WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ
ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Я.А. Глухий, С.В. Глушков,

А.К. Столярова, В.А. Сусеков,

Ю.А. Морев

ОЧЕРКИ ПО ФОНЕТИКЕ ИСЧЕЗАЮЩИХ САМОДИЙСКИХ ЯЗЫКОВ

(ЭНЦЫ, НГАНАСАНЫ, СЕЛЬКУПЫ):

АНАЛИЗ ДИСТРИБУЦИИ

И ФОНЕМНЫЙ СОСТАВ

Монография

Издательство

Томского политехнического университета

2010

УДК 811.511.2

ББК Ш167-1

О-95

Глухий Я.А., Глушков С.В., Столярова А.К., Сусеков В.А., Морев Ю.А.

О-95 Очерки по фонетике исчезающих самодийских языков (энцы, нганасаны, селькупы): анализ дистрибуции и фонемный состав / Я.А. Глухий, С.В. Глушков, А.К. Столярова, В.А. Сусеков, Ю.А. Морев; Национальный исследовательский Томский политехнический университет. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2010. – 159 с.

ISBN 978-5-98298-754-9

Монография представляет процедуру и результаты фонологического анализа звукового строя энецкого, нганасанского и селькупского языков. Определён фонемный состав вокалической и консонантной подсистем. Изложена методология исследования фонетики самодийских языков в синхронии.

Книга предназначена для специалистов в области фонетики уральских языков и функциональной лингвистики.

УДК 811.511.2

ББК Ш167-1

Рецензенты

Доктор исторических наук,
профессор УдмГУ
В.В. Напольских

Кандидат филологических наук,
заведующий кафедрой языков народов Сибири ТГПУ, доцент
А.Ю. Фильченко

ISBN 978-5-98298-754-9 © ГОУ ВПО «Национальный
исследовательский Томский
политехнический университет», 2010

© Глухий Я.А., Глушков С.В.,

Столярова А.К., Сусеков В.А.,

Морев Ю.А., 2010

© Оформление. Издательство Томского
политехнического университета, 2010

Содержание

Предисловие (Ю.А. Морев)…………………………………………. 5

О транскрипции и подаче языкового материала (С.В. Глушков)….. 8

Энецкий язык

Очерк 1. Сведения об энцах и история изучения

энецкого языка (Я.А. Глухий)………………………….... 10

Очерк 2. Краткие сведения об экспериментально-фонетическом

исследовании диалекта бай

энецкого языка (В.А. Сусеков)………………………….. 16

Очерк 3. Фонологический анализ консонантной подсистемы

диалекта бай энецкого языка (Я.А. Глухий)……………. 19

3.1. Дистрибуция согласных звуков…………...……………. 20

3.1.1. Дистрибуция губных согласных b, p, m...………. 20

3.1.2. Дистрибуция переднеязычных согласных

d, t, I, }, n, l, r...…………………………………… 23

3.1.3. Дистрибуция среднеязычных согласных

њ, S, d“, ў, t“, ќ, j, l“, N…...…………………………..… 30

3.1.4. Дистрибуция заднеязычных согласных g, k, \..... 35

3.1.5. Дистрибуция глоточных согласных U, {................ 37

3.1.6. Дистрибуция гортанных согласных ?, ?з……...… 38

3.2. Состав консонантных фонем………...…………………. 40

Очерк 4. Фонологический анализ подсистемы вокализма

диалекта бай энецкого языка (В.А. Сусеков)………...… 44

4.1. Фонемный состав гласных….……………………...…… 44

4.1.1. Монофтонги……………………………………… 44

4.1.2. Дифтонги…………………………………………. 50

4.2. Некоторые экспериментальные данные по гласным..… 58

Нганасанский язык

Очерк 5. Сведения о нганасанах и история изучения

нганасанского языка (А.К. Столярова)……………….… 64

Очерк 6. Об экспериментально-фонетическом исследовании

звуковых реализаций согласных фонем

в нганасанском языке (сведения о научном

аппарате исследования) (А.К. Столярова)…………..….. 69

Очерк 7. Фонологический анализ консонантной

подсистемы авамского диалекта

нганасанского языка (А.К. Столярова)……………….… 73

7.1. Дистрибуция согласных звуков………..……………….. 74

7.1.1. Губные согласные b, b“, B, B“, w, w“, p, P, m, є….… 74

7.1.2. Переднеязычные согласные

d, t, I, ], }, s, S, n, l, r, ѕ………………………...…. 76

7.1.3. Среднеязычные согласные d“, t“, ќ, N, l“, j…………. 83

7.1.4. Заднеязычные согласные g, ї, k, ђ, \, |…………. 88

7.1.5. Глоточные согласные U, U“, {, {“…………………… 91

7.1.6. Гортанный согласный ?.......................................... 93

7.2. Состав согласных фонем………………..………………. 94

Селькупский язык

Очерк 8. Краткий обзор источников

по селькупскому языку (С.В. Глушков)…………...…… 95

Очерк 9. Фонологический анализ кратких и долгих гласных

в диалектах селькупского языка (С.В. Глушков)…….... 105

9.1. Характеристика основных аллофонов и

номенклатура гласных……………………………………….. 106

9.2. Дистрибуция кратких и долгих гласных…...………….. 108

9.2.1. Дистрибуция кратких и долгих гласных

в анлауте, инлауте и ауслауте слова……………. 108

9.2.2. Дистрибуция кратких и долгих гласных

в открытом и закрытом слогах………………….. 113

9.2.3. Дистрибуция кратких и долгих гласных

перед краткими и долгими согласными……...… 116



9.2.4. Дистрибуция кратких и долгих гласных

после кратких и долгих согласных

(в непервых слогах)……………………………… 119

9.3. Минимальные пары по признаку

длительность/краткость гласных…...……………………….. 125

9.4. Фонологический статус признака

длительность/краткость гласных………...………………….. 127

Комментарии (С.В. Глушков)…………………………………….…. 132

Список сокращений………………………………………………….. 141

Список таблиц и диаграмм…………………………………………... 142

Литература……………………………………………………………. 144

Предисловие

В 1980 г. после международного конгресса финно-угроведов в Турку принимающая сторона организовала морской круиз на теплоходе до Аландских островов, находящихся в Балтийском море на границе между Финляндией и Швецией. Жители островов, как это часто бывает в подобных местах, билингвы и несут на себе отпечаток многих «пограничных» культур Балтики. На теплоходе, где собрались исследователи с разнообразными научными интересами, имелось достаточное количество конференц-залов, в которых участники продолжили начатые в Турку диспуты, и мне посчастливилось иметь длительную беседу с академиком Б.А. Серебренниковым, работу которого «Вероятностные обоснования в компаративистике» см.: [Серебренников 1974а] я к тому времени досконально изучил и уже применял в своих исследованиях.

Поскольку дело происходило вскоре после того, как Я.А. Глухий, В.А. Сусеков и А.К. Столярова (с которыми я находился, что называется, «в одной связке» и в постоянном контакте) защитили свои кандидатские диссертации и поднятая ими проблематика была еще «на слуху», то естественно, что наша дискуссия с Б.А. Серебренниковым «повернулась» на тематику, близкую самодийской фонетике, а точнее – на возможность построения фонологической модели языка по экспериментальным (инструментальным) данным и определения различительных признаков фонем по этим данным.

Высказав соответствующее уважение ко всем исследованиям, инкорпорирующим в той или иной степени инструментальные данные, отметив новизну и большие трудности, встречающиеся на этом пути, многообещающие успехи, уже достигнутые в этой области, пафос и самоотверженность фонетистов, продвигающих экспериментально-инструментальные исследования, Б.А. Серебренников заметил, что сама идея различительных признаков (в том виде, как она существовала тогда) не должна восприниматься догматично и, возможно, еще потребует своего пересмотра. Дифференцирующие признаки, выделяемые и вполне «объективируемые» инструментально в одних условиях, могут не работать в других условиях, при этом «понимаемость» звучащей речи – что самое парадоксальное – может сохраняться. В качестве примера Б.А. Серебренников приводил дифференциальный признак глухость/звонкость русских согласных – при шёпотной речи, т. е. в условиях, когда этот признак объективно нейтрализован и не работает, «понимаемость» русской речи сохраняется.

В этой связи совершенно нетривиально выглядели сложности, с которыми столкнулся в своей кандидатской диссертации Я.А. Глухий в попытке найти инструментальное решение дифференциальных признаков согласных энецкого языка. Работа голосовых связок, длительность, да и общая энергия согласных не давали однозначных численных значений в пользу того или иного признака. Поскольку согласные, тем не менее, явственно различались на слух, то Я.А. Глухий задавал совершенно резонный вопрос, что «… чем-то эти фонемы должны различаться» [Глухий 1978а: 125]. Возможно, решение вопроса кроется в дальнейшем делении «неделимого», т. е., как и отмечал Б.А. Серебренников, в пересмотре теории различительных признаков. Возможно, последние нельзя считать элементарными дистинктивными свойствами фонем.

Здесь возникает еще одна сторона проблематики: взаимоотношение синхронии и диахронии. Конечно, «чистые» синхронические и «чистые» диахронические исследования имеют полное право на раздельное существование. Всё-таки реальное взаимоотношение синхронии и диахронии представляется таковым, что наиболее объективные сущности могут быть вскрыты только при совместном рассмотрении того и другого. Интересно, что диалектные различия внутри языков самодийской группы (также и в других, но здесь разбираем только самодийские) – например, селькупского языка – задействуют те же системные признаки, что и фонемные различия внутри диалектов или идиолектов. Работа различных признаков – глухость/звонкость, напряжённость/ненапряжённость или длительность/краткость – в различных современных диалектных подразделениях селькупского языка (и других самодийских языков) может быть совершенно четко обусловлена причинами диахронического плана. То, что в синхронном состоянии фиксируется как долгий согласный, в диахроническом плане зачастую выступает как сочетание согласных: ПС *КntКj > энецк. (по данным М.А. Кастрена и Н.М. Терещенко) oddo, чаинские и верхнеобские селькупские говоры addк / addu «лодка». Подобное же прослеживается и на романском материале, когда сочетание согласных в латинском языке может давать долгие или геминированные согласные в дочерних языках.

Совершенной статики в языке нет, точнее – даже в статике есть динамика. Синхронические состояния постоянно перетекают одно в другое, а признаки фонем не равны, не тождественны самим себе. Они изменяются, движутся, «текут», как и вся материя. Необходимо допустить, что фонологические структуры языков подвижны. Причины и условия работы именно этих, а не иных дифференциальных признаков фонем на уровне синхронии могут быть выявлены на диахроническом уровне.

В данных Очерках реализован только один из указанных подходов. Монография частично представляет материал кандидатских диссертаций, которые защитили Я.А. Глухий (1978 г.), В.А. Сусеков (1978 г.), А.К. Столярова (1980 г.) и С.В. Глушков (2002 г.). Первые три диссертации представляют работы сугубо синхронического плана, подготовленных по инструментальным данным, четвёртая – также преимущественно синхронического плана, но по слуховому восприятию и с отдельными диахроническими разделами. Материал этих диссертаций в таком объеме и виде до сих пор не публиковался, поэтому можно ожидать научный интерес к их частичной публикации в виде данной монографии.

Реализация синкретичного синхронно-диахронического подхода подразумевает наличие существенного объема сведений как статического, так и динамического планов. Представляется, что публикация данной монографии сделает серьёзный задел для работы в этом направлении. К слову, отмечу, что диссертация С.В. Глушкова, как более поздняя в данном ряду и выполненная, главным образом, в синхроническом аспекте, уже характеризуется существенным наличием диахронического материала – её автор привлекал значительный материал по истории селькупского языка, правда, в его работе отсутствуют инструментальные данные. Большой оптимизм вселяет то, что авторы Очерков имеют существенный объем сведений, которые еще не нашли свое место в изданных работах. Переработка этой информации с учётом вышесказанного и последующая публикация в работах, подобных данной монографии, возможно, внесёт свою посильную лепту в решение как теоретических вопросов общей и частной фонетики, так и практических задач сравнительной и сопоставительной фонетики самодийских языков.

Завершая Предисловие, отмечу несколько конкретных пунктов, которые необходимо иметь в виду при прочтении данной монографии.

При выявлении фонем энецкого, нганасанского и селькупского языков авторами данной работы применяются правила выделения фонем Н.С. Трубецкого*1). При описании фонологических систем указанных языков авторы (хотя и не всегда последовательно) стоят на теоретических положениях Ленинградской фонологической школы. Термины «аллофон» и «оттенок» в данной работе не разграничиваются и используются в качестве синонимов.

Работа снабжена Комментариями, которые дают дополнительные сведения и пояснения к излагаемому материалу. Языковой материал монографии отражён в 25-ти таблицах и в 2-х диаграммах. В их нумерации первая цифра означает номер очерка, к которому относится таблица или диаграмма, вторая цифра – порядковый номер таблицы или диаграммы в очерке.

Ю.А. Морев

О транскрипции и подаче языкового материала

В своих оригинальных работах (см. кандидатские диссертации и авторефераты [Глухий 1978а; 1978б; Сусеков 1978а; 1978б; Столярова 1980а; 1980б; Глушков 2002а; 2002б]) авторы данной коллективной монографии применяли транскрипционные системы, в той или иной мере отличающиеся от финно-угорской транскрипции. Так, Я.А. Глухий, А.К. Столярова и В.А. Сусеков в своих диссертациях применяли фоническую запись словоформ энецкого языка в транскрипции академика Л.В. Щербы, с теми изменениями, которые были внесены В.М. Наделяевым согласно проекта унифицированной фонетической транскрипции (УУФТ) последнего (см.: [Наделяев 1960]). Уточнения, внесённые В.М. Наделяевым, были приспособлены специально для записи сибирских языков. Запись энецких и нганасанских слов в кандидатских диссертациях указанных авторов производилась «от руки» чернилами черного цвета. В нашей кандидатской диссертации [Глушков 2002а] использовалась финно-угорская транскрипция с незначительными изменениями, обусловленными средствами компьютерного набора и доступными на то время цифровыми шрифтами.

В данной коллективной работе при передаче материала самодийских языков применяется финно-угорская транскрипция.

Весь аутентичный материал энецкого, нганасанского и селькупского языков подаётся курсивом, главным образом, с помощью шрифта «Лингва» (Lingua). Этот шрифт, разработанный профессором В.В. Напольских (г. Ижевск), уже использовался в нескольких публикациях по селькупам (см. в первую очередь коллективную монографию «Мифология селькупов» [Тучкова, Кузнецова, Казакевич и др. 2004]) и хорошо себя зарекомендовал. Впоследствии при осуществлении перевода «Мифологии селькупов» на английский язык «Лингву» доработал редактор английского перевода Клив Толли (Clive Tolley). Этот несколько измененный вариант «Лингвы» использовался в ряде наших работ [Glushkov, Tuchkova, Baidak, 2004; Глушков 2004; Байдак, Глушков, Максимова 2004 и др.], а также при подготовке других собственных и совместных публикаций, в том числе и данной работы. В настоящее время этот шрифт является уже своего рода стандартом, по крайней мере, при работе с южно- и центрально-селькупским материалом.

Поскольку данная публикация представляет материал нескольких самодийских языков, некоторые диакритические знаки были выполнены с помощью другого шрифта – «Титус» (Titus Cyberbit Basic) – который нам предоставил финский исследователь селькупского языка Я.К. Алатало (этот шрифт применялся в [Alatalo 2004]).

Перечислим транскрипционные знаки, используемые в данной работе: согласные – b, B (полузвонкий), bb, b“, B, B“, w, w“, p, pp, P, m, mm, є, d, d“ (переднеязычный палатализованный – редкий «смягчённый» оттенок /d/, встречается только в энецком материале), d“ (среднеязычный палатализованный), dd, D (полузвонкий), t, t“ (переднеязычный палатализованный – редкий «смягчённый» оттенок /t/, встречается только в энецком материале), t“ (среднеязычный палатализованный) tt, I, II, ], }, }}, s, S, Щ, A, њ, n, nn, l, r, ѕ, d“, t“, ќ, ў, N, l“, j, g, G (полузвонкий), gg, ї, U, k, kk, ђ, {, q (увулярный), \, |, (встречается только у Г.Н. Прокофьева), U, U“, {, {“, ?, ?з (два последних – гортанные, соответственно, ртовый и сонорный); гласные – i, @, §, Ц, e, e, н, щ (встречается только в контексте «идеальных» гласных по Г. Фанту), aх, (встречается только в качестве реконструируемого гласного для раннего состояния энецкой фонологической системы, т. е. – фактически *aх) ч, 2, ц, К (встречается только в реконструкциях Ю. Янхунена, т. е. – фактически *К), a, u, Ы, o, 7, ы, 1,, й, eъ, нъ, и, $, Е, я, 6, Ыъ, ф, л, 9, п, к.

Символом С обозначается любой согласный звук, символом V – любой гласный звук. Знак «» используется в нескольких (весьма немногочисленных случаях) для обозначения морфемной границы там, где её необходимо обозначить. В одном случае этот знак используется в качестве диакритического при описании соответствий знаков различных (транскрипционных) систем знакам финно-угорской транскрипции для обозначения гласного транскрипционной системы В.М. Наделяева, идентичного узкому гласному Ц (см. Таблицу 2.1). Как видно из списка используемых транскрипционных знаков, полузвонкость согласных обозначается заглавным кардинальным знаком для соответствующего звонкого согласного (например: G). Знак «*» означает (в зависимости от контекста) гипотетическую или реконструированную форму (этот же знак с цифрой обозначает номер комментария в соответствующем разделе всей работы). Точка после гласного «·» обозначает основное ударение там, где оно падает на непервый слог, две точки после гласного «:» обозначают второстепенное ударение. Знак «/» в примерах отделяет факультативно варьирующиеся формы.

При цитировании, если звук или слово стоит внутри цитаты, сохраняются знаки и символы оригинала (равно как орфография и пунктуация источника).

С.В. Глушков

Комментарии

*1) В данной работе нам кажется уместным и необходимым привести правила выделения фонем, а также некоторые цитаты из работы Н.С. Трубецкого «Основы фонологии» [Трубецкой 1960], характеризующие его отношение к фонеме.

Первое правило выделения фонем сформулировано Н.С. Трубецким следующим образом: « Если в том или ином языке два звука встречаются в одной и той же позиции и могут замещать друг друга, не меняя при этом значения слова, то такие звуки являются факультативными вариантами одной фонемы» [Трубецкой 1960: 53]. Второе правило выделения фонем: «Если два звука встречаются в одной и той же позиции и не могут при этом заменить друг друга без того, чтобы не изменить значения слова или не исказить его до неузнаваемости, то эти звуки являются фонетическими реализациями двух разных фонем [Трубецкой 1960: 55]. Третье правило: «Если два акустически (или артикуляторно) родственных звука никогда не встречаются в одной и той же позиции, то они являются комбинаторными вариантами одной и той же фонемы» [Трубецкой 1960: 56]. Четвертое правило: «Два звука, во всем удовлетворяющие условиям третьего правила, нельзя тем не менее считать вариантами одной фонемы, если они в данном языке могут следовать друг за другом как члены звукосочетания, притом в таком положении, в каком может встречаться один из этих звуков без сопровождения другого» [Трубецкой 1960: 57].





Об экспликативной фонологии (о фонологии в узком смысле): «… два звука относятся друг к другу как варианты, если они не могут дифференцировать интеллектуальных значений. Судить же о том, выполняет ли противоположение таких двух звуков какую-либо иную функцию (экспрессивную или апеллятивную), должна не фонология в строгом смысле этого слова, а стилистика звуков. Все факультативные варианты обязаны своим существованием тому обстоятельству, что только часть артикуляторных признаков любого звука обладает фонологически различительными свойствами. Прочие артикуляторные признаки звука в этом отношении «свободны»: они могут варьировать от случая к случаю. А используется ли это варьирование в выразительных целях или нет – для экспликативной фонологии (в частности, для фонологии слова) безразлично» [Трубецкой 1960: 55].

О звуковых признаках фонемы и функциях языка: «Фонологическая система любого языка является как бы ситом, через которое просеивается все сказанное. Остаются только самые существенные для индивидуальности данной фонемы звуковые признаки. Все прочее отсеивается в другое сито, где остаются признаки, существенные для апеллятивной функции языка; еще ниже находится третье сито, в которое отсеиваются черты звука, характерные для экспрессивной функции языка» [Трубецкой 1960: 59].

*2) В ряде работ показана и доказана (!) вторичность публикаций И.Э. Фишера по отношению к материалам Г.Ф. Миллера [Пекарский 1870: 631; Бахрушин 1937: 32; Хелимский 1986]. Сейчас хорошо известно о тщеславии, честолюбии и стяжательстве И.Э. Фишера, о его соперничестве с Г.Ф. Миллером, известно, что И.Э. Фишер всеми средствами старался «затушевать» научные достижения Г.Ф. Миллера (современную публикацию основного труда которого – «Историю Сибири» в 2-х томах – см.: [Миллер 1999; 2000]), обойти своего руководителя по Второй Камчатской экспедиции, присвоить результаты его трудов, известно; что «Сибирская история» И.Э. Фишера [Fischer 1768] была написана им на материалах Г.Ф. Миллера, которого к тому времени отстранили от дел [Андреев 1937: 97 – 101]. Сейчас совершенно ясно, что именно Г.Ф. Миллер обосновал языковое различие трех «остяцких» народов (хантов, селькупов, кетов), представил первые объемные и точные данные по их языкам, быту, культуре, хозяйственному укладу. Материалы Г.Ф. Миллера использовались различными авторами кроме И.Э. Фишера (также, например, П.С. Палласом. Ю. Клапротом и другими) также зачастую без отсылок к источнику. Все это позволило одним авторам говорить о компилятивности работ И.Э. Фишера [Косвен 1961: 206], другим – признавать оригинальность только его этимологических изысканий [Gulya 1983]. Обзор этой темы, а также мнение Е.А. Хелимского о том, что публикации И.Э. Фишера имеют небольшое значение только по сравнению с их первоисточниками, о том, что эти работы имели значительный научный резонанс, см. в вышеупомянутой работе: [Хелимский 1986]. Мы же здесь только обращаем внимание, что авторство теории о «саянском» происхождении северных самодийцев с большой степенью достоверности можно адресовать не И.Э. Фишеру, а Г.Ф. Миллеру, или даже несколько ранее Д.Г. Мессершмидту (именно Д.Г. Мессершмидту, а не Ф.И. фон Страленбергу, как часто думают, принадлежит, например, первое описание состава уральской языковой семьи [Напольских 2001: 18]).

*3) Строго говоря, Е.А. Хелимский может считаться сторонником «саянской» теории лишь отчасти. В своих более поздних работах [Хелимский 2000а: 21; Хелимский 2000б: 28] (впервые опубликованы в 1989 и 1996 гг., соответственно) Е.А. Хелимский, безусловно, включает Саяны в ареал распространения древних самодийцев, однако, никак не ограничивает их территорию, а также территорию древних северных самодийцев только данным регионом. Очевидно, что имелась эволюция научных взглядов Е.А. Хелимского в отношении локализации древних самодийцев, и его причисление к сторонникам «саянской» теории является результатом неизбежных в науке обобщений.

Относительно мнения Г.Н. Прокофьева можно также добавить, что Г.Н. Прокофьев являлся сторонником и, во многом, создателем теории многокомпонентности генезиса этносов – по его мнению, предки северных самодийцев принесли из Присаянья только свои самодийские компоненты, формирование же современных ненецкого, энецкого и нганасанского этносов происходило на новых территориях под влиянием также субстратных и адстратных (несамодийских) компонентов [Прокофьев 1940].

*4) В данной коллективной монографии термины «экспериментальный» и «инструментальный» используются в качестве синонимов. Поэтому зачастую в работе употребляется какой-нибудь один из этих терминов (иначе всякий раз приходилось бы писать «экспериментальный и инструментальный» или решать, чего в каждом конкретном случае больше). Такое использование этих терминов, конечно, является условностью, которую мы посчитали удобной только для целей данной публикации. Нами, конечно, осознаются (и уже отмечались) взаимные несоотносимость и нетождественность данных терминов (см., например: [Glukhiy, Glushkov 2009: 14]).

*5) В действительности Я.А. Глухий на фоническом уровне анализирует 39 согласных звуков, как это видно из списков слов, представленных для анализа дистрибуции, а не 26. Вычет палатализованных оттенков согласных (см. Таблицу 3.7 в комментируемом очерке) как раз и даёт искомые 26 согласных звуков.

*6) Фонетический облик местоимений bu? / bu «он» и u «ты» диалекта бай энецкого языка находит параллели в кетском языке: кет. я. bu, u, при ПЕ *bu и *кg(к)/ug(к), соответственно (здесь сохраняется транскрипция источника – электронного словаря Г. Вернера [Werner 2002]). Е.А. Хелимский склонен видеть в этом енисейский субстрат или адстрат [Хелимский 2000а: 25].

*7) Суффикс уменьшительности в энецком языке -ku [Mikola 1995]. В качестве более обычных диминутивных форм (см. комментируемый очерк) Я.А. Глухий фиксирует: bag(o)ku / bakku «ямка» < bago / baG / bak «яма» + ku. Форма bagoќa / bakќa «ямка», возможно, является ошибкой информанта или его индивидуальным переосмыслением. В то же время, поскольку соответствующая форма зафиксирована М.А. Кастреном [Castrn 1855: 92] в виде baggota и означает ‘Fuchsloch in der Erde’ (т. е. «лисья нора в земле») (см.: [Mikola 1995: 36]), возможно, что bagoќa / bakќa «ямка» представляет собой позднее семантическое развитие данного значения («лисья нора в земле» > *«нора» > «ямка»). Таким образом, bagoќa / bakќa представляет собой не грамматический диминутив, а «лексический» и может означать «небольшая яма в земле, лисья нора».

*8) В оригинальном тексте кандидатской диссертации автора комментируемого очерка на этом месте стоит знак «+» [Глухий 1978а: 45]. Конечно, было бы ошибкой считать, что в энецком языке возможно употребление гортанного согласного ? перед таким же согласным. Я.А. Глухий (как следует из наших устных бесед и представленного энецкого материала) здесь подразумевает лишь то, что для гортанного согласного ? (и факультативно ?з) имеется возможность его постконсонантного употребления, а не гипотетическая позиция *-V?? (факультативно *-V?з?) как это можно было бы подумать из «прямого» прочтения знака «+» в оригинальной таблице на этом месте.

Строго говоря, в данной таблице следовало бы создать ещё одну графу с позицией -VС?з. Знаки в этой графе повторяли бы знаки в графе

-VС?. Такая графа отсутствует в оригинале, и мы намеренно уклоняемся от её создания в Таблице 3.6 по техническим соображениям, чтобы не увеличивать количество граф.

*9) Оттенок t“ (т. е. переднеязычный палатализованный глухой согласный) переднеязычной фонемы /t/ в энецком языке следует, видимо, отнести к факультативным аллофонам (оттенкам) (либо исключить этот оттенок из рассмотрения вовсе). По крайней мере, Я.А. Глухий и В.А. Сусеков в оригинальных текстах своих кандидатских диссертаций (с которыми они любезно предоставили возможность работать автору данных комментариев) при представлении энецкого материала не проводят различий между палатализованными и непалатализованными переднеязычными звуками типа «t» – во всех позициях употребляется только непалатализованный оттенок [Глухий 1978а; Сусеков 1978а] – t. При этом не надо путать переднеязычный t“, о котором здесь идет речь, со среднеязычным t“ – оттенком среднеязычных фонем /ќ/ и /d“/. В диалекте бай энецкого языка имеется некоторое фонетическое «смягчение» смычных согласных перед гласными переднего ряда (почти исключительно перед i) – см. оттенки b“, і – которое, впрочем, нестабильно даже перед этим гласным и еще более нестабильно перед гласным e. Поэтому по аналогии перед такими гласными можно было бы также предполагать употребление палатализованного переднеязычного t“, а не t. Поскольку такое «смягчение» в реально засвидетельствованных формах все-таки не отмечено (см.: іiti «губа», а не *іit“i; іitiN? «(мои) губы», а не *іit“iN?; tetо «четыре», а не *t“etо; pоњte «круглый», а не *pоњt“e и другие примеры в: [Глухий 1978а: 192]), то палатализованный t“, если вообще включать его в фонетическую систему, следует признать факультативным оттенком переднеязычной фонемы /t/. То же справедливо и для переднеязычного палатализованного звонкого d“ (не путать со среднеязычным d“ – основным оттенком фонемы /d“/). Переднеязычный согласный d“ в реально засвидетельствованных формах не отмечен [Глухий 1978а], в энецких формах фиксируется переднеязычный d или среднеязычный d“.

*10) Определение В.А. Сусековым */к/ в качестве отдельной фонемы в неударных слогах в энецком языке (будь такое определение состоявшимся!) при указанных условиях более всего, на наш взгляд, находилось бы в рамках концепции Ленинградской фонологической школы. Однако, автор комментируемого очерка далее отказывается от фонемной трактовки к (см. по тексту очерка). Трактовка к всякий раз в качестве оттенка той фонемы, которую он факультативно замещает, скорее близка традиции Московской фонологической школы, поскольку объективирует наличие одинаковых, «перекрещивающихся» аллофонов у различных фонем.

*11) В действительности примеры на употребление согласного A в диалекте бай энецкого языка в данной работе отсутствуют. В оригинале кандидатской диссертации В.А. Сусекова [Сусеков 1978а] согласный A нам обнаружить также не удалось. Везде встречается палатализованный среднеязычный њ. Я.А. Глухий также в диалекте бай энецкого языка не фиксирует согласный A – во всех случаях встречаются њ или его оттенок S [Глухий 1978а]. Полагаем, что включение согласного A в таблицы по энецкому материалу либо ошибка, либо у В.А. Сусекова имеются данные, не вошедшие в его кандидатскую диссертацию. Даже если верно последнее, согласный A весьма редок в диалекте бай энецкого языка, почти повсеместно выступает њ.

*12) В настоящее время генетическое языковое родство самодийцев, юкагиров и енисейцев всерьез не рассматривается, хотя в третьей четверти XX в. такие теории были достаточно популярны, что было обусловлено научным «весом» их приверженцев. Вероятно, большинство известных схождений между указанными языками и семьями обусловлены ареальными и, частично, типологическими факторами (т. е. заимствованием и конвергенцией). Только в немногочисленных случаях имеет смысл говорить о генетических сходствах.

*13) Все-таки М.А. Кастрен (также допустимо: М. Александр Кастрен, но никак не Мат(т)иас Кастрен) собрал богатейший, уникальный и до сих пор в полной мере неоцененный материал по самодийским языкам и остяцким «наречиям», а также по многим другим языкам Сибири. Мы в полной мере согласны с мнением Т. Салминена, который назвал М.А. Кастрена «величайшим полевым лингвистом всех времен» (‘the greatest field linguist of all times’) [Salminen 2006: 146].

*14) Так в оригинальном тексте кандидатской диссертации А.К. Столяровой – автора очерка. Конечно, имеются в виду – уральские языки. Применение термина «финно-угорские» языки для обозначения не собственно финно-угорских, а уральских языков вообще являлось традиционным для советской уралистики (финно-угроведения). Автору данных комментариев при редактировании всей работы показалось необходимым и интересным сохранить некоторые элементы оригинального научного дискурса конца 80-х годов XX в.

*15) Имеется в виду, что исторически здесь /t/ < *t, а /I/ < *d.

*16) Строго говоря, в рассмотренном примере (Nind2m Uu? / Nind2m {u?) положение глоточных согласных может быть отнесёно к медиальной позиции лишь условно – согласные в этих примерах находятся в потоке речи. Тем не менее, для признания звонких глоточных согласных (вслед за А.К. Столяровой) оттенками (аллофонами) глухого глоточного согласного достаточно того, что в наиболее независимом положении начала изолированного слова возможны только глухие оттенки {, {“, а в фонетически обусловленных положениях – в интервокальной позиции и в сочетании с сонорными согласными – только звонкие оттенки U, U“.

*17) Нам всё-же известен один случай употребления ч в кетском диалекте: кет. p9newчLde «Пюневяльде (имя собст., миф.)» [Тучкова, Кузнецова, Казакевич 2004]. Этот случай требует отдельных комментариев, относящихся, скорее, к историографическому аспекту изучения селькупского языка, при этом не исключена и ошибка в записи селькупского материала или его неверная интерпретация. Мы хотели бы вынести этот вопрос за рамки данной работы.

*18) Здесь необходимо пояснить, что слово яta «виднеется» является, кажется, единственной формой на употребление гласного я в позиции анлаута в [Кузнецова, Хелимский, Грушкина 1980: 124, 146]. В изданном позднее словаре этот гласный – краткий: таз. at2qo [Кузнецова, Казакевич, Иоффе, Хелимский 1993: 101], а слов на употребление долгого я в анлауте, как будто, нет. Несколько таких слов имеется в словаре Я.К. Алатало [Alatalo 2004: 14, 15], поэтому считаем гласный я хоть и редким в анлауте слов северных диалектов, но всё-таки употребляющимся в данной позиции.

*19) Наличие в кёнгинском говоре нарымского диалекта некоторых случаев употребления гортанного (или фарингально-гортанного) смычного ? на месте увулярного смычного q других диалектов весьма необычно и труднообъяснимо. Однако полевой материал кёнгинского говора селькупского языка и собственное пояснение одного из его носителей о различии ? и q не оставляют никаких сомнений в аутентичности примеров: ?ab «полог», ?abor «рубашка», ?awpi «платок», ?яdк «ель», ?яnW «нарта» и др. Подробнее к этому см.: [Glushkov, Tuchkova, Baidak 2004].

*20) В селькупском языке долгие согласные делятся на собственно долгие и геминированные согласные (об их различении см., например: [Глушков 2000]). Геминированные согласные при восприятии на слух оказываются монофоническими единствами.

*21) Отметим, что в некоторых говорах селькупского языка представлены случаи фиксации долгих согласных в ауслауте и, следовательно, зачастую в односложных селькупских словах (см., преимущественно, [Деннинг 1984] – говоры тымского диалекта чумылькупов; также в отдельных случаях см. [Морев 1973] – ласкинский говор нарымского диалекта чумылькупов). На наше слуховое восприятие такого рода слова, по крайней мере, тымского диалекта следует всё-таки интерпретировать с редуцированным гласным призвуком в ауслауте. Причинами фиксации ауслаутных долгих согласных могут быть факторы как субъективного, так и объективного характера.

Здесь также необходимо упомянуть, что вне рассмотрения в данной работе остается малоисследованный для селькупского материала вопрос о наличии трех степеней длительности согласных (на это неоднократно указывал в наших устных беседах Я.К. Алатало, также см. материал в работах Ш.Ц. Купера) – согласные селькупского языка в данном очерке представляются нами имеющими только две степени фонетической долготы. В процедурах анализа краткие согласные противопоставлены некратким согласным. Конечно, иная интерпретация (с выделением трех степеней долготы) не только возможна, но и требует внимательного рассмотрения.

*22) Известно, что в обских говорах нарымского диалекта слова, представленные в качестве минимальных пар по длительности гласного (например: qat/qad «коготь, ноготь» – qяt/qяd «лоб», nop/nob «бог» – nфp/nфb «рукавица»), зачастую интерпретируются как представляющие фонологически релевантную оппозицию глухих и звонких согласных, т. е., в частности: Ласк. qad – qat/qяt, nop – nob, соответственно. Звонкие и глухие согласные, таким образом, в этих говорах рассматриваются в качестве представителей различных фонем [Морев 1977: 21; Хелимский 1985; Купер, Пустаи 1993]. Хотя нет, как будто бы, никаких причин специально опровергать это мнение или приводить значительное количество противоречащих такому выводу данных, все-таки необходимо отметить, что в другом центральном диалекте – тымском (самоназвание носителей диалекта – также чумылькупы) – глухость/звонкость согласных признается недифференциальным признаком [Katz 1975:

5 – 18], при этом фонологически различаются долгие и краткие гласные [Katz 1975: 19 – 29], что, можно расширить (как это видно из фонологических интерпретаций Х. Катца) и на нарымский ареал [Katz 1979с].

Мы более склонны доверять в этом отношении мнению Х. Катца, который специально и объемно занимался по-диалектной фонологической трактовкой селькупского материала. К тому же такая трактовка согласуется и с нашими собственными данными по тымскому диалекту и кёнгинскому говору нарымского диалекта. В качестве третьего решения можно предположить, что различающиеся фонологические интерпретации в рассматриваемом отношении для говоров тымского и нарымского диалектов обусловлены объективными различиями в более близких к Оби и в более «периферийных» говорах этих диалектов. Наконец, четвертым, совершенно отличающимся решением (правда, только для тымского материала), является мнение Н.В. Деннинг о том, что: а) звонкие согласные «вторичны» по отношению к глухим [Деннинг 1984: 17, 121]; б) различие между краткими и долгими гласными фонологически иррелевантно [Деннинг 1984: 75]. Повторимся, что наш собственный материал [Глушков 2002а; Глушков 2004; Glushkov, Tuchkova, Baidak 2004] говорит в пользу дифференциации рассматриваемых случаев на основании релевантного различия в длительности гласных, при том, что характеристики согласных по глухости/звонкости (при нашем восприятии) значительно варьируются и одинаковым образом нестабильны как на Кёнге (нарымский диалект), так и в Напасе (тымский диалект).

С.В. Глушков

Список сокращений

б. вр. – будущее время глагола

в. п. – винительный падеж

дв. ч. – двойственное число

ед. ч. – единственное число

зват. п. – звательный падеж

им. п. – именительный падеж

имя собств. – имя собственное

исх. п. – исходный падеж

Кёнг. – кёнгинский говор нарымского диалекта

кет. – кетский диалект селькупского языка

кет. я. – кетский язык

ласкат. – ласкательное

м. п. – местный падеж

мн. ч. – множественное число

миф. – мифологическое

н. вр. – настоящее время глагола

нар. – нарымский диалект селькупского языка

ненецк. – ненецкий язык, ненецкое

ПЕ – праенисейский язык

прит. скл. – притяжательное склонение

ПС – прасамодийский язык

род. п. – родительный падеж

русск. – русский язык, русское

СТ, ВТ – среднетазовский и верхнетазовский говоры (по другой классификации – диалекты) тазовского диалекта

таз. – тазовский диалект селькупского языка

турух. – туруханский диалект селькупского языка

энецк. – энецкий язык, энецкое

Список таблиц и диаграмм

Таблица 2.1. Соответствия некоторых знаков

транскрипционных систем

Таблица 3.1. Позиционное распределение звуков b и p

в диалекте бай энецкого языка

Таблица 3.2. Позиционное распределение звуков d и t

в диалекте бай энецкого языка

Таблица 3.3. Позиционное распределение звуков I и }

в диалекте бай энецкого языка

Таблица 3.4. Позиционное распределение звуков d“, ў, t“, ќ

в диалекте бай энецкого языка

Таблица 3.5. Позиционное распределение звуков g, k, \

в диалекте бай энецкого языка

Таблица 3.6. Обобщенное позиционно-комбинаторное использование

согласных звуков в диалекте бай энецкого языка

Таблица 3.7. Согласные фонемы диалекта бай

энецкого языка и их оттенки

Таблица 4.1. Реконструированная система гласных фонем

энецкого языка

Таблица 4.2. Гласные монофтонги диалекта бай энецкого языка

(современное состояние)

Таблица 4.3. Гласные диалекта бай энецкого языка

в абсолютном начале слова (ударная позиция)

Таблица 4.4. Гласные диалекта бай энецкого языка

в абсолютном исходе слова

Таблица 4.5. Гласные диалекта бай энецкого языка

в медиально-преконсонантной позиции в слове

Таблица 4.6. Гласные диалекта бай энецкого языка

в медиально-постконсонантной позиции в слове

Таблица 4.7. Гласные монофтонги диалекта бай энецкого языка

по экспериментальным данным

Таблица 4.8. Частотные характеристики идеальных гласных

(по Г. Фанту) и гласных диалекта бай энецкого языка

по данным формант F1 и F2 (Гц)

Диаграмма 4.1. Идеальные и энецкие гласные по F1 и F2 (Гц)

Диаграмма 4.2. Аппроксимация идеальных и энецких гласных

по F1 и F2 (Гц)

Таблица 7.1. Дистрибуция губных согласных звуков

в авамском диалекте нганасанского языка

Таблица 7.2. Дистрибуция переднеязычных шумных (ртовых)

согласных звуков в авамском диалекте

нганасанского языка

Таблица 7.3. Дистрибуция среднеязычных согласных звуков

в авамском диалекте нганасанского языка

Таблица 7.4. Дистрибуция заднеязычных согласных звуков

в авамском диалекте нганасанского языка

Таблица 9.1. Дистрибуция селькупских гласных

в анлауте, инлауте и ауслауте слова

Таблица 9.2. Дистрибуция селькупских гласных

в открытом и закрытом слогах

Таблица 9.3. Дистрибуция селькупских гласных

перед краткими и долгими согласными

Таблица 9.4. Дистрибуция селькупских гласных

после кратких и долгих согласных непервых слогов

Таблица 9.5. Краткие и долгие селькупские гласные,

противопоставленные в минимальных

фонологических парах

Литература

  1. Алатало Я.K. Сссыгууй ээджипсан (Словарь селькупско-русский и русско-селькупский кетского диалекта). Максимкин Яр – Хельсинки, 1998. – 149 с.
  2. Алиткина Л.А. Имя прилагательное в селькупском языке. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1979. – 193 с.
  3. Андреев А.И. Труды Г.Ф. Миллера о Сибири // Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М.-Л., 1937. С. 57 – 144.
  4. Артемов В.А. Экспериментальная фонетика. М., 1956. – 228 с.
  5. Байдак А.В. Глагольное управление в селькупском языке. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 2001. – 135 с.
  6. Байдак А.В., Глушков С.В. Максимова Н.П. Лингвистическая справка по селькупам // Энциклопедия: Народы Западной Сибири: Угры и Самодийцы. Москва, 2004. С. 306 – 307.
  7. Бахрушин С.В. Г.Ф. Миллер как историк Сибири // // Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М.-Л., 1937. С. 3 – 55.
  8. Беккер Э.Г. Селькупские топонимы Западной Сибири. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1965. – 272 с.
  9. Беккер Э.Г. Грамматические категории имени существительного в южных диалектах селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук. Томск, 1985. – 466 с.
  10. Беккер Э.Г., Быконя В.В., Ким А.А., Купер Ш.Ц., Морева Л.В. Пособие по селькупскому языку. Томск, 1994. – 272 с.
  11. Болсуновская Л.М. Способы глагольного действия в диалектах селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1998. – 171 с.
  12. Больдт Е.П. Образование имен прилагательных в нганасанском языке. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1974. – 21 с.
  13. Больдт Е.П. Именное словообразование нганасанского языка. Новосибисрк, 1989. – 95 с.
  14. Бондарко Л.В. Осциллографический анализ речи. Л., 1965. – 61 с.
  15. Бондарко Л.В., Вербицкая Л.В., Зиндер Л.Р. Акустические характеристики безударности (на материале русского языка) // Структурная типология языков. М., 1966. С. 56 – 84.
  16. Бондарко Л.В. Звуковой строй русского языка. М., 1977. – 176 с.
  17. Бондарко Л.В. Фонетическое описание языка и фонологическое описание речи. Л., 1981. – 199 с.
  18. Булгакова И.В. Лексика, отражающая материальную культуру селькупов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 2003. – 182 с.
  19. Быконя В.В. Структурно-семантическая характеристика локальных уточнителей в селькупском языке. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1984. – 214 с.
  20. Быконя В.В., Ким А.А., Купер Ш.Ц. Шёшкуй букварь. Томск, 1993. – 91 с.
  21. Быконя В.В., Ким А.А., Купер Ш.Ц. Словарь селькупско-русский и русско-селькупский. Томск, 1994. – 93 с.
  22. Быконя В.В. Структурно-морфологическая система числительных и история её формирования в диалектах селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук. Томск, 1996. – 340 с.
  23. Васильев В.И. Лесные энцы // Сибирский этнографический сборник 5. Академия наук СССР. Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Новая серия. Т. 84. М., 1963. С. 33 – 70.
  24. Васильев В.И. Самодийское население низовьев Енисея (Очерки по этнической истории, современному хозяйству и быту). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. М., 1968. – 26 с.
  25. Васильев В.И. К проблеме этногенеза северосамодийских народов // Социальная организация и культура народов Cевера. М., 1974. C. 133 – 175.
  26. Воеводина Н.М. Аналитические глагольные конструкции в селькупском языке (деепричастие + вспомогательный глагол). Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1974. – 191 с.
  27. Гальцова Н.П. Морфологические средства выражения темпоральных отношений в селькупском языке (на материале тымского диалекта). Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1993. – 168 с.
  28. Гашилов А.И. Адъективные формы существительных в тазовском диалекте селькупского языка. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1988. – 19 с.
  29. Глухий Я.А. Консонантизм энецкого языка (диалект бай) по экспериментальным данным. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1978а. – 229 с.
  30. Глухий Я.А. Консонантизм энецкого языка (диалект бай) по экспериментальным данным. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1978б. – 20 с.
  31. Глушков С.В. Чередование ступеней согласных в селькупском языке // Сравнительно-историческое и типологическое изучение языков и культур. Материалы международной конференции «22-е Дульзоновские чтения». Ч. III. Томск, 2000. С. 47 – 52.
  32. Глушков С.В. Длительность гласных и согласных в диалектах селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 2002а. – 188 с.
  33. Глушков С.В. Длительность гласных и согласных в диалектах селькупского языка. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 2002б. – 22 с.
  34. Глушков С.В. О диалектной принадлежности кёнгинского говора селькупского языка // Труды Томского областного краеведческого музея. Т. XIII. Томск, 2004. С. 139 – 142.
  35. Гордина М.В. О различных функциональных звуковых единицах // Исследования по фонологии. М., 1966. С. 172 – 183.
  36. Грачева Г.Н. Ранние представления нганасан о человеке. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Л., 1974. – 20 c.
  37. Григоровский Н.П. Азбука сюссогой гулани. Казань, 1879а.
  38. Григоровский Н.П. Молитвы и о сердечной молитве к Богу. На остяко-самоедском языке. Казань, 1879б. – 103 с.
  39. Деннинг Н.В. Фонетика тымского диалекта селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1984. – 278 с.
  40. Долгих Б.О. Происхождение нганасанов // Сибирский этнографический сборник 1. Академия наук СССР. Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Т. 18. М.-Л., 1952. С. 5 – 87.
  41. Долгих Б.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке // Академия наук СССР. Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Новая серия. Т. 55. М., 1960. – 622 c.
  42. Долгих Б.О. Мифологические рассказы и исторические предания энцев // Академия наук СССР. Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Новая серия. Т. 66. М., 1961. – 243 с.
  43. Долгих Б.О. Род, фратрия, племя у народов Северной Сибири. М., 1964. С. 622.
  44. Долгих Б.О. Образование современных народностей Севера СССР // Cоветская этнография, 1967, № 3. C. 3 – 15.
  45. Долгих Б.О. Очерки по этнической истории ненцев и энцев. М., 1970. – 267 с.
  46. Долгих Б.О. К вопросу о соотношении большой и малой семьи у народов Севера в прошлом // Социальная организация и культура народов Севера. М., 1974. С. 86 – 101.
  47. Доннер К. У самоедов в Сибири. / Пер. с нем. А.В. Байдак. Томск, 2008. – 176 с.
  48. Дульзон. А.П. Кетский язык. Томск, 1958. – 631 с.
  49. Дульзон А.П. Дорусское население Западной Сибири // Вопросы истории Сибири и дальнего Востока. Новосибирск, 1961. C. 362 – 368.
  50. Дульзон А.П. Кетские сказки. Томск, 1966а. – 166 c.
  51. Дульзон А.П. Селькупские сказки // Языки и топонимия Сибири. Т. 1. Томск, 1966б. С. 96 – 158.
  52. Дульзон А.П. Общность падежных аффиксов самодийских языков с енисейскими // Вопросы финно-угроведения. Вып. 7. Йошкар-Ола, 1970. С. 31 – 36.
  53. Зиндер Л.Р. Общая фонетика. Л., 1960. – 336 с.
  54. Зиндер Л.Р. Некоторые принципиальные основы экспериментально-фонтеических исследований // Экспериментально-фонетические исследования. Вып. 2. Минск., 1969. С. 109 – 116.
  55. Зиндер Л.Р. О минимальных парах // Язык и человек. М., 1970. С. 105 – 109.
  56. Зиндер Л.Р. Общая фонетика. Л. 1979. – 312 с.
  57. Златоустова Л.В. Длительность гласных и согласных звуков русского языка // Учёные записки Казанского государственного университета. Т. 114, кн. 6. Казань, 1954.
  58. Зырянова Е.В. Структура селькупского глагольного слова в синхронии и диахронии. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 2001. – 154 с.
  59. Ильяшенко И.А. Местоименные слова в южных диалектах селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1989. – 195 с.
  60. Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года (в 7-ми томах). Т. 4. Национальный состав населения СССР, союзных и автономных республик, краев, областей и национальных округов. М., 1973. – 648 с.
  61. Казакевич О.А. Использование ЭВМ для исследования бесписьменных и младописьменных языков: На материале селькупского языка. М., 1990. – 134 с.
  62. Кастрен М.А. Сочинения (в 2-х томах). Лапландия. Карелия. Россия. Т. 1. / Под ред. С.Г. Пархимовича. Сост. Ю.Л. Мандрика; Коммент. А.П. Зенько и С.Г. Пархимовича. Тюмень, 1999а. – 254 с.
  63. Кастрен М.А. Сочинения (в 2-х томах). Путешествие в Сибирь (1845 – 1849). Т. 2. / Под ред. С.Г. Пархимовича. Сост. Ю.Л. Мандрика; Коммент. А.П. Зенько и С.Г. Пархимовича. Тюмень, 1999б. – 351 с.
  64. Ким А.А. Выражение категории притяжательности в диалектах селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1987. – 205 с.
  65. Ким. А.А. Очерки по селькупской культовой лексике. Томск, 1997. – 219 с.
  66. Ким А.А. Селькупская культовая лексика как этнолингвистический источник: проблема реконструкции картины мира. Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук. Томск, 1999. – 356 с.
  67. Косвен М.О. Этнографические результаты Великой Северной экспедиции 1733 – 1743 гг. // Сибирский этнографический сборник 3. Академия наук СССР. Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Т. 64. М., 1961. С. 167 – 212.
  68. Крейнович Е.А. Юкагирский язык. М.-Л., 1958. – 288 с.
  69. Кузнецова А.И., Казакевич О.А., Иоффе Л.Ю., Хелимский Е.А. Очерки по селькупскому языку. Тазовский диалект. Ч. 2. М., 1993. – 196 с.
  70. Кузнецова А.И., Хелимский Е.А., Грушкина Е.В. Очерки по селькупскому языку. Ч. 1. М., 1980. – 408 с.
  71. Кузнецова Н.Г. Глагольная подсистема кетского диалекта селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1987. – 233 с.
  72. Кузнецова Н.Г. Асимметричные явления и развитие селькупской глагольной парадигмы. Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук. Новосибирск, 1996. – 312 с.
  73. Кузьмина А.И. Грамматика селькупского языка. Ч. 1: Селькупы и их язык. Новосибирск, 1974. – 265 с.
  74. Купер Ш.Ц. Типы чередования ступеней в селькупском языке // Строй самодийских и енисейских языков. Томск, 1987. С. 66 – 74.
  75. Купер Ш.Ц. Интерпретация длительности согласных в селькупском языке // Материалы VI Международного конгресса финно-угроведов. Т. 2. М., 1990. С. 111 – 112.
  76. Купер Ш., Пустаи Я. Селькупский разговорник. Нарымский диалект // Specimina Sibirica. T. 7. Szombathely, 1993. – 79 c.
  77. Кюннап А.Ю. Флективные суффиксы камасинского языка (в сравнении с флективными суффиксами других южносамодийских языков). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Тарту, 1969. – 20 c.
  78. Кюннап А.Ю. Показатели числа имен существительных в северносамодийских языках // Советское финно-угроведение, 1973а, № 3. C. 207 – 216.
  79. Кюннап А.Ю. Показатели числа финитных глагольных форм и некоторые проблемы двойственного числа в северносамодийских языках // Советское финно-угроведение, 1973б, № 4. C. 291 – 299.
  80. Кюннап А.Ю. Склонение и спряжение в самодийских языках. Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук. Тарту, 1974. – 25 c.
  81. Кюннап А.Ю. К истории личных глагольных суффиксов в северносамодийских языках // Языки и топонимия. Вып. 2. Томск, 1976. C. 79 – 85.
  82. Максимова Н.П. Морфологический способ выражения множественности в южных диалектах селькупского языка // Вопросы енисейского и самодийского языкознания. Томск, 1983. С. 103 – 110.
  83. Максимова Н.П. Категория числа у имен существительных вещественной семантики // Лексика и грамматика языков Сибири. Барнаул, 1985. С. 34 – 41.
  84. Мартынова Е.И. Состав и синтаксические функции инфинитивных форм селькупского глагола. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1991. – 152 с.
  85. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. М., 1975. – 328 с.
  86. Матвеев А.К. О древнем расселении самодийцев по данным топонимики // Топонимика Востока (новые исследования). М., 1964. C. 101 – 115.
  87. Матусевич М.И. Современный русский язык. Фонетика. М., 1976. – 428 с.
  88. Меркурьев К.В. Бачатско-телеутский консонантизм. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1975. – 20 с.
  89. Милеску Спафарий Н.Г. Сибирь и Китай. Кишинев, 1960. – 516 с.
  90. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М.-Л., 1937. – 606 с.
  91. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М., 1999. – 630 с.
  92. Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 2. М., 2000. – 795 с.
  93. Морев Ю.А. Некоторые фонетические процессы в обском говоре селькупского языка // Происхождение аборигенов Сибири и их языков. Томск, 1969. C. 55 – 57.
  94. Морев Ю.А. Звуковой строй среднеобского (ласкинского) говора селькупского языка. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск, 1973. – 260 с.
  95. Морев Ю.А. Глухость – звонкость согласных в селькупском языке (на материале среднеобского говора чумылькупов // Языки и топонимия. Вып. 5. Томск, 1977. С. 13 – 26.
  96. Морев Ю.А. Вариативность самодийских именных основ и теория чередования ступеней // Фонетика языков Сибири. Новосибирск, 1984. С. 39 – 50.
  97. Наделяев В.М. Проект универсальной унифицированной фонетической транскрипции. М.;Л., 1960. – 66 с.
  98. Напольских В.В. Удмуртские материалы Д.Г. Мессершмидта. Ижевск, 2001. – 224 с.
  99. Пекарский П.П. История Академии наук в Петербурге. Т. 1: Академия наук в 1725 – 1742 годах. Жизнеописание президентов и основ Академии наук. СПб., 1870 – 774 с.
  100. Полякова Н.В. Особенности вербализации концепта «пространство» в селькупском языке в сопоставлении с русским. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук.
    Томск, 2004. – с.
  101. Прокофьев Г.Н. (архив…) Самодийские языки и проблема происхождения современных народностей самодийской группы – ненцев, энцев и селькупов. Тезисы доклада на Отделении общественных наук АН СССР Института этнографии совместно с Институтом языка и мышления им. Н.Я. Марра // Архив ЛО ААН, ф. 282, оп. 1, д. № 169, л. 4.
  102. Прокофьев Г.Н. Селькупский (остяко-самоедский) язык. Ч. 1: Селькупская грамматика. Л., 1935. – 131 с.
  103. Прокофьев Г.Н. Ненецкий (юрако-самоедский) язык // Языки и письменность народов Севера. Языки и письменность самоедских и финноугорских народов. Ч. 1. М.-Л., 1937а. С. 5 – 52.
  104. Прокофьев Г.Н. Нганасанский (тавгийский) диалект // Языки и письменность народов Севера. Языки и письменность самоедских и финноугорских народов. Ч. 1. М.-Л., 1937б. C. 53 – 74.
  105. Прокофьев Г.Н. Энецкий (енисейско-самоедский) диалект // Языки и письменность народов Севера. Языки и письменность самоедских и финноугорских народов. Ч. 1. М.-Л., 1937в. С. 75 – 90.
  106. Прокофьев Г.Н. Селькупский (остяко-самоедский) язык // Языки и письменность народов Севера. Языки и письменность самоедских и финно-угорских народов. Ч. 1. М.-Л., 1937г. C. 91 – 124.
  107. Прокофьев Г.Н. Этногония народностей Обь-Енисейского бассейна (ненцев, нганасанов, энцев, селькупов, кетов, хантов, мансов) // Советская этнография, 1940, № 3. С. 67 – 76.
  108. Прокофьева Е.Д. Селькупский язык // Языки народов СССР. Финно-угорские и самодийские языки. Т. 3. М., 1966. С. 396 – 415.
  109. Пырерка Л.П., Терещенко Н.М. Русско-ненецкий словарь, М., 1948. – 408 с.
  110. Селютина И.Я. Дентопалатограммы кумандинских согласных // Исследования по фонетике сибирких языков. Новосибирск, 1976. С. 26 – 62.
  111. Серебренников Б.А. Вероятностные обоснования в компаративистике. М., 1974а. – 325 с.
  112. Серебренников Б.А. О некоторых закономерных явлениях начала и конца слова в уральских языках // Советское финно-угроведение, 1974б, № 3.
  113. Сорокина И.П. Различные способы выражения действия в языке энцев // Происхождение аборигенов Сибири и их языков. Томск, 1973а. С. 81 – 83.
  114. Сорокина И.П. Строение глагольных основ энецкого языка // Лингвистические исследования. Ч. 1. Л., 1973б. С. 204 – 214.
  115. Сорокина И.П. Основные фонетические соответствия как отличительный признак энецкого языка от языка ненцев // Вопросы советского финно-угроведения. Петрозаводск, 1974. C. 67 – 70.
  116. Сорокина И.П. Категория глагольного вида в энецком языке // Языки и топонимия Сибири. Вып. 7. Томск, 1975а. C. 131 – 138.
  117. Сорокина И.П. Морфология глагола энецкого языка. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1975б. – 20 с.
  118. Сорокина И.П., Болина Д.С. Энецкие тексты. СПб., 2005. – 350 c.
  119. Спафарий Н. Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника в 1675 г. // Записки Имп. Русского Географического О-ва по отд. этнографии. Т. X. Вып. 1. СПб., 1882. – 214 с.
  120. Столярова А.К. Консонантизм нганасанского языка (по экспериментальным данным). Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1980а. – 195 с.
  121. Столярова А.К. Консонантизм нганасанского языка (по экспериментальным данным). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1980б. – 18 с.
  122. Сусеков В.А. Вокализм энецкого языка (экспериментально-фонетическое исследование на материале диалекта бай). Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1978а. – 178 с.
  123. Сусеков В.А. Вокализм энецкого языка (экспериментально-фонетическое исследование на материале диалекта бай). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1978б. – 19 с.
  124. Сусеков В.А. О количественной характеристике энецкого вокализма // Происхождение аборигенов Сибири и их языков. Л., 1976. C. 96 – 103.
  125. Терещенко Н.М. О русских влияниях на ненецкий язык (по материалам лексики) // Языки и история народностей Крайнего Севера СССР. Л., 1953. С. 60 – 83.
  126. Терещенко Н.М. Самодийские языки // Младописьменные языки народов СССР. М.-Л., 1959. С. 380 – 399.
  127. Терещенко Н.М. К проблеме соотношения агглютинации и флексии в самодийских языках // Морфологическая типология и проблема классификации языков. М.-Л., 1964. С. 164 – 169.
  128. Терещенко Н.М. К сравнительному изучению самодийских языков (язык энцев) // Советское финно-угроведение, 1965, № 2. C. 121 – 128.
  129. Терещенко Н.М. Энецкий язык // Языки народов СССР. Финно-угорские и самодийские языки. Т. 3. М., 1966а. С. 438 – 457.
  130. Терещенко Н.М. Нганасанский язык // Языки народов СССР. Финно-угорские и самодийские языки. Т. 3. М., 1966б. С. 416 – 437.
  131. Терещенко Н.М. К генезису частей речи (на материале самодийских языков) // Вопросы теории частей речи. Л., 1968. C. 290 – 300.
  132. Терещенко Н.М. Именное сказуемое в самодийских языках // Советское финно-угроведение, 1969, № 4. С. 287 – 297.
  133. Терещенко Н.М. К сравнительному изучению самодийских языков // Советское финно-угроведение, 1971, № 4.
  134. Терещенко Н.М. Синтаксис самодийских языков. Л., 1972. – 322 с.
  135. Терещенко Н.М. Выражение совместности в самодийских языках // Commentationes Fenno-Ugrical. Helsinki, 1973а. C. 404 – 412.
  136. Терещенко Н.М. Синтаксис самодийских языков. Простое предложение. Л., 1973б. – 323 c.
  137. Терещенко Н.М. Особенности употребления падежных форм в самодийских языках // Склонение в палеоазиатских и самодийских языках. Л., 1974а. C. 233 – 242.
  138. Терещенко Н.М. Склонение в самодийских языках // Склонение в палеоазиатских и самодийских языках. Л., 1974б. С. 33 – 55.
  139. Терещенко Н.М. Основные проблемы изучения самодийских языков // Вопросы языкознания, 1975, № 1. C. 11 – 121.
  140. Терещенко Н.М. Обоснование исконного родства языков самодийской группы // Языки и топонимия. Вып. 1. Томск, 1976. C. 64 – 75.
  141. Терещенко Н.М. К генезису лично-предназначительных (дезидеративных) форм северносамодийских языков // Fenno-Ugristica, 1977. C. 95 – 105.
  142. Терещенко Н.М. Нганасанский язык. Ленинград, 1979. – 322 с.
  143. Трубецкой Н.С. Основы фонологии. М., 1960. – 372 с.
  144. Тучков А.Г. Народы Сибири: история и традиционная культура. Учебное пособие. Томск, 2008. – 224 с.
  145. Тучкова Н.А. Библиографический указатель по истории, культуре и языку селькупов. Томск, 2006. – 152 с.
  146. Тучкова Н.А., Кузнецова А.И., Казакевич, О.А., Ким-Малони А.А., Глушков С.В., Байдак А.В. Мифология селькупов. / Науч. ред. В.В. Напольских. Томск. 2004. – 382 с.
  147. Фант Г. Акустическая теория речеобразования. М., 1964. – 284 с.
  148. Фант Г. Анализ и синтез речи. Новосибирск, 1970. – 167 с.
  149. Филиппова Т.М. Тюркские заимствования в селькупском языке. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Л., 1991. – 23 с.
  150. Фишер И.Э. Сибирская история, СПб., 1774. – 631 с.
  151. Хайду П. Уральские языки и народы. / Пер. Е.А. Хелимского. М., 1985. – 430 с.
  152. Хакулинен Л. Развитие и структура финского языка. Фонетика и морфология. М., 1953. Ч. 1. – 311 с.
  153. Хелимский Е.А. К проблеме классификации самодийских языков (Тезисы докладов. Дискуссия на расширенном заседании филологической секции Ученого совета Института востоковедения), декабрь 1973) // Генетические и ареальные связи языков Азии и Африки. М., 1973. С. 77 – 82.
  154. Хелимский Е.А. К исторической диалектологии селькупского языка // Лексика и грамматрика языков Сибири. Барнаул, 1985. С. 42 – 58.
  155. Хелимский Е.А. Г.Ф. Миллер и венгерская этимологическая традиция // Историография и источниковедение стран Центральной и Юго-Восточной Европы. М., 1986. С. 232 – 243.
  156. Хелимский Е.А. Самодийская лингвистическая реконструкция и праистория самодийцев // Компаративистика, уралистика: лекции и статьи. М., 2000а. С. 13 – 25.
  157. Хелимский Е.А. Очерк истории самодийских народов // Компаративистика, уралистика: лекции и статьи. М., 2000б. С. 26 – 40.
  158. Хелимский Е.А. К исторической диалектологии селькупского языка // Компаративистика, уралистика: лекции и статьи. М., 2000в. С. 68 – 79.
  159. Хелимский Е.А. Этнонимия сибирских и уральских народов в рукописном наследии Второй Камчатской экспедиции // Г.Ф. Миллер и изучение уральских народов (материалы круглого стола). Г.Ф. Миллер: Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, яко то черемис, чуваш и вотяков… (репринт издания 1791 г.). Гамбург, 2005. С. 19 – 40.
  160. Хелимский Е.А. Южноселькупский словарь Н.П. Григоровского. Гамбург, 2007. – 225 с.
  161. Хомич Л.В. Ненцы: историко-этнографические очерки. М.-Л., 1966. – 329 с.
  162. Чумакаева М.Ч. Консонантизм алтайского языка. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Новосибирск, 1972а. – 18 с.
  163. Чумакаева М.Ч. Малошумные согласные алтайского языка // Фонетика и морфология языков народов Сибири. Новосибирск, 1972б. С. 3 – 39.
  164. Чумакаева М.Ч. Согласные алтайского языка. Горно-Алтайск, 1978. – 243 с.
  165. Щерба Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. Т. 1. Л., 1958. – 182 с.
  166. Щерба Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании // Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974а. С. 24 – 39.
  167. Щерба Л.В. Субъективный и объективный метод в фонетике // Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974б. С. 135 – 141.
  168. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974в. – 428 с.
  169. Щерба Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. Т. 1. СПб., 2002. – 180 с.
  170. Элерт А.Х. Народы Сибири в трудах Г.Ф. Миллера. Новосибирск, 1999. – 239 с.
  171. Юкагиры (историко-этнографический очерк). Новосибирск, 1975. – 244 с.
  172. Якобсон Р., Фант Г., Хале И. Введение в анализ речи // Новое в лингвистике. Вып. 2. М., 1962. С. 231 – 278.
  173. Alatalo J.K. Slkupisches Wrterbuch aus Aufzeichnungen von Kai Donner, U.T. Sirelius und Jarmo Alatalo. Zusammengestellt und herausgegeben von Jarmo Alatalo. Helsinki, 2004. – 465 S.
  174. Castrn M.A. Grammatik der samojedischen Sprachen. SPb., 1854. – 608 S.
  175. Castrn M.A. Wrterverzeichnisse aus den samojedischen Sprachen. Bearbeitet von A. Schiefner. SPb., 1855. – 404 S.
  176. Castrn M.A. Etnologische Vorlesungen ber die altischen Vlker nebst samojedischen Mrchen und tatarischen Heldensagen. SPb., 1857. – 257 S.
  177. Castrn M.A., Lehtisalo T. Samojedische Sprachmaterialen. Herausgegeben von T. Lehtisalo // Mmoires de la Socit Finno-Ougrienne 122. Helsinki, 1960. – 463 S.
  178. Collinder B.C. An Etymological Dictionary of the Uralic Languages. Uppsala, 1955. – 211 p.
  179. Collinder B.C. Comparative Grammar of The Uralic Languages. Uppsala, 1960. – 419 p.
  180. Collinder B.C. An Introduction to the Uralic Languages. University of California Press. Berkley and Los Angeles, 1965. – 167 p.
  181. Donner K. A Samoyed Epic // Extrait du Journal de la Socit Finno-Ougrienne, 30 (26). Helsingfors, 1913 – 1918. – 13 p.
  182. Donner K. Uber die anlautenden labialen Spiranten und Verschlusslaute im Samojedischen und Uralischen // Mmoires de la Socit Finno-Ougrienne 49. Helsingfors, 1920. – 194 S.
  183. Donner K. Zu den ltesten Berhrungen zwischen Samojeden und Trken // Journal de la Socit Finno-Ougrienne 40. Helsingfors, 1924. S. 1 – 42.
  184. Donner K. Samojedische Wrterverzeichnisse // Mmoires de la Socit Finno-Ougrienne 64. Helsinki, 1932. – 171 S.
  185. Dulson A. ber die rumliche Gliederung des Slkupischen in ihrem Verhltnis zu den alten Volkstumsgruppen // Советское финно-угроведение, 1971, № 7. С. 35 – 43.
  186. Erdlyi I. Selkupisches Wrterverzeichnis. Tas-Dialekt. Budapest: Akadmiai Kiad, 1969. – 316 S.
  187. Essen O.von. Allgemeine und angewandte Phonetik. Berlin, 1966.
  188. Fischer J.E. Sibirische Geschichte. SPb., 1768.
  189. Glukhiy Ya.A., Glushkov S.V. Essays in Theoretical English Phonetics. A Study Guide. Tomsk, 2009. – 64 p.
  190. Glushkov S., Tuchkova N., Baidak A. The Kenga Sub-Dialect of the Selkup Language // Finnisch-Ugrische Mitteilungen. Band 26/27. Hamburg: Buske Verlag, 2004. S. 49-56.
  191. Gulya J. XVIII. szzadi etimolgik: Mutatvny J.E. Fischer “Vocabularium Sibiricum” – nak kszl kiadvnybl // Urlisztikai tanulmnyok 1: Hajd Pter 60. szletsnapja tiszteletre. Budapest, 1983. 163. – 172 o.
  192. Hajdu P. The Samoyed Peoples and Languages. Bloomington – the Hague, 1963. – 114 p.
  193. Hajd P. Chrestomathia Samoiedica. Budapest: Tanknyvkiad, 1968. – 239 S.
  194. Hajd P. Das slkupische Translativsuffix – wl // Finnisch-Ugrische Forschungen 40. Helsinki, 1973. S. 20 – 28.
  195. Helimski E. The Language of the First Selkup Books. Szeged, 1983. – 268 p.
  196. Helimski E. Die Matorische Sprache: Wrterverzeichnis, Grundzge der Grammatik, Sprachgeschichte. Unter Mitarbeit von Beta Nagy // Studia Uralo-Altaica 41. Szeged, 1997. – 477 S.
  197. Helimski E., Kahrs U. Nordselkupisches Wrterbuch von F.G. Mal’cev. Herausgegeben von Eugen Helimski und Ulrike Kahrs. Hamurg, 2001. – 165 S.
  198. Janhunen J. Samojedischer Wortschatz. Gemeinsamojedische Etymologien // Castrenianumin toimitteita 17. Helsinki, 1977. – 185 S.
  199. Janurik Т. A szolkup nyelvjrsok osztlyozshoz // Nyelvtudomnyi Kzlemnyek 80. Budapest, 1978. O. 77 – 104.
  200. Joki A.J. Kai Donner’s kleinere Wrterverzeichnisse aus den Jurak-, Jenissej-, und Tawgysamojedischen, Katschatatarischen und Tungusischen // Journal de la Socit Finno-Ougrienne 58. Helsinki, 1956. S. 1 – 17.
  201. Joki A.J. ber den Dual im Selkupischen // Congressus Secundus Internacionalis Fenno-Ugristarum (1965). Helsinki, 1968. S. 222 – 226.
  202. Katz H. Selcupica I. Materialen vom Tym // Verffentlichungen des Finnisch-Ugrischen Seminars an der Universitt Mnchen. Serie C. Bd. 1. Mnchen, 1975. – 120 S.
  203. Katz H. Selcupica II. Erzbischof Makarijs Besedy ob istinnoj vere na narecii obskich ostjakov von 1900 // Verffentlichungen des Finnisch-Ugrischen Seminars an der Universitt Mnchen. Serie C. Bd. 3. Mnchen, 1976. – 101 S.
  204. Katz H. Ablaut im Selkupischen // Finnisch-Ugrische Mitteilungen 3. Hamburg, 1979a. S. 161 – 170.
  205. Katz H. Bemerkungen zum selkupischen Translativsuffix – wl // Nyelvtudomanyi Kzlemenyek 81. Budapest, 1979b. S. 373 – 379.
  206. Katz H. Selkupische Quellen. Ein Lesebuch // Studia Uralica. Bd 2. Wien, 1979c. – 231 c.
  207. Katz H. Selcupica III. Castrens nordselkupische Lieder // Verffentlichungen des Finnisch-Ugrischen Seminars an der Universitt Mnchen. Serie C. Bd. 18. Mnchen, 1986. – 90 S.
  208. Katz H. Selcupica IV. Die Mrchen in Grigorovskis Azbuka (Transkription, bersetzung, Kommentar) // Verffentlichungen des Finnisch-Ugrischen Seminars an der Universitt Mnchen. Serie C. Bd. 20. Mnchen, 1987. – 101 S.
  209. Knnap A. Zur Klassifizierung der Dialekte des Selkupischen und Kamassischen // Dialektologia Uralica. Bd. 20. Wiesbaden, 1985. S. 309 – 316.
  210. McNaugton A.R. Taz Selkup: The Phonology and Morphology of the Verb. Dis. Columbia, 1976. – 434 p.
  211. Mikola T. Enzische Sprachmaterialien // Acta Linguistica Academiae Scientiarum Hungaricae 17. Budapest, 1967. S. 59 – 74.
  212. Mikola T. Morphologisches Wrterbuch des Enzischen // Studia Uralo-Altaica 36. Szeged, 1995. – 357 S.
  213. Mikola T. Studien zur Geschichte der samojedischen Sprachen. Aus dem Nachlass herausgegeben von Beta Wagner-Nagy // Studia Uralo-Altaica 45. Szeged, 2004. – 175 S.
  214. Morev J.A. Die Samojedologie in Tomsk // Советское финно-угроведение, 1978, № 2. С. 135 – 137.
  215. Salminen T. Genuine and Confused Information about Central Siberian Languages. A Review of the Book: Languages and Prehistory of Central Siberia. Edited by Edward J. Vajda (Philadelphia, 2004) // Finnisch-Ugrische Forschungen. Band 59. Heft 1 – 3. Helsinki, 2006. S. 142 – 149.
  216. Setl В.N. Zur Frage nach der Verwandschaft der Finnisch-Ugrischen und Samojedischen Sprachen. Helsinki, 1915.
  217. Strahlenberg Ph.J. von. Das nord- und ostliche Theil von Europa und Asia. With an Introduction by J.R. Krueger // Studia Uralo-Altaica 8. Szeged, 1975.
  218. Werner H. Vergleichendes Wrterbuch der Jenissej-Sprachen (Электронный словарь енисейских языков. В 3-х томах). Wiesbaden, 2002.

Научное издание

гЛУХИЙ Ярослав Андреевич,

глушков Сергей Викторович,

столярова Алла Константиновна,

сусеков Василий Андреевич,

морев Юрий Алексеевич

ОЧЕРКИ ПО ФОНЕТИКЕ

ИСЧЕЗАЮЩИХ САМОДИЙСКИХ ЯЗЫКОВ

(ЭНЦЫ, НГАНАСАНЫ, СЕЛЬКУПЫ):

АНАЛИЗ ДИСТРИБУЦИИ И ФОНЕМНЫЙ СОСТАВ

Монография

Научный редактор кандидат педагогических наук,
доцент Н.А. Качалов

Редактор Ю.В. Кобенко

Компьютерная верстка С.В. Глушков

Дизайн обложки А.И. Сидоренко

Подписано к печати 00.00.2010. Формат 60х84/16. Бумага «Снегурочка». Печать XEROX. Усл.печ.л. 9,01. Уч.-изд.л. 8,16. Заказ. Тираж 100 экз.
Национальный исследовательский Томский политехнический университет Система менеджмента качества Томского политехнического университета сертифицирована NATIONAL QUALITY ASSURANCE по стандарту ISO 9001:2008
. 634050, г. Томск, пр. Ленина, 30 Тел./факс: 8(3822)56-35-35, www.tpu.ru


 





<
 
2013 www.disus.ru - «Бесплатная научная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.