрел на Ершова играя желваками. Андрей Константинович знал о провокациях ФСБ, но ему претили не чистоплотные делишки родной службы. Его дело просеивать огромный поток информации, отделяя зерна от плевел. Просчитывать и вырабатывать тактику, пусть даже грязную – работа аналитического отдела.

- Мы готовы выполнить ваши требования, - в отличие от Вязова, Ершов отнесся спокойно на оскорбительное заявление, - но с одним условием. Брать с вас слово, что вы прекратите заниматься компьютерным пиратством – пустая трата времени. Играть будем честно, попадетесь еще раз – мы вам вспомним все ваши грехи. Устраивает схема договора?

- Хрен вы меня поймаете, - ответил Сухов – а ребята думаю учтут прошлые ошибки.

- Рад, что мы пришли к обоюдному консенсусу, - Ершов встал – Пройдем в ваше рабочее помещение. Туда уже отнесли заказанные вами чай и бутерброды.

Снова переходы запутанными коридорами, спуск и подъем по лестницам здания хранившего секреты миллионов судеб, и они станут еще одной тайной в пирамиде секретности НКВД, КГБ, ФСБ.

Привели их в просторный кабинет с множеством стульев у длинного стола, приставленного т-образно к массивному дубовому столу покрытого черным лаком. Четыре монитора мигали фоновыми заставками, призывая к действию, рядом едва слышно шелестели вентиляторами компьютеры.

- Мама не балуй… - Сухов подошел к агрегатам – О таком железе только мечтать. Какой отклик у глаза?

- Шестнадцать микросекунд, - ответил Вязов довольный реакцией ребят.

- Реакция дисплея должна быть не больше восьми, - остался недоволен Артем. – Придется заменить. Скорость работы планок?

- Две тысячи мегагерц.

- Пойдет. Оптические мыши замените на беспроводные, лазерные, - продолжал придираться Артем – Бузотер может оказаться талантливым сборщиком – технарем, собрать из своего железа супермашину и элементарно обыграть нас по скорости. Клавиши поменяйте на 520ые, они нам привычней. Правда, я не знаю вкусов Юлы и Миши…

Артем вопросительно на них посмотрел, те согласились с его выбором.

- Сколько на плате разъемов? – продолжил профессиональный опрос Артем.

- Два сокета, - в ответе Вязова таилась подковырка, для педантичного ревизора, судя по его хитро сверкающим глазам.

- Ладно, пойдет, с парш…

Вязов не дал ему договорить гадость.

- Два сокета с двумя подключенными процессорами. Работающие как независимо друг от друга, так и синхронно при самой минимальной задержке памяти. В режиме «слай», слоты используют тридцать два канала каждый. Такой как в этих, говоря вашим языком «Пентюхах» набор системной логики, не имеет аналогов в мире. Разработан недавно нашими специалистами.

У Артема зачесались пальчики, поработать на таких игрушках, но виду он не подал.

- Что ж, отлично, выполните наши пожелания по поправкам, и мы можем приступать к работе, - Артем повернулся к товарищам, - вы согласны?

- Стоп, - вмешалась Яна – я не знаю всего про пацанов, но мне вы еще хвост не прищемили и я прошу в качестве компенсации за проделанную работу, вне зависимости от результата получить набор оборудования, на котором буду работать.

_ Девушка, а личико не треснет? – опешил от такой наглости Вязов. У них в отделе осталось всего два комплекта приналичии рабочего персонала в двадцать пять офицеров.

- И это мне говорит офицер, стоящий на защите интересов Родины? Не стоит мелочиться, когда на карту поставлено гораздо больше, чем можно измерить деньгами.

Ершов взял Вязова за предплечье и тихо сказал;

- Черт с ней, Константиныч, берусь обеспечить твой отдел новым оборудованием под завязку. На время заварушки, президент дал мне карт-бланш и я им воспользуюсь. Пока шумиха, я могу тоже требовать все для обеспечения успеха операции.

Такому предложению, грех было не порадоваться и Вязов согласно кивнул.

- Хорошо, Ильина, будет у вас навороченный компьютер.

- Каждому! – вмешался Сухов – Или сдавайте меня басурманам.

- Лады,- обреченно вздохнул Ершов – Аппетиты у вас ребятки акульи. Пока мы с Андреем Константиновичем устраняем так сказать, технические несовершенства, обживайте ваш временный дом. Гулять вы сможете только на балконе. Убедительно прошу, не покидать до конца работы по умнику – это рабочее название объекта.

- У нас свое, - сказал Сухов, - Нам больше нравится «Бузотер».

- Ничего не имею против, – ответил Ершов – Продолжу. Ваши ближайшие родственники предупреждены и получено их согласие. Напоминаю, возможности бузотера никто не знает, поэтому поменьше информации в сети. Вроде все. Вспомню что-то новое, непременно сообщу..

- Как это все? А обещанное пожрать? – напомнил о своем желудке Сухов.

- За этой дверью, расположена комната отдыха и спальные места. Еду, вы найдете на журнальном столике. Здесь, - Ершов показал на противоположную дверь – находится ванная комната с совмещенным санузлом. Полотенца, халаты, предметы гигиены, там же.

В дверь кабинета без стука вошел Шарапов.

- Разрешите доложить, товарищ полковник?

- Докладывайте, - Ершов поморщился, хороших новостей последнее время клинически не хватало и как в воду смотрел.

Шарапов покосился на ребят.

- Выкладывайте, Шарапов, они в работе, - правильно понял заминку подчиненного Ершов.

- Умник отключил все спутники, работает только система корректировки летной орбиты.

Ершов нахмурился, поглаживая усы.

- Слышали? – спросил он команду хакеров – Через пять минут вам доставят все требуемое. Достаньте мне этого умника, очень вас прошу.

Двое суток с нулевым результатом бороздили просторы компьютерной сети Мойша, Юла, Кот и Саид. Влезли в работу с головой, уделяя еде и сну ничтожно мало времени. Охота на бузотера увлекла без остатка, а возможности открытого доступа поражали. Пронюхивание каждого уголка виртуального мира не приносила результатов. Бузотер не оставил ни одного следочка, ни одной зацепочки, не на что было опереться. Бесплодные поиски давили на психику.

– В интернете жучков как тараканов в коммунальной квартире, - высказался Саид – а мы еще туда своих запустили – бесполезняк.

- Братцы, - оторвался от клавишей Артем – не кажется ли вам, что не плохо бы отвлечься? Пойти нормально поспать и со свежими силами ринуться в бой.

- Котяра - он и в Африке котяра, - заключил Саид.

_ Правильно, - сказал Мойша-Михаил сняв очки и потирая переносицу – нужен свежий подход. Мы зацикливаямся на одном – двух предположениях и заводим себя в тупик стандартного мышления. Бузотер явно оригинальная личность, обычными подходцами не обойтись.

Вязов оторвался от монитора слежения, на котором команда молодых хакеров отправилась спать. Протянул руку к чашке с остывшим кофе, сделал маленький глоток и тихо выматеревшись, выплеснул его в корзину для мусора.

- Спокойно, Константиныч, не нервничай и не пачкай в кабинете.

Ершов закурил сигарету и прикрыл воспаленные бессонницей глаза.

- Как тут не нервничать? – Вязов пошел к кофеварке – За двое суток никакой динамики. Я предлагал работать попарно. Сейчас они заваляться дрыхнуть на сутки, а нам отчитываться каждый час.

- Отчитаемся по трем бодрствующим группам и по работе твоего отдела. Шарапов-то пыжится?

- Куда он денется. – Вязов не дождался когда колба наполнится, выдернул ее из кофеварки, налил в чашку и вставил обратно. Достаточно быстро не успел и по комнате поплыл дурман перегоревшего кофе – Интуиция мне подсказывает, именно эта группа добьется успеха.

- На чем основывается твоя интуиция? – скептически спросил Ершов – В аналитическом отделе работаю я и до сегодняшнего дня, вроде успешно. Или ты, Васильич, надежд на свой отдел не питаешь?

- Надежды юношей питают, а у меня должен превалировать голый расчет.

- Не вяжется, Константиныч, голый расчет с подсказками интуиции.

- Ты меня на словах не лови, - Вязов сел к мониторам и переключил демонстрацию на другие группы – Посмотри на них. Зомби. Каждый замкнулся на своем компьютере, гонки устроили – кто первый к цели придет. А в этой команде, разбились на пары по интересам. Мать их… Здесь, друг с другом новинками делятся. Не пойму, зачем ты вообще последнюю группу собрал. Нет у них интереса нам помогать. Эти шизики ни на чем у тебя не висят, им виртуальные приколы дороже Родины. Брось щас туда связку гранат – они своими телами компы прикроют. Насрать им на все. Пальчики уцелели по клавишам бегать, да зенки в монитор уставиться – все, для счастья большего и не надо.

- Ну, а своих любимцев, как оцениваешь?

- Самое лучшее сочетание, - Вязов заходил по комнате – Два раздолбая – обормота, тихушник и стерва. В такой команде, члены интересны друг другу как личности. В силу своих разносторонностей. А они на сутки вырубились!

- Не боись, Константиныч, больше пяти часов не проспят.

- Да я сам бы сейчас на пол рухнул и двое проспал. Хотя урывал по часику на отдых.



Pages:     || 2 | 3 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.