WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

- Hello! Whats your name?

- Bist du wohl verrckt?

- My names Bill. And whats your name?

- Nee…du bist wirklich verrckt!

- Where are you from? Im from Germany.

- Bill, hr blo auf diesen Scheiss zu reden!

- How are you?

- FUCK you!

- Ach…Scheisse!!!!

- Привет! Как тебя зовут?

- Ты что сдурел?

- Меня зовут Билл. А тебя как?

- Неее...ну ты точно сдурел!

- Откуда ты? Я из Германии.

- Билл, да прекрати нести этот бред!

- Как дела?

- ДА ПОШЕЛ ты!

- Ахх...дерьмо!

Билл с яростью захлопнул ни в чем не повинный учебник и отбросил его на кровать. Подойдя вплотную к брату и взяв его за руки, он с тоской произнес:

- Том, мы должны выучить английский! Блядь, вам-то еще ладно, а я пою эти песни и ни черта не понимаю, ЧТО я пою, КАК, ЗАЧЕМ? Мне сказали: произнеси «э» - я и произношу «э», ДА НАДО МНОЙ ЖЕ ВСЕ ПРОСТО СМЕЮТСЯ! На интервью отвечаем заученными фразами, совершенно не догоняя, что у нас спросили! На преподавателей времени нет, так что со стороны Дэвида было очень мило принести мне эти учебники. Кстати Оксфордские! И кстати за это я был вынужден сделать ему минет.

- ЧТООООО??????????

- И кстати дважды!

- БИЛЛЛЛ!?!?! – завизжал Том, хватая брата за плечи и не веря в только что сказанное – КАК ТЫ МОГ! Боже...ты же шутишь, да? – продолжил он, постепенно затихая, пока совсем не перешел на шепот, с надеждой вглядываясь в хитрые глаза брата.

- Ха, ну и кто из нас спятил? Как ты мог в это поверить! Да, бля, он меня еще трахнул трижды, а потом к нам присоединился и Анди! И Ханс!!!!!

(представляете себе эту картину? Я - нет ;))

- Билл, не пугай меня так больше – произнес Том заметно потеплевшим голосом, при этом якобы случайно приблизился несколько ближе, уже собираясь схватить брата за задницу, как тот резко отпрыгнул, испуганно поднеся руку ко рту.

- Боже, Том...я совсем забыл!!!!

- Что, Билл? Что на этот раз?

- У Дэвида ведь не было презервативов...и...в общем...Том...а что если я забеременею?

- Билл, ты придурок! – с улыбкой до самых ушей Том схватил брата за футболку и потащил в сторону кровати – Ты не можешь забеременеть, ты же не женщина! И у тебя КСТАТИ есть член!

- О спасибо, что напомнил! А КСТАТИ...я им ведь уже давно не пользовался – игривым голосом ответил Билл, сексуально виляя бедрами перед братом и плавным движением руки опрокидывая его на кровать.

- Так что тебе сейчас мешает? – улыбнулся Том, устраиваясь поудобнее на двуспальной кровати, попутно проводя пальцем дорожку от шеи и ниже к животу по нависшему над ним телу Билла.

- Что ты хочешь, чтобы я сделал? Скажи мне... – Билл вплотную приблизил свое лицо к лицу Тома и слегка коснулся губами его губ, задев кончиком языка нижнюю губу, после чего похотливо облизнулся.

- Тебе так нравится это слышать...тебя это возбуждает? – Том медленно провел по спине брата одной рукой, а другая уже поглаживала упругие ягодицы.

- Да, очень.

- Ну...тогда я хочу, чтобы ты проявил инициативу и сделал все сам.

~Bill~

- Ну...тогда я хочу, чтобы ты проявил инициативу и сделал все сам – Том произносит эти слова уже хриплым голосом, смотря на меня горящими глазами и требовательно гладя по спине и ягодицам.

Я с грацией кошки отползаю назад, не торопясь освобождаюсь от футболки, джинсов и трусов, специально дразню его, а он никак не может ускорить процесс, потому что таковы правила нашей игры. Сейчас все делаю я, он ведь сам это сказал минуту назад...

Наконец полностью избавившись от неуместной в данном случае одежды, я приступаю к раздеванию своего брата, лежащего в полнейшем нетерпении и сгорающего от желания. На этот вывод меня наводят его сильно выпирающие между ног штаны.

Я опять подползаю к нему и, глядя прямо в глаза, немного развратно произношу:

- Сегодня я побалую тебя – и медленно стягиваю безразмерную футболку через голову. Прикусываю губу и черчу взглядом мысленную линию от шеи вниз к животу, нежно касаясь кончиками пальцев обнаженного торса и ведя руки синхронно глазам. Притормозив у края штанов, еще раз похотливо смотрю на Тома, который уже с трудом сдерживается, чтобы прямо сейчас не накинуться на меня и не отыметь без всякой чертовой прелюдии. Поднимает бедра с умоляющим взглядом, и я одним резким движением стягиваю с него остатки одежды вместе с трусами.

Том удовлетворенно закрывает глаза, а я ложусь сверху, трусь своим возбужденным членом о его и запускаю язык к нему в рот. Требовательно целую губы, засасывая их со всей страстью, нежно покусываю и снова накрываю своими. Через некоторое время Том начинает стонать в поцелуе и тыкаться в меня своими бедрами, и я, отрываясь от губ, спускаюсь к шее, задерживаясь на ней пару мгновений, целую плечи, грудь, перемещаясь на соски, покусывая их и заставляя затвердеть, провожу языком полоску вниз до пупка и вылизываю его. Снова поднимаюсь наверх и, изображая из себя вампира, слегка впиваюсь зубами в место для стандартного укуса. Тому не больно, я знаю, что его заводит это, его тело дрожит под моим, а сам он впивается руками в кровать и стонет. Стонет мое имя.

- Билл!!!...Бииилл!!!

Я улыбаюсь, резко опускаюсь вниз и беру его ртом.

Облизываю головку, пробуя брата на вкус, слизываю выступившую каплю смазки и скольжу по всему основанию, помогая себе левой рукой, а другой в это время поглаживаю свой стоящий член, мну яички и опускаюсь еще дальше – к анусу. Осторожно и совсем неглубоко просовываю в себя один палец и начинаю разрабатывать проход. Языком продолжаю дразнить Тома, заставляя его извиваться и выгибаться в попытке поглубже насадиться на мой ласкающий рот. Но я специально медлю, уворачиваюсь от его движений, просовывая в себя второй палец и растягивая анус для чего-то много большего. Вылизываю яички, по очереди беря их в рот и посасываю.



- Бииилл...черт...глубже...возьми его глубже!!!!! – не выдерживая выстанывает Том, хватая меня за голову и направляя ее снова на свой пульсирующий от желания член. Я лишь опять улыбаюсь и...вместо глубоко минета, отрываюсь от него и сажусь верхом, медленно опускаюсь на возбужденную и влажную от моего рта плоть, пока она целиком не оказывается во мне. На несколько секунд я замираю, давая привыкнуть своему заду к немного забытому со вчерашнего дня ощущению заполненности и прикрываю глаза.

- Биииил...двигайся!!! Двигайся же!!! – стонет Том, цепляясь за мои бедра и приподнимая их кверху.

Я начинаю осторожно раскачиваться на брате, упёршись руками в его грудь, постепенно увеличиваю амплитуду движений и еще сильнее раздвигая ноги. Черт, теперь с такой растяжкой как у меня, я мог бы вполне стать балериной.

Обжигающие стоны заполняют пространство комнаты, одной рукой он накрывает мой член, заставляя меня стонать еще громче, запирая в этом неземном удовольствии сразу с двух сторон, ничего больше не соображая, не в состоянии думать, я сильно насаживаюсь на него, двигаясь уже в сумасшедшем темпе. Том не отстает, так же активно помогая своими бедрами, идет мне навстречу. Шлепает меня по заду, от чего по телу расходится дополнительный разряд удовольствия.

- Билл...я щас кончу!

Я резко и на полную насаживаюсь на него, просто припечатывая зад к его паху. И он кончает, выплескиваясь в меня с животным стоном и руками, сильно впивающимися в бедра. Член пульсирует во мне. А мой член пульсирует перед ним, и я тоже хочу как можно скорее кончить, поэтому поднимаясь с брата на коленях подползаю вперед и тычу своим изнывающим от желания получить долгожданную разрядку членом в его рот. Он послушно открывает его, впуская меня до самой глотки, и кладет руки на мои ягодицы, сжимая и сминая их. Я просто трахаю его, двигаясь резкими короткими толчками в горячую глубину, а он помогает своим языком, от чего я не в состоянии долго сдерживаться. В низ живота накатывает оглушительная волна удовольствия, когда он неожиданно загоняет в меня сразу три пальца.

- Том....ааа...я...КОНЧАЮЮЮЮЮ!!!!!!!

Выстреливаю горячей спермой ему на лицо и снова возвращаюсь в его рот. Оргазменные судороги одна за другой накрывают меня, я, закрыв глаза, припечатываюсь к Тому, измазанному в моем удовольствии, и пытаюсь хоть как-то успокоить рваное дыхание и бешеный стук сердца.

Теперь он мне не откажет...

Часть 3.

~спустя неделю «усиленных» занятий~

- Are you single?

- No, I’m not. I have a boyfriend and…it’s my brother.

- Oo…really?

- Yes…and you?

- I’m single!

- WHAT?!?!?!!!!

- Ok, ok…I have a girlfriend and… it’s my brother too.

- TOM?!?!!!!!! What do you saying????

- hm…ach ich weiss nicht, wie es auf Englisch wird.

- TOM, mir ist scheiegal, du hast mich ne Girlfriend genannt, nee?

- Ach, lass das, es war nur n Scherz!

- Aha…n schlechter Scherz, muss ich sagen!

- Komm her, BABY, ich beruhige dich…

- У тебя есть кто-нибудь?

- Да, у меня есть парень и...это мой брат.

- Оо...правда?

- Да, а у тебя?

- А у меня никого нет!

- ЧТО?!?!?!!!!

- Ладно, ладно...у меня есть девушка и...это тоже мой брат.

- ТОМ?!?!!!! Что ты такое говоришь?

- Эмм...я не знаю, как это будет на английском.

- Том, мне посрать, ты назвал меня «девушкой», не?

- Ах, забудь, это же была просто шутка!

- Ага...плохая шутка надо заметить!

- Иди ко мне, ДЕТКА, я успокою тебя..

Вот такие странные занятия «английским языком» прервал неожиданный стук в дверь.

- Как всегда не вовремя, – процедил Билл сквозь зубы, после чего произнес с уже заученной спокойной и невозмутимой интонацией – Войдите.

- Ооо...да я смотрю, вы тут занимаетесь? – в номер зашел их продюсер, но почему-то смущенный и заметно волнующийся, – Эээ...ну и как успехи в языке?

- Да просто офигительные! Такими темпами мы осилим первый уровень как раз к выходу на пенсию. Здорово, Дэвид, правда? – с заметным ехидством парировал Билл, в который раз за последние дни отшвыривая все еще ни в чем не повинный учебник, уже успевший порваться в трех местах и имеющий белое засохшее пятно то ли от молока, то ли еще от чего-то в правом верхнем углу.

- Билл, мы сделаем тебе интенсив, не переживай. Ты слушаешь кассеты, которые я тебе дал? Том, тебя это кстати тоже касается?

- Конечно, каждую ночь ставлю как колыбельную, отрубаюсь моментально! – продолжал гнуть свою линию младший из близнецов, все сильнее раздражаясь, при чем не понятно из-за чего.

- Билл, меньше чем через месяц у вас начинается тур, поэтому сейчас времени на преподавателя нет, да и смысла особого я не вижу. В мае выпускаем ваш альбом в штатах, все необходимые начальные интервью с вами уже составлены на английском, Я все просмотрел и дал согласие. Вам их даже видеть не обязательно, как обычно пустая болтовня: как появились Tokio Hotel, ваши идеалы девушек и почему Билл выглядит как одна из них, а Том как рэппер, исполняя при этом далеко не рэп и тд....Так вот я не договорил по поводу английского. После выступлений в России вы поедите в штаты предположительно на пару месяцев. Я уже нашел необходимых людей, и за это время с вами четырьмя будут заниматься лучшие люди. Так что вы свободно заговорите на английском, вам поставят прекрасное произношение, это я вам обещаю, можете не волноваться по этому поводу.

- О супер, Дэвид. А ты раньше не мог сказать?

- Ага, а то меня Билл уже достал с этими ЗАНЯТИЯМИ! – решил вставить первую за весь разговор реплику и Том, на что получил рассерженный взгляд брата и снова заткнулся до лучших времен.

- Послушайте, это все сейчас не так важно. У нас завтра премия и выступление и...а кстати, как прошла ваша сегодняшняя репетиция?

- Да как обычно...а почему ты кстати сегодня не смог приехать? – совершенно невинно поинтересовался Билл, но от этого вопроса продюсер заметно дернулся и снова занервничал.

- В общем, Том...

Неожиданно в кармане его джинсов заиграл телефон, который Дэвид вытащил с нескрываемым облегчением и поспешно ответил на звонок.

- Да?...yes, I am....where?...yes, I know this place...ok...I’ll be there.

Он закончил разговор и, видно решая как поступить с близнецами, помялся секунд 10 и, направляясь к двери, в быстром темпе проговорил:

- Срочное дело, извините. Поговорим позже, когда я вернусь, вероятно к тому времени что-то да прояснится.

- ДЭВИД, СТОЙ!!!! – снова одновременно заголосили оба близнеца в тот момент, когда их продюсер поспешно хлопнул дверью и быстрыми шагами удалился в неизвестном направлении...

Часть 4.

~Tom~

- Ну и что ты думаешь об этом? Что он еще задумал?

- Бля, Том, я боюсь, что это связано с девушками...тебе не кажется, что это точно связано с девушками?

- Ну явно не с парнями!

- Том, ну не смешно! У меня плохое предчувствие. Это точно связано с девушками! С девушками!

- Билл, да че ты заладил! Смени пластинку! Давай я сделаю тебе массаж, хочешь?

- ДАААА!!!! Томми, да ты же мне его никогда еще добровольно не делал? Хотя знаешь, как я люблю массаж.

Да уж, знаю, каждый вечер выслушиваю получасовые тирады, просьбы и мольбы помассировать его усталую спинку. А я как будто не устаю?!? Знаете ли гитара потяжелее микрофона будет...Блядь, я НЕНАВИЖУ делать массаж! Но только Биллу на это глубоко плевать, он уже снял с себя футболку причем...непонятно почему вместе с джинсами, и лег на кровать, уткнувшись в нее лицом. Ну и как я должен на такое реагировать? Передо мной лежит почти голое тело в черных обтягивающих боксерах, которое слегка виляет задом, словно приглашая меня и что-то там бормочет.

- Том...ну ты скоро начнешь?

Так и есть...это приглашение, на которое у меня моментально встает. Я подхожу и шлепаю Билла по заду.

- Эй – недовольно и нетерпеливо произносит он, совершая при этом еще более соблазнительные движения.

- Извини, не мог удержаться...твой зад слишком сексуальный – отвечаю я, устраиваясь на нем поудобнее.

- Я знаю, у меня самый сексуальный зад на свете!

Я не выдерживаю, спрыгиваю с него и одним умелым движением руки, которому позавидовал бы любой стриптизер, стягиваю боксеры.

- ТОМ!!!! А массаж? – еще более недовольно ворчит Билл.

- Сейчас тебе будет массаж! Причем внутренний!

- Ну Том, ты же обещал! Ну пожалуйста!!!!!!!!....ПОДОЖДИ! ГОСПОДИ, ТОЛЬКО СНИМИ С СЕБЯ ЭТИ УЖАСНЫЕ ШТАНЫ С БАЛАХОНОМ...мне приятно чувствовать твою кожу...прикосновения пальцев по позвонкам...нежные поглаживания в области лопаток...и вдоль позвоночника... – уже в абсолютном предвкушении мечтательно воркует Билл причем похоже сам с собой, пока я избавляюсь от одежды, но...все же решаю остаться в трусах, дабы лишний раз не провоцировать себя и свой член, который в полной боевой готовности будет находиться на чересчур близком расстоянии от определенного места, куда он непременно захочет заглянуть...

Запрыгиваю обратно и начинаю разминать его спину, что-то то тру, вминаю, растираю...наверно слишком резко и нетерпеливо, потому что в мыслях у меня немного другая картина, и Билл лежать спокойно не может, постоянно дергается и вставляет свои реплики.

-Ай...ой...уй...ОООО...Том...полегче...да вот так хорошо...чуть пониже...дааааа.... повыше....еще шею... о Боже, как же классно...пиздец как хорошо...Том, ты мастер!

- Билл, ты можешь помолчать?

- Но это же так приятно!!!!

В последнее время у меня часто возникает вопрос: а он вообще умеет молчать? Просто Билл постоянно болтает!!! Неудивительно почему он так хочет выучить английский, а то конечно приедет в США и упс...сказать то будут и нечего, точнее он просто не сможет, бедняжка.

- Baby, fuck me!

- Билл, ты че сдурел? Ты зачем себя посылаешь?

- FUCK ME!

- Билл, я тебя не понимаю!

- ОХ БЛЯДЬ....да я просто тренируюсь на английском! ТРАХНИ МЕНЯ УЖЕ!

- Ааа...ну так бы сразу и сказал...ты как хочешь?

- Я просто хочу, чтобы ты меня трахнул в жопу!!! Вставь мне прямо щас!!!! Я от твоего массажа слишком перевозбудился!!!!

- Билл, вот это я понимаю золотые слова, а то все «шею, шею...выше, ниже»...

Я не знаю почему, но у меня все еще кружится голова от вида своего брата, когда он выставляет зад мне навстречу...как будто в первый раз, но у нас этих первых раз было уже около сотни, поэтому мне и странно, что я все еще так реагирую, не могу им насытиться.

И естественно я не могу прямо сейчас его трахнуть, чтобы он там ни говорил, потому что не хочу делать ему больно.

- Билл, где у тебя смазка?

- В ванной на полочке рядом со всеми моими кремами – совершенно невозмутимо произносит он.

- ГДЕ?!?! В ВАННОЙ?

- Да, а что такого?

- Да нет ничего....подожди, то есть ты хочешь сказать, что смазка, то есть расшифровываю «крем для жопы» стоит у тебя рядом с кремами для лица, да? У всех на виду?

- Ну там еще есть крем для тела, для шеи, для рук, для ног...и вообще какая разница, давай уже быстрей заканчивай с приготовлениями! Требую основное блюдо!!!!!

- Ох, Билл...

Я не верю, как можно быть таким...глупым. Мой же брат не дурак? Или все-таки дурак?

В ванной столько тюбиков, что я даже не вижу среди них нужный мне. Перерыв всю полку, я понимаю, что его здесь нет. Боже, а вдруг его украли! Мой мозг пронзает вспышка, и за сотую долю секунды в голове выстраивается абсолютно четкая логическая цепочка: горничная...Йост...щекотливая тема...крем для жопы...конечно! Папарацци заполучили смазку Билла! О БОЖЕ!!!! Бедный брат, что теперь будет...

Некоторое время я просто стою перед дверью, боясь выходить, потому что не знаю, как сказать ему об этой ужасной новости, но все же выхожу из ванны совершенно разбитый и обнаруживаю Билла по-прежнему в той же позе, ждущего меня...вот дерьмо! Как же мне сказать это?!?!?

- Том, ты что заснул там? Я уже сам себе все намазал и растянул!

Мой взгляд падает на место рядом с Биллом...точно...тот самый тюбик, но как он здесь оказался???????

- Билл, откуда ты взял смазку?

- Из сумки – все тем же невозмутимым тоном отвечает он.

- Ты же сказал, что он в ванной?

- Да, я тебе еще говорил, что Йосту делал минет и участвовал в групповухе с Анди и Хансом.

- Бля, так ты опять пошутил – но я не смог скрыть явного облегчения, от чего фраза прозвучала совсем не так, как должна была, поэтому Билл непроизвольно обернулся и посмотрел на меня.

- Том, а ты опять поверил...нет ты что принимаешь меня за полного идиота, да?

- Билли, ну извини...

- Ладно, проехали, не в первый раз...может ты вставишь мне уже? Я хочу тебя.

От этих трех слов по телу словно проходит электрический заряд: посыл из мозга пробегает вниз во венам, и дойдя до полувозбужденного члена заставляет его моментально подняться снова, разгоняя погасшие угли возбуждения. Меня всегда дико заводит, когда он говорит эти слова.

Я обхожу кровать, опускаюсь на колени перед его лицом и вставляю ему в рот три пальца, двигая ими как своим членом. Он старательно обсасывает и облизывает их, умело двигая губами и языком, при этом немного вопросительно смотрит на меня из-под приопущенных ресниц.

- Я просто хочу удостовериться, что ты действительно готов – отвечаю я на его немой вопрос, высовываю пальцы и на несколько секунд резко проникаю языком в еще открытый влажный рот, требовательно лаская мягкие податливые губы, играюсь с пирсингом и снова и снова засасываю его язык, от чего Билл непроизвольно стонет в поцелуе. Я знаю, КАК он любит, когда я целую его именно так – настойчиво и со всей страстью, проявляя инициативу и заставляя его...добровольно отдаваться мне. Даже так...даже в поцелуе. Все же я нахожу в себе силы и отрываюсь от сладких губ брата, от чего он недовольно ворчит и смотрит на меня абсолютно затуманенным взором, в котором читается лишь одна фраза, Билл любит произносить ее вслух в нужные моменты – «Дай мне, Том...дай мне это».





Уже с трудом сдерживаясь, обхожу кровать снова, стягиваю трусы и проталкиваю в него «подготовленные» им же пальцы. Сразу два и почти на полную. Они и впрямь входят без проблем в уже хорошо разработанный зад Билла, причем не только от его пальцев, но и от ежедневного траха по вечерам.

Ох черт, скоро станет подозрительным, что я больше не сплю с нашими фанатками, надо будет что-нибудь придумать типа той истории, связанной с песней «Reden»: девушка в лифте – приглашение в номер – умопомрачительный секс – написанная песня. Да уж, что-то а Дэвид горазд распускать про нас всякие слухи и приписывать нам несуществующие знакомства и романы. В последнее время мы всё чаще узнаем об этом только из самих журналов, он даже не удосуживается сообщить нам об очередном придуманном интервью или сплетне, так, например, было с походом в порноклуб. Эх, если бы он только знал, что мы вытворяем с Биллом по ночам...

Поспешно прерываю свои мысли, пока они совсем не улетели в степь сексуальных воспоминаний наших с ним безумств, и вынимаю пальцы, думаю, Билл уже достаточно растянут.

- Томмииии...ну же....оооооооо....

Низкий стон вырывается из его рта, когда я вхожу. Не на полную, только до середины, постепенно проталкиваясь глубже, пока не засаживаю до самого конца весь свой аппарат. Билл уже не зажимается, как раньше, а наоборот расслабляет мышцы, подставляясь под меня, зная, что так будет лучше для нас обоих. Чуть сильнее расставляет ноги для большей устойчивости и удобства, а я раздвигаю его ягодицы и начинаю медленно двигаться в нем, еще больше заводясь от вида своего члена, проникающего в узкий скользкий проход. Постепенно убыстряю темп и, дойдя до резких глубоких толчков, вижу, что Билл уже еле держится на ногах, которые просто разъезжаются в разные стороны, не в состоянии вынести этот безумный сексмарафон. Но это совсем не мешает ему выгибаться от моих прикосновений и выстанывать в смятую им же простыню какие-то грязные словечки, заставляющие меня брать его все жестче и жестче, просто вминая в кровать.

Понимая, что эту позу он уже не в состоянии осилить, давлю на тело и поворачиваю его немного набок, но Билл просто валится на постель, отставляя левую ногу и сильно сгибая ее в коленке, чтобы мне было удобнее проникать в него. Закрытые глаза вздрагивают от каждого толчка, руки сминают простынь, а мое наслаждение перемешивается с его безумными стонами и все четче локализуется в нижней части живота...

- Том...Боже... – вырывается у него как раз в тот момент, когда я наконец обхватываю его просто каменный член и начинаю двигать им в точно таком же ритме, в каком двигаюсь сам. МОЙ член уже гуляет в нем ходуном, резкими и длинными толчками я на полную вхожу во влажный проход и постепенно чувствую, как тело начинает дрожать....в ожидании оглушительного конца...

- Том...только не останавливайся...Боже...НЕ ОСТАНАВЛИВАЙСЯ!

Но все эти слова Билла не более чем предоргазменная болтовня, он сам готов взорваться в любую секунду, потому что стонет еще громче уже без всякого без перерыва, тяжело дыша и подмахивая мне при этом своим задом, пытаясь насадиться как можно глубже.

Я ожесточенно тру разбухшую головку его члена, пока он не выгибается и с хриплым стоном не кончает мне на руку.

Во время оргазма его растянутый зад ожесточенно пульсирует и становится слишком узким для меня, на что я моментально реагирую и с последними резкими толчками выплескиваюсь в него, заполняя пространство комнаты свом криком:

- АААААААААААААА................

Оглушительный...оглушительный оргазм...

Часть 5.

- Scheisse!!!!

- FUCK!!!

- BLJAT’!!!

- Оо...do you speak Russian?

- Yes, sure…BLJAT!!!!! And…BLJAT’!!!!!

- Tom, its very…hm…hm…ach Scheissenglisch…

- Дерьмо!!!!

- ФАК!!!

- БЛЯДЬ!!!

- Оо...ты говоришь по-русски?

- Да, конечно...БЛЯДЬ!!!! И....БЛЯДЬ!!!!!

- Том, это очень...эмм...эмм...ах дерьмовый английский....

Ближе к вечеру в номере Билла, в котором находились близнецы, все чаще раздавались сплошные ругательства, что со стороны могло показаться несколько странным, но на самом деле объяснялось их нервозностью и ожиданием запоздавшего продюсера.

Пропустив ужин, они тупо сидели на кровати, смотрели на часы и лишь ругались на всех известных им языках, изнывая от нетерпения, любопытства и страха.

Наконец примерно в девятом часу раздался звонок. Билл пулей подлетел к сотовому и, увидев на дисплее надпись «Дэвид», облегченно вздохнул, кивнув брату, и снял трубку.

- Да, Дэвид, ты сейчас где?

- Я уже в отеле. А ты...один?

- Нет, я с Томом.

- Ээ, ну ладно...я сейчас зайду.

- Хорошо, мы ждем, – Билл нажал на завершение вызова и перевел взгляд на брата.

- Том, у него был такой взволнованный голос! Что-то точно случилось, я чувствую!

- Билл, успокойся! Ты как всегда накручиваешь раньше времени всякую ерунду.

- Но, Том!

-Тссс, – старший из близнецов притянул брата к себе на колени и начал успокаивающе гладить по спине, прекрасно зная неумерную любовь того к массажу и соответственно к любого рода прикосновениям в той области. Билл невольно расслабился, уткнувшись носом в плечо Тома, и спустя пару минут точно начал бы мурлыкать от удовольствия, если бы в этот момент не раздался несильный и даже осторожный стук в дверь, как если бы человек, находившийся по ту сторону, вовсе не хотел, чтобы ему открывали. Ну или по крайней мере сомневался.

Близнецы замерли на мгновение, устремив взгляды в сторону исходившего стука, и после некоторого оцепенения Том, посадив Билла на кровать, решительным движением подошел к двери и распахнул ее, встретившись взглядом с продюсером и заметив, что в руках у него был небольшой белый конверт. Естественно взгляд обоих братьев моментально сместился именно на него, а Дэвид, помявшись пару секунд, вполне уверенными шагами прошел в глубь комнаты, убрал с единственного стула накиданную одежду и сел, теребя в руках эту загадочную вещь.

- Том, послушай...ты не мог бы оставить нас с Биллом наедине? Потом он тебе сам всё расскажет.

- Но, Дэвид! – возмутился младший из братьев, - пусть он останется, пожалуйста!!! Я не хочу, чтобы он уходил!

- Билл, так будет лучше, поверь мне...Том, - обратился он снова к старшему с просьбой в голосе, а тот, посмотрев еще раз на брата, лишь пожал плечами и процедив недовольное «ладно», вышел из номера, не забыв при этом громко хлопнуть дверью.

- Дэвид, ты мне объяснишь наконец, что происходит, а? Зачем ты выгнал Тома? Что у тебя в этом чертовом конверте? – затараторил Билл с заметным волнением, забираясь на кровать с ногами.

- Билл, это ты мне должен объяснить, что там, лично я-то пока не понимаю, верить этому или нет, хотя... в общем смотри сам.

Он открыл конверт, достал из него фотографию, вымученно улыбнулся, посмотрев на нее, и передал Биллу.

- Ну как тебе? Что скажешь?

Глаза парня непроизвольно расширились, а сам он закусил нижнюю губу и как загипнотизированный смотрел на фото.

- Это вроде бы отель в Бонне, да? – уточнил Йост.

- Дэвид...это... – Каулитц с большим трудом всё же оторвался от рассматривания изображения, переведя взгляд на продюсера и пытаясь придать своему голосу беспечность, продолжил, - а что в этом такого? Ну Том открывает номер, а я...Господи, да я уже не помню, зачем тогда схватил его за задницу! Может она у него зачесалась, вот он и попросил меня, у самого-то руки были заняты! И из-за этого ты устроил такой переполох?!?! И еще выгнал его, он же там от любопытства умирает, бедняжка!!!! – уже без всякого притворства веселился Билл, едва ли не катаясь по кровати, как резиновый мячик.

Дэвиду было не смешно.

Он молча достал вторую фотографию и уже просто кинул на край кровати.

Билл взял ее и тут же судорожно сглотнул.

- Дэв..ид...а это...ну...ЧЁРТ...да не помню я, – голос звучал всё увереннее и увереннее, - мы наверно напились тогда, вот и прикалывались. Может я решил поиграть в вампира и...

Билл осекся, потому рядом с ним оказалось третье фото.

- Shit! – только и смог выдавить он.

- Вот-вот, Билл, именно shit! Я так полагаю, что здесь ты уже ВОВСЮ играешь в вампира, а Том с удовольствием соглашается на роль жертвы, да?...а вот здесь, – он достает очередное фото, - нет, позволь мне угадать: ты становишься доктором и делаешь искусственное дыхание рот в рот...а здесь, - и еще фото, - чёрт, Билл, а здесь ты просто засовываешь руку в штаны к собственному брату!

- Дэвид...это не то, что ты...

- Думаешь...конечно, Билл, а что я еще могу думать?

Продюсер вдруг резко встал и сел на кровать рядом с парнем, который уже закрыл свое лицо руками и мотал головой.

- Билл, вы что с Томом...близки? Не как братья? – рука продюсера осторожно легла на его плечо, как бы успокаивая.

- Дэвид! – умоляющий стон вырвался с губ близнеца, и он устало опустил руки на колени.

- Билл, - осторожный почти шепот Йоста, - так это правда? Это сейчас очень важно, пойми! Правда, да?

Каулитц снова сглотнул и неуверенно еле-еле кивнул.

- Ох ты, Боже мой! – громко выдохнул продюсер и встал с кровати.

А Билл уткнулся взглядом в пол, понуро опустив плечи, и шумно дышал, борясь с нервами и подступившим страхом от пока еще неизвестной реакции Йоста.

- Билл, это нарезки из видео. Я его не видел, но мне обещали, если ты... – тут он внезапно осекся и опять сел на кровать.

- Если что я? – Билл большими испуганными глазами посмотрел на Дэвида, а тот стукнул себя по лбу и опять вскочил со своего «насиженного» места.

- ДА ЧТО ЖЕ ЗА ДЕРЬМО-ТО! И давно это у вас?

- С...с Мальдив, – еле слышно ответил Билл.

- ЧТО??? Впрочем ладно, кто еще знает об этом?

- Никто, Дэвид. Мы никому не говорили.

- Черт, нет сейчас времени на эти вопросы. Тот, кто вас заснял, угрожает отправить это видео в интернет и вам домой. Говорит, у него есть и другие материалы, теперь боюсь, он не врет. Это будет конец для вас, поверь мне. И хотя это не запрещено законом, вам просто не дадут петь, вас просто забьют...БЛЯДЬ, ЧТО ЖЕ ВЫ НАТВОРИЛИ, МАТЬ ВАШУ!!!

- ДЭВИД!!!!!! И что нам теперь делать? Я не смогу жить без музыки, и Том не сможет, я не смогу без него, мама не сможет... – дрожащим голосом в очередной раз забубнил Каулитц, но так же резко замолчал.

- А вот это самое ебанутое из всего! Потому что этот человек требует от тебя, - на этих словах Дэвид остановился, глубоко вдохнул и тихо сказал, - одну ночь.

- что? – подняв голову, одними губами прошептал Билл, но Йост похоже все равно услышал или просто ожидал именно такого вопроса.

- Ночь. Завтра после выступления. Если тебя не будет, все материалы автоматически попадают в интернет и к вам домой. Не спрашивай как, но он подстраховался хорошо, ничего не сделаешь, я сегодня всё перепробовал, пока вы были на репетиции.

- Дэвид, скажи, что ты шутишь, пожалуйста! – слишком жалобно протянул Билл, от чего продюсер снова приблизился к нему, сел рядом и печально произнес:

- К сожалению, это правда, Билл. У тебя есть время до завтра, чтобы подумать.

- Ему от меня...о Боже, Дэвид! – Каулитц не в состоянии был договорить до конца, в уголки глаз уже подступали слезы только от одной мысли о чужих прикосновениях.

Йост непонятно чему усмехнулся и добавил:

- Билл, а знаешь, что самое смешное и еще более дерьмовое? Ты даже объяснить ему что-то толком не сможешь. Хотя я и не знаю, как он выглядит, но я слышал его...и если ты хочешь с ним всего лишь ПОГОВОРИТЬ, могу посоветовать тебе только одно – учи английский, Билл, учи английский. Он не немец.

Часть 6.

*Oomph! – Wenn du mich lsst (Если ты меня оставишь)*

~Билл~

- Томми, ну что ты обижаешься! Ну прекрати! – немного извиняющимся голосом говорю я, со спины обнимая брата за талию и прижимая ближе к себе.

Мне стоило больших трудов заставить себя прийти к нему в номер после часового разговора с Дэвидом, после которого я еще минут сорок сидел в прострации, обдумывая, что же мне делать и как быть с Томом. В итоге я пришел, наверно, к самому дебильному выводу из всех возможных – ничего не делать, ничего не рассказывать, а тупо подождать до завтра. Конечно, а то вдруг ночью мне приснится вещий сон, и кто-нибудь посторонний, ну скажем Бог, укажет на правильное решение или вдолбит в мою голову весь курс идиотского английского, который, кто бы знал, я уже просто ненавижу!!!!!! А может тот иностранец-шантажист передумает и смилостивится над моей скромной персоной, уничтожит все улики и пожелает нам счастья до конца наших дней. Вот только что-то мне плохо верится в такой поворот событий.

И в этой ситуации Том еще строит из себя обиженного!

- Билл...о чем вы говорили так долго? Что было в конверте? – с плохо скрываемым любопытством всё же спрашивает он, а я лишь горько усмехаюсь про себя, прекрасно зная, насколько нетерпелив мой братик. Во всём.

- Да ерунда, - стараюсь произнести это как можно более небрежно и захватываю губами мочку его уха, - просто Дэвид предложил мне сняться в эротической фотосессии для одного гей-журнала и показывал возможные варианты.

- ЧЕГО? – вздрагивает Том, по привычке веря абсолютно во всё, что бы я ему ни наговорил и делает попытку повернуться ко мне лицом. Но я успокаивающе глажу его по животу и резко прикусываю мочку, от чего он моментально обмякает в моих руках, шумно вдыхая воздух.

Не хочу, чтобы сейчас он видел мои глаза.

- Билл...и что ты ответил?

- Я? Конечно согласился! Съемка ведь в одних трусах! – удивляюсь, как еще нахожу в себе силы шутить в такой ситуации. Просто абсурд какой-то. Бред. Может, я и вправду медленно схожу с ума?

Том реагирует на мои слова весьма однозначным и стандартным способом: просто выпрыгивает из моих объятий и валит меня на кровать, подминая под себя. А я уже по привычке раздвигаю под ним ноги, задерживая дыхание.

- Согласился, говоришь? В одних трусах значит, да? – шипит он почти что в мой рот, а правую руку перемещает мне на пах, умело лаская через грубую ткань джинсов как всегда отвечающий на его прикосновения член.

- Оо...Том...да я же пошутил! – с трудом сдерживая вырывающийся стон, закрываю глаза и выгибаюсь навстречу брату, как только чувствую на шее его нежные губы и требовательный язык. Вот только...

- Том...остановись! – выползаю из-под него на другой конец кровати и своей фирменной развратной интонацией произношу, пристально смотря ему в глаза. - Иди в душ. А я пока закажу нам пиццу и...потом у меня есть для тебя небольшой сюрприз.

- Ты намекаешь, что от меня плохо пахнет что ли? – совершенно серьезно говорит он.

А я лишь улыбаюсь этой его глупости, снова приближаюсь к нему и жарко шепчу на ухо:

- Дурачок, мне нравится твой запах, - медленно скольжу кончиком языка по ушной раковине и при этом специально глубоко вдыхаю. Со стороны наверно выгляжу прямо как настоящий маньяк, обнюхивающий свою жертву перед тем, как сделать с ней что-нибудь омерзительное и смертельное. В какой-то степени так и есть, с той лишь разницей, что я собираюсь сотворить с Томом нечто очень приятное. Так сказать на прощание, я ведь не знаю, как там завтра всё обернется. Может я и впрямь попаду в руки к какому-нибудь извращенцу, он разрежет меня на куски и разбросает их по разным частям Германии и....черт, мне просто страшно, вот и всё. – Иди. Иначе сюрприза не получится.

Я отодвигаюсь от Тома, давая ему возможность подняться с кровати, а он недоуменно смотрит на меня, но встает.

- Ты, конечно, ко мне не присоединишься? – задумчиво протягивает он.

- Иди, - снова улыбаюсь и подталкиваю его к ванной. – Только кремом потом не мажься.

Не давая ему раскрыть рта для очередного вопроса, захлопываю дверь и через стену говорю:

- Я тебя позову, Томми.

Услышав через некоторое время журчанье воды, я набираю номер, чтобы заказать пиццу и еще кое-что, что собственно и является моим сюрпризом. Всё это будет достаточно символично, нужно сказать, учитывая моё теперешнее положение и неясность нашего будущего. Причем под словом «нашего» я имею в виду как отношения с братом, так и музыку.

Срочный заказ был исполнен действительно быстро. Наверно, не прошло и 10 минут, как передо мной лежала огромная дымящаяся пицца, а остальное я спрятал в тумбочку до нужного момента.

- Томми!!! Выходи! – подойдя к двери, говорю достаточно громко, чтобы он услышал. Вода выключается в ту же секунду, а я лишь усмехаюсь, еще раз убеждаясь в его немереном любопытстве.

Меньше чем через минуту из ванны выбегает можно сказать мокрый Том, кое-как обернув на бедрах полотенце, и с интересом обводит взглядом комнату. Но не найдя там ничего нового, кроме лежащей на подносе пиццы, разочарованно смотрит на меня. Ну прямо как маленький ребенок, которому вовремя не купили новую игрушку. Не заплачь, Томми!

- Ты что-то ищешь? – ухмыляюсь я, уже едва сдерживая смех.

- Билл, но ты же говорил, - он заметно краснеет на этих словах, но продолжает, - про сюрприз.

Мне действительно смешно.

- А ты что думал, я отправил тебя в душ, чтобы украсить твой номер воздушными шариками и над кроватью повесить плакат с крупными буквами «СЮРПРИЗ», да? – я поднимаюсь с кровати, медленно подхожу к нему и, поднеся губы к уху, хрипло выдыхаю. – Сюрприз будет позже, любимый.

Его слегка дернуло от этих слов, от чего полотенце на его бедрах в определенном месте приподнялось. Но похоже не только ему снесло крышу от такой фразы, потому что это прозвучало настолько сексуально и развратно, что и я невольно возбудился от своего же голоса. А может от предвкушения...

- Давай сначала поедим, мы ведь так и не поужинали, - нормальным голосом говорю я, не обращая внимания на бугор между ног Тома. Это потом.

Тяну его за руку к кровати, усаживая рядом, и беру первый кусок пиццы.

- Я покормлю тебя, хочешь? – игриво интересуюсь я, а он лишь облизывается и радостно кивает.

Он ест с моих рук, живо работая ртом, а я неотрывно смотрю на это жующее чудо и всё время улыбаюсь. Я не буду думать про завтрашний день. Просто перемещу его на сегодняшний вечер в корзину, а с утра достану. Так же можно сделать на компьютере с ненужным документом, а потом при необходимости снова вернуть, если не удалить раньше времени. Я-то с удовольствием это бы сделал, но к сожалению не могу.

- Вкусно? – спрашиваю я, отправляя в его рот уже третий кусок.

- Угу, - кивает он и довольно мычит с набитым ртом.

Когда он заканчивает с ним и перестает жевать, я замечаю в уголке его губ небольшую крошку или это всё же сыр? В любом случае, чем бы это ни было, убираю это пальцем с его рта, задевая верхнюю губу ногтем, и демонстративно слизываю языком, немного дольше задержавшись им на подушечке пальца.

- Сыр, - удовлетворенно констатирую я и тянусь за очередной порцией. Но Том неожиданно перехватывает мою руку и подносит ее к своему рту.

- Давай теперь я покормлю тебя, – тихо говорит он, облизывая мои жирные от пиццы пальцы, нежно водя по ним языком и обхватывая губами.

Но я отрицательно машу головой.

- Я не хочу эту пиццу. Я хочу тебя.

Резко вынимаю пальцы, разворачиваюсь на кровати и...достаю из тумбочки маленькое блюдо с клубникой.

- Только сначала десерт, Томми.

Он заинтересованно смотрит на то, как я выбираю самую на мой взгляд большую и сочную ягоду, отправляю ее в рот, но лишь для того, чтобы взять ее зубами и, приблизившись к Тому, передать ему. Он откусывает половину, при этом наши губы невольно соприкасаются, уже сладкие от клубники. Я беру вторую ягоду, но на этот раз сам первый откусываю немного, а остальное отправляю в рот брату, не забыв при этом пройтись по его губам, растирая клубничный сок по нежной коже. Он облизывает мне пальцы, выпуская язык наружу, прикусывает подушечки зубами и неотрывно смотрит на меня. Третью ягоду я съедаю сам под его чутким взглядом, медленно пережевываю и придвигаюсь ближе. Языком по губам...горячее дыхание обжигает кожу...вкус клубники перемешивается со сладостью его рта, и он с упоением отвечает на поцелуй, засасывая мои губы, слизывая с них клубничный сок и прикусывая от страсти.

Я надавливаю на Тома и ложусь сверху, с ходу забирая инициативу себе. На этот раз мой язык требователен как никогда, немного грубо лаская небо, резко проходясь по зубам и заставляя язык Тома не отставать в этой сумасшедшей схватке. Тем не менее поцелуй получается очень чувственным, глубоким и жарким.

Во всяком случае мне – жарко, ведь я, в отличие от Тома, одет по полной программе. Кажется, что он читает мои мысли и вот уже стягивает столь мешающую футболку. Полотенце съехало куда-то в сторону, и я резким жестом сдергиваю его полностью и швыряю на пол. Том лежит передо мной абсолютно голый, горячий и возбужденный. С прижатым к животу членом.

- Это еще не всё, Томми, - хитро улыбаюсь, пока в спешке стаскиваю с себя узкие джинсы и снова лезу в тумбочку. – Я очень проголодался и хочу получить свою порцию десерта, - оборачиваюсь к нему, держа в руке флакон с взбитыми сливками. – Ты же не против побыть моим десертом? – замираю на мгновение, вопросительно подняв правую бровь, но в глазах Тома моментально читаю ответ и удовлетворенно приближаюсь к нему.

Я кладу сливки на кровать и, поглядывая на Тома, демонстративно выдергиваю из штанов ремень. Не теряя лишнего времени, забираюсь на него верхом, поднимаю руки и крепко, насколько конечно хватает моих сил, привязываю их к кровати.

- Билл...зачем? Я тоже хочу касаться тебя, тоже хочу ласкать.

- Тссс, - дразня, провожу языком по щеке, - Сейчас ты моё сладкое блюдо. А блюдо должно лежать спокойно и не дергаться, - после некоторой паузы я задумчиво продолжаю. – Ты где-нибудь видел десерты, которые извиваются от наслаждения и сами помогают съесть себя, а?

Том лишь молча смотрит на меня, но потом всё же раскрывает рот:

- Тогда съешь меня, Билл, - я дерзко улыбаюсь, услышав этот призыв, и открываю флакон, встряхивая его одной рукой.

- С большим удовольствием, Томми, - эротично отвечаю я, уже выводя небольшую дорожку на шее, и тут же присасываюсь к ней губами, вбирая в себя всю сладость его кожи.

- Оооох, - уже слегка простанывает Том, выгибаясь мне навстречу и дергая руками видно забыв, что он привязан.

Я аккуратно слизываю языком воздушную массу, а левой рукой уже скольжу вниз по нежной коже, щипая соски. Вылизываю впадинку между ключицами и тянусь в сторону блюда с клубникой.

Беру очередную ягоду и с упоением начинаю растирать ее по груди, сок стекает на простыни, но плевать, мне сейчас абсолютно плевать на всё, кроме горячего дыхания брата, кроме глаз, жадно следящих за мной и кроме вкуса его кожи.

- Билл, Боже, слижи это, слижи скорее!!! – не выдерживая этих прикосновений, умоляет он, а я добавляю сверху сливки, выписывая ими причудливые узоры, и тут же принимаюсь к тому, о чем так просил меня брат, засовывая перепачканные клубникой пальцы ему в рот и начиная двигать ими туда-сюда. Я знаю, что ему нравится это так же сильно, как и мне. Член твердеет на глазах, а дыхание учащается.

Но я вынужден оторваться от его рта, сползти ниже и приступить к животу. Очередная ягода, приправленная белой воздушной массой, Том уже весь липкий и дрожит. Я беру в руку его большой член, но рукой при этом не двигаю. Всего лишь освобождаю простор своему языку.

- Билл...ну что же ты...медлишь... – так сладко стонет Том и пытается приподнять бедра, что мне просто срывает крышу. Я вдруг понимаю, что не в состоянии ограничиться лишь стандартным путем: шея-грудь-живот. Я как дикий голодный зверь смотрю в его распахнутые, затуманенные желанием глаза, лезу в блюдо, набираю клубнику и начинаю судорожно растирать ее по поднятым рукам, а Том, улучив момент, умудряется целовать мою грудь. От такого резкого наслаждения я даже забываю на несколько секунд, что это он мой десерт, а не наоборот. Закончив с руками, я прохожусь по шее, плечам, по бокам и животу, опять скольжу пальцами по губам, отодвигаюсь в сторону, зачерпываю оставшиеся ягоды и размазываю их по паху, бедрам, по яичкам и совсем чуть-чуть по члену. Он и так слишком вкусный. Моя любимая сосательная конфета.

Том извивается как змея, закусывая губы, и уже без стеснения тычется вверх бедрами.

Я не обращаю внимания. Я гребаный садист, потому что следом за клубникой приходят сливки. На этот раз я не церемонюсь с выведением живописных пейзажей, домиков или непонятных иероглифов, а просто выдавливаю их на руку и судорожно размазываю поверх клубники. По всему телу. Пальцы сменяет язык. И опять пока я нетерпеливо облизываю руки Тома, он целует меня в грудь, кусает соски, втягивает их губами. А я действительно с трудом сдерживаюсь, чтобы не снять трусы и прямо сейчас не пихнуть ему в глотку свой изнывающий от возбуждения член и не заставить его послушно сосать.

Но вместо этого я продолжаю целовать Тома там, где только что прошелся руками. А это значит – везде. Он весь сладкий, липкий, вкусный...просто безумно вкусный, что я всё не могу оторваться.

- Бииииллл...ты что издеваешься?!?! Возьми же его в рот! – от услышанного чертовски хриплого голоса я застываю как раз где-то между разведенных ног брата, облизывая бедра, и с жадностью набрасываюсь на член, сразу погружая его целиком в себя.

- Оооо...даааа... – расслабленно стонет Том, наконец-то закрывая глаза.

Я обвожу языком головку, а секундой позже проделываю то же самое большим пальцем, потому что губами спускаюсь ниже по основанию к яичкам. Кончиком языка тереблю их, заставляя Тома дрожать от сладостной боли, потом сильнее раздвигаю его ноги и продвигаюсь поцелуями еще дальше. Лижу языком маленькую дырочку, а рукой тем временем убыстряю темп.

- Чёрт...Бииил... – он еще сильнее расставляет ноги, а сам уже двигает бедрами, яростно насаживаясь на мой кулак. Понимая, что он вот-вот кончит, я быстро засовываю член себе в рот и начинаю усиленно сосать, работая языком, губами и руками. Полный комплекс, братик. Прямо как сервис в пятизвездочном отеле, всё включено так сказать.

Том стонет, уже не переставая, в такт поднимая бедра.

- Биииил...я...аааааааааааа – «кончаю», добавляю про себя за него, как только мне в лицо брызжет струя белой жидкости. Не прекращая движение рукой, а лишь сбавив темп, я помогаю ему кончить как следует, пока он не перестает биться в судорогах и пока последняя капля не покидает его тело.

- Мой десерт, - улыбаюсь я, развратно слизывая с пальцев вязкую сперму, и еще раз провожу языком по его члену. Нежно целую в головку. Звучит конечно смешно, ведь со стороны эта фраза кажется совершенно невинной, но вся её забавность как раз в этой двусмысленности. Том уже давно не ребенок, да и головку я имел в виду совсем не ту.

- Билл...это было просто восхитительно, - немного рвано произносит Том, еще не до конца придя в себя, - отвяжи меня, пожалуйста.

Я с неудовольствием покидаю паховую область брата, освобождая его руки, и тут же растираю запястья, на которых остались следы от ремня.

- Я весь липкий, Билл. И постель теперь липкая, смотри и вся в красных пятнах. Что же подумает горничная!

Мы звонко смеемся с ним, представляя ее глаза на утро.

- Она же подумает, что я лишил тут девственности целую толпу фанаток, - говорит Том, обнимая меня за талию и чмокая в губы.

- Не думай про завтра, ладно? И пойдем в душ, - шепчу ему и трусь носом о щеку, прямо как кот. Хотя я и есть кот, его кот, нежный и ласковый, но когда нужно выпускающий свои острые коготки.

В душе я снова не могу оторваться от него и сам наношу гель, медленно водя мочалкой по мокрой коже. Том стоит, не двигаясь, лишь смотрит мне в глаза и гладит рукой мой член. Мне приятно, я учащенно дышу и непроизвольно перемещаю руку на его ягодицы, усиливая нажим мочалкой. Он теребит головку пальцами, а потом вдруг резко прижимает меня к стене, опускается на колени и берет член в рот.

- Томмиии, - это всё, на что я сейчас способен, тая от удовольствия под горячими струями воды и от не менее горячего языка брата. Я безумно люблю, когда он делает мне минет, люблю кончать на него, люблю видеть, как он глотает без всякого отвращения, но...сегодня мне мало просто оральных ласк. Как бы я ни пытался выкинуть из головы завтрашний день, он видно сам, без моего на то разрешения, вернулся из корзины и теперь в удвоенном темпе напоминает о себе. Если это наш последний раз, я не хочу ограничиться банальным минетом, только не сейчас.

- Том, - поднимаю его за плечи, сразу же беря в руку его член и начиная ласкать так, чтобы он возбудился. Я так умею, потому что знаю, как ему нравится. – Я хочу тебя в себе.

Он тоже гладит моё мужское достоинство, и со стороны это наверно выглядит глупо: два парня стоят под горячей струей воды, дрочат друг другу, невольно постанывая в такт движениям рук, но мне плевать, как это выглядит. Главное – нам хорошо, а остальное уже не важно.

Я сам поворачиваюсь спиной, прогибаясь в ней, и призывно оттопыриваю зад. Слышу, как Том роется на полочке среди своих кремов.

- Помнится кто-то говорил, что смазка должна быть где-то тут, - язвительно восклицает он, заставляя и меня улыбнуться.

- Ага, вот только мы сейчас в твоем номере, а не в моём! И вообще - иди в жопу! – огрызаюсь я, только потом осознавая глупость сказанной фразы.

- Как скажешь, любимый!

- Том, - произношу укоризненно, потому что слово, связанное с любовью, у меня как-то не очень хорошо состыковывается с пятой точкой.

Тем не менее ноги пошире я расставляю, когда чувствую проскальзывающие в меня скользкие пальцы. Не хочу! Не хочу сегодня их!

- Том, к черту прелюдию. Давай прямо так! – нетерпеливо двигаю задом и сильнее отставляю его.

- Билл, но тебе будет больно. Ты еще узкий, - с сомнением протягивает Том, но он не понимает, что чем больнее мне будет сейчас, тем лучше это отложится в моей памяти. Так надо, Томми. МНЕ надо.

- Отъеби меня. Грубо. Резко. Вдолби в эту стену, - мой голос звучит уверенно и даже немного угрожающе, что опять-таки абсурдно, учитывая те до ужаса пошлые слова, что я только что выдал. Но его это только сильнее возбуждает, я уже проводил такие эксперименты раньше. – Просто отымей меня, Том.

- Ты уверен? – непонятно зачем спрашивает он, а я уже просто рычу в нетерпении.

- Да!!!!! Засади в меня свой огромный член, твою мать!!!

Через секунду я взвываю от неожиданного вторжения и сильнейшей боли внутри.

- Аааа...фак, не останавливайся! Хоть разорви меня, но не останавливайся! Аааа... – чтобы хоть как-то смягчить мои ощущения, он просовывает под меня руку и начинает гладить мой возбужденный член.

- Быстрее...жестче... - боль уходит, натренированный зад растягивается за секунды, моментально привыкая к инородному предмету внутри, да еще и Том теперь давит на простату, заставляя меня стонать уже от наслаждения. Он видно вошел во вкус, то вынимая член полностью, то резко загоняя его целиком. И всё это в сумасшедшем темпе, от которого можно легко сойти с ума.

- Бииилл...аааа, - низким голосом хрипит Том, а я лишь вторю собственными стонами, пытаясь удержаться на ногах после каждого шлепка, от которого как мне кажется сотрясаются даже стены, а не только мой затраханный зад.

- Да...сильнее...да, отъеби меня, Том...вот так...оооо...отъеби... – я звучу просто как настоящая блядь, но брата это всё равно чертовски заводит, и он движется еще резче, еще быстрее, одной рукой впиваясь в бедро, а другой растирая мой член.

Наслаждение накатывает слишком быстро, с чем я не в состоянии бороться и кроме как судорожно заорать и выгнуться, я больше ничего не могу.

- АААААААААА!!!!!!!!!!!

Боже, спермы так много, она всё выливается и выливается из меня, маленькими порциями на его руку, которая продолжает своё незамысловатое движение, доводя меня до исступления. Мой анус сильно сокращается от оргазма, и я знаю, что Том тоже чувствует это, он не может не чувствовать его узость и поэтому тоже долго не продержится. А я ему помогу в этом, сам насаживаясь на его член и произнося развратным голосом мольбы трахнуть меня поглубже.

- Давай, засади мне...ну давай же...да...оттрахай меня как следует... как в последний раз... – из меня вылетает эта фраза, я так и не смог сдержать её на губах, но Том кончает. Именно на ней, черт, как же символично. Выплескивается в меня, действительно почти вдалбливая в стену. Кусает за шею и мнет руками кожу на бедрах.

- Малыш, - хрипит он, - с тобой всё нормально?

Я поворачиваюсь к нему лицом, обнимаю за шею, прижимаясь так близко, как только могу и шепчу на ухо:

- Я люблю тебя, Томми. Что бы ни случилось. Люблю.

Часть 7.

*Oomph! – Ich will deine Seele (Я хочу твою душу)*

~Билл~

23:45. Я сижу в машине, нервно теребя в руках разговорник английского, и слушаю удары своего сердца. Не верю, что через 15 минут я должен переступить порог квартиры в самом фешенебельном районе города и провести ночь с каким-то сумасшедшим шантажистом, жаждущим меня. Весь день, конечно, как только предоставлялась возможность, я судорожно впихивал в свой мозг стандартные английские фразы, пытаясь запомнить хоть что-то. Но сейчас в голове каша, и кроме «Hello» и «My name’s Bill» я похоже ничего больше не помню. Или просто не смогу сказать от волнения. Ведь я даже заготовил целый монолог, а Дэвид помог его перевести. Чёрт, как в школе, вот только сейчас мне не пришлось заучивать наизусть банальный рассказ про семью, увлечения или кем я хочу стать в обозримом будущем. В принципе весь мой длинный текст можно с легкостью свести до пары весьма ёмких фраз: Отдай мне видео. Не надо меня трахать.

Я, пожалуй, так и скажу ему прямо с порога:

- Hello. Give me your video. And don’t fuck me, please.

А что касается моего внезапного исчезновения, то в начале двенадцатого Дэвид забрал меня с after-party, сказав ребятам, что какая-то фанатка требует срочной встречи со мной, иначе она прыгнет с крыши. Учитывая то, что такое случалось не в первый раз, все, включая Тома, поверили. Я не смог с ним попрощаться, как мне бы того хотелось, просто уходя из клуба, одними губами прошептал «я люблю тебя». Надеюсь, он заметил. Сейчас они уже должно быть в отеле, потому что Дэвид тогда сказал им закругляться и не затягивать веселье.

Подъехав к шикарному дому, он вышел вместе со мной и, похлопав ободряюще по спине, тихо произнес:

- Удачи, Билл. Черт, мне так жаль, что тебе приходится это делать! Надеюсь, всё обойдется...машина будет ждать тебя внизу...ладно, иди...время...

Но я впился ногтями в руку Дэвида, боясь её отпускать и боясь сделать шаг в так сильно пугающую меня неизвестность. Но потом всё же отпустил, набрал написанный на бумажке код, после чего дверь с легкостью открылась, и в глаза ударил яркий свет.

Стоя в лифте, я, не знаю почему, умолял его остановиться и заглохнуть. В конце концов это же была бы не моя вина. А что, вполне хорошее и довольно стандартное оправдание. Жаль, что в таких домах лифты обычно не ломаются просто так, а если и ломаются, вероятно долго я всё равно в нём не просидел бы.

23:58. Уже ровно две минуты, как я неподвижно стою перед массивной кожаной дверью и всё никак не могу решиться поднять руку и позвонить. Но неожиданно она сама распахивается передо мной, меня в страхе отбрасывает в сторону, и я не смею даже посмотреть вверх, упорно прожигая взглядом носки своей обуви.

- Hello, Bill. Come on! – приятный, немного хриплый баритон разрывает ночную тишину, - Не стесняйся же! - слыша последнюю фразу на немецком, хотя и с мягким акцентом, я автоматически поднимаю глаза и смущенно сглатываю. Потому что это совсем не то, что я ожидал увидеть. Мягко говоря, СОВСЕМ не то.

Передо мной стоит высокий парень, по крайней мере ничуть не ниже меня, достаточно загорелый, чтобы я мог заметить значительный контраст между его белоснежной футболкой и коричневого цвета кожей. Вероятно, солярий. Опускаясь взглядом ниже, я обнаруживаю на нем потертые, очень низко сидящие джинсы, поддерживаемые только черным кожаным ремнем и открывающие моему взору просто идеальный подтянутый пресс. На узких бедрах это смотрится очень сексуально, особенно когда штанины сильно сползают на пол, открывая взору босые ноги. Он протягивает мне свою в меру мускулистую руку, прямо как у настоящего мужчины, я тут же отмечаю длинные пальцы с аккуратно подстриженными чистыми ногтями и неуверенно берусь за неё, наконец решившись посмотреть прямо в глаза этого незнакомца.

Он улыбается абсолютно по-доброму, что я не могу расценить никак, кроме как искусной игрой, от чего пугаюсь еще больше, пытаясь одернуть руку и сделать шаг назад, но он, чувствуя это, тянет меня на себя чуть сильнее и говорит:

- It’s ok, Bill. Не бойся меня, - и снова эта странная смесь языков разливается у меня в мозгу миллионами частиц, разгоняя кровь, учащая стук сердца, от чего уже просто звенит в ушах.

- Follow me, - не знаю, что это значит, но он, закрыв дверь, медленно ведет меня вглубь квартиры, в гостиную прямо к огромному белому кожаному дивану. Я неуверенно сажусь на него, стараясь посильнее прижаться к самому краю и всё еще мну в руках злосчастный разговорник, чувствуя себя при этом полным идиотом. Вот сейчас он, может быть, обдумывает свои коварные планы на меня, раскладывает по полочкам шаги моего уничтожения и всевозможных издевательств над моим худым бедным телом, и при этом совершенно искренне улыбаясь мне, глядя прямо в глаза.

А у него очень красивые глаза. Он сам вообще очень красивый. На вид около 25, хотя может и меньше, темные короткие волосы обрамляют лицо в художественном беспорядке, идеальный прямой нос и сочные, четко очерченные губы. Мне почему-то кажется, что я точно уже где-то видел это лицо, но не могу вспомнить где...

- Меня зовут Том, - снова на немецком говорит он, а я вздрагиваю от его имени, потому что всё происходящее начинает походить на какой-то дешевый кошмар, нелепый фарс, уготованный мне хозяйкой-судьбой.

- Не бойся, Билл, я ничего не сделаю тебе, - всё так же мягко продолжает он, смотря мне в глаза. – Хочешь вина?

Не дожидаясь моего ответа, он берет со стоящего рядом столика бутылку и начинает открывать её:

- Красное, да? – наполняет бордовой жидкостью бокал в форме большого тюльпана на длинной тонкой ножке и передает мне. – А я буду белое, - так же улыбаясь, наливает себе из второй бутылки примерно на одну треть.

- За тебя, Билл. Нет...за тебя и за Тома, - вкрадчиво произносит он, поднося свой бокал к моему и слегка дотрагиваясь кончиком, от чего по пространству разливается еле слышная мелодия звона стекла.

Он всё смотрит на меня, а я не могу справиться с его взглядом, поэтому сходу выпиваю весь бокал, чтобы хоть чем-то занять себя и заодно избавиться от щемящего душу страха. И я не могу не заметить, как его глаза на секунду дьявольски загораются после того, как я верчу в руке в миг опустевший бокал.

- Еще вина? – опять же, не слушая моего ответа, который я всё равно не смог бы ему дать, потому что так до конца и не понял, чего он хочет от меня, Том снова наполняет бокал почти что до краёв и с уже заметной ухмылкой передает мне. Пока получается, что он открыто пытается меня напоить. А в принципе, разве у меня есть выбор? Какая разница, в каком состоянии он будет меня насиловать? Уж лучше тогда быть пьяным и постараться отключиться от гадкого чувства. Я опустошаю второй бокал, правда не до конца, потому что не хочу получить сразу же третью порцию. Тем более, вдруг трахать он меня всё же не собирается? Но вино чертовски вкусное, в меру терпкое, чуть-чуть сладкое и совсем не кислое, прямо как я люблю.

- Билл, скажи что-нибудь. Я немного знаю немецкий. Только твоему продюсеру я не сказал, - придвигается он ближе ко мне, перемещая свою левую руку мне на бедро. И снова этот взгляд: изучающий и как будто ждущий чего-то. От вина мне похоже решительно плохеет, потому что голова начинает кружиться, а прикосновение этого Тома отдается сладкой болью в паху. Я не понимаю, что со мной происходит, ведь просто от алкоголя такого ну никак не может быть. Не может быть так, чтобы я почувствовал на бедре чужую ладонь, слегка поглаживающую меня через джинсы, а ткань на ширинке уже предательски бы поднялась. Я резко сдергиваю его руку, испуганно поднимая на него глаза, но он лишь качает головой, не переставая улыбаться. «Вырываться бесполезно, малыш» - наверно это я и должен уяснить себе сейчас. Наверно это и говорят его такие добрые, искренние, но похоже такие обманчивые глаза.

Он забирает из моих рук разговорник и почти что пустой бокал, вместе со своим отправляет на столик и вплотную подсаживается ко мне, опять возвращая руку на бедро, только на этот раз кладет её совсем близко от ширинки. Я не выдерживаю и издаю хриплый вздох или выдох. Уже не соображаю даже.

- Не...надо... – с трудом выговариваю я, стараясь вжаться в диван еще сильнее и избавиться от неправильного дикого возбуждения. И наслаждения.

- You like it…isn’t it? – он тихо выдыхает мне на ухо, от чего я резко вздрагиваю и выгибаюсь в спине. Он перемещает руку на мой пах.

- Нет…NO, - я хватаю ртом воздух, облизывая пересохшие губы, и закатываю глаза от стыда. При этом сильнее раздвигаю ноги. Мне кажется, что еще чуть-чуть, и я просто заплАчу от этой гребаной безысходности, от этого гребаного желания схватить его руку и засунуть себе в трусы, чтобы он подрочил мне как следует. Я ведь понимаю, что он не может не слышать моих уже сладких стонов, не может не видеть мою запрокинутую назад голову с закрытыми от наслаждения глазами. И он не может не понимать, что сейчас я мечтаю лишь о том, чтобы ощутить его губы на шее, втягивающие в себя изнывающую от прикосновений кожу, язык, нетерпеливо проходящийся по выступающей пульсирующей вене и зубы, прикусывающие от страсти, не встречая на своем пути абсолютно никакого сопротивления.

И мне кажется, что в тот момент, когда между моих широко разведенных ног оказывается его колено, а на шее я и впрямь ощущаю жар языка, я готов взорваться тут же, не теряя больше ни секунды, ни единого долбаного мгновения. Пальцы, искусно дразня меня, прохаживаются вдоль ширинки, медленно расстегивая ее, и проникают внутрь. Я без перерыва тяжело дышу, хотя издаю томные звуки, от которых самому становится страшно. Потому что сам подаюсь навстречу его руке, сам поднимаю бедра, пытаясь прижаться к горячему телу, от которого так приятно пахнет. Я закусываю губы до боли, потому что борюсь с желанием стащить с него футболку, впиться ногтями в идеальную спину и оставить на ней следы моей животной похоти. Хочу обнять его бедра ногами, сильнее притягивая к себе, НЕТ...хочу нажать на плечи и опустить вниз, почувствовать, как на моем изнывающем члене смыкаются его мягкие губы, как сильно они обхватывают его и начинают ласкать, как он слизывает языком выступившую смазку и вбирает в себя до самой глотки.

Но пока я весь горю от его неспешных ласк, руками впиваясь в диван, потому что если дотронусь до чего-то другого, то точно уже не остановлюсь.

- Ааа...- стон из самого горла, низкий и полный обреченности, неудовлетворенного желания, но от этого еще более сладкий. Я просто чувствую, как медленно, но уверенно его пальцы пробираются мне под трусы, оттягивая ткань и накрывают мой член. И я извиваюсь под ним, еще сильнее наклоняя голову, чтобы он только не останавливался и продолжал целовать мою шею. Я понимаю, что скоро кончу от одних его прикосновений, даже без дополнительной стимуляции, потому что ему даже не придется дрочить мне, достаточно лишь слегка погладить головку, потерев её большим пальцем. И я сразу кончу.

Он пробирается губами выше, прокладывая дорожку от ключицы к моему подбородку, и застывает на уровне моих распухших от укусов губ. Я открываю глаза, затянутые туманной от желания дымкой, и непроизвольно облизываюсь, как только вижу перед собой эти влажные от слюны и ярко-красные от прилившей к ним крови губы. Но в этот момент я понимаю, что не могу податься им навстречу, как обычное животное лишь для удовлетворения низменного порыва, я правда не хочу чувствовать вкус этих пусть и очень сладких губ, потому что...потому что просто не могу. У меня есть МОЙ Том, и мне правда больше никто не нужен. Я глубоко вздыхаю, но вздох скорее получается стоном, и губы подаются мне навстречу, раскрываются, чтобы поцеловать, но я прямо в его рот четко, насколько конечно получается в таком положении, стараюсь произнести каждое слово:

- Don’t. Do. It. Please. Stop. – он останавливается в миллиметре от моего лица и, дразня, проводит кончиком языка по моей нижней губе. Снова эта дрожь, но я упорно мотаю головой, уворачиваясь от невыносимых ласк.

- PLEASE! STOP! I DON’T want it! – судорожно вспоминаю английские фразы, надеясь, что он поймет меня, что услышит и прекратит это издевательство над моим телом и душой. Иначе я совершу самую большую ошибку в своей жизни, потому никакое, даже самое неземное и райское наслаждение не сравнится с болью от предательства.

- Are you sure? – снова этот хриплый голос мне в ухо. Но я уверен. Уверен!

- Yeeeees!!!! Please, stop! – в словах мольба, а в глазах слёзы. Он аккуратно проводит кончиком указательного пальца по щеке, стирая одинокую мокрую дорожку, и улыбается. Я не понимаю, как мне расценивать эту улыбку, в которой нет ни доли похоти, лишь какая-то неизвестная мне радость и казалось бы даже облегчение.

- Уверен? – еще раз на немецком спрашивает он, как будто хочет убедиться, что я правильно понял смыл его прежнего вопроса. Я усиленно киваю. – Что тебя остановило, скажи? Скажи!

- Я люблю его, - тихо отвечаю и опускаю глаза вниз.

Но этот Том вдруг резко отпрыгивает от меня на другой конец дивана, а я непроизвольно слежу за ним, замечая на его лице практически счастливую улыбку. Я не знаю, как должен реагировать на такое странное поведение, к тому же сидя в квартире у красивого сексуального шантажиста с расстегнутой ширинкой, с торчащим оттуда членом и раздвинутыми ногами.

Понимая это, я быстро застегиваю джинсы и смущенно кладу руки на колени, пытаясь прикрыть неудовлетворенное желание.

- Я прав, Билл, - вдруг говорит этот парень, а я лишь удивленно смотрю в его блестящие непонятно от чего глаза. - Ты можешь забрать видео и всё остальное. Мне это теперь не нужно.

- Но... – я вспоминаю, как это всё же будет на английском, и задаю вопрос. – But why?

- Why? Я не очень хорошо говорю на немецком. Ты – плохо на английском. Не могу всё объяснить подробно. Но попробую. Я пишу...диссертация, Билл. О твинцест. Это еще совсем не изучено. Я был на Мальдивы, я видел случайно, как вы целуетесь. Совсем случайно, но я тогда хорошо знал Tokio Hotel. Собрал материалы уже о всех известных близнецы. Я пишу о сильная связь, больше чем любовь обычные люди, понимаешь? Мне нужно было доказательство. У моей семьи очень много денег, я живу в Германия после Мальдивы. Деньги делают почти всё через взятки. И у меня есть много видео, где вы. В вино был несильный афродозиак, но ты смог даже с ним остановиться. Значит, я был прав. Любовь близнецов больше, чем обычная. Ты помог мне в этом. Прости, что так. В диссертация я не буду говорить о вас, не бойся. Честно, не думал, что ты остановишься. Ты так стонал. – он мягко улыбнулся, заметив, что я покраснел и встал с дивана, направляясь к барной стойке. Залез за неё рукой и достал какой-то диск.

- Здесь всё. Копии я уничтожу, обещаю. Бери. – протягивает мне его, а я до сих пор не могу поверить в только что сказанное им. Кажется, что я сплю или попал в сказку. Так ведь не может быть на самом деле – так сказочно и волшебно?

- Ты не шутишь? – робко спрашиваю я, сжимая в руке квадратную коробочку, в которой просвечивается круглый, отливающий металлом диск.

Он лишь снова добродушно улыбается и говорит:

- Нет. Я желаю счастья тебе и Тому. Правда. Только будьте осторожнее. Не все такие хорошие, как я.

Часть 8.

~Билл~

В половине второго я переступаю порог собственного номера, не веря в то, что всё закончилось. В какой-нибудь другой ситуации я бы сразу же побежал к брату, кинулся ему на шею и всё-всё выложил. Хотя он наверно еще у Георга, Дэвид сказал, они вроде продолжают веселье там.

Но не сейчас. Он безумный собственник, даже еще больший, чем я, и для него произошедшее сегодня, вероятно, будет изменой. Скорее всего, в его ситуации я бы тоже не поверил, разозлился, посчитал это предательством и тд. Но я не в его ситуации. Хотя я всё равно чувствую себя виноватым, знаю, что то было лишь действие возбудителя, но мне же отключило мозги? Я же не думал о Томе до того момента, пока не увидел чужие губы? Но я не обязан винить себя, потому что остановился, так мне сказал тот парень. И еще сказал, что это должно быть действительно очень сильным чувством, если я устоял. Так и есть.

Может, это глупо и по-детски, может, это слишком наивно, но я почему-то верю Тому. Просто чувствую, что он не врал мне. А иначе...нет, а иначе получается полный абсурд, с которым я ни за что не соглашусь.

Я устало валюсь на кровать, закрывая глаза, и снова и снова прокручиваю в голове последние события. Разговор с Дэвидом...прощальный секс с Томом...выступление на премии...бездумное заучивание английских фраз в перерыве репетиций...колотящееся сердце перед дверью неизвестной квартиры...неправильное возбуждение...

Чёрт, но я больше не могу ждать, я хочу прямо сейчас обнять Тома и заснуть в его объятиях, как раньше, поэтому направляюсь прямиком в номер к Георгу. Дэвид же сказал, что они решили немного отметить полученную награду, так сказать посидеть в тесном семейном кругу и сообразить на троих. Но, подойдя к двери, я слышу, что оттуда доносится громкая музыка, грохот и смех, причем не только мужской. Я стучу, уже боясь увидеть самое худшее, потому что после сегодняшнего происшествия можно ожидать чего угодно. Теперь я уже не так уверен, что Том устоит перед парой сисек, хотя до этого он никогда не давал мне повода.

- О, Билл! Заходи, а мы тут отмечаем, – открывает мне через некоторое время уже просто никакой Жора, вталкивая внутрь.

Мой взгляд на автомате скользит по всем присутствующим в поисках брата, но лица расплываются в полумраке, в сигаретном дыму, и я не понимаю, кто сидит в углу: то ли там один человек, то ли их двое...ха, неужели тоже близнецы? Ладно, к черту их, в любом случае «ЭТО» - не Том.

- А.ГДЕ.МОЙ.БРАТ? – стараюсь произнести как можно четче и громче, но меня похоже все равно никто не слышит из-за орущей музыки и пьяного смеха, почему-то никто даже не обращает внимания. Всё пространство утопает в клубах дыма и запахе перегара. Черт, куда делся Жора? Где Том?!?!?

Открываю единственную дверь и....несколько раз моргаю, не веря своим глазам, потому что такого не может быть. Не должно быть.

Какая-то блядь прижата к стене, а Том стоит меж её разведенных ног, согнутых в коленях и опирающихся на край ванны, поддерживает её за ягодицы и конкретно имеет в скоростном режиме, впечатывая в холодную плитку и засаживая по самые яйца.

Большая грудь противно поднимается и опускается при каждом толчке, а длиннющие безвкусно нарощенные или хуже того накладные ногти полосуют спину Тома.

- КАК ТЫ МОГ?!???? СВОЛОЧЬ!!!!!!! СВОЛОЧЬ!!!!!!! – подрываясь к ним, пытаюсь отодрать его тело от этой шлюшки, но он...просто отталкивает меня, пихает обратно к двери, запрокидывая голову и убыстряя движения.

- НЕЕЕЕТ!!!! ТОМ, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ!!!!! ПРЕКРАТИ!!!!!!!! – в отчаянии кричу я, но он, просто не обращая внимания на эти вопли, трахает ее дальше.

Слезы предательски застилают глаза, я оседаю на пол и зажмуриваюсь, потому что не могу видеть его бедра, разрывающие кого-то другого, а не меня, но все равно слышу её блядские стоны, его тяжелое дыхание, его крик в момент оргазма. Я больше не хочу жить...не хочу...нет...нет...

- НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!!!!....Неееет!!!!!!!!!

НЕТ..нет...нет...открываю глаза: темно и тихо. Я уже...умер? Так быстро? Но с каждой секундой окружающий меня мрак начинает приобретать знакомые очертания кровати, подушки, разбросанной по полу одежды. Значит...это был сон? Просто страшный сон? У меня голова кружится от облегчения, когда я понимаю, что ничего это не было, но...если это действительно так, я должен немедленно в этом убедиться.

Сознание проясняется мгновенно, я пулей вскакиваю с постели, вылетаю из номера и со всех ног, как только могу, несусь к Георгу и барабаню кулаком в его дверь. Но никто не открывает, и у меня уже начинается истерика, чувствую себя главным героем какого-то кошмарного фильма, я долблю сильнее, пока до моих ушей не доносится дикий рёв:

- БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!! ЗАТКНИТЕСЬ!!!!!!!!!!!!!! – да, узнаю нашего Жору, но стучать не перестаю.

- ГЕОРГ, ЭТО БИЛЛ! ОТКРОЙ МНЕ!

- БИЛЛ, ИДИ НА ХУЙ!!! МНЕ ХРЕНОВООООООО!!!!

- САМ ИДИ НА ХУЙ и...ОТКРОЙ МНЕ ДВЕРЬ!!!!!

- ОХ МАТЬ ВАШУ!!!

Видно ему и в самом деле, мягко говоря, не совсем хорошо, потому что, пытаясь встать с кровати, он, по-видимому, так и не смог принять нужное вертикальное положение и с грохотом свалился на пол, заорав при этом:

- АААА...БЛЯЯЯ....МОЯ НОГАААА!!! НУ ЧТО ЗА ХУИЗМ!!!

Каким-то чудом он добирается до двери и предстает передо мной просто в лучшем своем виде: в семейных трусах, украшенных маленькими красными сердечками, с торчащим из уха пуховым пером наверно из подушки, а на шее красуется непонятно откуда взявшийся ярко-бордовый засос. Его лицо при этом лучше оставить без комментариев.

Оттолкнув пьяного Жору, залетаю к нему в номер и распахиваю дверь ванной. Там...пусто.

- Георг, где Том? – оборачиваюсь к нему, но взгляд натыкается лишь на голую стену, потому что Жора уже сполз по ней вниз и, привалившись спиной, почти что храпел. Я тормошу его за плечи, наклоняясь ниже:

- ОЧНИСЬ, АЛКОГОЛИК!

- НУ ЧТО *йык* ЕЩЕ???? – с трудом открывая глаза, бормочет он.

- Где Том?

- БЛЯ, ДА Я ХУЙ ЗНАЮ????? К себе наверно пошел! Билл, ОТВАЛИ ОТ МЕНЯ УЖЕ, ладно?

- Давно? Он ушел давно? – с непонятным волнением в голосе спрашиваю я.

- ДА СРАЗУ ОН УШЕЛ! Мы ваще вдвоем с Густавом отмечали...ха, он либО трахает *йык* наконец кого-то...бля, моя головАААА!!!! Билл, отстань, а?

- Ладно, извини, – помогаю ему подняться и тащу до кровати, на которую он тут же валится морской звездой и моментально отрубается.

А я выхожу из номера и опираюсь спиной на стену, потому что просто боюсь идти к Тому. Руки дрожат, ноги не слушаются, но, повторяя себе, что это был всего лишь сон, что он не станет мне изменять, как только перед ним откроются двери свободы, неуверенно делаю шаг за шагом, пока не останавливаюсь перед его дверью, через щель которой проникает слабый свет, а на ручке висит табличка «DO NOT DISTURB».

Пожалуйста, Том, не убивай меня.

Я робко стучу костяшками пальцев по дереву, а сердце бьется так, что его удары отдаются болезненным шумом в висках.

Несколько секунд, хотя мне кажется целую вечность, из-за двери не доносится ни звука, а потом я наконец слышу шаги.

- Кто...там?

- Это я.

- Билл? – чувствую некоторое смущение в его голосе, но он все же сразу открывает дверь, представ передо мной в одних трусах, ничуть не скрывающих просто огромнейшую эрекцию.

В груди неприятно ёкает, и я, отталкивая Тома, забегаю внутрь.

- Где она? – чуть ли не плача от обиды и разочарования спрашиваю я.

- Кто? – недоуменно отвечает Том.

- ТА, С КЕМ ТЫ МНЕ ИЗМЕНЯЕШЬ! ГДЕ ОНА??? – в это время распахиваю дверь в ванну, осматривая каждый уголок...никого, выбегаю обратно и заглядываю под кровать...пусто, одергиваю штору...лишь окно, под стол...в шкаф...в тумбочку...в чемодан...в сумку...под стул...

Мечусь как сумасшедший меж четырех стен, все повторяя:

- Где она...где она...где...

А Том стоит, прислонившись к стене, и в шоке смотрит на меня, совершенно ничего не говоря. Я просто схожу с ума...в номере никого нет...НИКОГО НЕТ!!! Подождите-ка...В номере...В!

Я перевожу взгляд на Тома, а затем поворачиваю голову в сторону окна, резко подбегаю к нему и снова, отодвинув штору, пытаюсь открыть. Я просто совершенно не думаю, что творю, не думаю, как это выглядит со стороны, в голове крутится лишь одна съедающая меня изнутри мысль: Том мне изменяет.

- Билл, что ты делаешь? – неожиданно чувствую нежный голос прямо у уха и две руки, ложащиеся мне на талию. Ноги моментально подкашиваются – черт, ну почему я не в состоянии контролировать свое тело, которое так предательски реагирует на столь любимые прикосновения? Слезы подступают к глазам, мне больно, что всё это лишь фальшь, чтобы загладить вину, мне больно, что я похоже действительно схожу с ума, ведя себя как придурок, но ничего не могу с собой поделать. Слишком большой стресс переживает мой молодой организм.

- Том, где она? - обреченно шепчу, непроизвольно закрывая глаза, и против воли расслабляюсь от осторожных поглаживаний в области живота.

- Билл, успокойся. Тут никого нет и быть не может. Как ты вообще мог такое подумать!

Он притягивает меня ближе и обнимает чуть крепче, упираясь...возбужденным членом мне в зад, что тут же отрезвляет мои затуманенные ласками мозги, и я вырываюсь из его объятий, отхожу от окна и начинаю выкрикивать ему в лицо:

- А почему у тебя член тогда стоит, а? Почему висит эта табличка на двери? Почему ты не остался у Георга, а сразу ушёл? – мне уже самому стыдно за свою истерику, но я просто не могу сдерживаться. Я смахиваю слезы и устало опускаюсь на край кровати, закрывая лицо руками. Надоело притворяться, что я сильный, что у меня всегда все хорошо, если даже Том лжет и...опускается передо мной на колени, забирая мои руки в свои.

- Биллииии....ну что ты как маленький, а? Что за глупая сцена ревности, когда мне никто кроме тебя не нужен? Ну, посмотри на меня, - поднимаю свои заплаканные глаза на него, а он с улыбкой на губах продолжает. – Я ушел от Георга, потому что без тебя мне было там скучно. Табличку я всегда вешаю, ты же знаешь, – это точно, но, учитывая перенесенный стресс, мой мозг видно просто выкинул эту информацию из головы. – А по поводу члена...я просто не мог заснуть без тебя, вот и представлял, что сделаю с тобой при встрече. Ну и возбудился сам от своих же фантазий. Кстати, а как там... – он не успевает договорить начатую фразу, потому что в этот момент видно мои нервы совсем сдают, от слов Тома у меня просто начинается истерика, и я откидываюсь назад, сгибаясь пополам от дикого смеха. Наверно именно таким странным образом моё тело избавляется от ненужного балласта плохих воспоминаний. И впервые за долгое время моему сердцу действительно хорошо и спокойно.



Pages:     || 2 |
 





<


 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.